Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2581]
Конкурсные работы [23]
Конкурсные работы (НЦ) [2]
Свободное творчество [4850]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2394]
Все люди [15150]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14394]
Альтернатива [9031]
СЛЭШ и НЦ [9018]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4359]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей декабря
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за декабрь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Мужской поступок
Что есть настоящий мужской поступок?

Помолвка по обмену
В эпоху Нового курса Америки богатый владелец банка Эдвард Каллен пользуется возможностью заключить собственную сделку, когда бедная семья фермера–арендатора просит его о помощи. Им нужна их земля. Ему нужна жена. Возможно, мистеру Свону стоило дважды подумать, прежде чем приводить на встречу свою единственную дочь.

Сладкий вкус предательства
Неизвестный вампир… или это Эдвард? «На языке я ощутил вкус предательства. И это был самый крышесносно-восхитительный опыт в моей жизни».

Тайна семьи Свон
Семья Свон. Совершенно обычные люди, среднестатистические жители маленького Форкса... или нет? Какая тайна скрывается за дверьми небольшого старенького домика? Стоит ли раскрывать эту тайну даже вампирам?..

Сердце трудно понять
Сёстры Блэк выбрали три совершенно разных линии жизни, любви, ненависти и всего, что заключено между этими двумя чувствами.

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Мышиные сумерки
Если бы Белла Свон была мышью, а Эдвард Каллен котом…

Могу быть бетой
Любите читать, хорошо владеете русским языком и хотите помочь авторам сайта в проверке их историй?
Оставьте заявку в теме «Могу быть бетой», и ваш автор вас найдёт.



А вы знаете?

... что попросить о повторной активации главы, закреплении шапки или переносе темы фанфика в раздел "Завершенные" можно в ЭТОЙ теме?




...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какие жанры литературы вам ближе?
1. Любовный роман, мелодрама
2. Фантастика, фэнтези, мистика
3. Детектив, военные, экшен
4. Драма, трагедия
5. Юмор, комедия, стеб
6. Сказки, мифы
7. Документальные труды
Всего ответов: 443
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


Конкурс мини-фиков "Снежные фантазии"



Дорогие друзья!
Авторы, переводчики и читатели!


Мы рады предложить вам очень романтичную, достаточно сложную и одновременно простую тему конкурса - в вашей истории должны быть описаны ЗИМНИЕ ТРАДИЦИИ. 

Тема конкурса также не будет ограничена фандомами и пейрингами – вы сможете написать (или перевести) истории о любых персонажах - сумеречных, собственных или героях тех фандомов, которые любите, каноничных парах и нет. Полная свобода фантазии!

Более подробно ознакомиться с темой конкурса и правилами приема работ вы можете здесь:

Организационная тема


Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Украденный мир. Глава 2

2020-1-22
4
0
Крик, раздавшийся где-то вдалеке, действует на нас, как ушат ледяной воды, вылитой прямо за шиворот. Мы вздрагиваем, застываем на месте, переглядываемся и готовимся бежать. Но куда?

Я невольно смотрю на здание консерватории — совсем близко, через дорогу, и понимаю, что не войду в этот клубок коридоров, погруженных во тьму, ни за что на свете. Там страшно. Здесь страшно. Что делать? Разве что смотреть на снова вынувшего оружие мужчину умоляющими глазами.

— Ладно, разговоры отложим на потом, — говорит он, глядя на девушку с младенцем. Живой он или нет, в конце концов? Почему этот ребёнок, больше похожий на куклу из-за того, что он просто безвольно лежит, спелёнатый, в её руках, все ещё молчит? Что она с ним сделала? Или… не она?

— У меня тут жильё временное рядом, — сообщает мужчина и, уверенно шагнув вперёд, переходит безлюдную дорогу.

Мы все беспрекословно шагаем за ним. Только переглядываемся украдкой. И смущённо-испуганно пожимаем плечами, ведь у нас других идей нет. Только верить этому человеку, только следовать за ним и надеяться оказаться в четырёх стенах квартиры, где нам не должно грозить ничего страшного.

— Чёрт, — Влад наступает в ту же лужу, что и я секунду назад.

Очевидно, пока мы репетировали, на улице прошёл весенний дождь. Вот только свежестью совсем не пахнет. Пахнет чем-то другим. Но в тот момент я не придаю этому значения, глядя в спину нашему проводнику.

Внезапно женщина из метро, порывисто всхлипнув, бросается в переулок перед нами и бежит со всех ног, немного петляя. Неужели ожидает, что в неё будут стрелять? Но даже гнаться за ней никто не рвётся.

— Вообще-то нам тоже именно сюда, — хмыкает мужчина, сворачивая вслед за ней.

Она бежит впереди, бежит неловко, словно давно позабыла, как это делается. Словно никогда этого и не умела. И вдруг замирает на месте.

Мужчина передо мной резко останавливается тоже, и я едва не врезаюсь носом ему в спину. Несколько секунд все, еще в недоумении, притормаживают, а потом Лера тихо выдыхает:

— Мамочки!

Кто-то шумно и быстро дышит мне на ухо, а Лерка повторяет уже громко и как-то совсем безучастно:

— Мамочки.

Я бы тоже сказала что-то подобное, если бы у меня просто не отняло речь. Но язык не слушается, голос пропал, ноги подкашиваются, а взгляд прикован к чему-то совершенно невероятному, сошедшему со страниц какого-то фантастического романа.

Наша небольшая группа, замерев, таращится на это нечто, размером в два этажа, на двух мощных ногах, если их так можно назвать, огромное, тёмное, но переливающееся в свете фонарей, с невообразимо уродливой мордой… или лицом… или что это вообще такое?

Чудовище открывает огромную пасть, из которой что-то капает на землю — оно такое большое, что видно даже отсюда — и высовывает то, что мы прежде, в метро, приняли за щупальце. Хотя там, в метро, такое большое в тоннель бы не влезло. Так значит там было другое?

— Назад, — командует наш проводник и больно бьёт нам по плечам и спинам — каждого. — Назад, мать вашу. Бежим!

И мы наконец отрываем ноги, совсем, оказывается, не прикипевшие к земле, и бежим. Вот только оглядываемся назад, когда слышим новый крик — её крик, этой перепуганной женщины с пучком седеющих волос, газеткой, все еще зажатой в руке, и большими перламутровыми пуговицами на вручную связанном кардигане. И видим, как её тело, обвитое в три раза этим страшным длинным языком, обмякает в воздухе.

Мы бежим недолго. Потому что страшное позади отчётливо даёт нам понять — оно может быть всюду. В каждом переулке, за каждым поворотом, в тени каждого дома. Наш проводник вбегает в приветливо распахнутую дверь первого попавшегося — но все же безопасно-кирпичного, а не сплошь стеклянного — магазинчика и замирает, вскинув оружие.

Мы осторожно заходим вслед за ним и толпимся у порога. Несмотря на то, что дверь была буквально распахнута, полки завалены товаром и касса стоит на месте, в магазине нет ни души. Впрочем, только я так сразу и безоговорочно верю в это. Наш спаситель, делая нам знак молчать, тихо открывает дверь в подсобные помещения и, только осмотрев их и убедившись, что там пусто, возвращается обратно.

— Можете снова дышать, — бросает он, взглянув на наши лица.

Шарит у кассы, берет ключи и запирает входную — деревянную — дверь изнутри.

Окна здесь небольшие и почти полностью изрисованы рекламой. Выглянуть можно только сквозь крошечные просветы между краской. Снаружи тихо и пусто. Будто ничего и не было. Будто все увиденное нам только показалось.

— А-а-а-а-а!

Лера орёт громко, звонко и не меняя тональности. А голос у неё хороший, не зря она в группе первая любимица преподавателей, пророчивших ей большой успех.

— Заткнись, дура.

Окрик мужчины с пистолетом заставляет её умолкнуть. Мы все смотрим на неё, а она, задыхаясь от ужаса, тычет пальцем нам под ноги. Опустив взгляд, я зажимаю рот ладонями. Потому что мне тоже хочется кричать. Визжать, реветь и топать ногами. Ногами, оставляющими по себе темно-красный вязкий след.

— А я думал, что за лужи, — в полном ступоре спокойно произносит Стас и пошатывается.

Владу приходится подставить плечо, чтобы помочь приятелю удержаться на ногах. А потом мы все — то есть наша группа — суетимся, усаживая бедолагу на стул и отворачивая от грязных потеков на полу.

— Я… я боюсь вида крови, — слабым голосом признаётся он.

Наш спаситель, прежде напряженно смотревший в окно, хмыкает.

— Привыкай, парень. Там её немало.

Он оборачивается, проходит в центр помещения, осматривает полки и холодильники одобрительным взглядом и говорит:

— Раз уж мы здесь все собрались, думаю, пришло время познакомиться. Я Денис. В сложившихся обстоятельствах без лишних этих ваших, — он крутит рукой в воздухе и кривится, — церемоний.

Влад, Стас, Мишка и Лера называют себя и я тоже тихо выдыхаю:

— Вика.

Мы все переводим выжидающий взгляд на девушку с ребёнком и она серьёзно сообщает:

— Я Дана. Он, — кивает на младенца. — Богдан.

— И что с ним не так? — спрашивает Денис то, что боимся спросить мы.

Дана отступает на шаг назад, прижимая ребёнка к себе. Смотрит совершенно ошалевшими глазами и тихо шепчет:

— Он спит.

— Что-то я ни разу не видел, чтобы младенцы так крепко спали. Что с ним?

Денис ступает к ней, а она снова шагает назад, пока не упирается в полку с чипсами. Пара пачек летит на пол.

— Он спит, он просто спит, — как заведенная, повторяет Дана.

Медленно и на удивление мягко, Денис склоняется над свёртком в её руках, отворачивает уголок одеяла и хмурится. Я, затаив дыхание, наблюдаю, готовая услышать сухое «мертв» и увидеть новый приступ сумасшествия Даны. Но он, выпрямившись, смотрит ей в глаза и снова спрашивает:

— Так что с ним?

— Я… я дала ему успокоительное, вот что! — взрывается она.

По её лицу начинают течь слёзы. Крупные, они текут широкими струйками, стекают по подбородку и капают вниз, в вырез застиранной, явно домашней, кофточки. Домашней, потому что обувь и сумка на Дане не из дешевых. Я не заметила этого в метро, но замечаю теперь.

Теперь я вообще многое замечаю, все чувства обострились, тело напряжено, и я готова в любой момент срываться и бежать куда-то, давно позабыв о том, что еще какой-то час назад мечтала только о теплой постели и крепком сне.

Какой уж тут сон теперь.

— Я боялась, что он будет плакать, что его услышат… услышат эти… Я просто дала ему успокоительное. И я не знаю… а вдруг это вредно? — вскинув умоляющие глаза, она с доверием смотрит на Дениса и он отступает от неё, буквально пятясь назад и даже приподнимая руки вверх, чтобы показать свою беспомощность в этой ситуации.

И все бы ничего, только в одной из рук до сих пор зажат пистолет.

Денис, словно только заметив его, торопливо прячет оружие куда-то под куртку.

— Я не знаю, вредно или нет. Но если бы он орал — это бы точно был полный пиздец. Всем нам, причём.

Мишка вдруг начинает истерично хихикать и не прекращает, пока взявшая себя в руки при виде паники Стаса Лера не отвешивает ему звонкую пощёчину. Денис с одобрением на неё смотрит, потом берет еще один стул из-за кассы — последний — усаживает на него Дану и разводит руками:

— Остальные могут устроиться на полу.

Влад уже и без того сидит на полу рядом со Стасом. Возле стоит Лера, положив руку ему на голову. Про них ходят слухи, что они вот-вот станут парой. И это, наверное, вполне естественно, ведь Лера и Влад самые успешные студенты в нашей группе. Вот только они все ходят вокруг да около и переходить к решительным действиям не спешат.

Неподалёку от них облокотился на кассу и Мишка. А я, как обычно, нахожусь напротив них, а не рядом. Роль наблюдателя мне подходит больше всего. Всерьёз подружиться я так ни с кем и не успела за семь месяцев совместной учёбы. Хотя сейчас, вспоминая ещё восьмерых наших одногруппников, которые, попрощавшись с нами у выхода из консерватории, пошли на автобусную остановку, с трудом сдерживаю слёзы. Что-то подсказывает мне, что автобуса они так и не дождались.

А ещё Глеб…

Заметив, что Стас почему-то на меня смотрит, наверное, чтобы не обращать внимания на испачканный кровью пол, я делаю глубокий вдох и отворачиваюсь к окну, возле которого уже стоит Денис.

Насмотревшись наружу, он подходит к Дане, становится напротив неё и спрашивает то, что сейчас важней всего:

— Так что же тут нахрен случилось в этом вашем чертовом городе, а? Ты сказала, что знаешь это.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/304-38304-1
Категория: Свободное творчество | Добавил: Кейт (11.12.2019) | Автор: Ola.la
Просмотров: 159 | Комментарии: 1


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 1
+1
1 Танюш8883   (13.12.2019 09:54)
Покойся с миром, женщина вязаном кардигане . Надеюсь, Дана внесет хоть какую-то ясность в эту неразбериху. После этого уже можно будет следовать известному алгоритму действий. Выбрать лидера, распределите обязанности, найти способ связаться с другими людьми, выяснить слабые стороны противника, организовать оборону. Спасибо за главу)

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями