Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1630]
Мини-фанфики [2544]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [25]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4834]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2392]
Все люди [15132]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14333]
Альтернатива [9024]
СЛЭШ и НЦ [8972]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4352]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей августа
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за август

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Звездный путь, или То, что осталось за кадром
Обучение Джеймса Тибериуса Кирка в Академии Звездного Флота до момента назначения его капитаном «Энтерпрайза NCC-1701».

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

Сделка с судьбой
Каждому из этих троих была уготована смерть. Однако высшие силы предложили им сделку – отсрочка гибельного конца в обмен на спасение чужой жизни. Чем обернется для каждого сделка с судьбой?

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

Клятва на крови, или Моя счастливая комбинация
Любовь в проклятом мире. Это глупость, безумие... или отчаянное желание избавиться от одиночества, найти смысл жизни? Особенно если больше никого и ничего не осталось, кроме смертного приговора, что висит над твоей головой, как гильотина. А попытка стать любимой, открыть свое сердце для Него, может стать единственным шансом на спасение. Или все только усугубить.

Полые вены
Смерть. Потерянная половина жизни. Когда прошлое - кровь, текущая по твоим венам, как выжить в настоящем?



А вы знаете?

... что попросить о повторной активации главы, закреплении шапки или переносе темы фанфика в раздел "Завершенные" можно в ЭТОЙ теме?




...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Что на сайте привлекает вас больше всего?
1. Тут лучший отечественный фанфикшен
2. Тут самые захватывающие переводы
3. Тут высокий уровень грамотности
4. Тут самые адекватные новости
5. Тут самые преданные друзья
6. Тут много интересных конкурсов
7. Тут много кружков/клубов по интересам
Всего ответов: 516
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

ТОЛЬКО МОЯ/MINE ALONE. ГЛАВА 15. Наказание. Часть 1

2019-9-22
18
0
ГЛАВА 15. Наказание. Часть 1


От автора: *Привет, ребят! Снова большое спасибо за отличные просмотры, вопросы и отзывы. Я действительно читаю их все и ценю, даже если не всегда могу ответить на все вопросы. Простите. Может, я сделаю это, когда допишу историю. Но, в любом случае, спасибо за каждый и каждому из вас.
Эта глава очень страшная… но не кровью или насилием, как вы подумали… в ней больше мозгоебства, чем обычно… ну, вы знаете…
Люблю вас и благодарю за вашу храбрость и за то, что гуляете со мной в темноте…*
______________________________________________________________________________


Я слышала, что кричу на Эдварда… слов было не разобрать, словно я была глубоко под водой… но они становились громче… и отчетливей.
- Я больше не люблю тебя, Эдвард, прими это! – выговаривала! я, - Ты бьешь меня! Ты постоянно делаешь мне больно! Я больше не могу терпеть это! И Я НЕ БУДУ ТЕРПЕТЬ!
- Ты… НЕ уйдешь от меня, Белла Свон, - сказал Эдвард низким и мрачным голосом, в его золотых глазах плескалась опасность, - Ты НИКОГДА не уйдешь от меня.
- Я УХОЖУ! - с вызовом крикнула я ему, - Я покидаю: ТЕБЯ, этот ебучий город и всю эту ПРОКЛЯТУЮ БОГОМ, БОЛЬНУЮ вампирскую ЖИЗНЬ! С меня достаточно всего этого дерьма! Я хочу лежать на пляже и по-настоящему НАСЛАЖДАТЬСЯ переменами!
- Просто ради прикола, - голос Эдварда звучал, словно ему смешно, как капризному трехлетнему ребенку, - И куда ты думаешь поехать?
Я хотела противостоять ему, я хотела бросить ему вызов… было глупо отвечать так, как это делала сейчас я. И это был ответ, который определил судьбу Джейкоба.
- С Джейком, - я стиснула челюсти крепче, глядя на него, уговаривая себя быть смелее.
- Блэком? - Эдвард элегантно изогнул бровь.
- Да, - я сильнее прижала кулаки к бокам, - Он приходил ко мне… он все еще любит меня… Он уезжает из Форкса, и я собираюсь поехать с ним.
- Это как АД, - губы Эдварда приподнялись в уголках.
- Ты не можешь остановить меня, - прошептала я, зная, что он легко может это сделать.
- О, правда? - он скрестил руки, ухмыляясь мне.
- АААААААААААА! - закричала я, когда увидела, мертвого Джейкоба и его лицо в крови.
На противоположной стене его кровью были написаны слова.
Они гласили: «ПРИЯТНОГО ПУТЕШЕСТВИЯ».

***

Я орала, когда мои глаза раскрылись. Я лежала на спине, уставившись на простыню, которой была укрыта с головой. Солнечный свет проникал под нее; мое сердце упало, когда я поняла, что одна в постели.
Хороший Эдвард был бы со мной… если бы он все еще был здесь.
Я потерла глаза, и вспышка воспоминаний о прекрасном лице Эдварда здесь под одеялами пронзила мое сердце. Он улыбался, прикрывая свои изумительные глаза… Господи… его совершенные пышные ресницы… Сейчас я чувствовала себя такой опустошенной… такой… собой.
Не уверенная в том, сколько времени, я посмотрела на свой электронный будильник и увидела красные цифры 4:32.
Сопоставив это с оранжевым жаревом, льющимся из окна, я поняла, что уже сумерки.
Вздохнув, я откинула одеяла, пиная их ногами. Я посмотрела на себя и увидела, какую пижаму выбрал для меня Эдвард, и улыбнулась. Затем поднесла рукав к носу и вдохнула… он был там. Дух памяти… его запах был не похож ни на что в этом мире. Сладкий… нежный… соблазнительный… вперемешку с капелькой чего-то возбуждающего.
Секунду я пыталась понять, какой сегодня день недели. В понедельник утром Эдвард вытащил меня из могилы, вторник и среду я выздоравливала,… в четверг он все это проделывал со мной… и то, что было прошлой ночью,… значит, сегодня пятница и день подходит к концу.
Я подумала, как бы я проводила это лето после того, как мы уехали с Джейком, если бы ничего не случилось. Может, ходила на какие-нибудь занятия. Эдварду бы это понравилось. Образование было очень важным для него. Какая-то измученная, находящаяся глубоко внутри часть меня говорила мне, что я все еще могу уйти, и смерть Джейка должна была только СИЛЬНЕЕ подтолкнуть меня к этому. Но затем другая, слабая и пугливая часть меня сказала мне - «НЕТ» - этот Эдвард слишком силен, он никогда не позволит мне уйти.
Как сказал МОЙ Эдвард, теперь, когда он попробовал моей крови, я стала принадлежать ему еще больше. Это был его план, пока он говорил мне о своих НУЖДАХ. Он понимает, что я все еще буду пытаться уйти, особенно после двух дней в могиле, после 24-часового секс-марафона. Он все еще не доверяет мне, возможно, и правильно делает.
- Вставай, Изабелла! - ЕГО голос вырвал меня из моих размышлений, и мое тело подпрыгнуло от его тона. Он был спокойный, но очень громкий, и я слышала в нем горечь.
Он злился на меня. Он сказал «Изабелла». Это плохо.
Его не было в комнате, но он был близко.
- Помойся и присоединяйся ко мне на кухне, - его голос был за дверью, затем я услышала его удаляющиеся шаги.
- Хорошо, - сказала я, и голос выдал меня. Он ПО-ЛЮБОМУ не казался твердым.
Я оглянулась и посмотрела на подушку рядом со своей… она была слегка продавлена. Улыбаясь, я подумала, что на ней лежала его голова. Я положила на нее свою трясущуюся руку, как на прекрасную полянку, и закрыла глаза.
«Доброе утро, Эдвард» - приветствовала я его в своем сердце, в надежде, что он может слышать меня. Даже, несмотря на то, что давно перевалило за полдень. «Это было так здорово… быть человеком с тобой».
Но мне пора. Мой хозяин ждет.
И я почувствовала охуительную злость, которую не в силах даже описать. Я ненавидела Эдварда - того, что на кухне - за то, что он делал с моим Эдвардом. За то, что утащил его от меня, пока я спала. За то, что сковывает его, и заставляет смотреть с бессильной мукой, как ОН причиняет мне боль снова и снова. Смогу ли я еще когда-нибудь увидеть моего Эдварда после этого? Может, прошлая ночь означала, что Эдвард дает нам небольшой шанс попрощаться. Только никто из нас не смог сказать этого вслух.
В сердцах я откинула одеяла еще дальше, и скинула их с кровати, затем сдернула пижамные шорты и отшвырнула их, чтобы потом переодеться. Спустившись в ванную в холле, я умылась, почистила зубы, надела джинсы и мягкую серую футболку. Я попыталась также расчесать волосы, но они свисали по плечам спутанными прядями.
Я не хотела рассматривать свое лицо слишком близко в зеркале. Я ненавидела себя. Я была слабой подделкой, жалким посмешищем, не заслуживающая любви Эдварда… а тем более любви Джейкоба. Мне надо было постричься в монахини или что-нибудь в этом духе.
Наконец, я, задержав дыхание, решилась… надо идти… и спустилась по лестнице.
Я уловила запах пищи. Только сейчас поняла, что не ела ничего весь день, пока мы с Эдвардом занимались сексом. Только пила. А затем спала после того, как провела время с Хорошим Эдвардом. Я умирала от голода, и это заставило меня шевелиться немного быстрее, размышляя, что же Эдвард мне приготовил.
Пахло завтраком. Я совершенно явственно уловила запах бекона, это был основной запах, который я чувствовала, приближаясь к кухне.
Войдя туда, я увидела Эдварда у плиты; звуки жарки наполняли воздух.
Даже не поворачиваясь, он знал, что я пришла.
- Садись, - сказал он вообще без эмоций; он что-то делал, но я не видела, что именно.
Я подчинилась без слов, обдумывая, насколько глубоко я в дерьме. Если Хороший Эдвард мог слышать и видеть все, что делал Плохой, я была уверена, что это работает и в обратную сторону. Я подозревала это всегда, но сейчас меня это не волновало.
НЕ БУДУ извиняться. НЕ БУДУ.
Я думала, куда подевалась вся моя сила за пару недель, после того как я собиралась сбежать с Джейкобом. Тогда я противостояла Эдварду. Была жесткой. И чувствовала при этом себя хорошо. А затем… на следующий день, Джейкоб был мертв.
Видит ли он тоже меня сейчас?
Я села на свое обычное место за обеденным столом, не во главе стола, а сбоку, по центру. Эдвард обычно сидел прямо напротив меня. На столе, ожидающий меня, стоял стакан апельсинового сока. Черный коврик. Вилка.
Я даже боялась пить сок, пока он не скажет, что все в порядке. Я действительно этого хотела. Эдвард сам приготовил сок, отжав апельсины. Он был лучше, чем из пакета. У меня почти потекли слюнки, от того, насколько хорошо он выглядел; стакан был холодным и запотевшим.
- Пей свой сок, - сказал он, находясь сейчас прямо позади меня, снова вынуждая меня легонько охнуть.
Он поставил прямо передо мной тарелку; вид и запах омлета с беконом и сыром заставили все мое тело расслабиться, прежде чем я смогла собраться.
Взяв свой стакан, я отпила. Ммммммм…. Не знаю, что он сделал с этим соком, но он был охуительно вкусным. Должно быть, он что-то добавлял в него, чтобы сделать его таким сладким.
Эдвард сел напротив меня, одетый в черную футболку и джинсы. Я поставила полупустой стакан на стол, когда он слегка улыбнулся мне.
- Хочешь есть? - спросил он, кладя на стол большую книгу и отодвигая ее в сторону.
Посмотрев на свою тарелку с едой, я слегка кивнула, держа руки на коленях.
- Ешь, - пригласил он.
Я не могла говорить. Все, что я смогла сделать, так это взять вилку в свою трясущуюся руку… и начать расправляться с яйцами.
- Я знаю, что уже почти вечер, но подумал, что ты предпочтешь завтрак вместо ужина сразу после пробуждения, - вел он беседу, или пытался ее вести.
- Спасибо, Эдвард, - сказала я, пытаясь говорить нормально, жуя, - Это правда здорово.
- Для тебя все что угодно, - сказал он, глядя на то, как я ем.
Я не могла смотреть на него вблизи, поэтому смотрела в тарелку. Я вспоминала лицо моего Эдварда, которого нет здесь… может, я слишком многого хочу прямо сейчас. Мне было грустно, что его нет, я желала, чтобы он был здесь. Интересно, все ли с ним в порядке. Где он? Отдыхает? Спит? Борется? Кричит? Как это ужасно, то, что он существует… а я не могу слышать его, поедая яйца с его похитителем.
Я попыталась улыбнуться, но уверена, что улыбка вышла слабая и неискренняя. И прикусив щеку, я сосредоточилась на пережевывании.
- Ну… - Эдвард положил свои руки на стол перед собой, его голова слегка наклонилась, когда он смотрел мне в лицо, - Чем ты планируешь заняться сегодня, маленькая девочка?
Это прозвучало как легкий вопрос. Но с тех пор, как он узнал о моих планах покинуть этот город, чтобы начать жизнь с Джейкобом, это был нож, воткнутый в мое сердце и проворачивающийся в нем.
Я пожала плечами.
- Не знаю. Может, залезть в интернет и посмотреть, какие занятия будут в школе летом.
Вместе с этим я всего лишь вслух сказала, что не собираюсь уходить от него. Так я признавала поражение и соглашалась остаться с ним. Как будто у меня был выбор.
- Хорошая мысль, - он выглядел довольным, - Надо с пользой проводить лето.
Слегка кивнув, я проглотила еще один кусочек, ненавидя его блядское, Богом проклятое нутро, в красивой упаковке.
«ГДЕ ОН?» - я хотела потребовать ответа. Но не сделала этого.
- Ты хорошо спала? - спросил Эдвард.
Он знал, как я спала, ведь я была уверена, что он слышал каждый мой вздох.
Что это? Теперь он пытается быть моим другом?
Я снова кивнула.
Затем лицо Эдварда поменило выражение. Дружеский налет таял, и теперь что-то зловещее проявлялось на нем.
- Ты тихая сегодня, Изабелла, - заметил он вслух.
- Я думала, что ты хочешь, чтобы я такой была, - сказала я, и моя поза слегка изменилась, пока я говорила это.
Я отпила еще сока, пытаясь думать о чем-нибудь еще… о чем угодно.
Он слегка надул губы и затем его глаза поднялись к моим.
- Как там Принц Очаровашка? - спросил он, уставившись в одну точку.
Я застыла на месте, но притворилась тупой.
- Кто? - я изогнула бровь, глядя на него, затем в сторону. Его глаза пугали меня.
- Маленький принц, - сказал он глубоким голосом, - Я уверен, он разбудил тебя. Он эгоист.
О, Христос. Это ЦЕННО. ОН - эгоист.
Теперь у меня было два варианта. Солгать - и быть убитой за это. Или сказать правду - и быть убитой уже за это.
Или еще хуже.
Я глубоко вдохнула и попыталась придумать, что бы сказать… но у меня, в любом случае, не было шансов.
- Ну, так что обе твои половины скажут об этом? - он сложил руки, высмеивая моего Эдварда, - Поплакались друг другу и подержались за ручки?
Он заржал… и что-то во мне хотело оторвать его ебаную голову.
- Нет, - я радостно улыбнулась, съедая еще кусок, глядя прямо ему в глаза, - Мы занимались любовью. Прекрасной, удивительной, меняющей жизнь любовью. Несколько часов. И ты был бы рад увидеть… что теперь я знаю разницу между этим… и траханьем. Но, по крайней мере, ты делаешь вкусный омлет.
Моя смелость вернулась на полную силу. Я чувствовала себя такой сильной. А его лицо медленно хмурилось, и, пока я говорила, жестокая улыбка растаяла, обнажая под ней ярость.
Я представила моего Эдварда, кричащего мне - «НЕТ», бьющегося в своих кожаных оковах, знающего, что он не может защитить меня, знающего, что я сказала неправильные слова, вне зависимости от того, насколько крутой я ощущала себя в этот момент. Я знала, что, по любому, поплачусь за это, так что я, по крайней мере, высказалась.
- У нас есть одно дело, которое надо обсудить, - сказал он, его голос едва контролировал монстра внутри.
- Да? - спросила я, почти закатывая глаза. Но мой голос звучал не испуганно. И мне это нравилось.
Я знала, сейчас это случится… в любую секунду.
- Да, - сказал он, - К концу ночи я думаю, счет был шесть - ноль в мою пользу.
- Я думаю, что не надо играть в игры, - сказала я в ответ, твердая, как скала, глядя прямо него. - Я не дура, Эдвард. Я знаю, что ты все знаешь и накажешь меня, так что давай, день подходит к концу.
Он вспыхнул.
- Ох, Изабелла… ты права, - ответил он ледяным голосом.
Он взмахнул рукой, после чего тарелка с едой и сок, полетели со стола, и тарелка летела, словно была картонной, а не мраморной.
Через секунду моя задница оказалась на столе, а затем я уже лежала на спине, а он сидел сверху, и его взбешенное лицо нависало над моим.
- Ты проклятая Богом шлюха! - выплевывал он слова, - Ты просто не можешь держать свои ебаные ноги сдвинутыми, ДА? Я удивляюсь, как их еще не раздвинул ебаный ПОЧТАЛЬОН!
- СЛЕЗЬ С МЕНЯ! - крикнула я, и мои глаза светились гневом и ненавистью.
Я видела, как он завел свою руку за спину, а затем, размахнувшись, отвесил мне пощечину… и стало темно.
Я лежала лицом вниз на чем-то холодном.
В комнате было темно, была ночь. Свет горел только прямо надо мной… светя мне на спину. И я снова была на столе в столовой.
- Оу, она просыпается, - услышала я голос Эдварда в нескольких футах позади, оттуда раздавались какие-то странные звуки, и я не сразу смогла понять, что это. Хотя мои глаза были широко открыты, я все еще не могла видеть, моя голова кружилась. Я почувствовала что-то гладкое и липкое вокруг рта, и через секунду поняла, что это хозяйственный скотч.
- ММММММ, - я пыталась издавать звуки, чтобы понять, насколько крепко он приклеен. Я совершенно не могла пошевелить губами.
- Ох, расслабься, маленькая девочка, - ответил он издалека, - Очень скоро я уделю тебе внимание, я обещаю.
Совсем слабое «МММ» вышло из меня, когда медленно, с каждой проходящей секундой я все больше стала волноваться и осознавать, что со мной происходит. Мои запястья были связаны веревкой; я не могла этого видеть, но чувствовала. Мои руки были растянуты в стороны и очень туго привязаны каждая по отдельности. Она рука была привязана за одну ножку стола, другая - за противоположную. Мои кисти сжались в кулаки, когда я, несмотря на все это, начала вырываться, и это причиняло мне боль.
Я завизжала, руки начало щипать от моих дерганий. Они похолодели и занемели.
Затем я почувствовала свои ноги, растянутые так же, как и руки, разведенные так широко, как только это было возможно, и веревка была завязана так, что шансов развязать ее у меня не было. Я почувствовала ее на своих щиколотках, обмотанную несколько раз вокруг них, но завязанную с небольшим зазором. Я почувствовала, что моя талия тоже обвязана веревкой. Он привязал меня к твердому столу так, что я не могла приподняться даже на полдюйма. Я издала слабый рык и попыталась сильнее повернуть голову, чтобы увидеть, где он и что делает. Но когда мне удалось это, я почувствовала, как цепь сильнее сжалась вокруг моей шеи.
- Я бы на твоем месте не шевелился больше, моя дорогая, - сказал он, - Чем больше ты сопротивляешься, тем сильнее они затягиваются.
Его голос звучал так расслабленно, так холодно.
И, наконец, я осознала, что обнажена и почувствовала, как крепкая, тонкая веревка пропущена меж моих ног и крепко прижимается к моему клитору, делая мне очень больно.
Я слышала свои стоны, заглушаемые клейкой лентой, которая, похоже, была приклеена крест-накрест к моему рту, полностью покрывая губы и почти касаясь моего носа. Я издавала звуки против собственной воли, в то время, как тело паниковало, все еще пытаясь освободиться.
Я расслабила голову, чтобы натяжение цепи ослабло, и я смогла лучше дышать.
И ощущений стало прибавляться… моя скула пульсировала от его удара, и я чувствовала, что она влажная. Голова болела как падла, приступы острой боли чередовались с тупыми, и никак не проходили.
- Я просто не понимаю тебя больше, Белла, - его голос звучал грустно и нежно, где бы он ни находился.
- Я вытащил свое сердце и вложил его в твои руки, - продолжил он, - Я говорил тебе, как много ты значишь для меня… что ты моя навсегда… и ты возвращала мои чувства.
Мои глаза словно выскочили, как от удара... и голова снова закружилась.
- А потом, несколько часов спустя, ты подпрыгиваешь на чьем-то еще члене, - он позволил голосу дойти до опасного края.
Я слышала, как он подходит… ко мне. Я застыла на месте, и услышала собственное хныканье, пока он гладил мои волосы, а потом сжимал и тянул их сильнее, я закричала.
- В тебе нет преданности, - усмехнулся он презрительно, - Ты не знаешь, что такое любовь. Ты просто похотливая сука, раздвигающая свои ноги перед любым пенисом, который твердеет в твоем присутствии. Я думал, что моей любви достаточно, чтобы ты была моей. Но я вижу, что у тебя нет сердца. Поэтому сегодня мы испробуем другой подход. Боль - великий учитель.
Он отпустил меня, и моя голова глухо стукнулась об стол, прежде, чем я успела обрести над ней контроль.
Я снова слышала звуки позади себя, в футе от стола. Металл ударялся о металл. Затем шипение.
- Это урок, как для маленького принца, так и для тебя, Белла, - его голос окружал меня.
- Он страдает, когда ты страдаешь, - сказал он жестоко, - И потом, здесь есть вина. У меня нет возможности полностью освободиться от него, но я убиваю его каждый день. Сейчас он кричит и падает в ноги ради тебя.
Его пальцы внезапно, одним рывком, сорвали скотч с моего рта, и я громко заорала; перед глазами на секунду заплясали звездочки.
- Ну, пора, - сообщил он, - Я позволю ему слышать, и умолять, и кричать… и плакать. И если у него выдастся еще хоть минутка побыть с тобой, он услышит это в своей голове. И его член сморщится, как изюм. Вампиры ничего не забывают… никогда. Это будет мой маленький ему подарок.
Я вся тряслась, не в состоянии прекратить это или скрыть.
- Но я буду иметь дело с тобой, Белла, - сказал он, - Теперь ты скажешь, что сожалеешь о том, что была с лордом Фаунтлероем («Маленький лорд Фаунтлерой» (англ. Little Lord Fauntleroy, в некоторых переводах - «Маленький лорд») - первый детский роман англо-американской писательницы и драматургини Фрэнсис Ходгсон Бёрнетт. По сюжету: Конец XIX века. Семилетний Седрик, сын капитана Эррола, эмигрировавшего в Америку из Англии, после его смерти живёт со своей мамой. Однажды к ним приезжает некий м-р Хэвишем, адвокат графа Доринкорта, и заявляет, что Седрик стал его единственным наследником после смерти его сыновей, и ему необходимо поехать в Англию, чтобы стать новым лордом Фаунтлероем... Это очень добрая и искренняя история. прим. riddle); ты скажешь, что ненавидишь его, и никогда больше не будешь с НИМ… и тогда я облегчу твой приговор. Я не поверю тебе, видит Бог - ты потаскуха и лгунья, но он услышит это. Ты будешь наказана за свой язык и вырвавшиеся на свободу ноги… но это не будет еще одним очком в мою пользу, плюсом к тем шести.
Я в страхе задрожала. Я не была уверена в том, что он собирается делать со своими очками, но чем меньше боли - тем лучше в любом случае. И снова представляла моего Эдварда, борющегося и бьющегося за меня, я почти слышала, как он кричит, как умоляет пощадить меня, стоя на коленях, просит позволить наказать его вместо меня… а у меня просто не нет сил, чтобы сказать хоть слово, пусть даже и очевидную ложь.
В воздухе повисла пауза, и я держала свой рот закрытым, стискивая зубы.
- Ты огорчаешь меня, Белла, - его голос звучал низко и потерянно.
- Мне это не доставляет удовольствия, ты знаешь, - сказал он, - Мне не доставляет счастья причинять тебе боль. Я бы лучше провел это время, доставляя тебе удовольствие. Но ты никогда не позволяешь мне. Ты всегда заставляешь меня работать руками.
- Ты была такой хорошей, - голос звучал с грустью и сожалением, - Я действительно думал, что ты исправилась. Мне так мало надо. Я ненавижу, что приходится делать это. Но тебя нужно проучить. Ты принадлежишь мне одному. Ну, я надеюсь, что ты наслаждалась, пока была с НИМ. Ты больше никогда его не увидишь.
Я почувствовала, как подступают слезы - я знала, что это значит. Он уже осуществил свои угрозы с Джейкобом, и Чарли, Рене, Филом… Калленами. А теперь и Эдвард.
- В стародавние времена, - сказал Эдвард, и его голос сейчас звучал как у учителя, который вел у меня уроки, - Наказания для женщин, опорочивших честь мужа, или свою собственную, не были публичным зрелищем, таким, как наказания мужчин. Ее ад был личным. Она могла быть наказана мужем собственноручно, или своим отцом, чтобы научиться вести себя. Этого твой отец, очевидно, НИКОГДА не делал с ТОБОЙ.
Я нахмурилась, пока он двигался вокруг стола с руками за спиной, и он продолжил.
- Она могла быть заперта на какое-то время, дома или в монастыре, и все держались от нее подальше, - сказал он, - Общее правило предполагало, что ближайший мужчина из окружения этой женщины брал ее под свой контроль или наказывал ее, если она дурно вела себя в обществе или что-то в этом духе.
- Мужья никогда не убивали своих жен за прелюбодеяние, - сказал он, - Но они имели такое право. Никто бы не стал думать о них хуже после этого. Но если он заставал жену в момент, когда она ему изменяет, считалось, что он - НИКТО, если не убьет или жену, или и ее и любовника.
- Тогда убей меня, - я услышала, как говорю это, скрипя зубами, - Ты уже сделал это с Джейкобом. Так исполни свой долг и СДЕЛАЙ УЖЕ ЭТО!
- О, но, подожди, Белла, - его голос звучал слегка взволнованно, - Я не рассказал тебе, какое наказание ждет лживую суку, если ей позволяют жить после ее… неблагоразумного поступка.
Я закрыла глаза и положила раненую щеку на холодный стол, желая, чтобы он поскорее закончил начатое, и, наконец, свернул мне голову руками.
- За этим следовали такие ужасные пытки, - поделился он, - Отрезание пальцев на руках, ногах,… прижигание клитора раскаленной кочергой, выкалывание глаз, отрезание грудей…
Я вздрогнула и вспотела.
- Они хотели уничтожить женщину так, чтобы ни один мужчина не захотел ее снова, - сказал он мне, - те времена были очень жестокими.
- Я действительно не хочу делать этого с ТОБОЙ, Белла, - его голос был нежным, - Ты такая прекрасная… такая совершенная… это было бы словно безобразное пятно на стеклянном окне… ты бы стала уродом… с каким-нибудь безобразным шрамом, от которого дети начинали бы кричать и плакать от одного взгляда на тебя. Ты бы жила бы с этим всю оставшуюся жизнь. Смерть - это так быстро, так легко. Что ты думаешь об этом, Белла?
Он ждал, что я извинюсь. Но я не извинялась. И не буду.
- Ну, как хочешь, - сказал он после долгой минутной тишины. Он подошел к столу позади меня, там, где я не могла его видеть.
Он тяжело вздохнул, а я зажмурила глаза и начала тихо плакать.
Он действительно собирается сделать это со мной? Способна ли я противостоять ему или сказать ему то, что он хочет, причиняя боль моему Эдварду тем, что приму на себя всю боль?
Я снова услышала шипение и повернула голову; цепь вонзилась в мое горло и я захрипела. Я ничего не видела. Яркий свет надо мной сиял и слепил мне глаза, и темнота окружала стол, оставляя меня в неведении.
- Мужчины метили свою собственность, как скот, клеймом, - сказал он, - Так они метили и рабов, которых считали домашним скотом, и которые могли сбежать; это было распространено повсеместно. Некоторые племена называли это ритуалом перехода, знаком того, что они теперь мужчины, а не мальчики. В наше время некоторые «подчиняющиеся» позволяют своим Хозяевам пометить себя, это говорит об их любви и преданности (имеются ввиду БДСМ-отношения - прим.пер.). Члены банд… вверяют свои жизни под покровительство уличных кланов. И, наконец, это очень эффективное наказание. Это мучительно больно.
Он дал мне подумать еще минуту.
- Я думаю, что это будет важно для нас, - сказал он, словно говорил о погоде, - Тебе необходимо знать, кому ты принадлежишь… и что это сделаю Я. Я буду чувствовать это даже больше, чем ты, и боль для меня будет вечной. Тебе повезет больше. Для тебя боль пройдет за несколько дней.
Я задрожала сильнее и услышала свои рыдания… но не произнесла ни слова.
- Я провел большое исследование, - сказал он, - Тебе надо увидеть кое-какие изображения, размещенные в интернете. Ужасные. Особенно те, которые сделаны неправильно. Черная, сгоревшая плоть… кожа, порвавшаяся, словно по ней били железными палками.
Я молила… Бога, а потом моего Эдварда… мой голос дрожал от ужаса со вздохами и слезами.
- Это будет ожог третьей степени, - он словно читал мне лекцию, все еще находясь в нескольких футах позади меня, - Когда ожог заживет, на коже останется шрам. В наше время… шрамирование делается чеканным способом… или как медицинское прижигание.
«Я люблю тебя, Эдвард…» - сказала я про себя моей любви - вампиру. «Я люблю тебя. Время, что мы провели вместе, было лучшим, что случалось со мной. И я никогда не захочу, чтобы это прошло».
- Чеканка делается стальной полоской металла с углеродом, - сказал Эдвард, - Металл режут на полоски, а потом сгибают кусочки, придавая необходимый рисунок. Узор прикладывается к коже раскаленным до нужной температуры на пропановой горелке концом металла. И твердой рукой он прикладывается к коже на долю секунды.
Я потеряла контроль над дыханием, только услышав эти слова. Слезы ужаса уже покрывали все мое лицо.
- Потом следующий раскаленный кусочек для следующего ожога. Кусочки так малы, на них всего одна буква и может потребоваться четыре или пять ожогов подряд, - сказал он, пока я плакала, а тело снова начало сопротивляться.
- Я точно знаю, чего хочу, - он провел пальцами по моей голой спине, выводя на ней буквы, которых я не смогла разобрать, - Слово «МОЯ», большое как жизнь, прямо вот здесь.
- Это займет какое-то время и потребует много-много ожогов, - сказал он мрачно, - Но я очень упорный… и у меня есть вечность… чтобы сделать это.
Я плакала, отбросив самообладание, когда он сел рядом с моим телом на стол, выводя маленькие круги на моем позвоночнике своим холодным пальцем.
- Другой вид клеймения… - продолжил он, - Называется прижигание. Этот метод гораздо больше похож на вырезание. Горячий хирургический скальпель для прижиганий рисует на коже нужный узор. Когда все сделано должным образом, узор будет виден гораздо лучше, чем если клеймить кочергой. Нет таких неровностей, как в первом случае.
Никто не спасет меня. Он собирается сделать это со мной. И это серьезно!
- Оба заживают почти бесследно, но прижигание заживает более аккуратными, плавными линиями, чем те линии, которые оставляют края стали. Об изяществе в клеймении говорит то, что оно придает некую сексуальность, которую ты приобретешь с ним, - сейчас он водил по моей спине всеми пальцами, словно представляя, как все это будет смотреться на моей плоти.
- А теперь мне надо все приготовить… если только ты не хочешь что-нибудь сказать сначала, - он взял прядь моих волос, дергая мою голову назад; цепь натянулась и начала сжимать мое горло.
Я хотела просить, молить его, словно собака, чтобы он не делал этого. Но перед глазами промелькнул мой Эдвард… его нос прикасался к моему, пока мы занимались любовью… его лицо, когда я была сверху, направляя… его смеющиеся глаза под одеялами… и черт его побери, даже его «тук-тук» игра.
И я не сказала ничего. Только тяжело дышала и тряслась.
- Метод ожогов прочнее на коже, - сказал Эдвард злым тоном, отпуская мои волосы, - И занимает больше времени. Мне нравится этот метод.
- Он встал позади меня, и через минуту я услышала металлические звуки - звяканье инструментов о стол. Я услышала какое-то шипение… затем звук «ФФФФФССССТТТ….» Я поняла, что это огонь, нагревающий метал со всех сторон.
Я знала, что это звуки пропановой горелки… нагревающие кусочек металла, который оставит на мне первую отметину.
- Милое голубое пламя, - сообщил Эдвард себе под нос, пока работал.
- Возможно, я использую другой метод прямо у тебя между ног, - Эдвард думал вслух, - Напишу что-нибудь типа «Собственность Эдварда Каллена». Я сделаю так, чтобы выглядело красиво, каллиграфическими буквами. Это, вероятно, займет несколько часов, но я знаю, что ты будешь хорошей и выдержишь это ради меня, не так ли, Белла?
- УУУххх… - я была в ужасе и рыдала все сильнее.
- Бедный маленький Эдвард, - говорил он, пока огонь вспыхивал позади меня, - Знаешь, он сойдет с ума. Мечущийся изо всех сил. Рыдающий, как девчонка. Держу пари, он сейчас жалеет, что трахнул тебя. Оно того стоило, Белла? - спросил он, - Я имею ввиду, ЭТО же просто тела, шлепающиеся в унисон, ведь так?

************************************************************



Автор: WinndSinger

Переводчик:helenforester

Бета: riddle

Размещает : Ů_M


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/110-37631-2
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Ů_M (14.12.2017) | Автор: Перевела: helenforester
Просмотров: 1093 | Комментарии: 2


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 2
0
2 Alice_Ad   (14.12.2017 19:52)
Лучше уж смерть...

0
1 робокашка   (14.12.2017 12:21)
хочется уже, чтоб снизошло пассивное безумие, чтоб Белле было по хрену, пусть урод собачится cool

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]