Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2748]
Кроссовер [704]
Конкурсные работы [1]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4854]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2404]
Все люди [15322]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14771]
Альтернатива [9269]
СЛЭШ и НЦ [9111]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4512]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Новости скоро появятся...


Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Хищники
Вампир – а если ты не единственный Хищник во вселенной? Что ты будешь делать, столкнувшись с сильной и могущественной расой? Сможешь спасти любимую, оказавшись на территории врага, растеряв преимущества своей сущности?

...к началу
«Твои волосы, - говорит он, – просто чудовищны». Несколько секунд проходит в молчании, прежде чем Гермиона радостно всхлипывает. «У тебя слишком острый подбородок. И мы уже переросли это».
«Несомненно».
В следующий миг ее идеальный рот накрывает его губы, и он понимает, что, возможно, в конце концов, ничего не испортил.

Nightfall/Наступление ночи
Белле и Эдварду становится все более комфортно друг с другом, но мир, кажется, восстал против них. Что если кровь Беллы «поет» не только для Эдварда? Что если этот вампир откроет охоту на нее? Или это только начало к чему-то более страшному и жестокому?

I remain, Yours
Белла неожиданно получает антикварный стол, который когда-то принадлежал Эдварду, и находит в нем письмо, которое тот написал своему кузену в 1918 году. Она отвечает и отправляет послание в неожиданное путешествие. Возможно, есть некоторые вещи, которые не предназначены для понимания, их просто нужно принять...

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

У бурных чувств неистовый конец
Эдвард возвращается в Форкс для последнего прощания с Беллой.
Альтернатива Новолуния.

Перезагрузка/Reboot
Рассвет почти окончен и столкновение с Вольтури не прошло мирно. После их атаки Белла с Эдвардом погибли. Так как же вышло, что Белла вновь оказалась в Форксе?

Только не она
Эдвард без раздумий бросается вперед - спасти жизнь Беллы Свон, так и не досмотрев видение Элис. Но сестра безжалостно останавливает брата, позволяя фургону Кроули завершить путь. Что такого увидела Элис и почему позволила Белле попасть под удар?



А вы знаете?

... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Образ какого персонажа книги наиболее полно воспроизвели актеры в фильме "Сумерки"?
1. Эдвард
2. Элис
3. Белла
4. Джейкоб
5. Карлайл
6. Эммет
7. Джаспер
8. Розали
9. Чарли
10. Эсме
11. Виктория
12. Джеймс
13. Джессика
14. Анджела
15. Эрик
Всего ответов: 13526
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 28
Гостей: 17
Пользователей: 11
svetlanakhachidze, kimohsehun94, Кукла9697, Timelord, Тигресс, Nataly2784, bbbb4902, Фыва, aysashon83, Elenalove, lytarenkoe
QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Альтернатива

Тайны крови. Глава 28. Принуждение (NC-17)

2022-12-1
17
0
0
Еще раз обращаю внимание читателей на повышенный рейтинг главы! И дело даже не в постельных сценах, глава тяжелая с моральной точки зрения.

Штат Вашингтон, Ярроу-Пойнт, 5 октября 2010 года
Грань между сном и явью была слишком тонкой, мир грез и действительность то ненадолго разделялись, то вновь сливались в единое целое, путая сознание. Изабелле снилось что-то расплывчатое, несмотря на весь ужас прошлой ночи, определенно приятное, связанное с Эдиком. Она вроде как нежилась рядом с ним на теплом песке под кроваво-красным закатным солнцем, и океан ласково обмывал ее ступни. А потом, когда сгустились сумерки, они, взявшись за руки и весело смеясь, бежали по воде, источая фейерверки брызг, и с разбегу ныряли, уходя глубоко под воду. И там, под надежным покровом черной воды, вдали от любопытных взглядов, не слыша осуждающего шепота за спиной, жадно сжимали друг друга в объятиях.
Наверное, такова защитная реакция организма, дабы рассудок не помутился, искать спасительную лазейку, где можно укрыться, закутавшись в кокон приятных воспоминаний. Просыпаться не хотелось, ничего хорошего в действительности не ждало, и она отчаянно хваталась сознанием за обрывки сна, не желая отпускать столь заманчивую иллюзию. Можно было даже помечтать, что распахнув глаза, лицезреет не угрюмо нахмуренную физиономию Мейсона, а пусть и немного ироничную, но неизменно обаятельную улыбку Эдика.
Но практически идеальный нюх так просто не обманешь. Кроме обжигающего легкие запаха Мейсона, в нос бьет человеческий дух, провоцируя вполне закономерное жжение в горле. Откуда здесь человек? Любопытство заставило ее распахнуть глаза, и первое, что она видит, это нависший над кроватью Мейсон. Одет по-домашнему, лишь льняные шорты до колен, торс полностью обнажен. На губах коварная усмешка, в глазах тлеет недобрый огонек. Руки скрещены на груди, да и вся поза олицетворяет снисходительную надменность.
– Дорогая, я принес тебе завтрак, – он небрежно кивает на пол куда-то вниз.
Завтрак? Да она скорей подохнет, чем будет есть с его рук! Приподнявшись на локте, не забыв при этом натянуть одеяло на грудь, прослеживает взглядом указанное направление. И готовые сорваться с губ язвительные слова застревают в горле.
На светлом паласе, где расплылось бордовое пятно от ее крови, лежит парень. Человек. Молодой, от силы лет двадцать, худенький, но мускулистый. Светлые длинные пряди обрамляют чуть закинутое назад лицо, подчеркивая бронзовый оттенок загорелой кожи. И запах приятный, по-мужски естественный, не испорченный одеколонами. Вполне привлекательная человеческая особь, такие, как правило, пользуются повышенным вниманием со стороны девушек.
Вот только какого черта он тут делает? Живой, с некоторым облегчением понимает она, сердце тихо, но ровно бьется. Никаких явных повреждений на теле, скорей всего, Мейсон его просто оглушил.
Увиденное заставляет ее окончательно проснуться. И задохнуться от ужаса, когда осознала, зачем Мейсон его сюда притащил. Она тут же демонстративно отворачивается, накрываясь с головой одеялом. Она не будет этого делать.
– Изабелла, я специально подбирал для тебя блюдо повкуснее, – продолжает насмехаться он, – лично я предпочитаю девушек, но ради тебя я готов поступиться своими принципами.
Она упрямо молчит, сжавшись в комок, намертво вцепившись пальцами в край одеяла. Как будто оно может защитить от Мейсона и от его извращенной фантазии.
– Ну раз ты не хочешь, – он делает пару намеренно громких шагов в сторону, – не выкидывать же, придется самому.
Угрожающий тон заставляет высунуть нос из-под одеяла, чтобы увидеть, как Мейсон поддевает парня босой ступней, отчего тот шевельнулся и издал слабый стон. А вампир, заметив ее заинтересованность происходящим, плотоядно облизнулся, присел на корточки, потянул парня за волосы. Приник к бьющейся жилке пульса, и, откровенно дразня Изабеллу, жадно втянул носом воздух. Словно завороженная, она наблюдала за его плавными вкрадчивыми движениями, не в силах оторваться, да он и не давал ей, гипнотизируя внимательным взглядом. Прямо как удав кролика. И несмотря на отвращение к происходящему, что-то древнее пробуждалось в ней, это темная сторона ее сущности рвалась наружу, требуя удовлетворить искусственно подавляемые инстинкты хищника.
– Ммм… вкусно! – протянул Мейсон, придавая лицу выражение задумчивой мечтательности.
В этот момент парень окончательно очнулся, испуганно дернулся, и тут же был прижат рукой к полу. Но так просто сдаваться не стал, продолжая брыкаться под железной хваткой вампира, хладнокровно удерживающего его одной левой. Глупый, он наивно думал, что может что-то изменить своей мышиной возней. Но в этом противостоянии ему отведена роль статиста.
А вот Мейсон не обращал на барахтающуюся жертву никакого внимания, но за ней следил с нескрываемым интересом. И натянутые как струна нервы не выдержали этого душераздирающего зрелища.
– Нет, – отчаянно выкрикнула она, выскальзывая из-под одеяла, – не надо.
Парень резко обернулся на крик, и теперь оторопело пялился на нее, абсолютно голую, даже перестал вырываться. И, судя по судорожному вздоху и вспыхнувшему в глазах похотливому огоньку, увиденное ему понравилось.
Поймав его откровенный взгляд, Мейсон понимающе оскалился, медленно отпустил потенциальную жертву, и чуть отодвинулся в сторону, жестом показывая, что уступает место Изабелле. Но далеко не отходил, держа ситуацию под неусыпным контролем.
– Что вам нужно? – раздраженно поинтересовался парень, приподнимаясь на локте.
Интересно, за кого их принял человек? За сексуальных извращенцев? Ей нужно было хоть немного потянуть время, чтобы взвесить все «за» и «против». И надо признаться, «за» перевешивало, ее укус не принесет ощутимого вреда парню, в отличие от укуса Мейсона. Смущало лишь то, что придется изменить своим принципам, подчиниться его воле. И внутренний голос подсказывал, что это только начало, так сказать, цветочки, а дальше будет еще хуже.
Пытаясь собраться с мыслями, она отвернулась к окну, и с удивлением отметила, что плотно сдвинутые вчера гардины сегодня аккуратно заправлены по бокам в специальные петли, и мансарда залита пусть и не ярким, но дневным светом. Странно, ведь Мейсон должен быть заинтересован скрыть происходящее от любопытных глаз. Но отвлекаться на такие мелочи не стоило, скорей всего, дом просто расположен в безлюдном месте, да и незваных гостей вампир наверняка почует еще до того, как они приблизятся.
– Если я это сделаю, – тихо проговорила она, так, чтобы парень ее не расслышал, – ты его не убьешь?
– Нет, конечно, – слишком поспешно согласился Мейсон, – я ж не зверь какой.
Она с трудом подавила невеселую усмешку. Но спорить не стала, сейчас не самый подходящий момент отстаивать свою точку зрения.
А парень тем временем поднялся на ноги, и даже принял что-то наподобие боевой стойки, очевидно, готовясь защищаться. Вот только что он мог противопоставить вампиру? Даже против нее у человека не было никаких шансов.
Решившись, она сделала шаг вперед, и парень невольно отступил к стенке, в его глазах мелькнуло удивление. То ли она выглядела сейчас устрашающе, то ли он не был готов драться с голой женщиной, это было абсолютно не важно. Ей предстояло сделать то, что она всегда в тайне желала, но старательно подавляла в себе эти желания.
Инстинкт хищника просыпался в ней, она сделала еще один шаг, и парень снова отступил, упираясь спиной в стенку. Дальше было некуда, она стала вплотную, чуть приподняла голову, чтобы заглянуть в светло-голубые глаза, в которых теперь отчетливо читался страх. И еще в этих глазах она увидела себя. И ужаснулась, потому что из черных зрачков на нее смотрел монстр с обезображенным жаждой лицом, в котором не было ничего человеческого.
Нет, она не может это видеть. Да и парню лучше оставаться в счастливом неведении, дабы не тронуться рассудком.
Старясь умерить силу, ударила ребром ладони по голове, оглушая жертву. И подхватила под мышки, не давая сползти по стенке. Нос как раз оказался на уровне пульсирующей жилки, приятный человеческий запах заполнил легкие, до предела обостряя жажду.
Дальше контроль над телом был полностью потерян. Клыки сами по себе впились в артерию, первый глоток был пробным, еще нерешительным, она задержала кровь во рту, как это делают дегустаторы дорогих вин, оценивая вкусовой букет. Очень даже неплохо.
И потом уже глотала жадно и быстро, дрожа и почти захлебываясь, тщетно силясь понять, почему раньше отказывалась от такого удовольствия. Все ее предыдущие убеждения казались сейчас ненужной глупостью, ну подумаешь, что тут такого, ведь ее укус не смертелен, а небольшое кровопускание еще никому никогда не повредило.
– Я же говорил, что тебе понравится, – звук голоса заставил вздрогнуть от неожиданности, ведь она совершенно забыла, что не одна тут, – а ты мне не верила.
Ненавистный голос вернул ей сознание, и вовремя, потому что неизвестно, смогла ли бы она остановиться сама. Сделав последний глоток, усилием воли разжала клыки, и брезгливо отшатнулась. Лишенный поддержки, парень сполз по стене, падая к его ногам.
Она все еще была под впечатлением, пытаясь разобраться в своих эмоциях. Рассеяно блуждающий взгляд наткнулся на распластанное у ног тело, и краткое удовлетворение от пищи уступило место ненависти, к себе, и к тому, кто заставил ее это сделать.
Резко повернувшись, наткнулась на испытующий взгляд Мейсона. На секунду ей показалось, что он вполне удовлетворен происходящим, но тут же его лицо изменилось, он как будто он надел на себя маску ледяного равнодушия.
– Ты слишком предсказуема, – холодно кинул он. – Потуги казаться человеком тебе не к лицу. Тобой легко манипулировать, и это неинтересно.
– Так отпусти меня, – злобно огрызнулась она, вытирая с губ остатки чужой крови, – или убей. Только избавь от своего присутствия.
– Хм, – он задумчиво хмурит брови, – я обдумаю твое предложение. Но ты же не думаешь, что это все?
Нет, она так не думала. Да и полный коварства взгляд красноречиво говорил, что скучать ей сегодня не придется. И в подтверждение ее опасений он перемещается ближе, становится вплотную, и теперь она уже прижимается спиной к стене, как ее жертва несколько минут назад. Надо же, как быстро сменяются роли.
– Мне не понравилось, как ты вела себя ночью, – тихо говорит он, подчеркивая недовольство стальными интонациями голоса, – но я дам тебе шанс исправить ошибки.
Его намек совершенно недвусмыслен, и ничего неожиданного для нее в этом нет. Этой ночью она провоцировала его всеми возможными и невозможными способами, и он обязательно заставит ее горько пожалеть о таком дерзком поведении. Но пока последние силы не покинули ее, пока ее сердце бьется, она будет сопротивляться ему, она не желает влачить жалкое существование, удовлетворяя его прихоти.
– Нет, – упрямо мотает головой она. – Ты мне противен. Ты можешь взять меня силой, но не заставишь изображать страсть.
Его взгляд снова меняется, глаза чернеют, наливаясь яростью, не предвещая ничего хорошего. Приходит понимание, что он именно это и собирается сделать, заставить, и действительно становится страшно.
– Предлагаю тебе хорошенько обдумать варианты, – тон становится ледяным, не терпящим никаких возражений, – если ты не сделаешь мне приятно, я расстроюсь.
Он придвинулся еще ближе, заставляя задохнуться от бьющего в нос запаха возбужденного самца. Грубо схватил за волосы, потянул, намеренно причиняя боль, так, что пришлось задрать голову. Наклонился, заглянул в глаза, проникая требовательным взглядом куда-то очень глубоко, в самые недра сознания.
– Я очень расстроюсь, – повторил для закрепления эффекта вкрадчивым шепотом, от вибрирующего звука которого содрогнулась каждая клеточка тела, – и позвоню своему другу, молодому вампиру. Бри, между прочим, очень сладкая девочка. Как раз сейчас она в школе. Мой друг будет крайне заинтересован.
Ужасный смысл сказанных слов доходил не сразу, она находилась под гипнотическим воздействием его взгляда. В глазах помутилось, коленки невольно подогнулись, не желая подчиняться разуму. Если бы он сейчас не удерживал ее, не давая пошевелиться, наверняка бы свалилась к его ногам тяжелым кулям.
– Ты не сделаешь этого, – губы налились свинцовой тяжестью, и приходилось прикладывать усилия, заставляя их шевелиться, – Каллены тебя достанут.
– Может быть, – равнодушно повел плечами он, – но они обязательно узнают, что у тебя был шанс спасти девчонку, а ты этим шансом так опрометчиво не воспользовалась.
И вдруг резко отпустил ее, она с трудом удержалась на ногах, вот только легче не стало.
– Или ты через пять минут спускаешься вниз, или… – он достал из кармана шорт серебристый мобильник с огромным экраном и демонстративно помахал у нее перед носом.
Еще раз окатив ее злым взглядом, от которого тело привычно сжалось, в вразвалочку двинулся к лестнице, ведущей на первый этаж.
– Зачем? – тихо выдыхает она, когда его фигура уже наполовину скрыта полом.
Он останавливается, поднимает голову, и смотрит на нее снизу вверх. Брови нахмурены, он не понимает вопроса.
– Зачем все это? – ее голос тих, и невольно дрожит, слова застревают в горле. – Почему именно я? Ведь вокруг полно женщин, ты можешь получить любую.
Он молчит, мрачно ее рассматривая. И снова на мгновение ей чудится что-то человеческое во взгляде. Боль? Тоска? Какого черта он из себя изображает?
– Мне нужна ты, – вдруг так же тихо, но твердо отвечает он.
Тон, с которым сказаны эти три слова, настолько искренен, что если бы она так хорошо не знала Мейсона, то приняла бы их за признание в любви. Но он любить не умеет. Да и выражение лица быстро меняется, вновь становясь непроницаемым.
– У тебя пять минут, – уже жестко напоминает он.
И исчезает в лестничном проеме, оставляя наедине с невеселыми мыслями. Ее буквально колотит от пережитых ощущений, и она сразу бросается в ванную. Для того, чтобы успокоиться, унять бьющую тело нервную дрожь, необходимо хотя бы умыться.
Опершись руками об умывальник, тупо смотрит в зеркало. Но не видит собственного изображения, не замечает, насколько бледно припухшее лицо, и как беспорядочно растрепаны волосы.
Она даже не сомневается в серьезности угроз, ведь для него легко и привычно, убивать. Собственноручно свернет шею несчастному парню. Ни секунды не колебаясь, отдаст кому-то приказ расправиться с Бри. Или с кем-то другим из Калленов. Вопрос в другом. Если она все же выполнит его пожелания, остановит ли это его? Или будут новые требования? Он же может шантажировать ее бесконечно!
Но выбора не было. Она должна, она просто обязана попытаться все это предотвратить.
Что ей терять? Он столько раз унижал ее, что если она прогнется еще, ничего не изменится. Безвыходных ситуаций не бывает, она обвела его вокруг пальца в прошлом, найдет способ сбежать и сейчас. Пусть придется долго ждать удобного момента, но она терпелива. И упряма. А сейчас нужно просто сделать то, что он хочет.
Медлить дальше некуда, отпущенное ей время уже заканчивается. Вернувшись в комнату, Изабелла понимает, что одежды нет. Интересно, он так и собирается держать ее постоянно голой? Хотя какая разница, наверняка это одно из самых незначительных унижений, которые он для нее придумал.
Переступив через распластанное на полу тело, она направляется к лестнице. Закрученные в спираль ступени слишком круты, Изабелла спускается нарочито медленно, желая хоть немного оттянуть неизбежное. Каждый шаг дается с трудом, босые ноги шлепают по деревянному настилу, сердце замирает в груди. Пришлось даже обхватить себя руками, чтобы унять предательскую дрожь в теле.
Этот путь вниз не просто перемещение со второго этажа на первый, это ее грехопадение, и каждая новая ступень приближает унижение, через которое ей предстоит пройти. И самое страшное не в том, что она должна сделать. Самое страшное поддаться его чарам, вновь попасть в рабскую зависимость, потерять себя в его дьявольских глазах. А ведь сегодня серебро из крови почти выветрилось, и Мейсон наверняка не упустит возможности ее отведать.
Внизу оказалась просторная гостиная, тоже, кстати, залитая светом, насколько это возможно, ведь день выдался пасмурным. И опять ей показалось странным, что плотные шторы на огромных, во всю стену окнах распахнуты. Насколько она помнила, Мейсон предпочитал затемненные помещения. Неужели за последние пятнадцать лет его привычки кардинально изменились?
Мебели в гостиной немного, диван, кресла, журнальный столик, на полу огромный молочный ковер с длинным ворсом. Одна стена облицована кирпичной кладкой, возле нее настоящий камин, предназначенный для отопления. В стенах углубления с полочками, на которых расставлены фигурки из слоновой кости. Через арку просматривается небольшая кухонька, оснащенная современной техникой. Сам дом казался довольно уютным, сочетая зеркальные поверхности с теплотой натурального дерева, наверное, она бы с удовольствием жила в таком, но уж точно не с ним.
Сам Мейсон обнаружился на диване, в по-домашнему расслабленной позе. Ноги слегка разведены, руки небрежно раскинуты по сторонам, и покоятся на спинке дивана, голова закинута назад, глаза чуть прищурены. Прямо натуральный хищник, лениво греющийся на солнышке после плотного обеда, лишь изредка взмахивающий хвостом, чтобы отогнать досадливых насекомых.
Как всегда, впечатление обманчивое. Это лишь одна из личин, которые он надевает на себя по мере надобности. Безумно хотелось поддать ему посильнее, чтобы сбить это скучающее выражение с его физиономии. Уж ей-то по его прихоти скучать не придется.
Вспомнив о неприятной цели своего визита, Изабелла, медленно ступая, обогнула диван, остановилась в двух шагах от него. Взгляд упал на журнальный столик, где валялся телефон. Именно этой суперсовременной моделью он махал у нее перед носом, когда угрожал. И почему бы не отвести душу, уничтожив сей предмет, раз нет возможности сделать то же с его хозяином?
Быстрое движение, и пластиковая полоска удобно разместилась в ладони. Он не то чтобы среагировал, но во скучающем взгляде появилась некая заинтересованность, так смотрят в зоопарке на диковинную зверюшку, от которой неизвестно, чего ждать. Она прекрасно понимала, что позвонить он ей не даст. Ну и ладно. И со всей доступной силой швырнула телефон об стол, злорадно наблюдая, как он разлетелся на множество мелких осколков.
– Думаешь, это что-то изменит? – его тон полон пренебрежения.
Конечно, нет, она не питала никаких иллюзий, но надо же было как-то его позлить. Пусть не думает, что сможет диктовать ей свои условия, и она беспрекословно будет их выполнять. Она в любом случае найдет средство подпортить ему настроение.
Его взгляд стал более пристальным, скользнул по груди, вниз, повторяя контуры обнаженного тела. Еще чуть раздвинув ноги, скосил глаза на свой пах, красноречиво указывая, что ей надлежит сделать в первую очередь. Кто бы сомневался, что он унизит ее по полной программе.
Трудно заставить себя опуститься перед ним на колени, но она это делает. Руки дрожат, пока она стаскивает с него шорты. Высвобождает мужское достоинство, кстати сказать, находящееся в полной боевой готовности. И прежде чем окончательно проглотить собственную гордость, поднимает голову и смотрит в глаза. И вкладывает во взгляд столько ненависти и призрения, что он не выдерживает, прикрывает веки.
Она злорадно ухмыляется, это пусть маленькая, но победа. Но самое сложное впереди. Наклонившись, касается его ртом. Отяжелевшие губы подчиняются с трудом, горло сжимается от рвотного спазма, она закрывает глаза, чтобы не видеть, что делает.
И пытается найти в сознании место, где можно спрятаться, и перед глазами встает комната Эдика, там, наверное, прошли самые лучшие мгновения ее жизни. И представляет, что это не Мейсон, а его внук сидит сейчас перед ней, и это Эдику она сейчас доставляет удовольствие, причем сама, никто ее не принуждает.
Стало ненамного, но легче, мышцы горла расслабились, принимая твердую как камень плоть, дело пошло быстрее. Дальше на автомате, сначала размеренные движения, губами и язычком, потом темп увеличивается, чтобы не затягивать неприятный процесс.
Он никак не помогал ей, но и не мешал. Просто сидел, откинувшись назад, полностью отдавая себя во власть ее губ, и лишь учащенное дыхание выдавало истинное отношение к происходящему.
И как ни странно, в этой унизительной коленопреклоненной позе, ублажая его мужские потребности, она вдруг отчетливо ощутила свою власть над ним. Ведь он от нее зависит, раз так настойчиво добивается ее внимания, и вся его жестокость просто от неумения выразить чувства. На мгновение даже стало жаль его, за ту душевную ущербность, которая не дает познать в полной мере всепоглощающую силу любви. Вот только это ничего не меняет, она по-прежнему яростно ненавидит его, и никогда он не заслужит ее прощения.

Когда она закончила, он лишь плотнее сжал губы, но рук со спинки дивана так и не опустил. Так как других указаний не поступало, медленно поднялась с колен, сделала шаг в сторону, отворачиваясь. Но тут же запястье обхватила холодная ладонь, резко дернула назад, и она оказалась у него на коленях, крепко прижатая спиной к хладной груди.
– Я не сказал, что ты свободна, – раздается над ухом разгневанный шепот.
Развернув ее, пристально смотрит в глаза, силой удерживая голову, чтобы она не могла отвернуться. Наклоняется, целует ее, сначала слегка, едва касаясь, потом все настойчивее, разжимая языком плотно сжатые губы.
– Не смей сопротивляться, – зло шипит, – а то сейчас заставлю повторить.
Она пытается что-то возразить, приоткрывает рот, чем Мейсон тут же и воспользовался, проникая туда языком. И дальше у нее нет возможности высказаться, приходится мечтать лишь о том, чтобы он позволил ей вдохнуть, когда полностью закончится воздух в легких.
И потом, когда он, словно барин, улегся на пол, на мягкий ковер, принуждая ее прыгать на нем, как лихая наездница на породистом скакуне, она лишь отрешенно думала о том, что время течет слишком уж медленно. И с удивлением взирала на стрелки висящих над камином часов, которые все-таки двигались, отсчитывая секунды, минуты и даже часы.
Он еще многое заставил сделать, и Изабелла отстраненно гладила его плечи негнущимися пальцами, механически водила ладонью по быстро твердеющей плоти. Как заведенная кукла, целовала не слушающимися губами идеально мраморную кожу, машинально двигалась в ритме древнего как мир танца, подчиняясь властным движениям его рук.
Все происходило словно в дурном сне, когда сознание понимает, что нужно проснуться, но не предпринимает активных действий, чтобы разорвать его цепкие объятия. И не было никаких чувств, лишь пустота и апатия.
Но где-то по краю сознания тлела мысль, что что-то не так, как-то странно он себя ведет, все время разворачивает ее определенным образом. Как будто старательно следует какому-то определенному сценарию. Зачем ему это, они ведь наедине, перед кем он старается?
Но эта тревожная мысль тут же тонула в водовороте других мыслей и образов, беспорядочно сменяющихся в голове, как в цветном калейдоскопе. Что-то в ней надломилось, она больше не дрожала от звука его голоса, его прикосновения не вызывали в ней ответной реакции, как будто из нее высосали по крупицам душу. И эта покорная девушка, ласкающая ненавистного ей красивого мужчину, не имеет ничего общего с ней, настоящей. И ей не надо было больше бороться с собой, она ничего не испытывала, лишь брезгливое отвращение к себе. И к нему.

Когда Мейсон наконец решил, что выполнены все его требования, за окном уже сгущались сумерки. Она так и осталась лежать на полу, уткнувшись носом в ковер. Усталость сковала все мышцы, и шевелиться не хотелось. Да что там шевелиться, не хотелось жить.
И все-таки зря он ее не укусил, сейчас бы валялась в счастливом беспамятстве, и грудь бы так не рвалась от щемящей тоски и безнадеги.
– Одевайся, – он швырнул ей вещи.
Футболка и джинсы были новыми, еще с бирками. Она с радостью натянула на себя одежду, не потому, что испытывала дискомфорт, ей просто было необходимо укрыться от его обжигающих взглядов.
А он тем временем достал из-под дивана ее туфли на высоком каблуке, а сам, захватив из бара бутылку с коньяком, поднялся наверх. Пока она кое-как приводила в порядок растрепавшиеся волосы, с ужасом прислушиваясь к его тяжелым шагам над головой, он уже спускался по лестнице, и через плечо у него было перекинуто тело парня.
Резкий запах спиртного защекотал ноздри, видимо, Мейсон насильно влил бутылку коньяка в рот человеку. Значит, была надежда, что вампир оставит парня в живых.
– Иди за мной, – приказал, даже не взглянув в ее сторону.
Ноги слегка дрожали, на каблуках было неудобно, но она послушно посеменила следом. Выйдя на крыльцо, с наслаждением втянула носом свежий хвойный воздух и быстро огляделась. Вокруг небольшого коттеджа раскинулся густой лес, и лишь небольшая просека с выдавленной полоской от шин в одну сторону говорила о том, что здесь кто-то побывал. С потемневшего неба срывались редкие капли дождя, и низко зависшие над землей тучи предвещали непогоду.
Перед крыльцом их ждала машина, серебристый Вольво, та самая, на которой он ее сюда привез. Мейсон небрежно сбросил тело на заднее сидение, а ее грубо схватил за локоть, и подтолкнул к передней дверце.
Ехали молча. Мейсон вел себя так, словно находился сам в машине. А она постоянно нервничала, и сжимала между коленок дрожащие ладони, скрывая свое состояние от вампира. И немного успокоилась лишь тогда, когда машина остановилась на заправке.
Через стекло наблюдала, как вампир несет на руках парня, и оставляет его на скамейке под навесом. И слушала, как объясняет служащему в оранжевой форме, что нашел возле дороги пьяного.
Было даже странно, что Мейсон сдержал данное ей слово. Все-таки не зря она унижалась, раз удалось сохранить чью-то жизнь.
Вот только что дальше? Мейсон по-прежнему молчал, не отрывая взгляда мрачнее тучи от мокрой дороги. Она даже не стала спрашивать, куда он ее везет, какая разница? Накатившаяся апатия даже пугала, неужели она смирилась с собственной участью? Ну уж нет, она не собирается опускать руки, и сбежит от него при первой же возможности.
Чем дальше они отъезжали, тем сильнее дождь барабанил по крыше машины. Взгляд безучастно следил за снующими туда-сюда по лобовому стеклу дворниками, не успевающими смывать нескончаемые потоки воды. И, в конце концов, сказались усталость и напряжение последних суток, она задремала, откинувшись на сидение.
Сон был неглубоким и тревожным, пробуждение наступило, как только машина остановилась. Оглядевшись по сторонам, поняла, что они находятся возле центрального въезда в Вашингтонский университет. И не успела выразить удивление, как Мейсон перегнулся через нее, открывая дверцу.
– Выходи, – рыкнул, даже не взглянув в ее сторону.
Она не понимает, зачем он ее привез сюда, к университету. Зачем выгоняет под проливной дождь. И судя по тому, что мотор не заглушен, сам выходить не собирается. Поза напряженная, длинные пальцы слишком сильно сжимают руль, взгляд странный, дикий, он смотрел прямо перед собой, но наверняка ничего не видел. Как будто из последних сил сдерживал бушующие в нем страсти.
– Убирайся, – резко и холодно, как ножом по коже, – ты мне надоела!
Он ее отпускает? Какое-то время она оторопело пялилась на него, боясь поверить в нежданно свалившееся счастье. А потом словно очнулась, и пока не передумал, быстро выскочила на улицу, оказавшись под проливным дождем.
Дверца не успела захлопнуться, а машина уже сорвалась с места, обдавая ее фонтаном брызг, и унеслась прочь, в темноту безлунной ночи. А она так и осталась стоять, по щиколотку в луже, одежда мгновенно промокла насквозь, неприятно облепляя тело.
Радостная эйфория быстро прошла, она зябко обхватила себя руками. Постепенно приходило понимание, что он не мог просто так ее отпустить, что все это часть какого-то дьявольского плана, и то, что произошло сегодня в доме, и то, что она стоит сейчас мокрая под проливным дождем.
И последствия этой игры будут куда страшнее, чем то, что ей уже пришлось пережить. Потому что у нее теперь есть уязвимте место, по которому можно бить бесконечно, причиняя ей боль. Вернуться к Эдику она не могла, у нее не хватит духу объяснить, что произошло. Да он и не поймет.
Идти ей теперь некуда. Она опустилась на скамейку перед зданием администрации, подставляя лицо косым струям дождя. Вода очищает, смывает вкус и запах, помогает замести следы. Но как смыть ту грязь, которая толстым слоем облепила ее душу?

Жду ваших комментариев на ФОРУМЕ!
Категория: Альтернатива | Добавил: ТТТТ (01.06.2011)
Просмотров: 4175 | Комментарии: 29 | Теги: Тайны крови


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА






Сумеречные новости
Новости скоро появятся...
Всего комментариев: 291 2 3 »
0
29 lytarenkoe   (11.12.2021 13:21) [Материал]
Эдварду нужно было увидеть Эдю в деле, - как он с Беллой обращается и как та отзывается ему в ответ... Чтобы самому к себе заглянуть в душу и вспомнить кое о чём... Только Беллу почему-то в ещё больший ужас приводит любое проявление Эдвардом чувств к ней. В самом деле, она чего боится - своего отклика на его чувства? Потому что, заметив в его глазах любой намёк на них, тут же провоцирует его на агрессию. Да он сам их не меньше её боится, так что не стоит так реагировать... И я уж думала Белла разобралась в своих предпочтениях...
Цитата Текст статьи ()
И снова на мгновение ей чудится что-то человеческое во взгляде. Боль? Тоска? Какого черта он из себя изображает?

А почему изображает? Разве Эдварду недоступны чувства? Если он их не проявлял, это не значит, что их нет.... Лицо он виртуозно держит. А что внутри - не знает никто.... Не дождётесь, не заплачу, если что, любовь получит сдачи... У всякого действия есть равное ему по силе противодействие. И то, чем можно доставить удовольствие, тем же можно и унизить... Я думала, говоря о подставе, он фоточками фривольными ограничится, что тоже не айс... А он решил полнометражное кинцо снять. Я в этом фильме главный актёр, я -сценарист в нём, я -режиссёр.... Ну подло, чоуж... И что, думает, отправит это народное порно Эде и тот отвернётся от Беллы? Или сразу массовую рассылку сделает. И потом она, никомуненужная, приползёт к Мейсену? Думаю, Эдя тяжело отреагирует. Но он понимает чьи это происки и чего дед добивается...Придётся пережить и с дедом разобраться. Да и никто не станет это смотреть. Не знаю, если отправит - он сам себя унизит и в собственном бессилии распишется. Хотя, может он снял это для себя и будет наслаждаться единолично, а я развозникалась. А вообще, надеюсь, он даже не сможет смотреть - удалит нахрен это народное порно... Только всё одно - ничто не заставит Беллу к нему вернуться....

1
28 Natavoropa   (27.03.2015 16:50) [Материал]
Читаю по второму кругу, странно,но мне жаль Мейсона. sad

0
27 GASA   (29.10.2012 11:57) [Материал]
Вот сколько Белле еще мучений перенести.Мейсон монстр,изобретательный гад всеми силами порочит девчонку,что бы внук сам отвернулся от нее.Я думала у него что то человеческое шевельнулось в груди,ведь сломает ее окончательно,если вдруг наложит она руки на себя то не достанется ни кому,эгоист чокнутый

2
26 Heleno4ka   (20.04.2012 18:03) [Материал]
и я почему-то подумала, что он все снимал на видео. и это будет выглядеть так, буд-то она сама захотела все это сделать

0
25 Гира   (14.03.2012 05:57) [Материал]
Спасибо.

1
24 Solt   (28.12.2011 14:39) [Материал]
Он что, в конце стал сомневаться, что все правильно делает.
Но в одном я согласна с Беллой, она имеет огромную власть над Мейсоном, и пусть она не знает как ею пользоваться(да и возможно ли это), но это так.

2
23 L_I_L_U   (20.09.2011 12:51) [Материал]
Но где-то по краю сознания тлела мысль, что что-то не так, как-то странно он себя ведет, все время разворачивает ее определенным образом. Как будто старательно следует какому-то определенному сценарию. Зачем ему это, они ведь наедине, перед кем он старается?
Ох как мне это не понравилось... Неужели снимал на видео доказательство ее подчинения? Только для кого? Для себя на будущее или для Калленов?...
– Убирайся, – резко и холодно, как ножом по коже, – ты мне надоела!
Больно... хочу надеяться, что ему было больно видеть, что он ее сломал. Добился своего и теперь понял, что его план был не так хорош. Правда... Я думала, что он сперва влюбит ее в себя, но видимо он решил сначала сделать так, чтобы от нее окончательно отвернулись ВСЕ.

2
22 Deruddy   (11.08.2011 12:11) [Материал]
shok Что это нашло на Мейсона? Человечность? Откуда?! dry

1
21 ZлюChка   (02.08.2011 21:44) [Материал]
Жаль ее... Просто странно, что она так быстро поверила, но и не поврить - это опять таки уже пароноя!
Спасибо за впечатляющую главу!

1
20 Дубровская   (07.06.2011 19:12) [Материал]
поди снимал на пленку. потом покажет всем.

1-10 11-20 21-26


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]



Материалы с подобными тегами: