Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2736]
Кроссовер [703]
Конкурсные работы [11]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4833]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15260]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14681]
Альтернатива [9123]
СЛЭШ и НЦ [9096]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4503]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Могу быть бетой
Любите читать, хорошо владеете русским языком и хотите помочь авторам сайта в проверке их историй?
Оставьте заявку в теме «Могу быть бетой», и ваш автор вас найдёт.

Список желаний
За четыре недели до свадьбы Белла расстроена тем, что у нее нет ни малейшего шанса заставить Эдварда отступить от правил. Но ничто не мешает ей помечтать. Она составляет список эротических фантазий и с удивлением обнаруживает, что некоторым из них суждено исполниться раньше срока.
NC-17

Стойка регистрации
Джейкобу не удалось спасти Беллу после прыжка со скалы, и она погибла. Год спустя она живет в Загробном мире, целыми днями регистрируя людей. Что случится, когда руководитель отправит ее в Чистилище за вампиром?

Секрет
Три подруги: Белла, Элис и Розали, приехали на каникулы к родителям Беллы. Во время прогулки по лесу они встречают трех парней: Эдварда, Джаспера и Эммета. Они начинают общаться и дружной компанией весело проводить время, пока тайна, скрываемая новыми знакомыми девушек, не всплывает на поверхность их вроде бы тихой гавани.

Поворот
Прошел почти год после расставания с Эдвардом, и вот уже наступило новое лето, но Белла так и не нашла счастья в жизни. Чтобы снова услышать голос вампира, она решает покататься на мотоцикле.

Шрамы
- Что же с ним произошло? - нахмурилась я, пытаясь скрыть повышенный интерес к мужчине за обыкновенным человеческим любопытством.
- Да черт его знает? Доктор не говорит, а за маской много ли разглядишь?
Рождественский мини.

Призрак прошлого Рождества
Эдвард Каллен вполне доволен своей жизнью, но исподволь что-то постоянно гложет его изнутри, не позволяя в полной мере радоваться каждому дню, быть счастливым. Неожиданная встреча раскроет секреты прошлого.
Рождественский мини.

Произвести впечатление
Гермиона сидела в своем кабинете, по уши погруженная в новое торговое соглашение, когда явился Малфой, чтобы «посоветоваться» с ней.
— Если… — он небрежно сформулировал гипотезу, без приглашения усаживаясь в кресло и наколдовывая изысканный чайный сервиз, — …если бы кто-то захотел попробовать сделать что-то маггловское, как бы он это сделал?



А вы знаете?

что в ЭТОЙ теме вольные художники могут получать баллы за свою работу в разделе Фан-арт?



...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какой персонаж из Волтури в "Новолунии" удался лучше других?
1. Джейн
2. Аро
3. Алек
4. Деметрий
5. Кайус
6. Феликс
7. Маркус
8. Хайди
Всего ответов: 9808
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Альтернатива

Тайны крови. Глава 11. Робкая откровенность

2022-1-26
17
0
0
Глава 11. Робкая откровенность

Сиэтл, Вашингтонский университет, 1 сентября 2010 года.
Усадив Эдика за небольшой стол, Изабелла включила электрический чайник, и открыла холодильник. Чем же угостить неожиданного гостя? У них с Анной была общая кухня, и Эдик наверняка здесь уже бывал. Но даже не это ее больше всего волновало.
Изабелла нервничала. Боялась признаться даже самой себе, как хорошо ей было в крепких объятиях Эдика. Такого спокойствия, такой пусть призрачной, но защищенности она давно уже не ощущала. Да, по сути, никто о ней особо не заботился, не интересовался ее проблемами. И она даже на какую-то долю секунды поверила, что Эдик каким-то непостижимым образом поможет ей, оградит от притязаний Мейсона. И то, что он не воспользовался ситуацией, когда она так бессовестно себя предложила, только прибавляло ему плюсов в ее глазах.
Его перепады, от неприкрытого хамства до щемящей ласки, вызывали в ней столь же противоречивые порывы, от желания влепить пощечину до потребности отдать себя всю, полностью, без остатка. Какой же он на самом деле? Что скрывается за этим разнообразием?
Почему же она сама бросилась ему на шею? Она не могла внятно объяснить свой внезапный порыв. Она хотела досадить Мейсону, или же просто отпустила на волю свое желание, не стала сопротивляться странной тяге к Эдику? Его теплая, ослепляющая улыбка, крепкие горячие руки, смелые, но такие желанные ласки помогли ей пусть на время, но забыть об неуклонно нависающей над ней угрозе.
Но иллюзорное чувство безопасности тут же развеялось, стоило ему только разомкнуть объятия. И опять навалилась щемящая пустота, накрывая ее лавиной тревоги. Что будет, если об их странных отношениях с Эдиком узнает Мейсон?
И пока она суетилась по маленькой кухне, сооружая кофе и что-нибудь поесть, ей с трудом удавалось сдерживать предательскую дрожь в руках. Да что с ней? Она боится Мейсона? Или это из-за внимательного взгляда, которым неотрывно следил за ней ее новый знакомый? Он жадно ловил каждое ее движение, и в серо-голубых глазах сквозило неприкрытое восхищение, смешанное с совершенно непонятной ей тревогой. С чего бы ему так за нее переживать? Или он переживает за себя, боится встречи с вампиром?
И это его разительное сходство с Мейсоном не давало ей покоя, ей еще предстоит научиться их разделять. И найти причину, потому что наверняка между ними существует какая-то связь. И причем связь напрашивалась именно родственная. И выяснить подробности родства ей сейчас и предстоит, вот только нужно это сделать осторожно, не в лоб, а с помощью наводящих вопросов.
И она все время невольно сравнивала Эдика с Мейсоном, и не трудно догадаться, что сравнение было не в пользу последнего. Все-таки Эдик другой. Его наглость так забавно перетекает в ласку, что она даже не успевает обидеться на его полные сарказма насмешки. И почему ей вдруг захотелось поверить, когда он так искренне пообещал, что все будет хорошо?
Эдик все так же с любопытством наблюдал за ловко порхающей по кухне девушкой. Как по волшебству перед ним выросла чашка с ароматным кофе, и сладкие пирожки с маком и вишнями. А она устроилась напротив, по старой привычке обхватила свою чашку с кофе руками и приготовилась лицезреть, как он ест. Еще Чарли любил говорить, что по тому, как человек ест, можно лучше понять его характер. Правда, Эдик не человек, но все-таки…
– Вкусно, – облизнулся Эдик, откусив кусочек, – сама пекла?
Девушка скромно кивнула, все-таки приятно услышать комплимент. А ее гость шумно отхлебнул кофе, и его губы растянулись в блаженной улыбке.
– Как я и люблю, – он выглядел таким довольным, словно только что выиграл в лотерею миллион долларов, – обожаю сладкое, за лишнюю ложку сахара готов родину продать.
Изабелле показалось странным такое заявление. Все сплиты предпочитают сладкое, и она даже не поинтересовалась у своего гостя, а сыпанула ему, как и себе, пять ложек сахара. Это само собой разумелось, почему же он говорит об этом?
Изабелла по-прежнему теребила в руках чашку, так и не отведав своего кофе. Ей нравилось наблюдать, как Эдик, не скрывая своего удовольствия, поглощает ее пирожки и с наслаждением запивает их, делая большие глотки, и разве что не облизывается. Он напоминал ей огромного хитрого кота, наконец добравшегося до хорошо спрятанного кувшина со сметаной.
– А сколько тебе лет? – как бы невзначай поинтересовался он, всего только для слов отрываясь от еды.
Изабелла замерла, так и не донеся чашку до рта. Вопрос снова показался ей странным, ведь возраст для сплитов не имеет особого значения, хотя какая разница, с чего начинать.
– По паспорту восемнадцать, – она улыбнулась робко, только уголками губ.
– А не по паспорту? – Эдик прекратил жевать, и с интересом наблюдал за ее реакцией.
– Разве в России принято спрашивать у женщины ее настоящий возраст? – игриво изогнула брови девушка.
– Неприлично интересоваться возрастом человеческой женщины, – и Эдик перегнулся через разделяющий их стол, заглядывая в так манящие его шоколадные глаза, – а ты не человек, правда?
Девушка совсем не удивилась его словам, снова улыбка едва тронула ее правильные черты, и она совершенно искренне ответила:
– На самом деле мне тридцать два, – и насмешливо добавила после некоторой паузы: – так что я уже вполне взрослая тетка.
Эдик удовлетворенно кивнул, словно был очень рад услышать от нее правду.
– А твои родители? – осторожно поинтересовался он.
– Здесь все сложно, – девушка тяжело вздохнула, опуская глаза в стол, ей было сложно говорить на эту щекотливую для нее тему, – моя мама сплит, а папа человек.
И все-таки приподняла ресницы, надеясь увидеть реакцию на свои слова. Ей показалось, или в его взгляде мелькнуло непонимание? Но он ведь должен был заметить, что в ней очень мало вампирской крови, хотя бы по запаху. Что же с ним не так?
– Мама скрывала от отца свою сущность, – продолжала Изабелла, – до тех пор, пока не забеременела. У нее не хватило смелости все рассказать, и ей пришлось уйти. Уже потом, после моего рождения, она встретила такого же, как она, и полюбила. Фил стал моим приемным отцом. Но я не хочу мешать их счастью, поэтому стараюсь жить отдельно.
Девушка замолчала, и все-таки сделала глоток. Сладкая жидкость приятно освежила чуть пересохшее от волнения горло.
– А твой настоящий отец? – спросил Эдик, – он знает о твоем существовании?
– Знает, – кивнула девушка, и какое-то время раздумывала, стоит ли продолжать, ведь разговор плавно подходил к самым неприятным для нее воспоминаниям, – когда мне исполнилось семнадцать, и мой возраст стал соответствовать внешнему виду, я целый год прожила с ним. Ну а теперь сложно будет объяснить ему, почему дочь в тридцать два выглядит, как восемнадцатилетняя, – с горечью добавила она.
– Но он же наверняка любит тебя, – возразил Эдик, – мне кажется, что он поймет.
– Он думает, что я умерла, – чистый голос девушки дрожал и прерывался от боли, – и так будет лучше для всех.
В кухне повисло молчание, Изабелла сосредоточенно ковырялась ложкой в своем кофе. И когда Эдик протянул через стол руку, мягко накрывая ее ладонь, и осторожно сжал своей, она вздрогнула от такого приятного прикосновения, и посмотрела прямо в глаза. Окунувшись в полый сочувствия и понимания взгляд, стушевалась, не зная, как реагировать. Она не привыкла к искреннему вниманию, ей всегда казалось, что ее проблемы никому интересны. И она испытывала смущение от его участия.
– А ты? – спросила, все-таки неловко высвобождая свою ладонь, – сколько лет тебе?
Эдик медленно, с явным сожалением убрал руку, все так же не выпуская ее из-под прицела своего цепкого, пронзительного взгляда. Она была откровенна с ним, пусть не совсем, но приоткрыла завесу своей тайны, но для начала и этого хватит, и теперь хотела ответной откровенности от него.
– Я постарше буду, – и он откинулся на спинку стула, – мне не меньше пятидесяти.
– И на сколько не меньше? – теперь уже Изабелла наклонилась вперед, ожидая его слов.
Эдик усмехнулся. Их роли поменялись, и теперь она изо всех сил старается выудить из него информацию. И прежде всего она хочет знать, существует ли связь между ним и Мейсоном.
– Точно не знаю, – туманно ответил он, определенно решив немного помучить ее неизвестностью, за то, что она так мучила его.
– А родители? – задала она самый главный вопрос, и напряглась, ожидая ответа.
И, наверное, слишком выдала свой интерес, потому что Эдик удивленно вскинул брови.
– Меня вырастил приемный отец, – осторожно отвечал он.
Врет? Или нет? Как понять?
– И ты ничего не знаешь о своих настоящих родителях? – в ее голосе явно мелькнули нотки разочарования.
– Нет, – покачал головой Эдик, – отец работал лесником, и жил отшельником, после того как его жена и сын трагически погибли. И однажды на его пороге появился парень, совсем еще молодой, лет семнадцати, с пятилетним ребенком на руках. Он сказал отцу, что я его младший брат, наших родителей убили бандиты, а теперь охотятся за нами. И попросил приютить меня на время. Отец предлагал ему тоже остаться, но тот отказался, оставил денег и исчез. И больше ни я, ни отец его не видели. И еще, он сказал отцу мои имя и фамилию. Но, наверное, он действительно был моим братом, потому что отец говорил, что я очень уж на него похож.
Изабелла слушала его, затаив дыхание. В том, что парень, который принес маленького Эдика, был Мейсон, не было ни малейших сомнений. А что, если…
– Или не братом, – задумчиво протянула она, когда Эдик замолчал, – а ты не думал, что этот парень вполне мог быть твоим отцом?
На лице Эдика отразилось недоумение. Странно, что такая мысль не пришла ему в голову, ведь это самый очевидный вывод, который напрашивается из его рассказа.
– Может быть, – неопределенно пожал плечами Эдик, – почему же он не вернулся?
– Очевидно, у него нашлись дела поважнее, – презрительно поджала губы Изабелла, – но если тебе на вид было около пяти, неужели ты ничего не помнишь до этого момента?
– Очень смутно, – покачал головой Эдик, – отец рассказывал, что у меня был жар, я долгое время был в бессознательном состоянии. И у меня на запястье были два следа от укусов, он решил, что меня собака покусала.
В том, что Мейсон подонок, она убедилась на собственной шкуре. Но то, что он пил кровь у собственного сына… это стало шоком даже для нее.
– Так что ему пришлось долго отпаивать меня травами, прежде чем я пришел в себя, – она была под таким впечатлением от услышанного, что дальнейший рассказ Эдика доносился до нее словно издалека. – Но я все-таки помню дом, в котором жил, игрушечные кораблики, которые пускал в маленьком пруду во дворе, и мать с отцом, только очень смутно, их лица для меня словно размыты. Только почему-то запомнилось, что настоящие родители очень любили друг друга, и что у матери были обжигающе горячие руки, а прикосновения отца были холодными, но приятными.
Мать. Кто же мать? Раз Эдик ее помнит, она не могла быть человеком, только сплит. А вот то, что родители любили друг друга… Мейсон и любовь? Разве можно совместить эти понятия? Или она так мало знает о своем мучителе? Неужели Мейсон какое-то время жил с кем-то и вместе растил ребенка?
– Естественно, если твой отец вампир, а мать сплит, – заметила девушка, – а что было потом?
– Мы несколько лет жили уединенно, я рос очень быстро, и когда мне на вид было лет семнадцать, переехали в город. Отец выдавал меня за своего сына, который погиб.
Что-то было не так. Если его приемный отец был человеком, он наверняка ничего не знал о существовании вампиров. А тем более сплитов. Получается… разрозненные кусочки пазлика стали постепенно складываться в ее голове в общую картинку. Его полное незнание о губительном действии серебра на вампиров и сплитов. Отчаянный отказ пить ее кровь. Странное поведение во время визита представителей Волтури. И явно сказанные невпопад фразочки.
– Ты говорил, что никогда не пил человеческую кровь? – пробормотала она, – стоп, подожди, – догадалась девушка, – так ты не знаешь, кто ты?
Эдик пристыжено опустил голову, пряча лицо в руках. Куда только девалась его уверенность в себе, он выглядел сейчас очень уязвимым и беспомощным. И несчастным. Почему же он прикидывался, почему пытался обмануть ее?
– Ты прожил жизнь, не зная свою сущность? – продолжала напирать Изабелла, – ты никогда не слышал о вампирах? и о сплитах? и ты…
– Да, – решительно оборвал поток ее догадок Эдик, – и я до сих пор толком не знаю, кто я. Может, просветишь? – уже язвительно добавил он.
Изабелла замолкла, понимая, насколько нетактично она сейчас поступила. Сделала глоток давно остывшего кофе, чтобы скрыть свое смущение. И стала рассказывать. Об обращенных вампирах и их потомстве. О вечном существовании и постоянной жажде крови. Об особенностях физиологии и питания. О мнимой неуязвимости и безнаказанности. О лицемерных законах вампирского мира и Волтури, стоящих на их страже. Все, что знала. И как ни странно, история целого мира нелюдей заняла совсем немного времени, потому что от людей они отличались всего лишь продолжительным периодом жизни и некоторыми более развитыми способностями, такими как сила, скорость, абсолютное зрение, слух и обоняние. А все человеческие пороки принимали в этом неживом мире еще более извращенные формы.
– Эти убийства, – задумчиво протянул Эдик, внимательно выслушав ее рассказ, – ты что-то знаешь про них?
– С чего ты взял? – она удивленно вскинула брови, стараясь скрыть охватившее ее волнение.
– Просто мне показалось, что ты что-то утаила от представителей Волтури, – и он снова наклонился через стол, пристально заглядывая ей в глаза, – ты ведь что-то учуяла тогда, в библиотеке, и ходила смотреть. Может, ты видела убийцу?
– Я думаю, что Волтури обвинят во всем Элис Каллен, – Изабелла быстро отвела взгляд, игнорируя его вопрос.
Она пока не готова к такой откровенности. Эдику вовсе необязательно знать про Джеймса.
– Не думаю, – покачал головой Эдик, – вряд ли они будут обвинять свою сестру.
– Сестру? – переспросила она.
– Этого здоровяка, который приходил с Хэйлом, зовут Эммет Каллен, – поведал ей Эдик.
– Откуда ты знаешь? – Изабелла снова была не в силах скрыть свое удивление.
– Вездесущий гугл поведал мне об этом под строжайшим секретом, – беспечно подмигнул ей Эдик.
Черт, это в корне меняет ситуацию. Ей необходимо все обдумать. Получается, что и Эммет приемный сын Карлайла.
– А еще Элис Каллен после первого убийства обвиняла меня во всех смертных грехах и запугивала своим братцем Джаспером Хейлом, – продолжал делиться информацией Эдик, – так что они там все родственнички, Эммет женат на сестре-близнеце Хейла.
Пока Изабелла переваривала полученное знание, в голове Эдика сформировалась новая идея.
– Слушай, а это не твой ли вампир виновник всех этих убийств? – тут же поделился он с ней своей догадкой, – так может, стоит сдать его этим вашим Волтури? Как говорится, нет вампира, и нет проблемы?
Слишком он проницателен. Это, конечно, очень заманчивая идея, но Мейсон вовсе не так прост, чтобы вести с ним такую опасную игру. Да и кто ей поверит? А если всплывут еще те убийства в Форксе? В лучшем случае Мейсон просто исчезнет на время, а потом все равно ее найдет. А в худшем легко перекинет всю вину на нее. Или еще на кого-нибудь, например, на того же Эдика, он это умеет. И вряд ли даже то, что Эдик приходится ему сыном, остановит его.
– Не знаю, – недовольно буркнула она.
И резко встала, всем своим видом показывая, что поток откровенности на сегодня окончен, буквально выхватила у озадаченного внезапной переменой ее настроения Эдика чашку, сгребла со стола остальную грязную посуду и кинула в мойку.
Она надеялась, что мытье посуды даст ей время обдумать создавшееся положение и принять хоть какое-нибудь решение. Например, стоит ли говорить Эдику, кто его отец. И можно ли довериться Джасперу Хейлу.
Но почти сразу с волнением ощутила, что гость тоже переместился, и теперь нависает сзади, почти касаясь грудью ее спины. И вот именно это почти заставляло нервничать. И снова она не могла понять, что с ней происходит, почему его простая близость так сводит с ума.
Посуда мылась как-то механически, сама собой. Изабелла, затаив дыхание, ждала дальнейших действий парня за своей спиной. А он оперся об стол руками по обе стороны от нее, но так и не коснулся.
– Не двигайся, – прошептал он, и она замерла, так и держа недомытую чашку в руке, кожей ощущая, как он принюхивается к пульсирующей жилке на ее шее, – скажи, а это нормально, что мне хочется тебя укусить?
– Вполне, – улыбнулась она его наивности, – в этом нет ничего странного. Твой укус не ядовит, так что со мной ничего не случится.
Легкое прикосновение губ к шее заставило вздрогнуть. Неужели он понял ее слова буквально и собирается отведать ее крови прямо сейчас? Но теплые губы осторожно ласкали шею, приятно дразня кожу почти невесомыми, осторожными поцелуями. Бесполезно вертя уже давно чистую тарелку под струями воды, Изабелла чуть подалась назад, желая получить опору, потому что твердый пол вдруг стал уходить из-под ног.
– И мне тоже хочется отведать твоей крови, – вдруг робко, неожиданно даже для самой себя призналась она.
И замерла, чувствуя, как пальцы пробежались по ее бокам, слегка задирая блузку, и теплые ладони устроились на животе, обдавая кожу приятным теплом.
– Вот только лучше не позволять вампиру пить свою кровь, – зачем-то ляпнула она, и только потом поняла, что сболтнула лишнее.
Но было уже поздно. Эдик застыл за спиной, по инерции все еще прижимая к ее животу горячие ладони. Казалось, каждый нерв напрягся, ожидая его реакции. Но он медлил, переваривая полученную информацию. А Изабелла машинально терла пальцами чашку, словно стремилась добиться идеальной чистоты.
В конце концов он забрал у нее эту чертову чашку, опустил в мойку, и мягкими, но настойчивыми движениями заставил девушку развернуться к нему лицом. Теплые пальцы коснулись подбородка, требуя прямого зрительного контакта.
– Он пил твою кровь? – серо-голубые глаза, казалось, смотрели ей в самую душу, и она молчала, не зная, что сказать, – и…
Он не решился озвучить свое предположение. Недосказанность нестерпимым безмолвием повисла между ними. Он все понял. Он все знает. Что же ей сказать? Соврать? Или правду? Изабелла не выдержала пристального взгляда, опустила глаза, чем тут же подтолкнула парня к соответствующим выводам.
– Понятно, – его голос звучал глухо, словно каждый звук застревал в горле.
Он медленно отпустил ее, не став пытать дальше. Сделав шаг назад, повернулся к ней боком, запуская пальцы правой руки в непокорные волосы, с силой сжал кулак.
И она отрешенно подумала, что сейчас он просто развернется и уйдет, и снова она будет совсем одна. Да кому она нужна с таким прошлым, а тем более с такими проблемами в ближайшем будущем. Почему она вдруг решила, что он поймет и поддержит? И теперь он знает, насколько опасны вампиры. С какой такой радости ему рисковать из-за нее своей шкурой?
И ей захотелось завыть от безысходности, а настырно льющаяся из незакрытого крана вода только обостряла охватившую ее тоску. Изабелла повернулась, в сердцах закрывая кран, и, не рассчитав силу, крутанула слишком резко, чем сорвала резьбу. Вода брызнула фонтаном, окатывая ее сразу с ног до головы, она громко взвизгнула, прикрывая бьющую струю ладонью, но это не помогало.
И пока она боролась с отчаянно рвущейся на волю водой, вдруг поняла, что уже одна на кухне. Эдик исчез. Вот и все. Время рыцарей прошло, она это прекрасно знала, и не питала никаких иллюзий на этот счет. Откуда же эта тупая боль в груди, почему ее глаза предательски наливаются слезами?
Руки непроизвольно разжались, отпуская проклятый смеситель, и теперь струя била прямо ей в лицо, но Изабелла ничего не предпринимала, даже не пыталась отойти или отвернуться. Так и стояла, принимая теплые потоки, омывающие ее лицо и стекающие по одежде вниз, образуя лужицы на выложенном плиткой полу. Но вода так и не приносила успокоения, не смывала ее отчаяния. Она ненавидела себя за то, что поддалась слабости, что готова была впустить в свою душу чужого, и, как оказалось, совершенно не достойного такой чести мужчину.
Между тем в трубах подозрительно заурчало, поток воды постепенно ослабевал, а потом и вовсе прекратился. Видимо, кто-то перекрыл воду. Да что с ней происходит? Неужели она стала истеричкой? Нужно взять себя в руки, и найти силы вернуться к суровой действительности. Изабелла огляделась вокруг, оценивая нанесенный кухне ущерб. Да уж, придется ей все это убирать.
И тут же на кухне снова возник Эдик.
– А вот и я, – радостно сообщил он с порога, – ну кто так строит, еле нашел кран, чтобы воду перекрыть!
Но тут же довольная улыбка сползла с его лица, взгляд стал обеспокоенным, видимо, потерянность Изабеллы сразу бросалась в глаза.
– Эй, это всего лишь вода! – слишком быстро очутившись рядом, притянул к себе, не обращая внимания на сбегающие с нее ручейки.
Девушка только тихо выдохнула, пряча лицо на крепкой груди. Как же она была рада его возвращению!
– Ты промокнешь, – запоздало предупредила она, ведь его рубашка уже пропиталась влагой от насквозь мокрой блузки.
– Ты не первый раз портишь мне одежду, – хитро ухмыльнулся ей в мокрые волосы, – я привык.
Оторвав голову от теплого плеча, Изабелла осмелилась заглянуть в смеющиеся глаза. Теплая рука скользнула под распущенные волосы, обхватывая ее затылок, он наклонялся к ней медленно, не разрывая зрительного контакта, и она заворожено читала в его прожигающем взгляде щемящую нежность. Коснулся ее губ сначала осторожно, собирая капельки влаги, а потом немного более решительно, трогая и лаская, посасывая и бережно покусывая, а умелые пальцы приятно массировали кожу шеи. И она потянулась навстречу каждой клеточкой истосковавшегося по ласке тела, казалось, вся кровь прилилась к губам, но тут же отхлынула, разливаясь волнами такого приятного тепла.
И когда он подхватил ее под коленки, усаживая на разделочный стол, и втиснулся между ее бедер, так и не разрывая поцелуя, она даже и не думала его останавливать. Теперь она уже не сомневалась в своих желаниях, и плевать ей на Мейсона, на Анну, которая может в любой момент вернуться и застать их в недвусмысленной позе, на представителей Волтури и на весь белый свет.
А он все так же осторожно мучил ее губы, почему-то так и не углубляя поцелуя, и, проникнув ладонями под мокрую блузку, почти целомудренно гладил ее кожу. Но уже было мало его губ и его бережных ласк, ей хотелось большего, она крепче прижалась к его паху и запустила пальцы в бронзовые кудри, с силой сжимая и притягивая к себе. И еле сдержала стон отчаяния, когда его неторопливые ласки стали постепенно затихать, а он уткнулся лбом в ее лоб, сдерживая ей руки и с трудом восстанавливая сбитое дыхание. И откуда у него такая выдержка, как он находит в себе силы останавливаться?
– Переодевайся, и поехали, – все еще хриплым от возбуждения, но уже уверенным голосом распорядился он.
– Куда? – не поняла Изабелла.
– В строительный магазин, – усмехнулся Эдик, с явной неохотой убирая руки с ее талии.
– Зачем? – она недоуменно всматривалась в пляшущие в его глазах веселые искорки.
– Не знаю, как у вас, а у нас в России обои и смесители продаются в строительных магазинах, – его голос уже был ровным, с изрядной долей ехидства.
– Зачем нам обои? – по-прежнему не понимала Изабелла.
– Видишь ли, я часто собираюсь бывать у тебя в гостях, – снисходительно пояснил Эдик, – а рисунок на обоях в твоей комнате мне не нравится. Так что придется затеять небольшой ремонт.
И снова она пропустила мимо ушей откровенную наглость, потому что в его словах она услышала совсем другое, гораздо более важное. Он не испугался ее прошлого, его не страшит ее неопределенное будущее. А значит, стоит попробовать. Чем черт не шутит, а вдруг у них все получится?

Жду ваших комментариев на ФОРУМЕ!

Категория: Альтернатива | Добавил: ТТТТ (20.10.2010)
Просмотров: 3567 | Комментарии: 37 | Теги: Тайны крови


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА






Всего комментариев: 371 2 3 4 »
0
37 lytarenkoe   (07.12.2021 16:08) [Материал]
Не могу отделаться от какой-то двусмысленности ситуации. А если бы Эд не был так похож на Мейсена? И не пах похоже... Она бы ощутила в нём ту же заинтересованность? Она Мейсена вроде как ненавидит, но к его копии её тянет без удержу... ей с ним даже очень хорошо... Только потому что он такой ласковый? Или здесь что-то более глубокое к Эдварду, но переносится на Эдика. И мне показалось, что она не прочь, чтобы Эд пожёстче действовал... Это как какой-то извращённый самообман.. Не могу никак однозначно принять происходящее м/у ними. Не будь он так похож - другое дело... А ещё коробит, что она считает Эдварда ст. отцом Эдварда мл.,, те и с папой, и с сыном.. и ничего смущающего в этом нет? А когда Эдик Эдварда увидит? Что он должен будет подумать, глядя в лицо своего двойника? Наверное, оскорбиться, как минимум... Думаю, аспиранту слово Эрзац хорошо известно... Так что, я не умиление, глядя на них ощущаю, а как у меня раздвояится сознательность. Как попытка выдать желаемое за действительное. И мне всё труднее представить, что их троих ждёт - вряд ли кто-то их Эдвардов станет добровольно сдавать свои позиции. Я прям ну ооочень удивлюсь, если Мейсен решит в благородство поиграть - вину загладить. Начнём с того, что виноватым он себя не считает (наоборот - пострадавшим). Чтобы это случилось, он должен до основания разрушить те устои, которыми он жил и каким-то образом пересмотреть всю свою жизнь. Вряд ли в ближайшее время он намерен заниматься такой херью. У него занятия более приятные и возбуждающие на повестке... Интересно, у вампиров психологи есть? А то как начнёт лопатой своё прошлое разгребать - там в одного не справиться...

0
36 Lucinda   (26.06.2013 19:46) [Материал]
ой каой Эдик классный всё таки!

0
35 Lenerus   (28.03.2013 00:48) [Материал]
Надежный и прекрасный! happy

0
34 GASA   (27.10.2012 15:30) [Материал]
Эд станет Белле прежде всего другом,в чем она и нуждается

2
33 Marishelь1   (15.06.2012 23:20) [Материал]
Эдик уж очень сдержан, мог бы и успокоить девушку известным способом, тем более, что она явно не против и не скрывает это. Но в другом он прав: нужно стать необходимым ей. wacko

1
32 natalj   (27.03.2012 22:49) [Материал]
Спасибо за удовольствие!

0
31 Гира   (14.03.2012 05:38) [Материал]
Спасибо.

1
30 глобус   (03.12.2011 21:05) [Материал]
Надеюсь все у них получится smile smile smile

5
29 ZлюChка   (13.10.2011 00:50) [Материал]
Вот какой должна быть наглость и самоуверенность.... Пусть Мейсон смотрит и учиться...Хотя, горбатого могила исправит, ну а Мейсона, следует понимать, не исправит уже ничто, разве что он сам... *даже звучит бредово*
Тем более, Мейсон такой, каким он должен быть!

1
28 katebig   (19.09.2011 17:09) [Материал]
Бинго! Умный мальчик!

1-10 11-20 21-30 31-36


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]



Материалы с подобными тегами: