Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2738]
Кроссовер [703]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4853]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15295]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14660]
Альтернатива [9145]
СЛЭШ и НЦ [9094]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4490]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Большие детки
«Поздравляем, папаша, у вас девочка!» - эту фразу Карлайл слышал уже трижды. И каждый раз был на седьмом небе от счастья. Но мог ли он представить, что вскоре жена покинет его и ему одному придется воспитывать дочерей? А дети, к сожалению, растут, и маленькие бедки могут грозить большими проблемами...

Джек на луне
Его зовут Женя, но для всех здесь он — Джек. Он живет с матерью, ходит в школу, в меру хулиганит и покуривает травку, в общем, он — обычный мальчишка. Русский мальчишка в Дании. Он выучил новый язык, он привык, что учителей здесь называют по именам, потому что отчества нет. Но вот мама снова выходит замуж, и они переезжают в дом нового отчима. Красивый, большой и… скрывающий мрачную тайну.

Осенний блюз
Он ушел, а его слова все еще ранят меня, звуча в шелесте ветра, биении капель дождя и моей разболевшейся голове: «Не делай глупостей… Не делай глупостей…».

Добро пожаловать домой, солдат
Белла очень волнуется, долгое время не получая от мужа известий. Что же происходит?

Только не она
Эдвард без раздумий бросается вперед - спасти жизнь Беллы Свон, так и не досмотрев видение Элис. Но сестра безжалостно останавливает брата, позволяя фургону Кроули завершить путь. Что такого увидела Элис и почему позволила Белле попасть под удар?

Адская любовь
Он входит в десятку самых влиятельных людей в области кулинарии. Своенравный, жестокий, непримиримый, но жутко сексуальный мужчина. И именно он ищет талантливого шеф-повара в свой новый ресторан, который открывает в Париже. Десять совершенно разных людей, и каждый уверен, что именно он выиграет приз. Что ожидает их там? Выигрыш? Слава? Или адская любовь без рамок и правил? Посмотрим...

Калейдоскоп
Армия Виктории разгромлена, Белла спасена. Но что если Каллены сумеют спасти жизнь Бри и спрятать ее от Вольтури? По какому пути тогда будет развиваться дальнейший сюжет?

На твоем месте!
Что будет, если Эдвард и Белла поменяются местами? Белла станет вампиром и... мужчиной. А Эдвард - человеком. И женщиной. Это грустно, опасно или забавно? В любом случае, герои вынесут из этого урок.
Рождественский мини/юмор.



А вы знаете?

... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


что в ЭТОЙ теме вольные художники могут получать баллы за свою работу в разделе Фан-арт?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый вами фильм 2014 года?
1. The Rover
2. Звёздная карта
3. Зильс-Мария
4. Camp X-Ray
Всего ответов: 252
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Слово веры

2021-12-7
4
0
0
Знойный летний вечер окружил золотящиеся пшеницей поля. Охватил луга с изумрудными травами, участь которых была в скором времени стать кормом зимой для рогатой скотины. Пленил глубокую чистую реку с резвыми окунями и капризными карасями, ленивыми сомами и хитрыми щуками, модными красноперками и неугомонными уклейками, прочей рыбьей братией и мудрыми раками. Захватил широкими и густыми тенями лесные угодья. Разморил обнаженного по пояс тракториста Василия, перепачканного техническими жидкостями и смазками.

Сегодня ему стукнуло крепко за сорок лет. За спиной же у него не было ни жены, ни детей, только работа, которая изо дня в день награждала его вниманием и мозолями на ладонях, локтях и коленях. Он любил свой труд, гордился, что потом и душой причастен ко многим кускам хлеба, которые выкладываются на семейный стол. Василий не жалел о своем одиночестве. Даже частенько был ему рад. Говорил себе, что раз сложилось так, значит, сложилось, судьба есть судьба и это хорошо, ведь когда помрет, никому боли этим не причинит.

Хотя изредка, но тоска обвивала его словно питон добычу, тогда ему дико хотелось жарко прижать жену к груди, отвесить легонько подзатыльник шалопаю-сыну, ворча: «Весь в меня», и торжественно вручить куклу дочке, услышать ее смех от уколов его щетины в ее нежную щеку. В такие тяжелые минуты Василий травил коварную змею горючим самогоном. Вспоминал минувшие дни, когда рано осиротел, не сломался в детском доме, пошел в армию, словно волк в овчарню, щенком скулил у подбитого своего танка, держа на коленях обгоревшего командира, вернулся в родную деревню, в пустой просыревший дом один в один похожий на собственную душу, кричал по ночам, не узнавая свой надорванный голос. Вспоминал успокаивающий рокот двигателя, горизонт безмятежной синевы и щебет птиц, нырок поплавка и треск костра с дымком ароматной ухи. Единственный дым, который он мог переносить после въевшегося в разум запаха горящего человеческого мяса.

Василий поправил дом и подлечил душу, а вот с характером поделать ничего не смог, тот оброс шипами нелюдимости. Природа стала ему женой, трактор – сыном, река – дочерью.

— А ничего, день все одно добрый был. — Василий кивнул лохматой головой. Он сидел у трактора, стоящего на обочине поля, украшенного стогами, и смотрел на заходящее солнце. Положив в рот половинку вареного яйца, налил рюмку самогона. Перед ним на застиранном полотенце находился спартанский ужин – темный хлеб, сало, зеленый лук, огурцы, коробок из-под спичек, наполненный солью, и бутылка с водой. — Пришлось, конечно, потереться горбом об матушку землю, покрутить гайки до ломоты в руках и спине. Ей Богу, душу мать, выбью зубы этому буржую фермеру, если не выдаст новые запчасти. Сколько можно жаться, как свинья над желудями? Все в пасть себе да себе. — Василий выпил. — А мне старье изношенное со старых машин нате... ставь в сердце моего трудяги. Экономит он. Я ему реально сказал, ведь пересчитаю зубы. Не буду терпеть больше. — Он похлопал ладонью по гусенице. Отрезал сала и отломил кусок хлеба. — Ты хорошо потрудился! Без тебя мне б не в жизнь не управиться так! Все терпишь меня, — нежно поглаживая гусеницу, мало разборчиво и жуя, сказал он. Налил еще рюмку и выпил. — Завтра на зорьке пойдем на щуку. Сан Саныч напрашивался со мной, да ну его к едрене фене. Опять станет про баб трындычить, — махнул рукой и выпил. — Сват нашелся. Горемыка со своими бы бабами управился, женой да тремя наседками. Ума б себе дал сперва, советчик. Завидует он мне, свободному от пут юбки, это факт. Дурак, — Василий опустошил еще рюмку. Говоря с собой за жизнь и планы на остаток лет, он и не заметил, как прикончил весь имевшийся с собой запас самогона. Сильно захмелев, тяжело вздохнул. — Это залет на кухню, боец. Перебрал, — шатаясь встав, он прибрал за собой и забрался в кабину. — Надо поспать. Потом щуку...

Василий мотнул головой. Вечерняя темнота плавила мир вокруг. Тени искажались в огни и силуэты. Треск кузнечиков отражался нарастающим эхом щелчков выстрелов.

— Врете, — Василий запустил мотор. — Не возьмете. Держииись, комам-коман… диииир! Прор-веееемся!

Трактор помчался так быстро насколько мог, иногда дергаясь из стороны в сторону, то вкатываясь на поле, то ревя, вырываясь на проселочную дорогу. Из кабины обрывками неслась песня про «Варяга». Василий горланил ее вперемешку с ободряющими обращениями к товарищам по экипажу.

— Вспышка справа! — приняв неожиданно загоревшийся свет уличного фонаря за отсвет выстрела из ручного гранатомета, Василий на миг прищурился. Дернул рычаги, уводя машину от поражения. — Пали, Тооолляяяя! Палиии!

Гул мотора, и нет звука ответного выстрела. Василий стиснул зубы. Значит, нет Толи — стрелка от Бога, и ранен командир, не может продублировать, дать очередь.

— Их Богу душу мать, — лицо Василия окаменело, — прорвееемся. Тарааан, мужики,таааррррааанн! — Он направил машину на вспышки-выстрелы.

Удар. Падение. Скрежет металла и треск дерева. Искры и мигающий свет.

— Падлы, подбили... — захрипев, Василий пополз к замедляющим свое вращение гусеницам. Мотор простонал как зверь от страшной раны и смолк. — Держииись, парни! Я их мать душу Богаголыми руками порву! — заревев, он встал. Потянулся руками к фигуре с оружием на перевес. И тут вдруг удар! Боль в голове. Во лбу. Он падает. Темнота кружится и прорезается бледным светом.

— Ах ты, ирод! Окаянный! — стоя над ним и взмахивая клюкой, закричала старуха в одежде монахини. — Я те дам Бога душу рвать... — Она ударила его палкой по рукам, которыми он прикрывал свою гудящую голову. — Я тебя научу, шпаненок малолетний!

Алкогольный дурман стремительно начал выветриваться из словно закипающей в венах крови. Василий понял, что трактором свалил фонарный столб у местной церквушки и протаранил ее ворота и сам храм. И не было залпов с гранатометов, а была включающая фонарь эта старуха, древняя монахиня, дожидающаяся своего часа встречи с Создателем, живущая в церквушке, которую некогда заложил ее отец священник.

— Отстань, карга! — отмахнувшись, Василий смог встать. С болью посмотрел на трактор, завалившийся на бок, и заскрипел зубами.

— Изувер! Безбожник! Ирод! — не унималась старуха. — Покайся в грехах! Поклянись, что с рассветом станешь чинить Божий дом! — Она принялась тыкать его клюкой в спину. Он же, шатаясь и запустив пальцы в волосы, шагал к затихшему трактору.

— Изыди, ведьма, — буркнул Василий и опустился на колени. Обнял гусеницу, торчащую из-под обломков покосившейся церкви. — Что твой храм? Пустой дом. Пустые слова в нем. Править его после буду. Сначала моего...

— Нелюдь ты, что ли?! Как тебе слова в доме Божьем, самые важные слова о вечной любви, чистой, не подвластной времени и сильней всяких тягот, и тебе они пусты?! — старуха будто опешила.

Василий поднялся. Повернулся к ней и мрачно посмотрел в ее уставшие глаза.

— Что есть в словах? — Он усмехнулся и протянул к ней руки, показывая натруженные ладони. — Вот дела! Они стоят жизни.

— Все твои дела и одного слова Господа не стоят, — словно прошипела старуха, — если не возьмешься с утра чинить его дом.

Василий с кривой усмешкой помотал головой.

— С утра Бог в помощь с его словами. А я приду чинить, мозоли тереть как трактор всправлю! — Он двинулся на улицу с церковного двора, слабо освещенного не иначе чудом уцелевшей лампочкой у разрушенного крыльца.

— Ирод. Прокляну тебя! Знаю, Васька, что ты всю жизнь себе водкой сгубил. Семью променял на напиток Лукавого. Одумайся! Не то прокляну сгинуть сухой травой, семя не оставив! — Старуха преградила ему путь. Уткнула клюку в сердце.

— Я сам тебя прокляну, — разозлился он и оттолкнул ее. Она упала и сильно охнула. Василий скривился, словно ему надавили на больное место.— Чем ты не сухостой?! Что в жизни сделала? Молилась, утешала... мой хлеб пекла! — Он махнул рукой. — Мой! — стукнул себя кулаком в грудь. — Где твои дети и внуки? Ты их сгубила, на пустые слова обменяв. На пустую веру в любовь за просто так... Сама сгинь!

— Чтобы ты знал, — старуха тяжело начала вставать, — мои пальцы столько ладоней уходящих держали и утешали душ к Богу отлетающих, что ты столько рюмок адских не выпил.

— Они боялись смерти, были трусы, — подернул он плечами. — Мне их не жаль. Либо были дети, и что взять с детей? Жаль их, но не моя вина. — Он начал уходить.

— А ты боишься жизни. Покайся!

— Раскайся! — с усмешкой бросил он.

— Проклинаю! — проскрипела старуха.

— Проклинаю! — крикнул он.

Внезапно ухнул оглушающий раскат грома. Сверкнула раскидистая молния. Василий упал, сжался на земле в комок за шаг до границы церковного двора. Старуха тоже упала, скорчилась у остатков крыльца храма. Он и она не двигались. Их тела стремительно распались в пепел и испустили тонкие струйки сизого дыма навстречу прозрачным каплям начавшегося дождя.

***


— Что за мать душу Богу за ногу? — оторопело прохрипел Василий и испугался своего голоса. Он услышал женщину с мягким голосом. Почувствовав холод и нечто непонятное во всем теле, он поднялся. Обнаружил себя на скале. Громадный выступ нависал над буйствующим океаном. Ветер резал черные облака, рисуя на небе золотом лучей. — Я... Я... нет... мать так... — ощупав себя, Василий убедился, что он больше не мужчина, теперь он… молодая обнаженная женщина со светлыми волосами длиной ниже лопаток. Но и это не было самым ужасным. В полный ступор вгоняло наличие за спиной белых крыльев.

— Господи, смиловистись, — пробасил кто-то за спиной Василия.

— Твою ж... — обернувшись, Василий лишился дара речи. Он увидел перед собой стоящего на коленях мужчину. Тот был крепкого телосложения, тоже обнаженный и с крыльями за спиной. Только не белыми, а черными. В глазах мужчины Василий без сомнения видел старуху монашку. Он знал, что это она. Знал, как знал себя.

Резкая боль стегнула разум Василия и он, выдавливая сквозь зубы мат, упал, схватился за голову. Мужчина перед ним тоже свалился, но в отличие от него, шептал молитву. Очевидно, ему тоже было больно.

«Василий, ты нарекаешься ангелом и должен во спасение своей души нести страждущим утешение, спасение и свет жизни. Рая, ты нарекаешься архангелом и должна жать косой смерти отмеченные души, неся где кару, где избавление во спасение своей души. Ваши души обязаны познать и принять проклятие и благо друг друга. Иначе, не исполнив предназначения, сгинете в ничто. Срок вам на то дольше вечности, но короче мига, чем звучит слово «Любовь», — голос в голове Василия пропал, как и боль. Крылья втянулись в спину. Василий сел и зло посмотрел на поднимающегося мужчину. Черные крылья того тоже спрятались.

— Довольна, карга?! — с упреком бросил Василий. Он не сомневался, Рая тоже слышала несший боль голос.

— Счастлива, ирод, — тихо ответил мужчина. Подошел к краю утеса и замер.

— Верю. — Василий выпрямился, напряженно думая над сложившимся ужасным положением. Приблизился к мужчине. С трудом подавил соблазн столкнуть его. Сказал себе, что это вряд ли повредит обладательнице черных крыльев, а вот разозлить обладателя весомого голоса вполне может. — Слушай, раз такое дело. Придется нам как-то уживаться и разбираться вместе с этим вот... — он шумно выдохнули посмотрел на свои нежные пальцы. — Если не хочешь, как я понял, умереть, совсем умереть. Самогона бы сейчас, — тяжелый вздох.

— Сгинуть не хочу. Бокал бы вина выпила.

— Тогда это... думаю, начнем с того, как звать будем друг друга, — он замялся.

— Ты слышал ведь. Я Рая, — холодно, отстраненно сказала старуха. — Чем не нравится?

— Не в том вопрос, что не нравится. Имя хорошее. Монашке вполне было подходящее. Сейчас только на нас взгляни. Не думаешь, что если мы где с другими людьми или кем иным окажемся, то...

— Согласна, — прервала она его. — Будет неудобно и часто глупо звучать.

— Так и я об том. Могут и неприятности какие возникнуть. Как говорил мой командир: «Всегда лучше перепотеть, чем недозарядить»! Слышала, наверное, есть там в мире разные: голубые, и цветные, и розовые, и... — он насупился.

Мужчина кивнул.

— Бог душу их знает какие. Но нам, думаю, лучше быть осторожней во всем. — Василий глубоко вдохнул. Сжал пальцы в кулаки. — Короче лучше зови меня не Василий. Зови Василина. А тебя буду Рай звать. Зарядили?

— Не знаю, что ты там заряжать хочешь. Но согласна. — Рая повернулась к нему и посмотрела в глаза. Чуть улыбнулась. — У тебя взор как у сильно нашкодившего кота, Васька!

— Но не твою я сметану сожрал, — буркнул он и ощутил непреодолимый зов. Крылья появились из спины.

— Пора служить любви, — Рай взмыл в небо.

— Женщина, — хмыкнула Василина. — Слушает явно не ушами. Ей служить смерти. А мне вечному слову веры... — вздох, и она взлетела.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/350-38693-1
Категория: Свободное творчество | Добавил: youreclipse (10.08.2021)
Просмотров: 1621 | Комментарии: 10


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 10
0
10 Marishelь   (24.09.2021 20:26) [Материал]
Вот оно, подтверждение того, что проклятие всегда отскакивает бумерангом)

1
9 sova-1010   (21.09.2021 19:54) [Материал]
Могу себе представить состояние жителей той деревни с утра. Ни Василия, ни злобной бабки-монахини, зато посреди церквушки точит завалившийся на бок трактор. Вот так и появляются местные легенды...
Ни один из героев не вызвал у меня симпатии, и ни одного из них не жаль в итоге. Как говорится, за что боролись на то и напоролись. То, кто свою жизнь пустил зеленому змию под хвост теперь должен нести свет любви и веры, та, кто свою жизнь отдала бессмысленному иссушению себя (искренне считаю монашество одним из худших порождений тьмы, ничего общего не имеющим с верой и любовью к Создателю), теперь будет забирать чужие жизни.
Спасибо за историю и удачи на конкурсе!

3
8 Gracie_Lou   (26.08.2021 12:55) [Материал]
Цитата Текст статьи ()
Василий, ты нарекаешься ангелом и должен во спасение своей души нести страждущим утешение, спасение и свет жизни.

Ну, ок. Допустим, Василий вёл не слишком праведную земную жизнь и в загробной должен лучше стараться измениться. Хотя, наказание за существенно неправильное поведение в качестве ангела, откровенно говоря, так себе. Фиговое какое-то. В некой другой религии (не будем показывать на неё пальцем) это как раз вознаграждение за праведность, если чо. biggrin biggrin biggrin
Цитата Текст статьи ()
Рая, ты нарекаешься архангелом и должна жать косой смерти отмеченные души, неся где кару, где избавление во спасение своей души.

А вот это поворот! wacko То есть ангелу Василию ни стопки в рот, ни... А злющая как чёрт бабка-овчарка и в загробной жизни продолжит нести в мир страх и трепет? Чота несправедливо как-то. dry Или вот так кидаться на людей во имя материального благополучия дома Божия это и есть самое, что ни на есть правильное поведение верующего? wacko wacko wacko
Понравилось, что ангелы всё ж таки бабы! happy Как биолог я полностью согласна с создателями Догмы. biggrin

0
6 Танюш8883   (13.08.2021 14:42) [Материал]
Такую развязку представить было сложно, но тем интересней. Получается, следи за своими словами, вдруг исполнится. Любопытно, что и пьяный работяга, и благочестивая монахиня одинаково страдали пороком словоблудия. Спасибо за притчу)

0
7 leverina   (19.08.2021 19:09) [Материал]
Цитата
Любопытно, что и пьяный работяга, и благочестивая монахиня одинаково страдали пороком словоблудия.
Иначе говоря, базар не фильтровали sad ...
А может, просто души их истосковались по хорошему, крепкому скандалу. В такой-то одинокой жизни wink ...

0
4 leverina   (12.08.2021 08:22) [Материал]
История появления трансгендеров на земле?
Но персонаж вышел колоритный.
И к теме конкурса автор подошел неожиданно и выразительно - через посттравматическую симптоматику.

2
3 робокашка   (11.08.2021 20:17) [Материал]
blink Чешу затылок - не ожидала таких последствий... Уже представила себе бравого тракториста Васю и решила, что скоро встанет он на путь обретения кого-либо, чтоб слиться в ячейке общества, и на тебе - другая работёнка, позаковырестее прежней, плюс новый имидж, и даже ничем залиться с сей неприятности не получится Жалко Ваську - ввпахивал в житии и снова вкалывать по ту сторону...
Спасибо и удачи в конкурсе!

1
5 Concertina   (12.08.2021 16:44) [Материал]
И я представляла его с Василисой/Василиной в традиционном формате, когда читала в начале. Простое человеское счастье, чтобы зажили как Евдокия с Евдокимом, например.
А тут такая завихрень. Но здорово, что фантазия богатая у автора!

1
2 MissElen   (11.08.2021 13:05) [Материал]
Допроклинались... теперь служите, может выслужитесь...

Спасибо. Удачи в конкурсе.

4
1 Concertina   (11.08.2021 01:32) [Материал]
Цитата Текст статьи ()
молодая обнаженная женщина со светлыми волосами длиной ниже лопаток.

Вот это поворот! Не знаю, как другие читатели, а такого я не ожидала!


Эх, жаль, что на самом интересном месте! Ведь любопытно узнать, как поведут себя Василина и Рай при познании большой и прекрасной любви biggrin на это они обречены.
Спасибо и удачи в конкурсе!