Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2751]
Кроссовер [704]
Конкурсные работы [1]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4836]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2404]
Все люди [15288]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14745]
Альтернатива [9206]
СЛЭШ и НЦ [9100]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4509]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Трудности взаимопонимания
С тех пор как город обесточили пришельцы, нет возможности согреться. Я не могу разжечь костер, потому что на сигнал дыма прилетят Они. Люди, как крысы, теперь прячутся по подвалам: только метровый слой камня над головой спасает от смертоносных машин.
Белла/Эдвард. Мини.

Chances/Шансы
Вернувшись домой, Белла вступает в борьбу с последствиями прошлых ошибок и пытается реализовать свой последний шанс на счастье. История грубая и реалистичная. События разворачиваются через восемь лет после свадьбы в «Рассвете».

Не было бы счастья...
Осенняя ненастная ночь.
Белла убегает от предательства и лжи своего молодого человека.
Эдвард уносится прочь от горьких воспоминаний и чувства вины.
Случайная встреча меняет их жизнь навсегда.

День из жизни кошки
Один день из жизни кошки.

Остров Каллена
Белла приглашена провести Рождество со своей подругой Элис и её семьей на Исла-де-Каллен – острове, который принадлежит Эдварду Каллену. С самого начала становится понятно то, что у Эдварда и Беллы много общего. Например, эротические фотографии, общение с Джаспером Хейлом и потребность отличаться от других. Что произойдёт с ними за две недели?

Согласно Договору
Есть только один человек на земле, которого ненавидит Эдвард Каллен, и это его босс – Белла Свон. Она холодна. Она безжалостна. Она не способна на человеческие эмоции. В один день начальница вызывает Эдварда на важный разговор. Каково будет удивление и ответ Эдварда на предложение Беллы?

Наперегонки со смертью
Существует ли предопределенность жизни? Можно ли отвратить смерть? Договориться с ней? Эдвард Каллен – обычный молодой семьянин, который случайно узнает то, что ему знать не положено. На что он пойдет, чтобы спасти дорогого человека?
Мистический мини-фанфик.

Грех, который не пожрать
«Мы морально неприемлемы и абсолютно необходимы».



А вы знаете?

... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый вами фильм 2014 года?
1. The Rover
2. Звёздная карта
3. Зильс-Мария
4. Camp X-Ray
Всего ответов: 253
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 86
Гостей: 77
Пользователей: 9
Малявка7678, Alenka9838, БеSСтыж@z, селена3466, Krista66621697, sobolevalena14071973@mail, adelramazanova02051998, ANDET666ADA
QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Сладкий запах страсти с горьким привкусом мести. Глава 17. Не верю.

2022-5-26
18
0
0
Белла

Не верю. Не могло настолько сильное чувство исчезнуть, что-то должно было остаться. Маленькая частичка, она есть где-то там, глубоко внутри, я уверена. Раньше Эдвард никогда не закрывался от меня, мой муж ничего не скрывал, сейчас же он находится в постоянном напряжении, меняя маски. Какие истинные чувства прячет от меня Эдвард? Если быть честной с самой собой, то я больше всего хотела бы знать это, но знание и правда далеко не всегда приносит облегчение. Страх ошибиться, страх испытать горечь поражения. И поэтому многим людям легче жить в иллюзии - это не так больно. Но я готова испить эту чашу до дна, даже если это меня убьет.
Эдвард приказал мне с ним поужинать, я отказалась, странно, но он не настаивал. Как бы не хладнокровно было мое сердце, ядовитые стрелы обид ранят. Эдвард знает меня, знает меня настоящую. Он, как умелый кукловод, играет моими чувствами, нажимает на нужные кнопочки, заставляя мучиться. И это только начало. И это он утверждает, что все было ложью? Ведь он единственный, кроме Джейкоба, кто знает истинную Изабеллу Свон.
Думаю, он уже знает, что я не беременна. И сейчас, сидя в своей комнате, я нервно теребила складки шелковой ночной рубашки, этот коротенький, красный кусочек ткани был самым скромным из предоставленных мне вещей. Хотя, я бы сейчас не отказалась от скафандра. Но, думаю, вряд ли бы это остановило Эдварда. Я забралась с ногами в мягкое кресло с высокой спинкой, переводя испуганный взгляд с постели на дверь. Ничего хорошего я не ждала. Тихий скрип открывающейся двери был подобен выстрелу для меня, заставляя вздрогнуть всем телом. Я чувствовала себя восемнадцатилетней девственницей, которая всю свою жизнь провела в монастыре и вот сейчас впервые видит мужчину. Блин, кому бы рассказала, никто бы не поверил. Каллен окинул комнату быстрым взглядом, выискивая меня. Эмоции на лице, которые он не успел скрыть, сменяли друг друга в считанные секунды: настороженность, тревога, злость, облегчение и искорка радости, в миг поблекшая, уступая место равнодушию. Наши взгляды встретились, я сильнее сцепила свои пальцы обнимающие колени. Взгляд Эдварда спустился вниз, он оглядел меня, начиная с кончиков пальцев, медленно поднимая глаза: колени, грудь, шея и вот мы снова смотрим друг другу в глаза, но во взоре Эдварда уже нет былого равнодушия. Его взгляд обжигал, заставляя кровь по венам бежать быстрее, и, как всегда, глядя на него, я чувствовала порхание этих чертовый бабочек внизу живота. Эдвард демонстративно стал снимать с себя одежду. Он вытащил рубашку из брюк и, не спеша, принялся расстегивать пуговицу за пуговицей. Я смотрела на него, как кролик на удава, готового проглотить меня. Я так наделась, что он будет принимать душ здесь, и у меня будет еще время, но надежда не оправдалась, душ он принял у себя.
- Эдвард, не надо, пожалуйста, - голос жалобно дрожал и я, как никогда, ненавидела себя за свою трусость. – Подумай, на что ты обрекаешь нашего ребенка?
Эдвард остановился, но рубашка, была уже полностью расстегнута. Теперь была моя очередь исследовать тело Эдварда глазами. Мне пришлось еще сильнее сцепить пальцы, подавляя неистовое желание прикоснуться к его гладкой коже груди. Я тяжело сглотнула, как зачарованная, глядя на его живот, на дорожку светлых волос, исчезающую под брюками. Эдвард подошел к креслу вплотную и сделал то, чего я никак не ожидала: встал передо мной на колени. Он прижался щекой к моим обнаженным ногам и обнял их руками. Мое сердечко билось, словно птичка, пойманная в клетку, и мне казалось, что Эдвард слышит каждый его стук.
- У него будут родители, которые любят его. Какой бы сукой, ты не была, ты никогда не оставишь и будешь любить своего ребенка до последнего вздоха, защищая его, как тигрица.
Эдвард оскорблял меня тихим, ласковым голосом, осыпая мои колени нежными поцелуями.
- Тебе не привязать меня к себе ребенком, - шептала я, пытаясь унять нарастающее возбуждение.
Эдвард поднял голову - во взгляде кипел гнев, и пальцами он с силой впился в мои бедра.
- Зачем мне тебя привязывать? Ты и так моя.
Я почувствовала крадущуюся руку Эдварда под моей ночной рубашкой, ласкающую мой живот. По телу прошлась легкая дрожь, соски на груди затвердели, маня к себе.
Эдвард понимающе улыбнулся и спросил:
- Скажи Белла, как твой так называемый жених, относится к тому, что ты, как мартовская кошке, всегда готова расставить ножки передо мной?
Чудесно, я этого и ждала. Негативные чувства подавляют желание, ярость питает безрассудство.
- Его это заводит, - томно ответила я, делая резкий выпад ногами, отталкивая Эдварда.
Воспользовавшись моментом, я вскочила с кресла и забежала за его спинку.
Эдвард сел на пол, опираясь на руки, его губы скривились в горькой усмешке.
- И это меня ты называла извращенцем?
- Эдвард, я тебе не дам, - пообещала я, оставив его вопрос без ответа.
- А я у тебя просил? – ответил Эдвард, удивленно вскидывая брови.
- Изнасилование жены, Эдвард, тоже карается законом! – вскрикнула я.
- Изнасилование? – спросил Эдвард, поднимаясь на ноги. – Глупости… - махнул он рукой.- Ну, может, ты и будешь немного сопротивляться для приличия, минут пять, а потом будешь стонать, извиваться подо мной и умолять, чтобы я взял тебя.
Эдвард, говорил это так, как будто мы обсуждаем не мое изнасилование, а наше меню на завтра, например. Бесчувственная скотина!
- Ты оскорбляешь меня и унижаешь на каждом шагу, а я еще и умолять тебя должна! Да я лучше откушу себе язык!
- Проверим? – спросил мой муж, хищно скалясь в предвкушении.
- Я буду сопротивляться, Эдвард, на протяжении всего акта принуждения! – мрачно пообещала я. - И еще не факт, что ты меня поймаешь.
- Белла, и ты думаешь, что меня это остановит? – глаза Эдварда блеснули весельем.
Нет, вы посмотрите на него! Ему весело!
- Эдвард, я серьезно. Я сломаю все свои ногти о твое прекрасное личико, тогда посмотрим, что ты будешь говорить!
Эдвард нахмурился и сосредоточено потер свою левую бровь, давно знакомая мне привычка. Он снял рубашку, небрежно бросив ее на пол, и, повернувшись ко мне спиной, направился к шкафу. Я, как дура, забыв о том, в чем так отважно клялась, пялилась на плавное перекатывание рельефных мускулов при каждом движении на его спине и на его самой отпадный зад в мире.
- Белла, смотри, не закапай слюною ковер, – насмешливо попросил Эдвард, не оборачиваясь. Вот засранец.
- Не обольщайся, Эдвард, я видела и получше! – нагло врала я.
- Сомневаюсь, дорогая, сомневаюсь, - ответил он, роясь в ящике.
Нет. Самоуверенный засранец! Что он там ищет?
Эдвард обернулся, в его руке был зажат какой-то красный материал, он раскрыл пальцы, и две ровные полоски ткани осели на пол.
- Я не могу позволить тебе обломать такие прекрасные ноготки и пораниться, - сказал Эдвард, медленно приближаясь ко мне.
- Ты не посмеешь! – прошипела я, лихорадочно соображая, каким образом можно от него убежать. Перспектива быть связанной меня не прельщала.
- Еще как посмею. Ты знаешь, а ведь мы с тобой так еще не пробовали, не интересно? – спросил Эдвард, находясь всего в нескольких шагах от меня.
- Ни капельки! – ответила я, измеряя расстояние между Эдвардом и дверью. Я лишь мельком взглянула на дверь, но для моего мужа этого было достаточно.
Эдвард подошел к ней, закрыл на замок, а ключ положил себе в карман брюк. Я воспользовалась этим и метнулась к балкону, но я даже не успела дотронуться до перил, как сильные руки Эдварда обхватили меня за талию и затащили обратно в комнату. Я брыкалась и даже смогла лягнуть его в коленную чашечку. Эдвард взвыл и рявкнул:
- Зараза! – но рук не разжал.
Эдвард приподнял меня и с размаху бросил на кровать. И пока я пыталась восстановить дыхание и приподняться, он уже оседлал меня, пригвоздив к кровати.
- Нет, - взвизгнула я, сделав попытку исполнить обещание и расцарапать его лицо.
Эдвард молниеносно перехватил мои руки и вытянул их у меня надо головой.
- Напрасная затея была, любимая, - протянул Эдвард, смачно поцеловав меня в губы.
- Иди к черту, Каллен, - прорычала я, пытаясь освободиться из цепких рук.
- Я уже там был, дорогая. И мне там было очень тоскливо без тебя.
Эдвард опустил одну мою руку и, прислонив к бедру, зажал меня ногами. Я беспомощно наблюдала, как он обвязал мое запястье лентой и привязал другой конец к извилистым, кованым прутьям спинки кровати. Но мне все-таки удалось освободить другую руку, когда Эдвард разжал свои колени, чтобы и ее привязать. Я успела влепить своему мужу пощечину, но он перехватил мою руку, предотвращая второй удар. Я жалобно пискнула, рука Эдварда, была подобна стальному обручу, нарочно сжимая мою кисть с большой силой, наказывая тем самым за пощечину. Через минуту и другая моя рука была привязана к кровати. Эдвард удовлетворено хмыкнул и поднялся. Я лихорадочно дергала руками, но мои путы оказались очень прочны.
- Знаешь, Белла, я не рассчитывал, что так легко отделаюсь, - сказал Эдвард, задумчиво проведя рукой по челюсти. – От девчонки с улицы, я ожидал большего.
- Эдвард, гребаный ублюдок, я вырву твое черное сердце и скормлю своим собакам! Развяжи меня немедленно! – орала я, вне себя от бессильной злобы.
Эдвард поморщился и пригрозил:
- Когда-нибудь я все-таки вымою твой рот с мылом.
- Рискни своими пальцами, - пробормотала я, тяжело дыша от напрасных попыток освободиться.
Эдвард молчал, похоже, ему надоела наша перепалка. Я прекратила бесполезное дергание от которого запястья болезненно ныли, и посмотрела на своего мучителя. Глаза Эдварда восторженно блеснули, губы расплылись в похотливой, чисто мужской улыбке.
- Белла, детка, тебе твоя одежда не жмет? – спросил мой очень озабоченный муж.
Я опустила свой взгляд, ночная рубашка в процессе борьбы сбилась вокруг талии, обнажая бедра, живот и белые хлопковые трусики.
- Мне нет, а вот тебе, видимо, неудобно, милый, - ехидно ответила я, смотря на оттопырившуюся ширинку на брюках Эдварда.
Он громко и искренне рассмеялся, откинув голову назад. Я вся замерла, наслаждаясь, этим звуком, я так давно не слышала его смех.
- Я сейчас это исправлю, моя дорогая, - сказал Эдвард, расстегивая ремень на поясе.
Я резко очнулась, осознавая то, что сейчас должно произойти.
- Каллен, а ну, оставь этот ремень в покое! – вскрикнула я, но Эдвард продолжал снимать брюки. – Не смей снимать эти чертовы штаны!
Я отвернула голову, чтобы не смотреть на него обнаженного.
- До чего же ты капризна, Белла, - произнес Эдвард, придавливая меня своим телом. – Посмотри на меня.
Я посмотрела и окуналась в сладкий плен. В плен его нежных рук ласкающих мое лицо, в плен его красивого тела, осторожно прижимающего меня, в плен его соблазняющего взгляда, который обещал рай наслаждений.
На секунду мне показалось, что Эдвард хочет что-то сказать, но он промолчал. Он накрыл мой рот легким, невинным поцелуем, как будто впервые пробовал мои губы. Я затрепетала, мои губы приоткрылись помимо своей же воли. И в то же мгновение его настойчивый язык завладел моим ртом. Я теряла контроль, еще чуть-чуть и мне будет плевать на все, поэтому мне оставалось только одно – укусить его.
- Ты что творишь, дикарка?! – взревел Эдвард, спрыгивая с меня.
- Я сказала - нет! Ты что, оглох?
Хмурый лоб Эдварда разгладился, он посмотрел на меня со снисхождением и проговорил:
- Ладно, Белла, пока оставлю твой сладкий ротик в покое. Здесь и ниже есть, где разгуляться.
Я глухо взвыла, сквозь сжатые зубы. Я вспомнила, что мои ноги свободны и попыталась хорошенько лягнуть Каллена, может, дурь из башки выйдет.
Но попытка не удалась, я вновь была прижата к его мускулистому телу.
- Спокойней, Белла, а то привяжу и ноги. Хотя мне очень хочется ощущать их на своей талии, когда ты будешь выкрикивать мое имя в экстазе.
- Ты ничего не получишь из перечисленного!
- Хватит разговоров, Белла, хватит, - хрипло прошептал мой коварный соблазнитель.
Эдвард вновь лег на меня, опираясь на локти, и я почувствовала его мягкие губы на своей шее, его язык, исследующий впадинку возле ее основания. Мое тело предавало меня с каждым его жарким поцелуем, с каждым его прикосновением. Эдвард ласкал мою грудь сквозь шелк, то всасывая нежные вершины в рот, то слегка сжимая чувствительные соски губами. Меня пробрала дрожь, острая волна наслаждения прокатилась по телу.
– Хм, как же снять это обольстительное одеяние, не развязывая тебя? – я молчала, пытаясь унять бушующее во мне желание.
Я ощутила его пальцы на плече и треск рвущейся ткани. Каллен оторвал бретельки ночной рубашки и спустил материал вниз, обнажая мою грудь. Ни один мужчина никогда не смотрел на меня с таким обожанием. Даже будучи связанной, беспомощно распростертой на кровати, я упивалась своей властью над ним. Но эта власть была обоюдной. Уверенные и знающие руки мужа скользили по моему телу, не пропуская ни одного изгиба. С каждой новой секундой мое дыхание становилось все тяжелее, а тело тянулось к его ласкающей руке. Эдвард издал долгий вздох и зарылся головой в ложбинку между грудей, лизнув чувствительную кожу. Пальцы Эдварда скользили по моим ребрам, в то время как влажные и горячие губы осыпали поцелуями тонкую кожу живота, уделив больше внимания пупку, скользнув туда языком, вызывая мой сладострастный стон. Эдвард спускался все ниже, оставляя опаленным каждый сантиметр кожи. Он медленно стал стягивать с меня трусики, покрывая поцелуями те места, где скользила ткань.
- Белла, - услышала я его бархатный шепот. – Смотри мне в глаза, - это уже был приказ.
Эдвард расположился возле моих широко расставленных ног. Я усмехнулась про себя: он был прав, я и есть мартовская кошка, готовая расставить ноги по первому его зову. Руки Эдварда ласкали внутреннюю сторону бедер и с мучительной медлительностью поднимались к пылающему центру. Ощутив его опытные пальцы у входа в свое жаждущее лоно, я задрожала, начав судорожно хватать ртом воздух. Его пальцы нащупали набухший бугорок, и я сдавленно вскрикнула, закрывая глаза от наслаждения, пронзающего тело.
- Смотри мне в глаза, - приказал Эдвард, севшим от страсти голосом.
Я подчинилась, наши полные желания взгляды встретились. Неожиданно его пальцы скользнули еще глубже, я снова вскрикнула, стараясь не закрывать глаза. Мои бедра двигались на встречу его нежно гладящим пальцам, там, глубоко внутри. Я таяла, плавилась от той страсти, которую он намеренно разжигал во мне, пробуждая давно не испытываемые чувства. Сильные волны экстаза стали накрывать меня подобно цунами, разбивая мое самообладание в пух и прах. Я кричала, извивалась, выгибалась, дергая путы на своих запястьях. Но этого было мало, я знала, что мне может дать только Эдвард…
- Эдвард, - простонала я.
- Да, Белла…
- Пожалуйста…
- Не то слово, любимая, - ответил мой муж, медленно, очень медленно приникая в меня своим твердым копьем.
Я упрямо сжала губы, я играла в игру, которую проиграла с самого начала. Эдвард тут же полностью вышел. Я встретила его полной решимости взор - даже в пылу страсти, он не хотел уступать мне ни на йоту. Я судорожно вздохнула, томление росло, заполняло, управляло мной. Гордая, своевольная женщина во мне покорилась. Мятежный дух преклонился, перед силой и мощью завоевателя.
- Умоляю… - произнесла я с придыханием от нетерпения.
С громким стоном Эдвард ворвался в нежную, податливую плоть, переполненную влагой желания. Мое тело ликовало, с радостью окунаясь в чистейшее наслаждение, завладевшее всем моим существом. Как же прекрасно ощущать тяжесть его тела, тереться своими сосками об его грудь. Я захлебывалась от бесстыдного восторга, каждый раз ощущая мощь его ритмичных толчков. В эгоистичном желании вобрать его еще глубже, я обхватила бедра Эдварда своими ногами и, как он и обещал, вторила его имя, как заклинание. Наши губы соединились, так же, как соединились наши тела, покрывавшиеся испариной. Мы пожирали друг друга, как будто целовались в последний раз. Язык Эдварда вторил его члену внутри меня, нанося все новые удары. Вдруг движения Эдварда стали плавными и неспешными. Он разомкнул наши губы и приподнялся, постепенно выйдя из моего раскаленного лона, чтобы уже через секунду рывком проникнуть до самой глубины. Потом опять вышел. Эдвард наслаждался всхлипами, гортанными хрипами, вырывающимися из моего горла. Он намеренно стал двигаться быстрее, приближая меня к вершине, но не доводя до края.
- Вот так, моя девочка…давай вместе, - призывал бархатный баритон моего искусителя.
Кульминация была подобна взрыву, сметавшему все на пути, мир разлетелся на миллиарды ярких осколков. Наши тела забились в конвульсиях блаженства, несущих освобождение. Наши крики, наши тела, наши сердца - все было единым, я знаю, я это чувствовала.
Я все еще находилась мире неземного блаженства, когда Эдвард развязал мои руки и начал нежно массировать затекшие запястья. Я томно потянулась, как кошка, налакавшаяся сливок до отвала, и повернулась на бок в надежде на крепкий сон. Но, почувствовав упругое тело, прижавшееся ко мне сзади, сонливость сняло, как рукой.
- Ведь это у нас всегда было настоящим? – голос Эдварда был глухим, лишенным всяких эмоций, но я чувствовала, что он надел очередную маску.
- Да, - просто ответила я.
Эдвард слегка прикусил мочку моего уха, лизнул нежное местечко за ним. Я глубоко вздохнула и задержала дыхание.
Я ждала, и Эдвард знал, что я хочу. Его ладонь, твердая, горячая, уверено, со знанием дела гладила мою спину вверх-вниз, замирая возле талии. Ощутив его губы на своем затылке, я протяжно застонала. Эдвард всасывал, покусывал сверхчувствительную кожу на моей спине, украткой лизнув сначала одну лопатку, затем другую. Эдвард тщательно исследовал мой позвоночник своим влажным языком, а меня будто пронзал электрический ток, я вздрагивала от столь невыносимо острого наслаждения. При каждом движении его пальцев, его губ, меня окутывала головокружительная нега. Рука Эдварда прикоснулась к моему плечу и опустилась вниз, накрывая набухшие соски. Я опустила свою руку и нащупала его пульсирующую плоть, слегка сжимая. Эдвард напрягся и со свистом втянул в себя воздух. Я хотела повернуться к нему лицом, но его властный голос, от которого кожа покрылась приятными мурашками, остановил меня:
- Нет, оставайся в такой позе.
Эдвард мягко убрал мою руку и, взяв меня за ногу под коленкой, закинул себя на бедро. В следующее мгновение он резким выпадом оказался во мне, заполняя до конца и так же резко замер. Я, судорожно хватая ртом воздух, пыталась успокоить грохотавшее сердце в своей груди. Не выдержав, я начала двигаться первой, делая медленные круговые движения ягодицами, слушая хриплые стоны своего мужа. Рука Эдварда накрыла мою руку и потянула вниз, опустив на горячий центр женственности, где наши тела соединялись. Его рука исчезла, но я поняла, чего он хочет. Эдвард начал двигаться мне навстречу, с каждой секундой, учащая ритм. Я ласкала свой влажный клитор, задевая пальцами его твердый член. Мой муж глухо зарычал мне в затылок, нанося удары все жестче.
Я откинула голову назад, приоткрыв губы, чувствуя приближение очередного оргазма. На сей раз он был подобен прибрежным волнам, накрывающим одна за другой, не давая свободно вздохнуть. Громкий крик вырвался из моих уст, сильная дрожь, дарившая восхитительное блаженство, охватила каждую клеточку тела. Я слышала крик Эдварда, ощущала дрожь его тела, когда он изливал в меня свое семя.
Не разнимая свои покрытые испариной тела и не разжимая объятий, измученные, пресытившиеся, мы окунулись в блаженный мир сновидении. Но, проснувшись через два часа от его поцелуя, я знала, что сон не будет долгим.

***

Когда я проснулась, солнце стояло высоко в зените. Господи, я проспала полдня, но это не было удивительным, Эдвард не давал мне спать целую ночь. Вся ночь, как один эротический сон, он был неутомим, я уже забыла, насколько мой муж ненасытен. Я обняла подушку, зарываясь в нее лицом, вдыхая его аромат. Блаженная и довольная улыбка расцвела на моих губах и тут же поблекла. Возможно, я уже беременна, от этой мысли, я вся затрепетала. Моя слегка дрожащая рука легла на живот, в котором, возможно, сегодня ночью зародилась новая жизнь. Но эта мысль уже не была для меня так страшна. Я небезразлична ему так, как он хочет это показать. И даже если нам не суждено быть вместе, единственный мужчина, от которого я хочу иметь ребенка – это Эдвард. Я потянулась и тут же поморщилась: все мое тело ломило, а между ног болезненно ныло, все-таки длительное воздержание дало о себе знать. Послышался тихий скрип открывающейся двери и шорох приближающихся шагов. Я, не без труда, оторвала голову от подушки и приподнялась. Посредине комнаты стояла Мия, красная, как помидор, при учете того, что ее кожа была смуглой, она была просто бардовой. Я оглянулась, все еще не понимая, что же ее так смущает. Проследив за ее взглядом, я поняла, что была полностью обнажена, и ни один сантиметр моей кожи не был скрыт от чужого глаза. Простыни на кровати были скомканы, и вообще, кровать скорее напоминала место побоища. В изголовье все еще были привязаны красные ленты, явно свидетельствующие о наших сексуальных играх. В комнату сквозь приоткрытую дверь балкона пробирался свежий запах моря и слегка приторный запах цветов, но в комнате витал еще один аромат, мускусный и пряный – запах секса. Что же, теперь я могу ее понять.
- Добрый день, Мия, - весело проговорила я. - Подай, пожалуйста, мне халат.
Мия тряхнула головой и, стараясь подавить смущение, направилась в гардеробную, откуда приглушенно зазвучал ее взволнованный голос:
- О, простите, миссис Каллен, добрый день. Я бы вас не будила, но к вам гостья. А мистер Каллена нет и я…
- Стоп. Успокойся, Мия, - попросила я, мой еще не проснувшийся до конца мозг не воспринимал сразу столько информации.
- Мой муж уехал? Когда?
- Три часа назад, - отозвалась Мия, выходя из гардеробной с тоненьким, длинным халатом, разукрашенным пестрыми цветами.
- Он мне ничего не передавал? – спросила я, совершенно не подавая виду, что сердце сжала обида, так как я уже догадывалась, что мне сейчас ответит Мия.
- Нет, миссис Каллен.
Значит, отчитываться передо мной он не считает нужным.
- Кто-то мне прилетел? – переключилась я на более насущную тему.
- Миссис Эллис, - Мия вся так и светилась от этого имени, похоже, меня одну тут недолюбливают.
Эллис. Как она встретит меня? Что меня ждет? Еще одна стена ненависти и презрения?
- Где она? – я потихоньку начинала волноваться.
- Миссис Эллис ждет вас на террасе, она просила предать, чтобы вы не торопились, она все понимает, - ответила служанка, вновь заливаясь румянцем.
Интересно, все в этом доме слышали, как мы куролесили всю ночь с Калленом? Так, лучше об этом не думать. Ну, что же, покрасней мере, чувство юмора у Эллис не пропало, это хороший знак. Я наспех приняла душ, не желая заставлять ждать Эллис еще дольше. И, накинув белую тунику, спустилась вниз. Следующая повсюду за мной Эрика, не отставала ни на шаг. Я распахнула двери террасы, здесь я еще не была. Это был маленький уютный дворик с видом на джунгли. Пол был покрыт терракотовой плиткой, справа находился небольшой фонтанчик в классическом стиле, из которого доносилось приятное журчание воды. Здесь также стояли четыре плетеных кресла и маленький диванчик, обитые мягкой белой тканью, низкий журнальный столик, на котором стояли фрукты и прохладительные напитки. Декор приятно дополняли растения в кадках. От крыши дома тянулся длинный козырек, подпираемый тремя колоннами, выкрашенными в кремовый цвет. По всей длине колонн тянулись прозрачные молочные тюли, плавно колыхавшиеся от морского ветерка. На диванчике, закинув ногу на ногу, сидела Эллис, отпивая из своего стакана сок. Я молчала, просто смотрела на нее, ожидая хоть какой-то реакции. Эллис поставила стакан на столик и бодро подскочила на ноги. На ней были коротенькие бежевые шортики, топик из без бретелек, подчеркивающий ее точеные плечи, и белые босоножки без каблука. В отличие от меня Эллис отрастила волосы ниже плеч и перекрасилась в брюнетку. Эллис бросила на меня оценивающий взгляд и, широко и искренне улыбнувшись, прощебетала:
- Знаешь, Белла, не то, чтобы мне так нравилось больше, но ты все равно красотка!
Я облегченно вздохнула и с радостным визгом бросилась в ее распростертые объятия. Эллис обняла меня, звеня множеством золотых браслетов на руке.
- Рада тебя видеть, пропажа, - сказала Эллис с ноткой укора в голосе, присаживаясь обратно на диван и потянув меня за собой.
- Прости, Эллис, - попросила я, располагаясь поудобней.
- Я-то тебя давно простила, хотя руки так и чешутся тебе хорошенько стукнуть. Тебе нужно, чтобы Эдвард тебя простил, - мудро изрекла Эллис и, взяв меня за запястье, продолжила, - вижу, братец заявляет права мужа.
На прозрачной коже запястья виднелся синеватый след от лент. Я высвободила свои руки, не поднимая взгляд на Эллис.
- Обижает? – участливо спросила подруга.
И тут я расплакалась, прямо перед ней, мне так захотелось вот так, чисто по-женски, выплакаться ей в жилетку. Мне хотелось, чтобы хоть кто-то меня пожалел, хоть раз в жизни.
- Белла, милая, - шептала Эллис, гладя меня по голове. - Ну, поплачь, поплачь, иногда помогает.
- Не помогает, - ответила я, громко шмыгнув носом. - Он тебе все рассказал?
Эллис натянуто улыбнулась и ответила:
- Рассказал? Нет, рассказал – это мягко сказано, он орал и чуть не разнес этот дом к чертовой бабушке. Когда ты уехала, Эдвард пропал, я не могла нигде его найти, на звонки он не отвечал. И только через две недели моя садовая голова вспомнила про этот остров!
Эллис резко встала, она не отличалась усидчивостью.
- Я прилетела сюда и застала Эдварда в плачевном состоянии. Он был здесь совершенно один. Эдвард пил две недели, не просыхая. Ты бы его видела… Бледный, исхудавший, глотавший коньяк, как воду. Сначала он пытался прогнать меня, напрочь отказываясь со мной разговаривать. Я просидела с ним три дня, пытаясь привести его в божеский вид, но все было без толку. Тогда, не придумав ничего лучшего, я начала пить с ним.
Тут Эллис замерла и, пытливо на меня посмотрев, проговорила:
- Кстати, я терпеть не могу коньяк, так что ты мне должна!
- Эллис, - протянула я. Даже сейчас она пыталась шутить!
Эллис вытянула руки вперед и взмахнула ими.
- Ладно, ладно. Так вот, пить с ним пришлось два дня, пока он не начал говорить.
Я молчала, зная, что никакими словами не повернуть время вспять и сделанного не исправить.
- Это ты меня прости. Своим заточением здесь ты обязана моему мужу, - задумчиво сказала Эллис, криво улыбаясь. – Ну, по крайней мере, косвенно.
- О чем ты, Эллис? – не поняла я.
- Начиная волноваться из-за моего долгого отсутствия, на остров прилетел Уоррен. И застал такую картину: я и Эдвард лежали пьяные в хлам на полу в столовой, вокруг нас стоял десяток пустых бутылок от коньяка. Помню, тогда я ему что-то хотела объяснить, но кроме нечленораздельных звуков выдавить из себя ничего не могла. Уоррен есть Уоррен, он без слов подошел, поднял меня на руки, но перед тем, как уйти, кое-что сказал Эдварду. Знаешь, мой муж умеет красиво уходить, бросая пафосными фразами – профессия накладывает свой отпечаток, так сказать. Уоррен сказал ему тогда: «Завоевать мало, нужно еще суметь удержать». Не смотря на то, что я была мертвецки пьяна, его слова просто врезались в мою память, и, думаю, память Эдварда тоже, так как через неделю Эдвард вернулся, правда, это был уже другой Эдвард, – печально закончила Эллис, присаживаясь обратно на диван.
- Ты ведь все знаешь, правда? – встревожено спросила она, взяв меня за руку.
Я нервно поерзала на диване от пытливого взгляда Эллис и подтвердила:
- Да, знаю.
- А хочешь узнать, как все на самом деле, было? Взглянуть на все моими глазами?
- Эллис, ты не обязана ни перед кем отчитываться и ничего мне объяснять, - пыталась я отговорить подругу. Я не хотела лезть ей в душу и бередить старые раны.
- Нет, нет, я хочу, чтобы ты знала. Ты должна знать, - произнесла Эллис.
Лицо девушки омрачилось, эти воспоминания причиняли ей боль.
- Я знаю, Белла, что тебе с Джейкобом было очень тяжело в детстве, - начала Эллис. - А ты знаешь, о чем я мечтала в детстве? Я мечтала поменяться местами с Патрицией Грин, это была девочка из нашей школы, единственная бедная девочка, с которой дружила только я, она была одаренной дочкой учителя математики, мистера Грина. Я мечтала об отце, забирающем меня из школы, я мечтала об отце нежного гладящем меня по голове и ласково смотрящим мне в глаза, который бы радовался моим успехам или поддерживал в случае неудачи. Я хотела жить в крошечном доме Патриции, не задумываясь, променяв на него свои хоромы. Бывая у нее в гостях, я жадно ловила каждое доброе слово ее матери, представляя, что это и моя мама. Карлайл и Эсми Каллен давали детям все материальные блага, не считая нужным дать то, в чем их дети действительно нуждались.
Эллис, тяжело вздохнув, прервала свой рассказ.
- Ты не подумай, я не оправдываю ни себя, ни братьев, просто я хочу, чтобы ты лучше нас поняла, - продолжила через некоторое время Эллис, еще более взволнованным голосом. – Каждый из нас искал свою отдушину и, к сожалению, ничего хорошего из этого не вышло. Эммет постоянно ощущал груз ответственности за то, что был старшим в семье, Карлайл неустанно требовал от него быть лидером во всем, сурового наказывая за самую малую провинность. Благодаря стараниям Карлайла, Эммет отдалился от нас, скрывая свое внутреннее одиночество под маской высокомерия и чванливости. Джасперу, наверное, было тяжелее всех, он был подобен футбольному мячику, который пинали туда-сюда, а потом просто выкинули за ненадобностью, не обнаружив в нем никаких перспектив. Джаспер увлекся наркотиками. Все началось с травки, затем таблетки, пока, однажды, я не застала его со шприцом в руках. Испугавшись, я бросилась за помощью к единственному человеку, которому мы были не безразличны. К нашему деду. Джаспера анонимно поместили в специализированную клинику, где ему смогли помочь. Конечно, отец сделал все, чтобы об этом никто не узнал. К Эдварду было особое, повышенное внимание. Он был любимцем Гаррета Мейсона, и дед этого никогда не скрывал. Они с Карлайлом все никак не могли поделить Эдварда - каждый тянул его в свою сторону. Брат не хотел обижать ни одного, ни другого, разрываясь между отцом и дедом. Постепенно Эдвард стал замыкаться в себе. Карлайл спал и видел Эдварда в большой политике, а Гаррет хотел передать ему свой бизнес. Когда пришло время выбирать, Эдвард выбрал бизнес деда. Не потому, что чувствовал давление, или тот его ему что-то навязал, нет. Эдвард сам принял решение, это был его выбор. Карлайл пускался во все тяжкие, чтобы переманить его на свою сторону. Я всегда восхищалась силой воли брата. И я уверена на все сто процентов, что даже не будь деда и его денег, которые унаследовал Эдвард, брат все равно нашел бы способ избавиться от влияния отца.
Эллис опять умолкла и, вновь поднявшись с дивана, взяла стакан с соком, вытянула трубочку и залпом осушила его. Я облизала пересохшие губы и последовала ее примеру. Я молчала, предоставляя Эллис возможность собраться с мыслями, я знала, что она мне поведает, но, все-таки, мне действительно очень хотелось услышать от нее то, что я читала на бездушной бумаге. Я ошибалась на счет Эдварда, а теперь я знала, что сделала преждевременные выводы и на счет Эллис.
- По мнению Карлайла, я родилась лишь для того, чтобы он мог удачно выдать меня замуж, - голос Эллис был весь пропитан презрением к своему отцу. - Меня с пеленок учили, как быть утонченной леди и послушной женой. И каждый раз я бунтовала по любому поводу. Пока была жива Миранда, у меня был хоть один человек, который меня понимал. Я рано повзрослела, хотя все мои выходки можно было назвать не иначе, как ребячеством. Я все и всегда делала назло родителям, чем сильнее они хотели меня приручить и прогнуть под себя, тем безрассудней было мое поведение. Мое тело тоже рано сформировалось, когда фигуры моих одноклассниц только-только начинали наливаться женственностью, я собирала оценивающие взгляды взрослых мужчин. Девственность я потеряла в тринадцать с половиной лет с помощником садовника в так горячо любимом матерью саду. Для меня всегда был сладок запретный плод. А потом все пошло, как по накатанной, мне было безразлично, где и с кем, будь то одноклассник, конюх, случайный незнакомец или сынок одного из папиных партнеров. Это приводило моих родителей в ужас, а меня в восторг. Когда мне исполнилось пятнадцать лет, Карлайл отправил меня в частную школу для девочек. Это было ужасное место, я ненавидела его. Учебный год оказался для меня просто пыткой. Осенью, когда мне исполнилось шестнадцать, в школе решили отреставрировать заброшенное здание для еще одного учебного корпуса. Среди нанятых рабочих я приметила одного молоденького, красивого парня и соблазнить его не стоило больших усилий. Любую свободную минутку, которая у меня была, я проводила с ним. Его прикрывали другие рабочие, а меня девчонка, которую я считала своей подругой. Я забеременела, удивительно, как я не залетела раньше, ведь я далеко не всегда пользовалась контрацептивами. Когда я это поняла, того парня и след простыл, но это было уже не важно. Мой мир перевернулся. У меня появилась цель. Не смотря на свой возраст, я безумно хотела этого ребенка, я любила этот маленький комочек, который рос во мне, который, я уверена, любил меня.
Эллис обняла себя за плечи, будто ей стало холодно, между бровей залегла глубокая морщина, голос дрожал от непролитых слез.
- Карлайл узнал обо всем, когда срок был уже больше четырех месяцев. Девочка, с которой я жила в комнате, сдала меня директору школы, а он уже, соответственно, отцу. Мой животик почти не был заметен, но меня мучил сильный токсикоз. В тот день, увидев Карлайла, я удивилась, но не предала этому значению, он сказал, что забирает меня раньше на зимние каникулы. По дороге домой я разрабатывала план, как за неделю не раскрыться перед родителями. Когда я поняла, что что-то не так, было уже поздно. Как только я вышла из машины и увидела, что меня привезли в частную больницу, я пыталась сбежать, но охрана Карлайла меня поймала. Я помню леденящий ужас, охвативший мою душу и его ликующее выражение лица, перед тем, как укол, сделанный подбежавшим врачом, погрузил меня в темноту.
Эллис снова прервалась, правильные черты ее лица исказила гримаса боли, она прикрыла глаза и громко сглотнула, избавляясь от кома в горле.
- Эллис, - позвала я девушку, вскакивая со своего места и пытаясь обнять ее, чтобы утешить.
Эллис не позволила себя обнять, отступив на шаг.
- Не нужно, Белла, дай договорить, иначе я сейчас совсем расклеюсь.
Я послушно села на место, сдерживая свои слезы.
- Когда я очнулась, я сразу почувствовала, что моего ребенка больше нет. Я была опустошена, словно выжженная солнцем пустыня. Белла, он вырвал мое дитя из меня, а я ведь уже ощущала его толчки, моя девочка давала о себе знать. Это была девочка, я знаю, моя маленькая доченька…
По щекам Эллис покатились крупные слезы, она тихо плакала, не подпуская меня к себе. Но в ее взгляде было уже совсем другое чувство, светло-карие глаза потемнели от злости.
- Мне казалось, что я умерла в тот день. Карлайл привез меня обратно, в мою старую школу. Твердя мне, что я ему еще спасибо скажу. Я ненавижу своего отца, Белла, и с того дня я больше никогда не называла его отцом, он не заслужил этого. Теперь «благодаря» ему, я не могу иметь детей. У меня есть только один процент из ста, что я смогу забеременеть и стать матерью. После всего произошедшего я стала вести еще более скандальный образ жизни, испытывая дикое удовольствие, наблюдая за Карлайлом и его отчаянными попытками улаживать скандал за скандалом. Когда-то я очень хотела, чтобы эта история всплыла, и репутация, которой Карлайл так дорожит, была запятнана. Но сейчас у меня есть Уоррен - человек, которого я люблю больше жизни и хочу тебе сказать спасибо за то, что ты сохранила мою тайну. Уоррен не осуждает меня и принимает такой, какая я есть, но это наша с ним и тайна и наша боль, которой мы бы не хотели ни с кем делиться, - закончила она, уже полностью придя в себя.
Вдруг Эллис вся встрепенулась и, буквально подбежав ко мне, с размаху плюхнулась на диван, снова сжав мои похолодевшие ладошки, и запричитала:
- Белла, я все понимаю, я всегда тебя пойму, как женщина, но… Но ты ведь любила Эдварда, я видела, зачем ты так с ним поступила? Почему?
- Эллис, это трудно объяснить. Наши отношения с Эдвардом были обречены с самого начала, - слезы с новой силой начали сдавливать мне горло. - Не одна ты ненавидишь Карлайла Каллена.
- Белла, я не говорю о твоей мести, Эдвард давно понял и простил тебя. Я говорю о твоей измене с Джейкобом – это то, чего он не может простить тебе. И я не уверена, Белла, что он когда-нибудь простит тебя. Мужчины, подобные моему брату и мужу, такого не прощают.
- Да не изменяла я ему с Джейкобом! Я вообще ему ни с кем не изменяла! – взорвалась я. – Джейк - моя семья, брат, друг, но он никогда не был моим любовником!
Эллис в растерянности смотрела на меня, удивленно хлопая длинными ресницами.
- Но твоя помолвка… и Эдвард говорил, что ты встречалась с Джейком, даже когда ты еще жила с ним, - расстроено лепетала Эллис.
- Послушай, Эллис, последний раз, когда я видела Джейкоба – это был мой первый день в университете. Мы увиделись с ним через три с половиной года, когда Джейк, не придумав ничего лучшего, чтобы найти меня, дал это чертово объявление о помолвке! Ясно?
Что за абсурдная ситуация? Как же я устала всем доказывать что-то... Последствия жизни во лжи – тебе никто не верит, и надо всем доказывать, что твои слова правдивы.
- Где же ты тогда была, Белла?
- Зализывала свои раны в монастыре в Греции, - тихо ответила я.
Я пару секунд наблюдала за реакцией Эллис. Печаль в ее глазах сменилась явным возбуждением.
- Ты Эдварду сказала?!
Я устало вздохнула и, щелкнув пальцами пару раз у нее перед глазами, ответила:
- Эллис, очнись! О чем ты?
Подруга вся поникла, радость потухла в глазах.
- Да, сейчас, эти слова все равно, что красная тряпка на быка, только хуже будет. Господи, что же делать?
- Я не знаю, Эллис, я не знаю…Он закрылся от меня, совсем закрылся.
- Послушай, Белла, он любит тебя, любит, не смотря ни на что. Слышишь? Я не знаю, чем тебе помочь, в своей упертости Эдвард может уступить только моему мужу. Ты сама должна почувствовать, как себя вести с Эдвардом. Теперь твое семейное счастье только в твоих руках, не проворонь его, как тогда, - жестко закончила Эллис.
- Я стараюсь, Эллис, поверь.
- Вот и хорошо, не люблю клуш, севших в лужу и хныкающих, что не могут оттуда выбраться, когда даже не пробовали этого сделать.
Я подавила смешок и ответила:
- Только вот как бы не захлебнуться в этой луже.
- Нет, нет, такие, как мы с тобой, не захлебываются. За неимением возможности выбраться, они выпивают всю воду.
И тут же звонкий смех прокатился по террасе, мы счастливо засмеялись, напряжение покинуло нас и стало немного легче.
- Я рада, что у тебя есть такой мужчина, как Уоррен. Ты заслужила свое счастье, - проговорила я.
- Да, но я тебе это могу сказать, прожив с ним шесть лет. А спросила бы ты меня о нем в первый год нашей жизни, я бы ответила, что задушила бы этого самовлюбленного ублюдка, шантажом заставившего меня выйти за него замуж.
Теперь пришла моя очередь удивляться.
- Ах, Белла, когда-нибудь, когда твоя жизнь с Эдвардом наладится, мы с тобой сядем вот так, как сейчас, и я расскажу тебе все – это длинная история противостояния двух упертых лбов. Сейчас у нас уже нет времени, - сказала Эллис, и мы услышали звук приближающегося вертолета. – Джас… как раз вовремя.
- Джаспер тоже в курсе? – осторожно спросила я.
- Нет, об этом знаем только я и Уоррен, но мы одно целое, так что… - рассмеялась Эллис.
- Как вы узнали, что я здесь?
- Это все Джаспер. Он живет в поместье Эдварда с той поры, что ты его оставила. И, кстати, Белла, твой муж, строго-настрого запретил нам тебя проведывать, - сказала Эллис, придав своему лицу серьезность, и тут же задорно подмигнула мне, - но ты ведь ему не скажешь, правда?
- Я-то не скажу, но, боюсь, мой личный цербер и охрана нас сдадут, - промямлила я.
- Ладно, что-нибудь придумаем. А вот с личным цербером братец переборщил, - проговорила Эллис, бросая взгляд на Эрику, стоящую на приличном расстоянии от нас. Все-таки в этой женщине есть хоть капля учтивости.
- Белла, а ведь я хотела увидеться с Джейкобом, - сказал Эллис, меняя тему, - но он отказался со мной говорить, - добавила она грустно.
Я легонько прикоснулась к плечу Эллис, пытаясь найти слова, которые помогут понять Джейкоба.
- Эллис…
- Не надо, Белла, я все понимаю. И, может, это будет звучать дико и жестоко, но я скажу. Я рада, что Каралйл Каллен отказался от Джейкоба, и тот вырос рядом с таким человеком, как ты. Я уверена, что Джейк хороший человек, иначе бы ты не сделала все это для него.
Я натянуто улыбнулась, Эллис бы понравилась Джейкобу, если бы только он ей дал шанс.
- Девочки, вот вы где! – воскликнул Джаспер, вваливаясь на террасу в обнимку с длинноногой брюнеткой, которая была выше его на целую голову, но, похоже, их это не смущало.
- А ну, присядь, лапуля. Дай мне поздороваться с моей пропавшей сестренкой!
Он сильно изменился, возмужал, мне даже казалось, что стал выше. Кудри Джаспера сменил короткий ежик, подчеркивающий его высокие скулы.
Я не успела опомниться, как Джас подхватил меня на руки и закружил.
- Боже, Джаспер, поставь меня на место, - пропищала я.
- Не делай так больше, Белла, - попросил он и тут же, расплывшись в своей фирменной улыбке, добавил: - С возращением, малышка.
- Спасибо, Джаспер, ты прости меня, я тогда…
- О, обязательно прощу, но только после того, как ты поиграешь за меня в покер в одном клубе, там нужно кое-кого проучить, твой благоверный отказался, но ты ведь не настолько правильная? – ухмыльнулся Джас.
- Братец, сбавь обороты! Какой клуб? Не думаю, что Эдвард готов с тобой отпустить Беллу, дай им насладиться запоздалым медовым месяцем, - возмутилась Эллис, ударив брата в ребро.
Я серьезно посмотрела на Эллис, так вот какая официальная версия моего заточения здесь.
- Ой, хорошо-хорошо, понял, - ответил Джас и, хлопнув в ладоши, сообщил: - Девочки, идите, переодевайтесь в купальники. Сегодня у нас вечеринка-барбекю в честь возращение Беллы. Кайл и Грегори уже поставили мангал, все собираемся возле бассейна.
- Ты взял с собой Грегори и Кайла? – озадаченно спросила Эллис, сверля взглядом брата.
- А что такого? Они хорошие парни и они мои друзья. Они будут вести себя, как истинные джентльмены, мы всего лишь искупаемся и позагораем. Я не вижу в этом никакого преступления. Наш мавр вернется только завтра утром. Все хорошо, девочки! Мы вас ждем, поторопитесь.
И, послав нам воздушный поцелуй, Джаспер скрылся за дверью, прихватив свою зазнобу.
- Надеюсь, ты не против? Я не знала, что Джас собирается устроить вечеринку, - извинялась Эллис.
- Все нормально, я согласна с Джаспером, здесь нет ничего преступного. К тому же, Эдвард, оставил меня, даже не удосужившись сообщить, что уезжает. Я не собираюсь чахнуть на этом острове, - ответила я, гордо вскидывая подбородок.
- Отлично, пойдем, переоденемся.
- А я даже не знаю, есть ли у меня купальник… – пробормотала я, когда мы вошли в мою комнату.
- Ты еще здесь не купалась? - удивленно воскликнула Эллис.
- Купалась, - ответила я, расхохотавшись, - но купальник мне не понадобился.
Я нашла целый ящик с купальниками на любой вкус и цвет и остановилась на бикини сочного, лимонного цвета. У Эллис был тоже раздельный купальник цвета морской волны.
- И как Уоррен отпускает такую красоту одну? - поддразнила я подругу, когда мы спускались к бассейну.
- Он мне доверяет, Белла, всегда и везде, - серьезно ответила Эллис и, ободряюще сжав мою руку, побежала здороваться с Кайлом и Грегори.
Да, доверие – это то, чего между мной и Эдвардом нет, и неизвестно будет ли.
Не смотря на то, что я постоянно искала глазами Эдварда, ужасно по нему скучая, день прошел превосходно. Джаспер - душа компании и заводила - не замолкал ни на минуту, не давая нам скучать. Пока мясо жарилось на гриле, мы играли на пляже в волейбол. Тара – подружка Джаспера, оказалась неплохой девчонкой, и наша девчачья команда даже смогла выиграть у мальчиков, буквально вырвав победу с перевесом всего в одно очко. Правда, Тара потом призналась, что является капитаном команды по волейболу в своем университете. Джаспер, услышав это, стал возмущаться и в наказание бросил Тару в бассейн. Мальчики приняли игру, Кайл бросился за Эллис, а Грегори за мной. Я начала убегать, за спиною слыша визг Эллис и всплеск воды, значит, осталась только я. Я захлебывалась смехом, мне давно не было так весело. Я хотела скрыться от Грегори за входной дверью в дом, я была почти у цели. Немного повернув голову, я смотрела на почти схватившие меня руки. Я взвизгнула и побежала быстрее, но через пару секунд была остановлена, с размаху врезавшись в чью-то каменную грудь. Я громко охнула, потеряв равновесие, я стала падать, увлекая за собой влетевшего в меня сзади Грегори. Грегори по инерции схватил меня за талию, и мы с глухим звуком грохнулись на пол, но тело парня смягчило мое падение. Чего не скажешь о самом Грегори, стонавшем мне в спину. Я немного приподнялась, пытаясь разглядеть сквозь блики солнца, в кого же я все-таки влетела. Надо мной, с почерневшим от ярости лицом, стоял мой муж.
- Потрудитесь объяснить мне, что здесь происходит?
___________________________________________________________________________________
Не забывайте, пожалуйста, благодарить мою замечательную бету barsy.
Жду всех на форуме!


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/41-5722-65
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Камилла6986 (29.05.2011) | Автор: Камилла6986
Просмотров: 7121 | Комментарии: 134


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА






Всего комментариев: 1341 2 3 ... 7 8 »
0
134 Ксюша8093   (30.10.2017 15:53) [Материал]
Вы не ждали нас, а мы... Вот сейчас будет всем жарко! спасибо.

0
Спасибо за главу !

0
132 Olga01   (08.11.2013 00:11) [Материал]
Ну , а что картина Репина" Приплыли ". Муж вернулся , а его никто не ждал ? Что он теперь сделает со своей родней ?

0
131 ПуФыСтИк   (17.09.2013 22:19) [Материал]
Им нужно серьезно поговорить. Если Эдвард так хочет ребенка ему нужно пересмотреть свое отношение к Белле.

0
130 vsthem   (29.07.2013 12:44) [Материал]
Приехал муж, недооценили его))
А Карлайл.. И жизнь своей дочери разрушил

0
129 Mari:)   (14.02.2013 02:13) [Материал]
Эд засранец... как же мне хочется надрать ему задницу!!! >( >( >( >( >( >( >( >(

0
128 nika-for   (29.07.2012 01:08) [Материал]
спасибо за главу

1
127 _make-up_   (21.07.2012 22:45) [Материал]
мне надоел эта маска Эдварда а-ля "Я БЕЗДУШНАЯ СКОТИНА,И Я НЕНАВИЖУ СВОЮ СУЧКУ ЖЕНУШКУ" angry angry angry angry angry angry

1
126 Водолейчик   (04.06.2012 04:26) [Материал]
ооо, Эдик приехал...

2
125 EmiliaCullen   (31.12.2011 14:38) [Материал]
карлайл такая скотина...
сейчас интересна реакция эдварда)

1-10 11-20 21-30 ... 61-70 71-75


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]