Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2734]
Кроссовер [703]
Конкурсные работы [6]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4864]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15290]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14646]
Альтернатива [9132]
СЛЭШ и НЦ [9112]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4505]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав апрель

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Магнит
Белла считает, что навсегда потеряла Эдварда.
Эдвард решил, что его уход защитит Беллу от опасности.
Тем временем тучи все сильнее сгущаются над Форксом. Магнит для неприятностей, которым является Белла Свон, не перестал работать от того, что Эдвард ушел…

Основы пикапа от Эдварда
Мог бы новый день в школе стать ещё хуже, чем предполагалось? Оказалось, что да.

Лекарство от разбитого сердца
- Ну, здравствуй, вампирская собачонка, - голос Виктории сочился ядом, дикие, не знавшие расчёски кудри цвета пламени развевались на холодном зимнем ветру.
Альтернатива Новолуния.

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Кровные узы
Белле Свон не повезло: она перешла в нашу школу в последнем классе, когда дружба между школьниками давно распределена и новеньких не жалуют в компаниях. К тому же ее отец был шерифом, не раз разгонявшим молодежные вечеринки, что априори превращало ее в объект лютой ненависти особенно разнузданных учеников.

Мой развратный мальчик!
На протяжении всей своей жизни я была пай-девочкой, которая гонялась за плохими парнями. Но кто-бы мог подумать, что мои приключения закончатся у Итальянского Мафиози - Эдварда Каллена?

Обречённые на смерть
Некоторым тайнам лучше оставаться нераскрытыми.
Другая история семейки Калленов, другая тайна семьи.
Мистика, романтика

Как покорить самку
Жизнь в небольшом, но очень гордом и никогда не сдающемся племени текла спокойно и размерено, пока однажды в душу Великого охотника Эмэ не закралась грусть-печаль. И решил он свою проблему весьма оригинальным способом. Отныне не видать ему покоя ни днем, ни ночью.



А вы знаете?

вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

... что можете заказать обложку к своей истории в ЭТОЙ теме?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
На каком дизайне вы сидите?
1. Gotic Style
2. Breaking Dawn-2 Style
3. Summer Style
4. Breaking Dawn Style
5. Twilight Style
6. New Moon Style
7. Eclipse Style
8. Winter Style
Всего ответов: 1920
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Альтернатива

Сильнее, чем кажется. Глава 24. Принцесса и де Гиш

2021-10-22
17
0
17 мая 1914 г...
Элис недовольно нахмурилась и вытерла платком жирную фиолетовую кляксу, в которую размазалось слово «год». Писать, положив тетрадку на колени, сидя в тряском вагоне пригородного поезда, было страшно неудобно, ручка то и дело черкала по бумаге, оставляя чуть ли не на каждом слове грязные чернильные следы, и без того не слишком аккуратный почерк сделался совершенно неразборчивым, но дневник был ее единственным попутчиком в этом одновременно совсем безнадежном и одной надеждой и вдохновляемом пути, и только с ним она и могла вести немой и безответный разговор, хоть немного помогавший ей разобраться в отчаянном хаосе собственных чувств. Вытерев кончик ручки о салфетку, она взглянула в окно, на никак не желающий поменяться холмистый зелено-золотой пейзаж, и застрочила:

"Несколько дней я не могла думать ни о чем, кроме него, снедаемая безотчетным беспокойством и вздрагивая, едва услышав за спиной звук чьих-то шагов. Я никогда не лгала себе, а в этот раз меня еще и переполняла странная упоенная гордость собственными чувствами, и поэтому я с отчаянным, пьянящим счастьем призналась себе самой, что жду его, жду, что он придет. Неужели же он не захочет справиться о здоровье обязанного ему жизнью человека, не захочет продолжить начавшееся при таких необыкновенных обстоятельствах знакомство? Конечно, я просто приписывала ему свои собственные желания, которые оказались такими неожиданно отчаянными и страстными, что когда он и в самом деле появился однажды вечером на ведущей к дому аллее, я едва не потеряла сознание от внезапно взметнувшейся в сердце волны мучительно-сладкого чувства.

- Добрый вечер, мисс, - поприветствовал он меня, а я совсем забыла, что нужно ответить, зачарованная его голосом — спокойно-уверенным и глубоким, с очаровательной южной растяжкой и какой-то особенной выразительностью.

- Добрый вечер, - наконец пробормотала я в ответ, с исступленной жаждой вглядываясь в его лицо, пытаясь запечатлеть в памяти каждую его черточку. Боже, ведь еще неделю назад я даже не знала, что он есть на этом свете, а теперь во взгляде его топазово-синих, холодных глаз, в легкой полуулыбке, играющей на его губах, для меня слилась вся моя жизнь, весь мой мир!..

- Как вы себя чувствуете, мисс? - начал было он и тут же, перебив сам себя, воскликнул: - О, мы ведь еще не знакомы! Я Джаспер, Джаспер Уитлок!

- Элис Брендон, - представилась я и глупо добавила: - Очень приятно!

Джаспер улыбнулся.

- Взаимно. Я рад, что вы здоровы — после того случая вы...

- Ох, я ведь до сих пор вас не поблагодарила! - воскликнула я, задохнувшись от стыда. - Вы спасли мне жизнь, я... Я не... - чувства переполняли меня, все слова растворились в этом бурном потоке, и я умолкла, не зная, что же мне сказать.

- О, не благодарите меня, - вежливо ответил он, и в его голосе мне послышался легкий оттенок нетерпения. - Я счастлив, что помог вам.

Я смогла только робко улыбнуться в ответ.

- Мисс Брендон, я... Я хотел бы увидеть мисс Хейл, вашу подругу... она сейчас здесь? - внезапно произнес Джаспер, и я замерла, оглушенная его словами и тем, что же они означали. Так он пришел из-за Розали... И только тут на меня оглушающей лавиной обрушились прежде бессмысленные и нечеткие воспоминание обо всем, что я слышала о нем еще до того, как наконец повстречала: «Что твой оксфордский воздыхатель, не собирается сцепиться с папиным помощником за право поцеловать твою руку?»,«За пару минут покоренный Розали», «Это новый рекорд, Роуз?»... В его голосе я явственно услышала плохо скрытое восхищенное волнение, бесповоротно подтвердившее правдивость моих догадок, и боль, пронзившая при этом все мое тело, парализовала меня и сломила. Я была беззащитна в своей наивной надежде, до которой ему не было дела, я молча предлагала ему свое сердце — но оно было просто не нужно. Господи, как же больно...

- Она в саду, - одному богу известно, каких трудов мне стоило произнести эти три слова.

- Благодарю, - он улыбнулся. - Ну что ж... Было очень приятно вновь встретиться с вами! - и с этими словами он быстро пошел по убегавший в душистый туман цветущих яблонь дорожки, на которой несколько минут назад я видела Розали.

С тех пор он был здесь еще несколько раз, и каждый раз вел себя со мной безукоризненно вежливо и обходительно, но в нем нет ни намека на те чувства, которые так мучают меня своей безысходной остротой, возникнув так внезапно и за считанные дни успев совсем поработить меня. Он увлечен Розали — это видно всем, и ей самой в том числе, но она не проявляет к нему особенного интереса, а просто принимает восхищение очередного своего поклонника как нечто само собой разумеющееся, хотя иногда кокетничает с ним так отчаянно, будто и в самом деле влюблена, но по правде делает это просто по привычке. Боже, умоляю, пусть он поймет, что значит для нее не больше, чем любой другой из десятка ее обожателей, пусть увидит разницу между ней и мной... Нет, я не считаю себя лучше, не пытаюсь сравнивать себя с Розали, я знаю, что я на ее фоне — всего лишь блеклый карандашный рисунок в сравнении с искусной радужно-золотой миниатюрой на слоновой кости. Я некрасива, неуверенна и неинтересна — я просто люблю его."

Элис смотрела на только что написанные ею четыре слова, бессознательно и бесцельно вглядываясь в кривоватую черточку над буквой «т», в длинную, размашистую завитушку, украшавшую хвостик от «б»... Даже написать это, доверить это признание всего лишь мертвым тетрадным страницам, было так страшно и так безрассудно здорово! И так больно.

За окном монотонно вздымающиеся зеленые волны холмов сменились темно-изумрудными стенами леса, в купе сделалось ощутимо темнее, по обитым вытершимся вельветом сидениям заскользили растрепанные, угловатые тени, и девушка, задумчиво глядя на их изменяющиеся контуры, подняла к губам стакан с уже почти остывшим чаем. Нет, как бы страшно и глупо это ни было, она не могла не поехать!..

Чуть теплый чай все равно обжег ее пересохшее горло, и она, мысленно приказав себе успокоиться, вновь вернулась к дневнику, думая, как бы передать то жуткое, холодное и убийственное, как удар кинжалом, чувство, что она испытала, когда вчера за завтраком Белла, читая письмо от мистера Свона, помимо всего прочего оповестившее их и об окончании неожиданно затянувшихся каникул, удивленно вскрикнула и сообщила ей и Розали ту ужасную новость.

"Туберкулез, пневмония, бронхит — все эти перечисляемые Беллой, гадавшей о причине описанных Чарли симптомов, названия звучали одинаково страшно, и в хаосе разрозненных, испуганных мыслей, взвихрившихся в моей голове, особенно яркой и единственно внятной была короткая, отчаянная фраза: я должна его увидеть, просто должна. Конечно, это было совершенно бессмысленно и невыносимо глупо, и уж вовсе не мой визит мог бы подарить ему радость и надежду, ускорившую бы его выздоровление... Я даже не понимала, зачем мне самой этот визит, что мне даст то, что я и в самом деле увижу, как он задыхается кровавым кашлем или мечется в бреду и лихорадке. Разумеется, Белла была права, твердя мне, что это бессмысленно, нелепо и неприлично — в конце концов, мы ведь едва знакомы, мы совершенно чужие люди! И Розали, говоря, что я должна вспомнить хотя бы о гордости, раз так легко забыла об этикете и воспитании, тоже права, но... Господи, о каком воспитании, какой гордости я могу думать в такой момент? Как они не понимают? Неужели они никогда сами никого не любили?"

~***~

(два часа спустя, в усадьбе "Уэльские холмы" на окраине Бата)

Джеймс всегда знал, что судьба почему-то послала ему в друзья беспросветного болвана таких астрономических масштабов, каких не видывал свет, но истинную величину этих масштабов он до конца прочувствовал только семнадцатого числа, примерно в полдень, когда, собираясь отправиться в Хайвуд за Викторией и правдой, распахнул входную дверь, шагнул на порог и едва не столкнулся с ней — с невысокой, тоненькой, как стебелек лаванды, коротко стриженной девушкой в темно-голубом плаще, так и замершей с поднятой для стука рукой, затянутой в белую лайку перчатки. Собственно, ее прическу, одежду, движение — все это он заметил только потом, а сначала... Сначала он увидел лишь ее глаза: мягко блестящие, точно теплое озеро в золотых закатных лучах, огромные, чистые и детски-искренние, опасно выразительные для взрослого человека. И уже тогда, глядя в их глубокую и светлую, осенне-ореховую глубину, он знал, кто она и зачем пришла. Вернее, к кому. И почему.

- Добрый день, мисс... – протянул Джеймс, выжидательно глядя на нее.

- Добрый день, - ответила она, не представляясь. - Я... Я хотела бы увидеть мистера Уитлока...

Ну еще бы. Уже то, как мучительно пылали ее щеки, когда она называла эту фамилию, было достаточно говорящим.

- К которому? - с непроницаемым лицом уточнил Джеймс. Не по делу, разумеется, а просто чтобы посмотреть, как же она скажет имя, если так запунцовела уже на фамилии.

- К Джасперу! – Конечно, вспыхнула еще сильнее.

Джеймс молча посторонился, пропуская гостью внутрь, в сумрачную, серо-зеленую прихожую. Сделав несколько неуверенных шагов по покрытому мягчайшим пепельно-серым ковром полу, она остановилась и просительно взглянула на него.

- Он болен и никого принять не может, - произнес Джеймс, встретившись с ней взглядом.

- Я знаю, - последовал ответ. - Поэтому и пришла.

- Напрасно.

- И все-таки!

- У него бронхит. Не слишком опасно, но все-таки серьезно. И заразно.

Она забавно тряхнула головой, ребячливо отвергая это возражение.

- Я никогда ничем не болею, мне ничего не будет!

Ничего не будет. Здоровью, возможно, и не будет, но вот репутации...

- Вы понимаете, что это попросту неприлично? - спросил он, чувствуя себя слишком неловко для высокопарного, заботливого патрона, которого изображал.

Ее брови скорбно и жалобно изогнулись — удар явно попал в цель, и отразить его было нечем. И когда она обратила на него неизъяснимый взгляд своих сказочных глаз, Джеймс был уверен, что она согласится и попрощается. Однако вместо этого она тихо-тихо попросила:

- Всего минуту?..

А, дьявол забери, почему нет, в конце концов? Хоть она и влюбленная дура, но все же безответно влюбленная, так что ничего совсем уж непоправимого себе не позволит. А Джас уже большой мальчик и как-нибудь сам позаботится о собственной репутации.

- Я провожу вас, - спокойно произнес он и быстро направился к широкой лестнице, уводившей на верхние этажи. Девушка последовала за ним.

Перед дверью в комнату друга Джеймс остановился и попросил:

- Подождите, я его предупрежу.

Девушка кивнула, нервно теребя юбку.

Несколько минут назад, когда Джеймс зашел попрощаться с ним перед своей поездкой в Хайвуд, Джаспер валялся в кровати с очередным приключенческим романом. Несмотря на то, что большую часть суток он, по рекомендации врачей, проводил в постели, выряжен он был с прямо-таки шутовской и нелепой в его ситуации выпендрежностью и разве что только шляпу не надевал, упокоившись в груде подушек и пледов на придвинутой к окну софе: рубашка на нем была белоснежная и идеально выглаженная, вокруг горла — совершенно бессмысленный, но ненавязчиво-красивый тонкий шарф, волосы вдохновенно растрепанны в весьма художественном (и определенно несколько искусственного происхождения) беспорядке, на лице — благородная бледность (единственное, что смотрелось естественно и уместно)... Словом, всем своим видом он обычно являл весьма драматичную, импозантно-скорбную картину героически сносящего смертельный недуг больного, ожидающего визита не иначе как прячущей лицо под маской принцессы. Хотя, собственно, примерно так дело и было, но вот царственная Розали все никак не желала почтить несчастного воздыхателя своим исцеляющим визитом. И, видимо, отчаявшись дождаться подобного чуда, Джаспер, наплевав на то, что было всего около часу пополудни, спал, выронив из рук тяжелый том Стивенсона, уткнувшись лицом в подлокотник софы и вытянувшись поверх пледа во весь свой немалый рост, и выглядел удивительно усталым, действительно больным и непривычно слабым, без всего своего напускного победительного самодовольства и дерзости. Просто мальчишкой.

Да, вот увидела бы его таким эта «куколка», как он ее называл со своей вечной мерзкой насмешкой в голосе... И сразу бы одумалась и пришла в себя. А может, стало бы только хуже... Так или иначе, короткого взгляда, который эта дурочка бросила внутрь комнаты прежде, чем Джеймс закрыл за собой дверь, ей уже в любом случае хватило или для того, или для другого.

- С добрым утром! – воскликнул Джеймс, бесцеремонно тряхнув друга за плечо.

- Ммм... Что такое? - невнятно и сонно, этим своим кошмарным хриплым до предела голосом спросил Джаспер и тут же снова начал кашлять, слепо шаря рукой по подоконнику в поисках платка.

- Граф де Гиш, к вам леди Генриетта, - отвесив ему шутливый поклон, сообщил Джеймс.

- Что?.. Кто? - непонимающе нахмурился Джаспер.

- К тебе посетительница, - объяснил Джеймс, с сомнением глядя на него. А затем, не удержавшись, добавил, не думая зачем - потому ли, что хотел поинтриговать и пошутить, или потому, что это так и было: - Хорошенькая.

Джаспер сразу же окончательно проснулся и почти машинально поднял было руку к волосам, собираясь то ли снова их растрепать, то ли наоборот пригладить, но, натолкнувшись на ироничный взгляд Джеймса, отдернул ее и, кивнув на дверь, воскликнул:

- Тогда я ее приглашаю.

- А как же легкий слой белил? Для завершения образа? А то ты что-то слишком разрумянился! - с наигранной заботливостью предложил Джеймс. В ответ приятель с раздраженно-недовольной миной показал ему известный неприличный жест. Джеймс фыркнул и направился к двери.

«Я ее приглашаю!» Еще бы! Вот уж кто определенно и думать не думает о приличиях! Вообще ни о чем никогда не думает, а только старательно делает вид.

А уж такой фантастической смены выражений, как та, что явственно читалась на его лице, когда «куколка» вошла в комнату, Джеймс прежде не видел ни у кого и никогда: мгновенный переход от едва сдерживаемой нетерпеливой и гордой радости к удивленному и разочарованному раздражению, с трудом замаскированному вежливой улыбкой, с неимоверным трудом покривившей его губы в положенном по этикету выражении.

- Добрый день, мисс. Рад вас видеть, - услышал Джеймс, выходя из комнаты, и подумал, что еще чуть поменьше вежливости в голосе, и это приветствие прозвучало бы как откровенное хамство. Ответа гостьи он не услышал за шорохом закрываемой двери, но тут внезапно донесшаяся до него фраза друга заставила его остановиться, так и не закрыв дверь до конца:

- Я был груб с вами. Простите.

Девчонка наверняка снова вспыхнула и сейчас примется бормотать какую-нибудь невнятную влюбленную дурь...

- Если бы вы не были больны, вы бы не извинились, - ее голос прозвучал неожиданно уверенно и совершенно спокойно.

- Я бы многого не понял и не сделал, если бы не заболел, - последовал холодный ответ.

- И теперь решили исправиться?

- Заглянув, так сказать, за край своей жизни и увидев там ожидающие меня адовы муки? - настолько язвительно Джаспер еще, кажется, в жизни не разговаривал. - Да, можно сказать и так. Может, хоть умру достойно и искуплю свои грехи.

- Смерть ничего не искупает. Нужно достойно жить а не умирать, - не менее холодно и сухо ответила девчонка.

Разговор у них получался совершенно не таким, как Джеймс мог представить, и он, забыв о том, что, по существу, подслушивает приватную беседу собственного друга, поймал себя на мысли, что с любопытством ожидает его ответной реплики. Но хриплый голос Джаспера неожиданно заглушил громкий стук распахнувшихся где-то впереди по коридору дверей, затем раздался быстрый и размеренный шум шагов, и из своего кабинета показался мистер Уитлок-старший, любезный хозяин усадьбы собственной персоной. И если этим двоим, оставшимся за закрытой дверью джасперовской комнаты, не было никакого дела до своего возмущавшего основы правил хорошего тона поведения, то уж сэра Альберта бы непременно хватил удар от известия о весьма продолжительном пребывании молодой незамужней девушки в комнате его молодого, неженатого племянника. А раз так, то разве это не долг почтительного и благодарного гостя — оградить сего достойного джентльмена от подобного потрясения?

Рывком дернув дверную ручку — так, что дверь с негромким щелчком закрылась до конца, Джеймс изобразил на лице приличествующую случаю умеренно-доброжелательную улыбку и направился навстречу мистеру Альберту.

Однокурсники ему тихо завидовали и говорили, что наглость — второе счастье и что дуракам везет, Джаспер ржал и называл это животным магнетизмом, а суть была в том, что если уж Джеймсу приходило в голову произвести на кого-нибудь хорошее впечатление, то его цель уже была заранее обречена. Он и сам не знал, в чем тут дело, но именно эта его занятная способность при желании нравиться всем и вся множество раз спасала его от пересдач, дисциплинарных наказаний и даже исключения. Когда хотел, он умел казаться полной противоположностью себе настоящему, и действовало это безотказно. И пять минут спустя мистер Уитлок уже пил в его компании послеполуденный чай и наверняка недоумевал, как так оказалось, что прежде раздражавший его одним своим видом американский нахал вдруг оказался настолько приятным и интересным собеседником.

Старинные напольные часы, резной башенкой высившиеся в углу гостиной, пробили два часа. Виктория, Виктория, Виктория... Кто же ты, все-таки? И что такое связывает нас — невидимое, непонятное и неправильное, но очевидное и никак не желающее разорваться?..

Больше месяца готические своды Хайвудского пансиона пустовали, но несколько дней назад мистер Свон, навестивший своего больного помощника, сообщил, что расследование всех зловещих обстоятельств, обрушившихся на школу в этом году, не принесло никаких результатов, что совершившие все эти злодеяния преступники так и не были найдены и что ввиду недоказанности какой-либо явной связи их действий именно с Хайвудом, попечительский совет принял решение возобновить работу пансиона. Теперь все преподаватели и ученицы уже вернулись туда.

Вернулась и Виктория.

А стриженая дурочка наверняка прогуляла несколько уроков ради того, чтобы тайком навестить своего спасителя... Напридумовав себе черт знает чего и сделав из него не человека, а ангела, воплощенный в жизнь идеал, прекрасного рыцаря без страха и упрека - или о ком там теперь положено мечтать у таких, как она?..

От этих мыслей Джеймса оторвал голос мистера Альберта: поблагодарив за приятную компанию, он сообщил, что до вечера отбывает в город по делам усадьбы и, величаво кивнув на прощание, вышел из комнаты. Проводив его взглядом и подождав еще пару минут, Джеймс последовал за ним и, выйдя в просторный холл, направился было к лестнице — пора бы уже и де Гишу, и принцессе вспомнить, что в замке есть еще и король, который не придет в восторг, доведись ему узнать о произошедшем — и едва не столкнулся на ступенях с этой самой принцессой: мельком бросив на него невидящий взгляд, она почти что бегом спустилась с лестницы и легкой сине-белой тенью скользнула через холл к входной двери. Это заняло пару мгновений, но Джеймс успел заметить, что в этот раз ее глаза так сказочно сверкают не от глупой влюбленной надежды, а просто-напросто от слез.

Глубоко вздохнув и неожиданно для самого себя покачав головой, он поднялся на второй этаж и направился к только что покинутой нежданной гостьей комнате.

Боже, Джаспер, какой же ты все-таки придурок!



Источник: http://www.twilightrussia.ru/forum/40-4654-12
Категория: Альтернатива | Добавил: BlackthornTales (08.10.2010) | Автор: BlackthornTales
Просмотров: 1620 | Комментарии: 20 | Теги: Виктория и Джеймс, Розали и Эммет, ВОЙНА, Элис и Джаспер, Эсми и Карлайл, детектив, Белла и Эдвард, Любовь, тайна


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА






Всего комментариев: 20
0
20 LoveVolturi   (19.12.2015 10:01) [Материал]
Мне почему-то кажется, когда Джаспер "прозреет" будет слишком поздно dry
Хотя может только кажется.
Может и не будет поздно, а может он так и будет влюблен в Розали happy

0
19 LoveVolturi   (19.12.2015 09:57) [Материал]
Джеймс оказывается приятней чем Джаспер happy
Бедняшка Элис cry
Что же Джас ей сказал? Может она понравится Джеймсу?
Интересно, что он скажет Джасперу happy ?
Уитлок дурак! angry !!! Напрасно он ждал прихода Розали, он ей не интересен! Ей нравится другой, а Джас только подогревает (или как правельно happy ) самолюбие Розали! Как же он слеп sad !

0
18 робокашка   (22.12.2014 18:49) [Материал]
А Джеймс интересный пацан tongue

0
17 ღSensibleღ   (17.07.2013 17:11) [Материал]
Спасибо

0
16 natalj   (30.09.2012 16:08) [Материал]
Большое спасибо за продолжение!

0
15 Татьяна0979   (16.09.2012 15:47) [Материал]
&RESPECT&

3
14 Ulia   (07.05.2011 20:47) [Материал]
Джаспер - лох!

4
13 tess79   (27.04.2011 20:25) [Материал]
Ну, слава Богу, на смертном одре Джасперу покоиться еще рано wink Так горестно и тревожно за Элис. Что ей чьи-то советы, или нормы этикета, когда сердце приказало. Но любовь ее искренняя, понимающая и принимающая и именно такая любовь все искупляющая. А Джаспер этого просто не видит. Пока wink А Джеймс заметил хотя бы тень...Спасибо огромное за главу!

2
12 Ashley_Cameron   (27.02.2011 16:53) [Материал]
Джеймса даже непривычно таким доброжелательным видеть..)
Спасибо за главу) smile

2
11 Тесс   (24.02.2011 08:32) [Материал]
Просто он ее не любит. Может еще не все потеряно?

3
10 belleღ   (09.02.2011 17:39) [Материал]
Quote
Смерть ничего не искупает.Нужно достойно жить,а не умирать

золотые слова sad

3
9 Fine   (07.01.2011 04:33) [Материал]
Спасибо за главу!!!
Непривычно положительный образ Джеймса smile ..а Джаспер..эххх...

2
8 Мария84   (19.11.2010 23:52) [Материал]
Действительно придурок angry

1
7 IrishaIrisha   (13.10.2010 17:48) [Материал]
Спасибо за главу!

3
6 She   (10.10.2010 10:08) [Материал]
Дурак,а не Джаспер...Спасибо за главу)))Как всегда красиво))) happy

3
5 DariaVamp   (10.10.2010 09:55) [Материал]
Я согласна с Джеймсом! Джас - придурок! angry
Спасибо за замечательную главу!

2
4 ТТТТ   (09.10.2010 09:49) [Материал]
Действительно, Джаспер, ты придурок! angry Ох, спасибо, глава замечательная!

2
3 Noone   (09.10.2010 01:50) [Материал]
О, эта сладостная пытка! Ответы, только в следующих главах! Что он ей сказал :o, что могло ее так растоить wacko если Элис была так стойка перед уходом Джеймса surprised wacko ???? А любовь Элис не такая восторженная и наивная, какой ее видит Джеймс, и отнюдь не слепая... И, конечно, очень смелая, невзирающая на предписания хорошего тона! flirt

2
2 cherry_girl   (08.10.2010 23:11) [Материал]
сказочно как всегда. мне даже нравится, что Джас не сразу влюбился в Элис как это обычно бывает. Спасибо большое! ))

2
1 Primrose   (08.10.2010 21:28) [Материал]
Спасибо большое за главу!



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]



Материалы с подобными тегами: