Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2721]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [5]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4858]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15256]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14610]
Альтернатива [9071]
СЛЭШ и НЦ [9133]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4487]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав март

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

Make a Wish (Загадай желание)
История о том, как одно необдуманное желание может изменить судьбы двух людей.
Она – обычная фанатка, которая мечтает увидеть своего кумира. Он – знаменитый актёр, который снимается в кино, даёт интервью журналистам и не подозревает о том, что где-то в России есть восемнадцатилетняя девушка, которая на День рождения загадала странное желание...

Тень Света
Чувства пронизывают пространство и время. Выбор любить или ненавидеть изменяет нас и целый мир вокруг.

Зима в воздухе
«В Рождество все дороги ведут домой» - Марджори Холмс.

Потерянный рай
Эдвард Каллен - вампир, Дин Винчестер - охотник. Первый - странный парень, которого она встретила в Форксе, второй - мужчина из ее прошлого, с которым она прошла через Ад. Кто из них протянет ей руку помощи, когда она окажется в сложной ситуации? New edition - новые главы, альтернативный конец

Лабиринт зеркал
У Беллы безрадостное прошлое, от которого она хотела бы сбежать. Но какой путь выбрать? Путь красивой лжи или болезненной правды? И что скрывают руины старого замка?
Мистический мини.

Наша большая и чистая ненависть
Враги -> любовники
НЦ-17

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.



А вы знаете?

... что можете заказать обложку к своей истории в ЭТОЙ теме?



...что теперь вам не обязательно самостоятельно подавать заявку на рекламу, вы можете доверить это нашему Рекламному агенству в ЭТОМ разделе.





Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый вами фильм 2014 года?
1. The Rover
2. Звёздная карта
3. Зильс-Мария
4. Camp X-Ray
Всего ответов: 250
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

С винтовкой под кроватью. Глава 19

2021-4-13
18
0
Чикаго – Нью-Йорк


15.05.08

Внезапно вспыхнувшая злость протрезвляет. Слёзы высыхают на щеках, неприятно стягивая кожу. Какого чёрта, Изабелла! Вылетаю из ванной, хватаю свою сумочку – там документы и «америкэн голд». Ну вот и всё. Всё! Мне нужно время, мне нужна свобода. Я хочу подумать и хочу разобраться во всём этом дерьме. Что вообще происходит? Почему в один момент всё разрушилось? Всё пошло не так, как виделось в радужных мечтах. Чарли лишил неба, Карлайл лишил внимания. И что же у нас в сухом остатке? Ничего. Даже Джейк отдалился от меня. Ещё бы - сиськи Розали притягивают сильнее, чем сопли какой-то там Изабеллы. Блэк, сукин сын, ты небось сейчас наслаждаешься жизнью и плевать хотел на меня и мои проблемы. Правда, мне тоже всегда было плевать на твои проблемы. Мы квиты. Почему же тогда обидно сознавать себя никому не нужной?

К чертям всех и всё. Вылетаю на улицу, утреннее солнце – молодое и прекрасное. Но мне не до солнечных ванн. Я во мраке, я в чёрной пучине своего отчаянья. Тону в угольной черноте. И больше не будет голубого неба в этой тьме, больше не будет света любви. Ничего не будет. Вечная Ночь.

В аэропорту какая-то страховидла с фирменной улыбочкой и бейджиком «Сьюзан» сообщает мне, что рейсов до Нью-Йорка нет. Есть только до Лос-Анджелеса. И у них даже найдётся один лишний билетик за полцены на ближайший самолёт. И когда этот долбаный самолёт? Через полчаса? Да, беру!

Улетаю с чёртовых островов. В духоту Нью-Йорка. Ан нет, сначала у нас по пути «город ангелов». Ха, Лос-Анджелес. Но мне всё равно. Хоть Тегусигальпа1. Лишь бы подальше, на максимально возможном расстоянии от Гонолулу!

Я боюсь, что Карлайл догадается о том, куда я с утра пораньше сбежала без Донни и Мэни. Боюсь, что он найдёт меня, и никуда я не улечу. Боюсь вызвать его гнев. Просто боюсь и всё.
Но, видимо, есть некая добрая сила, и сегодня эта сила на моей стороне – самолёт благополучно отрывается от ВПП. Убраны шасси, взлетаем. Здравствуй, моё Небо. А вот и Изабелла Каллен. Как жаль, что всё изменилось. Ты-то, Небо, осталось прежним, изменилась я и моё место. Я больше не впереди, не продумываю возможные варианты полёта и не предвижу неприятности, борясь с ними мысленно.

Тот полёт из Нью-Йорка стал моим последним полётом. И это был простой обман судьбы, а отнюдь не намёк на светлое будущее. Я не обольщаюсь – Чарли не даст мне летать. Он всегда идёт до конца, действуя методично и расчетливо. Конечно же, Чарли не может прийти в суд и сказать: «Господин судья, я купил дочери лицензию, но теперь передумал, хочу отобрать свой подарок». Но беда невелика, ведь отец не ограничен в средствах. Ему меня уничтожить проще, чем пыль с ботинок отряхнуть, тут ведь даже нагибаться не придётся. Смешно и грустно.

Может, это и странно, но единственный выход – убить отца. Думаете, если б я могла, я бы его не убила? Убила бы, и давно. Подобный вариант я рассматривала бессонными ночами, и не раз, но всегда приходила лишь к одному – пока не могу. Пусть у нас не было нормальной семьи и нормальных отношений, но я не смогу убить родного отца, человека, чья кровь течёт и по моим венам. Ах, Чарли, у нас всё так непросто. А сложись судьба иначе – и мы, возможно, смогли бы стать типичной американской семьёй. Или не смогли бы? Может, мы с Чарли обречены быть врагами во всех возможных отражениях нашей Вселенной? Не знаю, и сама себе в ответ пожимаю плечами.

Чем больше думаю об отце, тем больше хочется плакать. Но есть две вещи, которые нельзя делать на людях – заниматься сексом и плакать. Это не-при-ли-чно. Поэтому я глотаю слёзы и удерживаю их под прикрытыми веками.

***

Знаете, как бывает – западёт в башку один момент, и всё. И что ты ни делай, у тебя в памяти навсегда эта картинка засела. Так вот, таких картинок у меня много - каждый человек ассоциируется с одним случайно выбранным эпизодом. Единственное, чего я не могла никогда раньше понять, – почему именно эти воспоминания, почему не другие сидят в моей голове? Они не самые яркие и запоминающиеся, они…они серые и обыденные. Но сегодня я поняла – почему ОНИ. Потому что их невозможно повторить. Невозможно свести вместе все обстоятельства - нет уже тех мест, нет уже тех людей. Чего-то теперь вечно будет не хватать. И то, что было, не повторится. Всё, что осталось мне, – это воспоминания. И воспоминания содержат в себе гораздо больше, чем целая книга мемуаров. Тонкости, намёки, мелочи, которые, может быть, я до сих пор не осознаю, они со мной до гроба. Из ерунды складываются люди - словно живые, они предстают перед внутренним взором. И тогда сердце падает вниз. Каким-то оно становится тяжёлым и слишком большим, чтобы вмещаться в грудной клетке.

Господи, дай сил пережить! Я не верила в тебя, я полагалась на собственные силы. Но мои силы иссякли, мне нужно на что-то опереться. Я не знаю, куда ещё идти. Куда? Оглядываю церковь.
Убийца пришла в церковь.

Пилот, покорявший небо, пришла в церковь.

Да они пришли. Оба моих я. В кои-то веки они сошлись во мнениях.

Приглушённый свет, запах пыли и деревянных скамеек. Я одна сижу и пялюсь на витражные стёкла. Я не умею просить. Но, надеюсь, Он услышит мой беззвучный крик, увидит проступившие на душе слёзы.

Ладно, рассиделась тут, да ещё стала вспоминать прошлое – гиблое это дело. Оставь прошлое мертвецам. А себе возьми настоящее. Последний раз смотрю на распятие. Помоги, если можешь. Помоги!

На улице натыкаюсь на Эдди. Вот как? Откуда он здесь? Откуда-откуда, оттуда! Наверняка ведь Каллен-старший с Чарли за мной следят. А теперь они подключили к проблеме ещё и поганца Эдварда.

Нет сил на споры и крики. Хочу пойти мимо, но Эдвард удивляет меня – падает на колени. Молча. Ни слова. Только шорох пыли под ногами.

- Ну и какого чёрта тебе нужно?

- Постесняйся так выражаться рядом с домом Господа, – необычайно серьёзно заявляет Эдди.
- Что тебе нужно? – Эдвард не отвечает, вместо этого он считает необходимым пояснить:
- Все члены нашей семьи – добрые католики, и вера для нас значит очень много. Прости, что я так резко.

- Третий и последний раз спрашиваю: зачем ты сюда припёрся?

- Белла, ты моя жена, а я, соответственно, твой муж. Думаю, тебе дальше всё понятно, – Эдди смотрит на меня, но видит лишь глухую стену непонимания. - Мы должны быть вместе, – муж поднимается с асфальта – на его светлых брюках остаются пыльные пятна.

- И тебя даже не смущает тот факт, что я тебя в любой момент могу побить?

- Не буду скрывать, в тот раз ты здорово меня отделала, но дедушка…

- О Господи! Опять дедушка, а сам-то ты в состоянии решить ну хоть что-нибудь!? Так и будешь всю жизнь бегать за своим дедом на поводке, подобно болонке?

Отталкиваю Эдди. Я хочу подойти к своей тачке.

Внезапно Эдди выбрасывает правую руку вперёд. Его стальные пальцы с идеальными ноготками и свежим маникюром легко отправляют меня под колёса, в небытие…

Вспышка. Неяркий свет льётся сверху и снова пропадает в море мрака.

Холодно. Пытаюсь натянуть на себя одеяло. Но не чувствую рук…

Болит плечо. Это, наверное, от удара тупым ножиком Розали. Черт, какая сильная боль…
Помогите! Я тону. Бью руками по воде. Тону! Но я умею плавать. Что происходит? Ледяная вода смыкается над головой. Всё вокруг становится голубым, аквамариновым. И, наконец, наползает чернота…

Опять свет, шорох, кто-то подходит справа… Плечо болит…

Сплошная серая пелена. Словно зимой повалил густой снег. Точно! Зима, это была зима. Я возвращалась из Сиэтла в Чикаго. Погодите-ка, дайте припомнить точнее. Стоял декабрь, оставалось всего два дня до Рождества. Дорогу замело, и никто даже не думал её чистить. Тем более что небо снова заволакивало тяжёлыми серыми облаками, обещавшими свести проделанную дорожниками работу на нет. Так оно и случилось, к вечеру пошёл снег, и мир превратился в серый кокон. Везде был снег - на дороге, по обочинам, сыпался с неба, заполняя собой доступное пространство. Наступавшая ночь добавляла тревоги и убавляла красок. Мир выцветал на моих глазах, превращаясь в снежную пустыню.

Но там, где я сейчас, нет снега. Есть только серый, серый, полученный смешением в равных пропорциях белого и чёрного. Отсутствие цвета и света. Страшно. Не хочу. Заберите меня отсюда. Что это за место? Почему нет окон и дверей? Где люди? Почему нет звуков? Это психушка? Но я не чувствую стен, их нет. Вокруг серое ничто.

- Мама! – истерично вскрикиваю я. Голос звенит, как порвавшаяся струна, и тонет в пустоте.
- Не бойся, девочка моя, – рядом стоит женщина. Ей лет тридцать, а может, и больше. Современные косметологи и пластические хирурги творят чудеса. А судя по всему, женщина не из бедных – на ней шифоновое платье, бриллиантовое колье и балетки из последней коллекции.

- Ты кто? – не очень вежливо интересуюсь я.

- Я твоя мать. Меня зовут Рене Дуаер.

- Что?! – смотрю в её безмятежные голубые глаза. Чёрт, она ничуть на меня не похожа. У нас нет ничего общего. Мои скулы, мой нос и мой лоб – сравниваю их с лицом незнакомки. Нет. Не может быть. И вообще, моя мать умерла при родах.

- Моя мать умерла при родах, – выкрикиваю я пришедшие на ум слова. Я ожидаю, что «Рене» смутится, потупит взгляд и начнёт лепетать извинения.

- Я знаю, – спокойно говорит незнакомка. – Ты тоже можешь умереть. Сейчас ты находишься на самой грани. И если хочешь, - Рене протягивает руку, – пошли со мной.

- Куда это? В ад? Нет уж, спасибо, – отступаю назад. Но Рене странным образом не отдаляется от меня. Я делаю шаг назад, ещё и ещё – безрезультатно. Ладно, оставим.

- Я не могу тебе сказать, куда. Но там нам вместе будет хорошо. Твоя душа обретёт покой и воссоединится…

- Хорош. Мама, – саркастически улыбаюсь. – А как зовут моего отца?

- Его зовут Чарли.

И тут я понимаю, что зря спросила – ведь это же мой глюк. И уж конечно, глюк знает всё то, что знаю я. Игры подсознания. О чём бы я ни спросила, мой больной мозг найдёт ответ.
- Ну ладно. А как вы познакомились?

- Мы вместе учились, – проявляет нетерпение незнакомка. – Послушай, Белла, у тебя мало времени, так не трать его на пустые слова.

- О’кей, – поднимаю руки. – Тогда на что мне его тратить? Значит, ты дух моей матери? Тогда ты, вероятно, знаешь о том, что случится со мной в будущем?

- Нет, – печально вздыхает «Рене». – Но я могла бы дать тебе один совет.

- Нееее, – тяну я. – Спасибо, конечно, мамуля, но я сама кому хочешь советов надаю. Так надаю, что только успевайте брать. И с какой стати я вообще должна верить какому-то мутному призраку? Я ведь тебя, точнее, её… короче, вас никогда не видела. Так, может быть, ты вовсе и не моя мать?

- Хочешь поговорить с кем-то, кого знаешь?

Рене внезапно исчезает. На её месте стоит мой старый знакомый Деметрий. И выглядит он лучше, чем в момент нашей последней встречи. По крайней мере, ожоги Деметрия странным образом зажили, и, увидев его, вы бы ни за что не подумали, что этот урод умер от пыток или от огроменной дырки в голове. Нет у него больше тех ожогов, нет той самой дырки, что осталась от меня на долгую память. Зато есть целый и здоровый Деметрий.

- Это было чертовски больно, Белла, – холодно цедит «ищейка». – Как жаль, что я не могу свернуть тебе шею,– он смеётся. – Но я могу…

Деметрий пытается схватить меня за руку, но я в последнюю секунду успеваю выдернуть свои бледные пальцы из его ладони.

Бегу, но всё без толку. Серый цвет всё так же бесконечен. Я начинаю сомневаться в том, что двигаюсь, – не слышно звука шагов, не слышно сбившегося дыхания. Не слышно, потому что я не дышу.

Нет. Что это?! Нет. Нет. Раздуваю ноздри, пытаюсь протолкнуть в лёгкие кислород. Но его здесь попросту нет. Я не могу вдохнуть. Я не могу выдохнуть. Нет! Нет! Нет!

Деметрий хватает меня за плечо и разворачивает к себе. В его глазах явственно читается лишь одно слово: попалась. Мой бывший враг торжествует.

- Уйди! – шиплю я. – Тебя нет. Я тебя убила. Ты сдох в той вонючей грёбанной комнате, привязанный к стулу, с кровавыми ожогами. Ты умер. И полиция завела уголовное дело по факту твоей смерти.

- Какая жалость. Если бы я только мог, я бы сказал им, кто так жестоко поиграл с моим телом. – Деметрий опять смеётся.

- Убирайся! – кто-то невидимый отшвыривает Деметрия. «Ищейка» исчезает, не успев даже выругаться.

Рядом со мной возник Майк.

- Пошли быстрее. Ты должна вернуться. – Ньютон хватает меня за руку. Это, конечно, не противные ледяные ладони Деметрия, но оттого, что Майки излучает тёпло, мне делается ещё хуже. Ладно, трупы, здесь одни только трупы. Ладно, пускай себе ходят и говорят, но есть негласное правило, соблюдаемое всеми трупами мира, – руки должны быть холодными. У мертвецов не бьётся сердце и не циркулирует кровь, поэтому, собственно, они не греются.
- Что за херня? Как в дешёвых фильмах.

- Белла, пожалуйста, пошли.

- Но здесь глупо идти, – пожимаю плечами.

- Возьми меня за руку. Я помню, где выход.

- Майки, а что это за место? – преодолевая себя, спрашиваю у мужа.

- Тебе незачем знать.

- Майк, люди, которых я здесь видела, мертвы. Это что – Ад, Рай? Где мы?

- Не там и не там. Послушай, Белла, я люблю тебя и никогда бы не причинил тебе вреда. Раз я говорю, что тебе лучше не знать, значит, так оно и есть.

- Вреда не причинил? Короткая у тебя память!

- И что я тебе сделал? Сказал, что хочу вернуть! Не думаю, что ты хотя бы расслышала те слова. И уж тем более тебе было глубоко плевать и на меня, и на все произносимые мной монологи.

- Ты убил Анж и хотел убить ещё кого-нибудь из близких мне людей.

- Но не убил же, да и нет таких людей. Так что зря ты всё это сейчас говоришь. Тебя-то я никогда убить не хотел.

- Напрямую нет, но косвенно…

- Это уже не важно.

Оказывается, мы всё это время двигались и теперь стоим рядом с сияющим разрывом в серой стене. Майк, не церемонясь, толкает меня навстречу всепоглощающему белому пламени…

***

Идет время. Я пришла в себя довольно давно. Насколько давно? Не знаю. Время превратилось в застойное озеро. И больше всего мое возвращение было похоже на какой-то фильм режиссера-наркомана – налепленные как попало образы и звуки. Они то наплывали, то исчезали, то били молотом, то штопором ввинчивались в мозг. Ничего полезного. Банальная констатация фактов, типа того, что я лежу и что температура окружающего воздуха приемлемая.

Но главное, я так и не решилась открыть глаза. Мне было страшно. Не представляю даже, что могу увидеть. Вокруг меня тишина с ритмичным чередованием шорохов и писков. Похоже на работу какой-то аппаратуры. Еще я чувствую на себе одеяло, тонкую рубашку и неприятную ноющую боль в левой руке. Такие дела. Но делать нечего, и я открываю глаза – сколько можно притворяться спящей.

Белый потолок в разводах. По потолку ползёт муха. Доползает до одной ей известной точки и срывается в полёт. Муха жужжит. Я пытаюсь повернуть голову и посмотреть, куда же полетит это долбанное насекомое. Но что-то мешает. Шея. Словно из камня. Двигаются только глаза.

Смотрю вниз. Руки вроде бы мои, но из левой торчит совершенно чужая и непонятная трубка. Смотрю дальше. Всё моё тело оплетено трубками и проводами. Что за хреновина? Почему я вся в трубках?! Я хочу вырваться из этого кокона. Стоп, паника! Стоп! Еще ничего не ясно. Нужно постепенно, поэтапно во всем разобраться. Главное, что я очнулась и смогла открыть глаза. Главное!

Опять смотрю на потолок. Мухи нет и в помине. И я не уверена, что насекомое мне не померещилось.

- Изабелла? – потоком, прорвавшим плотину, врывается в голову.

Нет! Не так быстро! Изабелла? Кто это? Я? Но почему меня так зовут? Ведь я не… Я… Стараясь убежать от нахлынувших ощущений», зажмуриваюсь. Как маленькая девочка, прячусь от страшных монстров. Задерживаю дыхание, и это простое действие мне помогает.

- Не бойтесь, вы в больнице. Успокойтесь, – опять этот мягкий и настойчивый голос.
А я спокойна. Лежу труп трупом. С закрытыми глазами и боясь пошевелиться. Боже, если сейчас еще раз увижу чертов потолок, сойду с ума. Если я еще с него не сошла.

Осторожно открываю правый глаз. Потолок на месте. А больше ничего. Никаких связных мыслей. Опять пытаюсь повернуть голову. Во второй раз у меня получается. В поле зрения попадает стена и неизвестный человек в белом халате – должно быть, всё же врач – он совершает какие-то манипуляции.

- Вы понимаете, что я говорю?

Осторожно закрываю и открываю глаз, давая таким образов утвердительный ответ. На самом деле, понимаю я не все. Например, я четко осознаю, что попала в больницу. Допустим. Почему? Хороший вопрос, с ответом на него у меня возникают некоторые проблемы. Но самые большие проблемы возникают со мной - с моей личностью.

Пытаюсь заговорить, но удается только беззвучно пошевелить губами. Горло обжигает болью.

- Послушайте, я постараюсь сейчас вам всё рассказать. Но вы должны молчать. У вас всё равно не получится нормально говорить, вместо этого вы сделаете себе только хуже.
Киваю.

- Вы попали в ДТП. Неудачно оступились и оказались на проезжей части прямо перед машиной. Вам в некотором роде повезло. Если бы скорость была немного выше…

Врач умолкает, давая мне прочувствовать всю полноту свалившегося на меня счастья. Тебе бы, сука, такого счастья!

- У вас было сильнейшее внутреннее кровотечение, переломы и трещины ребер, а так же закрытая черепно-мозговая травма. Ещё мы обнаружили несколько довольно свежих рубцов неясного происхождения.

Какое прекрасное начало. Амнезия и подозрительные шрамы. Думаю, по этому поводу мне стоит выпить и не одну рюмку.

- Мы провели операцию и остановили кровотечение, удалили селезёнку и часть печени. Но, несмотря на все наши усилия, вы впали в кому.

Вопросительно смотрю на врача. Этот взгляд должен быть понятен каждому: как долго я была без сознания? Крик, заключенный в безмолвную форму.

- Больше двух месяцев.

Надо же, два месяца! Но не это пугает меня. Пугает собственная память, а вернее, её полнейшее отсутствие.

Последствия черепно-мозговой травмы? Но исправимые ли это последствия, вернётся ли память? И стоит ли мне афишировать свою амнезию?

- В коридоре ждут ваши родственники. Они у вас замечательные – приходят почти каждый день, – вклинивается в поток мыслей доктор. Он меня уже достал.

Родственники? Я их не помню. Кто эти люди? Как мне с ними себя вести? Уж их-то не проведешь, разыгрывая из себя здоровую. Раз эти люди часто ходят ко мне в больницу, значит, мы с ними близки и они хорошо меня знают.

- Там ваш отец. И муж. Хотите, я позову кого-нибудь из них? Вам пока что вредно волноваться и сильно утомляться, но кого-то одного я смогу пустить к вам на пять минут.

Отец? Напрягаю память, стараясь вызвать образ. Ничего. Стёртые файлы, удалённые папки. А мать? Почему не пришла она? Или они ходят с папой по очереди? Мамочка. Мама. В голове внезапно что-то проясняется. Голубые глаза, наполненные тоской. Мама? Мама! Зажмуриваюсь, не обращая внимания на удивлённого врача. Я должна восстановить образ матери. Ведь это моя единственная уцелевшая ниточка к прошлому. Вспомню маму, вспомню отца, а там и остальное тоже всплывёт из тьмы забвения.

Но всё, что я помню, это голубые глаза, короткие волосы и бриллиантовое колье.

Открываю глаза. Голос не слушается. Как же мне изъясняться? Осторожно шевелю пальцами. Так странно, будто бы все сто лет не двигалась. Показываю руками – мне нужна бумага и карандаш. Врач протягивает свой блокнот с ручкой.

«Папу позовите, пожалуйста»

Одна я знаю, с каким трудом дались мне эти даже не слова, а страшные каракули – карандаш так и норовил выпасть из непослушных пальцев правой руки, а левая почти не сгибалась из-за капельницы. С ужасом думаю о том моменте, когда мне придется вставать с постели. Боюсь, дела обстоят паршиво и даже хуже.

- Хорошо. Секундочку.

Доктор скрывается за дверью, а через минуту приводит какого-то пожилого мужчину с жесткой щеткой усов и мешками под глазами. Отец? В голове пусто. В сердце пусто. Скажи мне доктор, что вон тот стул – мой отец, – реакция была бы такой же. Не помню ничего вообще.
- И постарайтесь не сильно её утомлять. Не забывайте, что она только что вышла из комы и очень слаба, – врач останавливается в дверях.

- Но теперь с ней всё будет хорошо? – спрашивает отец.

- Основные показатели в норме. Она понимает, где находится и кто она такая. Могу сказать, что всё даже лучше, чем мы предполагали. Но только время покажет, всё ли в порядке с вашей дочерью. Черепно-мозговые травмы очень коварны.

Врач уходит. Отец, неловко подворачивая халат, садится на стул. Я боюсь на него смотреть, поэтому торопливо царапаю в блокноте.

«Мама?»

- Изабелла, твоя мать умерла при родах, – удивляется Чарли. – Разве ты не помнишь?

Умерла? При родах? Как же тогда я могу её помнить? Вывод один – ни черта я не помню, а то, что посчитала было за проблеск сознания, – бред. Между тем руки помимо воли пишут:
«У тебя есть фото мамы?»

Чарли роется в бумажнике и наконец протягивает мне небольшую чёрно-белую карточку. Молодой отец обнимает за талию миниатюрную девушку в шифоновом платье. Лицо, которое я отчаянно пытаюсь извлечь из черноты забвения, намного старше, но всё равно – это то же лицо, что и на фотографии.

- Белла, ты меня пугаешь.

«Я ничего не помню».

«Папа, кто я?»

***


Автор: Bad_Day_48 (не забываем говорить спасибо автору)






Источник: http://twilightrussia.ru/forum/37-9495-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Штирлиц (11.11.2012) | Автор: Bad_Day_48
Просмотров: 901 | Комментарии: 5


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА






Всего комментариев: 5
0
5 Kameliya   (12.12.2016 22:02) [Материал]
Может лучше и не помнить?

0
4 Natavoropa   (22.07.2015 16:16) [Материал]
Может со временем память вернется, но лучше Белле ничего не помнить, хорошего в жизни мало было.

0
3 FaNATKA3178   (06.05.2014 23:25) [Материал]
Теперь они - заботливые родственники?

0
2 Tanya21   (17.07.2013 18:11) [Материал]
Спасибо за главу.

0
1 RoBERT   (11.11.2012 19:50) [Материал]
Спасибо



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]