Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2711]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [28]
Конкурсные работы (НЦ) [4]
Свободное творчество [4856]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15245]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14588]
Альтернатива [9069]
СЛЭШ и НЦ [9120]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4462]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Новости скоро появятся...


Top Latest News
Галерея

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Фанфик-фест «Зимняя рапсодия»
Дорогие друзья!
Авторы и переводчики прислали 32 работы на конкурс. Написанные в разных жанрах и рейтинге, они удовлетворят любой вкус, продлят зимнее настроение или развеселят, напугают или напустят грусти, удивят или приятно окутают романтичным теплом праздника.

Читайте, комментируйте, выбирайте красивые значки!

Серьезный проступок
Эдвард Каллен — горячий школьный хоккеист. Белла Свон — застенчивая старшеклассница. Они восхищались друг другом издалека, но пришло время наконец встретиться. Смогут ли они справиться с угрозой из его прошлого? Ни одно доброе дело не остается безнаказанным...

Произвести впечатление
Гермиона сидела в своем кабинете, по уши погруженная в новое торговое соглашение, когда явился Малфой, чтобы «посоветоваться» с ней.
— Если… — он небрежно сформулировал гипотезу, без приглашения усаживаясь в кресло и наколдовывая изысканный чайный сервиз, — …если бы кто-то захотел попробовать сделать что-то маггловское, как бы он это сделал?
КОНКУРСНАЯ ИСТОРИЯ

Ледяная игла
Это всего лишь долгожданные выходные, которые хочется провести на тихой и самой безопасной планете галактики Пегас с любимой женщиной. Что может пойти не так?
КОНКУРСНАЯ ИСТОРИЯ

Рояль не помешает
Они встретились в загородном доме его родителей. Что дальше?

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Soulmatter/ Все дело в душе
Кому ты молишься, когда ты проклят?

Я тебя простила
- Анна… - раздался то ли стон, то ли вздох за её спиной. Холод мгновенно сковал Анну в свои объятия, она боялась повернуться и столкнуться с призраком человека, которого любит всем сердцем.
КОНКУРСНАЯ ИСТОРИЯ



А вы знаете?

...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваш любимый сумеречный актер? (кроме Роба)
1. Келлан Латс
2. Джексон Рэтбоун
3. Питер Фачинелли
4. Тейлор Лотнер
5. Джейми Кэмпбелл Бауэр
Всего ответов: 489
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


ФАНФИК-ФЕСТ «ЗИМНЯЯ РАПСОДИЯ»



Дорогие друзья!
Авторы, переводчики и читатели!
Приглашаем принять участие в зимнем фанфик-фесте!
Ждем заявки!

Тема для обсуждения здесь:

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ТЕМА


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

С винтовкой под кроватью. Глава 15

2021-3-1
18
0
Даллас - Нью-Йорк

20.03.08


Жизнь все больше напоминает флютинг. Вверх и вниз. Сплошная гофра. Да еще с двух сторон зажали лайнерами. Стиснув зубы, осматриваю раны. Наверное, я выживу. А может быть, умру? Скорей бы, честное слово! В конце концов, лучше умереть в молодости, чем доживать век овощем на грядке Альцгеймера.
Кое-как завязав раны разорванными полотенцами, нахожу старый продавленный диван и засыпаю. Похрену, что за стеной свеженький труп психованного художника. Будь там трупы хоть всех жителей Далласа, я бы всё равно вырубилась. Для меня сон, простите, важнее душевных и моральных терзаний. Потому как (и все это знают) главное для человека - физический комфорт. И только нажравшись, выспавшись и убедившись в безопасности своей задницы, люди начинают проявлять слабенький интерес к морализаторству и склонны ставить во главу угла высокие идеалы. Проще говоря, после недели голода озвереет даже тихий интеллигентный профессор колледжа. Мне же, увы, до профессоров, как по образованию, так и по выдержке, далековато. Поэтому я и сплю в то время, когда другие рвали бы на голове волосы и пытались замести следы. Последнее - тупость, навязанная дешёвыми боевиками. Попробуйте убрать пять литров крови. Крови, не просто аккуратно вылитой на пол, а крови, неравномерно разбрызганной по всей площади. Кто хочет, тряпку в руки и вперёд. Я лучше посплю. Следы крови останутся в любом случае, а от усталости не должно оставаться следа, если, конечно, я хочу вернуться в Нью-Йорк. Боже, опять эти переезды…
Просыпаюсь я на следующее утро. Естественно, первое, что я чувствую, так это невыносимую боль. Боль в руке и жгучую боль в ноге. Увы, отлёживаться дальше опасно. Нужно любыми путями выбираться из этой чёртовой далласской дыры. Может, это и смешно, но я раньше никогда не была в Далласе. И вот оно - первое посещение. Теперь от Далласа у меня останутся не самые приятные воспоминания, и вряд ли я захочу провести здесь следующие рождественские каникулы.
С трудом раздеваюсь. В моих тряпках всё равно на улицу выходить нельзя – это ж только копов зря злить. А других-то вещей нет – не взяла я, видите ли, с собой чемодан, до отказа набитый вечерними платьями. Меня начинает грызть позднее раскаянье – зачем же я так изрезала Джасси? Нужно было сначала одежду снять. Авось бы подошла. Но теперь одежду Джасси даже нищим отдавать стыдно - дырки на дырках и приятный насыщенный бордово-кирпичный цвет. Что делать, приходиться заняться стиркой.
Я и не знала, что кровь так тяжело отстирать. Тяжело? Блять, о чём я? Это практически невозможно. Одежда как была бурого цвета, так и осталась… осталась глуха к любым моим стараниям по возвращению первоначального её вида. Повезло только моей куртке и то лишь потому, что Джасси, когда привязывал меня к стулу, откинул её в дальний угол. Спасибо. Проверяю карманы. Надеяться на то, что мобилу мне оставят, было бы верхом тупости. Спасибо хоть водительские права и бумажник на месте.
Возвращаемся к проблеме одежды. Так, допустим, футболку с пятнами можно спрятать под курткой. А что прикажете делать с джинсами? Кровь, кровь кругом…
И тут взор мой случайно цепляется за вполне приличные шторы на кухне. Ткань плотная, цвет неприметный. Решено - будем шить. Я же теперь, можно сказать, квалифицированная швея – зря, что ли, столько раз себя зашивала. Справилась с кожей, справлюсь и с юбкой. Иголка мелькает в моих руках с охренительной скоростью. Что значит практика! Юбка из штор получается не ахти, но вы и сами знаете, в чём ходит нынешняя молодёжь. Мой шедевр портновского искусства выглядит едва ли хуже. Ну, по крайней мере, теперь у меня появилась индивидуальность.

***

В Далласе есть аэропорт. Форт Уэрт. Семь с небольшим гектаров. Второй по величине аэровокзал Америки. И я ни разу там не была. Потому что туда, где есть нормальные аэропорты, нас с Джейком не посылали. Четыре полосы длиной свыше четырех километров. Это не огрызки по два с небольшим, на которые мне приходилось частенько садиться. Это мечта любого пилота. И, как и любая мечта, для меня она оказалась неосуществимой. Но, несмотря на все выше озвученное, я предпочитаю воздушному транспорту наземный. Меня тошнит от самолетов и перелетов. Я слишком часто бываю в небе и научилась от него уставать. Это временное явление – может быть, через пять минут я горько раскаюсь и воспылаю прежней любовью к самолетам, а может быть и нет.

***

В кои-то веки я веду себя в поезде прилично: тише травы и ниже… У меня, кажется, начинается жар вместе с бредом. Щупаю лоб – раскалённый песок пустыни Гоби по сравнению с ним кажется обжигающе ледяным. Прошу неизвестно у кого воды. Просто ужасно хочу пить. Мне все равно, что рядом чужие люди. Я хочу пить! В руку ударяет что-то прохладное. Пластик. Минералка. Вода благословенная. Всю дорогу я, не отрываясь, пью и щупаю свой полыхающий лоб. Легче от этих действий не становится, но чем-то же занять себя нужно.
В Нью-Йорке первым делом иду в туалет. Опускаю голову в раковину и открываю кран. Ледяная вода на время даёт иллюзию облегчения. Но через пару минут мне снова становится паршиво, и сил едва хватает на то, чтобы добрести до стоянки такси. Называю водителю адрес Джейка и только после этого позволяю голове отключиться.
Водила грубо трясёт за плечо. От его движений боль, было уснувшая вместе со мной, просыпается и берется за дело с новой силой. Я тихонько матерюсь, всовывая в загребущие лапы таксиста кредитку. Подавись, сукин сын!
Выползая из машины, заставляю себя совершить еще один подвиг – зайти в ближайший супермаркет за бутылкой Хеннесси. У выхода на глаза попадается аптечный кисок. Глупо тыкая в перевязанную руку, смотрю на девчушку-продавца. Сил придумывать названия для того, что мне нужно, уже нет. Но она, кажется, понимает и так.
Дверь в квартиру Джейка открыта. То есть она не распахнута настежь, но ключ в замке никто повернуть не потрудился. И что это всё значит? Осторожно переступаю порог. Неужели Майки добрался и до Блэка? А интересный получается поворот. Ньютон, обуреваемый злостью, убивает всех, кто меня бесит, но при этом продолжает думать, что он мстит. Жизнь по-прежнему тупая и предсказуемая штука.
И тут я внезапно слышу тихую сопливо-романтическую мелодию и крик. Женский! Что? Нет, простите, ЧТО???
Эй, эй, полегче, Изабелла. У Джейка просто-напросто в гостях какая-то баба. Значит, я снова не вовремя. Ну, ничего, придётся помешать им - моё дело не терпит отлагательства, а вот плотские утехи могут подождать парочку часов.
Из интереса заглядываю в спальню. Ого-го! Красотка Розали Хейл. Вот уж кого я не ожидала тут встретить. И спрашивается, какого чёрта! Не успела выписаться из больницы, а уже кувыркается в чужих кроватях. Да ладно бы с кем другим кувыркалась (кто же против), но, извините, спать с человеком, которого ты хотела убить – это отвратительно. Или я чего-то не понимаю.
Ладно уж, оставим пока этих любовничков вдвоём. Что-то мне расхотелось им мешать. И вдруг Джейк ещё после такого потрясения импотентом станет. Я, может, его и не особо люблю, но ненависти к бывшему своему пилоту не питаю.
А что же мне пока сделать? Нужно, наверное, перевязать свои боевые ранения. Прусь в ванную. Кое-как устраиваюсь на краешке чугунной лохани и начинаю разрезать бинты на руке. Порез пустяковый, стянутые края лишь слегка припухли, но ни гноя, ни каких-либо признаков заражения нет. Думаю, сам заживёт.
- Так, что тут у тебя есть, Джейк? – потрошу аптечку. Да. У Джейка в аптечке мышь повесилась, а вернее отравилась просроченным клофелином. Мне едва удаётся найти просроченный антибиотик. Ни тебе анальгетиков, ни тебе жаропонижающих. Ни тебе даже спиртовой настойки какой-нибудь травки для успокоения нервов. Хорошо хоть я догадалась купить лекарства (неизвестные, но, наверное, полезные) и пузырь спиртяги.
Одной рукой скручиваю крышку с коньяка, а другой – с тюбика лечебного крема. Ну, я серьёзно: и то и другое - необходимые ингредиенты для моего выздоровления. Хеннесси внутрь, мазь на рану и перебинтовать. Теперь можно приступать ко второй части веселья - к моей несчастной ноге. Там всё совсем плохо – болит жутко, горит адским огнем и вызывает безрадостные картины загробной жизни. Не думаю, что моя мазь тут поможет. Нужно средство помощнее.
Блин, и когда уже этот Джейк закончит свои развлечения? Мне реально нужна помощь. Мне нужно купить лекарство и мне нужно тупо выговориться. Но, похоже, Блэк разошёлся не на штуку. Откуда столько боевого запала? Он конечно молодой и, конечно, ещё не словил свою долю жёсткого облучения в постоянных полётах на большой высоте, но всё равно такого я от него не ожидала. Смотрю на часы – маленькая стрелка ползет подобно умирающей гусенице, едва перемещаясь между соседними делениями. Ну ладно, пока допиваю бутылку Хеннесси, можете и покувыркаться. Больше терпеть не стану.
Приканчиваю бутылку, кое-как завязываю ногу и, слегка пошатываясь, выбираюсь на просторы кухни. Пора бы начать закусывать. Поздно я об этом вспомнила, но народная мудрость что нам говорит? Лучше поздно, чем никогда. Поэтому с интересом роюсь в холодильнике у Джейка. Холодильник опровергает все слухи о холостяцкой жизни, поскольку в нём стоит кастрюлька вполне приличной пасты, лежит нарезанный батон и два лимона.
- Белла? – а я-то сама планировала удивить Джейка. Вместо этого он удивляет меня первым. Козёл! Такой сюрприз испортил. Я что, тащилась сюда вся в окровавленных бинтах только для того, чтобы ты меня пугал?
- А, Джейк! Джейк? О-ля-ля. Ты б хоть оделся.
И только тут Джек вспоминает, что заявился на кухню абсолютно голым. Бедняга, не успел прикрыться даже фиговым листком. Второй пилот мгновенно загорается красным, как светофор на перекрёстке перед вашим Ламборджини. Вот так. Я внутренне содрогаюсь от смеха. Ну, скажите, чего я не видела - мы даже спали вместе. Но у мужиков память-то короткая, и для Джейка я сейчас посторонняя женщина, оттого он так и смущается.
- Я мигом, – Джейк скрывается в комнате и возвращается через пару минут в халате. – Слушай, Белла, сейчас не самое удачное время для посещений.
- У меня на этот счёт своё мнение. Мне нужна помощь, – вопросительно смотрю на Блэка. Если он меня сейчас пошлёт - я пойму и уйду. Но я надеюсь, что он проявит себя с лучшей стороны.
- Белла, я с радостью помогу тебе. Но ты не могла бы прийти позже?
- Не могла бы. Знаешь, если бы я могла прийти к тебе в следующем году, я бы пришла. А раз я сижу здесь сейчас, значит, мне нужна помощь здесь и сейчас.
- Не очень-то вежливо ты просишь о помощи, - возмущается Блэк, кидая чайник на плиту. – Чай будешь?
- Нет, спасибо.
- Ну да, я смотрю, ты уже успела хорошо догнаться Хеннесси.
- А что делать, если вы очень уж долго кувыркаетесь? Нужно было как-то скоротать время.
- Как ты вообще попала в квартиру?
- Как ты вообще забыл закрыть дверь? Так не терпелось улечься в кровать?
- Белла, притормози. Чего тебе нужно?
- Ну, раз ты сегодня пощеголял передо мной своим голым задом, я тоже тебе кое-что хочу показать, - с этими словами задираю свою самодельную юбку.
- Кто это тебя? – на автопилоте вскрикивает Джейк. - Тебе нужно в больницу.
- В больницу я не могу пойти. Мне всю эту историю не хочется выносить на всеобщее обозрение. Так что надеюсь на твоё понимание.
- Но я не врач, - Джейк едва ли не падает в обморок от ужаса. Он такой.
- Я сама всё замотала, мне всего лишь нужно где-то поваляться с недельку. Не могу же я в таком виде сама ходить в аптеку и за продуктами? – замолкаю, но, смиряясь с неизбежным, добавляю. – Ты прав, мне нужен врач, но …нелегальный как бы.
- Короче, тебе нужны врач и сестра милосердия?
- Да! Черт, Джейк, ты догадливый. Поможешь мне?
- Что за крики? – интересуется с порога Розали. Она, может быть, благодаря врожденной скромности, а может, благодаря уму, одета. И вообще, кто бы говорил – чего это вы тут кричите. Сама-то хороша, орала ещё не так пару минут назад.
- Привет, Розали. Рада тебя видеть, - хотя я, конечно, не рада.
- Изабелла? Я думала, вы с Джейком поругались и разбежались по разным углам?
- А мы поругались. И кстати, Джейк тебе не говорил, из-за чего мы поругались?
- Нет, не говорил, – мгновенно мрачнеет лицом Джейк.
- Мы поругались из-за тебя. Блэк не хотел больше выносить твоего присутствия. Он буквально впихнул тебя мне и наотрез отказался принимать какое-либо участие в судьбе потерявшей мужа сумасшедшей девки. А теперь, я смотрю, вы здорово ладите. С чего бы это? Ты, Розали, значит, простила Джейку смерть мужа, а ты, Джейк, забыл, что Розали – нудная сука?
- Я её так не называл.
- Я не буду упоминать, как ты её называл, ладно. А то Розали, чего доброго, ещё решит что ты озабоченный придурок.
- Ну и что? Я люблю Джейка, – встревает Розали.
- О! – это всё, что я могу сказать. – Значит, вы тут сговорились и теперь заодно. Ну ладно.
- Я вела себя как дура. У меня случался срыв. И я не виню ни Джейка, ни тебя…
- Мне твоё прощение не нужно. Проживу и без него. А Джейка ты, конечно же, не обижай, – усмехаюсь.
- Я, между прочим, могу тебе помочь, – кивает Розали на мои едва прикрытые юбкой ноги в бинтах, один из которых начинает напоминать японский флаг – здоровенное красное пятно на белом полотнище.
- Хочешь опять меня убить?
- Я медсестра, – объясняет Розали. – Не веришь, спроси у Джейка, он устроил меня на работу в госпиталь.
- Ну ладно, и что ты можешь сделать?
- Перво-наперво, мне нужно осмотреть рану, – не дожидаясь согласия, Розали осторожно разматывает бинты. Лицо её сосредоточено, губы сжаты в плотную линию. – Вот что, Джейк, я сейчас напишу тебе список лекарств. Сходишь, купишь их, а ещё бинты.
- Серьёзная рана? – спрашиваю я у Роз, как будто она врач, а не медсестра с весьма сомнительной репутацией. И как будто мне самой не ясно – дело дрянь.
- Я бы советовала тебе обратиться в больницу, - повторяя совет Джейка, бурчит Розали. - А так ни в чём нельзя быть уверенной, – Розали пожимает плечами. - Может быть, и обойдется.
Джейк спешно уходит в аптеку. Я от нечего делать открываю нашедшуюся бутылку водки. Роз смотрит на меня, как на врага страны, но от комментариев воздерживается.
- Включи новости, - прошу я у новой пассии Джейка.
Интересно нашли уже труп Джасси, и если нашли, то чем мне это грозит?
Труп нашли. Плохо.
- Сегодня в три часа дня в одном из пригородных домов был обнаружен труп неизвестного мужчины с множественными ножевыми ранениями. Как заявил нам один из офицеров полиции, смерть наступила...
- Какой же зверь это сделал? – ужасается Розали, когда оператор даёт крупный план той самой комнаты, где Джасси меня пытал. Знаете, ещё вчера комната не казалась мне такой уж зловещей. Там, конечно, было много крови, но её, честно, было меньше. Специально, что ли, телевизионщики там кетчупом всё забрызгали? Или виновата белая линия, проведённая мелом среди всего этого моря крови – линия, отделяющая жизнь от смерти? Чирк – и один белый контур среди красной лужи.
- Конкретные выводы можно будет сделать не раньше, чем мы сможем установить личность убитого. Кроме всего прочего, в комнате был обнаружен пистолет…
Пистолет? Пистолет? Точно, у Джасси был с собой пистолет. Но чем дальше, тем интереснее. Слова корреспондентки буквально вбивают меня под землю, как молот сваю в мёрзлый грунт.
- Скажите, офицер, будет ли объединено это дело с делом, возбуждённым Нью-Йоркской полицией накануне?
- Возможно. Об этом пока рано говорить, но у нас есть веские основания для…
Приходит Джейк с огромным бумажным пакетом. От пакета, как ни удивительно, пахнет лекарствами и больницей – сразу же вспоминаются стерильные палаты и выбеленные коридоры. К горлу подкатывает тошнота.
- Розали, а ты уверена, что это всё мне нужно?
- Белла, я, между прочим, была лучшей медсестрой Сиэтла.
- Ты меня, конечно, прости, но думаю, что тебе дали это звание не за профессиональные навыки, а за ладную фигурку и смазливую мордашку. Ведь лучшая медсестра – лицо всех медицинских учреждений, и лицо это должно быть молодым и красивым. А отнюдь не старым и умудрённым опытом.
- Хм, наша самая опытная и старая медсестра случайно отрезала больному палец, – Розали нехорошо усмехается. – Опыт - штука хорошая, но и зрение - вещь небесполезная. Давай-ка сюда свою ногу. А ты, Джейк, можешь идти.
- Здорово у тебя получается им командовать.
- Ты же его неплохо выдрессировала, – не удерживается от шпильки Роз.
- Ну, конечно. Делать мне больше нечего, как… Блять! – Розали прикасается к моей бедной пострадавшей ноге. – Больно!
- Потерпи. Нужно обработать рану. Если оставить все как есть, рана может загноиться, и у тебя будет на одну ногу меньше.
- Ты серьезно?
- Многие умерли от того, что раны начинали гноиться и не заживали. В основном, конечно, это происходит из-за оставшихся частичек одежды, стекла, дерева или металлических стружек.
- Спасибо за экскурс в историю медицины. Шшшшшшшшш!
- Господи, Розали, я надеюсь, ты её здесь не убиваешь, – в кухню заглядывает испуганный Джейк. – Белла, ты так орала.
- Завидуешь моему оперному голосу, Джейк? – язвлю я из последних сил. – Ну, ничего, ты у меня ещё поорешь, когда будешь самостоятельно сажать самолёт в поганых условиях.
- Мы же теперь не летаем вместе.
- Поругались и будет. Я погорячилась, и ты психанул. Я в полной мере раскаялась, полетав с этим выродком, Вольтури. И я готова простить тебя. Возвращайся в семью, Джейк, – кривовато усмехаюсь, пока Роз возится с раной. Боль ужасная, но я стараюсь отвлечь себя разговором.
- Я решил уйти из авиации, – спокойно заявляет Джейк. Теперь вот я точно забыла про боль.
- Как это уйти? Из авиации так просто не уходят, – звучит зловеще. Вроде как – дружок, сюда легко попасть, но непросто выбраться. Я и сама могу ругать свою работу от рассвета и до заката, но знаете, я никогда её не брошу. Потому что я вросла в самолёт, а Небо вросло в мою душу (пускай от него иногда и тошнит). Отделить эти две части друг от друга – слишком болезненная операция. О, Джейк – ты предатель! Ты бросаешь Небо. Ты оставляешь за спиной возможность Воспарить надо всем. Наверное, ты никогда этого всего не ценил. Ведь ты потомственный пилот. Твой отец – настоящий герой, трагически погибший в Ираке. И ты попал в авиацию не случайно, как я. Ты обещал ей служить, обещал почитать память отца. В то время как я просто убегала от нищеты и безысходности. Но теперь я вижу, что в моём сердце есть эта искра – искра любви к Полёту, а в твоём нет.
- Это только твоё решение. И куда ты намереваешься податься?
- Ну, - Джейк чешет макушку. - Мы с Роз решили, что для начала уедем из города.
- Не говори мне, что решил заняться фермерством!
- Что в этом плохого? – накладывая повязку на ногу, интересуется Розали.
- Ни-че-го, – цежу я слова и утираю вновь выступившие слёзы боли – эта сука специально затягивает бинт посильнее.

***

Поваляться в своё удовольствие мне не дали. Через десять дней вызывают в аэропорт – непредвиденные обстоятельства. Незапланированный рейс. Особенный рейс. Особый. Настолько, что девушка, звонящая мне, тактично умалчивает, что же такого особенного в том рейсе. А может, она просто тупая и сама не понимает в чем дело. Но мне все ясно - ничего хорошего не будет.
Быстро собираю манатки, кидаю взгляд на разряжающийся на подоконнике мобильный – восемнадцать пропущенных вызовов от Чарли. Не стоило ради этого гонять Джейка в офис и восстанавливать старый номер. Ни одного звонка от Карлайла. Сколько бы я сама ни набирала этого чертового наркомана, он всю неделю звонки мои игнорировал. Оставалось только гадать, где он отрывается и проматывает нелегальные многомиллионные заработки. Где его искать, я не представляла. Да и сил искать кого-то у меня не было. Поэтому я в который раз предоставила решение проблемы судьбе. Я почему-то знала – рановато Карлайлу умирать, понаркоманит и объявится. Нужно переждать. И всё равно сердце неприятно сжималось каждый раз, когда я слушала длинные гудки в мобильном.

***

- Что за рейс? – спрашиваю у Аро, который толчётся на парковке. Злобный, но, как всегда, опрятный и даже нарядный. Чего нельзя сказать про меня: мою мятую рубашку и забрызганные весенней грязью брюки.
- Какая-то известная попсовая группа. Рейс до Гамбурга, - слова, подобные выстрелам из крупного калибра. - У них там вроде концерт. Но нам-то что? Главное доставить этих…
Аро не договаривает, и я понимаю почему. Ругать пассажиров ему не хочется - не позволяет инструкция, где ясно сказано: пилот должен быть вежливым. Вот Вольтури и старается быть вежливым. Мне же это ни к чему. Скажу прямо – нет ничего ужаснее обкуренных, блюющих в салоне мегапопсовых певцов.
Я совершенно не удивляюсь, обнаружив на борту нашего «Боинга» пятёрку развалившихся в креслах обалдуев лет этак двадцати с хвостиком. Все в кричащих ярких майках и лосинах. Как есть уроды, сбежавшие из психушки. Но я молчу и иду по проходу. У меня даже был неплохой шанс дойти до двери в пилотскую кабину, если бы один из тех уродов не перепутал Изабеллу Свон с бортпроводницей. Он понял лишь одно: перед ним женщина,- и пьяный мозг безошибочно подсказал, что раз так, то значит - стюардесса.
- Эй, крошка, не хочешь позабавиться!
Я не избалована сальными намёками со стороны сильной половины человечества, слабой до плотских утех, поэтому реагирую на такие выкрики спокойно. Мне даже иногда бывает лестно. Но эта улыбающаяся морда певца - с ярко накрашенными губами - вызывает внутри волну бешенства.
- Слушаем меня, недобитки! Это мой самолёт, я командир воздушного судна, и от моего мастерства, а также от моего спокойствия будут зависеть теперь ваши жизни. Это было основное сообщение, а теперь дополнительная информация: здесь не курят траву, не колются дурью, не пьют и не лапают девочек. Потому что это не девочки, это бортпроводницы. И они делают свою работу, рискуют жизнью и гробят здоровье. Так уважайте же их труд, имейте совесть. Хотите девок - ждите, когда сядем в Гамбурге, там и поразвлечётесь. Здесь же я попрошу вести себя прилично. Девочкам ваши рожи, так же, как и мне, противны, но мы обязаны вас обслужить, вы клиенты авиакомпании, а значит, обслужим, это наша работа.
- А то что? – нагло интересуется ещё один тип в парике с косами.
- Плохо будет, – тихо говорю я. И поскольку Аро нет рядом, продолжаю: – Возможно, вы слышали, как однажды при посадке разбился пассажирский лайнер. Так вот, при падении на полосу самолёт раскололся на две половины: кабину с экипажем, не пострадавшую в катастрофе, и салон, где из пассажиров выжили единицы. Так вот, я знаю, какой режим нужно дать двигателям и на сколько градусов повернуть штурвал, чтобы с самолётом при посадке произошло то же самое.
- Брехня.
- Готовы поспорить со мной? Или вы считаете, что раз мы в одном самолёте, то вам ничего не грозит? Напрасно вы так считаете. Я летаю в этой жестянке больше лет, чем вы поёте, и я её изучила досконально. Так что будьте хорошими мальчиками.

***


Автор: Bad_Day_48 (не забываем говорить спасибо автору)






Источник: http://twilightrussia.ru/forum/37-9495-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Штирлиц (02.11.2012) | Автор: Bad_Day_48
Просмотров: 905 | Комментарии: 4


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА






Сумеречные новости
Новости скоро появятся...

Всего комментариев: 4
0
4 Kameliya   (12.12.2016 20:41) [Материал]
Не забалуешь.

0
3 Natavoropa   (22.07.2015 15:13) [Материал]
Белла выжила и это главное, спасибо Розали - подлечила.

0
2 FaNATKA3178   (06.05.2014 22:24) [Материал]
Реальная жизнь пилота-киллера... Это триллер...

0
1 Tanya21   (17.07.2013 14:47) [Материал]
Спасибо за главу.



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]