Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2721]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [5]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4858]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15255]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14610]
Альтернатива [9071]
СЛЭШ и НЦ [9132]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4487]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав март

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Зимняя роза
Внезапно налетевшая снежная буря. Вернувшийся пропавший отец. Несколько дюжин роз на пороге дома. Во время каникул Беллы Свон произошли неожиданные события. Через год она, наконец, начинает понимать, что все это значит.

Смотритель маяка
Я являлся смотрителем маяка уже более трех лет. Признаюсь, мне нравилось одиночество...

Невезучее Рождество, о котором можно только мечтать
Перед самым Рождеством на Изабеллу навалилось катастрофическое невезение, и кажется, что неприятностям не будет конца. Но вдруг все это - лишь помехи на пути к чудесному счастью, которого долго ждала и считала недосягаемым?..

Солнечная зайка
«Новолуние» с точки зрения Аро. Может, в конце концов, пожилой мужчина спокойно насладиться свободным временем?
Серебряный призёр конкурса мини-фиков "Сумерки. Перезагрузка"
Юмор.

Тайны крови. Еще один шанс
Мейсон осознал свои ошибки и принял единственно правильное решение: оставить в покое ту, которой причинил так много боли. Пять лет он держался в стороне. Но провидение дает ему еще один шанс. Сможет ли он им правильно воспользоваться?

Развод
Белла намеренна развестись и двигаться дальше, если сможет убедить Эдварда.

Тридцать дней ночи
После Новолуния идёт переход на фильм 30 дней ночи. Когда Белла едет в Бэрроу, штат Аляска, чтобы посетить свадьбу своего кузена, то она невольно попадает в одну из самых опасных ситуаций в своей жизни.

140 символов или меньше
«Наблюдаю за парой за соседним столиком — кажется, это неудачное первое свидание…» Кофейня, неудачное свидание вслепую и аккаунт в твиттере, которые в один день изменят все. Второе место в пользовательском голосовании конкурса Meet the Mate.



А вы знаете?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме вы можете увидеть рекомендации к прочтению фанфиков от бывалых пользователей сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Ужасно
5. Плохо
Всего ответов: 9635
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

С винтовкой под кроватью|Глава 8.

2021-4-12
18
0
Нью-Йорк – Лас-Вегас

18.12.07


Встреча с Майком меня убила, я долгое время пребывала в подвешенном состоянии. Как кукла на ниточках. Марионетка, которую вздёрнули под самую крышу театра. Дёрг — она машет руками. Дёрг — шевелятся ножки. Дёрг — она улыбается. Вот только плакать куклы не умеют. Я же за месяц выплакала барреля три, не меньше. И если бы слёзы на фондовой бирже стоили доллар за штуку, я б, наверное, уже разбогатела. Но слёзы ничего не стоят, в мире и без меня хватает воды. Океан и так слишком большой, зачем пополнять его своим соплями?

И всё же мне долго не удавалось справиться с собственными слезными железами. Они существовали отдельно, я отдельно. Каждое утро начиналось с мысленного приказа «Не плачь, дура», а каждый вечер заканчивался укором «Опять, сука эдакая, плачешь».

Майк… «Какого чёрта?» хотелось спросить мне! Где ты пропадал, почему не дал о себе знать? И сколько ты ещё собирался скрываться?

Сначала мы говорили обо всём, кроме того, что волновало нас обоих. Мы вспомнили прошлое, как последние идиоты: наши обшарпанные обои в спальне и бегающих наперегонки по кухне тараканов. Майк вспомнил, как сам мастерил мне подарки на день рождения. Я прослезилась. Мы оба понимали, что всё осталось в прошлом, но признаться друг другу в этом боялись. Как актёры провинциального театра, мы бездарно продолжали играть заученные роли любящих супругов.

— Где же ты был? Что они с тобой сделали? — Я первая нарушила запретные границы, ступив на земли недозволенных вопросов. Но кто-то же должен был их задать? Сколько можно уходить от этих поганых вопросов.

— Где я только ни был. — Майк усмехается. — У этих наркоторговцев множество «офисов» по всему миру. Как правило, это заводики и плантации в Южной Америке, но мне доводилось побывать и в Австралии, и даже в России.

— Значит, ты теперь на всю жизнь повязан с наркотой?

— Боюсь, что да. — Майк выводил пальцем по столу какие-то узоры.

— Так и будешь до гроба налаживать производство героина?

— Белла, не злись.

— Это мерзко, Майк. То, что ты делаешь, это хуже убийства. Ты заставляешь людей страдать, отнимаешь их души.

— Не говори глупостей! Я стараюсь выжить и ничего больше. Причём здесь вообще души? Давно ты ударилась в религию?!

— Ты бы и мной пожертвовал ради выживания?

— Что? Ты охренела! Я до сих пор тебя люблю. Я никого кроме тебя не хочу даже видеть рядом.

— Ты что, хочешь всё вернуть? Вот так взять и вернуться ко мне после всех этих лет?

— А почему я не могу этого сделать?

— Хотя бы потому, что ты связан с наркотой! Зачем мне твои проблемы? Я не хочу трястись каждый раз, выходя в магазин за хлебом, и ждать пули от твоих дружков или их нетерпеливых конкурентов.

Да, я убиваю людей. Но не в таком же количестве и не так изощрённо. К тому же, пусть Майк думает, что я бросила его из-за наркотиков, а не из-за другого мужчины. Такого переворота, я знаю, он не поймёт. Начнутся всякие выпендрёжи типа «Да кто он, а кто Я? Как ты могла променять Меня на это? Да пока Я там выживал, ты, значит, согревала постель какому-то ублюдку?» Все мужики — и Майк в первую очередь — собственники. Им приятно считать тебя своей, как машину, как часы. Ты всегда должна быть под рукой. И никто больше не смеет прикасаться к тебе. Хоть печать на лоб ставь «Собственность М.Ньютона. Просьба руками не трогать».

— До свидания, Майки.

— Ты что, так просто уйдёшь?

— У меня на завтра самолёт.

— Ты только и умеешь, что уходить. Ты бросила меня тогда, и сейчас позорно бежишь!

Вот видите, я же говорила! Мужики!

— Я всё равно найду...

***

До свадьбы осталось всего пять дней, значит пора завершать всё незавершённое. Потому что к алтарю супружества, ровно как и на алтарь жертвоприношения, нужно восходить очищенной. Самый тяжёлый из моих камней на шее — невыполненный заказ. Убийство модели. Правда, кое-какие подвижки я в этом направление всё же сделала. Работа есть работа, её нужно выполнять не смотря ни на что. Нехотя, сморкаясь в платочек (я теперь часто ношу с собой пачку одноразовых салфеток), я наблюдала. И вот что навыблюдала. Объект ведёт поразительно неправильный образ жизни. Не курит траву, не колется и ни с кем не встречается в плане интимном.

Да, задача моя усложнилась. Но отнюдь не стала от этого не выполнимой. Тут можно придумать миллион способов, но я сейчас не в состоянии лишний раз напрягать голову. Поэтому воспользуюсь самым примитивным, самым дебильным из всех возможных вариантов — смертельная инъекция. Да, всё это будет выглядеть паршиво: связанная модель с остановившимся сердцем. История, достойная бульварных газет и экранов ТВ, а возможно, и строчек в блогах. Но я стремлюсь не к чистому исполнению, а просто к исполнению поднадоевшего заказа. Мне похеру.

Я проникаю в подъезд под видом проститутки. Консьерж плотоядно улыбается и пускает слюни, но без проблем пропускает девушку в чулках и вызывающем мини. Для него это не новость: кто-то из богатых жильцов вызвал девку на ночь. На моём лице три килограмма тональника и ухмылочка стервы-обольстительницы. Накладные ресницы мешают нормально видеть. Про ярко-красные акриловые когти лучше умолчу, иначе они будут сниться вам в кошмарах. В общем, я отлично вписываюсь в образ.

Туки-туки, красотка. Думали, я взломаю замок? Но я не медвежатник. Могу, кончено, вскрыть простенький замок, но тут замки явно не простенькие, а самые-самые крутые. Мне гораздо проще открывать их руками хозяев, чем мучиться с отмычками.

Кто же пустит незнакомого человека в квартиру? Пустит, если будет думать, что человек не такой уж незнакомый. Мои наблюдения, помимо отрицательных результатов, дали и один положительный. У объекта намечалась не то чтобы дружба, а некий намек на дружбу с коллегой по цеху — такой же тощей страховидлой Лидией. Поэтому сегодня я не только дешёвая проститутка, но и элитная модель. Вон даже пришлось разориться на блондинистый парик. А мои шпильки такой высоты, что при ходьбе качает, но иначе с моим ростом за модель не сойти. Короче, всего за пару сотен баксов получился неплохой муляж модели в нижнем белье от «Victoria's Secret».

А вообще-то я неспроста обратила своё внимание на эту Лидию. Она идеально вписывается в мою схему: наркотики, странные дружки и многочисленные конфликты. Поэтому вполне естественно, что «лже-Лидия» вдруг возьмёт и придёт в гости среди ночи к своей типа подруге.

Для пущей убедительности я корчусь, изображая приступ ломки. Как и предполагается, парочки жалобных всхлипываний хватает с лихвой — дверь отворяется сама. И не нужно никаких фомок.

Через пять минут я уже мило беседую с девицей. А почему бы и нет? У меня лично к ней никаких негативных чувств нет, да и меня она видит впервые, а значит ей тоже злиться на меня не за что.

— Не вырывайся, пожалуйста. А то на руках останутся следы от верёвок. — Кончено же я примотала её эластичной, мягкой верёвкой, но синяки всё равно могут остаться. Плохо, но что сделаешь.

Я набираю из ампулки лекарство в шприц.

— Не нужно, я отдам все бумаги!

— Да брось ты этот дешёвый спектакль. Сейчас один укольчик, и всё. Больно не будет. А через полчаса яд окончательно распадётся в крови, и никто не догадается, чем же тебя убили.

— Я не… я не знала. Они меня использовали, сказали, что этот тип… он вроде торгует наркотиками. Им нужны были бумаги. Но я только сняла копии со всех документов, всё как они сказали.

— Не интересно. Да и рассказчик из тебя плохой, заикаешься, носом постоянно хлюпаешь. — Попробуйте связать человека и каким-либо образом обозначить своё намерение его убить, и он вам ещё не такое наплетёт. Признается во всём, вплоть до истребления динозавров. А уж про какие-то бумаги мне говорила чуть ли не каждая вторая жертва.

— Я действительно не читала. Они в столе. Но я их не читала. Сегодня должен был придти…

— Говорю же, мне не интересно.

— Разве вас не Каллен послал?

— Поди-ка. — Я приближаюсь к модели вплотную, так что видно расширенные от страха зрачки и капельки пота над верхней губой. — Какой ещё Каллен?

— А я имя не помню. — Она в панике. Думает, что может погибнуть из-за глупости, из-за того, что не помнит имени. Девчонка не хочет верить, что всё равно я её убью. Что разговор оттянет, но не отменит исполнение заказа. — К-к-кажется, Карлайл. Да-да, точно!

— Спасибо за интересные сведения и прощай.

Сама не знаю, зачем перед уходом роюсь в комнате и забираю те самые ксерокопии. Мне-то что за дело? Пусть занимается этот Карлайл, чем хочет. Господи боже, ну надо же. Наркотики? Кругом сплошная наркота! Но это меня касаться не должно.

Я своё дело вроде как сделала, убила, отвязала, отнесла в ванную, инсценировала естественную смерть у девятнадцатилетней девушки от сердечного приступа, как могла. На моё счастье, на запястьях синяков вроде бы не осталось. А если и обнаружатся какие-то следы, доступные опытному взгляду патологоанатома, то их можно списать, ну, скажем, на браслеты или тугой ремешок от часов. След от укола? Я не стала изгаляться и влепила ей шприц в задницу. След от укола на заднице — это банально и вряд ли привлечет пристальное внимание. Главное, сам яд. Он распадётся через полчаса-час. Естественно, идеальных ядов не существует, и любой из ныне существующих токсинов можно обнаружить. Но только экспертизу нужно проводить чем быстрее, тем лучше. Иначе тю-тю, яда и след простынет. А что-то мне подсказывает, что мою модель найдут в лучшем случае утром, а в худшем — через неделю.

Будет здорово, если ленивые следователи не захотят копаться и решат, что причина смерти в слишком горячей ванне и вызванном ею сердечном приступе. Мне бы не хотелось уголовного дела, но не думаю, что кто-то станет подозревать в убийстве проститутку. Ещё Агата Кристи сказала: людей в форменной одежде и за людей не считают. Никто, как правило, не помнит про почтальона или кухарку. Вроде бы человек приходил, а вроде бы и нет. Ну а чем проститутка не специалист продажной любви? И чем её одежда не своеобразная униформа? Проститутки в наши дни приелись ничуть не меньше, чем почтальоны.

А теперь к общим проблемам. А проблемы есть. Возле дома, где я в последнее время снимаю квартиру, припаркован джип с тонированными стёклами. Как правило, такие джипы — предвестники беды. Ведь известно: порядочным людям тонировка ни к чему. А все остальные, так или иначе, могут причинить вам вред.

— И в таком виде ты гуляешь по Нью-Йорку?

— А, Каллен, сволочь. Это ты. Я вот решила, раз меня продают, почему бы мне и самой не начать продаваться и получать уже хоть какую-то прибыль от сего прискорбного факта.

— Садись-ка в машину.

— Да иди-ка ты!

— Скоро свадьба, пора тебе знакомиться с нашей семейкой Адамс.

— А нельзя это перенести на после? Я, как ты заметил, не в самом удачном своём наряде.

— Да ничего, потерпят.

Вообще-то я уже успела ознакомиться с семейкой мужа заочно. Чарли показал мне фотографии с какого-то публичного сборища. Там были все они: Эдвард, его братец Эммет, его папуся Карлайл, его племяшка Элис с молодым дарованием Джаспером (крепкая у них, однако, любовь) и, наконец, Эсми, мать его.

На этот раз мы приезжаем в совершенно незнакомое мне место.

— Ты живёшь отдельно?

— Я не могу сосуществовать с ними вместе. Они со мной тоже не могут.

— Печально.

Знакомство происходит быстро. Пожатие рук, объятия и приглашение садиться за стол. Хуже меня здесь выглядит только Джас. Он во фраке и пляжных шортах. Но мои чулки в сетку смотрятся ещё хлеще. Мини-юбка при попытке сесть задирается чуть ли не до шеи. Я быстренько кидаю на колени салфетку, но поздно: вся мужская часть компании неотрывно смотрит на мои оголенные ноги.

Застольная беседа идёт своим чередом. Сначала все восхищаются мной, какая я прелесть и лапа, как повезло Эдварду и всё в том же духе. Сам Эдвард безучастно курит.

— Дорогой, курить за столом нехорошо, — делает замечание Эсми.

Ну конечно же! Поэтому достаю свои сигареты и зажигалку. Раз уж это недоразумение станет моим мужем, придётся его во всём поддерживать. Тем более, я и сама люблю курнуть сигаретку-другую после плотного обеда.

— Пусть курит, — замечает Карлайл и возвращается к салату. Что он там, угольную шахту в тарелке выкопать собирается? Всё чего-то копает, копает.

Ну, весело мы, короче, сидим. Разговоры прям так и льются рекой. Наконец, Эдвард интересуется:
— А правда, что ты пилот? Или как правильно, пилотесса?

— Правда, — кисло отвечаю я и, уподобляясь Карлайлу, начинаю прокладку штреков и штолен в своей тарелке.

— А можно как-нибудь с тобой полетать в кабине?

— Нет, это категорически запрещено. — Ну, не то чтобы категорически, не то чтобы мы не идём навстречу любопытным деткам, восторженным дурочками и пенсионерам и не показываем им свою работу… Любое искусство требует зрителей, хочется же иногда выпендриться. Я сама лично пускаю желающих в кабину. Но Эдвард мне за спиной не нужен. Ещё не хватало мне такой радости.

— Какая жалость. Это было бы круто!

— Эдвард, выражайся нормальным языком. Что это за «круто»? — снова встревает Эсми. На её лице ещё отчетливо видны синяки и рубцы: хорошо я её помолотила. Может быть, стоит напомнить ей все неприличные слова, которые мне в тот вечер пришлось услышать от мисс «ну веди же себя прилично, сынок». А то сидит, цепляется к бедняжке.

— И сколько получают пилоты? — пытается спасти разговор Эммет.

— Нормально получают, на жизнь хватает.

— Белла, ты должна посетить выставку Джаса в Гамбурге! — Угадайте кто? Мисс «покровительница искусств и поддержка непризнанных талантов».

— Буду в Гамбурге, обязательно посещу.

— Вообще-то там выставлены в основном мои ранние работы, они бездарны, — нехотя говорит Джас. — Так что лучше не ходите. Лучше посетите Ольсдорферфридхоф1.

— Спасибо за совет.

— Во сказал! Кто-нибудь понял, о чём он? — смеётся Эдвард. Улыбочка у него ослепительная и очень, ну очень приятная. Хочется улыбнуться в ответ, какую бы тупость он там ни говорил.

— Нужно было меньше прогуливать лекции, — зло бросает Карлайл. Похоже, поведение Эдварда в этой семье наболевшая мозоль и заноза в заднице. Куда они только его не пихали, видать, и из каких только колледжей его не выгоняли. Сотни тысяч долларов, потраченные на образование, потраченные зря. Да, тут есть из-за чего взбеситься.

— Я вот, например, тоже не знаю, что это такое, — специально говорю я. Хотя, кончено, знаю, но сегодня я на стороне Эдварда. И никому не позволю его обижать или унижать. Крепись, муж, я с тобой!

— Не нужно его защищать.

— Я серьёзно, я не знаю, что это ещё за парк такой!

— Откуда ж тогда знаешь, что это парк? — Сделал меня. Один-ноль, герой, ты выиграл!

— Блять! Ну ты достал!

— Белла! Молодец! — Элис хлопает в ладошки и заливисто смеётся.

Эдвард ошарашено смотрит на свою вилку. Такое ощущение, что это вилка сейчас наорала на его отца. У Эсми и Эммета траурные лица. Карлайл спокоен, он затаился, готовит удар в спину. Хрен тебе, попробуй только.

— Ну что же поделаешь… Придётся тебе меня терпеть. Я вот, представь себе, тоже не рад нашей встрече.

— Ах, вот оно как. — Меня прямо уже распирает высказать всё, что я думаю. Но вместе с тем скандалить при таком скоплении народа стрёмно. Так что я оставляю последнее слово за противником. Встаю, и, стараясь не сильно качаться на своих шпильках, покидаю сей гостеприимный домишко.

В съёмной квартире меня уже ждут темнота, бардак и пять сообщений на автоответчике.

«Здравствуйте. Говорит детектив Эрик Йорк. Сегодня после полудня на железнодорожных путях близ Чикаго был найден труп Анжелы Вебер. При ней мы обнаружили записную книжку с номерами телефонов, а так же записку, адресованную Изабелле Свон. Поэтому, как только сможете, свяжитесь со мной по следующему телефону…»

Я тут же хватаю трубку и набираю заветные цифры, цифры, которые отделяют меня от страшной трагедии. Но я должна пройти и через это тоже.

— Что, самоубийство? — напрямик спрашиваю у детектива.

— Вполне возможно, что нет. Однако судя по записке и отсутствию каких бы то ни было признаков насильственной смерти…

— Говорите уже понятным языком!

— Мы на девяносто процентов уверены: да, это самоубийство. Но нельзя исключать так же возможность несчастного случая или убийства.

— Да кому нужно её убивать?!

— Вы, насколько я понял, близко знали погибшую.

— Ну да, правда, последнее время мы почти что не общались. Я выхожу замуж и, естественно, что… ну, наши отношения загнулись сами собой.

— Думаю, нам лучше встретиться и всё обсудить в личной беседе.

— Я сейчас не могу. У меня через несколько дней свадьба.

— Ну что же. Желаю вам удачного замужества. Но как только сможете, свяжитесь со мной. Я вас не тороплю, но вы и сами понимаете, что дело не терпит отлагательств. Я бы сам к вам приехал, но у нас сейчас запарка. К Рождеству все убийцы и насильники словно с цепи сорвались.

— Да уж, я вас понимаю, детектив Йорк.

На следующий день, сидя в больнице у Розали, я думала про Анж. Никто её, конечно, не убивал. Но многие скажут «это ты убила её». Да нет, не я. Я не толкала её под поезд, как толкнула меня, скажем, Розали. Я бросила её, не отвечала на звонки. Ну и что? Анж многое мне давала, но я не чувствую себя обязанной или даже виноватой.

Теперь мне кажется, я это предвидела. Анж всегда была слишком впечатлительной. Она не признавала полутонов. Чёрное так чёрное, а белое — значит белое. Эта серая жизнь явно была не для неё. Вот пускай теперь летает с крылышками и нимбом.

Да, я совершенно скурвилась на своей второй работе. Потеряла всякое сочувствие к людям. Потеряла то немногое хорошее, что было во мне. И мне абсолютно этого хорошего не жаль. Ну, сидела я бы сейчас, лила слёзы по Анж. Неужели кому-то от этого стало бы легче?

— Ну как ты, Розали? Нога не сильно болит?

— Нет, уже лучше. Правда, я не понимаю, почему ты это сделала.

— Я же сказала, что всё для твоего блага. Пройдёшь курс лечения транквилизаторами и антидепрессантами, а там глядишь, снова станешь психически устойчивым человеком.

— Обычно так говорят, когда хотят причинить зло.

— Глубокое замечание, но это абсолютная неправда. До больницы ты была бешеной, склонной к суициду идиоткой, теперь же постепенно приобретаешь человеческий облик.

— Наверное, мне ещё нужно тебя поблагодарить?

— Не обязательно. Я вообще забыла, когда люди в последний раз мне говорили спасибо.

И Розали тоже не говорит мне спасибо. Она воображает себя жертвой. Ну и пусть. Главное, что её я вовремя успела вытащить из петли, а то живу в каком-то клубе самоубийц. Зима на них так, что ли, влияет?

Но почему тогда на меня не влияет? Если разобраться, то у меня проблем чуть больше, чем у любого из вас. А ещё эта гребаная свадьба и грёбаная Элис в придачу. Вспоминая наш поход по магазинам, я до сих пор дрожу от скрываемой ярости. За полчаса мне пришлось перемерить, наверное, больше десяти платьев. При этом не скажу, что они чем-то сильно отличались друг от друга. Единственное, что разнилось, так это реакция Элис: от бурного восторга до столь же бурного негодования.

— Божественно!

— Нет, не подходит!

— Думаю, это стоит померить ещё разок!

— Ну чего же ты молчишь?!

Мне хотелось сказать, точнее, спросить, только одно: когда же ты сдохнешь, Элис Каллен. Когда освободишь этот несчастный мир, полный маньяков и психопатов, от своего назойливого присутствия? Миру и так тяжело, не нагружай его ещё больше. Гляди, он уже весь содрогается. Зачем ты орёшь, зачем повышаешь энтропию вселенной?

Платье мы худо-бедно выбрали. Зато с туфлями застряли намертво. Убейте меня, но их же всё равно не будет видно из-под пышных юбок, так чего надрываться? Зачем мерить все представленные в магазинах пары? Да я лучше ноги себе отрежу, чем ещё раз пойду с Элис за обувью.

— Эти вроде ничего! — под конце недели пыток, наконец, изрекла Элис, и с обувью мы тоже худо-бедно определились. Оставалась фата и дизайн моего букетика невесты. Но этим Элис обещала заняться уже на месте, в Вегасе.

Что может быть пошлее свадьбы в Вегасе? Да ничего. Поэтому я и настояла на женитьбе в игорной столице.

«Welcome to fabulous Las Vegas, Nevada». Это будет дибилизм по всем правилам. Ну, во-первых, всё должно утопать в цветах, атласных лентах и золотых фигнюшках. Во-вторых, какая свадьба в Вегасе без Элвиса? Правильно, никакой! Поэтому на моей будет сразу пять Элвисов Пресли, да ещё какая-то попсовая певичка, выписанная из Германии. А ещё белый лимузин, голуби, фейерверк, посещение Гранд-Каньона и… чертова туча всего, что мне нахрен не нужно. Оно вообще никому не нужно, разве что Джес Стенли, занимающейся организацией свадьбы и получающей за это охеренные деньги.

Ох, Вегас, берегись! Ты должен это пережить и рассказать о пережитом потомкам. Потому что я уж точно не переживу такого кошмара.

***


Автор: Dr.Mabuse
Бета: Miss_Laer (не забываем говорить спасибо нашему замечательному редактору)



Ольсдорферфридхоф1 — крупнейшее в мире парк-кладбище.






Источник: http://twilightrussia.ru/forum/37-9495-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Штирлиц (29.11.2011)
Просмотров: 1350 | Комментарии: 8


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА






Всего комментариев: 8
0
8 Ket_Not   (06.08.2015 11:36) [Материал]
Жалко Анж, она была единственной, кто поддерживала и любила Беллу, видимо, она действительно была слишком эмоциональной.
Спасибо за главу!

0
7 Natavoropa   (21.07.2015 15:21) [Материал]
Жалко Анж, но она уже не вписывается в жизнь Беллы, на ее счету - 55 трупов.
Спасибо.

0
6 FaNATKA3178   (06.05.2014 19:15) [Материал]
Белла такой противоречивый персонаж! Такие и поступки Беллы... 54 отнятые жизни! С другой стороны, тысячи спасенных...
Интересно, какой будет ее семейная жизнь?

0
5 ღSensibleღ   (07.10.2013 15:27) [Материал]
Хмм... Белла правильно сделала, что поддерживает Эдварда, но в тоже время... она зря оставила Анжелу... она умерла и теперь ее смерть на совести Беллы.. если она, конечно это поймет... хоть со временем...

0
4 Tanya21   (16.07.2013 15:42) [Материал]
Спасибо за главу.

0
3 Mari:)   (21.04.2013 16:43) [Материал]
хахахах, Би точноне подрок! wink
пасибо biggrin

0
2 Saffronka   (05.05.2012 00:09) [Материал]
я просто чуть не хрюкаю от восторга(здоровый русский юмор,круче только тупой американский)

0
1 Melissa_Terra   (29.11.2011 17:43) [Материал]
Белла вытащила ксерокопию документов... может пора собирать компромат на Каллена старшего?



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]