Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2721]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [5]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4858]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15256]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14610]
Альтернатива [9071]
СЛЭШ и НЦ [9133]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4487]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав март

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Тень Света
Чувства пронизывают пространство и время. Выбор любить или ненавидеть изменяет нас и целый мир вокруг.

Дневники Дивы
Дорогой дневник, когда он ушел, я оцепенела. Забралась в раковину отрицания и обиды. А сейчас он вернулся, и я согласилась быть его со-звездой в новом бродвейском спектакле. Очевидно, если бы существовала нация тупых людей, я была бы их королевой.

Ковен Знамений
Скандал в прошлом Эдварда. Полигамная религиозная община. Проповеди со змеями. Две разгневанные женщины, способные всё разрушить. Смогут ли Эдвард и Белла преодолеть препятствия, стоящие у них на пути, и быть вместе? Несмотря на убийство, несмотря на общество, где они живут, несмотря на обстоятельства.

Рождественская книга
После гибели лучшего друга и его жены, Эдвард становится опекуном их дочери. Не в силах заставить ребенка открыться, он отводит ее в книжный магазин. Там мужчина находит милую девушку, сожалеющую о прошлом и владеющую волшебной книгой.

The Vampire in The Basement
Во время охоты, Каллены натыкаются на то, что сначала принимают за труп. Когда они выясняют, что это серьёзно повреждённый вампир, то относят его к себе домой, чтобы оказать посильную помощь. Но, конечно же, у судьбы есть свои планы на этого мужчину.

Я иду играть
С нашей последней игры прошло полгода. Я так сильно скучаю, моя Белла. В этот раз ты превзошла саму себя по сложности задания. Но я справлюсь и докажу, что достоин тебя. Я иду играть.

Английская терция
Там, где нет места именам, есть лишь тени и свет. Кто она, утомленная испанским многословием незнакомка? Кто он, таинственный тореро, сын Севильи? Может ли тот, кому имя «собственность», ощущать боль, страсть, смерть, испытывать любовь к своему обладателю? Ни одной лишней мысли. Ни одного лишнего чувства. Только три терции…

Sleeping with a Monster/В постели с чудовищем
Мари Свон-Кук (или все-таки Белла?) живет в постоянном страхе. Почему? Потому что быть замужем за чудовищем по имени Джеймс опасно… Мари (так Мари или Белла?) решается бежать от своего мужа и начать новую жизнь под другим именем (другим ли?) На жизненном пути она встречает… Кого? Правильно, Эдварда. Сможет ли она ему доверять после того, что пережила с Джеймсом? Узнаете, прочитав этот фанфик.



А вы знаете?

... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Снился ли вам Эдвард Каллен?
1. Нет
2. Да
Всего ответов: 476
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

С винтовкой под кроватью|Глава 7.

2021-4-13
18
0
Нью-Йорк – Пхукет

14.10.07


Непризнанный гений курит возле ворот. Даже не знаю, злюсь ли я на него. Я бы, наверное, и разозлилась, но ведь и сама не уверена, что поступаю правильно. Стоит ли вообще так форсировать события? У меня снесло башню, а Джас, кажется, вернул её на место.

А вообще, странное поведение и необычный прикид художника необъяснимым образом стали внушать мне симпатию. Если первое впечатление от Джаса складывается, скорее, негативное, то впечатление от последующих встреч уже значительно лучше. Ну, это как с сигаретами. Первую всегда курить противно. Зато потом хрен бросишь.

— И где твоя подруга? — спрашиваю я.

— Она думает, что сможет уломать сноба оплатить мою выставку картин. Но мне это надо? Мне это не надо. Почему я должен выпрашивать деньги? Не должен. Да и зачем мне продавать свои картины? Мне не нравится их продавать.

Всё ясно. Как говорят в подобных случаях в выпусках новостей, конструктивного диалога между сторонами не получилось. А тут ещё мой новый телефон начинает надрывно верещать, требуя внимания.

— А, Джейк… Привет.

— Забери от меня эту… — Блэк не договаривает, но думаю не трудно догадаться, что он имеет ввиду и что так сильно хочет сказать.

— Почему ты называешь Розали сукой?

— Я не называю.

— Но подразумеваешь.

— Приезжай и всё узнаешь! — Впервые Джейк срывается на крик. Он вообще парень спокойный и скорее склонен к битью себя по голове и самобичеванию. Уныние — вот его вотчина. А припадки неконтролируемой ярости уже больше по моей части. Я люблю и прикрикнуть, и тарелкой запустить. Ну, я уж думаю, это вы и сами поняли. Но Джейк? Джейк не такой! Он почти что джентльмен. Я говорю почти, потому что у Джейка нет цилиндра и фрака, а ещё потому, что слово «джентльмен» само по себе сомнительный комплимент.

Что я такое несу? Я что, обкурилась? Конечно, я нанюхалась марихуановых паров, стоя рядом с Джасом, но мыслю вполне ясно. Ну уж не знаю, кто как, а я считаю, что «джентльмен» происходит от корня «gently»1. И в итоге получается что-то вроде «мягкотелого мужика» — подкаблучника. Не правда ли странный комплемент? Поэтому мне больше нравится называть Блэка нормальным мужиком.

И с чего бы это нормальному мужику так переживать из-за одной неуравновешенной блондинки у себя дома? В конце концов, раз он сам мне позвонил, значит Розали его ещё не убила. Конечно, Джейк мог вырваться на минуту, набрать мой номер, а сейчас безумная Хейл снова связала его и кромсает своим тупым ножиком. От появившейся в голове картинки мне становится как-то страшновато. Кончено, Розали — это вам не Адольф Гитлер, но, по-моему, они родственники. Что-то маниакальное в этой девушке определенно есть. Добавим туда ещё сильное нервное потрясение и получим коктейль Молотова.

— Ладно, Джейк, я тебя спасу.

Дома у Джейка шикарный ковёр из осколков и неопознанного происхождения разводы на стенах. Сам Блэк с веником пытается убрать просыпавшуюся из цветочных горшков землю.

— Это Розали побила?

— Нет, это я. — Сначала я думаю, что Джейк шутит. Но он не шутит. — Эта… Розали меня довела, и я вот злость вымещал, как мог.

— А что она сделала?

— Она сидела и всё это время ныла о том, что убила своего мужа. Всё на одной ноте. У меня уже мозг атрофировался. Забери её отсюда и увези куда подальше.

— Нет, Джейк, мы так не договаривались.

— А как мы договаривались?

— Послушай, Джейк, — хватаю его за руку я, — войди в моё положение. Куда я поведу эту красотку? К Анж? Ну потерпи ты пару деньков, а после у тебя наверняка рейс? Улетишь куда-нибудь в Гонолулу и думать о ней забудешь.

— Угу. Обязательно. Но почему я всегда должен быть с краю?

— Нет! Ты меня слышал? Куда мне, по-твоему, ещё девать Розали? Убить и труп закопать?

— Если ты не хочешь её закопать, то тебе придётся закапывать меня. Кто тебе дороже? — Джейк настроен крайне решительно, и видно, что в этот раз он так легко не отступится. Подобное поведение внушает серьёзное опасение. Как же надо было нудеть, чтобы мягкотелый Джейк за несколько часов превратился в гранитный памятник самому себе?

— Ладно, но знай, что ты — бесчувственное чмо. И вот ещё что: летать с бесчувственным чмом я больше не намерена. Сегодня же накатаю писульку на тебя, а если нужно будет, попрошу Аро о помощи. Уж он-то знает сотни способов сделать так, чтобы Джейкоба Блэка выперли из авиации.

На том и расходимся. Джейк с воинственно поднятым кверху веником идёт подметать ковёр, а я с Розали спускаюсь на улицу. Всё это печально и означает лишь одно: проблем у меня прибавилось. Что я вообще делаю? Зачем ношусь с этой полоумной идиоткой? Это же какое-то олицетворение библейских заповедей вроде «подставь другую щеку». Она будет пырять меня ножами, а я буду думать о том, как найти ей кров на ночь. Любая другая на моем месте пристроила бы девочку на панель и успокоилась. Ей же — блондинке с обалденной фигурой — цены не будет на поприще продажной любви. Тут можно смело брать три тысячи за ночь.

— Куда мы идём? — интересуется Розали через две минуты бесцельного топтания.

— Слушай, давай я дам тебе денег на гостиницу. Я, кончено, понимаю, что оставлять тебя без присмотра нельзя, но другого выхода не вижу.

И тут меня осеняет. Как я раньше не додумалась? Воистину, любовь затмевает разум даже таким светлым головам, как я.

— Пойдём, Розали.

Райончик здесь самый подходящий. Глухие стены, узкие проулки, дома, настроенные впритык. Проходы, переходы, арки. В одной из таких арок я и нападаю на Розали. Первый раз бью посильнее, после колочу больше, чтобы оставить побольше синяков и кровоподтёков. Стараюсь не наносить серьёзных увечий. Хотя пусть. Чем дольше она проваляется в больнице, тем лучше. Подумав, решаю сломать блондиночке левую ногу. Это, во-первых, привяжет её к больничной койке. А во-вторых, не даст шансов резво передвигаться по городу. Стало быть, так мне будет спокойнее.

— Погоди, Розали Хейл, я вызову тебе скорую. Полежишь в больнице месяц-другой, там о тебе позаботятся, заодно психозы твои подлечат.

Да, я скотина! Но каждый решает возникающие проблемы в меру своего разумения. Я вам не вселенское зло, но и добром быть не стремлюсь. Я избила беззащитную девушку. Но я спасла её от петли. Сломанная нога или смерть? Смотрите на это, как хотите.

Со всей этой хернёй я совсем забываю про Чарли. Да что там Чарли? Я забыла про своё собственное дело: узнать, как же выглядит мой ненаглядный. Нехилый получился оборот. Ну хорошо. Пожалуй, всё это подождёт и до завтра. Я так измоталась. И как бы странно это не звучало, я уверена, что избитая Розали сейчас лежит под капельницами, и ей в миллион раз лучше, чем мне. Кости срастутся. Душа распадается навсегда. Хрен ты её соберешь. Можно ползать в том прахе, что у тебя под ногами, но так и не найти осколков души.

Мне хочется въебаться головой в стену. У меня проблемы. У меня свадьба на носу. У меня какие-то странные отношения с человеком, чьего имени я не знаю. А теперь ещё по мою душу точит зубы полоумная Элис. Джейк — сволочь. Розали — моя головная боль.

Ааа! Я уже не выдерживаю. Плечо болит всё сильнее. Пора пить антибиотик и жаропонижающее. Пора хорошенько выспаться. Пора… Снова телефон. Деметрий? Что тебе-то от меня нужно? Кого способен убить киллер, готовый заплатить кому угодно, чтобы его самого убили?

— Привет, Деметрий.

— Не найдётся свободной минуты? — вкрадчивым голосом спрашивает этот гад.

— Я сейчас в Нью-Йорке.

— Какое прелестное совпадение! Я тоже в Нью-Йорке. Это весьма кстати. Это чудо.

Так я тебе и поверила. Ты всё заранее продумал, разнюхал и припёрся сюда со своими погаными планами. Значит, дело горит, и черти подталкивают тебя своими раскалёнными прутьями в зад? Ну так тебе и нужно!

— Неужели ты не можешь потерпеть пару месяцев?

— Дело срочное.

Мы встречаемся на вокзале. В большой, шумной толпе Деметрий незаметно передаёт мне конверт. В конверте фотография и пластиковая карточка с перечисленным гонораром. Вот и всё. Так вершатся судьбы. Так решается, кому жить, а кто умрёт уже вечером. Одна фотокарточка с подписанным на обороте именем и адресом. Почерк у Деметрия паршивый. Но это подчерк самой смерти. Если фотокарточка надписана, она попадает ко мне, а дальше заказывайте венки и оплачивайте услуги священника.

Сегодня мой заказ приобретает очертания молодой девушки. Я не знаю и не хочу знать (по крайней мере, никогда не пыталась узнать) предысторию. Мне индифферентно, что было до, я знаю только то, что будет после. Я же не биографии этих людей писать собираюсь, я хочу их убить. Ну, не то чтобы хочу. Но надо, надо.

Вообще, я иногда пытаюсь представить себе этих убитых мной пятьдесят три человека. Не так и много, почти пустой салон «Боинга». Куча свободных мест. Но чаще я вижу картину Верещагина «Апофеоз смерти». Вот так оно, наверное, и выглядит. Белые, отполированные солнцем и ветром черепа. Правда, у меня всего пятьдесят три черепушки, а не целая куча. Но дело в том, как я это вижу, а не в том, как должна это видеть.

Такая молодая. Ей лет девятнадцать. Для начала, как бы смешно это не звучало, залезаю в гугл. Вбиваю имя и узнаю, что мой заказ — обычная модель. Это упрощает работу до невозможности. Если она наркоманка, я инсценирую передозировку, если алкоголичка — тоже. Если у неё толпа любовников — будет бытовое убийство ревнивым поклонником. Можно тупо выстрелить из-за угла. Модели обычно ходят без охраны. Но это не интересно.

Всё это не сейчас. Это завтра или даже через месяц. Деметрий никогда не торопится. А я не настроена на убийство. Это ведь не просто пиф-паф ой-ей-ей, нужно ломать голову, продумывать возможности и вероятность развития событий. Это как при пилотировании: мысленно лететь впереди самолёта. И ошибок также допускать нельзя.

Снова грёбанный звонок. Меня уже начинает бесить пристальное внимание к моей личности и желание всех со мной пообщаться. На часах одиннадцать ночи. Кому там плохо? Кому жить надоело?

— Изабелла?

— Откуда у тебя мой номер?

— Элис дала.

В голове взрыв. Это не взрыв, это взрывище. Элис. Элис. Ну конечно! Элис кричит «жена Эдварда!» своим противным голосом. Жена Эдварда? Откуда Элис знает. Я же кретинка. Я была так подавлена, привыкла считать свою свадьбу свершившимся фактом, любое упоминание о ней меня ничуть не трогает. Я привыкла и не реагирую. Но Элис! Откуда она знает?

— Каллен? — шепчу я. — Ты же… Ах ты! Ты урод!

— Мы же договорились, что я красавец?! — Какое искреннее возмущение.

— Скотина! Я немедленно выезжаю к тебе! Нам нужно поговорить.

— Изабелла, не нужно. Я сам к тебе приеду, просто продиктуй мне адрес.

Словно муж, жена которого вот-вот родит, я курю сигареты. Одну прикуриваю от другой. Никотиновый марафон. При этом пытаюсь не сойти с ума. В голове не укладывается. По крайней мере, многие вещи становятся на свои места.

— Ах, ты сукин сын! Как ты посмел? Как только ты мог! Почему ты не сказал мне правду?

Обрушиваю шквал своих обвинений на беззащитную стену. Естественно, мои обвинения стене до фонаря и отскакивают от неё, как от… как от стены. Отравленные стрелы ненависти возвращаются ко мне. И я не могу найти выхода для своей злости. Меня так… унизили. Я не святая и не высоких моральных правил. Но эта ситуация, эта ложь… противны мне, как не проходящий вкус никотина во рту. Тихий стук в дверь выбивает меня из ритма. Сбиваюсь и едва не падаю на ковёр. Час расплаты настал…

— Мистер Каллен. — Моё приветствие, оно же смертный приговор. Звучит, по крайне мере, одинаково.

— Послушай, Изабелла, и пойми.

— Банально, — протягиваю я, пытаясь скопировать его выражение лица. То, с которым он ещё днём говорил о сексе со мной. Ну надо же, я про себя всё ещё говорю «он». Привычка, не так легко от неё избавиться.

— Изабелла, я понимаю, что ты уже наточила топор и собираешься в праведном гневе своём отрубить мне голову.

— Правильно всё понимаешь.

— Я не говорил тебе, потому что на то были причины.

— Не надо мне говорить о причинах. Я и сама умею их находить, когда не хочу что-то делать.

— А если бы я тебе сразу всё рассказал? Как бы ты отреагировала?

— Влепила тебе пощечину и ушла.

— А я не хочу, чтобы ты уходила. — Тяжелый вздох. — На меня давит отец. Я его пешка. Он хоть и немолод, но крепко держит нас всех за горло. Он сказал, я послушался. Мне самому теперь противно. Но я ничего не решаю.

— Никто ничего, похоже, не решает. Меня продают как товар, и никто не виноват. Зря я вообще затеяла наш разговор. Я же тебя люблю! — Вот блииин! Я это сказала, выплюнула в порыве злости и отчаянья. Эти грёбанные слова давно разрывали мне грудь, а сейчас настало время стравить пар, сказать их, уменьшить боль.

— Я это знаю. И я этого боюсь. — Сидим и молчим. Я жду продолжения. Проходит минут десять. Или больше. Я уже плохо различаю стрелки на часах из-за набегающих слёз. Мне так больно, что я невольно удивляюсь, почему мои слёзы не кровавые. — Я хотел бы начать наши отношения не так. Хотел бы сделать их нормальными. Начать всё иначе. С фундамента, с чистых страниц. Пусть звучит наивно и смешно, но… Цветы, конфеты, робкие вздохи в стороне — вот как должно быть. А не встреча на пляже, наркотический бред, больница… Наши отношения, они как ломаная линия. Взлёт, падения, встречи, секс и тут же обвинения, брошенные в лицо.

— Разве у нас есть шанс что-то начать второй раз? Разве у нас вообще есть шанс? Теперь уже нет никакого шанса.

— Его и не было.

— Я сегодня поспешила, я увлеклась. Давай считать, что ничего не было.

— Сначала не начнёшь, но и сделанного не перечеркнёшь. Давай просто попробуем разобраться.

— А чего тут разбираться?

***

Утром я улетаю в Пхукет. Оставшуюся часть отпуска провожу в Таиланде. Не знаю, зачем мне нужно было переться в такую даль. Валяться в гостиничном номере можно было и в Нью-Йорке. Но мне важно знать, что между нами океан и километры. Часовые пояса и страны. Пусть нас разделяет что угодно. Пусть его не будет. Зачем он вообще есть. Каллен, что же ты сделал? Загробил своими руками наши жизни.

В последний день пребывания в Пхукете захожу в ювелирный магазин «Gems Gallery». Улыбчивая девушка тут же начинает тараторить на хорошем английском всякий бред. Она говорит про рубины, про жемчуг и сапфиры. Но мне похеру, что Пхукет — жемчужина Андаманского моря. Мне всё равно. Колумбийские изумруды. бриллианты из Южной Африки. Драгоценные камни, добываемые прямо здесь, в провинции Канчанабури. Я хочу купить колечко. Просто так, на память об этих днях, чтобы в сто лет посмотреть и вспомнить, какую катастрофу я пережила, из какого дерьма встала и поползла дальше.

— Все наши изделия уникальны. Поэтому в магазине и запрещена фотосъёмка. Нигде в мире вы не найдёте второго такого же ювелирного украшения. А если вам не понравятся представленные на витрине экземпляры, то вы можете заказать кольцо по собственному эскизу.

— Нет, ничего не надо. Вот это колечко. — Похрену мне на него. Я его даже не вижу. Так, что-то вроде переливается в электрическом свете ламп. Сколько оно стоит? Не знаю, протягиваю свою «American Gold». Денег там в любом случае хватит. Всё же здесь магазин, а не Алмазный фонд кремля.

— Белла!

— Майк?

Похоже, кто-то наверху решил меня угробить. Этот кто-то попытался уничтожить меня один раз, но я всё же выжила, и он предпринимает новую попытку. Майк, живой, с сильным загаром и выгоревшими на солнце волосами. Но взгляд… По нему я узнаю своего Майка, даже если он станет негром и побреется на лысо.

Бывает такое? Нет, не бывает. От горя у меня помутился рассудок и ничего больше. Ньютона нет. Я хочу в психушку. Хочу биться о мягкие стены. Или — что еще лучше — разбить голову о ближайший угол в больнице. Пусть хрустнут кости черепа, тогда всё наверняка кончится.

Я с трудом держусь на ногах и не помню, в какой момент ко мне возвращается продавщица с карточкой и элегантно запакованным кольцом. Я стою, словно колонна, словно ещё одна стена в этом магазине. И буду стоять, пока не отнимутся мои ноги, или меня не вынесет охрана.

Какое странное состояние. Может, это то самое сомати — состояние, в котором прибывают продвинутые тибетские монахи. Вроде человек жив, а вроде и нет. Живая мумия. Сердце то ли не бьется, то ли бьется, хрен его знает. И вроде всё слышишь, но ничего не понимаешь.

Может, это сон? Это бред, порождение разума. И нет ничего. Нет Майка, нет продавщицы, нет дурацкого кольца с изумрудом. Надо же, какое-то кольцо стоит дороже машины. Машины? Я же неправильно припарковала тачку в Нью-Йорке. Её наверняка забрали на штрафстоянку.

Реальность выливается на меня, как вода из опрокинутого ведра. Поток информации захватывает и помогает, наконец, очухаться. Делаю первые, робкие шаги, слабым голосом благодарю продавщицу и осторожно, боясь незнамо чего, касаюсь Майка. Он тёплый и живой. Мой Майк не умер. Он вернулся.

Но я его уже не люблю.

***


Автор: Dr.Mabuse
Бета: Miss_Laer (не забываем говорить спасибо нашему замечательному редактору)



«Gently»1(англ.) — нежно, мягко.






Источник: http://twilightrussia.ru/forum/37-9495-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Штирлиц (24.11.2011)
Просмотров: 1402 | Комментарии: 14


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА






Всего комментариев: 14
0
14 Jesus   (23.06.2018 15:12) [Материал]
Ощущение, что из текста выдергивали фрагменты: мысли героини скачут, скачут места действия, тут она и в любви признается. Очень смазано. Плюс, нет представления об окружающем мире, герои словно в вакууме. Сумбурно и непонятно.

0
13 Ket_Not   (06.08.2015 01:15) [Материал]
А что случилось с Майком? Ведь Белла столько времени искала его, думала о нем. Где он был?
Спасибо за главу!

0
12 FaNATKA3178   (06.05.2014 10:19) [Материал]
Она живет в таком сумбуре эмоций... Как она это выдерживает?
Спасибо за главу!

0
11 Meda5540   (19.03.2014 07:59) [Материал]
Ого. Спасибо

0
10 Meda5540   (19.03.2014 07:59) [Материал]
Ого. Спасибо

0
9 ღSensibleღ   (07.10.2013 14:43) [Материал]
Печально как-то... Жизнь Беллы теряет все больше и больше смысла... Даже "воскресший" Майк ее уже не вдохновляет... печаль cry

0
8 Tanya21   (16.07.2013 15:08) [Материал]
Спасибо за главу.

0
7 Mari:)   (21.04.2013 16:03) [Материал]
эээээ, surprised surprised surprised
спасибо

0
6 Saffronka   (04.05.2012 23:58) [Материал]
просто жизнь...сука любовь,сволочь ненависть...просто нереально странная жизнь пилота гражданской авиации

0
5 NatashaSpirit   (25.04.2012 18:56) [Материал]
Оооооу... Более чем неожиданно... Просто восторг!

0
4 Helga2918   (09.12.2011 01:26) [Материал]
Все запутаннее и запутаннее!
Спасибо за главу!

0
Вот это да!!!!СПАСИБО))

0
2 lorani   (25.11.2011 00:40) [Материал]
спасибо большое)

0
1 Melissa_Terra   (24.11.2011 23:39) [Материал]
Спасибо за главку! Все немного прояснилось biggrin



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]