Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2710]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [28]
Конкурсные работы (НЦ) [4]
Свободное творчество [4856]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15245]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14586]
Альтернатива [9069]
СЛЭШ и НЦ [9117]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4459]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

«Свет мой, зеркальце, скажи...»
На Рождество принято гадать на суженых. Но даже если ты не собирался гадать, вселенная может подкинуть сама шанс узнать будущее.

Любовь. Ненависть. Свобода.
Когда-то она влюбилась в него. Когда-то она не понимала, что означают их встречи. Когда-то ей было на всё и всех наплевать, но теперь... Теперь она хочет все изменить и она это сделает.

«Последняя надежда»
В стародавние времена могущественные маги умели не только проклинать, но и дарить надежду. Пусть и превращали путь к спасению в одну сплошную загадку для своих далеких потомков
КОНКУРСНАЯ ИСТОРИЯ

Мгновения наших падений преследуют нас вечно
Эрик Байер работает без отпусков. Но иногда чем-то вроде замены отдыха в отпуске становится сущая мелочь.
КОНКУРСНАЯ ИСТОРИЯ

Наша большая и чистая ненависть
Враги -> любовники
КОНКУРСНАЯ ИСТОРИЯ
НЦ-17

Каллены и незнакомка, или цена жизн
Эта история о девушке, которая находится на краю жизни, и о Калленах, которые мечтают о детях. Романтика. Мини. Закончен.

Исключительный вкус
Высокомерный, популярный шеф-повар, британец Эдвард Каллен, произвёл неизгладимое впечатление на Беллу Свон, директора фирмы, обслуживающей банкеты, задолго до того, как каждый нашёл свой путь к успеху. Вооружившись кошкой и однажды коварно пошутив, Белла и подумать не могла, что повысит градус напряжения между ними.

Произвести впечатление
Гермиона сидела в своем кабинете, по уши погруженная в новое торговое соглашение, когда явился Малфой, чтобы «посоветоваться» с ней.
— Если… — он небрежно сформулировал гипотезу, без приглашения усаживаясь в кресло и наколдовывая изысканный чайный сервиз, — …если бы кто-то захотел попробовать сделать что-то маггловское, как бы он это сделал?
КОНКУРСНАЯ ИСТОРИЯ



А вы знаете?

вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимая книга Сумеречной саги?
1. Рассвет
2. Солнце полуночи
3. Сумерки
4. Затмение
5. Новолуние
Всего ответов: 10809
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


ФАНФИК-ФЕСТ «ЗИМНЯЯ РАПСОДИЯ»



Дорогие друзья!
Авторы, переводчики и читатели!
Приглашаем принять участие в зимнем фанфик-фесте!
Ждем заявки!

Тема для обсуждения здесь:

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ТЕМА


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

С винтовкой под кроватью|Глава 2.

2021-2-25
18
0
Нью-Йорк – Чикаго

21.09.07

Окна не зря называются окнами. Ты смотришь через них на улицу, а кто-то с улицы смотрит на тебя. Этакая двусторонняя связь, этим они и опасны. Раскрывая тебе чужие жизни, эти же окна раскрывают кому-то и твою собственную неудачную жизнь. Дорогой чайник на подоконнике, помидор в горшочке, дешевые трусы на веревочке. В окнах можно увидеть много всего интересного. Вопрос в том, хочешь ли ты это видеть. Понравится ли тебе увидеть кусок чужого счастья? Мне вот, например, совсем не нравится, когда я вижу довольные лица, и неважно, в фоторамках или в рамах оконных. Они, эти лица, мне слишком отчетливо напоминают о собственной никчемности.

Поэтому я ненавижу пешие прогулки и, выходя из аэропорта, беру такси.

— До ближайшей гостиницы.

Водитель — пожилой дядька. Интересно, сколько лет он ездит по Нью-Йорку на своём драндулете? Наверняка не меньше двадцати. И наверняка он знает все улицы и все проулки, кратчайшие пути и каждую выбоину на дороге. В авиации не так. Ты можешь всю жизнь пролетать по одной трассе, и никогда твой полёт не повториться. Циклоны, воздушные вихри, туман и дождь, ночь и еще тысячи факторов способны изменить любой маршрут до неузнаваемости. Поэтому вроде бы ничего рутинного, но с другой стороны... Уже на руках мозоли от заученных действий. Этого не объяснишь, но это так — одно и то же, но всегда разное. Пожалуй, похоже на то, как если бы таксист каждый раз, используя одни и те же приемы, ездил по разным дорогам, при этом неизменно добираясь в один и тот же конечный пункт. А впрочем, это ни на что не похоже.

— Скажите, а вы давно работаете таксистом? — спрашиваю я у водилы.

— Пятнадцать лет, — подозрительно глядя на меня, бурчит он.

— И вам нравится ваша работа?

— Да вроде бы, — пожимает он плечами, трогаясь со светофора.

— А я вот свою не люблю.

— Трудно, наверное, каждую ночь вкалывать за пятерку, — сочувствует мне водитель, и я понимаю, что этот урод принял меня за ночную бабочку.

— Я вообще-то пилот гражданской авиации.

Водитель ржет во всю мощь своих прокуренных легких, зато, когда мы подъезжаем к зачуханной гостинице, не берёт с меня ни цента.

В гостинице скучает за стойкой портье. Ему уже настолько скучно, что даже скучать надоело. Мое появление его не радует. Моё появление вообще еще никого и никогда не радовало.

Схватив погнутый ключ, поднимаюсь к себе в номер и, не включая свет, бухаюсь в кровать. Жестко и неудобно, но через минуту мне уже кажется, что я парю в облаках. Грозовой фронт справа…

Я сплю целые сутки, причем просыпаюсь в той же позе, что и уснула. Тело сильно затекло, руки одеревенели, но голова прояснилась.

Первым делом ищу в карманах смятую пачку сигарет и зажигалку. Утренняя сигарета – залог счастливого дня. Если не выкурю, даже с кровати встать не смогу.

Пока курю, думаю. Мне есть о чем подумать. Перво-наперво нужно купить мобильный и позвонить Джейку. Ему вчера досталось ещё больше моего. Да и подготовлен он к подобным мозготрахам хуже. Я, как стена: кинь в меня, чем тебе вздумается, и оно отскочит, не нанося вреда. Джейк не такой. Он болеет за работу, любит летать и не умеет бороться с формалистами, что торчат в каждом аэропорту. Ему бы моего отца и мою мать, земля ей пухом. Они бы уж научили его держать любой удар.

Мои родители, давайте поговорим о них. Они сволочи. Они не ребенка хотели родить, они думали, как сэкономить на аборте. То есть сначала они хотели сэкономить на средствах контрацепции, а потом пожалели пару сотен на врача. Мать умерла при родах. Отец… Мы прожили с ним бок о бок шестнадцать лет, и я не могу сказать о нём ни одного доброго слова. Если только слово курильщик не считать положительной характеристикой. Да, моя тяга к табаку — единственное унаследованное от отца качество. Потому как я хоть и сволочь, но не такая. Надо знать моего отца, он никогда не подает нищим и никогда не говорит людям «спасибо».

И вот мы встретились спустя много лет в Нью-Йорке — мэр и пилот гражданской авиации. Он сказал: «Привет, дочка». Словно я вышла в магазин за круасанами и растворимыми сливками. Привет. А прошло ведь даже не два года. И это все, что смог сказать мэр Нью-Йорка своей дочери после долгой разлуки. Он даже ругать меня не стал за бегство. Чувствовалось, что моя выходка сильно облегчила ему продвижение по карьерной лестнице, и, скорее всего, он был счастлив избавиться от груза в виде дочери. Вот ублюдок ушлый.

И дальше якобы обрадованный нашей встречей Чарли тащит меня в какой-то дорогой ресторан из тех, что с накрахмаленными скатертями и мутными мужиками у дверей. Слава Богу, на мне форма, иначе дальше дверей меня бы не впустили даже под руку с мэром. И дело даже не в синяке под глазом, которого, впрочем, не было видно из-за очков. Дело в том, что эти мутные мужики в дверях видят всех посетителей насквозь. Они ни за что не пустят бедняка, одевшегося богачом, но в доску расшибутся перед нуворишем, закутанным в мешок. Какой нувориш будет закутываться в мешок? Не поверите, но эти ублюдки любят прятать свое состояние за дорогими костюмами, которые выглядят как дешевые мешки, но на самом деле орут одно: «Смотри, смотри, ну смотри! Меня сшили по заказу, я стою больше, чем ты зарабатываешь за год. Смекаешь, кто носит такие вещи, а, детка?» Короче, богачи слишком любят себя и свои деньги, чтобы по-настоящему скрывать факт обладания миллиардами от всеобщего обозрения. Но меня-то не впечатлишь подобными штуками.

За кофе отец как бы вскользь интересуется: «Ну что там, как летается?» Мне хочется послать его подальше, но вместо этого отвечают: «Да ничего». Не говорить же ему, что два раза аварийно сажала самолет, один раз даже на воду. Помню, в первый раз, когда отказали два двигателя, было страшно, и мы — я, экипаж и двести пассажиров — грохнулись на какой-то там реликтовый заповедник. Да, ёлкам не повезло: их порубали еще до Рождества. Никаких тебе лесорубов в веселых шапочках и праздничного антуража. Вместо этого ватага орущих идитов. «Мы разобьемся!» Все бегают вокруг самолета и орут: «Мы разобьемся!» Я спрашиваю у них тогда: «Вы, может быть, собираетесь прыгать со скал?» Они все удивились, некоторые даже бросили нарезать круги, и отвечают: «Нет, ничего подобного». Ну я и ляпнула: «Где же вы тогда разобьетесь?» Они: «Так на самолете же». «Ах, — говорю, — простите, не сообразила». Да, самолеты в наши дни разбиваются часто. Из дома невозможно выйти, чтобы кто-нибудь сильно умный не посадил тебе на голову «Боинг».

Вообще, тогда я могла бы протянуть парочку километров и посадить всю эту херню не на елки, но вот в чем дело... Накануне экологи какого-то там движения Спасем_Нашу_Землю_От_Пластиковых_Бутылок или как-то так прислали мне вагон листовок. А меня бесят листовки в почтовом ящике. Особенно, если их там хватит на оклейку всех стен в моей квартире. Пришлось убить весь вечер на кремацию брошюрок и вынос мусорного ведра. Ну вот я и подумала: раз уж все равно аварийная посадка вырисовывается с пугающей четкостью, будем садиться на все эти гребаные секвойи. Бабах! Пару гектар как не бывало. Все по-честному, ребятки, не будете забивать мой почтовый ящик. Кстати, той бумаги, что пошла на листовки, хватило бы на спасение целого леса от вырубки.

А еще хочется упомянуть посадку в теплые воды Атлантики. Это вообще было круто. Такой себе незапланированный заподляк. Когда летаешь на внутренних рейсах, то наверняка знаешь, что вместо самолета тебе дадут консервную банку. Но когда это рейс на фешенебельный курорт Греции, и когда на борту триста пятьдесят человек, выложивших немалые деньги за билет, ожидаешь увидеть что-то получше домика для шпрот. Но в небо сейчас поднимают все, что летает или когда-то летало, или может гипотетически летать, или просто числится в документах как «САМОЛЕТ». Всего три слога, а стоит двести миллионов долларов. Поэтому каждая секунда простоя самолета — это деньги. Большие деньги, которые хочется засунуть себе в карман, а не потерять. У авиаперевозчиков все посчитано. Для них каждая минута, пока самолет заправляют топливом, пока к нему подвозят еду и выпивку, и прочую необходимую в полете хрень — это колоссальные убытки.

— Этот «Боинг», он видел еще моего прадедушку и самого Гитлера живьем, — говорю я в тот раз управляющему полетами.

— Мне-то что, — отвечает он, не переставая трындеть по телефону и пить свой долбанный эспрессо из веджвудской чашки. Чертовы Англичане.

— Я не полечу, — говорю, — это корыто.

— Угу, — отвечает он.

— Это «Боинг 747-200», — поясняю я. Вдруг он чего-то не понимает, этот англичанишка. С ними всегда трудно, с этими туманными альбионцами.

— Угу.

— Такой в ЮАР в музее стоит.

— Угу.

— Его с производства сняли.

— Угу.

— Он упадет.

Ну, вот он и упал. Точнее, стал падать. Прямо на подлете к берегу. Оставалось всего каких-то десять минут до береговой линии. Но минут не было. До Афин мы уже совершенно определенно не долетали. А ведь у меня сразу было плохое предчувствие, появившееся еще даже до того, как поднялись передние стойки шасси. Но скорость принятия решения1 мы благополучно миновали, значит выход оставался всего один: взлетать.

— Решение? — спросил Джейк.

— Взлетаем, — обреченно ответила я.

Погода в тот день радовала: видимость и потолок были безграничными. И все равно я знала: не долетим.

— Джейк, любишь новости?

— Нет.

— Все равно тебя там покажут.

— Почему это меня должны показывать в новостях?

— Тут одно из двух: либо тебя покажут, как первого пилота пересекшего Атлантику на самолете, видевшем Наполеона, либо, к чему я склоняюсь больше, как жертву страшной аварии над Атлантикой.

— Ты думаешь, самолет упадет?

— Ты думаешь, это, которое почему-то все упорно называют при мне самолетом, долетит?

— Он должен.

— Он еще Гранту2 должен.

— Сколько, по-твоему, лет этому «Боингу»?

— Я умею считать до ста. Ему явно больше.

— Никто не выпустил бы неисправный самолет на линии.

— Какие проблемы? У них он и был исправный, сломался в воздухе.

— Начинаем терять высоту.

Итак, «Элефтериос Венизелос»3 был далеко, а Средиземное море близко. Дальше вообще полнейший кошмар. Однако, всю эту фигню вы слышите от меня, а не от смазливой ведущей новостей, а значит все обошлось более-менее хорошо.

Я не стала говорить ничего из этого Чарли. На кой ему мои проблемы, у него и своих хватало. Ведь приближался сентябрь, а вместе с ним очередная неделя моды в Нью-Йорке. А это полтора миллиарда долларов налогов, сорок миллионов, оставленных в кабаках, почти столько же на такси и больше пятидесяти на отели. Ну и что ему, спрашивается, за дело было до моих жалких аварийных посадок? Какое ему дело до спасенных пассажиров, из которых только пятеро поблагодарили меня лично? А все остальные, наверное, предпочли бы провести время в обществе Чарли или посетить неделю моды в Нью-Йорке, а не говорить мне спасибо. Ведь в этом случае то признаешься себе в том, что кому-то чем-то обязан. Неприятно быть обязанным, а значит можно и не говорить никому благодарностей. Ну, если сильно не хочется говорить. Пусть другие говорят. А если другие такие же козлы, так разве вы виноваты? Вы за них не отвечаете.

Естественно, я не собиралась прощать Чарли или отпускать его за просто так. Кто угодно, только не я. Тем более он стал мэром Нью-Йорка, а значит получил определенную власть. Я к тому моменту устала летать в роли командира в Чикаго, мне хотелось побыстрее стать командиром экипажа в Нью-Йорке. Потому что интересных рейсов в Чикаго было катастрофически мало, а Нью-Йорк на его фоне казался чуть ли не центром вселенной со всеми вытекающими. Чарли с легкостью выполнил мое требование. Разумеется, мне пришлось оставить Чикаго и перебраться на работу в Нью-Йорк. Но в остальном проблем не было. Я сдала экзамены, прошла все необходимые тесты и раньше срока исполнила свою мечту.

Спасибо, папа! А теперь можешь идти вон из моей жизни.

Но не все так просто.

Сначала я надавила на Чарли, а пару дней назад Чарли надавил на меня. В весьма резких выражениях он напомнил мне о купленной должности.

— И какого хрена ты хочешь?

— Выйдешь замуж.

Из дальнейших объяснений отца я поняла только, что у него есть друг, старый друг детства или что-то такое (видимо, просто собутыльник). И вот у друга подрастает сын-балбес, а заодно еще и активы кого-то нефтеперерабатывающего завода. А Чарли, доживающий на посту мэра последние дни, мечтает заделаться бизнесменом. Думаю, дальше вы поняли.

— Этот Эдвард - придурок, он кроме ночных клубов ничего в жизни не видел. И все же после вашей свадьбы часть акций перейдет к нему. Но сам-то Эдвард управлять заводом явно не в состоянии. Придется нанимать управляющего, а разве может кто-то лучше управлять семейным бизнесом…

Так он это все объяснял. Я ничего не понимала и не хотела понимать. Я уяснила одно: свадьба или лицензия. Дайте мне лучше лицензию на отстрел, и я пристрелю их обоих: и папу, и Эдварда.

***

К обеду выползаю из номера, вид у меня страшный. Но нужно спуститься и купить мобильный, иначе Джейк совсем свихнется. Надо поддержать парня. И как бы мы друг друга не подкалывали в полете, мы почти семья. И если нужно, я настроена побороться за Джейка.

Покупаю самый дешевый телефон с маленьким экраном, зато большими кнопками. Но не успеваю я набрать Блэка, как тут же приходит входящий вызов. Деметрий, чертов Деметрий.

Вообще это отдельная песня. Деметрий — моя ищейка, он ищет клиентов. Людей, которые готовы нанять киллера. Самой-то мне некогда бегать по злачным местами и выискивать обиженных рогоносцев, кинутых бизнесменов и просто завистливых ублюдков. Этим вот всем дерьмом занимается Деметрий. Он может достать кого угодно. У него всегда найдется для меня работа. Но обычно я не беру больше двух-трех заказов в год — неоправданный риск. Исключения бывают, но только если Деметрий настаивает: дело верное, деньги хорошие, а заказчика он сам потом уберет, если что не дай Бог.

— Привет, Белла. Уже прилетела?

— Да.

— Слышал, при посадке возникли проблемы. — Деметрий притворно вздыхает, можно подумать, он способен кого-то пожалеть. Для него все люди — мишени, у которых снизу приклеен ценник. Пристрелишь этого, получишь тысячу, а вот за этого и миллион срубить можно.

— Ты прямо все знаешь!

— Так обидно, правда? — продолжает ныть Деметрий, входя в роль жалостливого наблюдателя катастрофы. — Летели из Портофино после медового месяца, а тут такая трагедия. Бедная девушка, и с ума сойти недолго.

Надо же, а я и не знала, что парень и блондиночка молодожены. Ну, даже если бы и знала, то что? Да ничего, так, просто. В конце концов, ни я, ни Джейк ничего не могли изменить. Пристегиваться нужно.

— Я хочу с тобой встретиться.

— Давай позже. У меня сейчас и так проблем чертова гора.

— Тогда до следующего раза. — Деметрий вешает рубку. Слушаю гудки и понимаю, какой он все-таки пронырливый. Ведь о недавней трагедии в аэропорту не знает еще никто. Пока суд да дело, аэропортовское начальство постарается не выносить сор из избы. Стало быть, у Деметрия есть знакомые среди летного персонала или кого-то повыше. Стоит подумать как-нибудь над этим аспектом. Не люблю, когда обе мои работы пересекаются.

Джейк явно убит. Не знаю, что с ним сделали вчера, но по телефону со мной говорит труп Джейкоба Блэка. Даже после продолжительного сна он измотан и напряжен. Разговор не клеиться и я, пожелав первому пилоту удачи, кладу трубку.

Так, теперь остается Анжела Вебер. Я знаю, многие меня осудят за подобное сожительство. Но прежде чем орать, попробуйте понять и меня.

Я сменила за два года десятка три парней. Никто из них не умел, да и не хотел ждать, пока я там налетаюсь и убитая вернусь домой. Поэтому я, сидя в кабине, каждый раз точно знала, что к возращению обзаведусь десятком роскошных рогов. В самом деле, ни раз и ни два я заставала своих вроде бы клявшихся в верности парней с какими-то девками в своей квартире. И у них у всех находились аргументы. Да и не так трудно было найти те аргументы. Меня легко обвинить в постоянном отсутствии, в усталости и неумении готовить тосты с джемом. Как спутница жизни я не подхожу даже самому нетребовательному мужику. Потому что, сколь бы нетребовательным он ни был, его хоть иногда нужно кормить, ублажать и вытаскивать на прогулки.

Готовить я не умею. Секс со мной — это секс с бревном. Я изнасилована работой и не могу проявлять хоть какую-то инициативу в кровати. Да и на прогулки выбираюсь редко, а если честно, то только по крайней необходимости. Все свободное время читаю учебную литературу и сплю.

Анж единственная, кто ждет меня. Она готовит мне яблочные кексы и сдобные булочки с марципаном. А что касается постели… Я закрываю глаза и представляю, что делаю это с мужиком. Учитывая мою усталость и полнейшую обессиленность, подобное вообще случается редко, так что два раза в месяц можно и потерпеть. Зато, черт возьми, я знаю, что по возвращению из рейса меня ждут Анж и ее яблочный пирог.

Но теперь этого не будет. Анж ушла. Вернуть отношения на прежний уровень — это все равно что попытаться вывести самолет из глубокого сваливания. И всё же я упёртая и буду бороться до конца.

Твёрдой походкой направляюсь на вокзал, беру один билет до Чикаго. Опостылели самолёты, уж лучше потрястись в неудобном вагоне. А плевать, я так соскучилась по Чикаго. Работа вынуждает меня проводить почти все время в Нью-Йорке, который я ненавижу. Вырваться в Чикаго для меня — все равно что сделать глоток чистой воды и смыть с души нагоревшую копоть. Я вас не понимаю и не знаю, за что вы любите Нью-Йорк. Будь моя воля, ноги бы моей там не было. Но что делать, приходится идти на всевозможные жертвы. И сколько их было в жизни, больших и малых... А сколько еще будет.

***


Автор: Dr.Mabuse
Бета: Miss_Laer



Скорость принятия решения1 — скорость, до которой взлёт может быть безопасно прекращён, а самолёт остановится в пределах располагаемой дистанции прерванного взлета.

Грант Улисс2 (1822-1885) — восемнадцатый президент США.

Элефтериос Венизелос3 — афинский международный аэропорт. Обслуживает Афины и Аттику.







Не забываем говорить спасибо потрясающему редактору Miss_Laer. Именно благодаря ей вы имеете возможность читать эту главу уже сегодня)
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Штирлиц (09.11.2011)
Просмотров: 1847 | Комментарии: 17


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 17
0
17 Kameliya   (10.12.2016 21:09) [Материал]
Белла с Анжелой? С Анжелой?! Да черти что biggrin

0
16 Ket_Not   (05.08.2015 22:50) [Материал]
Жаль ее, тупо даже не хватает времени на передышку после работы, совершенно без отдыха.
Спасибо за главу!

0
15 Natavoropa   (21.07.2015 13:37) [Материал]
Жизни нет у пилотов, а у пилотов-киллеров ее вообще нет.

0
14 polinakash   (11.06.2015 21:40) [Материал]
Спасибо.

0
13 FaNATKA3178   (06.05.2014 00:45) [Материал]
Такая запутанная жизнь.
Спасибо за главу!

0
12 Meda5540   (19.03.2014 06:37) [Материал]
Спасибо

0
11 ღSensibleღ   (06.10.2013 04:08) [Материал]
Спасибо

0
10 Tanya21   (15.07.2013 16:14) [Материал]
Спасибо за главу.

0
9 Mari:)   (21.04.2013 12:39) [Материал]
спасибо smile

0
8 Меломанка_Я   (11.11.2012 22:04) [Материал]
Автор,да вы меня удивили, очень удивили. Мало того,что Белла киллер, которая так спокойно об этом рассуждает,что даже страшно так ещё и Анж... wacko biggrin
Спасибо за труд. wink

0
7 Томчик   (10.05.2012 23:02) [Материал]
спасибо за главу!Какая разносторонняя личность biggrin

1
6 NatashaSpirit   (25.04.2012 16:48) [Материал]
Хотелось бы, что бы Эдвард был не таким, каким его описывают!

0
5 Helga2918   (09.12.2011 00:37) [Материал]
Я так понимаю, что она заблуждается на счет Эда?
Спасибо за главу! Очень понравилась!

0
4 Lunitta   (10.11.2011 11:25) [Материал]
Спасибо за главу. Очень понравилось эмоциональное раскрытие характера Беллы.

0
3 maria-maria   (09.11.2011 23:54) [Материал]
Большое всем спасибо, понравилось, буду ждать продолжение smile

0
Тяжела и неказиста жизнь главного пилота,надеюсь Эдвард её встрехнёт wink СПАСИБО за главу happy

0
1 lorani   (09.11.2011 11:55) [Материал]
спасибо))))))



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]