Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1686]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2590]
Конкурсные работы [24]
Конкурсные работы (НЦ) [2]
Свободное творчество [4812]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2396]
Все люди [15162]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14412]
Альтернатива [9017]
СЛЭШ и НЦ [9037]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4361]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей января
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за январь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Марафон реанимации замороженных историй
Дорогие друзья! Любимые авторы, переводчики и промоутеры! 

Предлагаем вам тряхнуть стариной, поскрести по сусекам и порадовать читателей, приняв участие в акции-марафоне "Даешь проду народу!".

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Необычный бар
Сначала мне показалось, что он какой-то странный. Но потом, поближе познакомившись с местом его работы, я поняла, что он еще вполне нормальный.

Когда ты взрослеешь
События происходят в начале тридцатых годов XX века. Эдвард, недовольный тем, что стал вампиром, взбунтовался и ушел от Карлайла, начав жить самостоятельно.

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Набор в команды сайта
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию две важные новости.
1) Большая часть команд и клубов сайта приглашает вас к себе! В таком обилии предложений вы точно сможете найти именно то, которое придётся по душе именно вам!
2) Мы обращаем ваше внимание, что теперь все команды сайта будут поделены по схожим направленностям деятельности и объединены каждая в свою группу, которая будет иметь ...

Могу быть бетой
Любите читать, хорошо владеете русским языком и хотите помочь авторам сайта в проверке их историй?
Оставьте заявку в теме «Могу быть бетой», и ваш автор вас найдёт.

Дорогая редакция!
Ты влюбилась? Он не обращает на тебя внимания? Ты никогда не становилась "любовью с первого взгляда"? Ничего страшного! Ведь у тебя есть журнал с одной поучительной статьей, верные друзья и неистовое желание покорить мужчину, которому принадлежит твое сердце.
Дерзай, Изабелла Свон, и удача повернется к тебе лицом.



А вы знаете?

...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Сколько раз Вы смотрели фильм "Сумерки"?
1. Уже и не помню, сколько, устал(а) считать
2. Три-пять
3. Шесть-девять
4. Два
5. Смотрю каждый день
6. Десять
7. Ни одного
Всего ответов: 11729
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


Премия Twilight Russia 2019



Дорогие друзья!
Авторы, переводчики и читатели!
Приглашаем вас присоединиться к обсуждению нового проекта сайта!



Мы объединяем вместе три самых масштабных премии сайта: Оскар, Twilight Russia Awards и Twilight Russia Translations Awards

Тема для обсуждения здесь:

ОБСУЖДЕНИЕ


Главная » Статьи » Фанфикшн » Продолжение по Сумеречной саге

РАВНОДЕНСТВИЕ. Глава 5. Вандерер (часть2)

2020-2-21
12
0
БЕЛЛА КАЛЛЕН.
Поначалу, мне казалось, что найти Дидим не проблема.
- Что скажешь, милый? – мы с Эдвардом прерываемся в комнате на втором этаже. Он же читает мысли – должен знать все и про всех. - Я имею в виду нашу «гостью». Ты «прощупал» всех?
- Ноль. Даже никакого намека. Все наши чистые, - Эдвард нежно гладит меня по лицу. - Или я оглох и ослеп. Давай еще?
- Да-а! – я начинаю целовать его пьянящую меня грудь, потом отстраняюсь, смотрю ему в глаза. - Что, значит, «ослеп»? Вот это новость! Элис ослепла, ты ослеп. На вас плохо действует полярный круг?
Я продолжаю ласкать его, он закидывает голову от наслаждения, тихо стонет.
- Не знаю, - Эдвард зарывается лицом в мои волосы и припадает мне в макушку, - очень даже может быть!
- Так! Это попахивает диверсией, - я продолжаю скользить по его немыслимо красивому телу. У меня кружится голова от желания. - Похоже, вас кто-то «блокирует».
- Гм… Это не очень хорошо… - его голос дрожит. - Что будем делать?
- Отвлечемся на десяток минут!..
Прошло гораздо больше времени, прежде чем разговор продолжился. Еще одна кровать безнадежно испорчена. Светает.
- Фух! – я и не предполагала, что вампиры могут устать. - На чем мы остановились?
- Что ты любишь меня! – он мягко улыбается, в глазах радужные переливы.
- Я очень люблю, - он, конечно же, понимает меня – я без «щита». - Но сейчас не об этом, - я встаю, надеваю платье, задумываюсь – получается плохо, тело еще не хочет слушаться.
- Белла, я тоже…
- Что? – я перевожу на него взгляд.
- Люблю тебя! – он серьезен и честен, я вижу это. Он снова тянется ко мне. - Может еще...
- Стоп, Эдвард! Перерыв на «мозговой штурм», - я игриво начинаю загибать пальцы. - Дай подумать пять минут…три минуты…минуту. Там на леднике что-то показалось мне странным.
- Минуту! Не больше!- и тут меня осеняет. - Есть! Нашла!
Эдвард отскакивает от меня:
- Что нашла?
- Дидим, – я перехожу на еле слышный шепот, нас ведь могут слушать.
- ?
- Когда мы доставали Джейкоба из трещины, он страшно ругался, что кто-то из наших пробежал мимо и не помог – он слышал издалека его бег. Джейкоб пытался докричаться до него, тот вроде остановился, прислушался к крикам о помощи, но побежал дальше. Джейкоб не смог уловить его запах - чадили сбитые вертолеты.
- И что? – Эдвард поднял вверх бровь. - Это мог быть кто-нибудь из Вольтури. Например, Бенджамин. После того, как сбил вертолеты.
- Ага, и упустил бы возможность добить Джейка? Он же был просто идеальная мишень.
- Ладно, говори. А то у тебя мысли мелькают со скоростью света!
- Смотри сам. Кто-то из наших бежал или последним… или поотстав от основной группы. В «туман» за всеми не полез. Помешали падающие и горящие вертолеты. Оббежал их рядом с Джейком. Увидел наших и Вольтури в ловушке Алека. Помочь им не смог… Вернее, не смогла. Услышала звуки «нашего» с Джасом и Несси боя. Пошла на крики… И вот там, где-то в лесу встретила Марка!
- Теперь, ясно. И ты думаешь, что это была Дидим?
- Вне всякого сомнения! К тому же, я ясно слышала, что боевики от нас сначала ринулись к югу. Я еще подумала: пришла подмога! Обрадовалась, потом до меня дошло, что там сейчас будет очень жарко. Тем более, когда увидела над лесом, как горят вертолеты. Так вот… Боевики побежали не на юг, а на север! То ли от кого-то, то ли за кем-то. Спроси у Джаспера… Потом она, чтобы не быть обнаруженной, вернулась в «туман» ко всем – ведь в конце боя, это абсолютно точно, были в наличии все наши. Я сама всех пересчитала и пересмотрела.
- У тебя, Белла, не глаз, а алмаз! - Эдвард с хрустом потянулся. Каменные сухие мышцы заходили волнами под идеально гладкой кожей. Я залюбовалась.
- Гм… Получается, дело за малым. Определить: кто бежал последним… Кстати, два дня, как пропали Несси с Джейкобом. Я начинаю волноваться.
Эдвард в мгновение оказался рядом со мной, крепко обнял, наши губы автоматически страстно сомкнулись. Будь я человеком – я бы задохнулась.
- Не волнуйся, любовь моя. Я уверен, они уже на обратном пути. Я говорил тебе, что я чувствую дочь, где бы она не была. С ней все в порядке. И с Джейкобом не будь строга – это Несси уговорила его.
- Я знаю. Про Джейка не волнуйся. Обещаю, с его рыжей наглой морды и волоска не упадет… Еще до Чарли второй день не могу дозвониться. К Сету ходила – оказывается, и Сью пропала. Тревожно мне.
- Наступает рассвет, Белла – прочь страхи и тревоги!
- Хотелось бы…
- Всенепременно! – он смеется.
Я висну у Эдварда на шее, теперь я целую его.
- Любимый мой!.. – у меня, как всегда, заканчиваются слова. - Надо найти Таню. Она «лидерствовала», должна помнить, кто бежал последний.
С огромным внутренним трудом размыкаю объятия, увлекаю Эдварда за собой в коридор:
- Где она?
Эдвард прикрывает глаза, пара секунд сосредоточения:
- В кафе. Как раз одна.
- Бежим к ней, - слетаем вниз.
Таня за барной стойкой протирает стаканы.
- Таня, привет!
- А, голубки! Когда кончится война, будете покупать мне тут всю мебель! Я слышала, что там у вас всю ночь творилось! Хорошо, дом остался цел. Нет, вам что, заповедника не хватает!
- Таня, не ворчи с утра! Лучше вспомни, кто на ледник последним бежал.
- А зачем вам?
- Таня, ты какой национальности? Вопросом на вопрос отвечаешь.
- Русская. Ладно, дай подумать… Точно, когда я выскакивала из дома, кто-то на верху оставался, я еще крикнула, чтобы позвонили Вэнди и Карлайлу. Судя по всему, до генерала точно дозвонились. Вертолеты прилетели.
- А сама вспомнить не можешь? Кого с вами не было, когда толпой на ледник бежали?
- Прямо так и толпой, - Таня обиженно кривит полные губы. – Ладно, сейчас.
Достает с полки карандаш и блокнот. Начинает писать в нем имена. Губы ее шевелятся: «Гаррет был, Рэндал был…»
- Меня интересуют только женщины!
Таня вопросительно смотрит на меня, но ничего не спрашивает, снова зарывается в блокнот. Я чувствую, что Эдвард подозрительно затих, вслушавшись в происходящее во дворе.
- Белла! – Эдвард разворачивает меня к себе с очень хитрой улыбкой. Пауза. Театральный жест. - Наша дочь!
Дверь распахивается. В дом влетают радостные, мокрые от снега и быстрой гонки, Несси и Джейкоб. Кричат наперебой:
- Мама! Папа! Мы знаем, кто Дидим!..
- Беллз, это я во всем виноват, не ругай Несс…
- Мы нашли Алистера! Правда, он сгорел… Но успел сказать нам.
- Эд, скажи Белле, чтобы не отворачивала мне голову – мы же цивилизованные люди!
- Ты представляешь: а ведь дедушка знал об этом с самого начала. Можно было бы у него просто спросить!
- Готов понести наказание по всей строгости вампирского закона, но…
- Джейк, перестань, никто не собирается…
Я резко поднимаю руку – гомон стихает. Эдвард громко смеется. На шум в кафе сверху спускается Карлайл.
- Стоп! Тихо! – ребята думают, что я сейчас буду ругать их, но вдруг мне в голову приходит очень оригинальная мысль. - Так! Карлайл! Вы знаете, кто из «наших» Дидим Вольтури?
- Гм, конечно… но это не моя тайна.
- Это вопрос жизни и смерти, - я серьезна, как никогда. Карлайл прекрасно видит мою решимость, он согласно прикрывает глаза.
Таня подскакивает из-за стойки, показывает мне исчерканный блокнот:
- Я знаю, кто не бежал с нами в общей группе. Это…
- Стоп, Таня! Я хочу сыграть в игру! А главное, проверить всех и себя, - я выдираю из блокнота четыре листа. Отдаю по-одному Карлайлу, Несси и Тане, последний оставляю себе. - Пусть каждый напишет, кто, по его мнению, Дидим, но другим пока не показывает. Эдвард, не подсказывай!
Все принимают игру, расходятся по комнате, быстро пишут имя в своих листках. Эдвард смотрит на всех очень внимательно, постепенно его лицо округляется от удивления. Я достаю сотовый, быстро набираю номер:
- Доброе утро, Вандерер!
- Привет, Мотылек! Что случилось в такую рань? – встревоженный голос.
- Вспомните! Кто вам позвонил и сообщил про атаку ледника?
- Конечно, я помню. Это была…
Я быстро записываю в свой листок имя, продиктованное Вандерером.
- Спасибо, генерал! Не отключайтесь… Все написали? – Карлайл, Несси и Таня согласно кивают. - Открываем листки одновременно. Раз, два, три…
На полированном многочисленными стаканами барной стойке появляются четыре листка. Во всех них разными подчерками написано одно и то же имя! Эдвард охает. Меня еще больше охватывает тревога…
В кафе входит Эсми. Мы все резко оборачиваемся, смотрим на нее. Она, удивленная нашей реакцией, изумленно глядит на нас…
Громкий очень близкий вой волков заставляет нас всех вздрогнуть. Не прошло и секунды, с верхних этажей кафе заполняют все наши. Выскакиваем во двор, рассветное солнце начинает играть на наших телах. Моментально выстроен боевой строй.
Алек Вольтури, один, под конвоем Сета, Пола и Джареда быстро приближается к нам. В высоко поднятой руке белый платок. Парламентер. Я, на всякий случай, скорее уже по военной привычке, накрываю всех наших «щитом».
Не доходя двадцати шагов, останавливается, оглядывает нас всех. Лицо мальчишески надменное.
- Господин послал меня сообщить вам наши требования! – делает паузу, наслаждается миссией. - Но сначала хочу напомнить вам правило безопасности идущего под белым флагом. И прошу заверить меня в этом!
- Алек Вольтури! – вперед к нему выходит Карлайл. - Обещаю, вашей жизни ничего не угрожает. Говорите требования.
Пауза, ухмылка на бледном лице.
- Случилось так, что на днях нас «посетили» и «задержались» тронутые нашим гостеприимством небезызвестные вам Чарли Свон и Сью Клируотер…
Перед моими глазами переворачивается мир. Я кричу и прыгаю на Алека. Моментально среагировав, Эдвард успевает обхватить меня сзади, я легко скидываю его с себя. Но ему на помощь с двух сторон приходят Эммет и Джаспер. С трудом они валят меня в снег, прижимают к земле, держат за руки. Мой крик переходит в бессильный стон. Подлетает Карлайл:
- Белла, успокойся! Я обещал! Алек должен остаться в живых! Его смерть может повредить Чарли и Сью.
Я поднимаю глаза. Алек, бледнее обычного, с ужасом смотрит на меня. Сет более сдержан, чем я. Лег на землю, закрыл морду лапами, легонько подвизгивает. Пол и Джаред по сторонам от вожака, шерсть дыбом, в страшных оскалах, припали к земле, готовность к прыжку - ждут приказа вожака.
- Карлайл прав! – Алек плохо скрывает истерику. - Если убьете меня – отцу Беллы и матери оборотня тоже не жить! Кстати, может, конечно, вам и не интересно, но у нас еще «гостят» Сэм Адли и его подружка Эмили.
- Всем тихо! Успокоились! Говори быстрее «требования» и убирайся.
- Господин предлагает обмен! Их - на свою бывшую жену! Обмен должен состояться сегодня в восемь вечера в центре Анкориджского луна-парка. И без глупостей! Иначе заложникам конец!
Алек быстро разворачивается и уходит. Потом останавливается:
- Я не прощаюсь, увидимся позже. Блохастые, не надо меня провожать! – Переходит на бег и быстро скрывается в поднятой им снежной мгле.
Все молчат. Эдвард отпихивает застывших на мне Эммета и Джаспера, ставит меня на ноги, отряхивает снег, заключает в свои объятия. Меня колотит дрожь, к нам подбегает Несси, обнимает нас обоих.
На снегу лежит открытый работающий мой сотовый телефон. Карлайл поднимает его, подносит к уху.
- Вандерер, вы все слышали?
- Да, Карлайл, вылетаю к вам. Нужен общий план, - отключается.
Над солнечной утренней тундрой повисает тишина. Лишь тихо всхлипывает Ренесми.

ДИДИМ
Дорогая Элис!
Я почти уверена, что именно ты найдешь эту записку. И, скорее всего, это означает, что меня уже нет рядом с вами. Ведь пока я здесь, я изо всех сил старалась подавить ваши способности, которые могли бы разоблачить меня.
Я – Дидим. Много веков назад я была женой Марка и сестрой Аро Вольтури. Я настолько стара, что уже сама начала сомневаться в своем возрасте. Десятилетие плюс или десятилетие минус не играют для меня никакого значения. И только старые незаживающие душевные раны постоянно освежают мою память.
Несмотря на века, я помню нашу с Марком пронзительную любовь, наше счастье, когда мы были вместе, мою боль, когда нас разлучили. Аро предал меня и оторвал голову. Для всех я умерла. И только Алистер, любивший меня тихо и непритязательно, восстановил меня. Предполагалось, что я забуду свое прошлое, но что-то не сработало, и я помню свою прошлую жизнь до мельчайших подробностей.
Какое-то время я жила с Алистером – скорее из благодарности, чем по любви. Он понимал это и вскоре перестал мучить меня, отдав тебе, Карлайл. Спасибо, что ты смог сохранить мою тайну. Ты помог обрести мне вторую семью. Ты поменял все мои представления о нашем мире. Ты научил меня любить окружающих, ценить жизнь, а не только наслаждаться смертью. Благодаря тебе, я вновь обрела счастье. Моё прошлое существование все меньше трогало меня. Так я думала…
Но три дня назад я снова увидела его. Марк!.. Любимый, дорогой, мой единственный муж. На века! Нет слов, чтобы передать то смятение, которое я испытала. Старая любовь вспыхнула во мне, как вернувшаяся комета. А впрочем, что я говорю, разве любовь может постареть?
Он, конечно, не узнал меня. Но я видела в его глазах былую страсть, былое желание быть вместе со мной. Все эти века он хранил свою любовь ко мне. Он жил с этой болью, он ждал. И я прошла мимо.
Пытаясь увести от вас боевиков Вольтури, я спрыгнула с Токоши, и мне повезло. Я упала на пологий сильно заснеженный склон, отделавшись небольшими повреждениями. Чего нельзя было сказать о моем платье. Я скатилась практически в зону «ослепления», Алеков «туман». Я спокойно зашла в него со стороны густого кустарника, как будто именно в нем порвала всю свою одежду. Я «ослепла» вместе с вами. Спасибо Елеазару – после «прозрения» он одолжил мне свой пиджак.
Я не знаю, что мне делать. Как я смогу жить с вами, когда Марк там. Я раздвоилась, я схожу с ума. У меня нет времени на размышления. Он где-то ходит поблизости – я чувствую это. Я должна следовать за ним. Я люблю, и этим сказано все. Не знаю, получится ли у меня изменить его, как это в свое время произошло со мной. Вы, конечно, скажете, что это невозможно, ведь он – Вольтури, а это гены. Как знать…
Возможно, то, что я сейчас скажу, шокирует вас, но, полагаю, вы должны это знать. За эти годы у меня была масса свободного времени, чтобы подумать, понять, узнать. И я думала, узнавала, читала. Меня интересовала, прежде всего, родословная нашей семьи. Я перелопатила кучу преданий и легенд, я перерыла архивы Вольтерры, церковные книги старого и нового света.
Дорогой Эдвард, ты должен это знать. Ты прямой наследник Аро по мужской линии. В те времена, когда он еще не был вампиром, был зачат его сын – твой прародитель. Войны и история разметали их, но Аро всегда что-то такое подозревал. Именно поэтому ты обладаешь тем же даром, что и он, только многократно усиленным за века человеческих жизней. Именно поэтому, мне всегда так тяжело было с тобой общаться. Прости, если сделала тебе больно, поверь, я не хотела этого. Но ваше родство дает мне надежду, что все можно изменить. Не надо все! Можно изменить Марка. Можно остановить войну! Я чувствую, что во мне хватит сил сделать это. И я попытаюсь. Я не могу жить без него.
Я ухожу. Я должна.
Простите меня все.

ЭДВАРД КАЛЛЕН.
Вечерние сумерки. Мы – все, без исключения, два десятка вампиров Денали - бежим по заснеженному тихому лесу. Красивое и грозное зрелище. Все напряжены в своем неслышном молниеносном беге, тишина звенит – жуткие тени мелькают между стволами в неровном свете уходящего дня. Волков с нами нет, они ушли значительно раньше и уже должны быть в точке сбора.
Скоро Анкоридж, место и время назначения будут строго соблюдены. Война с Вольтури продолжается, и мы все понимаем, что это будет последний наш бой. Или мы их, или они нас. На бегу я читаю мысли наших соратников, все горят решимостью и каким-то торжественным покоем идущих на смерть. Все прекрасно знают, что могут погибнуть, но ни у кого нет и капли трусости и сожаления.
Со мной по одну сторону бежит моя Любовь, моя Белла. Я не слышу ее мыслей под «щитом», но ее напряженное лицо и поскрипывающие, плотно стиснутые зубы говорят о многом. Я, как и раньше, стараюсь быть рядом. Она бежит спасать своего отца, и я лелею надежду, что мне выпадет шанс встать между ней и смертью.
По другую сторону от меня несется мохнатый, огромный, пышущий жаром Джейкоб, к спине которого прижалась наша дочь. Ренесми Экран Каллен – так уже прозвали ее «наши», когда сегодня на тренировке она показала, на что способна. Фух! Я и не предполагал, что такое возможно. Экран! Моя «голова кругом» продолжается. Я, наверно, засиделся в спокойной уютной теплой жизни семейного баловня. Постоянно происходящие умопомрачительные события, которые я просто не успеваю «переваривать», точно доведут меня до «белого каления».
Утром после разоблачения Дидим и ультиматума Алека, на вертолете к нам примчался Вандерер. Только сели за обсуждение плана, Элис нашла записку Дидим. Я – прямой потомок Аро! Почему не Кинг-Конга и Франкенштейна? Я, конечно, понимаю, это ничего не меняет, но слегка нервозности все равно добавилось. Это «слегка нервозности» вокруг меня крутится последнее время постоянно. Я не считаю себя неврастеником, но жить в постоянном стрессе – не по мне.
Взять хотя бы встречи с «президентами и премьерами». Я прекрасно читал все их мысли, а, вернее, одну – бессмертие. Они хотят его, они его жаждут, оно снится во всех их самых радужных снах. То, что за это бессмертие надо очень жестоко заплатить, не понимается или не желает пониматься. Но сейчас не об этом.
Вандерер прибыл к нам не с пустыми руками. На столе он разложил план Анкориджа. В городе последний день празднеств уходящей зимы и наступления долгожданной весны. Днем маскарадный парад на улицах плавно перейдет в массовые вечерние гуляния с уличными пиршествами, духовыми оркестрами, карнавалом, фейерверками и так далее. Предполагается работа луна-парка, который расположен в центральном парке Анкориджа, до позднего вечера. Таким образом, в назначенное время - в восемь часов - там будет «яблоку негде упасть». Срочная бесшумная эвакуация всех горожан невозможна – наблюдатели Вольтури тут же обнаружат ее, могут быть проблемы с заложниками. Использование тяжелой военной техники и вертолетов исключается. Надо действовать максимально точечно и выверено, стараясь не допустить больших жертв среди мирного населения – так сказал Вандерер. План таков.
Луна-парк разбит «крестом», имеет четыре сектора и четыре сходящиеся в центре большие аллеи, «проспекта». Проходы внутрь: южный, западный, северный и восточный. Через южный войдут Вольтури – это самый ближний к заливу вход. Вероятнее всего, их самая большая боевая группа, как всегда, будет двигаться со стороны океана. Вандерер обещал оставить этот проход свободным, оттянув корабли ВМФ. Мы войдем через северный проход. Очень важно, сказал Вандерер, оставить охрану входа – это на случай нашего отступления и эвакуации посещающих аттракционы людей, если начнется «заварушка». А то, что она начнется, никто из нас не сомневается. Северный вход будут охранять Мэри и Шарлотта.
Стая в момент «Х» ворвется через восточный проход, Вандерер со спецназом через западный. Он наступит, когда перестанет существовать угроза жизни заложникам, обозначится яркой вспышкой света над аттракционами. А вот теперь самое главное: как освободить заложников? В ультиматуме говорится об обмене заложников на Дидим, но… вот в чем проблема. Дидим сбежала! Оставила записку, которую нашла Элис, а самой след простыл. У нас нет того, на кого можно было бы заложников поменять! Поэтому придется их освобождать или хотя бы пытаться освободить. Как? Наверняка заложников будут очень хорошо охранять.
Сначала единственным кандидатом была Зафрина с ее «ослеплением» охраны, в которую тут же должна врываться боевая группа во главе с Джаспером. Но Зафрина «ослепляет», а не обездвиживает! Даже потерявшиеся в пространстве Вольтури легко могут убить заложников, которых держат за руки или, еще хуже, за шею. Мы оказались в полном тупике.
И тут Несси и Кейт позвали нас во двор, чтобы продемонстрировать потихоньку открывающиеся возможности Экрана… У меня до сих пор шевелятся волосы на голове. Ха! Моя дочь – все-таки «монстр»! Конечно, в хорошем смысле этого слова. Короче, заложников будет освобождать Несси. Белла была категорически против, я находился в полном замешательстве от увиденного – обычное для меня в последнее время состояние. Несчастную маму очень быстро уговорили – речь идет о спасении жизни заложников, о единственной стопроцентной безоговорочной возможности.
Мы достигаем окраин Анкориджа и влетаем, не сбавляя скорость, в расцвеченный праздничными огнями город. Над нами зажигаются первые звезды, восходит полная луна. Случайные прохожие испуганно озираются на нас, трут глаза, не веря в мелькнувшие перед ними тени. Некоторые, моментально трезвея, клянутся больше не пить никогда. Смешно! Но нам плевать - наша цель центральный парк с его аттракционами. На окраине его, по знаку Карлайла, мы переходим на шаг, моментально выстроив боевой, отработанный многочисленными тренировками по взаимодействию порядок.
Городской луна-парк - впечатляющее зрелище. Весь расцвеченный разноцветными мерцающее-яркими огнями он тонет в громкой, несущейся со всех сторон разношерстной музыке. По невидимым мановениям неизвестного дирижера внутри светового моря что-то крутится, выстреливает, вращается, подкидывает. Карусели. Над всем над этим зависает уходящее куда-то в небо огромное колесо обозрения.
На левой от нас оконечности парка разведены большие костры, вокруг них с бубнами и факелами в индейском танце пляшет фольклорная группа в перьях и мокасинах. Что-то очень знакомые индейцы. Не Квилеты ли? Справа люди в спецодеждах собирают большую сцену - завтра уедет луна-парк, но приедет известная рок-группа - праздник продолжится. Прорабом у них, слегка грузный, высокий человек, явно военной выправки, чем-то отдаленно напоминает небезызвестного бригадного генерала.
Толпы народа снуют туда-сюда. Очень большое количество детей с воздушными шарами и сладостями на палочках. Все без исключения, уж я то знаю, довольны и счастливы. Слышатся песни, громкий смех и веселые возгласы. У меня сжимается сердце. Через какие-то считанные минуты этот идиллический мирок будет жестоко разрушен войной - не их войной. Они ведь совсем не виноваты, что полем сражения выбрано место их праздника, их радости, их веселья. Очень скоро мой мозг захлебнется от слез, горя и боли. Меня охватывает яростная злость, я тоже, как Белла, начинаю скрипеть зубами.
Первый шагает Карлайл. Люди, попадающиеся навстречу, смотрят на нас настороженно, почти испуганно. Страх, неподконтрольный, древний и взлелеянный в самых ужасных ночных кошмарах, овладевает ими.
- Господа! Пожалуйста, покиньте центральный парк! – налево и направо говорит всем Карлайл. Уговаривать людей не надо. Молча, инстинктивно прикрывая собой детей, они, видя наш вампирский «клин», сами стараются убраться как можно подальше.
Входим в луна-парк. Северный проход, как запланировано.
- Пожалуйста, покиньте зону аттракционов, - Карлайл максимально любезен. Ему вторят Шарлотта и Мэри – они отвечают за охрану и эвакуацию северной части. Вокруг нас начинается убыстряющее движение к выходу, останавливаются ближайшие к нам аттракционы.
Смотрю на часы. Без одной минуты восемь. Уже видно площадь луна-парка, перекресток его двух «проспектов». Нас уже ждут.
В тусклом свете театральных «уличных» фонарей и ярком двух прожекторов на столбах в центре площади на высоком ярмарочном барабане со скучающим видом сидит спокойный Марк Вольтури. За ним в шагах десяти на земле со связанными руками, кляпами во рту и широко распахнутыми от ужаса глазами лежат четверо людей: Чарли Свон, Ли Клируотер, Сэм Адли и Эмили Янг. Заложники. На каждом из них, упершись коленями в спину, прижимая к земле и ухватившись за их волосы, сидят по два боевика. Да, «ослепление» Зафриной точно здесь бы не помогло. Легким движением одной руки каждый из этих восьми охранников отрывает голову своему заложнику, зрение для этого не нужно. Сзади них выстроились около двух десятков боевиков, все в черном, лица злые, оскалены.
Среди них нет ни Джейн, ни Алека, ни Бенджамина – основной боевой «тройки» Вольтури, где-то прячутся в засаде. Плохо, что при всем изобилии талантов в клане, нет ни одной «ищейки» для определения скрытых противников. Ну что ж, придется действовать другими методами. Я киваю Элис: подключайся сестренка. Сам настраиваюсь на Марка. Командовать атакой придется мне – я первый уловлю еще подсознательный приказ об убийстве заложников.
С легким потрескиванием над всем нами разворачивается «щит» Беллы. Я обнимаю ее за плечи, прижимаю к себе – она поразительно спокойна. Как и все. Молодчина, Джаспер, его талант сейчас, как нельзя, кстати.
- Спасибо, что пришли, господа! – говорит нам Марк Вольтури.

КАРЛАЙЛ КАЛЛЕН.
- Привет, Марк.
- Ага, и тебе, Карл. Привел мне жену?
- Марк, может, хватит уже братоубийства. Символы прошлого и так уже обернулись реками крови. Мир не изменить! Уничтожив друг друга, чего мы добьемся? Сколько жертв нужно положить на алтарь поруганной веры, чтобы так ничего и не переменить? Вспомни, когда-то нашим счастьем было искусство – мы творили, мы ваяли, мы создавали, мы учили этому других. Ты всегда был первым, потому что ты - мастер, потому что ты очень тонко чувствуешь духовный трепет творений. Почему же со временем, поведшись на поводу своих братьев, ты из созидателя стал разрушителем. Поверь, я очень скорблю об их преждевременной гибели. Я тоже потерял дочь… да будет проклята эта война. И я не хочу, слышишь Марк, больше никого терять. Ни своих, ни чужих… Отдай людей, Марк, они-то уж точно не виноваты в нашей надуманной ненависти друг к другу. Пусть воцарится любовь и мир! Давай обнимемся, брат мой, и забудем старые обиды.
За моей спиной Эдвард, прочитав мысли Марка, глубоко вздыхает и скрежещет зубами. Коротко стонет Элис. Но ничего изменить уже нельзя. Я чувствую, что напряжение, снятое моими словами, вновь нарастает.
- Слова…слова… Карл, ты всегда умел красиво говорить. Помню, я заслушивался твоими рассуждениями о любви к человечеству. Но большие красивые слова – это вуаль, фата, наброшенная на что-то, что нужно очень искусно скрыть. Ты же не станешь отрицать, что, увидев нас, Вольтури, ты возжелал иметь свой клан, клан Карлайла. Ты еще упросил изготовить себе отличный от нашего герб, твой герб. Власть – вот что тебя всегда влекло и захватывало. Любыми средствами и возможностями, обернутыми в красивую радужную оболочку всеобщей любви. Ведь ты не станешь отрицать, что это ты с твоим полоумным дружком Алистером похитил у меня мою жену. Ты - вор, Карл! А что я вижу сейчас? За твоей спиной два десятка верных тебе убийц, слева от меня человеческий спецназ с огнеметами, а справа подвластная тебе стая оборотней, готовые разорвать ставших на вашем пути хранителей этого покоя и мира, о котором только что, так красиво, говорил сам. В залив с океана, пропустив нас, уже вошли корабли, чтобы добить тех, кто, может, выживет в этой мясорубке и попытается скрыться бегством. Мы в ловушке. И единственным средством нашего спасения являются эти четверо смертных.
Он знает все. Откуда? Ах, ну да, конечно, с его талантом выслеживать любые духовные связи, он легко определил грозящую им опасность, но, все равно, позволил замкнуть кольцо. Я очень хорошо знаю его, он слишком осторожен, чтобы идти на верное самоубийство. Значит, либо у него в запасе ответные ходы, либо великая цель, ради которой можно пожертвовать кланом.
Ренесми становится нашей единственной надеждой на спасение заложников. Она, умничка, не спеша, слезает с Джейкоба и потихоньку продвигается на левый фланг, максимально близко к Кейт, и чтобы открыть себе угол обзора всех восьми охраняющих заложников Вольтури. Пока молчит Эдвард. Нужно еще отвлечь, снять напряжение, разговорить…
- Марк, поверь…
- Все, Карл, хватит слов. Уже и так было сказано очень много. Ты привел мне мою жену?
Мы бы сами хотели этого! Но ведь Дидим, оставив записку, сбежала от нас, скрылась в неизвестном направлении. Поиски в тундре ничего не дали – она прекрасно знает Денали. У меня, признаться, была надежда, что она сама до назначенного нам времени придет к Вольтури, но, по-видимому… нет.
- Марк, гм… понимаешь, какая ситуация…
Неожиданно, я слышу за спиной приближающиеся ко мне шаги. Эсми?! Что ты делаешь?! Она огибает меня и подходит к сидящему Марку. Она невообразима прекрасна. В белоснежном платье, темно-каштановые волосы струятся ниже плеч, она нежно улыбается Марку. В руке перстень с ярко-кровавым рубином. Она протягивает ладонь ему:
- Марк, вот твой перстень, возьми его, - Марк ошеломленно, также как и я, смотрит на Эсми, встает. – Командуй «отбой» король. Ты же не убийца беззащитных и ни в чем не виновных. Ты гордый, красивый, и «честь воина» для тебя не пустое слово. А еще тебе прекрасно, как никому из нас, известно, что значит любить и быть любимым. Давным-давно ты потерял свою единственную и неповторимую, и в твоем сердце горит боль этой невосполнимой потери. Неужели, ты желаешь этого другим. Ведь даже существованием не назовешь такую жизнь. Я здесь. Я стою перед тобой. Возьми меня – отпусти заложников.
- Эсми, нет! – у меня вырывается даже не крик – хриплый шепот. Но я вижу, что «выход» Эсми непостижимым образом снял напряжение с Вольтури. Они уже не скалятся на нас, не рычат, ослаблена хватка заложников. Они с любопытством разглядывают ее. О, господи! Неужели, они считают, что Эсми – это Дидим, их будущая королева? Эдвард пока молчит.
Марк пристально смотрит в глаза Эсми. Он начинает искать духовные связи. Лицо его сначала разглаживается, потом в переносице пролегает и углубляется складка сомнения:
- Но… ты - не… Дидим…
Дальнейшие события происходят настолько стремительно, что человеческому взгляду ухватить их очередность было бы просто невозможно.
- Кейт! Ток! – резко кричит Эдвард. Удар! - Прикрыть глаза! Вспышка! Джаспер, вперед!
Ну, вот и все. Началось. Мы с Эсми прямо перед Вольтури – первые цели. Ну, и ладно. Мы жили вместе, а, значит, вместе и умрем. Только не надо за нас никому мстить. Я беру ее за руку, разворачиваю к себе. Наши глаза, полные последней любви друг к другу, встречаются…

РЕНЕСМИ КАЛЛЕН.
Я перебралась на левый фланг нашего строя и встала прямо перед Кейт. Она кивнула мне, я игриво подмигнула. Ждем папиного сигнала. Позиция отменная – я прекрасно вижу всех восьмерых охранников, буквально сидящих на заложниках. С некоторой жалостью смотрю на них, скоро их участи не позавидуешь. От судьбы и Экрана не уйдешь!
Еще летя из Вольтерры, я в самолете разбиралась со своим «набором». «Плоский» и «вогнутый усиливающий» Экраны я уже знала и применяла их с великолепным результатом. Ага, вот «выпуклый» - просто защитный, без обратного эффекта. Это, наверняка, мамин подарок при рождении, всегда, на всякий случай, должен быть под рукой. Так, смотрим дальше. Ух! А это что такое?
Еле «вытащила» из «набора» тяжелый «многослойный», и не сосчитать слои, Экран. Осмотрела его со всех сторон. Наружные твердые, гладкие, а внутренние слои тонкие пористые, как промокашки. Назначение его пока мне не ясно.
Один из самых «дальних» Экранов вдруг развернулся в прекрасный блистающий «веер», заскользив своими легкими опахалами по моим ладошкам и проникнув в каждый пальчик на руках. Ого! Залюбовавшись им, совершенно забыла про дальнейший осмотр. Уснула под мирный храп Джейкоба. А когда примчались в Денали:
- Кейт! Пойдем на минутку, надо кое-что проверить.
Она тут же согласилась:
- Только меня током не будешь бить?
- А я сама еще не знаю. Но попробовать на ком-то надо.
Мы отбежали в соседний лесок, с нами был только Джейк.
- А может, на Джейкобе проверим, - Кейт была само обаяние. Джейк грозно зарычал.
- Нет, уж! Проверим на деревьях что ли… Давай, пускай в меня ток, - уговаривать долго ее не надо. Она прикоснулась ко мне и тут же опасливо отскочила в сторону.
Распахнув свой «веерный Экран», я приняла мощный разряд Кейт его основанием и с восхищением видела, как электрические искорки, не причиняя мне никакого вреда, заструились по каждому его опахалу в кончики моих пальцев. Я инстинктивно резко выкинула вперед руки в направлении небольшой группки деревьев передо мной, словно стряхивая с них накопившееся электричество… Десять ослепительных сине-фиолетовых молний брызнули с моих пальцев, с грохотом врубившись в обледенелые стволы. Нас тут же запорошило снегом и старыми не успевшими облететь листьями с их крон. Вау! У меня дыхание перехватило.
- Джейк! Ты видел?! – я обернулась: и Джейкоб, и Кейт в «немой сцене», рты ошеломленно приоткрыты, широко открытые глаза переводят то на меня, то на побитые молниями деревья. - Эй! Хорош пялиться! Кейт, я хочу еще попробовать!
Потом мы пробовали ни раз, и ни два. И не только на деревьях. Вэнди потребовал испытание на добровольцах… которых назначил он сам! Короче, эффект превзошел все ожидания – каждая молния полностью парализует вампира от пяти до десяти секунд. Это как электрошокер на том несчастном поезде, только умноженный на десять. Значит, охранники заложников на мне… Ну, и на Кейт – куда мне сейчас без нее! Я всего лишь Экран!
…Карлайл и Эсми пробуют отговорить Марка. Как вдруг:
- Кейт! Ток! – папина команда. Наверно, услышал, как Марк решил отдать команду: убивать заложников. Ну, нет!
Чувствую две ладони Кейт у меня сзади на шее. Ух! Ничего себе зарядила, даже меня слегка мимо «веера» тряхануло. Получите! Выкидываю молнии в направлении охранников – с радостью вижу: хватило на всех, даже кому-то из заложников досталось.
- Прикрыть глаза! Вспышка! – папа подкидывает вверх маленький контейнер, спецштучка Вэнди, он тут же взрывается маленьким солнышком, ослепляя всех, кто смотрит на него. Но у «наших» глаза закрыты – тоже отработанный момент.
- Джаспер! Вперед!
Вдруг в центре с треском лопается земля, как тогда на леднике. Открыв глаза, вижу, как Марк проваливается под землю – уходит с поля боя. Бенджамин?! Где он? Края трещины ссыпаются и увлекают за собой вниз стоящую рядом Эсми. Карлайл падает на землю и в отчаянном порыве ловит ее за руку.
Охранники заложников пока парализованы, еще на ближайших боевиков накинута «сеть» Зафрины. В них уже ворвалась «боевая группа», Джаспер с Эмметом просто расшвыривают «парализованных» и «ослепленных» Вольтури по сторонам. Заложники передаются на спины Гаррета, Елеазара, Питера и Рэндала. Разворот, прыжок через трещину в нашу сторону. Фух! Все заложники живы, отбиты у Вольтури, свободны. И все наши отступили – я вижу, как с помощью подоспевших Сенны и Кашири, Карлайлу удается достать из трещины Эсми. Сэм перевоплощается. Можно отступать – миссия закончена.
Чувствую касание Кейт - снова молнии вперед, прикрываю отход. Удар! Потом еще раз. И еще. Становится пыльно, дымно, воздух перестает быть прозрачным, резко пахнет озоном. Почему еще нет с нами западной и восточной групп? Не смогли пробиться к нам? Ведь сигнал к атаке уже был давно?
Слышу слева протяжный сливающийся вой – что-то случилось со стаей. Тут же и справа моих ушей достигают крики мучительной боли. Что ж это такое? Положение осложнилось, когда победа была уже почти в кармане.
За большой центральной каруселью отрывки резких команд. Марк «откопался» там – это, наверняка, тоже отрепетировано: эффектный отход короля. Часть боевиков тут же срываются влево.
- Группа Эммета! К восточному проходу, - кричит папа. - Там Алек!
Понимаю, стая опять попала в «туман». Чтоб его… А боевики побежали убивать «ослепленных» волков.
- Кейт! Ток! – уже кричу я. Получаю очередной разряд. Но Эммет, Елеазар, Гаррет, а также две амазонки уже перекрывают от меня Вольтури. Стараюсь не попасть по своим - почти весь залп уходит в небо. С треском лопается и гаснет один из прожекторов. Зацепила.
- Группа Джаспера! На запад, - снова кричит папа. - Джейн добивает спецназ! Джейк, Сэм, выводите заложников! Северный проход!
Джаспер, Элис, Таня, Питер и Рэндал бегут вправо.
- Эдвард, я с ними! – хрипит мама. - Прикрою!
- Давай!
Зафрина своим голосом перекрывает всех:
- А я тогда к волкам… - не успевает, мощный локальный смерч подхватывает ее в свой кокон, отрывает от земли, начинает кружить.
Джейк громко лает, подталкивает Сью, Чарли и Эмили. Сэм с ними, громко протяжно воет – призывает оставшихся волков к себе. Они продвигаются на север. Их путь преграждает новая широкая трещина в земле. Где же этот Бенджамин? Начинают сверху сыпаться какие-то аттракционные конструкции. Пока вроде все живы, уворачиваются, отпрыгивают.
- Несси! Он на крыше центральной карусели, - папа читает мои мысли.
Поднимаю глаза – ага, вижу его:
- Кейт, еще ток! – тоже не успеваю. Резкий порыв ветра сносит нас всех, и папу, и Эсми с Карлайлом, и меня с Кейт, отбрасывает к ограждению за спиной, больно вжимает в ребристые железяки. Слой земляного дерна от центральной трещины вдруг начинает заворачиваться, поднимается над нами, как волна, готовится обрушиться на нас, закопать, если и не убить, то надолго вывести из боя. За этой «земляной цунами» я слышу крики Вольтури, они бегут по ту его сторону, чтобы покончить с нами беспомощными, погребенными.
В душе еще покой, паники нет. Замедляю время. Достаю тот тяжелый «многослойный», непонятный пока Экран. Надо же когда-то попробовать, для чего я в себе таскаю такие «тяжести»? Ставлю его на пути ветра – он тут же внутри наполняется им, разворачиваю, слегка прижимаю его… Ох! Я очень медленно начинаю подниматься в воздух. Ветер и сила тяжести перестает властвовать надо мной. Я лечу! Я умею летать! Это непостижимо! Я как птица!
- Кейт! Ток! – она, вжатая ветром в ограждение, только и может ухватить меня за ногу. Я, слегка ошеломленная полетом, не успеваю сменить Экраны. И с удивлением чувствую, как этот, теперь мой любимый, «многослойный» наполняется ее электричеством. Все больше и больше, под завязку. Я продолжаю полет. Кейт, вцепившись мне в ногу, отрывается от забора вместе со мной. Но я еще не умею нести кого-нибудь на себе. Новый резкий порыв ветра отрывает ее от меня. Кейт что-то кричит и улетает в дебри рушащихся в урагане аттракционных перекрытий.
Земляная волна, готовая к обрушению, вырастает над моей головой. Легко облетаю ее сверху. За ней уже наготове полтора десятка наших убийц. Разинув свои рты, смотрят на меня. Сейчас-сейчас, мои зайки, я несу вам ваше угощение! Мне сейчас не нужна Кейт, у меня есть электрический запас, которого должно хватить на некоторое время. Соединяю «многослойный» с «веером»… Удар! Удар! Еще удар! Кто на новенького? О-о, и нет никого. А как же малыш Бен? Ага, да вон же он! Все также на крыше центральной карусели.
Лечу к нему. Он видит меня, лицо его на мгновение передергивает от ужаса. Но затем снова напрягается. Вижу, он готов к схватке. Наверное, понимает: кто я, и как против меня можно бороться. Тут же стихает весь направленный в мою сторону ветер – мой полет явно замедляется. Теперь он улыбается, мне не нравится эта его улыбка. Я резко выкидываю в его сторону руки. Удар! Между нами взрывается почва, возведя земляную стену. Весь заряд ушел в нее, Бенджамин продолжает улыбаться мне. Бью молниями почти беспрерывно – самой становится жутко. Но Бенджамин невредим, он продолжает, не воздействуя на меня, ловко прикрываться «земляным щитом», как одеялом. Я снова выкидываю вперед руки…но ничего не происходит.
Мой «многослойный» экран иссяк, он стал тонким и почти прозрачным – я бездумно израсходовала весь отпущенный мне запас. Эх! Не хватает мне боевого опыта, я всего лишь маленькая глупая девочка, наделенная разрушительной силой, которой пока не умею пользоваться. Жаль!
Я бессильно опускаюсь на землю. Бенджамин прыгает ко мне с крыши:
- Маленькая мисс! Ваше появление было весьма эффектным и впечатляющим! Поверьте, вы до глубины души поразили меня! Мне не часто доводится встретиться с таким противником. Я уверен, у вас большое будущее. Поэтому не только я вас сейчас не убью, но и не допущу, чтобы другие в сутолоке боя вас ненароком прибили. Я надеюсь, мы с вами еще не раз встретимся, но в более приятной обстановке…
Он совершает какие-то замысловатые пассы руками. Вокруг меня вырастает красивый земляной цветок, который лепесток за лепестком накрывает меня и увлекает под землю.
- До встречи!

ДЖАСПЕР ХЕЙЛ.
Постоянные изматывающие тренировки и скрупулезное доведение до автоматизма приемов самообороны и группового спарринга – это ключ к успеху любого боевого столкновения, высоко реющее знамя славной победы. Поверьте, я знаю, о чем говорю. Без постоянного ежедневного совершенствования не только силовой подготовки, но и клеточек мозга, ответственных за тактическую составляющую, я бы с вами уже давно не разговаривал. Я был бы труп. Женщины уже давно перестали бы плакать обо мне. Мое славное имя кануло в лету. Стерлись даты жизни на могильном столбе… Короче, могла бы произойти очень печальная ситуация.
Мария мечтала сделать из меня убийцу. Это ей почти удалось. Просто у меня были задернуты шторы на глазах, но в один прекрасный день они раздвинулись, наступило утро нового дня - и я встретил Элис... Я вдруг понял, что гордый и честный майор кавалерии, хоть и бывший, не может быть убийцей. Это неправильно. Так не должно быть!..
- Группа Джаспера! На запад, - Эдвард сегодня «дирижер». - Джейн добивает спецназ! Джейк, Сэм, выводите заложников! Северный проход!
Ха! После того, как мы мастерски, словно на тренировке, освободили заложников, разыгрывается нешуточное побоище. Мне пришлось напрячься, поддерживая градус боевого духа, решимости и веры в победу. Эдвард уже отправил команду Эммета на восток для помощи «ослепшей в тумане» стае. Я мысленно пожелал им удачи, очень надеясь, что не все волки во второй раз наступили на Алековы «грабли».
Понимаю, что против Джейн мы, как отряд бойскаутов против бульдозера. К тому же, там могут погибнуть старые знакомые Беллы – ребята из группы спецназа Вандерера, да и сам он. Я кидаю вопросительный взгляд на Беллу, она ловит его, понимает, кивает мне.
- Эдвард, я с ними! – кричит Белла, перекрывая шум битвы. - Прикрою!
- Давай!
Я, не оглядываясь, несусь со всех ног. Знаю, что никто не отстанет. В центре пока все спокойно, а вот на западе, куда бежим мы, крики, выстрелы, стоны – идет настоящий бой. С ходу взлетаю на невысокую постройку уже в западном секторе. Осматриваюсь. Глазам представляется совсем нерадостная картина.
Возле самого входа догорают останки трех вампиров из Вольтури, их ликвидировали сразу. На проходе людской спецназ ведет неравный жестокий бой. Его успешно атакуют, по меньшей мере, около десятка вампиров.
В схватке с чрезвычайно быстрым, сильным и малоуязвимым противником, каковым, несомненно, являемся мы, людям очень важна непрерывная плотность крупнокалиберного огня с применением огнеметов – это называется «заслон», обычно, около пятнадцати человек. Когда невозможна поддержка с воздуха, как в данном случае, требуются не меньше двух «заслонов», прикрывающих друг друга. Положение осложняется большим количеством «гражданских», не успевших покинуть западный сектор. И … Джейн.
Когда строй «заслона» сомкнут, и его прикрывают, то он непобедим. Малейшая брешь ведет к его практически моментальной гибели. Джейн прекрасно знает это. Она уже «выбила» середину первого «заслона», его сейчас добивают боевики. Второй «заслон» держится, прикрывает отход «гражданских». Я просто залюбовался их мужеством и самопожертвованием. Настоящие герои! Вторым «заслоном» лично руководит Вандерер. Он носится по всему проходу, его голос перекрывает непрерывную стрельбу и разрывы:
- Срочная эвакуация! Быстро все на выход! Без паники! Все держится под контролем.
До полного контроля очень далеко. Из-за плотного огня занимаются и тут же ярко вспыхивают фанерные декорации луна-парка. Первому «заслону» приходит конец на моих глазах, его просто разрывают на части. Второй жестоко мстит за смерть товарищей, еще трое Вольтури вспыхивают факелами. Ай, молодцы!
Я громко призывно кричу и прыгаю в проход – это сразу имеет эффект. Вольтури разворачиваются на нас и сразу атакуют превосходящими силами. Щелк! Белла прикрывает нас своим щитом. Что ж, похвально, но для нас пока бесполезно – сейчас, когда рядом нет Джейн, когда идет настоящий бой, уже никому нет дела до психических атак. Сейчас важны только грубая сила и физический контакт. В голове проносятся годы, проведенные с Марией. Опыт, которого я набрался, воюя рядом с ней, бесценен. Азарт борьбы захватывает меня. Наконец-то, я в своей стихии. Работаю на автомате. Треск каменных тел, попадающихся под руки, крики раненых, запах человеческой крови распаляют всю команду. В горле пылает огонь, выжигающий все внутри. Вандерер видит нас, радостно машет нам рукой – помощь пришла.
- Прекратить огонь! – командует он. - Заслону, отход южнее, соблюдать порядок! Главное: вывод гражданских!
Куда южнее? Прямо под Джейн? К нам, парни, под «щит»! К нам!
Спецназ забирает левее, на него вылетают двое Вольтури. Их «косят» крупным калибром и, пока не восстановились, тут же поджигают.
Наконец, снова вижу Джейн, «заслон» выходит прямо на нее. Эта бестия очень хладнокровно оценивает ситуацию. Она, несомненно, чувствует Беллин «щит» и разворачивается к неприкрытому «заслону». Легкая улыбка не сходит с ее лица.
- Вандерер! Назад! Уводите своих людей! Быстро! – меня не слышат. - Белла! «Заслон»!
Белла не успевает перебросить «щит» на них – ее жестко атакуют. Спецназовцы один за другим пронзительно кричат от боли, теряют сознание, валятся на утоптанный снег. Их, беспомощных, никто не трогает – у Вольтури здесь не так много сил. Кто есть – завязли на нас. Джейн, маленькой девочкой, флегматично идет по бесчувственным человеческим телам.
Впереди у нее остается только Вандерер. Он стоит к ней спиной, выводит последнюю партию людей, женщин и детей:
- Аккуратно, мэм, там пожар, держитесь левее… Дочку возьмите на руки!.. Эй, ну ка, подтянитесь сзади. Быстро, бегом…
Джейн смотрит на него…улыбка сползает с ее лица. Ха! У него же в голове стоит такая же «заглушечка», какую поставили в свое время Белле. Для «болевых атак» он неуязвим. Джейн пробует еще – и снова без результата. Вандерер даже не замечает ее попыток, продолжает выводить людей.
Беллу в этот момент атакуют сразу двое Вольтури, понимают, что она одна из самых первостепенных целей. Бьются слаженно и даже красиво, ей не удается сразу отвязаться от них. Она легко парирует, находясь в постоянном движении, словно танцуя.
- Вандерер, - кричу я. - Берегись! Сзади!
Наконец, он слышит меня, резко оборачивается, автомат уже сдернут с плеча. Он даже успевает дать очередь по мелькнувшей перед ним маленькой тени. Попадает! Но Джейн не остановить, резко поднырнув ему под руку, выкручивает ее вместе с автоматом. Залетает за спину. Молниеносным отработанным движением с хрустом ломает ему шейные позвонки. Вандерер хрипит и, как подкошенный, валится на землю.
- Не-ет! – истошный крик Беллы заглушает грохот боя. Увернувшись от прямого в голову, она бьет ребром ладони по первому попавшемуся горлу. Нападающий издает булькающий звук и начинает заваливаться на нее. Все. Этот уже не боец. Голова отскакивает от тела, как мячик. Но второй в этот момент бьет ее в грудь – она отлетает.
- Генерал! – мы кричим одновременно.
Моментально оцениваю ситуацию на поле боя. Элис с Таней легко справляются с двумя боевиками. Здесь вроде спокойно. Питер отбросил одного, но второй его сильно теснит. В этот момент бьют Рэндала, он пробивает собой декорацию детской карусели, громко ругается – значит, выберется сам… Но я завязан сразу с троими. Никто из нас не сможет помочь Вэнди. Никто?!
Вандерер еще жив, он с широко открытыми глазами пытается вдохнуть последние глотки воздуха в уже неработающие легкие. Джейн склоняется над ним, чтобы добить.
Вот, тварь! Только не это! Только не он! Это наш генерал! За последние месяцы я, наконец-то, встретил единомышленника, родственную душу, практически, узнавал в нем себя. Должна же быть, хоть какая-то справедливость в этом мире. Великий военачальник, стратег, полководец не может вот так просто погибнуть от руки мелкой вампирши… Я не должен допустить этого.
Но Джейн! Она же там, рядом с ним. В моей памяти еще свежи воспоминания о той запредельной боли, которая заставляла корчиться меня у Токоши. Надо быть полным идиотом, что бы напроситься на нее еще раз. Лицо Вандерера синеет, глаза подкатываются, последний вздох вот-вот сорвется с губ.
Ярость переворачивает все у меня внутри – в доли секунды я из бойца превращаюсь в безумного берсеркера, в одно мгновение мое тело решает все за меня. Заложив, невообразимую «вертушку», я разметываю по сторонам своих противников. Прыжок к Вандереру.
Джейн поднимает на меня глаза, на ее лице улыбка. Пока немыслимо долго длится мой полет, она успеет, она сможет… Внутри меня все съеживается от предчувствия страшной дикой боли, вывернувшей меня тогда на изнанку, но… боли нет. «Щит» Беллы - мой друг и союзник, выстрелил вслед за моим отчаянным прыжком длинную щупальцу. Она прикрывает меня от Джейн. На лету мои пальцы сами сложились в кулак, сама оттянулась кзади рука.
Джейн не успевает даже охнуть – ее сносит в горящую карусель. Она тут же вспыхивает фиолетовым пламенем в ярко-красном пожаре, очень громко, пронзительно, по-детски кричит, выскакивает из огня. Словно ослепительный верещащий болид, начинает носиться по проходу.
У меня треснул правый кулак. Ничего, не первый раз, срастется. Подхватываю Вандерера уже у самой земли. Невооруженным глазом видно, что ему остались считанные секунды. В глазах Вэнди тоска, перемешанная с болью. Говорить он уже не может, только пытается сжать руку на прощание. Мои глаза застилает туман.
Я знаю, что нужно делать. Мысль об этом пронзила мой мозг одновременно с хрустом его позвонков. Но я не смогу.
Карлайл! Вот кто мне нужен. Оглядываясь, понимаю, что не успею дотащить генерала. Шансов нет… Их действительно нет. С самого начала битвы в моем горле полыхал огонь, а сейчас, посреди человеческих трупов и крови, он просто невыносим. Только азарт боя заставлял меня отвлекаться от него. Но азарт потух, и пламя сжигает мои внутренности. Я вампир.
Толчки сонной артерии еще пробиваются сквозь кожу Вандерера, становясь все реже и слабее. В конце концов, хуже ему уже не будет…
Горячая солоноватая струя ударяет мне в горло и заставляет забыть обо всем вокруг. Жажда захлестывает меня. Отключается разум. Я не смогу остановиться. Я не смогу. Большими жадными глотками я добиваю генерала…
«Чистый белый дом с колоннами на входе. Тенистая буковая подъездная аллея. Раннее туманное утро юга Джорджии. Чернокожая прислуга уже щебечет на лестнице. Просторная светлая комната на втором этаже. Первые лучи восходящего, пока еще мирного солнца сквозь мелкую изрешеченность окна сливаются на большую кровать.
- Джаспер, дорогой, проснись, - теплая, как пух ласковая, мамина рука гладит меня по щеке. - Джас!.. Ну, просыпайся, моя соня! Сам просил вчера дядю Фреда взять тебя с собой на западные плантации… Джаспер! Хватит нежиться. Проснись, сынок… Вставай!»
Я с трудом, словно очнулся ото сна, поднимаю голову, смотрю вокруг. У меня на руках Вандерер. На его шее следы моего укуса, но кровь уже не сочится из них. Он жив! Прямо на глазах дыхание Вандерера выравнивается, лицо заливает яркий румянец, веки медленно смыкаются, неподвластное ему изувеченное тело начинает сотрясать мелкая дрожь. Я явно чувствую бешеный ритм его сердца. Он жив?! Я смог…
- Да, Джас, - Элис стоит рядом. - Ты смог. Ты просто молодец. Я горжусь тобой! Я очень-очень люблю тебя!
- Элис, я не верю…
- И не надо, любимый, - ее поглаживание по моей щеке очень напоминает мое видение. - Но это сделал ты! И только – ты! Никто из нас не успевал Вэнди на помощь.
Я бережно опускаю генерала на землю. В свете пылающих аттракционов подбегают Таня, Питер и Рэндал.
- Где Вольтури? - спрашиваю я.
- После того, что с тобой произошло… - голос Тани возбужденно дрожит. - Ну, когда ты, так просто, как игрушечных, раскидал троих и закинул эту в костер… другие решили, что лучше будет убраться отсюда, и, как можно, скорее… Они побежали туда, - она показывает на восток.
С нами еще была Белла! Я ищу ее глазами и вижу, что Белла невдалеке от разгорающегося пожарища «кружит» вокруг невероятно грязного в жутких лохмотьях, но точно живого маленького существа. Оно сильно обгорело, практически лишено одежды и волос – очень жалкое зрелище. Я узнаю его – это Джейн.
- Когда мы уже посчитали, что с Джейн покончено – уж очень красиво горела, - в голосе Элис сквозят нотки непонимания, - Белла подскочила к ней, свалила с ног, быстро сбила пламя – она спасла ей жизнь.
Я вижу, как Джейн поднимает на Беллу свои огромные глаза полные благодарности, ее губы шевелятся, она садится, обхватив свои изувеченные огнем ноги худенькими ручками. Она не может сказать ни слова, ее тельце бьет крупная дрожь. Белла распрямляется, спокойно встречает наше вопросительное молчание.
- Что?!.. И не смотрите на меня так! – восклицает она. - Я сама не знаю: зачем я сделала это!
Краем глаза я вижу, как спецназовцы второго «заслона», начинают шевелиться, вставать, осматриваться вокруг сквозь отголоски дикой боли. Я понимаю, что все ждут от меня дальнейших распоряжений. Я прислушиваюсь вокруг. Я слышу.
- На востоке бой, – я прочищаю горло. - Спецназ! Слушать приказ! Охраняйте ваших раненых и западный проход!.. А эту, - я показываю пальцем на Джейн, - если шевельнется – добейте!.. Группа, за мной! Надо помочь Эммету!.. Белла, сбегай к северному проходу - что-то Сэм выл. Посмотри там: что к чему. Тревожно мне. Туда должны выводить заложников.
Потом поворачиваюсь к Вэнди, отдаю честь:
- Приветствую Вас, мой генерал, в новом жизненном качестве. Но это будет немного позже, а пока, дня на три, добро пожаловать в ад!


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/36-9371-1
Категория: Продолжение по Сумеречной саге | Добавил: Ольс (27.09.2011)
Просмотров: 617 | Комментарии: 1


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 1
0
1 Анастасья   (13.01.2012 13:58) [Материал]
Прикольно так: "...дня на три, добро пожаловать в ад!"

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]