Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1603]
Из жизни актеров [1601]
Мини-фанфики [2390]
Кроссовер [679]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4586]
Продолжение по Сумеречной саге [1256]
Стихи [2334]
Все люди [14604]
Отдельные персонажи [1447]
Наши переводы [13971]
Альтернатива [8919]
СЛЭШ и НЦ [8444]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4018]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей июля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 августа

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Неслучайное молчание
Эдвард Каллен - сын одного из самых успешных бизнесменов Карлайла Каллена и не менее известного дизайнера Эсми Каллен. Парень избалован не только деньгами родителей, но и женским вниманием. Первый красавец университета и просто невероятно обворожительный парень. Но его жизнь меняется. Он совершает самый отвратительный поступок, на который способен мужчина. Но любой поступок имеет последствия.

Almost Perfect, Almost Yours
Семья чистокровных волшебников похитила Гермиону, когда она только родилась. В мире красоты и богатства она - девушка мечты Драко Малфоя. Что произойдет, если он узнает, что ее кровь не так чиста, как он думал?..
История "Почти идеальна, почти твоя..." от команды переводчиков TwilightRussia
Работа над переводом ЗАВЕРШЕНА!

Паутина
Порой счастье запутывается в паутине лжи, и получается липкий клубок измен, подстав, предательств и боли.
История о Драко и Гермионе от Shantanel

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Клуб Критиков открывает свои двери!
Самый сварливый и вредный коллектив сайта заскучал в своем тесном кружке и жаждет свежей крови!

Нам необходимы увлекающиеся фанфикшеном пользователи, которые не стесняются авторов не только похвалить, но и, когда это нужно, поругать – в максимальном количестве!

И это не шутки! Если мы не получим желаемое до полуночи, то начнем убивать авторов, т.е. заложников!



А вы знаете?

...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
На каком дизайне вы сидите?
1. Gotic Style
2. Breaking Dawn-2 Style
3. Summer Style
4. Breaking Dawn Style
5. Twilight Style
6. New Moon Style
7. Eclipse Style
8. Winter Style
Всего ответов: 1885
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Противостояние. История одного маяка

2017-8-21
4
0
Темная тень неясным видением мелькнула в толще воды. Мэтью чертыхнулся и в отчаянии ударил кулаком ни в чем неповинную стену. Она опять здесь. Чертова рыбина! Удача явно была на её стороне — в который раз!
Костяшки пальцев засаднило. Мэт мысленно застонал. Этого ещё не хватало! Единственная мысль кружилась в голове, совсем как та тень в тёмной, холодной, осенней воде: нужно выбираться.
Облизывая ободранную кожу руки и чувствуя солоноватый привкус крови, Мэтью в очередной раз попытался просчитать ситуацию.
Смотритель старого маяка не был трусом — трусы вообще редко попадали в такие места. Не был он и отчаянным сорвиголовой, как Свен, попавший на маяк в качестве наказания за какие-то махинации с корабельной документацией. Мэт хохотнул, вспомнив негодование своего вечно взъерошенного напарника, когда тот рассказывал о своём разоблачении.
Мэтью любил этот маяк. Любил солёные ветра и отсутствие качки под ногами, любил осознание важности своей работы. Он чуть сконфузился от этой — слишком патетической для него — мысли. Но, чёрт возьми, ведь это так!
Он был смотрителем на этом крошечном острове вот уже почти двенадцать лет. И собирался продолжить своё добровольное изгнание.
И какая-то — пусть даже самим дьяволом направленная! — рыбина не сможет этому помешать!
Гнев поднимался волной из глубины души. Спускаясь по лестнице и рассуждая о ситуации, Мэт не мог не отметить полной абсурдности происходящего.

Итак, они в осаде. И в полной заднице.

Маленький остров в Атлантическом океане. Приближается сезон штормов, и тогда выход в море станет чистым самоубийством. И вот уже почти как полгода их остров терроризирует большая серая акула. Мако.
Спустившись в основание маяка, Мэт прихватил карабин, оставленный у двери, и выглянул наружу.
Штормовой ветер неистово завывал, с огромной скоростью врезаясь в стены маяка и нескольких стареньких, но ещё крепких строений.
Мэт невесело рассмеялся, заметив напарника с куском корабельного каната в зубах. Свен, огромный, светловолосый, светлоглазый швед, ни в коем случае не мог вызвать веселья. Ни своим грозным видом, ни своим взрывным характером. Но уж очень комичной была картина.
Свен оглянулся на подходящего напарника и улыбнулся яркой, белозубой улыбкой, не выпуская каната изо рта. В глазах сверкала ярость, но не злая или тёмная, иссушающая душу ярость, а та бесшабашная, веселая, предвкушающая битву, которую Мэт уже успел полюбить в Свене.
— Она бабатпээгэза …
— Что? — Мэт с трудом сдерживался, чтобы не рассмеяться. Попытка Свена говорить с канатом в зубах была забавной. Вообще, удерживать в зубах канат такой толщины было под силу, пожалуй, только этому медведеобразному скандинаву.
— Тьфу, — швед выплюнул злосчастную веревку.
— Она опять перегрызла все снасти, — задумчиво проговорил Мэт. Он не спрашивал — все было ясно без лишних слов. — Если мы не решим проблему, нам придётся убраться отсюда.
— Никогда!!! — Свен взревел так, что на секунду его крик перекрыл шум ветра. — Я убью эту скотину!
Мэт устало поскреб щетину на подбородке.
— Мы уже полгода ничего не можем сделать. С начала весны. Подумай о своей Брунгильде.
Взгляд Свена стал угрюмым. Он потер предплечье с наколотым маленьким черным тюльпаном и даже не отреагировал на привычную шутку о своей вдовушке с ничем не примечательным именем Лотта. Все не так просто, и напарники это понимали.
Рыбина, названная ими Китти, была дьявольски хитрой и совершенно не боялась людей. Она каким-то невероятным образом чувствовала, когда в нее собирались стрелять, и пули, выпущенные из карабина Мэтью и винтовки Свена, непостижимым образом уходили в пустоту.
Китти рвала и перегрызала сети. Она портила любое имущество, по недосмотру или забывчивости оставленное в воде. Она распугала всю рыбу на расстоянии пары миль вокруг. Она подпускала к острову только большие суда. При попытке Мэта или Свена выйти в океан на лодке, она кружила вокруг, не давая людям бросать снасти или просто добраться до берега.
Мэт никак не мог взять в толк, чем же заслужил маяк и его смотрители такое пристальное внимание морской хищницы. Последней каплей, переполнившей чашу терпения Мэта, стала порча старенькой моторной лодки. Китти практически протаранила ее насквозь, серьезно повредив суденышко и чуть не убив при этом Свена.
И вот теперь им предстояло выбраться хотя бы за припасами. Предстоящий сезон штормов никогда не был слишком простым. И проводить его без должного количества необходимых запасов и невозможности пополнить их за счёт рыбной ловли казалось безумием.
Ещё можно было обратиться за помощью к проходящим судам или старшему смотрителю маяка. Но мужская гордость и нежелание стать объектом насмешек мешали напарникам быть разумными. Разум молчал, оставляя людей на откуп первобытным чувствам.
Чёртово самолюбие! Чертова гордость!
Мэтью заскрипел зубами. По большому счету ему ничего не стоило уехать на материк, даже не на Багамы. Там его ждал маленький, но вполне уютный домик, оставленный родителями. За домиком просматривал престарелый сосед, которому Мэтью регулярно отправлял незначительные суммы, чтобы не обидеть старика, и некоторые забавные сувениры.
До Свена Мэтью был единственным бессменным смотрителем старого маяка. Все остальные напарники работали вахтами, деля с Мэтью небольшой домик смотрителя на месяц или два. Иногда, в сезон штормов, напарник мог задержаться и на три или даже четыре месяца. Такое случалось не так уж редко, однако только постоянное присутствие Свена в последние два года позволило Мэтью почувствовать домашнюю стабильность, некую неизменность, присущую только дому. И он не хотел терять это чувство. Чувство надёжной мужской дружбы, молчаливой поддержки всегда и во всем. Все это может бесследно исчезнуть, если им придётся покинуть маяк.
Шумно ввалившийся в дверь Свен, швырнул ручной гарпун в угол у входа. Весь мокрый и взъерошенный, он устало прикрыл глаза, усевшись прямо на пол. Со светлых волос, заплетенных в короткую косу, стекала вода, под глазами залегли тени. Огромный швед выглядел разочарованным.
— Может, все-таки свяжемся со старшим смотрителем? Нам не справиться с ней, Свен. Пусть присылают профессионалов…
На последней фразе Мэта Свен недобро оскалился:
— А я, по-твоему, хвост собачий?! — Свен раздраженно зарычал, стряхивая челку с глаз. — Поверь мне, Мэт, за шестнадцать лет на «Стремительном» я и не таких ловил! Я не верю, что это простая рыба… Как будто сам дьявол ей помогает! Не может быть простая акула такой хитрой! Ты знаешь, что́ она сделала?! — голос Свена сорвался на хрип. — Она вытолкнула мне гарпун! После того как я опять промазал! — Свен швырнул снятый сапог в стену и подвинулся поближе к очагу.
— Я не мазал с тех пор, когда ещё сопливым мальчишкой пришёл на траулер! Это сволочь хитра, как стая касаток! Откуда у обычной акулы такое чутье на людей? Чем мы не угодили этой серой скотине?!
Вопросы были риторическими. И Мэтью, и Свен уже не раз обсуждали все это, так и не придя хоть к каким-нибудь выводам. Мэт невольно поморщился. Нелепость противостояния хищного, примитивного существа и двух затерянных в Атлантике представителей могучей, человеческой цивилизации давила на сознание смотрителей тяжким грузом.
Рыбина была огромной.
Однажды, не совладав со своей агрессией, она выметнулась на отмель с северной стороны острова вслед за Свеном. И они уже почти поверили, что победили шестиметрового монстра. Однако каким-то чудом — не иначе! — Китти с волной ушла в океан с порванным плавником и гарпуном в боку. Это испортило характер акулы ещё больше.
Хотя куда уж…
Плавник зажил не полностью, образовав причудливый нарост на спине чудовища, что стало дополнительным отличием личного монстра острова от других заурядных хищников.
Никакие хитрости, усвоенные Свеном на рыболовецком траулере, не помогали. Китти была осторожна и потрясающе умна. Ловушки, если не были испорчены ею, оставались пустыми. Гарпунное, многозарядное ружьё, заказанное Свеном на материке у знаменитого мастера, было утоплено вместе с изуродованной моторной лодкой. Позже, на отмели, Мэт нашёл его искореженные останки. Скрипя зубами, Свен неделю после этого тратил впустую заряды своей винтовки, так и не добившись результата.
Ручной гарпун Китти чуяла за милю, карабин Мэта и винтовка Свена так же оказались бессильны.
Отравленные приманки Китти никогда не трогала, что приводило Свена в неописуемую ярость. Она давно распугала всю рыбу и сородичей вокруг, но по непонятным причинам не покидала эти воды. Когда и где она кормилась, оставалось для людей полнейшей загадкой.
Большие суда редко подходили к острову вплотную. Для того чтобы воспользоваться их помощью и добраться до конторы на большом острове, требовалось пройти по открытому океану почти милю. Милю на утлой деревянной лодке, зная, что в толще воды под тобой медленно плывет смерть.
Но это был шанс.
Шанс, не привлекая помощи, не теряя чувства собственного достоинства, добраться до людей, купить моторную лодку и дополнительное оружие и прикончить все-таки эту чертову акулу.
Напарники договорились, что поплывет Мэтью. Сухощавый, жилистый, просоленный ветрами Атлантики, он обладал отменной реакцией и завидной рассудительностью, что позволяло надеяться на благополучный исход кампании.
Завтра.
Завтра, ближе к полудню, рядом с островом должно было пройти торговое судно, с которым уже была договоренность о дрейфе. Оно подберет Мэта, и, при должной удаче, он уже к вечеру будет готов отправиться обратно. Но, обсудив ситуацию, напарники решили не рисковать и дождаться утра. И только тогда Мэтью отправится в обратный путь, захватив максимально возможный запас продуктов и необходимых вещей.
Глотнув пива из последней оставшейся от посещения инспектора бутылки, Мэтью искоса глянул на Свена:
— Я возьму динамита. И горючки.
Свен, чуть усмехнувшись, протянул руку к бутылке:
— Это незаконно, ты знаешь. Если тебя засекут…
Покорно отдав другу бутылку, Мэт вздохнул.
— Я не верю, что мы справимся. Сам знаешь, уверенность — основа победы. Я готов драться грязно. Не хочу терять свою жизнь из-за тупого шершавого чудовища, с пастью полной кривых зубов. У меня, знаешь ли, иные представления о прекрасных дамах…
Смотритель задумчиво крутил обручальное колечко на пальце. На самом деле, никакого серьёзного представления о прекрасных дамах у него не было. Единственная прекрасная дама, которая так и не стала его женой, погибла от обычного тифа и была одной из причин его затворничества.
Свен только крякнул.
— Если Джейк узнает, тебе несдобровать. Но это лучше, чем просить его прислать команду спасателей, как к сопливым щенкам, неспособным справиться с обычной акулой.
— Это не просто акула…
— Нам никто не поверит, ты же знаешь, — Свен с громким стуком поставил пустую бутылку на каменный пол и мечтательно зажмурился. — Вот прикончу эту тварь и поеду к своей Лотте. Через две недели истекает срок контракта. Ну, или останусь с тобой до конца сезона штормов… — скандинав коротко взглянул на Мэта, ожидая реакции.
— Буду рад, дружище, — Мэт сильно сжал плечо Свена и, выбравшись из старого уютного кресла, направился в свою комнату.
Утром опять было ветрено, что и неудивительно — приближался сезон ураганов. Мэт мучительно просыпался, желая оттянуть неизбежное, насколько это вообще возможно.
Вдалеке грохнул глухой выстрел, что заставило Мэта подскочить с кровати и, путаясь в ногах и впопыхах схваченной одежде, вывалиться в общую комнату. Свена там, ожидаемо, не оказалось. Было слишком рано, посторонних на острове ещё быть не должно было, а значит, стрелял напарник.
Мэт зло выругался. Что ещё сотворила эта чертова рыбина, что заставило Свена портить такое чудесное утро и тратить и без того небольшие запасы патронов?
Решив не пороть горячку, Мэт, уже не торопясь, оделся и, подхватив неизменный карабин, вышел на солнце.
Свена в пределах видимости не наблюдалось. Опять чертыхнувшись, Мэт пошёл обходить остров. Владения смотрителей были крошечными, но это все равно могло занять около получаса. Мучительно хотелось свежего кофе или хотя бы воды. Но Мэт благополучно подавил несвоевременные желания. Каким бы несдержанным и горячим ни был Свен, необходимо было узнать, что же заставило его стрелять.
Горько усмехнувшись, смотритель подумал о том, что их общая знакомая добилась небывалых успехов, заставив людей чувствовать себя в опасности даже на суше.
Свен сидел возле отмели, швыряя в воду попадавшиеся под руку камни. Невдалеке виднелся медленно дрейфующий, изуродованный акулий плавник.
Китти.
Почти у ног Свена лежала изрядно потрепанная тушка небольшой свиньи.
Свен медленно оглянулся на подходящего Мэта; от ярости, полыхавшей в светлых глазах, вполне могло воспламениться и что-то совсем негорючее.
— Она… — скрип зубов Свена заставил Мэта всерьёз опасаться за их сохранность. Свен почти задыхался, его боль и гнев были вполне ощутимы. — Она притащила… это… — Свен с отвращением ткнул пальцем в сторону туши.
Компаньоны рассчитывали в момент отплытия Мэта отвлечь Китти с противоположной стороны острова, кинув в воду пару замороженных куриных тушек и несколько кусков мяса.
И то, что Китти притащила на отмель пожеванную свинью, казалось изощрённым издевательством. Было очевидно, что Китти не заинтересуют их жалкие приманки. А это значит, что все внимание Китти, будет привлечено к отплывающему Мэту.
Ярость во взгляде Свена сменили усталость и отчаяние. Оглядев линию прибоя, Мэт поднял карабин к плечу.
Плавник моментально ушёл под воду. Выдав цветастое ругательство, Свен вскочил на ноги и выпустил в воду несколько пуль.
Мэт успокаивающее положил руку на его плечо. Обреченность ещё не накрыла его беспросветным пологом, но беспокойство ощутимо царапало нутро.
— Я к рации, — Мэт понимал, что Свен будет против, но иного выхода не видел. — Попрошу Дэйва поддержать тебя с борта.
Свен поморщился. Дэйв, капитан «Морского охотника», был давним другом Мэта и мог выполнить просьбу того, не задавая лишних вопросов. Пока не задавая. Но в данном случае это, возможно, было единственным выходом.
Развернувшись, с трудом заставляя себя не огладываться на океан, Мэт направился в дом.
Радист «Морского охотника» ответил почти сразу, тон его был жизнерадостным и совершенно не соответствовал правилам:
— Оу, там, на Кейне, мы почти на подходе!
— Морской охотник, смотритель маяка Мэтью Доусон приветствует. Мне нужен кэп.
В рации ощутимо зашуршало, потом раздался заинтригованный голос радиста:
— Мэтью, пару минут…
Мэт затаил дыхание, пытаясь собраться перед непростой просьбой.
— Капитан «Морского охотника» Дэйв Стоунсен слушает…
— Дэйв, это Мэт, — Мэт помолчал пару секунд. — Рей сказал, что вы на подходе, но мне нужна помощь иного рода.
— В любое время, Мэт, ты же знаешь. Я тебя слушаю, — голос Дэйва был полон дружелюбия.
Мэт тяжело вздохнул, не зная, как начать.
— Мне необходимо, чтобы ты подошёл как можно ближе, настолько, насколько вообще возможно. И поддержал меня огнём… Карабинами или чем сможешь.
— Мэт?
Мэт попытался проигнорировать удивление в голосе Дэйва, что давалось ему нелегко, он ещё раз перевёл дыхание и продолжил:
— Акулы.
— Много?
Врать не хотелось категорически, но иного выхода сейчас Мэт не видел:
— Не знаю. Но они не реагируют на приманки. И покорежили моторку. Просто не подпусти их к лодке, Свен поддержит меня с берега. Надеюсь, что не понадобится, но будь готов.
Дэйв помолчал. Потом, не задавая лишних вопросов, коротко подытожил:
— Будем часа через три с четвертью, может, чуть дольше, как ветер. Встану в фарватере, как смогу близко, огнём поддержу.
Мэтью облегчённо выдохнул и дал отбой.
Обернувшись, он встретился взглядом с глазами Свена. Свен, решительно сжав губы, сделал пару огромных — по меркам обычных людей — шагов и хлопнул Мэтью по плечу. Все детали предстоящей поездки были оговорены много раз и не требовали уточнения.
Мэт попытается получить казенную моторку, но если это будет затягиваться, то купит лодку на свои сбережения. Благо, денег у Мэта было достаточно. Он почти ничего не тратил, все время проводя на острове, а продуктами и боеприпасами их обеспечивала контора. За долгие двенадцать лет на счету скопилась сумма, достаточная не только для безбедного проживания, но и позволяющая спокойно организовать небольшое дело. Или купить хорошую лодку и оружие, что и требовалось сейчас. Свен настаивал на своем финансовом участии — прикончить эту акулу стало для него делом чести. Мэт пока отказывался — в конце концов, он один на белом свете, а Свена ждала его Лотта.
Три часа тянулись неожиданно долго. Когда Свен заметил на горизонте «Морского охотника», Мэтью, кажется, уже не раз вымерил остров ногами.
Он не боялся Китти. Верил, что все пройдёт хорошо. Но червячок беспокойства, поселившийся где-то в районе сердца, успокаиваться не желал.
Замедлив ход, судно осторожно подходило к берегу. Китти нигде не было видно. Свен настоял на полном выполнении оговоренного плана, и подготовленные тушки птиц и куски мяса ждали своего часа.
Коротко обняв Свена, Мэтью забрался в спущенную на воду лодку. Свен бегом направился к противоположному берегу острова — сбрасывать в воду приманку.
Через десять минут все было готово, и, мысленно помолившись, Мэтью оттолкнул лодку от берега.
С «Морского охотника» прозвучал сигнал. Мэтью оглянулся на судно и сильными уверенными движениями направил лодку к кораблю.
Китти так и не появилась.
Добравшись до судна, Мэт угрюмо поднялся на борт, понимая, что объясняться все равно придётся. Облегчения от благополучно проделанного пути не наступало. Предчувствие беды по-прежнему чёрной тучей висело в сознании Мэтью. Оглянувшись, он махнул Свену и направился приветствовать Дэйва и команду «Морского охотника».
Свен был в бешенстве. Эта рыбина опять поступила не так, как от неё ожидали. Она даже не показалась на глаза, пока Мэт добирался до корабля! Тушки и мясо оказались нетронуты. Остатки свиной туши по-прежнему радовали прибрежных крабов. Нет, он, конечно, радовался, что Мэт так легко проделал этот путь, только уж слишком легко. Не иначе, гадина что-то задумала!
Свен привычно вытер соленые брызги с лица и направился к дому. Дел было невпроворот: починить растерзанные снасти, отдохнуть перед ночной вахтой, продолжить восстановление покореженной лодки. Ещё и крыша на одном из хранилищ требовала внимания. Перед сезоном ураганов все было необходимо привести в порядок.
Закончив возиться со снастями, пообедав и уже засыпая, Свен мысленно пожелал Мэту удачи. Он увидит его только к полудню завтрашнего дня. Если повезет. Молиться Свен никогда не пробовал — может, самое время начать?
Его разбудил крик.
Дикий крик погибающего живого существа. Ничего и никого не боящийся, огромный швед моментально покрылся холодным потом и, подхватив любимый ремингтон, выскочил за дверь.
Ещё не стемнело, и Свен лихорадочно оглядывался в поисках источника разбудившего его звука. Осторожно обходя дом смотрителей, он двинулся к маяку. Ничего подозрительного. Никаких посторонних людей или животных. Для возвращения Мэта, в любом случае, слишком рано. Попасть на остров иначе чем с моря или воздуха было невозможно. Шторма в последние дни не было, суда подходили по расписанию. Посадка с воздуха при таком ветре была полным безумием.
Остров давно и надёжно был оккупирован людьми. Ни животных, ни постоянных гнездовий птиц на острове не было. Тем неприятнее было осознавать, что услышать крик — почти или на самом деле предсмертный крик — живого существа было невозможно.
Свен растеряно огляделся. Придётся обходить остров. Ежевечерний обход, так или иначе, входил в его обязанности, но, в сложившихся обстоятельствах, идти не хотелось совершенно.
Вернувшись в дом, Свен попытался натянуть штаны. С третьей попытки попав в штанину, он нецензурно выругался и пожалел, что не отправился вместо Мэта. Уж он бы там оттянулся по полной. А тут иди выясняй, кто так орал! Может, ему все приснилось? Да нет, крик точно был наяву. Может, он сходит с ума?
Нехорошее предчувствие опять заворочалось в груди. Пытаясь заглушить это чувство, Свен включил передатчик, вызывая контору. Почти семь, может, там уже и нет никого, кроме дежурного.
Ответил Джейкоб, старший смотритель:
— Свен? Все в норме, парень?
Свен неохотно проскрипел:
— Да. Я хотел переговорить с Мэтом.
— Он был здесь пару часов назад, спешил. Но вроде как отправляться собирался утром. Ему ещё объяснительную дописать — насчёт лодки.
Свен успокоено выдохнул. С Мэтом все в порядке, и он на большом острове. Одной надеждой больше.
— Свен? — осторожно позвал Джейкоб. — Что у вас происходит? Мэт был каким-то странным. Я буду на маяке в пятницу, с инспекцией перед сезоном. Вы точно в норме?
Свен раздраженно потер переносицу. В пятницу. Через пять дней.
Значит, они обязаны разобраться с Китти раньше. Конечно, Джейкоб приплывает на катере, катер Китти не по зубам. Только кто знает, какое представление может устроить эта скотина!
Свен ощутимо напрягся для тона, не вызывающего подозрений.
— Все в норме, шеф. Ты же знаешь, у Мэта это сезонное, — он намеренно хохотнул, вслушиваясь в сопение старшего смотрителя. — Я готовлюсь к вахте, все спокойно.
Потом, попрощавшись и пожелав благополучной ночи, Свен дал отбой.
Скривившись от одной мысли о необходимом обходе, смотритель вывалился за дверь. Ветер дул с неимоверной силой — если так пойдёт дальше, Мэту будет тяжело возвращаться, даже при отсутствии этой рыбины.
Захватив ещё и старый непродуваемый дождевик, Свен направился в берегу. Быстро темнело. Ему стоило поторопиться, если он хочет успеть до полной темноты. Искать источник такого крика в темноте… Свен невольно поежился.
Южный — почти обрывистый — берег был чист. Никаких признаков чего- или кого-либо. Свернув к отмели, Свен напрягся. Именно это место почему-то стало в последнее время излюбленным местонахождением Китти. При всей нелюбви обычных акул к мелководью, серая сволочь часто выбирала именно отмели. Впрочем, она всегда предпочитала отличаться от сородичей.
Надвигался туман. В сочетании с сумерками это давало непередаваемо мутную картинку. Воздух пах ожиданием. И кровью…
Свен сглотнул. Что за… Бредовые мысли. Кровь?!
Но подсознание упорно цеплялось за мимолетное чувство. Все первобытные инстинкты Свена обострились до предела. Сейчас он был зверем, зверем, чувствовавшим опасность.
И запах крови.
Тёмная лужа маслянистой пленкой растеклась на отмели. Свен даже не заметил бы её — кровь бесследно растворилась бы в соленой воде, если бы не отлив. Чудом оставшись в углублении на берегу, лужа явственно отливала багровым.
Взвыв, как раненное животное, Свен опустился на четвереньки. Сомнений не было. Кровь.
Мучительно перебирая в уме варианты, Свен никак не мог прийти к какому-либо хоть немного удовлетворяющему объяснению.
Если зрение не обманывало своего владельца, то крови было много. Кровь не пахла рыбой.
Кого теперь притащило это чудовище на отмель? Свен попятился. Плавника видно не было, но скорость, с которой передвигалась акула, впечатляла. Не стоит испытывать судьбу, стоя слишком близко к воде ночью.
Он вспомнил крик. Кто-бы то ни был, похоже, он ещё недавно был жив. Как такое возможно?! Китти поймала кого-то у острова? Или притащила живьем? До ближайшего обитаемого места не меньше двадцати миль!
Свен усиленно помотал головой и двинулся вдоль кромки воды. Времени до полной темноты все меньше, да ещё и этот туман. Время зажигать маяк. В случае тумана ему давно следовало это сделать, правила есть правила.
Но, если здесь сейчас есть какие-то ещё вещи, которые помогут разгадать загадку, то он должен это увидеть.
Ничего так и не найдя, огромный швед направился к маяку.
Эта ночь была мучительной.
Свен никогда не был мнительным или суеверным. Здоровая жизнерадостность и эмоциональность позволяли ему благожелательно воспринимать окружающий мир и свою жизнь, не углубляясь в вопросы бытия и смерти, смысла существования и прочей, на взгляд скандинава, чепухи.
Однако Китти, преследуя свои собственные, никому не ведомые цели, неожиданно затронула какие-то древние струны души Свена, и, к приближающемуся утру, он был уверен, что эта рыбина — его личный дьявол. Его наказание. Его личный долг крови, приготовленный ему норнами, может быть, самой Скульд.
На рассвете, погасив маяк, Свен вошел в одно из хранилищ. И достал аквалангистское оборудование, заброшенное из-за Китти. Взяв с собой ручной гарпун, огромный тесак и небольшой топорик, которым владел мастерски, Свен направился к отмели.

Мэтью чувствовал себя выжатым как лимон. Его снедало беспокойство за оставленного в одиночестве Свена, мучило чувство недостаточности приложенных усилий, чувство неудовлетворения, как будто бы он что-то упустил в приготовлениях к последующей войне с Китти.
Тяжким грузом давило плохое предчувствие.
Он нашёл отличную лодку, быстроходную и, как он надеялся, при этом достаточно громоздкую, чтобы устоять перед акулой. Это был почти маленький катер, и, возможно, гадина не станет с ним связываться.
Несколько сложнее оказалось достать динамит. Это при том, что товар был полностью нелегален и его ввоз на острова был крайне сложен, Мэт справился и с этим. Боеприпасы пришлось покупать — получить казённые в достаточном количестве не получилось. Продукты, медикаменты, немного новой одежды, снасти — вот, собственно, и все. Остальное привезет старший смотритель, у него вроде инспекция запланирована.
И ещё Мэтью купил многозарядный гарпун. В подарок для Свена.
Увидев его, огромный, под стать будущему хозяину, с кованой инкрустацией, Мэт не мог устоять. Вспомнив то, как расстроился швед, когда наглая рыбина изуродовала его гарпун, Мэт плюнул на экономию. За два года Свен сумел стать надёжным другом, который точно полезет за тобой в самое пекло, если понадобится. И это стоило любых трат.
К тому же, кажется, у Свена скоро намечался день рождения.
Заскочив утром в контору, Мэт оставил уже подготовленную объяснительную, касающуюся изувеченной акулой лодки, и направился к причалу.
Маленький катер со странным названием «Барабулька» был загружен почти полностью, и Мэт порадовался, что он решил взять его, а не обыкновенную моторную лодку. Да, этот микрокатер обошелся ему почти в три раза дороже, просто по грабительской цене. Но зато в него поместилось все — так необходимое им с напарником — оборудование.
Мэт решил, что обязательно даст судну новое имя, если катер переживёт встречу с их милой знакомой.
Подготовив суденышко и махнув береговой охране, Мэт вышел в море. Солнце стояло уже довольно высоко. До маяка было не более часа в спокойном темпе. Хотя, возможно, имело смысл попробовать плыть с максимальной скоростью — хотя бы за пару миль от острова.
Может, тогда есть шанс проскочить совсем без осложнений?
Джейкоб, принимая объяснительную, сказал, что Свен выходил вечером на связь. По словам Джейка, все было отлично. Однако своих расспросов Джейк не прекратил и инспекцию не отменил. Хотя это было и не в силах Джейка — стандартная процедура, входившая в обязанности старшего смотрителя. И Джейк привезет остальное заказанное Мэтом продовольствие.
Мэт сжал поручень, в отчаянии откинув голову и посмотрев в ясное небо. Он мало молился, может быть, был недостаточно хорошим и не слишком добропорядочным, но ни он, ни Свен не заслуживали смерти в зубах акулы.
Если подумать, никто не заслуживал.
Джейкоб сказал Свену об инспекции, а значит, Свен думает, что осталось мало времени.
Свен ни за что не согласится дожидаться Джейка, он захочет разобраться с рыбиной до посещения острова старшим смотрителем. И единственное, о чем сейчас мог думать Мэтью, так это о том, чтобы его горячий напарник не слишком торопился. Чтобы у Свена хватило терпения дождаться Мэта, чтобы он не полез в одиночку в зубы морской хищницы.
Эта его одержимость и самолюбие, не позволяющие попросить помощи у других, могут дорого им обойтись.
Мэт внимательно оглядел горизонт: ни облачка, бесконечная лазурная гладь Атлантики, и только волны, оставляемые катером, нарушали её причудливым пенным узором.
Катер радовал приличным ходом и приятным, басовитым звуком работающего двигателя. Мэтью, пожалуй, впервые так понравился этот кораблик, что он поймал себя на мысли о нежелании передавать его конторе.
Если все пройдёт благополучно, он назовет его «Надежным» и оставит себе — дьявол с ними, с деньгами. В последнее время он начинал ценить дружбу, надёжных людей и надёжные вещи. Смотритель подумал о надвигающейся старости и о том, как лет через двадцать уйдёт на покой. Кораблик, конечно, может и не пережить эти двадцать лет, но на равнинных просторах его родины он Мэту и не пригодится.
Маяк приближался.
Океан по-прежнему был спокоен. Под воздействием окружающей безмятежности Мэт расслабился, ещё раз перебирая в уме необходимые приготовления.
Сильный удар потряс судно от носа до кормы.
Схватив карабин, Мэтью завертел головой. Плавника видно не было. Вода была прозрачной и пустой, не считая косяков маленьких серебристых рыбок. Сделав шаг к другому борту, Мэтью увидел ровно то же самое.
Никого.
Быстро прибавив скорость, Мэт настороженно оглядывался по сторонам. Сердце, не желая успокаиваться, отстукивало ритм страха.
Скорость акулы в момент атаки может достигать и сорока миль в час, но не быстрее, чем может развить это маленькое суденышко. Но и на равных скоростях удар такой массы может быть критическим, особенно, если придётся перпендикулярно борту.
В предыдущий раз Китти атаковала именно так, практически протаранив лодку. И уже потом, когда Свен заглушил двигатель, чтобы окончательно не потопить моторку, Китти практически выбила двигатель из крепления, покорежив лопасти.
Сейчас же катер только немного сбился с курса. Видимых повреждений не было, ход был ровным. Мэтью ещё раз поблагодарил удачу, что ему так повезло найти это судно. Не слишком большое, быстроходное и устойчивое.
Благополучно дойдя до острова, Мэт пришвартовался всего в десятке метров от берега, осадка катера это позволяла. Свена на берегу не было. Беспокойство опять мутной пеленой накрыло Мэтью. Свен не мог пропустить его подход, он был всегда достаточно внимателен. И должен был ждать напарника.
— Свен?!
Голос Мэта гулко разнёсся по острову, перекрыв на мгновение шум океанских волн.
Тишина недобро промолчала в ответ.
Спрыгнув в воду, Мэт, преодолевая сопротивление воды, нервничая и торопясь, двинулся к берегу.
Зафиксировав катер, он ещё раз огляделся.
Огонь на маяке был погашен. Горел ли он ночью? Впрочем, если бы маяк не светил, то какое-нибудь из проходящих судов обязательно сообщило бы об этом береговым службам. Навигация пока ещё была активной, сезон ураганов ещё не наступил.
Не было видно второй лодки, но, возможно, Свен перенес её на отмель.
Ни души.
Когда все закончится, поклялся себе Мэт, он обязательно заведет на острове какую-либо живность, может, маленькую, достаточно трусливую и нахальную собачонку. Трусливую, чтобы держалась подальше от берега и не стала жертвой морских хищников, и нахальную, чтобы своим тявканьем предупреждала об их приближении.
Дьявол! Не слишком ли много клятв?! И все упирается в эту коварную скотину... Вернее, в её уничтожение. Почему человеку, чтобы начать жить, нужно увидеть край? Почувствовать отчаяние.
Неужели нельзя было завести живность раньше? Купить прекрасный катер и назвать его так, как захочется? Съездить на родину и увидеть могилы родителей, пожать руку соседу, который ухаживал за домом. Почему мы откладываем жизнь, пока не почувствуем смерть, бродящую поблизости? Неужели, чтобы быть счастливыми, нам необходимо слышать её дыхание? Почему нельзя дышать полной грудью, не отвлекаясь на досадные мелочи, пока старуха с косой не напомнила о себе?
Мэт ворвался в домик, ожидая увидеть всё что угодно — от Свена, валяющегося на кровати со сломанной ногой или температурой, до пиратов, захвативших напарника в заложники и ждущих Мэта, чтобы потребовать выкуп.
Дом был пуст.
Не было никаких признаков спешки или беды. Все привычные вещи были на своих местах: постель Свена аккуратно заправлена, радиооборудование на месте и исправно.
Мучительно захотелось курить, чего Мэт не делал уже почти шесть лет. Времени, чтобы рассуждать, не было — нужно найти Свена.
Выйдя за дверь и плотно прикрыв ее за собой, Мэт начал обход острова. Первым делом он направился к отмели. При подходе к острову южный берег был ему виден полностью, а значит, искать шведа следовало с другой стороны. Немного подумав, Мэт свернул к башне маяка.
В башне царила тишина. Ещё только поднимаясь по лестнице, Мэтью уже понимал, что Свена здесь нет. Оглядевшись в комнате смотрителя, он опять не заметил ничего необычного. Поднявшись на смотровую площадку, в бинокль осмотрел остров.
Никого.
Вскинув карабин к небу, Мэт сделал одиночный выстрел. Эхо разнеслось далеко за пределы острова. Если Свен жив, он услышит.
Если…
Мэт прислонился затылком к нагретой солнцем каменной кладке башни. Умирать не хотелось. Хотелось изменить все. Начать сначала. Отвезти Свена, если понадобится — насильно, к его обожаемой Лотте. Обнять ствол старого дуба во дворе родного дома. Пройти на катере вдвоём с надежным напарником до Австралии, а может, до Новой Зеландии. Посидеть с бутылочкой пива в старом пабе у центральной площади. Может быть, даже найти какую-нибудь вдовушку, как Свенова Лотта.
Стряхнув оцепенение безнадёжности, Мэт оттолкнулся от стены. Свен не мог так просто сдаться!
Нашёл время предаваться мечтам! Может, Свену нужна помощь! Почувствовав резкий укол совести, Мэтью бегом бросился вниз по лестнице.
Шквалистый ветер швырнул в лицо Мэта песок и пучки сухой травы. Чуть отшатнувшись от неожиданности, Мэт упрямо нагнул голову и ринулся вперёд. Всего с четверть часа назад ветра не было и в помине, теперь же океан покрылся мелкой рябью, а небо — пока ещё светлое — перистыми облаками.
Приближался шторм.
Мэтью в панике оглянулся на катер. Необходимо было загнать его в укрытие. Мощная лебедка требовала включить генератор — ручная с такой массой не справится. Значит это ещё с полчаса. И оставить катер на воде Мэт не мог. Это означало выбросить за борт все их со Свеном старания…
Бросившись в дом, Мэт положил карабин. Осторожность осторожностью, но заниматься катером с карабином за плечами было неудобно.
Когда Мэт уже почти затворил за собой дверь, ветер с неожиданной силой вырвал створку из рук и швырнул её в стену. Старая дубовая дверь с честью выдержала испытание, но с жалобным звоном в комнате разбилось зеркало. Единственное зеркало в мужской компании смотрителей, которое помнило Мэта с момента его первого приезда на маяк.
Не к добру.
Мэт чуть поморщился и почти бегом двинулся к лодочному сараю. Канистра с топливом была полной. Быстро заправив генератор, Мэт сдвинул дверь сарая и волоча за собой трос лебедки направился к катеру.
Прицепить трос. Вернуться к сараю. Включить генератор. Проверить натяжение троса. Направить катер. Запустить лебёдку.
Все необходимое Мэт совершал автоматически, все мысли были заняты Свеном. И времени оставалось все меньше. Помолиться ещё, чтобы шторм прошёл стороной?
Тяжело и неохотно выползавший на берег острова катер уже не казался таким крошечным.
Лодочный сарай не был рассчитан на катера, однако это суденышко — пусть и с трудом — должно было поместиться. Мэт вытер вспотевший лоб. Ветер становился сильнее с каждой секундой, небо у горизонта темнело на глазах.
Шансов, что шторм обойдёт остров стороной, оставалось все меньше.
Закатив тяжёлую сдвижную дверь, Мэт вернулся в дом. Забрав карабин и натянув куртку, нырнул в объятья почти штормового ветра.
Искать следовало на отмелях с южной стороны острова. Там было несколько мест, плохо просматривавшихся с маяка. И там чаще всего в последнее время видели акулу.
По дороге Мэт заглянул в хранилище. Оборудование для погружения отсутствовало. Громко матерясь и поминая всех скандинавских богов, которых знал по рассказам Свена, Мэт клял упёртость и несдержанность шведа.
Поверхность океана была покрыта пенными барашками волн. В такую погоду вероятность нападения Китти была почти нулевой. Какой бы коварной или невероятно умной ни была эта тварь, инстинкты должны были возобладать.
Акулы не плавают в шторм.
Интересно, знает ли об этом Китти, устало подумал Мэт. Судя по незаинтересованности мясом, с инстинктами у неё не все в порядке.
Методично осматривая мелководье, обходя все небольшие заводи, Мэтью пытался найти хоть какие-то знаки, оставленные Свеном. Хоть что-то, что могло навести на след этого неуемного воинственного идиота. Мэт ругал напарника и никак не мог понять, что же заставило друга броситься на охоту одному, не дожидаясь его, Мэта.
Скорость ветра как будто перестала расти. Мэтью по-прежнему считал, что урагана не миновать. И это делало ситуацию ещё безнадежнее.
Уже почти отчаявшись, дойдя до западной оконечности острова, Мэтью увидел тело, наполовину протопленное водой. Отбросив карабин в сторону, он перевернул неподвижного человека.
Свен.
Маска была снята. Левая рука, кое-как перетянутая самодельным жгутом, отсутствовала до локтя. Бледность, заливавшая лицо друга, говорила о большой кровопотере. Других повреждений Мэт не заметил, но и этого было слишком много. Свен дышал, но дыхание его было еле слышным, прерывистым.
Взвалив беспомощное тело на спину, Мэт подхватил карабин. Чтобы ни случилось, он не имеет права оставлять оружие брошенным на берегу.
Он ошибся.
Не стоило заниматься катером. Стоило в первую очередь искать Свена. Злясь на свою глупость, Мэт старался тащить шведа, насколько это возможно, аккуратно. Однако гигантские размеры друга делали это крайне сложным. Задыхаясь и еле держась на ногах от усталости и напряжения, Мэт перетащил Свена через порог.
Опустив напарника прямо на пол, Мэт начал снимать водолазный костюм.
Осторожно срезая ткань вокруг жгута, он лихорадочно перебирал варианты. На большом острове сейчас был только фельдшер. Может ли он помочь Свену — неясно. Значит, остаётся материк. Но самолёт в такую погоду отпадает. Только катер.
Если он сможет обойти шторм. Или если шторм пройдёт стороной.
Одну ошибку он уже совершил сегодня. И возможности исправить вторую у него не будет.
Завернув Свена в толстое шерстяное одеяло, Мэт капнул немного виски в приоткрытые губы.
Свен закашлялся и открыл глаза.
— Отвези меня к Лотте, — еле слышно, почти безжизненно прошептали губы громадного, всегда неунывающего шведа.
И это решило все.
Кивнув, сквозь подкатывающие слёзы, Мэт попросил друга дождаться его.
Выкатил катер на побережье и спустил его на воду. Раньше он никогда не согласился бы делать это в одиночку, но сейчас отчаяние и решимость придавали сил.
Перенеся Свена на борт и устроив того в крошечной каюте, пошатываясь от усталости, он бегом направился к дому смотрителей.
Спустя десять минут, оставив на столе два рапорта об уходе — от себя и от лица Свена — и короткую записку для Джейка, Мэт поднялся на борт катера.
Чуть отплыв от берега, он заглушил двигатель и опустился на палубе на колени.
Ещё никогда Мэтью не молился так искренне. Даже в далёком детстве, стоя рядом с мамой во время службы, Мэт не отдавал всю свою душу в руки Господа. Но сейчас…
Он должен успеть.
Должен опередить шторм. Должен успеть доставить Свена в больницу. Должен успеть пожить, хоть ещё немного.
И они успели...
Только чудом можно было объяснить то, что шторм задел их самым краем и умения Мэта едва хватило, чтобы вывести катер из-под удара. Только чудом — то, что он почти сразу вышел к порту, где была больница. И что Свен выжил, несмотря на огромную кровопотерю и начавшееся воспаление.
Свен ещё не пришёл в себя, но врачи давали хорошие прогнозы, и возле его постели постоянно дежурила его Лотта. Мэт нашёл способ с ней связаться, и женщина, поверив словам незнакомого человека, приехала к любимому за тысячи километров.
Тихонько потягивая эль в портовой таверне, Мэтью с любовью смотрел на уже перекрашенный катер «Надежный» у причала и верил, что он ещё все успеет.
P.S.
Серые пенные валы с шипением накатывали на блестящие, отполированные временем отвесные скалы. Совсем недалеко, всего в нескольких милях от маяка.
Стая небольших акул пировала. Им давно не перепадало столько добычи сразу. Ну и что, что в плоти их сородича торчал большой, острый кусок металла, а в глаз, по самую рукоять, был загнан еще один.
Вкус крови застилал разум, наслаждение было острым и непередаваемо сильным. Центральный плавник их жертвы был сильно изуродован, а в зубах застрял странный кусок чего-то тёмного, пахнущего человеком.
Шторм уже затихал, когда он нашли по запаху столь желанную и неожиданную пищу, и даже звук двигателя приближающегося катера не смог их отогнать.
Старший смотритель Джейк и его помощник Крис торопились как могли. Маяк не отвечал третьи сутки. Конечно, отсутствие связи можно было списать на шторм, но чутье старшего смотрителя, ни разу не подводившее Джейка за эти годы, не давало ему успокоиться.
Что-то было не так...
Все было не так!
Сначала Мэт, с несвойственной ему скрытностью, и странный сеанс связи со Свеном. Потом Дэйв, кэп «Морского охотника», с расспросами про стаю акул в этих водах…
Конечно, акулы всегда были не редкостью в районе островов. Но чтобы целая стая, да ещё и в районе маяка.
Джейкоб опасно прищурился — кому-то придётся объяснять, что здесь происходит!
Береговая линия острова была пустой, что не вызвало особых подозрений — шторм только что закончился. Подойдя почти вплотную, Джейк бросил якорь, и Крис спрыгнул в воду. Делегация по встрече не пришла.
Задумчиво почесав бороду, Джейк вслед за Крисом спрыгнул в воду и, провалившись в песок, выругался.
Дверь лодочного сарая была распахнута.
Дверь дома смотрителей с мерным стуком билась о стену.
Катера, на котором, по словам береговой охраны, уходил Мэт, не было.
Спустя час после тщательного обыска острова у Джейкоба так и не было цельной картины произошедшего.
Обрывки срезанного водолазного костюма в доме. Никаких следов паники или поспешных сборов, не считая незакрытых дверей сарая и домика смотрителей. Отсутствие катера. Идеальный порядок в башне маяка.
Все это совершенно не укладывалось ни в какую картину.
Позже Крис нашёл несколько листов бумаги, прочитать что-то на которых оказалось совершенно невозможно — дождь и ветер не оставили ни единого шанса. Бумага уцелела чудом, застряв между каменных обломков прибрежной зоны, но уже не могла передать никаких посланий.
Обойдя остров на катере ещё несколько раз, Джейк уже было направил его на большой остров, когда заметил плавник.
Акулы. И действительно много — с полтора десятка, не меньше.
Озадаченно потирая поручень, Джейк подумал, что, возможно, загадок Атлантики стало на одну больше.

*Акула-мако (латинское наименование — Isurusoxyrinchus) относится к входящим в семейство сельдевых серо-голубым акулам. Силуэт ее немного сплюснут с двух сторон и отличается высоким спинным плавником, симметричным серповидным «хвостовым оперением» и заостренной конической головой. Окраска почти белая на животе и серовато-голубая или темно-синяя на спине.
Этот бесстрашный и ловкий обитатель открытого моря часто заходит в прибрежную зону, что в совокупности с агрессивным характером и большой прожорливостью делает его очень опасным и для человека.
Обтекаемое веретенообразное тело акулы-молнии, напоминающее торпеду, позволяет достигать скорости как минимум 40 км/ч (по разным данным — до 60 или 90 км/ч).


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/305-37277-1#3443296
Категория: Свободное творчество | Добавил: Arta (07.08.2017) | Автор: Arta
Просмотров: 120 | Комментарии: 3


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 3
0
3 kotЯ   (09.08.2017 18:04)
Да, да я тоже признала её.

0
1 Dunysha   (07.08.2017 10:08)
потрясяющая история, которая захватывает дух. она меня покорила еще на марафоне, но вот концовка (марафонная) оставила много вопросов, спасибо автор что дописали и многое прояснили, хорошо что все остались живы и Свен смог победить своего дьявола

0
2 Arta   (07.08.2017 18:44)
Спасибо!!! Мне кажется, что и сейчас могут остаться вопросы, но как и в жизни, мы иногда можем только гадать, как это было на самом деле wink

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]