Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1686]
Из жизни актеров [1628]
Мини-фанфики [2543]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [9]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4819]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2391]
Все люди [15103]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14316]
Альтернатива [8994]
СЛЭШ и НЦ [8939]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4349]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей мая
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за май

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Волчица
Твой первый учитель — твое собственное сердце (индейская пословица)

Спрячь волосы, Эстер
Незнакомец – серьезная обуза на ранчо. И главная проблема не в том, что еду теперь придется делить на троих, а уход за раненым потребует времени. Хуже всего, что в доме чужой, и этот чужой – мужчина.

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Каллены и незнакомка, или цена жизн
Эта история о девушке, которая находится на краю жизни, и о Калленах, которые мечтают о детях. Романтика. Мини. Закончен.

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Тайна семьи Свон
Семья Свон. Совершенно обычные люди, среднестатистические жители маленького Форкса... или нет? Какая тайна скрывается за дверьми небольшого старенького домика? Стоит ли раскрывать эту тайну даже вампирам?..

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!



А вы знаете?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме вы можете увидеть рекомендации к прочтению фанфиков от бывалых пользователей сайта?

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый вами фильм 2014 года?
1. The Rover
2. Звёздная карта
3. Зильс-Мария
4. Camp X-Ray
Всего ответов: 247
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 40
Гостей: 33
Пользователей: 7
Крыска1712, Severi8602, Савва, talesoflatenight, nikolann88, Bad8864, Виксель


QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Мини-фанфики

Прогулки по лезвию

2019-6-16
21
0
Прогулки по лезвию


Категория: Авторские работы. Сумеречная Сага

Бета: -
Жанр: детектив, отдельные персонажи («Сумерки» от лица Чарли)
Рейтинг: PG
Пейринг: Чарли (основной), Эдвард/Белла, Карлайл
Саммари: Чарли Свон смотрит на мёртвое тело своего друга и ему кажется, что нападение дикого зверя тут ни при чём, а Карлайл Каллен врёт.
Отношение к критике: положительное, принимается любая критика




Чарли Свон мрачно смотрел на мертвое тело своего друга Уиллона, не представляя, что скажет вечером Марте, его жене. Конечно, Уиллон не был образцовым мужем, выпивал да рыбачил, а по большей части слонялся без дела. Но он был хорошим человеком, законов не нарушал и искренне любил умницу-жену. И вот он лежит на дне своей лодки в неестественной позе с раскинутыми руками, запрокинув голову назад, с запекшейся кровью на подозрительных ранах.

– Есть предположение, что произошло? – спросил шериф у Джоунсона, первым прибывшего на место преступления. – Кто его нашел и когда?

– Лодку обнаружила местная шпана. Жгли костер на берегу, к которому ее прибило.

– То есть, эти раны уже были на нем, когда его нашли? – Чарли прищурился, наклонившись ближе, чтобы рассмотреть почти геометрически правильные круги на шее и запястьях. Вырванные куски мяса в трех местах, причем крови вокруг никакой нет. – Какой чудной зверь мог такие нанести?

– Может, бродячие собаки? – пожал Джоунсон плечами, продолжая заполнять полицейский отчёт.

– Скорее, это похоже на ритуальное убийство, – покачал Чарли головой, не капли не веря в натуральное происхождение подобных повреждений, и ещё сомневаясь, что можно умереть от таких небольших по размеру ран.

– Доктор Каллен уже едет, – поставил Джоунсон точку на бумаге и покинул ограждение, приподняв полицейскую ленточку над головой. – Жаль Уилла – такой смерти и врагу не пожелаешь.

– Точно, – поддакнул шериф Свон, с удивлением разглядывая на краю отверстия следы, похожие на отпечатки передних зубов – ровные, какие остаются на яблоке, откусанном человеком.

Он уже видел нечто похожее несколько дней назад, когда на заводе Гришем погиб охранник, но то был не его округ и ему не дали близко осмотреть тело. Его позвали туда лишь как опытного охотника, который подсказал бы, с чего начать поиски.

Теперь же Чарли собирался запросить полицейский отчет о происшествии на заводе Гришем, чтобы взглянуть на фотографии и сравнить оба случая.

Криминалисты в белых перчатках, ищущие отпечатки пальцев и другие улики, закончили, их место заняла опергруппа с фотографами, и Чарли, забрав отчёт у Джоунсона, внёс в него свои наблюдения, которые позже использует следствие.

Будучи ответственным, он ещё раз опросил перепуганных подростков, но те, увы, не видели и не слышали ничего подозрительного, занятые своей вечеринкой.

Настроенный серьезно, Чарли взял катер и потратил целый день, осматривая берега, надеясь обнаружить настоящее место кровавого преступления. Ему было очевидно, что в лодку тело перенесли уже мертвым, иначе на бортах и дне остались бы следы крови и сопротивления. К сожалению, вдоль реки ничего обнаружить не удалось.

Смотритель пристани ушёл оттуда раньше Уиллона, Марта сообщила лишь то, что ее муж вовремя не вернулся домой. Никаких следов обуви, никаких новых зацепок, даже никаких отпечатков – преступники, кем бы они ни были, сработали чисто, и дело с большой долей вероятности могло стать висяком.

Ближе к вечеру Чарли, сидя в полицейском участке, получил из морга заключение доктора Каллена об осмотре тела. Нахмурившись и все сильнее раздражаясь, он читал о якобы нападении дикого зверя, и его шестое чувство отчаянно исподволь твердило: что-то здесь не так.

Доктор Каллен считался компетентным врачом – именно поэтому полиция привлекала в подобных случаях именно его. Как же тогда получилось, что он не заметил в следах укуса отсутствия отпечатков клыков животного? Или он считает, что Уиллон умер от нападения пони?

Чарли, может, и не был специалистом в области патологоанатомии, но он был охотником со стажем и способен был отличить укусы травоядного и хищника. Уиллона покусал точно не лев, не медведь и не волк – они оставляют рваные раны. Тогда кто? Кто мог наставить круглых ровных укусов в столь странных местах? Дикий зверь не может быть таким аккуратным!

К ужину за Чарли приехала дочь, чтобы поддержать отца и забрать домой. Оба они были подавлены смертью старого друга семьи и потому всю дорогу молчали. Впрочем, тишина никогда не тяготила шерифа, он привык быть один.

Пока ужин разогревался, а Белла принимала душ, Чарли поднялся в ее комнату, чтобы добавить света в люстре – выполнить отцовский долг, что он должен был сделать давным-давно. Одной тусклой лампочки явно было недостаточно для комнаты, и в последнем разговоре Рене переживала за зрение дочери, привыкшей к яркому солнечному Финиксу. Помня дождливый климат Форкса, Рене взяла с бывшего мужа обещание, что он проследит за этим вопросом.

На столе Беллы работал компьютер, и когда Чарли положил лампочки рядом, подвинув мышку и переставив стул на середину комнаты, экран ожил, невольно притянув к себе внимание.

Чарли не собирался шпионить за дочерью – такое поведение было ему несвойственно, – но все его мысли сейчас были сосредоточены на странной смерти Уиллона, поэтому он с превеликим удивлением уставился на открывшуюся его взору картинку. На старой гравюре была изображена обнаженная женщина, лежащая на постели с распростёртыми руками и откинутой головой. Из ее ран на запястьях текла кровь, а над ней на корточках сидело отвратительное существо, присосавшись к белокожей шее.

В другое время Чарли не обратил бы на совпадение никакого внимания, однако сейчас, после сомнительного заключения доктора Каллена о нападении неизвестного зверя, не имеющего клыков, шериф цеплялся за любое объяснение, даже кажущееся невероятным.

Нахмурившись, он бегло просмотрел следующие изображения – почти на всех раны были идентичны, правда, вместо вырванных кусков мышц на них виднелись по две точки от клыков. В подавляющем большинстве укусы были оставлены только на шее, но и запястья регулярно оказывались повреждены.

Вампиры? Чарли недоверчиво покачал головой и устало вернулся к люстре, стараясь выбросить из головы увиденное, понимая, какой это абсурд.

На следующий день шериф отправился в больницу, чтобы лично переговорить с доктором Калленом и ещё раз самостоятельно осмотреть труп. Ему казалось, он упустил что-то важное.

Карлайла на работе не оказалось: вежливая медсестра на ресепшене сообщила, что в погожие дни доктор с семьёй всегда ходят в походы, выбираются на природу.

Спускаясь в морг, шериф не мог избавиться от навязчивой мысли о солнце, светящем в окна больницы, смертельном для... вампиров.

Конечно же, шериф не верил в существование сверхъестественных существ, но полицейский опыт упорно твердил ему: в происходящем слишком много совпадений для случайности. Уж не имеют ли отношение Каллены к этим ритуальным убийствам?

А почему бы и нет? Они приехали всего два года назад: странная семья с кучкой взрослых приемных детей. Жилье выбрали в глухом лесу, держатся обособленно. Все, кто с ними хоть раз встречался, отмечали внешнюю привлекательность, но никто не любил их, и дружеских привязанностей не возникало. Если кого-то и подозревать в преступлениях, так это воспитанных и приветливых новичков, имеющих тайны прошлого, которые они тщательно скрывают.

Много ли жители Форкса знают об этой семье? Где учился Карлайл, прежде чем стал хирургом в таком молодом возрасте? Почему, имея его квалификацию, он предпочел поселиться а крошечном городке, хотя мог себе позволить работу в престижной больнице столицы? Выглядело так, будто они от чего-то прячутся.

И теперь шериф пристально разглядывал тело Уиллона со следами подозрительно неестественных ран, в которых все ещё угадывались отпечатки человеческих зубов...

– Джоунсон, – позвонил он своему помощнику, – вызови из больницы Санта-Моника в Сиэтле патологоанатома – мне нужно независимое заключение стороннего врача. В частности, пусть узнают, было ли тело обескровлено до момента смерти.

– Все ещё думаете, что это ритуальное жертвоприношение, шериф Свон?

– И ещё одно – и это не просьба, а приказ: об этом никто пока не должен знать.

~ ~ ~ ~


Три солнечных дня – и от Калленов ни слуху, ни духу. Раньше Чарли не обращал внимания на очевидные странности этой семьи, но теперь крайне заинтересовался, особенно после того как получил новое заключение из морга с подтверждением об отсутствии крови в теле. Так что версия с нападением животного полностью отпадала.

Оставалось только догадываться, почему Карлайл Каллен этого в отчёте не отразил? Чарли преследовало вполне обоснованное подозрение о причастности Калленов к убийствам. Или, по меньшей мере, можно было заявить, что Карлайл покрывал злодея.

Шериф Свон подготовил документы для привлечения Карлайла к ответственности, но не спешил официально давать им ход – у него не было доказательств, только подозрения. На одних подозрениях далеко не уедешь. В ночь нападения доктор Каллен находился на работе, а его дети заявят, что спали дома в своих постелях. Отпечатков пальцев на месте преступления не нашли, а значит, шерифу нечего было предъявить этой с виду замечательной семье.

Чарли вспомнил, как сразу после переезда из Финикса Белла расспрашивала его о Калленах – мол, люди болтают всякое, – и как отчаянно он защищал хорошую, воспитанную семью. И где его уверенность сейчас? Теперь шериф волновался, что его единственная дочь ходит в школу с некоторыми из них, учится в одном классе и может ненароком с кем-то подружиться. Видимо, у Беллы тоже сработала интуиция, раз она просила у отца совета, и Чарли теперь жалел, что убеждал дочь не обращать на злые языки внимания.

Накануне вечером за ужином шериф аккуратно попытался разузнать у дочери, какие слухи ходят по школе о новых учениках, но та отказалась рассказать подробности, отмахнувшись от разговора как от незначительного. Возможно, она даже немного разволновалась, – словно что-то скрывала, – но Чарли так и не удалось раскрутить ее на признания. А откровенно говорить о своих необычных подозрениях Чарли побоялся.

Пользуясь полицейскими связями, Чарли за прошедшие дни провел немалую работу, разузнав о Калленах как можно больше: откуда они переехали, есть ли какие-нибудь рекомендации из других школ и больниц. На первый взгляд все документы были в порядке, вот только на предыдущем месте жительства семья Карлайла просуществовала всего семь лет и уехала по непонятной причине. Где они проживали до этого, выяснить не удалось.

В официальных источниках значилось, что родились и выросли приемные дети в разных местах. Большинство указанных телефонов оказались нерабочими, не оставив возможности узнать, в каком детском приюте рос Эммет Каллен или как в семью попала Элис, хотя обычно такая информация была доступна, если детей на усыновление брали подростками, а не младенцами.

Мало-мальские сведения удалось прощупать только о Розали и Джаспере Хейл – близнецах, усыновленных четыре года назад в канадском приюте Святой Елены в маленьком городке Суон-Ривер в возрасте четырнадцати лет. И это был единственный номер, где взяли трубку.

– Здравствуйте, полицейское управление штата Вашингтон, шериф Свон. Могу я поговорить с кем-то, работающем в вашем заведении не меньше пяти лет?

Мелодичный женский голосок на том конце провода попросил подождать. Через три минуты трубку взяла солидная старая женщина, вежливо отвечающая на вопросы. Она выслушала шерифа и обещала поднять архив за прошлые года, чтобы найти усыновленных детей, подходящих под описание, но предупредила, что те могли при переезде сменить фамилии – таковое случалось часто.

Но не имена же.

На следующий день управляющая приютом сообщила сведения, которые уже ничуть не удивили Чарли: никакие Джаспер и Розали Хейл не значились в списках, и лица их по высланным фотографиям с водительских прав никто из старых работников не опознал.

Поблагодарив женщину за информацию, шериф положил трубку и вздохнул: и чем ему это поможет? Теперь он знает, что документы семьи Карлайла поддельные, но по-прежнему не имеет представления, почему. От чего бежали Каллены, что так тщательно замели следы о своем прошлом? И самое главное: как же их вывести на чистую воду?

Поддавшись эмоциям, шериф вообразил себе эдакую семейку Аддамсов, в которой паршивые дети развлекаются массовыми убийствами, а заботливый патологоанатом-отец скрывает все их злодеяния. Когда преступлений накопится достаточно, семья покупает свежие поддельные документы и переезжает в новое место, начиная с чистого листа. И все это они делают с ангельскими улыбками на лицах.

Ещё раз вздохнув, Чарли послал запрос во все полицейские управления на предмет смертей от похожих ран, чтобы понять масштаб проблемы и что с ней делать. А пока всё-таки решил навестить Карлайла, хотя бы чтобы просто посмотреть ему в глаза.

В это время дня больница кипела жизнью. По коридорам сновали медсестры и медленно передвигались пациенты, в холле дожидались приема новоприбывшие больные. У одного из них – Дина Уокера, ремонтника, подрабатывающего мелким строительством – все запястье было в крови, а лицо серое. Его жена сидела рядом с ним, помогая мужу прижимать к ране окровавленное полотенце.

При виде этой картины мысль о вампиризме снова показалась Чарли бредовой. Даже если представить, что такие чудовища могут существовать и Карлайл Каллен один из них, он не смог бы работать в больнице хирургом.

Но в то же время шериф не мог отбросить идею о крови из хранилища, которую Карлайл беспрепятственно бы забирал, работая здесь, и о солнечных днях, которые доктор пропустил все до единого.

Они встретились в морге, как и договорились.

– Чем ещё я могу помочь, шериф Свон? – приветливый медовый голос доктора, которого Чарли считал одним из лучших людей в этом городе – до этих пор – был полон доверия и готовности оказать содействие. Шерифу пришлось напомнить себе, сколь часто преступники оказываются совсем на таковых не похожи.

– У меня осталась пара вопросов, док, – вытянув тело Уиллона из ячейки, Чарли выложил рядом заключение патологоанатома из Сиэтла и открыл папку с делом, в котором расследовалась недавняя смерть охранника завода Гришем. Те же следы на запястьях и шее, но менее аккуратные; сломанные кости, как будто «зверь» терзал жертву перед гибелью. И все же они подозрительно находились в тех же самых местах.

– Я знал, что сюда приезжал специалист для дополнительного обследования, но зачем? – доктор Каллен, сосредоточено сдвинув брови, внимательно читал новое заключение. – В чем дело, Чарли? Ты мне не доверяешь?

– Как думаешь, Карлайл, охотник знает, как выглядят укусы тех или иных зверей? – шериф откинул пленку и, повернув руку Уиллона запястьем вверх, выжидающе уставился на врача.

Карлайл, отложив документ, хмуро наклонился к ране, рассматривая ее с выражением лица, в котором Чарли не мог прочитать никакой реакции.

– Что ты хочешь этим сказать?

Чарли пришлось признать, что либо доктор не имеет никакого отношения к этим преступлениям, либо его самообладание гораздо лучше, чем шериф предполагал.

– Какое, по-твоему, животное, может оставить такие округлые раны? – спросил он прямо. – У хищников есть клыки, они разрывают добычу, а не выкусывают кругляшок, Карлайл. Я видел укусы волков, собак, медведей – и эти оставили не они. Для лошади здесь слишком мелкие зубы. Так кто, по-твоему, кусал этих людей? Миниатюрная лошадка-мясоед? Шимпанзе? Или может все-таки... человек?

Чарли показалось, что доктор пришел в замешательство, слушая страстную речь шерифа. И это осложняло его задачу: невозмутимое выражение лица означало, что даже если доктор имеет к этому какое-то отношение, признаваться он не собирается.

– Это не мог сделать человек, – уверенно заключил врач спустя пару минут глубокого раздумья, – у людей недостаточно сильные челюсти, чтобы вот так вырвать куски плоти. – Карлайл взглянул на шерифа открыто и уверенно, как сделал бы только невиновный человек. – Если ты прав, и это сделал не хищник, то кто, по-твоему, мог оставить такие следы?

– В том-то и дело, Карлайл! – Чарли был раздражен тем, что не добился ожидаемого результата. – Я не знаю! Но точно знаю то, что никакое животное на станет кусать человека в три места, да ещё повторять это действие снова. Если только этот зверь не преследует какую-то определенную цель, но тогда нам придется признать, что оно обладает человеческим интеллектом.

– Ты хочешь сказать, что по округу ходит маньяк, совершающий что-то вроде... жертвоприношений с помощью какого-то круглого приспособления?

Наконец-то до доктора дошло. Карлайл был удивлен, искренне потрясен, и шериф вздохнул, признавая, что напрасно думал о друге плохо – не было причин подозревать его. Если бы Карлайл был виновен, то не смог бы так ловко сыграть все эти эмоции. Если только не был бы абсолютно бессовестным лгуном, да ещё и первоклассным актером.

– Признаюсь, именно эта мысль и не выходит у меня из головы вот уже несколько дней. – Чарли стукнул пальцем в ещё одну важную строку документа: – Как и удивление оттого, что ты не упомянул в отчёте, что тело было обескровлено.

Карлайл озадаченно покачал головой и взял в руки чужой отчёт.

– Напрасно ты ищешь в моих действиях какой-то подтекст, – подчеркнул доктор. – У обоих жертв повреждена сонная артерия – похоже, обе истекли кровью, из-за чего и наступила смерть. Да, наверное, это означает, что место смерти было совсем другим и тела перенесли, но разве делать такие выводы – задача врача? Прости, это моя вина, что я не отразил очевидное на бумаге. Но ты же понимаешь, Чарли – я не патологоанатом, а всего лишь хирург, и прежде такую работу не выполнял. Надеюсь, ты не обвиняешь меня в том, что я преднамеренно скрыл данные?

Глаза доктора Каллена излучали такое искреннее раскаяние, что шерифу внезапно стало стыдно из-за своих нелепых предположений. И что за затмение на него нашло, почему он увидел в действиях Карлайла какой-то скрытый умысел? Во всем виноваты чёртовы картинки в компьютере Беллы, на иначе.

– Прости, конечно же, нет, – сдался он, дружески сжав плечо стоящего перед ним доброго и порядочного человека, который просто делал то, что попросили, как умел. – Я немного на взводе из-за этих необъяснимых смертей. Конечно, я ни в чем не виню тебя, Карлайл. Мне просто очень нужно разобраться во всем, а ты кажешься разумным человеком. Я хотел услышать твое мнение – спасибо, что поделился им со мной.

– Все в порядке, Чарли, – мягко улыбнулся доктор Каллен, возвращая тело Уиллона в ячейку и закрывая его. – Ты же знаешь, я всегда рад помочь, в меру своих скромных возможностей.

– Вся эта ситуация выбила меня из колеи, – признался шериф, пока они с доктором поднимались на первый этаж и медленно шли по коридору в сторону выхода. – Форкс – маленький городок, здесь уже лет сто не было никаких убийств, только штрафы за парковку, аварии и мелкое воровство. Да, животные на людей нападали, такое случается, особенно с туристами, но чтобы убийство, да ещё настолько странное...

– Я тебя понимаю, Чарли, – доктор мягко похлопал шерифа по плечу. – Если в городе и окрестностях обосновался серийный убийца – это не может не пугать. Что ты намерен делать с этим знанием?

Друзья остановились в просторном холле больницы за стеклянной дверью, открывающей вид на двор и чуть дальше парковку. Трёхдневная солнечная погода сменилась серой дымкой, но сквозь разрывы в облаках кое-где просвечивала синева. Дождь обещали лишь к завтрашнему дню.

– Паника нам ни к чему, – доверительно сообщил Чарли Карлайлу, понизив голос, чтобы их не подслушали свидетели. – Пусть мои предположения пока останутся нашим с тобой секретом.

– Я буду молчать, – пообещал Карлайл.

– Вы с семьёй повремените пока с походами, – серьезно посоветовал шериф Свон. – Оба преступления произошли невдалеке от лесного массива, и убийца, я в этом более чем уверен, скрывается не в городе, иначе о приезжем сразу стало бы известно. Пойдем со мной к машине, обсудим это.

Чарли открыл больничную дверь и с удивлением обернулся, потому что доктор Каллен не шел за ним.

– Прости, Чарли, меня ждут пациенты, – шериф невольно отметил, что Карлайл остановился на расстоянии от двери, протягивая руку для прощания. Солнце кратковременно выглянуло из облаков и ненадолго осветило ступеньки больницы и ноги Чарли, и это вернуло шерифа к подозрениям, о которых он успел было забыть.

Пожимая доктору руку, Чарли невольно обратил внимание на холодность кожи своего приятеля, добавив эту особенность к числу прочих. Он и раньше ее замечал, но никогда не задумывался, значит ли это что-то.

Вечером того же дня в гости наведался Билли с сыном, скрасив вечер задушевным просмотром бейсбольного матча и дружеским распитием пива. Чарли было полезно немного отвлечься. И он был рад видеть дочь беззаботно смеющейся – ей явно нравился сынок Билли, Джейкоб Блэк. Хоть он и был младше Беллы на два с половиной года, но благодаря высокому росту и ширине плеч казался ее ровесником.

Однако тревожные мысли полностью из головы Чарли так и не ушли. В перерыве между матчами, уже после изрядного количества пива, он задал другу простой вопрос.

– Билли, не расскажешь мне, за что квилеты так ненавидят Калленов?

– Калленов? – по лицу Билли пробежала мрачная тень, и легкость общения между друзьями внезапно исчезла. – Это... очень старая история.

– Я хочу ее услышать, – Чарли настоял, давая понять старому другу, что не намерен сдаваться.

Билли отставил бутылку пива на столик и переплел пальцы рук, сурово глядя в окно.

– Это праздное любопытство? – задал он шерифу встречный вопрос. – Или оно как-то связано с недавними убийствами?

– Если ты что-то об этом знаешь, – наклонился Чарли вперёд, пристально вглядываясь в темные, что-то скрывающие глаза друга-индейца, – то должен мне рассказать!

– Прости, – развёл руками старый квилет и улыбнулся немного натянуто, – но говорить здесь не о чем. Предки этой семьи жили в этих местах около ста лет назад и что-то не поделили с моим прадедом, оттуда и растут корни вражды. На этом все.

– И ты хочешь сказать, что не знаешь точно, что именно они не поделили?! – прищурился Чарли недоверчиво и покачал головой. – Разве дети несут ответственность за поступки их отцов? Каллены... кажутся очень милыми и добропорядочными людьми. И мне хотелось бы знать, за что вы их так сильно ненавидите, что не можете простить даже спустя столько времени?

– Чарли, если ты думаешь, что Каллены имеют отношение к этим преступлениям, мы должны это знать! – Билли выглядел слишком серьезным, даже пугающим, чтобы это было простым совпадением. Чарли понял, что его друг точно что-то скрывает, и это гораздо большее, чем незабытая вражда из прошлого столетия.

И также он понял, что правды Билли не скажет.

– Я просто проверяю все теории, и Каллены, как поселившиеся в нашем городе недавно, в первую очередь подпадают под мой прицел. – Шериф взял со столика свою бутылку и прибавил звука на телевизоре, ставя точку в странном несостоявшемся разговоре.

~ ~ ~ ~


Следующий рабочий день не принес Чарли никаких особенных новостей: дело Уиллона, как и ожидалось, застопорилось. Сведения о похожих преступлениях понемногу стали поступать, но были так сильно разбросаны территориально и по времени, что их невозможно было связать между собой: два тела с ранами в таких же местах были найдены четыре месяца назад в пригороде Кливленда, ещё несколько подобных дел были открыты в противоположных частях страны год, пять и восемь лет назад.

Во всех из них фигурировали укусы в шею, запястье оставались нетронутыми, но именно этот факт казался Чарли самым интересным. Конечно, хищники всегда вгрызаются в горло добыче – так поступают и волки, и медведи, и пумы, если что-то спровоцирует их напасть. Но звери долго терзают своих жертв и раны наносят куда более страшные, чем аккуратно вырванный кусок плоти ровно возле сонной артерии.

В одном из дел на вытащенном из воды распухшем полуразложившемся трупе красовался и вовсе человеческий укус – два полумесяца друг напротив друга. И хотя в заключении значилось все то же нападение дикого зверя как причина смерти, Чарли вновь и вновь возвращался к мысли, что мифические чудовища могут и по-настоящему существовать, жить рядом с людьми и даже притворяться ими. Чем ещё объяснить странности, которые шерифу пришлось увидеть в последнее время? Все эти игры с солнцем и отсутствие крови в телах жертв...

И это только те дела, что Чарли тщательно отобрал как приблизительно похожие – сотни просмотренных дел о настоящих нападениях зверей он не считал. Было понятно, что среди множества смертей из-за укусов животных вычленить сомнительные не удастся, а также привязать их к недавним убийствам не было никакой причины.

Потерпев поражение, шериф отправился на пристань и присоединился к кинологам, с собаками прочесывающими местность. Было ясно, что преступник, кем бы он ни был, скрывается в лесу – именно туда вел след, если поисковые собаки не ошиблись.

Чарли не впервой было выслеживать хищников: живя рядом с заповедником, приходилось периодически отстреливать то расплодившихся волков, то заблудившихся, проявляющих агрессию медведей. Каково же было изумление Чарли, когда на влажной от частых дождей почве он увидел отпечаток человеческой ноги... причем, голой. Все его необъяснимые, уснувшие было подозрения возродились с новой силой, все труднее становилось их игнорировать.

– Кажется, ты был прав, – тут же озвучил Джоунсон, присев над уликой и внимательно ее разглядывая. – Ритуальное убийство действительно приходит в голову, ничем иным случившееся не объяснить. А след – женский, размер тридцать шесть или тридцать семь.

– Женщина не справилась бы в одиночку с жертвами-мужчинами, – заметил Чарли авторитетно и тяжело оглядел кажущийся опасным лес. – У нее должен быть как минимум один сообщник.

После рабочей смены отец с дочерью ужинали в единственном приличном кафе города. Погода еще радовала весенним теплом и легкой облачностью, но уже к вечеру обещала стать ненастной. Чарли заказал свой любимый стейк, а Белла овощной салат, на который отец не мог смотреть без слез, удивляясь, как после такой еды в дочери ещё душа держится.

– Сынок Ньютонов положил на тебя глаз, – заметил отец не без беспокойства. Юный шалопай неприлично вытанцовывал перед окном кафе, пытаясь вывести Беллу (а заодно и шерифа) из себя.

Белла смущённо рассмеялась, мельком взглянув на одноклассника и не проявив особого интереса.

– Я лучше посижу дома с книгой.

– Это ничего, сходи с ним, погуляй. Сегодня же пятница, – Чарли попытался проявить понимание и такт к своей уже почти взрослой и очень разумной дочери, совсем не склонной к глупостям, к которым была неравнодушна Рене.

– Меня не интересуют парни из Форкса, – проявила упрямство Белла, в глубине души порадовав отца. Хоть ей и было уже семнадцать лет, для родителя ребенок всегда остаётся маленьким, нуждающемся в опёке. И Чарли совсем не хотел, чтобы его девочка повторила судьбу Рене. Чем позже Белла влюбится, тем лучше для нее.

Их задушевный семейный ужин прервала Марта – жена погибшего Уиллона. Она и другие посетители хотели знать, как продвигается расследование и что обнаружили кинологи.

– Шериф, нашёл что-нибудь?

– Да, – неохотно признал он, – отпечаток голой человеческой ноги...

От Чарли не укрылось, как испуганно посмотрела на него Белла – в точности как Билли, который знал больше, чем говорил. И это вновь вернуло шерифа к невероятным предположениям, которые разум упорно и настойчиво отвергал.

~ ~ ~ ~


К субботе небеса, наконец-то, накопили достаточно влаги. До полудня над городом висел туман, а затем поднялся ветер и пришли черные грозовые тучи, предвещая ливень.

Белла занималась готовкой и как будто нервничала: постоянно смотрела в окно, словно кого-то ждала. Чарли же, вопреки своим убеждениям полицейского, в том что нет никого хуже, чем чудовищ-людей, постоянно ловил себя на действиях, которые прежде никогда не посчитал бы здравыми.

Для начала он разложил по дому чеснок и обтер все пороги и окна святой водой: прочитал накануне в интернете, что вампиры в такие дома не заходят. Притащил с улицы крепкую ветку осины, из которой можно вырезать неплохой кол, а то и два-три. И занялся старым ружьём: разобрал, чтобы почистить его и смазать детали, мысленно прикидывая, как бы соорудить парочку посеребрённых пуль.

И чего точно в такой непогожий день Чарли не ожидал, так это беды. Думал, они с Беллой проведут мирные выходные только вдвоем, прячась от дождя, сырости и проблем в теплом родном доме.

Семейную идиллию прервал звонок в дверь. Белла к тому времени была полностью одета и находилась в нетерпеливом ожидании, так что Чарли не удивило появление гостей. Но имя... это имя заставило отца не на шутку встревожиться.

– Пап, я иду на свидание с Эдвардом Калленом, и он хочет тебе представиться... официально.

С Эдвардом, мать его, Калленом! Чарли и представить себе не мог, как близко подобралась беда.

Если, конечно, он все себе просто не выдумал, и всякие подозрительные факты – лишь случайные совпадения. В конце концов, этому мальчику должно быть всего семнадцать лет! Он не может иметь отношение к ужасным преступлениям.

– А не слишком ли он для тебя взрослый? – не смог удержаться отец от едкого замечания.

– Мы учимся в одном классе, – справедливо напомнила Белла.

– Я думал, тебе не нравятся парни из Форкса, – Чарли с трудом удавалось удерживать спокойное выражение лица, хотелось схватить дочь и приковать наручниками к батарее, а потом пойти и разобраться раз и навсегда с этой большой и жутковатой семейкой, оставляющей кучу вопросов без ответов.

– Эдвард не живёт в Форксе, – заюлила Белла, опустив глаза. – Его дом за городом.

Точно. Каллены устроились в глуши, в стороне от людских глаз. Прячут свои тайны как можно дальше от внимательных горожан. Доктор изображает хорошего человека, работая в больнице, а его дети ходят в школу и держатся особняком. И что этому Эдмунду понадобилось от дочери шерифа? Этот парень что, не мог выбрать себе девушку попроще?!

– Ладно, зови его, – Чарли поднялся и решительно щёлкнул ружьём, настроенный вывести этого Эдгара на чистую воду, хорошенько заглянув в его бессовестные глаза. И как у него только смелости хватило заявиться сюда.

– Только... не груби, – в голосе дочери отец услышал неожиданную мольбу. – Он... дорог мне.

Этого ещё не хватало. Чарли переживал, как бы Белла не пошла по пути Рене, но кажется, его беспокойство уже запоздало – слишком уж серьезно она была настроена на свидание. Значит, дело плохо: ее сердце уже было порядком задето.

От напряжения у шерифа обострились все органы чувств: тихий разговор детей за дверью, мужские шаги в коридоре казались очень громкими. С полицейским прищуром Чарли встречал гостя, оказавшегося высоким, рыжеволосым и, как и все Каллены, обаятельным. А чего он ещё ожидал? Ну да, что чеснок и святая вода остановят паразита, как же.

– Мистер Свон, меня зовут Эдвард Каллен, – парень протянул руку для рукопожатия, и она оказалась в перчатке. Звук его голоса лился как сладкий мёд.

И где этот паренёк учился манерам? Точно не в этом веке. Чарли было трудно представить такую идеальную вежливость даже от ровесника.

– Белла вернётся не поздно. Она просто поиграет в бейсбол с моими родными.

Если этот Эдвард хотел произвести наилучшее впечатление на шерифа, то он своего добился. Какой отец не растает при виде парня, заботящегося о своей девушке и обещающего волнующемуся отцу вернуть ее вовремя?

– Белла поиграет в бейсбол? – невольно хохотнул он, прекрасно знающий, что Белла и спорт – вещи несовместимые. Сколько раз его дочь возвращалась с обычной физкультуры с синяками и ссадинами, и даже игра с детской скакалкой во дворе порой приводила к увечьям. Белла также никогда не проявляла интереса к совместным просмотрам матчей по телевизору.

Но Эдвард Каллен выглядел таким уверенным, что Чарли не стал его разубеждать. Шериф лишь надеялся, что у молодых людей хватит ума пользоваться средствами контрацепции – разумеется, отец понимал, что бейсбол был упомянут лишь для отвода глаз.

– Я о ней позабочусь, – пообещал напоследок Эдвард так искренне, что Чарли трудно было не поверить. Парень был умён, воспитан и уверен в себе не по годам, а его рукопожатие было крепким – настоящий рыцарь для дочери. Конечно, это если шерифу забыть обо всех сомнительных предположениях...

Впрочем, ни святая вода, ни чеснок действия не возымели, а перчатки никак не могли служить доказательством чего-то сверхъестественного. И уж тем более этот ребенок не походил на убийцу.

Но да, это не помешало Чарли весь день не находить себе места от беспокойства. Глядя на свинцовые тучи и слушая раскаты грома за окном, шериф молился, чтобы с его девочкой ничего не случилось. Лишь тот факт, что Эдвард познакомился с ним перед свиданием, успокаивал его: если бы парень был убийцей и задумал плохое, вряд ли он стал бы светить перед шерифом лицо.

Все разрешилось раньше, чем было обещано: сумерки едва опустились на Форкс, когда перед домом с визгом затормозила машина и по дорожке раздалась торопливая дробь шагов. Чарли уже был в коридоре, когда Белла влетела в двери, как разбушевавшаяся фурия.

– Оставь меня в покое, Эдвард! – закричала она, быстро обогнув отца и взбегая в свою комнату по лестнице. – Все кончено!

Ее несостоявшийся бойфренд с испуганным лицом застыл напротив распахнутой двери и, что бы о нем ни думал Чарли, не был похож на преследующего дочь маньяка.

Прежде чем подняться за дочерью, шериф решил разобраться с обидчиком. Не медля, он решительно выскочил на порог, жалея лишь о том, что не прихватил с собой заряженный дробовик.

– Клянусь, если ты ее хоть пальцем её тронул, тебе не жить, – начал он сразу с угроз, делая шаг вперёд. – Что между вами произошло, говори, живо!

Эдвард Каллен взглянул с таким натуральным отчаянием, что Чарли даже стало его немного жалко.

– Все будет хорошо, мистер Свон, я обещаю, – предостерегающе низким голосом сообщил он, подняв ладонь так, словно призывал шерифа говорить тише.

Это только сильнее взбесило отца.

– Ты меня не затыкай, малец, – прошипел разозленный Чарли, привычно хватаясь за отсутствующую кобуру. – Клянусь, я с тебя своими руками шкуру спущу, если только узнаю, что ты и твоя семейка имеете отношение к происходящим преступлениям, и уж тем более не подпущу близко к дочери!

Это было лишним и явно несправедливым, учитывая отсутствие доказательств, но шерифу было не до осторожности, когда что-то угрожало Белле.

– Я с тобой ещё не закончил! – сердито добавил он потрясённо смотрящему на него подростку и отправился переговорить с дочерью.

К его ужасу, Белла собирала дорожную сумку, с которой приехала из Финикса.

– Белла, что случилось? – взволнованно вскричал он, наблюдая, как она мечется между шкафами и полками, кидая одежду в сумку почти не глядя, с бледным и перекошенным от страха лицом.

– Я уезжаю! – заявила она на повышенных тонах.

Никогда прежде Чарли не видел дочь в таком состоянии, и это не на шутку его напугало. В голове роем крутились предположения, одно кошмарнее другого.

– Он тебя обидел?!

– Нет, – к облегчению Чарли, ответила дочь.

– Он бросил тебя?

– Нет. Это я его бросила, – Белла захлопнула перед отцом дверь, но он все ещё слышал нарочито громкие шаги из ее комнаты.

Она вылетела, как растрепанная кошка, чтобы схватить из ванной свой несессер с банными принадлежностями, и Чарли окончательно поплохело оттого, что Белла, похоже, решила оставить его и Форкс.

– Он же тебе нравился, – потерянно воззвал Чарли, надеясь, что хоть это удержит Беллу от задуманного безрассудства.

– Да, нравился. И именно поэтому я и должна уехать, – на лице дочери отражался гнев, но голос был полон невыплаканными слезами.

– Незачем ехать прямо сейчас, на дворе почти ночь. Останься, а утром я сам отвезу тебя в аэропорт, – умолял отец, понимая, что в таком состоянии за рулём девочка может попасть в неприятности. Рене никогда не простит его, если он отпустит ее такой.

– Нет, я поеду сейчас, – настояла упрямица, вешая сумку через плечо и шустро сбегая по лестнице, не оставляя Чарли ни минуты на подбор аргументов для возражения. – Обещаю: если устану, переночую в гостинице или посплю в машине.

Может, Белла была права: в Форксе ей угрожала неведомая опасность, вернуться к матери было не самой плохой идей. Но шерифа беспокоило ее взвинченное состояние – многое бы он отдал, чтобы остановить дочь и сначала выяснить у нее все.

– Брось, Белла, – использовал он последний довод, не сдаваясь, – я так долго ждал тебя...

– Для чего?! – дочь бросила на отца неожиданно злой взгляд, от которого у Чарли болезненно перехватило дыхание. – Смотреть бейсбол по телеку?! Есть по вечерам стейк и пирог?! Это не для меня, это для тебя!

Это был удар ниже пояса: именно это когда-то сказала Рене, когда уезжала из Форкса в поисках лучшей жизни.

– Ты знаешь: если я не уеду сейчас, то застряну здесь навсегда. Как мама, – и, хлопнув дверью, Белла оставила отца позади, униженного и разбитого.

Он смотрел с порога, как она остервенело закидывает сумку в машину и занимает место водителя, а потом резко ударяет по газам. Пикап с визгом сорвался с места, оставив на подъездной аллее две светлые волосы от колес, и вскоре скрылся за кустами, пронизывая темную ночь звуком медленно затихающего вдали ревущего мотора.

Чарли не мог оставить этого так. Страстная речь Беллы ошеломила его, но состояние ступора продлилось недолго. Через пятнадцать секунд, когда рев пикапа ещё не успел истаять, шериф осознал, что не может позволить несовершеннолетней дочери путешествовать ночью одной.

К счастью, его полицейский крузер двигался быстрее любой другой машины.

Чарли спешил. Ключ в замок зажигания не попадал, а когда мотор наконец заработал, возникла новая проблема: Эдвард Каллен беззвучно возник возле дверцы, положив пальцы на опущенное стекло.

– Что?! – вскричал Чарли испуганно и раздражённо. – Ты это серьезно? Хочешь поговорить, когда моя дочь уехала неизвестно куда в психически неуравновешенном состоянии?! Прости, но мне стало некогда выяснять отношения прямо сейчас!

– С ней все будет в порядке, обещаю. – Каким-то образом крузер шерифа заглох, вернув сумеркам жутковатую тишину. Металлический звяк ключей раздался в стоящих рядом кустах, хотя Чарли не заметил никакого движения, лишь почувствовал слабое дуновение ветра в салоне.

– Какого. Черта. Здесь происходит! – взревел шериф Свон, в безумном порыве припечатав пальцы наглого подростка к дверце машины, и как раз вовремя – если бы промедлил секунду, парень бы точно исчез, он явно собирался уйти и был поражен прыткости полицейского.

Их полные ярости взгляды пересеклись, и Чарли опешил, увидев в глазах Эдварда такое, чего не видел прежде никогда. Словно на миг он погрузился в черную бездну отчаяния, испытал самый глубокий и всеобъемлющий страх. Вот что было в глазах семнадцатилетнего парня – ужас, мольба и, самое непостижимое, мудрость глубокого старика.

– Пожалуйста, – прошептал тот с таким обжигающим убеждением, что на висках у шерифа выступил холодный пот. На мгновение он будто бы душой прикоснулся к чему-то крайне опасному, невозможному. Такому же смертельно ледяному, какими были пальцы под его настойчивой рукой. Как будто Эдвард позволил приоткрыться двери в тот самый мир, в существование которого Чарли не верил, и шерифа пронзил настоящий первобытный страх.

– Она не просто сбежала из Форкса из-за какой-то банальной ссоры, да? – догадался он, чувствуя, как рушится его нормальный мир. – Пож-жалуйста, только не говори мне, что ее побег имеет отношение ко всем этим смертям из-за укусов зверей!

По телу Эдварда прошла упругая дрожь, а полный ужаса взгляд быстро изучил окрестности. Что бы это ни было, в лесу таилось нечто страшное, и Эдвард точно знал, кто оно или что оно. И он его боялся.

– Нет, – ответил Чарли сам себе, – ты боишься не за свою шкуру. Ты боишься за Беллу...

– Послушайте, шериф, – парень наклонился близко, и Чарли физически ощутил леденящие щупальца предупреждения, – ради вашей и Беллы безопасности – идите домой и ни с кем не делитесь вашими предложениями. С Беллой все будет хорошо, клянусь вам.

Парень вырвал руку с лёгкостью, которой Чарли не ожидал, и бросил внимательный прощальный взгляд на шерифа, будто хотел удостовериться, что тот не наделает глупостей.

– Да черта с два, – проворчал отец, распахивая дверцу машины, чтобы найти ключи. – Я коп, никто не сможет защитить Беллу лучше меня.

– Поверьте, если кто из нас и сможет уберечь Беллу сейчас, так это я, – Эдвард исчез, оставив после себя порыв ветра, и его фигура внезапно оказалась в кустах. Изумлённо моргнув, Чарли слушал свист брошенного предмета, и был уверен, что звонкий удар металла о дерево где-то очень далеко был призраком его ключей, на поиски которых теперь уйдет уйма времени, которого у него не было.

– Проклятье! – выкрикнул он в сердцах и от всей души хлопнул дверцей машины, досадуя из-за своего полного бессилия. Все сказанное ещё не уложились в голове. Паника и страх за дочь мешали мыслить. Животный ужас пробирался к сердцу и сжимал его по мере того, как Чарли смотрел на смятую дверцу полицейской машины, на которой отчётливо отпечатались следы чьих-то чудовищно сильных пальцев, прогнувших металл...

~ ~ ~ ~


Три дня. Три бесконечных дня мучительного неведения и беспомощности. И пугающего понимания, что никому нельзя об этом говорить. Что бы он сказал? Что подозревает Калленов в причастности к сверхъестественным смертям или что один из них обещал защитить Беллу неизвестно от чего? И что он, шериф, ничего не смог сделать, чтобы помешать этому безумию?

Чарли знал, что Белла так и не доехала до дома. От нее приходили безликие смс: «со мной все в порядке, перезвоню как смогу», «я пока в мотеле», «добралась», но по домашнему номеру Финикса трубку никто не взял. Где находилась Белла, отцу было неясно.

Ничего не дало шерифу и посещение дома Калленов: тот стоял темный и закрытый, хозяева отсутствовали. На работе Карлайл в эти дни тоже не появлялся.

Шериф потерял бы вскоре терпение и спустил на похитителей всех собак, но неожиданно позвонили из школы: сообщили, что странно одетая незнакомая женщина выспрашивала информацию о Белле Свон. Это значило, как бы это ни было невероятно, что Эдвард Каллен мог быть невиновен, и он действительно, возможно, защищал свою девушку от страшной опасности.

Шериф приехал туда немедленно, полагая, в свете последних событий, что это зацепка. Женщина могла быть связана с убийствами в лесу: она единственная была чужой в этом городе, поэтому справедливо вызвала подозрения. Конечно же, к приезду шерифа ее и след простыл.

А потом ему позвонил Карлайл. Сообщил, что Белла в больнице Финикса с переломом лодыжки и большой кровопотерей, но что все будет хорошо.

Хорошо?! Чарли так кричал на него, перебивал все попытки объяснить, как это вообще получилось. Как они могли такое допустить?! Он не слушал сказки о том, что они приехали в Финикс с Эдвардом, чтобы уговорить Беллу вернуться, и что она упала с лестницы и вывалилась в окно – даже для его неуклюжей дочери это было нелепо. Требовал рассказать правду и угрожал, что выведет их на чистую воду при первой же возможности.

Конечно, потом он взял себя в руки и успокоился. Конечно же, сел на ближайший рейс и на следующий день был в больнице. И разумеется, слово в слово повторенная версия событий совсем не походила на правдивую – скорее, на заученную и отрепетированную ложь. Только такая наивная дурочка, как Рене, могла поверить в эту чушь и без устали болтать о добросердечных Калленах и косолапой Белле, не способной подняться по ступенькам без тяжёлых травм, уж Чарли-то уже знал цену словам Карлайла.

А потом он глядел через дверную щель палаты на парня, являющегося виновником беды. Эдвард просто сидел рядом со спящей Беллой, держал ее за руку и смотрел на нее. Но как он смотрел... Он был убит горем, раздавлен случившимся. Испуган. Иногда он наклонялся и прижимался лбом к безвольной ладони девушки и замирал так, закрыв глаза. Чарли не мог сомневаться: что бы там ни произошло, этот парень любит его дочь так сильно, что это даже кажется невозможным. Шериф никогда раньше не встречал таких настоящих и глубоких чувств. Словно, если умрет Белла, Эдвард тоже не сможет жить.

Чарли тихонько вошёл и кивнул Эдварду, посмотревшему с такой болью, что сжималось сердце. Что бы Чарли ни думал о Калленах и в чем бы их не подозревал, сейчас он не мог не сочувствовать этому горю.

– Как она? – мягко спросил он, глядя на свою разбитую девочку с гипсом на правой ноге, синяками на руках и лице и иголкой, торчащей из вены. Ее дыхание было ровным, сердце билось замедленно.

– Ещё не приходила в себя, – сдавленным голосом сообщил Эдвард. – Врачи говорят...

– Я знаю, что говорят врачи, – перебил Чарли, не желая снова выслушивать одну и ту же брехливую версию. Гораздо важнее было узнать настоящую: что на самом деле произошло, почему Белле пришлось сделать несколько переливаний. Да, ей зашивали глубокий порез на бедре, оставленный стеклом, но разве это объясняет, как Белла потеряла больше литра крови? Чарли хотел бы услышать оправдания также насчёт того, что скрывается под бинтом на запястье дочери.

Но он не решился спросить это напрямую. Было бы дико произнести слово «вампир» вслух, ведь, несмотря на множество совпадений, существование подобных чудовищ все ещё представлялась шерифу несусветной глупостью.

– Ты объяснишь мне, зачем забросил мои ключи в лес? – вместо этого шериф затронул более безопасную и простую тему, усаживаясь на второй стул.

Эдвард не поднимал глаз, смотрел на руку Беллы, непроизвольно поглаживая тонкие бледные пальчики. Его лица не покидало напряжённое выражение.

– Шериф, – с явной осторожностью начал он, подбирая каждое слово с величайшим трудом, – я сделал это, чтобы вы оставалась в безопасности. Достаточно того, в каком состоянии уехала Белла, она могла попасть в аварию. Чтобы догнать ее, вам пришлось бы спешить изо всех сил, а я не хотел, чтобы что-то случилось с вами. Белла никогда не простила бы себе этого и винила бы потом себя.

Достойное объяснение, Чарли был потрясен простотой причины. В уме шериф настроил себе хитроумных теорий на этот счёт, коварных злодейских планов Каллена, а все оказалось проще и... добрее.

Конечно, это не объясняло, как Эдвард незаметно сумел выхватить ключи из замка зажигания и прогнуть дверцу машины, но эти вопросы были из той серии, которые Чарли не осмеливался задать. Если бы он озвучил их и, что важнее, получил честные ответы, его шатающийся мир развалился бы прямо под ногами. Шериф собирался узнать правду... и в то же время понимал, что некоторые тайны лучше не раскрывать, особенно, если ты к ним ещё не готов.

– Какая-то женщина искала Беллу в школе на следующий день после ее отъезда, – заметил он. – Ты что-нибудь об этом знаешь?

Эдвард медленно покачал головой, но вновь опущенный взгляд выдал его ложь.

– Черт возьми, ты не можешь вот так оставлять меня без ответов после всего, что я пережил за эти дни, – сердито обвинил Чарли упрямого Каллена. – Сначала эти убийства с очень странными ранами, потом побег Беллы, искавшая ее женщина и теперь… вот это, – мрачно показал он на утыканную иглами дочь. – Я должен хоть что-то понять! Хоть что-то, что позволит мне спать по ночам, не волнуясь, что она снова окажется на больничной койке!

Чарли слушал, как Эдвард тяжело и напряженно вздохнул. А затем поднял на собеседника темные, осторожные и пугающие глаза.

– Вы можете не беспокоиться о новых преступлениях, шериф, – многозначительно сообщил он с ненавистью, прорывающейся сквозь маску самообладания. – Тот зверь, который нападал на людей, больше не причинит никому вреда.

Чарли понадобилось несколько минут, чтобы переварить сказанное. Двусмысленность заявления поражала: Каллен мог как намекать на то, что его семья самостоятельно разобралась с убийцей, так и не иметь ничего такого ужасного в виду, говоря просто о диком звере, фигурирующем в полицейских отчетах. Была ли эта уверенность на чем-то основана? Шериф чуял, что да. И это краткое прикосновение к тайне пугало его сильнее, чем можно себе представить.

– Ты понимаешь, что в случившемся с Беллой виноват ты? – наклонился Чарли вперёд, проясняя свое отношение к ситуации. Ни очевидные чувства парня к девушке, ни забота о ней не меняли факта, что она попала в беду из-за него.

– Вы даже не представляете, как, – хриплый шепот Эдварда был наполнен глубоким раскаянием. – Но только не в том, что вы думаете...

– Объяснись? – Чарли скрестил руки на груди.

– Все, чего я когда-либо хотел, – поднял он на бледную девушку затравленный взгляд, – это защитить ее. И если бы я мог... если бы нашел в себе силы не сближаться с ней... тогда и только тогда с ней все было бы в порядке.

Помимо воли по спине шерифа пробежал липкий холодок: Эдвард говорил вроде бы очевидные вещи, да только Чарли снова слышал в них двойной смысл. Темный смысл, мистический, о котором даже думать было трудно, не то что верить.

– За чем же дело стало? – спросил волнующийся отец. – Оставь ее.

Эдвард вскинул взгляд, количество боли в котором могло погрести под собой полмира, и Чарли стало стыдно за свои слова.

– Знаешь, что я думаю? – растерянно покачал он головой. – Я не верю, что ты намеренно причинил бы ей вред, не верю в вашу ссору и даже в вашу полную благородства фальшивую историю про падение с лестницы. Но я искренне верю в то, что ты хотел защитить ее от чего-то, как и меня, когда выбросил ключи, чтобы я не мог поехать за вами. Недавно ты также спас мою девочку от фургона, который должен был ее раздавить, рискнул своей жизнью ещё тогда, когда едва знал Беллу. Я верю, что ты её любишь. Я верю, что ты неплохой... человек, твои поступки говорят сами за себя.

Эдвард смотрел на Чарли широко распахнутыми глазами, но хорошо держался: шериф прекрасно видел сквозь маску невозмутимости, как мальчика напугали эти почти откровенные признания.

– Я даже убежден, что ты напрасно винишь себя: Белла прекрасно умеет влипать в неприятности и без чьего либо участия. Не появись тебя, она нашла бы других приключений на задницу.

Эдвард подавленно опустил взгляд, впрочем, так и не отняв руки от ладони Беллы, словно только это прикосновение помогало парню держаться.

– Но все же я думаю – по своим причинам, о которых умолчу и которые наверняка тебе известны гораздо лучше меня, – что тебе лучше оставить Беллу. Рано или поздно вашей семье придется покинуть Форкс – предположу, что лет этак через пять.

От Чарли не укрылось, с каким напряжением встретил Эдвард его прямой намёк на частые переезды, причину которых шериф, может, и не знал, но понимал отлично, к какой неизбежности это ведёт.

– И я бы не хотел смотреть на то, как сердце моей дочери будет разбито. Сейчас, пока она молода и ещё не привязалась к тебе слишком сильно, разорвать отношения будет куда милосерднее, чем позднее. Ты понимаешь, о чем я?

Чарли потребовалась вся сила воли, чтобы сказать эти ужасные вещи, и он видел, какое впечатление произвел: казалось, парню стало трудно дышать.

– Белле будет лучше без меня, – согласился парень без каких-либо возражений и тяжело вздохнул, поднимая на девушку мрачный взгляд.

– Я переговорил с Рене, она готова забрать Беллу домой, – Чарли поднялся, выполнив свой отцовский долг и узнавая приближающиеся торопливые шаги бывшей жены в коридоре – у него не было желания лишний раз с ней пересекаться. – Надеюсь, ты сделаешь правильный выбор.

Он сухо кивнул и ретировался из палаты, сославшись на шанс пообедать – выслушивать нотации Рене за последние несколько часов он очень устал.

~ ~ ~ ~


Следующий день выдался утомительным: они все просто ждали, когда Белла проснется. Дежурили по очереди возле ее постели, иногда выбирались перекусить. Ни о чем сложном больше не говорили, если не считать бывшей жены, которая проклевала Чарли весь мозг советами и претензиями.

Рене перехватила Чарли, когда он возвращался в палату к дочери после обеда. Ее глаза были на мокром месте, и она что-то строчила в телефон.

– Белла очнулась, дорогой, – сообщила она привычной для нее скороговоркой, – с ней все хорошо. Она как раз зовёт тебя, – и, не обращая больше внимания на бывшего мужа, она быстро утопала к лифту.

Возле двери Чарли помедлил, услышав разговор. Эдвард как раз выполнял обещание, предлагая Белле вернуться к маме.

– ...что? – голос дочери был усталым после длительного воздействия снотворного, но прервался истерической нотой.

– Белла, уезжай в Финикс, чтобы я не причинил тебе вреда...

Чарли нахмурился, осознавая, что оказался прав, и вся эта история с падением с лестницы была выдумкой. На самом деле произошло что-то иное.

– Что? Нет!.. – истерические ноты превратились в настоящую панику, и отец почти пожалел, что выпросил у Эдварда такую сомнительную услугу. Непохоже, чтобы его дочь была недостаточно влюблена, как раз наоборот – возможно, они спохватились слишком поздно.

– Ты меня бросаешь?! Нет, ты не можешь сделать этого, мы друг без друга не можем... Я не хочу никуда уезжать, я хочу быть с тобой!

Пульс Беллы зашкаливал так, словно ее сердце сейчас не выдержит, и Чарли от переживаний что есть силы сжал кулак.

– Тише, – уговаривал ее Эдвард, теряя уверенность, – я рядом. Я буду рядом.

– Хорошо, – голос дочери все ещё дрожал от сдержанных слез, но уже становился спокойнее, – только не говори мне этого больше. Никогда!

Вздохнув, отец прислонился спиной к стене рядом с палатой и устало закрыл глаза. Его благородный план провалился: он опоздал, дочь уже попала в капкан несчастливой любви, сопряженной с неизвестной опасностью, о которой он даже не имеет представления.

~ ~ ~ ~


Это были тяжёлые два месяца. До выпускного Белла носила гипс и находилась на домашнем обучении, но, несмотря на это, закончила класс с отличными оценками. Эдвард ей во всем помогал: приезжал каждый день, привозил задания и даже занимался.

Чарли был благодарен ему за заботу, но от своих подозрений так и не избавился. Святая вода и чеснок все ещё присутствовали в доме, бессмысленные и забытые; и Каллены все так же исчезали в дни, когда светило солнце.

Лишь единожды в яркий погожий день Каллены не пропали бесследно: Белла отправилась к ним в гости. Чарли не мог не отметить, что Эдвард заехал за девушкой рано утром, когда солнце ещё не взошло над деревьями, лишив шерифа возможности проверить свою теорию. Этот случай оставил Чарли с неприятным осадком: если с Калленами и было что–то не так, Белла об этом знала. Она понимала, с кем встречается.

Ну или, как водится, Чарли преувеличивал значение солнца и Каллены действительно просто выбирались в походы…

Выпускной обещал стать не самым приятным днем: дочь все утро жаловалась на то, что не хочет идти, что платье не сочетается с гипсом и что она даже до перелома не умела танцевать. Тогда какой в празднике смысл?

Чарли был с ней согласен. Он и сам не любил шумные вечеринки с толпами людей.
Но Белла была подростком, и повеселиться ей было бы неплохо, как и выбраться из четырех стен. А ещё она наконец-то сняла с запястья бинт, который упорно носила на протяжении нескольких недель.

– Что это? – схватив дочь за руку, отец потрясённо уставился на розоватый шрам в виде полумесяца, дававший шерифу почву для возобновления задремавших подозрений.

Как он и думал, Белла испуганно прикрыла след преступления ладонью и три секунды медлила, придумывая, что сказать.

– Порезалась о стекло.

– Ложь! – Чарли недовольно прищурился. – Белла, это похоже на укус, причем не животного!

Дочь закатила глаза, словно отец сморозил абсолютную чушь.

– В тот момент мне было не до анализа своих порезов, – проворчала она. – Может, я и прикусила себе руку, от боли в ноге, например.

Чарли сделал вид, будто верит. А что ему оставалось? Не говорить же дочери, что ее парень, возможно, вампир. Это было смешно.

И все же шериф был возмущен вероятностью того, что Эдвард или кто-либо еще мог быть причастен к этой ране Беллы. Отец все еще осознавал, насколько близка она оказалась к смерти из-за того приключения, подробности которого никто ему так и не рассказал, а он, по доброте душевной, спустил это молчание на тормозах. Оттаявшее было отцовское сердце вновь ожесточилось, и Чарли припомнил все, о чем просил парня до того, как принял его в своем доме и поверил в искреннюю любовь к дочери.

Вечером шериф встречал Эдварда во всеоружии: положил на видное место не только нарезанный чеснок, но и свежий кол.

Парень был сама элегантность, поздоровавшись с Чарли в свойственной ему манере аристократа прошлого века – то есть, как всегда, впечатляюще. На нем идеально сидел недешевый костюм, и Чарли с трудом сдержал недовольство: он бы предпочел видеть в кавалерах дочери кого-то менее напыщенного и смазливого. Такому красавцу, как Эдвард, нельзя было доверять.

– Чаю или воды? – заботливо предложил радушный отец, раздраженный тем, что парень в очередной раз никак не отреагировал на атрибутику убийства вампиров.

– Воды, пожалуйста, – вежливо согласился Эдвард.

Чарли, в сущности, было безразлично, что выпьет Эдвард, у него для всего была заготовлена святая вода. Ему, скорее, было интересно, выпьет ли он вообще – шериф ни разу не видел, чтобы парень пил или ел, от общих ужинов он всякий раз отказывался.

Они сели за стол, пока Белла запаздывала, как все девочки. Наступила крайне неловкая пауза, ухудшившаяся тем, что Эдвард поднял стакан и, спокойно глядя Чарли в глаза, медленно сделал пару глотков. И-и... ничего из ряда вон выходящего не произошло. Он не сгорел, не скрючился от боли и даже не поморщился. Ещё один эксперимент закончился ничем.

Чарли вздохнул, признавая безнадежность своих нелепых усилий: либо эти добрые самаритяне и не вампиры вовсе, либо все представления людей об этих существах в корне не верны.

Так или иначе, Эдвард вел себя слишком идеально, чтобы у Чарли появился повод навсегда выставить его за дверь. Парень очень переживал из-за того, что Белла пострадала в Финиксе, и его забота о ней всегда выглядела серьезной и настоящей. Он проводил с Беллой больше времени, чем любящий муж со своей заболевшей женой, а уж как он смотрел на нее... не приходилось сомневаться в силе его чувств и решимости окружить любимую вниманием и хлопотами, о которых редкие подростки, а то и зрелые мужчины, имеют представление.

На губах дочери шерифа улыбка расцветала всякий раз, когда парень был с ней. Так мог ли Чарли и дальше требовать у Эдварда, чтобы он оставил Беллу в покое? Шериф скрипя сердце признавал, что к парню он, вероятно, несправедлив. По крайней мере, у него так и не появилось никаких доказательств обратного.

Наконец, Белла спустилась вниз: в облегающем длинном платье, которое отец никогда на ней не видел.

– Элис одолжила мне его, – скромно повинилась она. – Но этот гипс...

– Ты прекрасна, – восторженно молвил Эдвард, вызывая у Чарли стойкое ощущение, что этот парень попросту нереален. Шериф так и не смог поверить в чистоту и искренность его намерений, несмотря на все, что видели глаза, и постоянно ждал какой-то подвох.

– Я о ней позабочусь, Чарли, – со всей убежденностью заявил Эдвард.

– Это я уже слышал, – не удержался Чарли от скептического замечания. В прошлый раз после обещания позаботиться Белла собрала дорожную сумку и с криками уехала домой. После второго обещания, что с ней все будет хорошо, она попала в больницу. Так можно ли верить этим ясным глазам и очаровательным улыбкам, скрывающим неизвестные и опасные тайны внутри?

Хорошо хоть, о новых преступлениях ничего не слышно. Либо Каллены взялись за ум, либо их действительно совершали не они.

Чарли смотрел через окно вслед дочери, которую Эдвард под локоть очень аккуратно вел к своей машине, а потом с тем же трепетом усаживал на сиденье, позаботившись даже о такой мелочи, как подол платья, не дав ему попасть в грязь.

На первый взгляд казалось – это парень мечты, любой отец желал бы такой партии для своей дочери. Но где-то в глубине души у Чарли все равно сидел страх. Чутье полицейского не давало поверить в благие намерения целиком и полностью. Было ли дело в солнечных днях или оставленных на дверце крузера отпечатках пальцев, или в тайнах прошлого, которые эта семья успешно скрывала, или в двусмысленностях, которые шериф слышал в тех или иных словах, но ясно было одно: когда-нибудь эти люди причинят его дочери боль. И лучше бы это произошло до того, как последствия станут неотвратимыми, и Белла этот удар не переживает.

Ну а пока... Чарли вытащил мусорный пакет и стал скидывать в него свежий и давно высохший чеснок, спрятанные по дому осиновые ветки и другие причудливые предметы, не оказавшие никакого воздействия на предполагаемых врагов. Были ли Каллены вампирами или любыми другими существами, а может они были и просто людьми, но то, что они были опасны и скрывали это, шерифу было очевидно.

Очень глупо было надеяться подловить их таким примитивным способом, но все же Чарли не собирался сдаваться. Он был хорошим копом и довольно упрямым человеком, поэтому знал: когда-нибудь подозреваемые обязательно совершат ошибку, и шериф снова окажется на коне.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/350-38205-1
Категория: Мини-фанфики | Добавил: Валлери (02.04.2019)
Просмотров: 1627 | Комментарии: 22


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 22
0
22 sonador   (17.05.2019 21:23)
обвести Чарли вокруг пальца было тяжелее, чем обычных людей. наверняка свою наблюдательность Белла унаследовала от отца. а то, что Чарли был ещё и копом добавляло трудности для "скрывающихся". интересно было почитать начало Сумерек от лица Чарли. то, как он расследовал убийства в родном городе и читая его теории о "семейке Аддамсов", учитывая, что они были недалеко от правды. представляю, как веселился Эдвард, когда дышал у них дома практически одним чесноком и видя осиновые колья. с другой стороны, Чарли не просто увидел, а прочувствовал его любовь к его дочери.

0
21 detenich   (01.05.2019 17:10)
Такой Чарли мне нравится больше, чем у Майер. Думающий, рациональный шеф полиции и заботливый, в меру своих представлений о заботе, отец.
Некоторые моменты заставляют улыбнуться. Есть некоторые нюансы но, скорее всего, они связаны с незнанием автора тонкостей.
В общем произведение хорошее, с хорошим повествовательным стилем, очень спокойное и последовательное.
Удачи автору в дальнейшем.

0
20 Noksowl   (29.04.2019 23:21)
Интересный вариант развития событий от лица Чарли! happy Понравилось его стремление докопаться до истины, не забывая при этом заботиться и о дочери. С интересом читала, как Чарли вел расследование и как это удачно состыковывалось с каноничными событиями.)
Все таки Каллены плохо заботятся о создании своей легенды.) Хотя бы чтобы не привлекать внимания своими подозрительными данными. А с развитием технологий. Регистрацией данных населения. Это становится все более жизненно необходимым. cool
Многое Чарли заметил, но с проверками мог бы более широко развернуться.) Например инициировать по какой-то надуманной причине еще и медицинское обследование, чтобы удостовериться, Карлайл - вампир или нет.) Но слишком версия необычна и немыслимая, оттого и решительности было не так много, чтобы раскручивать дело в этом направлении.)
Было интересно!) Спасибо за историю!) Удачного участия в конкурсе! smile

0
19 Котова   (28.04.2019 11:56)
Понравилось произведение. smile В начале я подумала, что будет строгий канон, но потом увидела очень хорошую альтернативу сюжета на основе канонических образов главных героев.

Спасибо за рассказ. tongue

0
18 Солнышко   (27.04.2019 22:17)
Очень понравился такой Чарли, гораздо более интересный и умный персонаж, и более логично вписывающийся в сюжет, если уж на то пошло, чем "оригинальный" Чарли. С таким персонажем Сумерки читались бы куда интереснее, когда героям пришлось бы реально "покрутиться", чтобы скрыть от Чарли то, что должно быть скрыто. smile

Цитата Mashunya ()
И еще вот эта мысль о том, почему такой хирург в таком захолустье, но вот у меня как у читателя возник вопрос, а почему такой прогрессивный и рассудительный шериф все еще в таком захолустье cool ?

Есть все же разница. Чарли, как я понимаю, в Форксе всегда жил - он мог не уезжать, потому что такие люди просто не любят менять место жительства. А Карлайл - приехал. И раз уж он все равно переезжал, то почему в захолустье, а не в куда-то более приличное место? Подозрение о том, что человек от чего-то сбегает, как-то само по себе возникает в таком случае.

0
17 PONKA   (10.04.2019 14:02)
Спасибо большое за историю.
Чарли получился каноничный. И здесь прекрасно соединено то как он с одной стороны рационально мыслил, пытаясь докопаться до причин внезапных смертей, и всех странностей связанных с Калленами, и звонил, пытаясь узнать откуда они вообще появились, и сопоставлял все факты, что он о них знал воедино, и в тоже время, я смеялась с его попыток вывести их на чистую воду. Осиновые колья, чеснок и святая вода biggrin :D biggrin
Мне работа понравилась. Вы раскрыли немногословного Чарли, добавили ему всего того, чего так не хватало, лично мне, и во время прочтения саги и во время просмотра.
Удачи в конкурсе.

0
16 Lidiya3397   (09.04.2019 22:45)
Спасибо за необычно выбранного героя. Отец и дедектив, полицейский и просто очень неглупый человек, любящий и переживающийся за свою дочь. Читается на одном дыхании и совсем не вижу огрехов... Отлично написано: "Их полные ярости взгляды пересеклись, и Чарли опешил, увидев в глазах Эдварда такое, чего не видел прежде никогда. Словно на миг он погрузился в черную бездну отчаяния, испытал самый глубокий и всеобъемлющий страх. Вот что было в глазах семнадцатилетнего парня – ужас, мольба и, самое непостижимое, мудрость глубокого старика." Удачи и ещё раз удачи в конкурсе!!!

+1
15 Mashunya   (07.04.2019 19:47)
Спасибо большое за авторскую историю. Первое, что привлекает это нетипичный выбор главного героя. Особенно отмечу, то как вы выстроили свою линию, свою историю Чарли, и при этом талантливо вплели его в события описанные в Сумерках. Как будто отрыли нам еще одну часть Сумерек, просто со стороны другого персонажа. Дополнили оригинал. Немного смутили попытки мысленных шуток над именем Эдварда. И еще вот эта мысль о том, почему такой хирург в таком захолустье, но вот у меня как у читателя возник вопрос, а почему такой прогрессивный и рассудительный шериф все еще в таком захолустье cool ?
В целом, очень хорошо, выверено по сюжету, по раскрытию характера все написано.
Хорошая работа. Спасибо.

0
14 Marishelь   (07.04.2019 18:52)
Благодарю, Автор! Замечательная у Вас получилась альтернатива! Вот только теперь мне стали понятны некоторые странности в поведении Чарли, которые вызывали вопросы в Саге)). Мне всегда казалось странным, что факт обескровливания жертв оставался "за кадром", никак не объяснялся и не вызывал подозрений у полицейских. Словно это в порядке вещей. Но теперь-то я могу реабилитировать Чарли как профессионала и отца)). Он все же подозревал Калленов, но доказательств не было, а Эдвард помешал ему поехать вслед за Беллой)

0
13 tess79   (07.04.2019 09:03)
Огромное спасибо автору за историю! И за выбор мужчины, чей мужской взгляд на ситуацию обрисован, и обрисован очень и очень умело!
Чарли такой узнаваемый, прямо родной happy Меня все время "сверлил" только один червячок... что случилось с Элис? Уж больно глубоко удалось Чарли "копнуть" в своих подозрениях смерти Уиллана. Я так и ждала что сейчас выкатят тело, а там бац... и следы уже иные biggrin или отчетец вдруг подменен biggrin
Замечательная история, и читать ее было настоящим удовольствием! Спасибо, дорогой Автор. Удачи!!!

0
12 MissElen   (06.04.2019 23:02)
Всегда мечтала прочесть сагу от лица Чарли и с удовольствием прочла хотя бы небольшую её часть ограниченную размерными рамками конкурса. В канонической истории меня всегда раздражало нарочитое упрощение и очень странное для шефа полиции нелюбопытство и добровольный отказ от раскрытия загадочных событий, происходящих на его "земле" и касающихся его семьи. И объяснение это отказом принимать что-то необъяснимое и мистическое чтобы не разрушать свой рациональный, понятный и привычный мир, меня никак не устраивало. Да, Каллены поставили его перед выбором - не задавать вопросов и иметь возможность общаться с дочерью и внучкой, не упорствуя в опасных знаниях, или безо всяких объяснений расстаться с ними навсегда, но делать собственные выводы никто запретить не может и не обязательно они должны быть "неправильные", к каким он пришел в саге. Из всякого запрета могут быть исключения и Чарли мог стать таким, но из него сделали страуса, прячущего голову в песок от опасностей... Ну, вот, опять Остапа понесло и эти мои брюзжания никак не относятся к данной альтернативе. Тут как раз Чарли очень заинтересован и решительно настроен покончить со всеми тайнами и странностями творящимися вокруг. Думаю, Каллены, благодаря Эдварду и, возможно, Элис, знали о подозрениях Чарли на их счет и, если бы не только что начавшиеся отношения Эдварда с Беллой, покинули Форкс под благовидным предлогом. А после того как Джеймс открыл охоту на Беллу это стало невозможным и Эдвард даже слегка приоткрыл покров тайны перед Чарли, показав быстроту и силу, предотвращая погоню за пикапом дочери. Да и постоянные двусмысленные намеки Эдварда подогревали подозрения шефа. Он заметил и правильно понял почти все странности Калленов, хотя и не избежал наивных стереотипных методов разоблачения вампиров, таких как чеснок, св. вода и осиновые колья и насчет избегания солнечного света правильно подметил. В общем, свою наблюдательность Белла, похоже, от него унаследовала. Казалось, что еще немного и Чарли сумеет добраться до истины, вынудив, например, Калленов или хотя бы Билли отвечать на вопросы, но знающие слишком увертливы и молчат как партизаны, так что истина где-то рядом, но схватить её не удается... пока. Хочу прочесть продолжение этой альтернативы, очень на это надеюсь

Спасибо! Пока эта история мой фаворит. Удачи в конкурсе.

0
11 Валлери   (06.04.2019 17:41)
Необычный взгляд на историю "Сумерек", где Чарли предстает более прозорливым полицейским, чем нам представлялось. Мне всегда казалось, что Чарли знает больше, чем говорит, просто ему нечего предъявить Калленам, нет доказательств. Да и поверить в вампиров человеку уровня Чарли было бы сложно, даже если бы какие-то доказательства были, рациональный мозг полицейского искал бы опровержения.
Автор решил показать Чарли очень прогрессивным, но при этом остался в каноне: Чарли так и не смог ничего доказать, поэтому уступил. Канон не нарушен, и такая альтернатива вполне могла бы быть))
Спасибо за историю! happy

0
10 Korsak   (04.04.2019 20:19)
Огромное удовольствие получила от прочтения!История от лица Чарли!
Мне всегда казалось мало логичным, как он хорошо принял Ренесми и объяснение ее появления. Не сошел с ума от перевоплощения Джейка. Не стал искать ответы и задавать вопросы, как попросила Белла.
И вот сейчас все стало понятно! Как именно думал Чарли, что пришел ко всему выше перечисленному.
Все получилось очень аккуратно, пытливо и логично. Я читая, видела Чарли из Сумерек и ощущал, что именно так он и рассуждал.
Спасибо большое!
Кстати, очень хотелось прочитать дальше)) Особенно Рассвет глазами Чарли))

0
9 orchids_soul   (04.04.2019 16:33)
Благодарю за историю! Впервые я читала историю, написанную от лица Чарли. Этот конкурс радует неожиданным выбором повествующих лиц!
Это было как прочесть одну из самых интересных частей книги и всей серии, которой можно было бы дать название Сумерки. Чарли.
Здесь мы во всей красе увидели отца главной героини, автор великолепно передал его эмоции и мысли, даже схожесть с каноничной Беллой, ведь в какой-то из следующих оригинальных книг Эдвард говорил, что едва слышит мысли Чарли, и, скорее всего, этот дар Белла получила именно от отца.
В общем, я получила большое удовольствие от прочтения!

+2
8 Gracie_Lou   (03.04.2019 12:34)
Ну... Это многое объясняет. biggrin biggrin biggrin
Очень понравилась та часть рассказа, которая касается взаимоотношений отца и дочери.
От расследования я, если честно, ожидала большего. Рассуждения Чарли слишком прямолинейны для полицейского, маловато предположений и выводов.
Цитата Текст статьи ()
Ну а пока... Чарли вытащил мусорный пакет и стал скидывать в него свежий и давно высохший чеснок, спрятанные по дому осиновые ветки и другие причудливые предметы, не оказавшие никакого воздействия на предполагаемых врагов. Были ли Каллены вампирами или любыми другими существами, а может они были и просто людьми, но то, что они были опасны и скрывали это, шерифу было очевидно.

И что? А если он ошибается? Да, возможно, Каллены- вампиры, но вся эта ерунда на них не действует. Но так же есть вероятность, что Каллены - не вампиры, но существуют вампиры, на которых возможно действует вся эта ерунда. Ведь в их дом никакая нечисть не проникла, не так ли? Нельзя отбрасывать версию, что не проникла именно из-за чеснока и осиновых веток. И вот эти маленькие "если" и "а может быть" постоянно выпадают из рассуждений Чарли, оставлены только те, что нужны для развития сюжета, к сожалению.
Шутка про пони зачётная! biggrin biggrin biggrin biggrin wink

+2
7 pola_gre   (03.04.2019 09:39)
Цитата Текст статьи ()
– И я бы не хотел смотреть на то, как сердце моей дочери будет разбито. Сейчас, пока она молода и ещё не привязалась к тебе слишком сильно, разорвать отношения будет куда милосерднее, чем позднее. Ты понимаешь, о чем я?

Я думала история дойдет до того места, как Чарли пожалеет о своих словах wink
И даже простит вернувшегося Эдварда за то, что он уехал, бросив его дочь, раз сам же об этом просил cool
Всегда хотелось почитать "Сумерки" глазами именно Чарли. Спасибо!

0
6 ♥ღАврораღ♥   (03.04.2019 09:25)
Еще одна история, которая меня поразила своей оригинальностью. По крайней мере для меня.Я не особо задумывалась о том, как Чарли видел историю Беллы и Эдварда со стороны, через что он проходил, тем более началось все довольно со странных обстоятельств и убийств. И закрутилось настолько лихо, вплетая в общий сюжет Беллу, ее стремительный отъезд, опасность, следующую за ней по пятам, Калленов, которые вели еще более подозрительно, чем обычно. И как вишенка на торте попадание в больницу единственной дочери со знакомыми укусами и следами. И вот теперь мы знаем один из вариантов, как все мог воспринимать Чарли, и мне зашло его поведение, его мысли, и это натолкнуло меня на другие мысли!
Спасибо автору за эту историю и пищу для размышлений, удачи на конкурсе wink

0
5 Crazy_ChipmunK   (03.04.2019 08:32)
Как же гладко ваше видение вписано в канон, автор. Так продуманно-аккуратно, что вполне может считаться невидимой частью оригинальной истории.
Понравилось и исполнение - хороший текст (буквально в паре мест немного недоглядели) с включением интересных деталей и ноток юмора, но ничего лишнего, несвойственного сдержанному Чарли.
Большое спасибо за доставленное удовольствие и удачи в конкурсе!

+1
4 leverina   (03.04.2019 00:55)
Альтернатива - деликатна. Включения в нее канона - чрезвычайно удачны и уместны. Название истории - очаровательно. Начало рассказа - великолепно. Тщательное и неторопливое внимание к Чарли - трогательно. Максимума мой восторг достиг от предположения, что Уиллона покусал пони. Финал тоже подарил немало веселых мгновений.

Увлекательно было следить, как вспыхивают догадки в проницательном мозгу Чарли. Сочувствие вызывали его попытки пробить стену молчания Карлайла и Билли... Восстановление его доверия к доброму другу Карлайлу показалось даже чрезмерным - как будто рядом затаился Джаспер, коварно играющий с чувствами Чарли (канонный Джаспер, несомненно, обходил больницу за версту, но ведь это альтернатива).

После так извилисто выписанного разговора с Карлайлом я ждала от как-бы-не-допроса Билли несколько больше оттенков. Но тут мне вдруг предложили бесхитростно-сурового, немногословного индейца, не обманывающего и не увиливающего, а честно, благородно и искренне молчащего.

И тут... Слегка поблек многоцветный бархат повествования, уступая место черно-белому в общем-то контрасту прямодушного краснокожего воина с хитрым бледно-хладным доктором Сахаром Медовичем. Понемногу окрепло ощущение, что рассказ написан с тщательно дозированной нелюбовью к Калленам и их приспешнице Белле. Эти микродозы неприязни, конечно, не изъязвили вконец первоначально заданный вдумчивый, доброжелательно-объективный и даже необычно нежный для детектива стиль повествования, но малость его покоробили, огрубили и упростили.

Ниже следует очень небольшой список моих "претензий".
Претензии, разумеется, беру в кавычки, потому что это альтернатива, и авторы, конечно же, вправе менять все что угодно. Например, через неглубоко залегающую бедренную артерию, если ее повредить, совсем несложно потерять литр крови, но можно и нужно было (для развития данного конкретного сюжета) заменить эту каноническую рану на просто "глубокий порез", чтобы дать Чарли новую улику и вставить словечко про "брехливую версию".
Или: вряд ли у Чарли в 2005 году был сотовый - но ведь нужен обоснуй того, почему в этой истории Чарли, при всей его "альтернативной" озабоченности, по-канонному медлит, а не мчится немедленно вслед за Беллой - и опять же, не удалось бы вставить словечко про "невнятные смс".

А вот менять нижеперечисленное необходимости все же не было.


Рассказ - очень качественный. Замысел - ясен и последовательно реализован. Язык - красивый и весьма грамотный. Замечательно, что на конкурсе - работы такого высокого уровня. Главный герой, детектив и отец, меня по-настоящему увлек и тронул. Он и правда много ходил (но не могу сказать "прогуливался") по лезвию - между действием и бездействием, гневом и сочувствием, доверием и подозрением...

Эх, пойду хлебну святой водички. Пост все-таки. Великий.

0
3 marykmv   (02.04.2019 20:27)
Довольно-таки оригинальное домысливание оригинальной истории. Можно сказать «Сумерки» глазами шерифа Свона, если бы он был более наблюдательным и меньше доверял Карлайлу Каллену.
Временами мне становилось смешно пока читала. Особенно, когда Чарли обмазал весь дом чесноком и завесил все осиным колом. Кажется из ряда вон выходящим такой нервный образ Свона. Ведь как нам известно из оригинальной истории Чарли малоэмоционален и отнюдь не пытлив, хотя он хороший полицейский и найдет Эдварда где угодно.
Признаюсь, что описанный шеф полиций загнал меня в ступор, чем и история меня зацепила.
Спасибо, автор. Удачи на конкурсе.

0
2 vsthem   (02.04.2019 19:39)
Чарли удивил так удивил. Как полицейскому, ему, казалось бы, должен быть свойственен рациональный взгляд на вещи, и я не могу сказать, что он не разумен и не вдумчив, но чеснок, святая вода и кол это уже что-то новенькое и экзотическое для него. Забавно. Вот только возился он зря. Эффекта ноль. Пять баллов ему за погружение в тему и за то, что, как истинный охотник, он не отмахнулся от вроде как бредовой мысли, вызванной содержимым компьютерного экрана, но впустую потрачено столько времени и ресурсов, да и Эдварда отвадить не удалось. А так интересная история. Любопытно было читать про перемещения Чарли и про его изыскания. И в конце даже вроде как стало жаль, что при всём его сохранившемся намерении докопаться до истины на коне ему все-таки не быть. Да и вообще лучше некоторых вещей не знать. Ему просто следует быть благодарным, что при всей своей опасности вот уж Белле Каллены точно не нанесут сознательно непосредственного вреда.

0
1 Элен159   (02.04.2019 17:26)
Я получила огромное удовольствие, читая данную историю. Чарли наконец-то открылся со всех неизвестных сторон (в книгах и фильмах мало ему времени и слов уделялось). А здесь я зачитывалась переживания усатого полицейского, переживая и злясь вместе с ним. Момент с чесноком и святой водой меня очень порадовал: я бы даже сказала, что рассмешил. Без суеверий даже копы не могут обойтись))) Данный момент внес в историю капельку юмора, хоть и приправленного опасностью и мистикой.
Я по-новому смогла взглянуть на поступки Чарли (первая встреча отца и парня Беллы по-другому теперь мной воспринимается. Я стала понимать, почему же на самом деле Чарли вдруг решил почистить ружье) Конечно же, все могло быть иначе, но по логике вещей такое тоже вполне имеет место быть.

Спасибо большое за историю) Я влюбилась в нее с первого абзаца)

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями