Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1647]
Из жизни актеров [1615]
Мини-фанфики [2463]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [4]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4675]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2368]
Все люди [14876]
Отдельные персонажи [1454]
Наши переводы [14185]
Альтернатива [8953]
СЛЭШ и НЦ [8717]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4231]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей мая
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (01-31 мая)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Тихий зов надежды
Иногда глас судьбы еле слышен, зов надежды – едва уловим. История о чуть заметных, смутных и мимолётных знаках и силах, которые привели Джаспера к его Элис. POV Джаспер.

Клуб Критиков открывает свои двери!
Самый сварливый и вредный коллектив сайта заскучал в своем тесном кружке и жаждет свежей крови!

Нам необходимы увлекающиеся фанфикшеном пользователи, которые не стесняются авторов не только похвалить, но и, когда это нужно, поругать – в максимальном количестве!

И это не шутки! Если мы не получим желаемое до полуночи, то начнем убивать авторов, т.е. заложников!

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла

Список (The List)
1 - Одна Женщина (Гермиона Грейнджер).
2 - Пять мужчин (экс-слизеринцы, члены клуба "Змеиное логово").
3 - Двадцать желаний, которые необходимо выполнить до дня рождения.
4 - Шесть месяцев жизни (такая вот неприятность).
5 - Несчётное количество любовных свиданий!

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!

Страх перед любовью
Белла Свон - обычная девушка из Форкса.Она влюбляется в парня из богатой семьи - Эдварда Каллена. Некоторое время он издевался над ней, но всё же решил ответить взаимностью. Белла не может поверить, что Эдвард её парень. Сможет ли она всё таки осознать, что это правда и поверить в это?



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



... что победителей всех конкурсов по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Фанфики каких фандомов вас интересуют больше всего?
1. Сумеречная сага
2. Гарри поттер
3. Другие
4. Дневники вампира
5. Голодные игры
6. Академия вампиров
7. Сверхъестественное
8. Игра престолов
9. Гостья
Всего ответов: 542
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Потерянный рай. Главы 19-21

2018-6-25
18
0
Глава 19. Предположения

Белла


Я пришла в себя в своей кровати, укрытая легким одеялом. Первое чувство – тянущая боль над грудью, в месте, где меня коснулась рука неизвестного существа. Поморщившись от неприятных ощущений, я попыталась подняться. Голова шла кругом, но, вцепившись в край постели, словно в спасательный круг, я справилась – осторожно опустила ноги на пол и села.

Пара глубоких вдохов-выдохов. Укутавшись в одеяло, я постаралась привести себя и свои мысли в порядок. Почему я голая? Отчего в кровати, хотя, судя по освещению за окном, сейчас только сумерки? Почему болит?

Тут мой взгляд упал на валявшиеся на полу разорванные джинсы. Чуть дальше в таком же состоянии лежала футболка.

Я схватилась за голову. Память начала проясняться. Кажется, сейчас меня стошнит… Я вспомнила, что произошло сегодня днем, после того как я вернулась домой.

Картинки мелькали одна за другой, вызывая дрожь и отвращение. Я вспомнила Эдварда, его настойчивые поцелуи, как пыталась сопротивляться. Его страшный, голодный взгляд, от которого меня бросало в дрожь. Вспомнила свое бессилие и страх перед ним. Попыталась ухватиться за то, что случилось после, но не смогла – в памяти была пугающая пустота.

С трудом поднявшись с постели, я некоторое время постояла, привыкая. Меня слегка пошатывало. Что за фигня происходит? «Как будто кровь мою испил вампир», – лезла в голову строка из дурацкой песни.

Шатаясь, я добралась до ванной. С затаенным страхом внимательно изучила свое отражение в зеркале. С облегчением выдохнула: следов укусов или еще чего-либо подобного не увидела. Но проступающие на руках и плечах синяки заставили меня схватиться за край раковины.

Перед глазами снова встал Каллен, его потемневший взгляд, не оставляющий мне никакой надежды на жизнь. Тем более странно, что я жива…

Как он смог сдержать себя? Неужели сумел в самый последний момент взять себя в руки?

Я снова напрягла память, пытаясь вспомнить, чем закончилось мое противостояние с ним. Ничего не вышло. Вопросы остались без ответов. Почему я голая? Отчего не могу ничего вспомнить? Было между нами что-то или нет? Как я могу узнать, если тело все еще помнит другого?

Меня начало трясти. Ведь сегодня я могла умереть. Эдвард, который дважды спасал меня, мог, не напрягаясь, убить меня. Вернуть в Ад. Не это ли имели в виду те демоны, когда говорили, что скоро я присоединюсь к ним?

Я пошла в душ. Теплая вода уносила с собой часть напряжения, голова более-менее начала проясняться. Мне надо взять себя в руки, надо быть сильной – никаких истерик и слез.

Пока не выясню, что произошло, не позволю себе глупых соплей из-за неподтвержденных подозрений. Но помоги Бог Каллену, если он воспользовался мной... Я не знала еще, каким образом, но выясню все про таких, как он, и убью Эдварда собственными руками – медленно, так, что на нем места живого не останется. Несмотря на все, что он для меня сделал.

Одевшись, я спустилась вниз и заняла себя работой. Скоро вернется Чарли, нужно приготовить ему ужин.

Привычные движения – помыть, очистить, – но я совершала их словно во сне. Резала ножом мясо, потом лук... Видимо, я переоценила свои возможности: нож соскользнул и оставил глубокий порез на пальце. Я смотрела, как капает кровь, как по разделочной доске растекается алая лужа, а лук из белоснежного становится розовым.

Капли стекающей крови заворожили меня. Я смотрела на них, вспоминая, как развивались мои отношения с Эдвардом. Моя кровь – его еда. Почему я пренебрегала этим фактом?

Боже мой! А ведь был момент, когда я ловила себя на мысли, что Каллен красив, что он может мне понравиться, если бы не Дин…

Глупая дура!

Они – не люди. Они животные. Дин всегда твердил мне это.

Я схватила полотенце и крепко прижала к ране. Боль отрезвляла. «Похмелье», вызванное Эдвардом, проходило.

Посмотрела на безнадежно испорченный лук и на мясо, которому тоже досталось. «Фиг с ним!» – подумала я, отправляя все в мусорку. Продезинфицировав и перевязав палец, начала весь процесс сначала.

Пока Чарли не вернулся домой, оставалось сделать еще одно дело – позвонить Эдварду. Я взяла в руки свой мобильник. Палец нерешительно замер напротив его имени. Не хочу слышать его голос… Вообще ничего общего не желаю с ним иметь, но от случившегося не убежать. Мне необходимо с ним поговорить и выяснить правду.

Собрав в кулак волю, позвонила. Увы, чертов абонент вне зоны досягаемости. Интересно, на охоте или в своем репертуаре – натворил дел и сбежал? Ну, это он зря. Я его из-под земли достану.

Позвонила ему еще раз и оставила голосовое сообщение: «Нам надо поговорить. Увидимся завтра в школе».

Встречаться с ним в каком-либо безлюдном месте я больше не хотела.

Пока ждала отца, в голове вертелись сотни предположений. Но, как говорят, предположения – термиты отношений. Я не позволю им разрушить мои отношения с Винчестером. Не сегодня.

Закатав рукава, я еще раз изучила багровые синяки на запястьях. «Как минимум на неделю», – определила я. Сейчас они выглядели терпимо, но дня через три расцветут в полной мере.

Вопрос: что делать с Дином? Позвонить и перенести встречу на завтра? Послезавтра? Как долго я смогу отказывать ему? Я ведь даже не знала, надолго ли он в городе. Вчера мы перекинулись лишь парочкой слов, и то не имеющих к этому никакого отношения. И кто знает, что он подумает, если я дам задний ход.

Рассказать ему об Эдварде? Признаться в случившемся? Возможно. Но сначала нужно точно выяснить, что именно произошло, не пороть горячку. Да, Каллен хотел испить моей кровушки, да, желал воспользоваться моей беспомощностью, но я жива! Может, все не так плохо, как я думала?

Мне очень не хотелось впутывать Винчестера – слишком хорошо я знала его отношение к нечисти, знала про его «священную войну». У меня, конечно, не было таких глобальных поводов вести ее, как у него. Наверное, поэтому я так спокойно восприняла сущность Эдварда. И вот поплатилась за это.

***

Дин провел в номере почти весь день, готовясь к предстоящей охоте. Он был недоволен и не скрывал этого – последний разговор с Сэмом прошел на повышенных тонах.

– Дин, у нас тут есть проблема: парочка кровожадных вампиров. Давай сосредоточимся на них, а не на Калленах – эти не представляют опасности для людей. Согласись, мы не сможем со всеми справиться…

В общем, Сэмми-то, конечно, был прав. Со всеми они не справятся, и проблема сейчас не в Калленах, но сотрудничать с ними… Нравилось ли Дину все это? Нет. Доверял ли он вампирам? Черта с два*. Но он понимал, что помощь им не помешает, поэтому со скрипом уступил и согласился на временный союз с чертовыми вегетарианцами.

– Они дадут знать, как только выйдут на их след, – возбужденно сообщил Сэм, довольный сговорчивостью брата.

Дин смотрел на него и не понимал, отчего Сэмми так понесло на этих вампирах. Ну, не пьют они человеческую кровь – и что в этом такого необычного? Они уже встречали таких. Помнится, тогда Дин без лишних сомнений завалил одного такого человеколюба. Ни капли сожаления.

Хотя чего уж удивляться – его младший братишка всегда был слегка помешанным на всех этих вселенсколюбиближнего штучках. Сэм его не поймет – он не видел и сотой доли того, что пришлось повидать Дину. Поэтому старший Винчестер сидел и помалкивал, лишь изредка бросал на брата недобрые взгляды.

Сегодня у Дина был субботник: он чистил оружие, готовился к охоте. Это то, что он умел и делал это, надо признаться, хорошо. Вот и сейчас он полировал свой мачете и мимолетно вспоминал всех тварей, которых уложил им. Что ж, в словах «прирожденный убийца», некогда произнесенных относительно него, имелась доля правды.

Хотя на улице было довольно прохладно, Винчестерам пришлось открыть окно, потому что Сэм, достав походный котелок и начертив на полу пентаграмму, уже произносил положенное заклинание над весело булькающим варевом. Ей-богу, ему только плаща со звездами и волшебной палочки не хватало – так смешно он выглядел со стороны. Но еще минут двадцать – и смесь, позволяющая им не пахнуть как люди, будет готова. В принципе, за это время они успеют пропитаться паром и дымом настолько, что ни один вампир их не учует. Дин не понимал, как вся эта хренотень работает, он знал лишь, что она не раз их выручала, позволяя незаметно подкрадываться к гнезду кровососов.

Дин продолжал чистить оружие. Теперь настал черед его любимой «Беретты», которую он повсюду таскал с собой. Она тоже удостоилась порции приятных и не очень воспоминаний. Но Винчестер любил эти воспоминания – они доказывали ему, что он был в нужное время в правильном месте.

Сэм не скрывал своего огорчения, когда вечером Дин начал собираться на встречу. Проторчал в ванной перед зеркалом минут двадцать, как всегда, еще минут сорок возился с одеждой. Да, есть вещи, которые никогда не меняются, и это не зависит от того, сколько лет провел в Аду.

– Если что, сразу звони, – проговорил Дин, на прощание похлопал брата по плечу и растворился в ночи.

Сэм не спорил с ним – все равно ничего не изменится, Дина сейчас не остановить. Тем более что полчаса назад позвонил Карлайл и сообщил о своей готовности помогать. Теперь им оставалось только затравить этих вампиров.

«Это будет нелегко», – сказал доктор Каллен, впрочем, Сэм это и без него знал.

Дин ехал на «Импале» к Белле. Сегодня он собирался поговорить с ней серьезно и объяснить все, что происходило в последние месяцы. «Ей следует знать правду», – уверен был парень. И ей необходимо понять, насколько опасной может стать теперь охота.

Стоило девушке сесть в машину, Винчестер заметил, что сегодня она какая-то другая – слегка нервная, напряженная.

– Что-то случилось? – спросил он.

– Все нормально, – коротко ответила она, пристегиваясь.

Белла не умела ему врать – это знал он, это чувствовала она.

– Точно? – настаивал парень. – Ты какая-то напряженная…

– Все в порядке, – отмахнулась она. – Просто проблемы с отцом.

– Он что-то заметил? – никак не желал успокаиваться Винчестер.

Девушке наконец удалось взять себя в руки и спокойно ответить:

– Если бы он что-то заметил, меня бы рядом с тобой сейчас не было. Просто неприятности в школе. Меня ведь сегодня не было.

– Они сообщили твоему отцу?

– Пока еще нет, но я не могу пропустить школу и завтра.

Он кивнул: хорошо, что ее теперь заботят школьные дела.

– Завтра я подброшу тебя домой до начала занятий, – проговорил Дин. – Не хочу, чтобы у тебя были неприятности.

Винчестер снял для них тот же номер, что и вчера. Менеджер понимающе ему ухмыльнулся и подмигнул. «Вот зараза», – подумал парень. Может ведь и засечь, с кем он тут. Сэм прав: возраст Беллы написан на ее лице.

Они прошли в номер, как будто и не выходили из него. Дин снова закрыл жалюзи и включил мягкий свет в изголовье. Для него сегодня все так же, как и вчера, а вот для Беллы все теперь по-другому.

– Выключи свет, – попросила девушка.

Это немного удивило – вчера им было хорошо и со светом. Да и не нравилось Дину заниматься любовью в полной темноте. Он этого не понимал, но Белла настаивала. И Винчестер, вздохнув, согласился.

Они стояли в темноте, только с улицы сквозь жалюзи пробивался редкий свет фар проезжающих машин. Дин подошел к девушке первым и крепко прижал к себе. Долгий поцелуй, в котором отражалась вся его нежность. Он гладил ее лицо, волосы, шею. В этих медленных ласках было что-то завораживающее, и Белла плавилась в его объятиях – насколько это было не похоже на то, что случилось днем.

Девушка тихо стонала, помогая ему освободить себя от одежды, раздевала его. Ее руки гладили горячее, сильное тело. Иногда под пальцами попадались шрамы – перед ней привыкший рисковать своей жизнью мужчина.

– Полюби меня! – в каком-то отчаянии попросила Белла.

Услышав ее голос, полный одновременно страсти и тоски, Дин поднял девушку на руки и пошел к кровати. Сегодня он не забыл о презервативах. Винчестер знал, что проявил вчера глупую беспечность – так тупо и безответственно поступают только пятнадцатилетние мальчишки.

В этот раз Дин входил в нее медленно, осторожно. Белла желала большего, но на то он и опытный любовник, чтобы сегодня не торопиться. Кровь стучала в его висках, но Дин двигался в медлительном темпе, глубже и глубже, разрывая ее сознание на лоскутки, заставляя выгибаться навстречу в попытке быть к нему ближе. Хотя куда еще ближе – придумать сложно.

А потом, когда девушка с криком кончала, он, накрыв ее уста поцелуем, шептал ей прямо в губы:

– Никто не знает тебя так, как я…

К чему это он? Белла не знала. Ей хотелось расплакаться, но стоит это сделать, как Винчестер поймет: случилось что-то серьезное. Поймет просто потому, что действительно знает ее так, как никто другой.

А потом они лежали вместе, прижавшись друг к другу, и Дин рассказывал девушке обо всем, что произошло за последние месяцы. Обо всем, что происходит в его мире. О гребаном Апокалипсисе, об ангелах и демонах. О своей новой работе, которую, если верить Кастиэлю, поручил ему сам Бог.

Естественно, Белле было страшно – не каждый день узнаешь, что привычному миру может прийти конец. Она тоже решилась рассказать о демонах, которые приходили за ней, о машине и о Тайлере, и о том, что только чудом осталась жива. Правда, имени этого чуда Белла так и не назвала.

Рассказала девушка и о том, какие шаги предприняла, чтобы защититься. Ее рассказ бил по Винчестеру. Все-таки он так долго к ней добирался. А Белла была тут одна, пыталась со всем справиться, зная то немногое, чем он успел поделиться с ней в Аду.

– Они сказали, что рано или поздно я сама к ним попаду. Их слова пугают меня, Дин. Я не хочу возвращаться, только не туда.

Девушка говорила с таким чувством, что у Винчестера сдавило сердце; кто, как не он, понимал этот страх. Дин еще крепче прижал ее к себе, шепча успокаивающие слова, уверяя, что ни за что на свете не допустит этого.

– Белла, я сделаю все, чтобы ты не попала туда. Я обещаю.

Девушка доверяла ему. Ей отчаянно хотелось в это верить, иначе как можно жить дальше с таким страхом?

Немного успокоившись, Белла заснула – сегодняшний день дался ей очень тяжело. Винчестер же еще некоторое время рассеянно гладил ей волосы, задумавшись о чем-то своем.

***

Утром Дин проснулся намного раньше нее. Белла крепко спала, положив голову ему на плечо. Сквозь жалюзи начали пробиваться первые лучи солнца, в комнате стало довольно светло.

Винчестер осторожно провел ладонью по ее волосам. Девушка улыбнулась ему во сне. Дин еще крепче прижал ее к себе.

Однако кое-что беспокоило его. Дин еще вчера почувствовал: с Беллой что-то не так. Не зря он вчера сказал ей: «Никто не знает тебя так, как я». Парню очень хотелось, чтобы она сама доверилась ему, но девушка молчала, и он решился кое-что проверить.

Осторожно, боясь потревожить Беллу, парень приподнял одеяло, скорее собираясь успокоиться и опровергнуть глупую догадку. Правда отрезвила. «А догадка оказалась далеко не глупой», – с горечью подумал Винчестер. Какими бы ни были длинными рукава рубашки, все же они не сумели прикрыть то, что девушка хотела спрятать – свежие синяки на запястьях.

Дину стоило больших усилий не вскочить, не сбросить одеяло в поисках новых, но он не двигался – он помнил, что Белла ничего ему не рассказала. Винчестер вспомнил, что она попросила выключить свет. Она не хочет, чтобы он знал!

Девушка пыталась кого-то защитить. Неужели это ее отец? В таком случае ее можно понять. Но, несмотря ни на что, Дин поклялся себе, что выяснит, откуда эти синяки. Он обещал себе, что тот ублюдок, который оставил их, пожалеет, что родился на свет. Пусть даже это будет ее родитель.

Еще через час Белла вышла из ванной и потрясла его за плечо:

– Дин, – мило прощебетала она, – пора вставать, соня.

Если бы не его открытие, наверное, Винчестер бы и сегодня послал все куда подальше. Притянул бы девушку к себе и оставил в номере, забыв про школу, ее отца и Сэма. Но он вздохнул и начал одеваться. И хотя было еще очень рано, спустя двадцать минут они ехали в сторону ее дома.

Белла заметила, что парень с утра необычно молчалив, и такое настроение Дина ее устраивало – было бы намного труднее притворяться, что все нормально.

Когда они подъехали к дому девушки, неожиданно Винчестер напросился к ней в гости.

– Я хочу посмотреть, как ты живешь, – проговорил он.

Белла, конечно же, удивилась. Зачем ему это? А если соседи заметят? Отца, правда, уже нет дома, а до школы еще есть время.

– Мы можем вместе позавтракать, – улыбнулся парень.

Этот аргумент убил на корню все возражения. «Будь что будет», – подумала Белла и согласилась.

И вот Дин уже сидел на кухне и пил горячий черный кофе, дожидаясь, пока девушка приготовит бутерброды.

Все это казалось таким сюрреалистическим – она и Винчестер завтракают на кухне, будто самая обычная пара.

Дин непрерывно улыбался и шутил; он любил так делать, даже когда не до шуток. Но Белла не замечала, что стоило ей отвернуться, как его глаза пристально рассматривали все вокруг. Винчестер пил кофе и, пока она отходила, достал свой датчик НЛП и проверил дом. Ничего не нашел. Потом увидел соль – значит, и тут тоже ничего.

Книги, крест – опять ничего. Обычный дом, обыкновенная семья. Но Дин просто так не отступит. Кого бы девушка ни пыталась защитить, он все выяснит.

Поцеловав Беллу на прощание, Винчестер ушел. Ему легче скрывать свои чувства. Он старше нее, он через многое прошел и до Ада. И теперь у него появилось еще одно дело – защитить ее. Дин не смог сделать это в том мире, но в этом его никто не остановит.

Глава 20. You drive me crazy

Дин

Я появился в номере в десять утра. Сэм сразу отметил мою озабоченность.

— Что-то не так? — спросил он.

— Мне нужна помощь.

Видимо, в последнее время я редко говорил такие слова своему брату, потому что он вскочил в волнении:

— Что случилось? Тебя застукали с ней?

Я отрицательно покачал головой:

— Дело не в этом, хотя касается ее. Я заметил синяки у Беллы на запястьях. Может, есть еще – я не рассматривал.

Сэм подозрительно посмотрел на меня.

— Ты уверен, что это… — начал он, но я не дал ему договорить:

— За кого ты меня принимаешь?

Брат пожал плечами:

— Извини. Но как?

— Возможно, это ее отец, — задумчиво произнес я. — Больше некому. С ним надо бы побеседовать. Придется тебе. Боюсь, если что-то пойдет не так, размажу его по стенке.

— Хорошо, я сам поговорю с ним, — согласился Сэмми и с недоверием добавил: — Неужели он способен на такое?

— Вот я о том же. Будь это кто другой, Белла бы мне сказала. Я на всякий случай наведаюсь в школу. Хотя не думаю, что это связано с ней. Вчера она там вообще не появлялась.

— От святого семейства нет вестей? — переключился на охоту я.

— Нет, они пока не звонили.

— Не нравится мне все это. За это время может пострадать еще кто-то.

— Придется подождать. Ну, или самим идти в лес и искать иголку в стоге сена. Я предпочитаю первое.

— Да просто не хватает хорошей драки. А Бобби звонил?

Тут Сэм довольно улыбнулся:

— Ага, и у меня хорошие новости: у нас теперь есть оружие против этих вампиров.

Белла

После того как Дин ушел, я пыталась заставить себя собраться и пойти в школу. Я сидела на кухне, смотрела на стул, на котором только что сидел он, и слезы сами собой наворачивались на глаза. То, что копилось со вчерашнего дня, наконец нашло выход. Я начала плакать и не могла остановиться. Слезы текли по моим щекам, я всхлипывала, размазывая их по лицу.

Я взяла в руки чашку с недопитым Винчестером кофе, дотронулась до нее губами, как будто прикасалась к нему, и прошептала: «Прости». Чашке! Все, начинается форменное безумие. Но что я могла сделать? Не просить же прощения у настоящего Дина за то, что сблизилась с вампиром, допустила вчерашнее и что ничего ему не рассказала.

Позднее, разглядывая в ванной свое опухшее лицо, я еще раз дала себе слово, что Эдвард Каллен дорого заплатит за мои слезы.

Первые два урока прошли для меня словно в тумане. Джессика, не отрываясь, смотрела на меня и шепталась с Лорен. Я догадывалась, что она заметила мои покрасневшие глаза и довольно потрепанный вид. Я отвернулась от них, стараясь сосредоточиться на теме урока, но ничего не выходило — я думала только о полных жажды глазах Каллена, о его поцелуях и страхе, сковывающем мое тело.

Большая перемена, долгожданный обед — едва дождалась его.

Я переступила порог столовой напряженная и испуганная так, словно меня сейчас снова будут пытать на дыбе. Сразу же увидела Эдварда. Не сбежал Каллен, остался… Сидел себе как ни в чем не бывало за столиком вместе со своей семьей. Они тоже меня заметили. Чего только я не увидела в их быстрых взглядах. Одна лишь Элис как-то нервно улыбнулась мне и что-то быстро проговорила Эдварду.

Ну, конечно, как я могла забыть! Каллен же рассказывал мне о ее способности видеть будущее. «Почему же она не смогла остановить его?» — с запозданием подумала я. Не захотела? А может, как раз наоборот успела и остановила? Я не знала, но вид у нее был какой-то виноватый.

Эдвард сидел, опустив голову, и теребил в руках чашку. Да он сегодня сам самоконтроль. С его-то силой посуда давно должна была превратиться в пыль. «Так не пойдет», — решила я и направилась к их столику сама. Мне было глубоко плевать, что обо мне подумают окружающие или его драгоценная семейка с их убийственными взглядами.

Я подошла к ним, и Эдвард наконец поднял голову. Я кивнула ему на выход. Он снова отвел взгляд, но поднялся и пошел к выходу. Я двинулась вслед за ним.

Вот и настало время узнать правду.

Мы были практически одни на школьном дворе — большинство учеников еще находились в столовой. Это ненадолго — скоро сюда сунется не один любопытный нос.

— Что произошло вчера? — спросила я у вампира.

— Белла, прости меня, — вдруг сорвался он. — Я сам себе противен. Пожалуйста, прости. Я сделаю все, что ты захочешь…

В голосе Эдварда было столько вины, что я чувствовала: меня сейчас стошнит.

— Мне на хрен не нужны твои «прости», Каллен! — закричала я. — Объясни, какого черта ты вчера себе позволил? Между нами что-то было или нет?

Он смотрел на меня непонимающе, и я увидела, как лихорадочно заблестели его глаза.

— Ты ничего не помнишь? — наконец догадался вампир.

— Долго до тебя доходит, — грубо ответила я. — Только не сильно обольщайся. Я помню, каким ты вчера был! Ты готов был убить меня! — Я с отвращением покачала головой и добавила: — Я думала, мы друзья. Я доверяла тебе.

— Белла, я виноват. — Лицо Эдварда — сплошное раскаяние. — Знаю, ты не сможешь простить меня…

Дальше я уже не слышала ничего. Хватит отрицать правду! Мне стало невыносимо гадко от произошедшего вчера и от того, что я ничего не помнила и ничегошеньки не могла исправить.

На глаза снова навернулись слезы. Я перестала себя контролировать, потому что с разворота врезала Каллену, еще и еще. Я разбивала свои кулаки о его каменную грудь. Я не могла остановиться, хотя каждый удар болевым эхом отдавался по всему телу, и эта боль не шла ни в какое сравнение с той, что была у меня внутри.

— Будь ты проклят, Эдвард Каллен! — кричала я, разрывая голосовые связки. — Я вырву твое сердце и скормлю собакам. Ненавижу! Всех вас ненавижу!

Вампир нервно оглянулся по сторонам, прижал меня к себе — и в следующее мгновение мы с ним оказались за школой, подальше от посторонних глаз.

Волной накрыло отчаянье. Я, плача, упала на колени. Все должно было быть не так… Почему именно со мной? Все навалилось разом, одновременно. Я, словно выброшенная на берег рыба, давилась хрипами, забывая, как дышать.

Эдвард схватил меня за плечи и потянул вверх, начал что-то говорить, но я его не слышала. Пару раз Каллен встряхнул меня, как будто это помогло бы привести меня в чувства. Передо мной были его глаза, я смотрела на него в упор и сквозь слезы выговаривала:

— Почему я жива? Почему ты не убил меня?

Эдвард до боли сжимал мои плечи и что-то говорил. В его глазах было столько гипнотизма, что, наверное, хватило бы на всю школу. «Опять его вампирские штучки», — запоздало поняла я.

Но они действовали. Я начала возвращаться в реальность и услышала наконец то, что Каллен повторял раз за разом:

— Белла, ничего не было, слышишь? Ничего не было, успокойся. Да, я хотел, и все могло окончиться плохо, но я сумел с собой справиться. Белла, пожалуйста, послушай меня. Ничего не было!

Я отстранилась. Его слова наконец-то дошли до меня. Я внимательно смотрела в глаза вампира, пытаясь понять: обманывает он или нет. От него можно ожидать чего угодно.

— Ты не врешь мне?

В этот раз Эдвард не отвел взгляда: он смотрел мне в глаза — сама честность.

— Я и так себя казню за то, что напугал тебя вчера и что могло произойти непоправимое... Пойми, меня бы сейчас здесь не было. Я бы сам себе такого не простил.

Эдвард

Все как в видении Элис — мы стояли с Беллой на школьном дворе, и я просил у нее прощения. Но лишь после того, как девушка проявила настойчивость и прямо спросила, было между нами что-то или нет, до меня наконец дошло: она ничего не помнит.

Признаться, этого я ожидал меньше всего. Когда я был с Беллой вчера, она была в сознании. Возможно, тот разряд энергии подействовал на девушку таким образом. А может, я был ей настолько противен, что ее сознание сделало Белле роскошный подарок — позволило забыть момент нашей близости. Но как бы там ни было, пока до меня дошло, в чем дело, у нее началась истерика.

Девушка плакала и, не останавливаясь, била меня по груди своими маленькими кулачками. Проклинала, грозилась убить. Оглянувшись по сторонам, я схватил ее и унес на поляну из видения сестры. Своим поведением на уроках и в столовой Белла и так вызвала лишнее любопытство.

— Почему я жива? Почему ты не убил меня? — кричала девушка, разрывая своими словами мое сердце.

Я стоял и не знал, что с ней делать дальше. В этот момент на краю поляны появилась Элис. Мысленно отчитывая меня, сестра показала картинку из будущего: Белла садится в автомобиль, выжимает из своего старенького пикапа все, на что он способен. Слезы застилают ей глаза, она мчится, не разбирая дороги.

Потом больничная палата. «Никаких шансов, — говорит врач. — Никаких...»

Чарли стоит белее мела, а врач, положив ему руку на плечо, уговаривает отключить аппарат: «Ее уже давно нет с нами...»

Мне стоило больших трудов оторваться от этой картинки. «Боже, — подумал я, — как она реальна». И как реальна боль, которую она причиняла.

Элис мысленно продолжала твердить мне: «Что ты творишь? Обмани ее, черт тебя подери! Дай ей то, что она хочет услышать. Или ты желаешь, чтобы она что-нибудь с собой сделала? У тебя сейчас нет другого выхода».

Я понимал, чего от меня хочет сестра: соврать Белле. Кажется, ниже падать уже некуда… Но я сам заварил эту кашу — мне ее расхлебывать.

Сжав челюсти, я принял решение. Я впился в девушку взглядом и опять злоупотребил своими вампирскими способностями. Я дал ей то, что она хотела услышать.

— Ты не врешь мне? — переспросила Белла.

— Я и так себя казню за то, что напугал тебя вчера и что могло произойти непоправимое... Пойми, меня бы сейчас здесь не было. Я бы сам себе такого не простил, — проговорил я, выдержав ее изучающий взгляд.

Когда нужно, вампиры могут быть весьма убедительны, особенно если человек сам хочет им верить. Я говорил Белле эти слова, а сам прощался с ней навсегда. Еще неделю назад у меня была надежда. Даже когда появился этот Дин, она у меня была. Жизнь причудлива и непредсказуема… Я надеялся, что она предоставит мне шанс, которым я не премину воспользоваться. Вместо шанса я получил удар под дых. Моя слабость — моя сущность, моя ненормальная жажда крови девушки и ревность, вызванная другим мужчиной, столкнули меня вниз. И теперь между нами пропасть из насилия и лжи. Никакой надежды, ничего общего.

После моих слов Белла успокоилась. Она опустила руки, но я увидел содранную кожу на ее костяшках. Видел, как кровь пропитала бинтовую повязку на ее порезанном пальце. Осторожно я коснулся своими холодными пальцами руки девушки, и она с ужасом посмотрела на меня.

— Я больше никогда не причиню тебе вреда, — произнес я. Теперь я сам себе верил — ее проступавшая из раны кровь, все еще продолжавшая сводить меня с ума своим ароматом, была тому доказательством.

Белла напряженно смотрела мне в глаза, но, похоже, мои спокойствие и самоконтроль ее убедили.

— Хорошо, — кивнула девушка, немного расслабляясь.

— Белла, неужели я настолько тебе противен? — не выдержал я.

Она удивленно поглядела на меня, нахмурив брови.

— Дело не в тебе, — ответила девушка, — просто ты — не он. Я любила, люблю и буду любить только Дина, — жестко продолжила она, не собираясь со мной церемониться. — Если бы между нами что-то было, я бы не смогла ему лгать. Мне пришлось бы уйти от него, ничего не объясняя, или все ему рассказать. В любом случае я бы сделала Дину больно, а я не могу и не хочу причинить ему боль! Ты ведь его не знаешь, у него в жизни и без меня ее было достаточно.

Белла говорила это все, а в ее глазах была сталь, предупреждение в тысячи вольт не лезть ни к ней, ни к ее драгоценному Дину. «Боже, — подумал я, — как же она его любит!» У меня, видимо, с самого начала не было ни единого шанса. Хотя и в моей жизни тоже было немало боли.

— Ты видел нас вместе, так? — проявила проницательность девушка.

— Да. В школе и потом, — кивнул я.

— И ты сорвался… — резюмировала она.

— Этого больше не повторится! Пожалуйста, мы можем хотя бы остаться друзьями?

— Друзьям доверяют, — жестко произнесла Белла, — а я… Не знаю, Эдвард, не уверена, что смогу. Тем более что я собираюсь стать охотницей и выслеживать таких, как ты. Так что дружба между нами — не лучшая идея.

— Мы теперь по разные стороны, да? — с грустью спросил я. — Ты уедешь с ним после этой охоты?

Я прочитал на лице девушки непонимание.

— О чем ты говоришь? Какая охота?

«Вот как. Оказывается, Белла ничего не знает», — запоздало понял я. Дин ничего ей не рассказал ни о нас, ни о охоте, ни о вампирах. Меня опять брала злость. Почему он так с ней поступает? Отчего сам решает, что Белла должна знать, что нет? Только потому, что она младше? Или оттого, что знает о ее чувствах и может вертеть ею, как хочет? Или, возможно, все гораздо больнее: он любит ее и не хочет подвергать опасности?

Мне пришлось поделиться с девушкой подробностями: я рассказал про убийства, про то, как мы встретились с Сэмом, как решили помочь им.

— Дин ничего мне об этом не говорил, — наконец пробормотала она.

— Думаю, таким образом он хотел защитить тебя, — выгораживал я того, кому мечтал перегрызть горло.

Белла кивнула и неожиданно произнесла:

— Спасибо.

— За что? — не понял я.

— За то, что решили помочь им с этими вампирами. Если они такие же, как вы — это сущее самоубийство. Впрочем, как всегда, — грустно добавила девушка.

Вот, собственно, и все. Точки расставлены, я в полной мере осознал, что потерял Беллу навсегда. Она любит другого как-то фанатично, безумно. И если с ним что-то случится, я боюсь даже представить, куда толкнет девушку отчаянье. Я собрал в кулак всю свою волю и произнес то, что после вчерашнего насилия и сегодняшней лжи обязан был сказать:

— Белла, если он так много для тебя значит, я буду рядом с ним, я сделаю все, чтобы он не пострадал.

Девушка молчала, но я видел: от моих слов ей становится намного легче. Я видел, как расправились ее плечи, а в глазах появилось облегчение. Белла приняла мое обещание.

Что ж, пусть так. Пусть это будет моим искуплением за все плохое, что я ей сделал.

Белла

Мои отношения с Дином в Аду, наверное, были самыми больными и ненормальными, какие только можно себе представить. Днем, послушный Аластару, он пытал меня, ночью тянулся ко мне. Днем я его ненавидела, ночью не могла ничего с собой поделать, откликаясь на его ласки.

Это было до безумия сложно — принимать все так, как есть, не в силах ничего изменить. Особенно когда в глазах Винчестера стало проскакивать удовольствие от происходящего днем, а мне по ночам начало не хватать его жесткости.

Этот психоз продолжался почти год, пока в один прекрасный день Аластар не потащил нас вглубь Ада, туда, куда я за все время пребывания там рискнула сунуться всего один раз — на Арену.

Место, где раз в месяц проходили здешние игры на выживание. Место, где начиналась бойня, когда в одну кучу сгоняют отработанный материал — грешников, провинившихся демонов, да и просто собираются скучающие психи, которых там было полно.

Ближайшие «игры», если я правильно помнила, должны были начаться в конце месяца. Я не могла понять, зачем Аластар тащит нас в такую даль. Не без причины явно – у него ничего просто так не происходило.

Все прояснилось, когда он подвел нас к разлому в самом центре Арены, с высоты которого открывалась леденящая кровь картина: геенна огненная… Раскаленная лава, пожирающая все, что в нее попадет. В буквальном смысле. Жар, исходящий от нее, был до такой степени невыносимым, что я закашлялась. Хотелось отодвинуться, но подручный Аластара, придурок Блинк, не дал мне этого сделать и подтолкнул ближе к разлому так, чтобы я своими глазами увидела разверзнувшийся передо мной ужас.

Ну, конечно, Аластара, как всегда, интересовал только Дин. Пока я чихала и откашливалась, он прицепился к нему с новым предложением в своей любимой манере разговаривать с Винчестером так, будто я — пустое место, меня рядом с ними нет.

— Давай, Дин, сбрось ее туда и покончи со всем. Я ведь хорошо тебя знаю, парень, ты хочешь от нее избавиться. Я прав?

М-да, с некоторых пор его «мальчик мой» канул в лету. Видимо, теперь, по мере вовлечения в безумства демона, Дин вырос и его возраст тоже.

— Ведь болит? Вот тут, — тыкая в грудь Винчестеру, продолжал Аластар. — Сбрось ее и покончи со всем этим! Она — твое слабое место. Хватит наступать на одни и те же грабли! Пришла пора меняться, парень. Оставь все человеческое в прошлом. Я говорил тебе, какие ты подаешь надежды… Вместе мы будем править Адом!

«Вот уж тварь...» Я с ужасом слушала его слова. Чертов демон никогда ничего не говорил просто так. Раз он выдавал такое, значит, считал Дина готовым последовать его приказу.

— И не будет болеть. Давай, парень. Она ведь страдает здесь, положи этому конец. Прояви сочувствие в последний раз и поставь на нем точку.

После этих слов я даже перестала задыхаться и кашлять, во все глаза уставившись на замершего Винчестера. Однако Дин, впервые на моей памяти, послал демона куда подальше.

— Пошел на хер! — смачно произнес он. — Не буду я этого делать.

«Ну все, сейчас нам обоим придет конец», — подумала я, но, к моему удивлению, Аластару почему-то стало весело.

— Так и знал, что ты струсишь, — с усмешкой проговорил он. — Ты еще не готов, мальчик мой…

«Кажется, Дина снова понизили "в звании"», — мелькнуло в моем сознании, прежде чем демон, что есть мочи ударив по лицу, отбросил его на самый край разлома. Винчестер с трудом сгруппировался, чтобы не соскользнуть вниз.

— Потренируйся тут пока, — как-то даже беззлобно продолжил Аластар. — Через две недели начнется Арена. Ты и она примете в ней участие. Ты ведь понимаешь, что это означает?

Слова демона снова разбили реальность. Я знала, что они значили. Дин наверняка тоже в курсе. Будет чудом, если я продержусь на Арене хотя бы час. Винчестер, уверена, выдержит гораздо больше, но без меня, а со мной… Если он полезет помогать мне, угробит себя. Там, на Арене, не работают в парах — там каждый сам за себя.

Назад мы возвращались молча. Дин о чем-то сосредоточенно думал, я просто молчала — не знала, что еще сказать.

Когда-то, с десяток лет назад, я забрела на одну из этих Арен. Я сидела среди улюлюкающих демонов, грешников и с ужасом смотрела на смерть, красный от крови песок, жар геенны, поглощающей новых жертв, слышала крики ужаса. Если хочешь выжить на Арене, придется резать, разрывать на части, убивать… И быстро, потому что желающих убить тебя в сотни раз больше.

— Что будем делать? — спросила я Винчестера, пока мы медленно плелись вслед за демонами.

Дин посмотрел на меня изучающе и наконец вынес свой вердикт:

— Тренироваться.

— У нас всего две недели.

— Хочешь сидеть сложа руки?

— Нет, — отрицательно покачала я головой.

— Вот и хорошо. Сумеем продержаться день — будем свободны.

Я даже спрашивать не хотела, откуда ему известны правила Арены. Однако он был прав: свобода от Аластара близка, и не воспользоваться шансом — глупо.

Этим же вечером Винчестер куда-то надолго пропал, но возвратился с подарком.

— Тебе, — проговорил он, протягивая мне оружие, чем-то напоминающее мачете. — Ты же не будешь сражаться голыми руками.

Я взяла и взвесила его в руке.

— Удобно?

— Не знаю, — пожала я плечами. — Вроде терпимо.

— Вот и хорошо. Это разновидность Ка-Бара. Будем учиться работать с ним.

Только я сглотнула.

— Я никогда не убивала, — наконец выдавила я из себя.

Дин внимательно посмотрел на меня и вздохнул.

— Научишься, — резюмировал он. — Потренируешься на мне.

— Что?

— Око за око, детка. Я уже и не помню сколько раз убивал тебя, — грустно усмехнулся парень. — Пришла пора и тебе попробовать вкус чужой крови.

С этого дня он не давал мне ни минуты передышки. В наших тренировках было много жестокости, ничего человеческого. Винчестер не жалел меня — бил, резал, ломал, разрывал… Смерть каждые полчаса.

Говорят, быстрее всего обучает боль. Теперь Дин — доминант. Если на дыбе он, бывало, сдерживал себя, то сейчас все тормоза были сорваны. Я понимала, речь идет о нашем выживании, но такой Винчестер пугал меня до чертиков. Наверное, именно таким и хотел видеть его Аластар — беспощадной, безжалостной машиной для убийств.

Но наши тренировки давали свои результаты. К концу первой недели у меня получилось зацепить его своей новой игрушкой. А Дин заставил меня закончить начатое и перерезать его горло — так я впервые познала липкий вкус убийства.

Дальше становилось легче, если не считать того, что происходило между нами: стало до одури невыносимо от осознания того, в кого мы с ним превращаемся.

В тот день мне снова досталось. Я успела увернуться от прямого удара Винчестера, нацеленного в мое сердце, но он зацепил меня за плечо. Я потеряла равновесие и в который раз за день упала на песок. Лежа на земле, уставившись вверх, я ощущала во рту солоноватый привкус крови. Я была рада, что легко отделалась — если бы нож Дина достал кость, я бы не лежала тут, благополучно созерцая небо.

— Вставай, — проговорил парень, опускаясь рядом со мной на корточки.

Я устала, как собака. Я была просто не в состоянии поднять руку, не то что встать на ноги.

— Сейчас, — вздохнула я, понимая, что спорить бесполезно. Опершись на локоть здоровой руки, я попыталась подняться, но, увы, бессильно откинулась назад.

Дин внимательно посмотрел на меня, затем протянул руку и коснулся раны на моем плече; сжал ее, причиняя настолько большую боль, что я вскрикнула. Сквозь его пальцы толчками выходила кровь.

Я со страхом глядела на Винчестер, а он притянул меня к себе, как куклу, и бесцеремонно накрыл мои губы поцелуем. Мне было больно, я пыталась увернуться, но Дин бросил меня назад на песок, раздвинул мне ноги и грубо вошел в меня.

Я смотрела в его зеленые глаза, подернутые дымкой наслаждения, и уже не пыталась его остановить, потому что в какой-то момент начала уплывать. Мне нравилось происходящее, я стала получать удовольствие от боли и насилия.

Год издевательств Аластара не прошел для нас даром.

Мы, не разрывая зрительного контакта ни на секунду, кончили одновременно. А потом в глазах парня наконец-то отразилось осознание произошедшего.

— Черт, — сквозь зубы промычал он и резко скатился с меня.

Винчестер сел рядом и схватился за голову.

— Дин, — позвала я, но парень покачал головой — не сейчас.

— Этого больше не повторится, — наконец произнес он, поднимаясь.

Винчестер возвышался надо мной, задумчиво кусая губы. Не сложно было догадаться, о чем он думает. Сегодня впервые, безо всякого принуждения, он сам сделал мне больно.

Тяжело выдохнув, Дин протянул мне руку и помог подняться. Я стояла рядом с ним, смотрела на него и пыталась понять, как могу одновременно ненавидеть его и любить.

На следующий день Винчестер пришел не один.

— Блинка ты знаешь, — проговорил Дин. — Он будет нам помогать. Эту неделю мы будем работать в паре.

— Угу, — кивнула я.

— Тебе придется довериться мне, — серьезно сказал он, — если не хочешь попасть в огонь.

— Хорошо, — еще раз согласилась с ним я.

— Ты должна полностью, беспрекословно выполнять все, что я тебе скажу, любой мой приказ — без вопросов. Ты понимаешь это? Никакой самодеятельности!

— Да, — снова коротко кивнула я.

— Тогда приступим, — проговорил Винчестер и поставил меня в стойку рядом с собой. — Давай, Блинк, — обратился он к демону, с интересом наблюдающему за нами.


Глава 21. Доверие

Из-за разговора с Эдвардом, Белла опоздала на четвертый урок. Учитель проводил ее недовольным взглядом, а затем делал большие глаза, пытаясь привлечь внимание девушки к своему, несомненно, интересному рассказу о поведении X и Y хромосом. Но все, что на данный момент волновало Свон, находилось за пределами этого класса и школы. Все, чего она хотела, это оказаться как можно дальше отсюда, позвонить Дину, расспросить про вампиров, снять возникшую с ее стороны напряженность.

С трудом высидев оставшиеся два урока, Белла, увернувшись от Джессики, пытавшейся поймать ее на выходе, почти бегом направилась к своему пикапу. Однако там девушку ждало еще одно препятствие: Эдвард Каллен.

«Похоже, он не собирается оставлять меня в покое», — раздраженно подумала она, пока шла к Эдварду.

— Что-то случилось? — спросила Белла. В ее голосе появилась тревога. Вдруг, пока она сидела на уроках, объявились эти чужие вампиры?

— Все в порядке, — успокоил ее Каллен, догадавшись, о чем девушка подумала.

— Тогда в чем дело?

— В твоих так называемых подругах, — произнес Эдвард, кивая на Джессику и Лорен, которые в этот самый момент, уставившись на них, о чем-то возбужденно болтали.

— Все так плохо? — спросила Белла, понимая о ком они сплетничают.

— Не очень... Они считают, что я тебя бросил, и ты теперь меня преследуешь, — нахмурился Каллен. — А Лорен доказывает всем, что твой измученный вид — следствие беременности.

— Ну да, — как-то напряженно проговорила Свон, вспоминая прокол первой ночи с Дином. — А ты, видимо, будущий папаша?

Вампир просто кивнул.

Нет, конечно, девушка понимала, что своим странным поведением вызывает любопытство, но слухи такого рода… Форкс — маленький городок, ей не хотелось бы, чтобы до Чарли дошли такие дурацкие сплетни.

— Ладно, спасибо, разберусь с ними как-нибудь сама, — ответила Белла и переключилась на другое — на то, что волновало ее гораздо более слухов. — Эти вампиры не объявлялись?

— Беллс, теперь я жалею, что проговорился. Не вмешивайся во все это, пожалуйста. Это может быть очень опасно, — серьезно произнес Эдвард.

Девушка усмехнулась. Надо же, вчера о ее безопасности он и не думал.

— Прошу тебя, — слегка заикаясь, начал Каллен, когда увидел ее реакцию, — пожалуйста, прости меня за вчерашнее…

Он потянулся к ней, пытаясь взять за руку, но Белла отрицательно покачала головой и инстинктивно отступила на шаг. Все, обнимашкам конец, хватит и того, что она позволила ему утешать себя на поляне.

— Я себя за это никогда не прощу, — жалко произнес Эдвард.

— Хорошо, я это уже поняла, — напряженно ответила девушка, нервно натягивая рукава куртки почти до самых пальцев.

В этот момент сзади раздался до боли знакомый голос:

— Отойди от нее! Немедленно!

Белла резко обернулась. Дин. Тяжелый взгляд, ведь подобранный, натянутый, как струна. Сколько раз она видела его таким — готовым сорваться в драку не на жизнь, а на смерть…

Эдвард медленно и нехотя остановился.

— Иди сюда, — не отводя взгляда от вампира, позвал девушку Винчестер.

Когда Белла подошла к нему достаточно близко, охотник взял ее за руку и задвинул себе за спину. Только после этого Дин снова переключился на Каллена.

— Я убью тебя, — глядя ему в глаза, серьезно произнес Винчестер.

Эдвард, не отрываясь, смотрел на охотника. Чего только не было в его пылающем взгляде — ненависть, зависть, ревность… Каллену снова сносило крышу, поэтому он криво улыбнулся и проговорил с усмешкой:

— Попробуй.

Вокруг них был живой мир, но тут, около пикапа Свон, жизнь застыла, как в безумном сне. Охотник и вампир стояли друг против друга, готовые в любой момент сорваться с места.

Первым отступил Дин — пожав плечами, он повернулся к девушке:

— Садись в машину.

Белла отрицательно покачала головой.

— Все в порядке, — стараясь быть убедительным, произнес Винчестер. — Подожди меня в машине. Мы с этим… просто поговорим.

Свон пыталась хоть что-то прочесть в его взгляде. Ничего не вышло — Дин, как никто другой, мог закрыться от внешнего мира. Беллу поразило, насколько он вдруг стал спокойным. Она ожидала от парня бурю эмоций, но не такого ледяного спокойствия. Вообще-то, Винчестер и спокойствие — вещи несовместимые. От этого стало еще страшнее.

— Дин, не надо, — тихо попросила девушка. — Кругом люди, — привела она свой последний аргумент.

Это сработало — парень с досадой оглянулся по сторонам и перевел взгляд на Эдварда.

— Мы еще поговорим, — сказал он ему.

Слово «поговорим» было произнесено с такой интонацией, как будто он имел в виду нечто совершенно другое. Каллен равнодушно пожал плечами в ответ.

Последний раз смерив Эдварда взглядом, Винчестер взял Беллу под локоть и повел к «Импале».

— Что, черт побери, ты делаешь? Он же вам-пир, — раздельно и зло произнес охотник, пока они направлялись к его автомобилю.

— Дин, — начала девушка, однако Винчестер отмахнулся от нее.

— Садись в машину, — приказал парень, открывая Белле дверь.

— Дин, — еще раз, почти жалобно, произнесла она, указывая глазами на окружающих, — там мой пикап, я лучше поеду на нем.

Винчестер машинально проследил за ее взглядом и безразлично пожал плечами.

— Белла, я жду, — потребовал он.

Сработали сформированные за годы в Аду рефлексы — Свон послушно села в машину, стараясь не оглядываться по сторонам.

Дин завел двигатель, и автомобиль отъехал от школьной стоянки. Девушка кожей чувствовала, как их провожают десятки глаз. Было страшно представить, какой размах примут теперь сплетни о ней.

Судя по выбранной дороге, Винчестер вез ее домой.

— Как только приедем, ты пойдешь собирать свои вещи, — проговорил он неожиданно.

— О чем ты? — не поняла Белла.

— Ты уезжаешь, — твердо произнес Дин. — Ты собираешь свои вещи и уезжаешь, — повторил он еще раз, словно ребенку.

— Но, — удивилась девушка, — в этом нет необходимости…

Охотник был с ней явно несогласен:

— Позвонишь своей матери, что-нибудь придумаешь, поедешь к ней. Я не могу подвергать тебя такой опасности.

— Я не хочу никуда уезжать! Что я скажу отцу? Я и здесь в безопасности.

Тут Винчестера прорвало:

— Ты здесь в безопасности? А это тогда что? — схватил он Беллу за руку и потянул вверх, обнажая синяки. — Дай догадаюсь: наверное, так по всему телу, да? — продолжил он, прищурившись.

Свон опустила голову. Пытаться скрыть от него произошедшее — было большой глупостью. Теперь девушка понимала это.

— Черт, Белла, неужели ты думаешь, я настолько слеп, чтобы не заметить твоего вчерашнего состояния?

— Дин, послушай, это не то, что ты думаешь, — пыталась оправдаться она, сама понимая, какая это глупая фраза, как заезжено звучит.

— Стоп. Сейчас разговор не об этом, — прекратил Винчестер ее оправдания. — Ты сегодня уезжаешь. И точка.

— А Эдвард? То, что ты сказал там?

— Ты так беспокоишься за него?

— Дин, перестань. Ты прекрасно знаешь, о ком я беспокоюсь! — разозлилась девушка.

Охотник, задумавшись, посмотрел прямо перед собой, потом повернулся к ней и сквозь зубы произнес:

— Это ведь он сделал?

Белла кивнула и сразу же попыталась оправдать вампира. Только бы Винчестер не полез в драку…

— Если бы не он, меня бы уже не было. Это он спас меня от фургона и от демонов.

Парень серьезно взглянул на нее, нахмурившись.

— А синяки? Это он от чего тебя спасал? — спросил он.

— Черт, Дин, прекрати. Ничего между нами не было. Ни до твоего приезда, ни после.

— Да уж я надеюсь на это, — с усмешкой проговорил охотник.

Белла смотрела на него, пока он сворачивал с трассы, но, сосредоточившись на дороге, Дин просто игнорировал девушку.

Наконец они подъехали к ее дому. Винчестер остановил автомобиль и, развернувшись к Белле, устало произнес:

— Иди собирайся. Я подожду тебя в машине.

В этот момент, совершенно некстати, зазвонил его телефон, как хлыстом ударяя по их натянутым нервам.

Дин отвлекся от девушки, потянулся к мобильнику.

— Ты где? — услышал он в трубке голос брата.

— В городе, возле ее дома.

— Я поговорил с ее отцом. Это однозначно не он.

— Я знаю, — устало сказал Дин, искоса кидая взгляд на Свон.

— Но я тут не зря разыгрывал федерального агента, — продолжил Сэм. — Только что поступил звонок с местной лесопилки. Охранник видел очень странную парочку, которая пропала прямо у него из-под носа. Возможно, это наши знакомые. Не мешает проверить.

— А полиция что? — спросил парень.

— Отмахнулись, считают пьяным бредом.

Пока Дин разговаривал с братом, Белла, наклонив голову, внимательно слушала. По интонации, по обрывкам доносящегося разговора она догадывалась, в чем дело.

— Я скоро буду, — проговорил Дин, заканчивая разговор.

Захлопнув крышку мобильника, Винчестер еще несколько секунд раздумывал над тем, правильное ли принял решение.

— Дин, куда вы собрались? Каллены пойдут с вами? — не выдержала девушка.

Он развернулся к Белле, внимательно на нее посмотрел и серьезно произнес:

— Детка, прошу тебя только об одном — не вмешивайся.

Девушка кусала губы, понимая, что он прав, и в конце концов согласно кивнула:

— Хорошо, только обещай мне, что будешь осторожен.

Коснувшись ее щеки, Винчестер ласково проговорил:

— Не волнуйся, все будет хорошо. Давай, иди. Я скоро позвоню.

Потянувшись через весь салон, Дин открыл Белле дверь. Она вышла и еще долго смотрела вслед, пока машина не скрылась из виду.

Поднявшись к себе в комнату, девушка начала собирать вещи, стараясь не думать об опасности, которая может угрожать Винчестеру. Ее руки дрожали, нервы были натянуты до предела.

В жизни бывают такие моменты, когда человек забывает о логике и начинает слушать только свое сердце. В жизни Беллы наступил именно такой момент: ее мучало предчувствие, что Дин сегодня потерпит поражение.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/151-362-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Swhelena(Miroslava) (19.10.2009) | Автор: swhelena
Просмотров: 1446 | Комментарии: 12


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 12
0
12 Alice_Ad   (04.06.2018 20:00)
Спасибо за продолжение.

+1
11 pola_gre   (05.03.2018 01:05)
Цитата Текст статьи ()
Дин снимает для них, тот же номер, что и вчера. Хозяин, понимающе ему ухмыляется и подмигивает. Вот зараза, думает Дин, может ведь и засечь с кем он тут. Сэм прав, возраст Беллы написан на ее лице.

Рисковый парень... с дочерью шерифа,
Да еще без предохранения wacko

Будет притворяться, что синяков не видел?

Спасибо за продолжение!

+1
10 MissVamp   (01.11.2012 15:12)
Да уж, для Беллы это ничем хорошим не кончится. В конце концов девочка она уже не маленькая, тридцать два года в аду провела, а решения принимать так и не научилась... Не порядок!!!

0
9 ZлюChка   (18.09.2011 20:47)
Дурочка... Ни к чему хорошему это все не приведет! sad sad
Спасибо за чудесную главку!

0
8 КЛёля   (05.08.2011 21:11)
Очень хочется чтобы она с Эдвардом была, но похоже не светит. жаЛЬ.........

0
7 Xameleon   (10.05.2011 15:32)
Спасибо за главу!!!

0
6 Машутка4348   (18.03.2011 10:37)
Дин мне оооочень нравится, но Эдварда...., каким бы злюкой он не был, я не разлюблю его. Виню Беллу. Не сильно, но виню.
Опять недосказанность. Это и пугает. cry

0
5 nettisem   (10.02.2011 18:47)
Вот это узел завязался...И не развязать,и не разрубить...И что делать? Замечательная глава! Спасибо!

0
4 Solt   (21.11.2010 22:23)
Всё равно, Эдвард, я с тобой, мерзкая ты тварючка-точно ничего не изменит моего отношения к пареньку с горящим взглядом cry

0
3 Moonflower)   (12.08.2010 21:12)
За ними наблюдают и сверху и снизу dry dry dry Неужели Белла настолько привязалась к Эду, что эту привязанность можно назвать любовью?

0
2 Марфуша   (25.07.2010 20:18)
Белла практически ничего не помнит о том что было между ней и Эдвадом...ей и так тяжело..ведь она предала Дина..и она боится раскрыться ..она боится его реакции..
Дин заметил ее настроение..он видит что ее что то тревожит..утром он находит синяки на ее теле..он не решается спросить..он предпочитает сам все выяснить..вот только нужна ли ему эта правда..
спасибо за главу

+1
1 Ранис_Атрис   (12.07.2010 20:03)
Лично для меня все это немного странно, но раз уж взялась читать, то буду продолжать sad Я уже определилась с чувствами ко всем героям, боюсь только сравнивать с кое-чем другим, не хочу. Не подумай я не сравниваю Дина и Эдварда для меня всё очевидно.
Всё равно, Эдвард, я с тобой, мерзкая ты тварючка dry
Спасибо большое за главу!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]