Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1647]
Из жизни актеров [1616]
Мини-фанфики [2466]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [79]
Конкурсные работы (НЦ) [2]
Свободное творчество [4687]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2368]
Все люди [14918]
Отдельные персонажи [1454]
Наши переводы [14196]
Альтернатива [8954]
СЛЭШ и НЦ [8737]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4286]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Топ новостей июля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (16 июня - 31 июля)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Набор в команды сайта
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию две важные новости.
1) Большая часть команд и клубов сайта приглашает вас к себе! В таком обилии предложений вы точно сможете найти именно то, которое придётся по душе именно вам!
2) Мы обращаем ваше внимание, что теперь все команды сайта будут поделены по схожим направленностям деятельности и объединены каждая в свою группу, которая будет иметь ...

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Я тебя не прощу никогда
Ты был моим лучиком солнца, сам того не замечая привязывая меня к себе. Ты был моим воздухом… Воздухом, который резко выкачали из легких. Я ждала тебя, а ты не пришел. Ты предал меня, оставив о себе на память запись на автоответчике и разбитое сердце…

Такая разная Dramione
Сборник мини-переводов о Драко и Гермионе: собрание забавных и романтичных, нелепых и сказочных, трогательных и животрепещущих приключений самой неоднозначной пары фандома.
В переводе от Shantanel

...Butterfly...
Большинство людей стремится обрести любовь, а с ней семью. У Беллы Каллен это есть. Но дальше возникают проблемы с тем, что имеешь, и пытаешься сохранить то, что обрел. Это просто история о жизни.

Равноденствие
Мир перевернула не война, хотя она идет. Жестокая, бессмысленная и беспощадная. Земля содрогнулась не от горестных стенаний и предсмертных криков, хотя их в избытке. Всю выстроенную долгими веками жизнь извратили предательство, лицемерие, равнодушие, ненависть. Никто не остался безучастным.
Но есть люди… просто, люди.

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

Другая реальность
На экране одна за другой сменялись атаки зомби, число людей стремительно таяло… Расстояние между охотником и добычей сокращалось, на экране крупным планом мелькало то перепуганное лицо главной героини, то мертвое и неподвижное – ее преследователя. Вылитая я… (с) Белла, Новолуние



А вы знаете?

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какие книги вы предпочитаете читать...
1. Бумажные книги
2. Все подряд
3. В электронной книжке
4. Прямо в интернете
5. Другой вариант
6. Не люблю читать вообще
Всего ответов: 446
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Потерянный рай. Главы 15-18

2018-8-17
18
0
Глава 15. Охотники


Эдвард

Через несколько часов меня нашел Карлайл. Я и не заметил, насколько отдалился от дома. Я сидел около какого-то незнакомого мне озера и старался не думать, не вспоминать — новое искусство, которым я теперь должен овладеть. Но чем усерднее я пытался его постигнуть, тем сильнее отчаивался, тем больше вспоминал.

— Эдвард, — подошел ко мне Карлайл, — сынок.

Он положил руку мне на плечо и успокаивающе похлопал. От этого простого жеста мне вдруг стало так тепло, словно я — маленький ребенок, а не столетний вампир.

— Эдвард, сынок, — повторил он, — так бывает. Она будет любить того, кому принадлежит ее сердце. Не стоит казнить себя.

Он говорил то, что думал. Но еще я уловил в его мыслях гордость: он гордился своим сыном, тем, что я оказался способным на любовь. Гордился тем, что я смог себя сдержать и уйти.

Так мы просидели некоторое время, пока я не пришел в себя, оглядывая окрестности. Интересно, куда это меня занесло? И каких трудов стоило отцу отыскать меня?

Мне вновь стало стыдно за себя. Стоило послушаться его, нужно было уехать, тогда, возможно, боль была бы не такой оглушающей.

Однако, несмотря на мое состояние, было еще что-то — чувство смутного беспокойства, никак не связанного с Беллой. И я рассказал Карлайлу о том, что увидел в багажнике этого Дина.

Теперь настал черед отца бледнеть. Я отчетливо видел, как кусочки мозаики в его голове сложились в единую, четкую картинку. То, что я читал в мыслях Карлайла, напрягало меня так же, как пугало его.

— Это охотники, Эдвард, — вслух проговорил отец.

Конечно, я слышал о них, только слышал…

Охотники — люди, смысл жизни которых состоит в том, чтобы убивать таких, как я. Белла с ними, и она хочет стать такой же. И она знает о нас.

— Девушка в курсе о нашей семье? — с беспокойством спросил Карлайл.

По выражению моего лица он понял, что Белла все знает.

— Она расскажет ему?

Я растерянно пожал плечами:

— Не знаю.

Я впервые видел Карлайла таким напуганным. Он думал об охотниках, вспоминал все, что когда-либо слышал о них, систематизировал, сравнивал. Утешительного в его воспоминаниях было мало. Охотники — фанатики своего дела. Главное для них — истребление нечисти, чаще — любой ценой. Они живут, они умирают, проигрывают и выигрывают, сгорают и восстают. Жизнь для них — вечная борьба с такими, как мы, борьба со злом.

Ничего утешительного, но даже в этом сумраке отец старался не терять здравого смысла. Я видел все его заботы, чувствовал груз ответственности за нашу семью. И мне хотелось облегчить его ношу. Мне нужно отбросить в сторону свои проблемы, ведь у моей семьи появилась теперь одна общая проблема — Дин, его брат и Белла.

— Карлайл, мы ведь можем с ними справиться, — тихо произнес я.

Отец поднял на меня глаза, понимая, о чем я, но этот выход из положения в качестве возможного он даже не рассматривал.

«Они люди, Эдвард, пусть и охотники. Это их жизнь, их работа, и такие, как они, тоже нужны. На всякого хищника должен быть свой охотник. А тобою, сынок, сейчас движет ревность. Разве этому я учил тебя? Кроме того, они очень сплочены. Убей мы их — завтра сюда явятся другие».

— Хорошо, но ведь мы для них практически неуязвимы. Им к нам не подобраться. Конечно, они могут рассказать всем, кто мы такие…

Карлайл опять покачал головой — он вновь со мной не согласился:

«Разглашать нашу сущность им ни к чему. Охотники сами по себе, каждый из них ведет свою собственную войну со злом. Они хранят наши тайны так же, как и свои. Вовлекать людей в эту борьбу они не будут. И я не был бы так уверен в нашей неуязвимости. Мы не знаем, каким оружием они владеют. Согласись, они бы не охотились на нас с пустыми руками. А вампиров, способных рассказать, как с ними справились, они в живых не оставляют».

Мысленная отповедь отца подействовала на меня отрезвляюще. Я понял, что опять поддался эмоциям и глупой ревности. Еще я задумался: а где же Элис? Почему она не увидела грозящую нам опасность?

— Я позвоню Элис, — сказал я, вытаскивая телефон.

Карлайл кивнул, все еще обдумывая, как нам поступить дальше.

Элис ответила не сразу, а когда подняла трубку, мне пришлось долго объяснять ей, в чем дело.

После разговора с сестрой я обернулся к Карлайлу:

— Похоже, у нас проблема. Элис их не видит. Ни этого Дина, ни второго охотника. Как будто их вообще нет в природе.

Карлайл

Пока Эдвард говорил с Элис, я принял твердое решение встретиться с этими охотниками и попытаться объяснить им, что мы не опасны и не трогаем людей.

Конечно, я догадывался, что привело их в наш городок — два трупа за прошедшую неделю. Это много для нашей провинции. Мне надо попытаться убедить их, что такого больше не повторится. Если не получится, придется уезжать из города, как бы мы ни были против, придется бежать.

Выход, озвученный Эдвардом — дорога в противоположную сторону. Я не допущу, чтобы кто-то из моей семьи пострадал, но я также не желал, чтобы пострадали эти охотники — они всего лишь люди.

Кроме того, надо что-то делать с заезжими вампирами. Даже если я смогу убедить этих охотников, найдутся другие, которых привлечет сюда кровавый след.

Эдвард сидел молча. Он, конечно, пытался держать себя в руках, но я видел, как ему больно.

Принятое мной решение ему не нравилось:

— Нет, Карлайл, не стоит встречаться с ними. Никто из нас до сих пор не сталкивался с охотниками, и мы действительно не знаем их возможностей.

«Эдвард, я могу только догадываться, как тебе больно осознавать, что Белла ушла с одним из них, что, возможно, она предаст нас, тебя. Но у нас действительно нет другого выхода. Или уехать, или хотя бы попытаться побеседовать с ними».

Сын старался отговорить меня. Он даже согласился, чтобы мы уехали из Форкса. Я знал, почему — ему нелегко находиться здесь, рядом с Беллой. Возможно, нам придется переехать, но не бежать.

В конце концов Эдвард сдался:

— Хорошо. Но ты не отправишься к ним один. Я с тобой. Тот второй сейчас там, мы можем пойти к нему прямо сейчас

— Будет лучше, если я пойду один. Не думаю, что тебе стоит снова встречаться с кем-нибудь из них.

Сын вновь со мной не согласился, опять мне пришлось уговаривать его, однако в этот раз ничего не вышло: он был решительно настроен отправиться вместе со мной. В конце концов я уступил. Какая разница. Мы пойдем к тому второму охотнику. Дина там не будет, а именно с ним Эдвард может не сдержаться. Пока он с Беллой, нам будет намного проще поговорить со вторым. Да и мне идти больше не с кем — Эммета нет в городе, а Джаспер слишком нетерпелив.

«Эдвард, ты знаешь, где он?» — мысленно спросил я сына.

— Думаю, это легко выяснить. В самом городе только два мотеля и один отель. Там немного народа. Я обойду каждый и найду его по запаху.

Так мы решили и нашли парня в первом же мотеле.

Было еще очень рано, но, судя по звукам, доносящимся из номера, охотник проснулся и работал за компьютером.

Мы постучали — я не хотел пугать его внезапным появлением. Стук клавиш, едва слышный даже нам, стих, наступила полная тишина. Поэтому я удивился, когда дверь внезапно открылась и на пороге возник высоченный парень.

— Что вам надо? — жестко спросил он, а потом осекся. Я заметил в его глазах понимание того, кто мы такие, и увидел теперь направленное на нас дуло револьвера.

— Мы пришли поговорить, — быстро и как можно мягче произнес я, приподнимая руки.

Охотник внимательно осмотрел нас, не опуская оружия. «Красивый у него револьвер, — отметил я про себя, — старинный. Только зачем он им пользуется, когда есть современное оружие?»

Рука с револьвером слегка дернулась, парень поморщился. Это из-за Эдварда он повредил спину. И происшедшее явно не облегчит наш разговор. А еще я не заметил в глазах охотника страха, и это заставило задуматься о нашей безопасности.

Как будто прочитав мои мысли, парень твердо проговорил:

— На вашем месте я был бы не так уверен в собственной неуязвимости.

Однако он отошел в сторону и пропустил нас в комнату. Движения выверенные, четкие. Указав нам в сторону кровати, охотник остался у двери, готовый в любой момент выстрелить.

— Я вас слушаю, — требовательно произнес он.

Признаться, то, что он готов был выслушать нас вот так сразу, удивило меня. Я слышал о таких, как он, об охотниках — они сначала стреляют, а потом даже вопросов не задают.

Я внимательно вгляделся в лицо парня, пытаясь найти ответы на свои вопросы. Кто он? Что заставило его выбрать этот путь? Какая трагедия? Люди просто так охотниками не становятся. У каждого из них за плечами своя личная драма.

Несмотря на то, что парень был еще очень молод, в нем чувствовались сила и опасность. Наверное, именно эту же опасность почувствовал и Эдвард. Возможно, в том, во втором, в Дине, даже больше, так как он старше. Полагаю, если бы я увидел его еще до рассказа сына, сразу бы понял, кто он такой.

Как можно мягче я начал объяснять ему наши принципы, нашу позицию, молясь про себя, чтобы он нам поверил. Парень слушал меня очень внимательно, не перебивал.

Наконец я замолчал. В комнате воцарилась тишина. Жалюзи закрыты, на улице редкое для Форкса явление — яркое солнце.

— Зачем вы следили за мои братом? — задал вопрос охотник.

Признаться, не ожидал, что он спросит меня именно об этом — как-никак, к нему в гости пришли два довольно нетипичных вампира. Однако вопрос был вполне логичным и многое раскрывал в парне. Когда живешь на свете не одно столетие, появляется умение читать между строк, делать выводы, видеть истинную сущность вещей. Слово «брат» он произнес с выдающей его с головой интонацией; он любит своего брата и очень за него переживает.

— Его увидел Эдвард около школы. Он не знал, что твой брат — охотник, но почувствовал исходящую от него опасность. Он думал, что Дин замышляет что-то недоброе, потому решил проследить за ним.

— Дин? Недоброе? — теперь обратился к Эдварду напрямую парень.

Сын явно не пылал любовью к этой семейке, поэтому процедил сквозь зубы:

— На стоянке, около школы. Мне так показалось.

— Почему?

Посчитав, что Эдварду было бы лучше промолчать, хоть охотник и смотрел в упор на него, я ответил:

— Ему показалось, что твой брат уделяет слишком много внимания одной школьнице.

Парень повернул голову в мою сторону и задумчиво посмотрел на меня. Похоже, он не знал о маленьком приключении своего брата.

— Вы знаете, где сейчас Дин?

— В одном из загородных мотелей, с девушкой, — произнес я. — Мы решили не мешать ему и поговорить с вами.

Я видел, как напрягся сын, увидел и то, что охотник заметил это и сразу насторожился.

— Я позвоню ему, — проговорил он, чуть сильнее сжимая рукоять револьвера, который, вероятно, может стать причиной нашей гибели.

Парень подошел к столику, взял телефон и вызвал брата по быстрому набору. Дин ответил только после второго вызова, и мы услышали сонный шепот:

— Сэм?

— Дин, у тебя все в порядке? — с тревогой спросил охотник.

— Все нормально. У тебя что-то случилось? — Я слышал, как преобразился голос Дина.

— Все хорошо. Ты не вернулся ночью, я переживал…

А ведь он смутился. Ему не нравился образ жизни брата, он точно не в курсе, с кем именно тот проводит время. Чем больше я узнавал этого парня, тем сильнее он мне нравился.

— Я встречал таких, как вы, — наконец произнес Сэм после длительной паузы. — Однако те два убийства — дело рук вампиров.

— Я знаю, — ответил я. — Эти вампиры… Мы заставим их покинуть Форкс.

Охотник невесело усмехнулся:

— Мы приехали сюда не выгонять, а уничтожать.

— Это может быть опасно для вас, — решил предостеречь я.

— Позвольте решать это нам, — уверенно ответил парень.

Я кивнул: им лучше знать о своих возможностях.

— Но мы не откажемся от помощи, — все же проговорил Сэм. — Докажите, что вы действительно думаете о людях — приведите нас к ним и помогите с ними справиться.

Я почувствовал, что это скорее просьба, чем ультиматум. Им ведь действительно нужна помощь. Посмотрев на недовольное лицо Эдварда, я не знал, что мне ответить. Натравить охотников на других вампиров, пусть и питающихся человеческой кровью, — не лучший «вампирский» поступок.

— А если мы откажемся? — спросил я.

Он пожал плечами.

— Сами как-нибудь справимся. Только вот все ваши слова о человеколюбии тогда получаются пустым трепом.

Похоже, парень не оставлял мне выбора.

— Я расскажу все, что знаю об этих вампирах. Однако насчет помощи в охоте на них я должен посоветоваться с семьей. Я не могу один принимать такие решения.

— Что ж, и на этом спасибо. Только есть еще одна вещь… Мне нужны доказательства, — сказал охотник и подошел к сумке, валяющейся на так и не разобранной кровати его брата. Он вытащил из сумки широкий нож и быстро, так, что мы даже не успели понять, что парень собирается делать, провел острым лезвием по своей руке, оставляя неглубокий порез, из которого начала проступать кровь.

«Боже, — подумал я, — что же такого он видел в своем прошлом, чтобы так легко рисковать своей жизнью?»

Ни я, ни Эдвард не двигались. Я — потому что давно привык к виду человеческой крови, а сын… В данной ситуации я был уверен в нем. А кровь между тем продолжала стекать по руке охотника.

— Сэм, — как можно мягче проговорил я, — я работаю в больнице и не впервые вижу кровь. Если хочешь, я могу оказать тебе помощь.

После моих слов парень заметно расслабился, схватил полотенце, валяющееся в изголовье кровати, и приложил его к ране.

— Расскажите мне все, что знаете о тех вампирах, — попросил он, откладывая в сторону револьвер.

Я начал говорить, а сам думал совершенно о другом. Я видел по глазам Эдварда, что он размышлял о том же: о странном аромате крови у этого парня. Об аромате, который ни я, ни Эдвард, уверен в этом, никогда еще не встречали у людей.

Глава 16. Братья


Дин

Я проснулся поздним утром. Рядом, крепко прижавшись ко мне, спала Белла. Я приподнялся и посмотрел на нее, озаренную легким утренним светом. В этой реальности она такая невинная. Как будто не она прошла со мной через Ад, словно не ее я пытал целый год, пока Аластару не надоело играть.

Я был тем, кто причинил Белле столько боли, что представить сложно. Я вырезал ее невинность и наивность слой за слоем так, как хотел этот чертов демон. Я проклинал себя за все, что делал, но упорно продолжал твердить себе, пытаясь в это поверить, что у меня не было другого выхода. Я и представить тогда не мог, что когда-нибудь проснусь рядом с ней не в Аду, а здесь — на земле. И чувство вины за произошедшее будет разрывать меня на части.

Пока девушка принимала душ, я сходил за завтраком — крепким черным кофе в пластиковых стаканах, парой бутербродов.

Когда Белла вышла из ванной с мокрыми волосами, теплая и такая домашняя, мы опять оказались в постели. В эту минуту я снова забыл обо всем на свете, отбросил в сторону все свои сомнения и условности мира. Мои поступки не были подчинены никакой логике, за них меня, возможно, снова ждет Ад.

Белла сегодня в школу так и не попала.

В половине двенадцатого, после бог знает скольких стаканов кофе и не менее, чем ночь, безумного утра, я подкинул девушку к ее дому. Слегка пошатываясь, она вышла из машины. Щеки Беллы покрывал румянец, глаза горели, губы были красными, припухшими от поцелуев. А мне было пора ехать к Сэму. Чувствовал, он мне голову свернет. Он раз пять звонил на мобильный, но я его игнорировал.

Я медленно вел «Импалу». Пережитое сегодня ночью заставляло расслабиться, между тем как мне, наоборот, надо собраться и настроиться на работу.

Подумав о Сэме, я вспомнил, что так и не спросил у Беллы, знает ли она что-нибудь о докторе Каллене. М-да, этой ночью, этим утром нам было явно не до вампиров. Хотя, возможно, Сэмми успел что-то раскопать и теперь злой как черт ждет меня.

Я подошел к нашему номеру, открыл дверь. Брат встретил меня на пороге с пылающим от гнева лицом. Таким я его давно не видел. Сэм шагнул ко мне, и не успел я понять, что он собирается делать, как уже лежал на полу, сваленный его хуком справа.

— Что за хрень? Что за муха тебя укусила? — спросил я, притрагиваясь к разбитой в кровь губе.

— Это я должен спросить, какая муха укусила тебя?! — кричал брат. — Ты вообще соображаешь в последнее время, что ты делаешь?!

Я знал: с его точки зрения, вернувшись из Ада, я вел себя как ненормальный. Но до сих пор он молча вздыхал и терпел мои странности. Что же изменилось сегодня?

— О чем ты? — поинтересовался я, рассматривая кровь на своих пальцах, чувствуя при этом не злость, а удовлетворение. Очередной выверт подсознания — чувство вины за произошедшее в Аду, за то, что было сегодня ночью... Черт, когда-нибудь это закончится? Или это липкое чувство вины будет преследовать меня всю жизнь?

— Дин, утром я пошел искать тебя, — между тем продолжал злиться Сэм, — я видел, с кем ты провел ночь! Черт тебя побери, она же школьница! — протянул он, делая ударение на этом дурацком слове «школьница». Как будто я сам этого не знал.

Теперь стало понятно, из-за чего я оказался на полу. Я приготовился к тому, что будет дальше. Сейчас он начнет меня «кастрировать». Опережая его ход, я выдал:

— Сэмми, стоп! Давай я все объясню.

— Да уж постарайся, Дин, а то я никак не пойму, почему мой брат вдруг превратился в извращенца. — Его глаза горели возмущением, на лице читалось искреннее непонимание ситуации. Что тут скажешь?..

Не успел я открыть рот, чтобы выдать что-нибудь оправдательное, как Сэм предупредительно вытянул руку и произнес:

— Только не говори мне, что она сама на тебя набросилась, что ты не знал, сколько ей лет, или был пьян. Ты бываешь пьян, но никогда не теряешь мозг, а у девчонки на лбу написан ее возраст.

— И еще она дочь шефа местной полиции, — протянул я только для того, чтобы лишний раз посмотреть на его реакцию. Ею оказались разбитые ваза и зеркало, в которое эта ваза полетела. Значит, довел я брата прилично, но не смертельно, иначе он запустил бы вазу в меня.

— Дин, ты охренел?! Мне тебя к психиатру сводить?

— Да не грузись ты, Сэмми. Все нормально. Я эту девчонку знаю не первый год. Она просто так молодо выглядит, самой ей уже давно за двадцатку перекинуло, — пытался свести все к шутке я, как всегда. Впрочем, в это раз не вышло.

— Считаешь меня идиотом?

Мне надоело дурачиться. Казалось, Сэм сейчас расплачется — такое жалобное было у него лицо. Вот так всегда: стоит ему принять это выражение, как я совершенно теряю голову, и брат начинает вить из меня веревки.

— Может, ты отстанешь от меня? — попросил его я. — Сам что ли не поймешь, что нечего объяснять. — Я начал заводиться, не испытывая никакого желания погружаться в пучину оправданий.

Но Сэм продолжал пристально смотреть на меня, нахмурив свое все еще по-детски наивное лицо. Я понимал: он от меня не отстанет. А если я не расскажу ему про причины моей связи с Беллой, меня ждут «жесткие времена».

Даже несмотря на все возможные репрессии со стороны Сэмми, я решил не рисковать. Никому и никогда я не смогу рассказать о том, что делал в Аду.

Я развернулся и потопал в ванную. Хоть и влил в себя уйму чашек кофе, все равно чувствовал себя выжатым как лимон.

— Не парься, — проговорил я, обходя брата на расстоянии вытянутой руки, чтобы в случае чего пресечь выпад в мою сторону.

Когда я вышел из ванной комнаты, Сэм сидел и старательно игнорировал меня, уставившись в свой ноутбук. Я прошел к холодильнику, собираясь насладиться холодным пивом, однако там меня ждала лишь минералка.

— Куда ты девал пиво, Сэмми? — уже не так благодушно спросил я.

— Оно в мусорном контейнере, — мстительно ответил он.

Значит, война. Сэм объявил мне войну! А ведь маленький поганец может здорово подпортить мне жизнь.

Пришлось давиться минералкой. Я подошел к брату и решил еще раз попытаться проявить дружелюбие.

— Ну, прекрати. Лучше скажи, ты узнал что-нибудь об этом докторе Каллене? — поинтересовался я, надеясь, что упоминание о работе хоть чуток успокоит его.

Сэм хмуро на меня посмотрел и наконец ответил, но лучше бы он промолчал.

— Пока ты там прохлаждался, я встречался с местными вампирами, — металлическим голосом сообщил брат.

— Охренеть! — выдал я, чуть не захлебнувшись очередным глотком воды.

Через пять минут я уже знал гастрономические вкусы каждого члена семейства Каллен.

Сэм рассказывал о них, абсолютно уверенный их в благонадежности. Во мне же такой уверенности не наблюдалось. Я-то знал истинную сущность вампиров и их предназначение, поэтому был в корне не согласен с договором о неприкосновенности местных вампиров, подписанным без моего участия

— Не-а, — протянул я, — так не пойдет.

— Что не пойдет? — в недоумении спросил брат и покраснел. От него полыхало так, что я должен был, наверное, загореться, как рождественская елка.

— Так не пойдет. Я против союза с вампирами.

После моих последних слов Сэмми побагровел. Увидев эту чудную картину, я начал красться в сторону двери, но не успел — карающая рука брата настигла меня почти у самого порога, повалив на пол вместе с бутафорским камином, какого-то ляда установленным около двери.

Дальше завязалась потасовка. Сэму надо было выпустить пар, но не так же больно, черт подери.

— Отпусти руку. Сейчас ты мне ее сломаешь.

— Да что ты творишь, зараза?!

— Сам ты придурок.

— От такого слышу.

— Я не извращенец, сколько тебе повторять? Я женщин люблю. Все, хорош, слезь с меня!

— Ах, тяжело дышать? Сейчас я украшу тебя таким синяком, что ни одна девчонка на твою рожу внимания не обратит.

— Только попробуй.

— Сейчас, разбежался.

— Отпусти, зараза. Придурок…

Сэм

Не знаю, что произошло с Дином, но когда я увидел его выходящим из номера с этой девчонкой, просто не мог поверить своим глазам. «Мой брат на такое неспособен», — думал я. Что же с ним произошло в Аду, если то, что я видел перед собой, правда?

Я знал, у нас проблема. Каждый раз, когда я начинал с Дином разговор об Аде, он придумывал всяческие предлоги, чтобы избежать его. «Я ничего не помню», — его обычные слова, но я не верил. Не мог он ничего не помнить. Хоть что-то должно было остаться, какие-нибудь отрывки воспоминаний. Иногда я наблюдал за братом ночами, порой кое-что слышал. Например, имя этой девочки — Белла. И еще другие имена, много других имен. Немало страдания и боли. Дин отличался многословностью по жизни, но, к сожалению, во сне был ее лишен. Может, он ничего и не помнил, я не знал.

Я старался достучаться до брата, но ему привычнее закрыться от меня, чем попытаться объяснить, что происходит.

После небольшой потасовки, хлопнув дверью, Дин ушел. Куда, зачем? Я не знал, но ждал его. Он придет. Он всегда приходит, как бы мы ни ссорились.

И я оказался прав.

Через час брат ввалился в номер с парой бутылок пива, протянул одну из них мне и напротив сел.

— Сэмми, думаю, пришла пора кое-то объяснить.

Я молчал, чтобы не сбить его. Я так долго ждал этого момента. Я ведь знал: рано или поздно, когда придет время, Дин сам все расскажет.

Однако меня ждало разочарование: он начал говорить совершенно о другом.

— Это насчет вампиров. Короче, ты слышал о теории, согласно которой вампиры являются проводниками живой крови в загробный мир? — спросил брат.

— Да, читал о таком, — ответил ему я, не совсем еще понимая, к чему он клонит.

— Так вот это правда, – произнес Дин.

— С чего ты взял?

— Я узнал об этом в Аду.

Он говорил это слово, а я видел, как в его глазах проступают боль и страдание. Я смотрел на Дина и начинал понимать.

— Ты все помнишь? — дошла до меня непреложная истина.

Это мой брат. Я готов простить ему все — девочек, выпивку, даже секс с несовершеннолетней... Все! Видимо, мне придется простить ему что-то еще, гораздо более серьезное.

— Все так плохо? — спросил я.

Дин кивнул и отвел взгляд. Он теперь даже не мог смотреть мне в глаза. Что же он такое скрывает, что за боль съедает его изнутри?

— Может, расскажешь? — попросил я.

— Не сейчас, — прошептал брат. — Возможно, потом.

— А та девочка, она имеет к этому отношение?

Он согласно качнул головой:

— Она была там вместе со мной. — Видя мою реакцию, Дин быстро добавил: — Кастиэль вытащил оттуда не только меня одного.

Теперь все стало на свои места, теперь понятно, почему он рвался в Форкс, отчего искал ее.

— А эти отношения, они у вас возникли еще там? — спросил я. Тяжело вот так вести разговор, вытягивая из брата слова, будто клещами.

— Да, Сэмми, они возникли там. Теперь ты понимаешь, почему нельзя оставлять в живых ни одного вампира? Какие бы они ни были, они питают Ад, они подпитывают демонов.

Я увидел блеск фанатизма в глазах Дина и содрогнулся. Что же там с ним делали, что он так их ненавидит?

Глава 17. Падение


— Карлайл, я не понимаю, почему мы должны помогать им? — злился Эдвард. — Ты и так рассказал Сэму достаточно, пусть теперь разбираются с этими вампирами сами.

— Эдвард, — серьезно произнес доктор, — этот парень прав: гибнут люди. Мы не можем безучастно стоять и смотреть на происходящее.

Каллен-младший отрицательно покачал головой. Для него наилучшим выходом было не строить никаких отношений с охотниками. Для него лучше, если они пойдут на это дело сами по себе. И что бы там Карлайл ни говорил об их возможностях или неуязвимости, им не сравниться с вампирами ни в силе, ни в скорости.

Они погибнут. Он погибнет. Туда ему и дорога.

Если судить по разговору Беллы и Дина, который Эдвард вчера подслушал, этот парень не святой, а псих и извращенец. Если мир избавится от него, все только выиграют.

А Белла… Им предстоит нелегкий разговор. То, как она вела себя с Дином… Эдвард был уверен, что именно с ним девушка провела те три месяца, когда считалась пропавшей без вести. Налицо стокгольмский синдром. Ей только семнадцать, она просто не понимает, что делает.

Не может она любить такого парня, как Дин. Та девушка, которую Каллен успел узнать за последние два месяца, не может быть отмороженной до такой степени. Конечно, некоторые поступки Беллы были донельзя ненормальными. А ее слова… После ее слов о том, что она мучила и убивала людей, остался такой осадок, что до сих пор ощущался его липкий привкус. Тогда Эдвард и подумать не мог, что это может быть правдой, теперь же, после подслушанного разговора, все это казалось не таким уж диким и невероятным.

В какое же дерьмо втянул ее Дин? И почему Белла, неглупая вроде девочка, позволила ему это с собой сделать? Возможно, Эдвард чего-то не понимал. Может, насилие ей по нраву?

Каллен не мог избавиться от ощущения разочарования этой девушкой, которое смешивалось теперь с болью от ее потери. Хоть он и сбежал вчера ночью, не желая слышать происходящее в мотеле, но перед глазами все время стояла картинка, как эти двое занимаются сексом.

Злость только нарастала. Злость и ревность искали выхода.

***

Они стояли друг напротив друга. Его глаза теперь были такими черными, нечеловеческими. Впервые Белла по-настоящему осознала: Эдвард — вампир, не человек.

Девушке стало страшно, однако она не двигалась. Каллен также продолжал стоять, не отрывая от нее взгляда, в черном водовороте которого, если присмотреться, кроме боли и страдания, можно было увидеть ненависть.

Белла смотрела на него испуганно. Она готова была поклясться, что Эдвард сейчас набросится на нее — так не по-человечески растянулись его губы.

Наконец он усмехнулся и проговорил с отвращением:

— Ты провоняла им.

Конечно, Белла понимала, о чем Каллен говорит. Еще сегодня утром, когда она была в душе, Дин буквально накачал ее. Она внизу вся мокрая. Девушка и сама чувствовала, как от нее пахнет им. Что же должен тогда ощущать вампир с его идеальным обонянием?

Вампир между тем продолжил:

— Неужели было так хорошо, что ни один из вас не задумался о предохранении? — Голос его был теперь полон презрения.

У Беллы отразился страх в глазах, ведь она знала, что, действительно, по старой привычке ни она, ни Дин не подумали об этом. Страх — потому что девушка начала бояться Эдварда, который сейчас был совсем другим и подловил ее, когда она так уязвима; после ночи любви, расслабленную, горячую и все еще наполненную ароматом другого мужчины.

Для самого Каллена это было все как ножом по сердцу, но он стоял и смотрел на девушку, вдыхал один с ней воздух. Он хотел впитать в себя новый запах Беллы, для того чтобы забыть, чтобы запомнить. Одновременно. Может, тогда у него получится не думать о той, которая теперь принадлежит другому?

Эдвард и сам не понимал, какая нелегкая занесла его в дом Свон. После разговора с Сэмом ему казалось, что он успокоился, принял правду. Но какого-то черта потом вампиру захотелось посмотреть девушке в глаза, увидеть в последний раз и забыть окончательно. Однако все пошло не так. Теперь Каллен хотел не только забыть: он желал помнить то отвращение, которое Белла сейчас в нем вызывала, отвращение, смешанное с чужим запахом.

Вампир знал: это сработает. Как бы он ни старался контролировать себя, знание того, что девушка предала его, неожиданно разбудило в нем зверя, который решился на шаг, далекий от прежнего Эдварда.

Не успела Белла моргнуть, как Каллен очутился рядом с ней. Его руки схватили ее за запястья, тело оказалось прижато к каменной груди. И он сделал то, о чем так давно мечтал, но всегда себя сдерживал – его губы почти по-варварски впились в ее рот.

Грубый, животный поцелуй. Поцелуй, в который Эдвард постепенно вложил весь гипнотизм вампирского обаяния. Поцелуй, которому нельзя противостоять. Поэтому сначала девушка билась под ним в бесплодной попытке вырваться, а потом замолчала, позволяя ему все. Она просто ничего не могла сделать – вампирам невозможно сопротивляться.

Каллен упивался ею, впитывая ее новый запах, повторяя сам себе, что именно его должен запомнить, именно он обязан вызывать в нем отвращение. Темная сторона Эдварда очень бы хотела, чтобы Дин видел, что он сейчас делает с его Беллой. Да, это нечестная игра, да, у девушки просто нет шансов. Он может делать сейчас с ней все, что захочет — укусить, целовать, сделать своей…

Эдвард слишком долго сдерживал себя.

Она — безвольная кукла в его руках. А он был полностью во власти мгновенного безумия, его инстинкты управляли разумом. И все пошло не так, как Каллен планировал; животный поцелуй, несмотря на чужой запах, возбуждал его. Смесь страсти, ненависти, отвращения — горючая, неконтролируемая смесь.

Девушка увидела это во взгляде Эдварда, даже успела осознать, и в ее глазах отразился ужас осознания происходящего.

— Нет, Белла. Слишком поздно, — проговорил вампир, разрывая на ней джинсы.

Каллен толкнул девушку на кровать, грубо схватил за руки, но он уже не соразмерял свои силы. Его глаза поглотила полная тьма. Эдвард поцеловал Беллу, примериваясь, раздумывая над тем, почему бы не укусить ее, не прекратить все разом. В какой момент это сделать? Сейчас или после? Или вовремя?

Белла под ним беспомощно простонала — от страха и даже от страсти. Ее чувства под влиянием его магнетизма были искажены донельзя. И сейчас ей казалось, что она целует кого-то другого, кого-то, перед кем не может устоять. В стонах девушки были то отчаянье, то желание, то отклик на каждое прикосновение его губ.

Каллен шептал ее имя, наслаждаясь мягкой кожей Беллы, словно роскошным пиршеством.

— Ты будешь моей! — произнес он, прекрасно понимая, что девушка не в состоянии ему сейчас отказать. Эдвард провел руками по ее ногам, бедрам. То, что она такая горячая и возбужденная, заводило его еще больше.

Желание брать, обладать, владеть нарастало. Раздвинув ноги Беллы, вампир нетерпеливо, со стоном вошел в нее.

В какой-то момент девушка откинула назад голову, и ее длинная, беззащитная шея ослепила Эдварда. Теперь аромат Беллы не просто манил, возбуждал, соблазнял, вызывал отвращение, в нем явственно ощущалось требование, приказ взять ее и напиться ее кровью.

Чтобы не мешала, Каллен разорвал на Белле футболку и опять увидел этот отпечаток на ее груди. Он уродовал ее, он не нравился вампиру. Сам не зная почему, Эдвард приложил к нему руку.

***

Когда Каллен пришел в себя, все уже было кончено. Темнота в его глазах исчезла, и он увидел обнаженную девушку, лежащую на кровати.

Эдвард с ужасом подошел к ней. Слава богу, она дышала, хоть и находилась без сознания.

Осторожно, боясь прикоснуться к ней, вампир укрыл ее одеялом и выскользнул из комнаты.

«Карлайл был прав: нужно было уехать», — думал он запоздало, удаляясь от места своего преступления все дальше.

Глава 18. Семья


Элис встретила Эдварда на пороге. Ее лицо пылало убийственной яростью. Вампирша еле сдерживала себя, чтобы не врезать собственному брату. Конечно, от нее не скрылось произошедшее сегодня днем. И помешать этому она не смогла, потому что решения и поступки Эдварда даже для него самого стали большой неожиданностью.

— Прости, — одними губами прошептал он сестре. — Я сорвался.

<i>«Сорвался?! </i>— мысленно кричала Элис. — <i>Это называется сорвался?! Ты изнасиловал ее! Ты понимаешь это?!»</i>

Эдвард виновато отвел взгляд. Он принимал возмущение и даже омерзение, которое сестра теперь к нему испытывала. Она и не скрывала. Прощать его Элис не намеревалась, только ему бы самому сначала простить себя.

<i>«Ты должен рассказать Карлайлу, </i>— приказала сестра. — <i>Теперь речь идет о безопасности всей нашей семьи».</i>

— Да, — без возражений согласился с ней Эдвард. Он уже понимал, что своим поступком не оставил выбора ни себе, ни родным. Им придется уехать из Форкса, поменять документы и скрываться некоторое время, пока не уляжется буря, вызванная его безрассудством.

А ведь Элис еще не знает самого главного: Белла встречается с одним из охотников, и это они — их основная проблема, а не полиция.

— Ты видишь охотников? — едва пошевелил губами вампир.

<i>«Ты же знаешь, что нет»,</i> — раздраженно подумала сестра и посмотрела на Эдварда таким взглядом, что он готов был провалиться сквозь землю.

— А Беллу? Что она собирается делать? — выдавил брат из себя. Как бы Элис сейчас ни злилась, они должны это знать.

Вампирше хотелось послать его подальше, но здравомыслие и тревога за семью взяли верх. На минуту она застыла, а затем посмотрела на Эдварда в недоумении. Каллен отчетливо видел картинки в ее голове, вызывающие у него аналогичные чувства.

Школьная столовая. К их столику, оставив подруг позади, подходит Белла. Потом поляна, которую он знает — она начинается сразу за школой. Картинка тут еще ярче. На ней Эдвард обнимает девушку и успокаивающе поглаживает по плечу.

Это настолько неожиданно, что мысли Элис приняли другое направление — вампирша была озадачена.

<i>«Я не понимаю,</i> — передала она брату. — <i>Она что, простит тебя?»</i>

Озадаченный не менее нее вампир развел руками:

— Не знаю... Но, пожалуйста, не говори пока ничего Карлайлу. Дай мне сначала поговорить с Беллой. Возможно, нам и не придется никуда переезжать.

Договорить они не успели — появилась Эсме и позвала их на семейный совет. Пусть у них не совсем обыкновенная, но семья, а значит, есть и семейные советы. Обычно они проходили в более спокойной обстановке, но сегодня явственно чувствовалось напряжение. Все уже слышали об охотниках, объявившихся в Форксе. И Карлайл подробно рассказал всем о встрече с одним из них.

Глава клана поведал все, кроме одной маленькой детали — он не упомянул о роли Изабеллы Свон во всей этой истории, пытаясь защитить Эдварда. Доктор понимал: если бы не она, вряд ли бы здесь так быстро появились охотники, может, вообще не объявились бы.

Изредка, пока рассказывал, Карлайл кидал задумчивые взгляды на Эдварда, не в силах понять, что произошло с ним за эти несколько часов. Еще сегодня, после разговора с Сэмом, ему казалось, что сына отпустило. Однако сейчас он опять не в себе — бледнее обычного, а в глазах горит какой-то непонятный огонь.

<i>«Где ты был, Эдвард?»</i> — мысленно спросил отец у него.

Эдвард не ответил. Отвел глаза в сторону и просто пожал плечами. Нигде — говорила вся его поза.

Еще больше Карлайл удивился, когда сын поднялся и решил признаться во всем сам. Эдвард обращался к семье, пытаясь объяснить свои чувства к человеческой девушке. Конечно, все были удивлены; они и не подозревали, что все зашло так далеко, что их тайна раскрыта, а Белла имеет отношение к охотникам.

— Хочешь сказать, она тут ни при чем, и эти охотники приехали сюда не по ее наводке? — в ярости прошипела Розали.

— Ради этой девчонки ты подставил под удар всех нас? — с другой стороны, как ножом, резал Джаспер.

Эдвард вскинул голову. Что-то такое промелькнуло в его глазах, из-за чего Карлайл решил вмешаться:

— Белла — не совсем обычная девушка. Наверное, поэтому Эдварда и потянуло к ней. Согласен, он вел себя неосмотрительно. Это привело к тому, что она догадалась, кто мы такие. Но наше существование не стало для нее большим открытием. Белла хорошо осведомлена о вампирах. И мы не можем утверждать, что охотников сюда вызвала именно она. В городе за одну неделю произошли два убийства. Думаю, именно это привело сюда этих парней, а не Белла.

Пока отец говорил, Эдвард видел, как напрягся Джаспер. Он, как и Карлайл, слышал об охотниках и не питал к ним дружеских чувств. Поэтому сейчас вампир решил озвучить то, о чем думал с самого начала.

— Нас много, — проговорил Джаспер, — и мы в состоянии уничтожить всех их — и этих охотников, и… — Он не решился продолжить, кинув быстрый взгляд на брата.

— Нет, — четко произнес Эдвард, — Беллу никто и пальцем не тронет.

— Джаспер, — укоризненно поддержал сына Карлайл, — ни охотников, ни тем более девушку мы убивать не будем. Мы не убийцы.

Глава клана успокаивающе кивнул Эдварду. Тот снова не выдержал и отвел взгляд в сторону. Если бы только отец знал, что произошло сегодня днем, знал о том, как он себя сейчас чувствует. Эдвард готов был провалиться сквозь землю — так сам себе был омерзителен и противен. Но в то же время он чувствовал и облегчение: не произошло ничего непоправимого. Белла жива! И вся его вина сейчас крутилась не вокруг того, что девушка принадлежала ему, а что он мог лишить ее жизни. Тогда ему осталась бы только одна дорога — позволить Винчестерам сделать с ним то же самое.

А ведь все благодаря этому отпечатку на груди Беллы. Если бы он не коснулся его, уверен был вампир, девушка сейчас была бы мертва. Эдвард вздрогнул, вспомнив, что произошло в тот момент, когда он дотронулся до него: между ними полыхнуло, разряд неизвестной энергии ударил Каллена так сильно, что его отбросило в сторону, а Беллу выгнуло дугой. В тот момент вампир почувствовал в теле такую боль, словно снова стал смертным. Жажду, желание, все темное, что появилось в нем, так стремительно и неожиданно для него самого — все смыло этой непонятной энергией.

Эдвард мысленно усмехнулся: что не так с этой девушкой? Почему с ней одни вопросы и никаких внятных ответов?

Однако в любом случае он никому не позволит обидеть Беллу. Поэтому Эдвард смотрел на Джаспера враждебно. Девушка принадлежала ему, никто не имеет права трогать ее.

Братья неотрывно глядели друг на друга — решительность Эдварда, изумление и неверие Джаспера, который чувствовал его настроение. Кому-то из них придется уступить. И Джаспер начал понимать, что этим кем-то будет он.

— Никаких убийств, — еще раз повторил Карлайл, вмешиваясь в их противостояние. — Джаспер, ты слышишь? Тем более, что эти охотники не совсем обычные. По крайней мере, один из них. Эдвард тоже это заметил.

— Что заметил? — не понял Джаспер.

— Его кровь не такая, как у обычных людей. Мы действительно не знаем, на что они способны. Элис их не видит, Эдвард не может прочесть их мысли. — Доктор Каллен задумчиво потер виски и продолжил: — Возможно, они не такие, как все, потому им самим есть что скрывать. Кроме того, как я уже говорил, они попросили нас о помощи.

— И ты согласился, — тяжело произнес Джаспер.

— Я дал слово Сэму, что мы не опасны. Я не прошу вас помогать им, прошу только не вмешиваться. Сам я уже принял решение — я им помогу. Я не хочу, чтобы в Форксе и дальше гибли люди.

Озвучив свое решение, Карлайл обвел всех взглядом. Он видел недовольство Розали, понимание в глазах Эсме, тревогу у Элис, готовность Эммета и какую-то непонятную обреченность Эдварда; он уже знал решение каждого из них. <i>«Труднее всех, наверное, Эдварду»,</i> — подумал вампир, заметив сжатые кулаки сына, которые тот прятал под столом.

Однако первым откликнулся именно он.

— Я с тобой, — произнес Эдвард.

<i>«И когда он успел так кардинально поменять свое мнение?» </i>— удивился Карлайл.

— Я тоже, — раздался рядом голос Эсме.

Розали и Эммет, обменявшись быстрыми взглядами, выдали одно общее решение — просто пожали плечами. Значит, решили остаться в стороне и не вмешиваться. Это их право.

Джаспер сидел в напряжении. А Элис уже что-то увидела. Наконец она вздрогнула, возвращаясь. Вампирша повернулась к Джасперу и взяла его за руку:

— Не надо, пожалуйста. Я не вижу ничего нам угрожающего. — Потом обратилась к отцу: — Я с тобой, Карлайл.

Все посмотрели на Джаспера. Для него идти на компромисс с врагами — нелегкое решение.

— Хорошо, я их не трону, — махнув рукой, ответил он.

А Эдвард между тем снова выпадал из разговора, прокручивая в голове завораживающие картинки из видения Элис. Из всего увиденного он мог сделать один четкий вывод — Белла о сегодняшнем происшествии никому ничего не расскажет. Девушка будет нуждаться в его утешении. Это все казалось таким невероятным, но в то же время — это шанс попытаться искупить свою вину перед ней.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/151-362-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Swhelena(Miroslava) (19.10.2009) | Автор: swhelena
Просмотров: 1481 | Комментарии: 11


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 11
+1
11 Alice_Ad   (16.05.2018 20:20)
Спасибо. ....ну и натворил эдвард дел...

0
10 pola_gre   (05.03.2018 00:46)
Цитата Текст статьи ()
он опять видит этот отпечаток на ее груди. Он уродует ее, он ему не нравиться. Сам не зная, почему он прикладывает к нему свою руку.

И что случилось с ним? Надеюсь, сознание потерял или мысли прочитал?

Спасибо за продолжение!

0
9 MissVamp   (01.11.2012 14:38)
И что же сейчас будет...

0
8 ZлюChка   (18.09.2011 20:06)
Лох!!! И Белла дура!
Но за главу все равно спасибо!

0
7 Xameleon   (10.05.2011 15:32)
Спасибо за главу!!!

+1
6 nettisem   (10.02.2011 18:15)
Вау!!! И с этим тоже не предохранялась...Что будет? Глава- супер! Спасибо!

0
5 Solt   (21.11.2010 21:59)
Мне понравилось пошла читать дальше

0
4 Moonflower)   (12.08.2010 20:31)
Так Каллены же не пью человеческой крови! Или для Ада это не принципиально, лишь бы кровь, а чья не важно?
Так ЭД т....л Беллу или нет? dry

0
3 Марфуша   (25.07.2010 20:18)
Карлайлу и Эдварду удалось поговорить с Сэмом они пришли к соглашению..он поверил им то они не трогают людей..что они безопасны..вот только Дина не устраивает это соглашение..ведь он знает кто такие вампиры..и кем они являются для ада..
Эдвард пришел к Белле..им не нужно было слов что бы понять друг друга..что бы Эдвард почувствовал себя преданным а Белла предательницей...
он хотел испытать отвращение к ней..хотел запомнить это..но зверь взял над ним вверх..он не смог противостоять искушению..каковы будут последствия..
спасибо за глав

0
2 Ранис_Атрис   (12.07.2010 19:49)
Боже, какой кошмар! Эдвард, мать твою, что ж ты натворил??? Как мог позволить дьяволу вырватся на волю? cry cry cry Мне страшно...

0
1 zlovrednaya69   (11.07.2010 23:26)
вауууу...))))) класс)

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]