Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1647]
Из жизни актеров [1615]
Мини-фанфики [2461]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [14]
Конкурсные работы (НЦ) [2]
Свободное творчество [4650]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2368]
Все люди [14845]
Отдельные персонажи [1453]
Наши переводы [14175]
Альтернатива [8951]
СЛЭШ и НЦ [8708]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4212]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Топ новостей апреля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (16-30 апреля)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Immortality
Ему казалось, что уходя, он дарит ей жизнь. Но что, если Эдвард ошибся? Что, если в жизни Беллы всё было предопределено? Что, если бессмертие - её судьба?
Новая глава от 25.05.2018
Потрясающая альтернатива от Irmania.

Easier to run
Мои слабые попытки наладить собственную жизнь оказались детским лепетом в сравнении с надвигающимся на меня хаосом. Не так то просто сохранять спокойствие, когда люди вокруг тебя мрут как мухи, а ты сама не успеваешь уворачиваться от ощутимо болезненных пощечин очередного предательства.Но выхода нет только из гроба. И я нашла свой путь к отступлению...

Семь апрельских дней
Они не изменились, да и суть их проблем осталась прежней.
Гермиона Г.|Драко М.
Angst|Romance


От команды переводчиков ТР, ЗАВЕРШЕН

Не встает тот, кто не падает
Что у пьяного на уме, то у Бога на языке.

Просто верь ему...
Она - обычная девушка, которой предоставляется возможность увидеть Лос-Анджелес, но что будет, если в её размеренную жизнь ворвутся вспышки, камеры и... он. Можно ли ему верить?

Осторожно, двери закрываются!
Белла чувствует себя сталкером, наблюдая за горячим парнем, который каждый вечер садится в поезде напротив неё. Но что произойдет, когда она узнает, что он тоже не сводит с неё глаз? Езда на поезде ещё никогда не была такой интересной!
Мини, завершен.

Обреченная
Соединенные Штаты Америки. 1875 год.
Изабелла Свон стала разменной монетой в играх спившегося мужа... Что делать, когда тот, кто должен защищать, предал твое доверие? От любви до ненависти - один королевский флеш.
Мини, завершен.

ТОЛЬКО МОЯ / MINE ALONE
Любовь вампира вечна. Но что, если Белла выбрала Джейкоба вместо Эдварда после «Затмения»? Эдвард медленно сходит с ума, после того, как потерял Беллу и сделает всё, чтобы вернуть её.. ВСЁ.



А вы знаете?

...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый проект Кристен Стюарт?
1. Белоснежка и охотник 2
2. Зильс-Мария
3. Лагерь «Рентген»
4. Still Alice
Всего ответов: 262
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Потерянный рай. Главы 12-14

2018-5-27
18
0
Глава 12 Дин и Белла


Эдвард


На следующее утро я ждал Беллу около ее дома, чтобы проводить в школу. Она опять удивила, протянув мне простое и безыскусное украшение.

– Эдвард, я хочу, чтобы ты надел его.

– Для чего? – спросил я, разглядывая один из тех кулонов, которые она забрала тогда у ювелира. Только сейчас я заметил, что узор на кулоне идентичен рисунку ее татуировки.

– Это древний амулет на удачу, – ответила девушка.

Если рассматривать защитную пентаграмму от зла, как амулет на удачу, то, видимо, она нам понадобится. Я согласился с Беллой и надел «это» на шею; раз ей так будет спокойнее, почему бы и нет, хоть и придется прятать кулон под рубашкой, чтобы никто из моей семьи не заметил.

После того случая в наших отношениях многое изменилось. Мы проводили вместе почти каждый день. Меня интересовало в девушке все: что она любит, что слушает, что делает в свободное время.

Я был счастлив лишь оттого, что Белла доверяет мне, счастлив, что она спокойно засыпает, пока я рядом.

Между нами были только случайные прикосновения. Я не мог позволить себе лишнего. Каждый раз, когда я касался ее, мне хотелось большего; мой контроль испарялся, желание обладать ею, выпить ее крови рвало меня на части. Потому чаще мы просто разговаривали. Я рассказывал ей почти все о своих родных, она – о матери и жизни в Аризоне.

Я уже давно должен был отправиться на охоту, но все никак не мог решиться оставить Беллу одну. В конце концов благоразумие взяло верх, и однажды утром, вместо того чтобы отвезти ее в школу, я сообщил, что собираюсь на охоту.

– Я вернусь быстро, – проговорил я. – Пока меня не будет, за тобой присмотрит Элис. Не бойся, она дерется еще круче меня.

Девушка неохотно кивнула:

– Хорошо. Возвращайся быстрее. Я буду ждать тебя.

Такие простые слова, но мне стало тепло от них. «Возвращайся быстрее. Я буду ждать тебя». Они давали мне надежду. Я верил: несмотря на все ее слова про Дина и ее сердце, навеки принадлежащее этому парню, у меня есть шанс.

«Она еще так молода, – думал я, – а человеческое сердце настолько переменчиво...»

Когда я пришел домой, Эммет и Розали уже ждали меня. Эммет сиял в предвкушении предстоящей охоты. Я же понимал, что у меня не то настроение, чтобы уезжать черт знает куда и оставлять Беллу одну, поэтому на ходу принял решение с ними не ехать – обойдусь местными оленями. Управлюсь за утро и смогу увидеть Беллу уже сегодня после занятий.

Позже я не раз задавался вопросом: правильное ли решение тогда принял? Не было бы лучше уехать подальше и не знать того, что произойдет? Не быть свидетелем, не слышать, не чувствовать?

В ответе я не был уверен.

С охотой я управился быстро и примчался на школьную стоянку еще до окончания уроков. Я стоял около своего автомобиля, ожидая, когда наконец прозвенит звонок и появится Белла.

Боковым зрением я увидел, как к школе подъехала еще одна машина. Красавица «Шевроле-Импала» 1967 года. Таких авто сейчас практически не встретишь на дорогах. Явно после дальнего пути, но ухоженный и обласканный любовью.

Из машины вышел парень – высокий, подтянутый, мускулистый. Я знал в лицо практически всех обитателей Форкса, но он был мне не знаком. Я посмотрел на номера – канзасские. Далеко же его занесло. Я попытался протянуться к нему мысленно. Опять ничего. Такого не могло быть, но он был закрыт от меня так же, как и Белла. Это что, в последнее время эпидемия?

Парень стоял, прислонившись к капоту машины. Меня он не замечал: все его внимание было сосредоточено на входной двери главного корпуса. Интересно, кого он ждал?

Похоже, он здорово нервничал – я слышал, как учащенно билось его сердце.

Я внимательно вгляделся в него. Было в этом парне что-то опасное. Будь я человеком, не хотел бы встретиться с ним в темном переулке. И, если я не ошибался, справа за его поясом угадывалось очертание оружия. Не будь я вампиром, не различил бы эту выпуклость.

Прозвенел звонок.

Парень весь подобрался и напрягся; он действительно сильно нервничал, вглядываясь в поток выходящих через главный выход людей. Кого же он все-таки искал?

Я продолжал наблюдать за ним, когда услышал, как его сердце замерло, а потом вновь забилось. Похоже, он увидел человека, которого искал. В его глазах засветились радость и боль.

«А у него красивые глаза, только такие грустные, – подумал я. – Кажется, жизнь его изрядно потрепала...»

Я обернулся посмотреть, на кого он глядит. Тут настал мой черед замереть в неверии: у двери стояла Белла. Она не отрываясь смотрела на черную машину и на этого парня, а затем кинулась к нему, оставив недоумевающую Джессику позади себя.

Парень сделал практически незаметный жест рукой – и девушка резко остановилась, кивнула. Постояла немного, словно в трансе, потом, развернувшись, направилась в сторону леса.

Что, черт побери, происходит? Кто он такой? Ее бывший? Не может быть. Он для нее слишком взрослый. Брат? С братьями так не встречаются.

Во мне стала подниматься удушающая волна ревности. Я отчетливо видел радость и любовь в глазах Беллы.

Парень постоял на стоянке еще пару минут и направился вслед за девушкой. Многие оборачивались ему вслед – так сильно он выделялся из толпы.

Пока он шел к лесу, я решил найти Беллу. Я промчался через всю стоянку быстро и незаметно для человеческих глаз.

Она ждала его на поляне недалеко от школы.

Я взобрался на первое попавшееся дерево, откуда было хорошо видно, как Белла выглядывает его, в нетерпении покусывая губы. Да, я понимал, что поступаю неправильно, что, несмотря на наши отношения, не имею никакого права следить за ней. Но у этого парня за поясом была спрятана пушка, его внешний вид и взгляд не внушали доверия.

Наконец он появился, и девушка, едва увидев его, кинулась к нему в объятия.

Как описать то, что я видел? На что были похожи эти объятия? Так неистово, жарко встречаются только очень близкие люди. Казалось, они не виделись вечность и вот наконец встретились.

Белла повисла на нем, заливаясь слезами счастья и какого-то тягостного отчаяния. Он приподнял ее и крепко прижал к себе, а она целовала его, повторяя без остановки: «Дин. Боже, Дин! Неужели это ты? Как же мне было плохо без тебя. Как же мне тебя не хватало...»

Это было выше моих сил. Я сидел в ступоре, в полнейшем недоумении. По-видимому, отношения, которые у нас начали зарождаться, теперь окончены. Я любил ее, но этот парень, судя по всему, составлял смысл ее жизни. Да и он тоже любил ее, все говорило об этом: его слезы, сердцебиение, то, как он обнимал ее.

Они сели на поваленное дерево. Он крепко прижимал ее к себе, а она обвила его руками.

Мне стало неприятно наблюдать за ними. Это встреча двух влюбленных. Я не имел никакого права подсматривать за ними. Теперь я знал, кто этот Дин, которому она отдала свое сердце…

Однако кое-что вдруг меня отрезвило. Белле семнадцать лет, значит, она знала его раньше, когда ей было пятнадцать? Шестнадцать? Парню на вид лет двадцать пять-тридцать. Что же тогда выходило?

Я сжал зубы. Тут, надо признать, я задумался о себе. Ирония заключалась в том, что я сам намного старше его. Но все равно я, по крайней мере, сидел с ней за одной партой. А он? Где она познакомилась с ним? В летнем лагере? В библиотеке? Вряд ли. Парень не похож на скаута или на обитателя библиотек, скорее, на завсегдатая стриптиз-клубов и баров. Я не мог отделаться от ощущения опасности, исходящей от него. Похоже, Беллу тянет к опасным типам, и я – не исключение.

Они тихо заговорили. Я автоматически настроился на их разговор, но, к своему удивлению, обнаружил, что не понимаю ни слова. Только потом до меня дошло, что они говорят не по-английски.

Я чуть не упал с дерева, когда осознал, на каком языке они так свободно изъясняются – латынь. Даже мои знания латинского сводились только к перечню терминов из биологии и медицины. Если бы тут был Карлайл, думаю, даже он с трудом бы понял, о чем они разговаривают. Никто не может так говорить на латыни. Это мертвый язык. Тем не менее Белла разговаривала так, будто всю жизнь только и делала, что общалась на латыни. Я мог уловить из разговора лишь отдельные слова: псы, дерево, Аризона, кровь.

Потом он поправил ей волосы, его рука задержалась на ее щеке, и я увидел, как девушка счастливо засмеялась, по-настоящему счастливо. С ним она стала какой-то другой. Казалось, с его появлением с ее плеч моментально слетели все заботы и тревоги, словно до этого момента она не жила, а существовала. Даже когда я был с ней рядом.

Дальше они, к моему облегчению, перешли на английский.

– Дин, я тоже искала тебя. Но найти человека, которого не существует, оказалось нелегко. Я пробовала найти Бобби, но у меня ничего не вышло. И я хочу, чтобы ты знал: я решила пойти с тобой.

Парень недоуменно посмотрел на нее и покачал головой:

– Нет, этого не будет. Я не хочу, чтобы ты прожила свою жизнь как я, гоняясь за своими страхами.

– Я и так живу в страхе, боюсь, что рано или поздно мне придется вернуться туда. Ты хоть помогаешь людям, заслуживаешь прощение, а я? Что делать мне? Я тоже хочу искупить свои грехи…

– Нет, ты не знаешь, о чем просишь. А людям можно помогать, находясь не только на передовой.

О чем они говорили? Какая «помощь»? Какая «передовая»?

– Я знаю о твоей жизни все, – возразила она. – Или ты забыл, как сам мне все рассказал? Я согласна, у меня мало опыта, но если ты поможешь, я справлюсь. В конце концов, я ведь не какая-нибудь изнеженная барышня.

– Белла, я сказал «нет»! Со мной ты не пойдешь. Плевать, что было там, тут ты школьница и будешь заниматься тем, чем занимаются все школьницы. Да и подумай сама: тебе всего семнадцать, а мне тридцать. Меня же посадят, – попытался пошутить он. – Я не горю желанием, чтобы к списку моих преступлений добавилось еще и совращение малолетних.

– Можно считать, ты меня и так уже совратил, – серьезно произнесла девушка, заставив меня с силой сжать ветку, на которую я опирался. Пыль, оставшаяся после нее, начала медленно оседать на листьях.

– Нет. Сейчас все по-другому.

– По-другому? – Белла вскочила. Такой разъяренной я ее еще никогда не видел. Я и не думал, что она на такое способна. Судя по моему скромному познанию латыни и медицинским терминам, описывающим части человеческого тела, она начала очень темпераментно ругаться на латыни. Я не предполагал, что ей известны такие слова и в настолько неожиданных комбинациях.

– Белла, мой брат ничего не знает, – вдруг тихо произнес Дин, и это мгновенно ее отрезвило.

– То есть? Ты ничего не рассказал ему?

– А что я должен был ему сказать? «Прости, Сэмми, но, знаешь, я целых десять лет мучил и убивал людей»? Как, по-твоему, он поймет такое? Я не смог признаться ему... Мне пришлось солгать, притвориться, что я ничего не помню. И вот теперь я приду к нему и скажу: «Познакомься, это Белла Свон. Мы с ней вместе провели десять лет. Ее я помню, а вот все остальное – нет». Как это будет выглядеть? Нет, Белла, даже не из-за этого, а просто ради твоей безопасности я не дам тебе пойти со мной.

Я ничего не мог понять. Он что, совратил девушку, когда ей было шесть лет? Я находился в полнейшем ступоре. Впервые в жизни я ничего не мог понять. И она его любила? Любила не меня, а парня, который целых десять лет мучил людей? Я не мог ослышаться. Он сам только что в этом признался.

Теперь, несмотря ни на что, он внушал мне только отвращение. А Белла оставила после себя легкий вкус разочарования.

Потом они начали целоваться. Я видел, что все эти объятия и поцелуи – инициатива девушки. Похоже, она его очень сильно любила.

– Нет, не надо. Так нельзя, – отстранился он.

– Почему? – с обидой в голосе спросила она.

– Потому что тебе всего семнадцать! – резко выдохнул парень.

– Ты прекрасно знаешь, сколько мне лет. Там ты не был таким разборчивым.

– Белла, я и там не должен был тебя касаться. Это была ошибка. Но, видимо, Аластар все это специально подстроил, ведь он буквально подтолкнул тебя ко мне.

– Не ври мне, Дин! Сначала это был Аластар, но потом мы сами… Наше решение – твое и мое!

Он еще долго уговаривал ее подождать, пока она хотя бы не окончит школу. Не знаю, выдержал бы я на его месте жар ее натиска. Я ничего не понимал: если у них были раньше отношения, то почему именно теперь его так заботит ее возраст? Почему сейчас голосом рассудка говорит лишь он?

Она ушла первой, но перед этим буквально выпытала у него обещание встретиться с ним ночью около ее дома. Интересно, как бы она избавилась от моего присутствия, если бы я не был на охоте?

Парень постоял еще немного и тоже засобирался.

Я последовал за ним, пытаясь на ходу проанализировать услышанное. Только для того, чтобы заглушить в себе боль, я старался сосредоточиться на информации. «Его имя Дин. Сэм – его брат. А некто по имени Аластар имел отношение к ним всем. Белле семнадцать, ему тридцать. Они провели вместе десять лет», – повторял я про себя, пытаясь вникнуть в смысл этих простых предложений. Но у меня ничего не выходило. И что виной этому, я не знал. То ли я утратил свой разум, то ли действительно это все полный бред. Не может быть ничего общего у Беллы и этого парня.

Самая темная части моей души требовала избавиться от него, убить, растерзать немедленно. Он отнимет у меня Беллу Свон... Я мог легко справиться с ним, пока он находился в лесу, и никто, ни одна живая душа не узнала бы, что произошло с ним. Однако, поступив так, я бы предал Карлайла, Беллу, предал свои принципы.

Поэтому, пока парень шел к своей машине, я следовал за ним. Вдруг он резко обернулся. Мне пришлось употребить всю свою скорость, чтобы успеть скрыться. Он стоял и вглядывался в зелень леса, за которой скрывался я. Похоже, у него есть чутье.

Чутье опытного бойца, бывалого охотника, который привык выходить победителем. Не зря я сразу понял, что он опасен.

Дин

Спрашивать надо не с тех, кто ломался, а с тех, кто ломал.

Надежда Мандельштам




Когда я все-таки делаю то, что хочет от меня Аластар, он держит свое слово, и Беллу снимают с дыбы. На ногах она стоять не может, и я подхватываю ее на руки, не давая упасть.

Несу туда, где нашел ее прошлым вечером. Мы с ней находимся во владениях Аластара. Здесь не так многолюдно, как в остальных частях Ада.

Уже стемнело, но в черном, мрачном небе не светят звезды – тут их нет. Вместо них по всей пустыне, насколько хватает глаз, зажигаются факелы.

Я опускаю Беллу на песок и сажусь на колени перед ней. Сжав зубы от боли, она подавляет стон. А я совершенно беспомощен, не знаю, чем помочь ей.

Ее запястья уже не кровоточат, а вот с ногами ситуация хуже. Нужен хирург…которого в Аду нет и не может быть.

Тут только один путь избавления от боли: смерть.

– Дин, – с трудом выговаривая слова, обращается она ко мне, – ты знаешь, что надо сделать.

Я чертыхаюсь и киваю.

«Благие намерения, – думаю я, – будьте вы прокляты...»

Я обхватываю шею Беллы и одним быстрым движением сворачиваю ее.

Я знаю, что скоро она оживет, скоро ей не будет больно. Но разве от этого мне должно быть легче, если я до сих пор чувствую, как хрустят ее кости под моими пальцами.


Глава 13 Слежка


Дин

Да, знать о разделяющей меня и Беллу пропасти из официальных документов и ощутить ее вживую – две совершенно разные вещи. Это я понял сразу же, как только подъехал к школе.

«Алло, Дин, это школьная стоянка! Что ты тут делаешь?» – мысленно кричал я сам на себя.

Бесполезно.

Мой разум твердил: «Между вами пропасть. Удостоверься в том, что ей ничего не угрожает, и уезжай».

Чувства противоречили: «Даже не смей об этом думать. После всего, что было там, это нечестно по отношению к ней».

Я не мог так поступить с Беллой. В том чертовом Аду мы оказались связаны с ней навеки. В удушающей жаре преисподней невыносимо «холодно». Ты двигаешься, убиваешь, мучаешь – и в этом существовании нет никакого смысла. Все по кругу, день за днем. Прошлое стирается, в настоящем только пытки, от которых начинаешь получать удовольствие…

В Аду демонами становятся в тот момент, когда предают забвению свою прошлую жизнь. Времени на это требуется не так много. Я часто думал: что было бы со мной, если б рядом не находился человек, который верил в меня? Было бы кого вытаскивать из Ада?

Я увидел Беллу сразу, как только она вышла из корпуса, и в это же мгновение она заметила меня – словно магнитом наши взгляды свело вместе. Она бросилась в мою сторону, не обращая ни на кого внимания.

Я остановил ее движение и кивнул в сторону леса. Девушка поняла – нам сейчас ни к чему лишние свидетели. Развернувшись, она сказала что-то подруге и направилась к лесу.

Выждав немного, я двинулся вслед за ней.

Чего я ожидал от этой встречи? На что надеялся? Разве я не догадывался, что Белла захочет пойти со мной?

Я пытался объяснить, что судьба подарила ей шанс на новую, нормальную жизнь и его нельзя терять. Только мои уговоры были бессильны: девушка все уже для себя решила, и мне, похоже, не удастся заставить ее бросить эту затею с охотой.

– Как я могу остаться в стороне? – сорвалась Белла, переходя на латынь. – Меня уже во все это втянули, когда забрали в Ад. И что, мне теперь забыть обо всем и жить как нормальный человек? Ты не хуже меня знаешь, это невозможно!

В чем-то она была права, конечно, но почему ей хотя бы не попытаться? У нее есть выбор. У меня его нет. Меня вытащили из Ада, сообщив: «У нас есть для тебя работа».

А потом Белла поцеловала меня. Я знал ее «сотню» лет, она такая знакомая, близкая... И в то же время настолько теперь от меня далекая. Я ответил на ее поцелуй. Ее губы такие мягкие, а тело – податливое.

«Господи! Дин, остановись!» – приказали мне остатки разума, и я отстранился от девушки.

– Нет, не надо. Так нельзя, – с трудом выдавил из себя.

– Почему?

– Потому что тебе всего семнадцать!

«Всего семнадцать лет», – произнес я про себя очевидную истину, как будто не проговаривал ее последние два месяца, пытаясь найти решение проблемы.

– Ты прекрасно знаешь, сколько мне лет, – разозлилась она. – Там ты не был таким разборчивым.

Удар ниже пояса.

– Белла, я и там не должен был тебя касаться, – пытался я достучаться до девушки. – Это была ошибка. Но, видимо, Аластар все это специально подстроил, ведь он буквально подтолкнул тебя ко мне.

– Не ври мне, Дин! Сначала это был Аластар, но потом мы сами… Наше решение – твое и мое!

Ответить мне в общем-то было нечего. Кроме того, что все произошедшее в Аду – не в счет… Но она права: это будет ложью. Нам надо остыть, сесть и подумать, что делать дальше.

Потому я поддался на уговоры Беллы и согласился встретиться с ней позже, надеясь, что к вечеру она успокоится, и мои мозги вернуться на место, и я смогу заставить ее передумать.

Когда девушка ушла, я смотрел ей вслед, вспоминая и запоминая ее заново. В земной реальности она выглядит по-другому: немного бледнее, с легким румянцем на щеках, в ее движениях нет напряженности и страха. Она стала более человечней что ли и невиннее. И возраст... Ее нынешние семнадцать написаны на ее лице.

Выждав еще пять минут, направился к стоянке. Пока шел, подсознательно почувствовал: что-то не так. Ощущение чужого присутствия – словно царапанье ножом по коже. Резко обернулся – никого. Я стоял, вглядывался в зелень леса и знал: мои чувства – не ошибка. Там кто-то есть.

Я вернулся назад к машине. Отъехал от школы и почти сразу же заметил серебристый «вольво», следующий за мной на приличном расстоянии. Сделав пару ненужных поворотов, я утвердился в своем мнении: «вольво» ехал за мной.

Быстро, однако. Мы же только первый день в городе.

Я подъехал к ближайшей закусочной, как ни в чем не бывало припарковал автомобиль и вошел внутрь.

Довольно мило. Сел за столик у окна и заказал чашку кофе.

Сквозь стекло видел, как «вольво» заехал на стоянку и притормозил чуть дальше моей машины. Далековато, разглядеть водителя у меня не получится. Но если он выйдет...

Я ждал целых пять минут, но водитель не показывался. Видимо, решил пересидеть в тачке. Плохо. Похоже, придется привлекать Сэма.

Оглядываясь по сторонам, я поймал на себе пару любопытных взглядов. Лучше не звонить, решил я и быстро набрал смс. Почти сразу пришел ответ: «Скоро буду, жди».

Я снова повернулся к окну, изображая из себя наживку, пока не подойдет брат.

Прошло полчаса. Сэмом и не пахло. Куда он запропастился?

Кафе начало наполняться людьми. Я заказал еще одну чашку кофе и гамбургер.

А вот незадача – в заведение вошел местный шериф, который был сейчас тут явно не к месту. Оглядел зал, конечно – чему я удивился, – сразу же заметил меня. Не скрывая интереса, принялся рассматривать. Его взгляд напомнил мне Беллу.

Я широко и дружелюбно улыбнулся, при этом непроизвольно поежился – это ее отец. А я – незнакомец в его городе. Готов поспорить, он сможет вспомнить меня даже с закрытыми глазами.

Я бы улыбался и дальше, но тут наконец увидел Сэма. Не меняя беспечного выражения лица, я наблюдал, как он подошел к машине, постучал в стекло. Я увидел, как открылась дверь. А вот дальше... Сэма отбросило назад, и серебристый «вольво» сорвался с места.

Чертыхнувшись, я кинул на стол деньги и помчался к брату. Пока я бежал к нему, он успел приподняться и теперь сидел на земле, потирая ушибленную спину.

– Сэм, ты как? – с тревогой спросил я, оглядываясь по сторонам и помогая ему подняться на ноги.

Он поморщился от боли и мрачно ответил:

– Все в порядке.

– Что произошло?

– Это был вампир, – буднично произнес Сэм.

– Фак, – бесцветным голосом выговорил я.

Мы ведь только приехали и даже не приступили к расследованию.

Позднее в мотеле я еще раз осмотрел его. Сэм морщился, но позволил ощупать свою спину.

– Будет обалденный синяк, – констатировал я. – Сиди, сейчас сгоняю за мазью. Хоть болеть не станет.

– Только не говори, что опять принесешь ту гадость, что дал Бобби. Я буду вонять из-за нее, как скунс.

– Потерпишь. И вообще, нельзя кидаться на вампиров. Это как-то не в твоем стиле, – сообщил ему я.

– Да, скорее, в твоем, – согласился брат. – Но, Дин, мы только приехали в город, а ты уже умудрился посадить на хвост вампира. Может, поделишься секретом, как это у тебя вышло?

Я пожал плечами и пошел к машине за мазью.

Через несколько минут номер начал пропитываться ее запахом. Сэм уже смирился с неизбежным и терпеливо ждал, когда я закончу втирать пахучую смесь Бобби.

Я с любовью оглядел свою работу. Теперь, по крайней мере, из номера носу не покажет – только не с таким ароматом.

Пока я работал над спиной брата, он рассказал о том, что произошло.

– Я успел его ударить, Дин, а ему хоть бы что. Чуть руку себе не сломал. Бобби мне о таких рассказывал. Это другие – истинные вампиры. Мы подобных еще не встречали…

– То есть те, с которыми мы встречались – это так, мелкая шушера? – в нетерпении спросил я.

– Что-то вроде того. Эти вампиры сильны, быстры и практически неуязвимы. Проблема как раз в том, что к ним невозможно подобраться.

– Они не спят днем?

– Нет, они вообще не спят. А их скорость…Нам за ними не угнаться.

– Чем еще можешь порадовать? – пробормотал я, когда он замолчал, о чем-то задумавшись.

Сэм смутился:

– Ты не поверишь, Дин, но было еще кое-что, вводящее меня в полный ступор. Я своими глазами видел у него амулет с изображением нашей пентаграммы.

– Ты шутишь? – не поверил я. – Ты, часом, головой не приложился?

Я заботливо протянул руку к голове брата. Он отстранился.

– Дин, ты думаешь, мне сейчас до шуток? – разозлился он.

– Извини. Ничего тупее не слышал. Зачем этот амулет вампиру? Никогда не видел, чтобы демоны вселялись в вампиров.

– Значит, этот упырь знает нечто такое о демонах, чего не знаем мы.

Я тоже знал многое о демонах, как и то, что вампиры для них неприкосновенны. Ни один демон не вселился бы в вампира – ему бы этого не позволили. Разве что по большой протекции…

– Что будем делать? – спросил я очевидное.

– Не знаю. Единственное, что остается, это все тот же старый способ: отрубить голову и сжечь. В крайнем случае попробуем нож Руби.

Я помог Сэму надеть футболку и лишь потом сообщил:

– Да и травок надо будет подварить.

Этим я дал понять брату, что заниматься сбором, сбивающим запах, опять придется ему. Потому что травки, сваренные мной, или вообще не эффективны, или работали в совершенно другом направлении. Мне просто не хватало терпения взвешивать, измельчать, заваривать, заговаривать. А вот у Сэмми это выходило на ура. Сэм Винчестер может составить конкуренцию любому Северусу Снейпу.

– Ладно, ты пока отдохни, а я пробью номер этой машины, узнаю, кто владелец, – начал я потихоньку посвящать его в свои вечерние планы.

На самом деле я не хотел особо нарываться на местных. Поговорю сегодня с Беллой. Городок маленький, может, она знает, чья это машина.

– Отдохну позже, – проговорил Сэм, открывая свой ноутбук и начиная искать информацию.

Через пять минут он уже довольно потирал руки:

– А они не скрываются! Машина принадлежит некоему Карлайлу Каллену. Он врач в местной больнице.

– Прикольная маскировка для вампира. Если, конечно, за рулем сидел он. Ну что, навестим его сегодня? – поинтересовался я в надежде, что брат откажется. Конечно, откажется. От него сейчас воняло так, что вампира с его идеальным нюхом можно только пожалеть. Да и не мешало бы собрать побольше информации, прежде чем соваться в логово упырей.

– Думаю, сегодня не стоит, – ответил Сэм, принюхиваясь. – Лучше попробую еще что-нибудь найти об этом Каллене. Может быть, он тут не один.

– Да и все равно уже поздно, – кивнул я на окно.

На улице уже успело стемнеть. Брат со мной согласился, и я вздохнул с облегчением: слава богу! Не с его ушибом гоняться за вампирами, да и у меня было еще одно дело, с которым следовало разобраться без свидетелей.

– Э… Сэмми, так ты давай поработай, а я пока пройдусь, – сообщил ему я.

– Что, опять? – разочарованно протянул он.

– Не в этот раз. Даю слово, пить не буду. Я даже возьму с собой «Импалу». Ни в похмелье, ни выпивший я за руль не сажусь, ты знаешь.

– Угу, – проговорил он. – Раз не выпивка, значит, девочки.

«Прямо в точку», – подумал я и, махнув рукой, вышел из номера.

Дин

Тогда

С Беллой теперь все в порядке; она поднимается и с облегчением плюхается на песок рядом со мной.

– К этому никак не привыкнуть…

– К чему именно? – мрачно спрашиваю я.

– Ну, к смерти и воскрешению, – поясняет девушка.

Я киваю. Я давно потерял счет, сколько раз умирал и воскресал в этом пекле. К этому точно невозможно привыкнуть.

– Произошедшее сегодня... – начинает она, поворачиваясь ко мне. – Нам надо поговорить об этом.

– Называй вещи своими именами, – с горечью произношу я, – не стесняйся.

– Хорошо, – сглотнув, тянет Белла. – В общем… сегодня, когда ты насиловал меня, я тебя ненавидела.

Я снова киваю: совершенно не удивлен. Я и сам себя начинаю ненавидеть.

– Дин, – вырывает она меня в реальность, – я устала от ненависти и насилия.

Господи, если бы кто знал, как устал от всего этого я. Устал до такой степени, что готов смириться.

– Ну... – в голосе Беллы слышится волнение, – я хочу...

Девушка замолкает, хмыкает, никак не решаясь продолжить. А я уже догадываюсь, что она скажет.

– Серьезно? – спрашиваю ее я. – После всего, что я сделал с тобой сегодня?

– Это был Аластар, не ты, – возражает Белла, нервно ерзая по песку, – поэтому я и хочу, чтобы теперь это был ты.

Я хмыкаю.

– Я хочу заняться любовью, – вздернув подбородок, продолжает она. – До сих пор я видела только насилие. И завтра, послезавтра тоже будет насилие… Я устала от него, ты понимаешь?

Я смотрю на нее, не в силах сказать что-либо внятное. Она перемещается и садится передо мной на колени.

– Ну, Дин, ты ведь можешь заняться со мной любовью, а не тем, что требует от тебя Аластар? – говорит Белла, заглядывая мне в глаза.

Я молчу, и она не собирается сдаваться:

– Покажи мне, что такое удовольствие, а не боль. Неужели я прошу у тебя столь многого?

Девушка набирается храбрости и, решившись, тянется ко мне. Неуверенно обнимает и целует в губы.

Я знаю, она младше меня и довольно красивая, и хоть я люблю поразвлечься, в реальном мире, на земле, у нас не могло быть ничего общего. Я бы и на метр к ней не приблизился.

Но здесь Ад, здесь все иначе – другая мораль, другие принципы, реальность. И если вместо боли и ненависти мы можем подарить друг другу любовь и удовольствие, то к черту все сомнения.

«На фиг Аластара и его игры», – думаю я, притягивая Беллу к себе ближе.


Глава 14 Наконец-то вместе

Белла


Еле-еле досидев до десяти и пожелав Чарли спокойной ночи, я поднялась к себе. Села на кровать, нервно кусая губы в ожидании, когда отец наконец-то ляжет спать. Мне предстояла нелегкая задача: выбраться из дома так, чтобы Чарли ничего не заметил.

Наконец я услышала, как отец выключил телевизор и прошел к себе в комнату.

Еще полчаса мучительного ожидания – и я не выдержала. «Прости меня, папа, – прошептала я, выбираясь из кровати. – Прости свою неправильную дочь».

Я быстро натянула одежду и на цыпочках спустилась в гостиную. В доме стояла тишина, лишь изредка из комнаты отца доносился храп.

Я прислушивалась для приличия еще пару минут, а затем осторожно направилась к двери. Открыть тихо входную дверь не составило проблем – я еще днем смазала петли и успешно провела тренировочные испытания.

Наконец выскользнув из дома, я вдохнула воздух свободы. Обуваясь на ходу, побежала на соседнюю улицу. Словно на первое свидание, честное слово.

Пока выбиралась из дома, я вдруг вспомнила Эдварда Каллена. Вот влипла так влипла. В слепом страхе перед демонами я подпустила его слишком близко к себе. Хоть я и была с ним честна и ничего не обещала, но на душе все равно было паршиво. Как же хорошо, что сегодня он на охоте. Я с трудом представила себе встречу Дина и Эдварда – охотника и вампира.

Однако, отбросив все сомнения в сторону, я ускорила шаг. Не буду думать сегодня о Каллене, я подумаю о нем завтра*.

Наконец я увидела машину Дина: она стояла в желтом пятне света возле уличного фонаря. Я замерла на некоторое время, не в силах поверить в реальность происходящего.

Дин здесь, рядом. Пара шагов – и я смогу снова обнять его.

Он заметил меня и вышел из машины.

– Привет, – тихо проговорил Винчестер.

– Привет, – ответила я.

На улице темно и прохладно. Похоже, Дин только теперь понял, что зря согласился на эту встречу. Ночью все не так, ночью все меняется. И мы стояли друг напротив друга – только я и он – в молчаливом противостоянии. Слова излишни – мы хорошо понимали друг друга и без них.

– Ты уверена? – спросил он.

«Да, Дин, уверена. Что там, что здесь – для меня ничего не изменилось. И мне больно, что для тебя теперь все выглядит иначе».

– Я не передумаю, – твердо произнесла я.

Он задумчиво посмотрел на меня, вздохнул и наконец решился; подошел к машине и открыл мне дверь.

Я проскользнула в салон.

Дин как-то медленно и неуверенно обошел автомобиль спереди, сел. На меня совсем не смотрел, молча вцепился в руль.

«Только бы он не передумал», – молила я про себя.

Наконец он завел «Импалу», и мы тронулись. Я вздохнула с облегчением. Мимо нас проносился ночной Форкс: пятна света, пара-тройка ярких витрин. В остальном темнота, серые тени деревьев и дорога. Куда она нас приведет?

Мы ехали молча, лишь изредка он поворачивал голову в мою сторону, задумчиво кусая губы. Его сомнения были написаны на его лице: он забил свою голову глупыми условностями – можно и нельзя.

Я не понимала, как возможно после Ада обращать внимание на такие мелочи, как возраст? Для меня и для него это понятие потеряло смысл…

«Дин, я не изменю своего решения!» – хотелось крикнуть мне, но я молчала, не желая споров, не хотела давать ему повод повернуть автомобиль обратно.

Я знала, куда мы едем – в ближайший пригородный мотель. В тот, который он посчитал нужным. А мне все равно – только бы он был рядом.

Пока Винчестер снимал номер, я оставалась в машине и думала о том, что раз он уступил мне в этом, может, уступит и в другом? Возможно, согласится взять меня с собой?

Его долго не было, а на стоянке – темно и безлюдно. Я ненавидела темноту. Поеживаясь от неприятного ощущения, я вглядывалась в темные деревья, подступающие к самому краю парковки. Если не знать, сколько ужасов сокрыто в ночной тьме, можно ее и не бояться. Однако я знала и боялась. Страх – нормальная человеческая реакция, помогающая выжить. Как говорят, не боятся только дураки и маленькие дети. Маленькие дети еще не знают, чего бояться, а дураки уже не узнают.

Наконец Дин появился; открыл мне дверь и замер в нерешительности.

– Какой номер? – спросила я, желая прекратить его внутреннее самобичевание.

– Пятнадцатый, около въезда, – ответил он.

Совсем рядом.

Я решительно направилась в указанную сторону. Понимала ли я, что сейчас делаю? Осознавала ли, что своим поведением подставляю его? Ведь стоит кому-то из моих знакомых нас увидеть – будет такой цирк, какого Форкс еще не видывал.

Конечно, я понимала, но мне было все равно. Главное, что Дин шел рядом. Все эти глупости про возраст, школу, нормальную жизнь я отбросила в сторону.

Он открыл дверь и первым вошел в номер. В комнате темно и холодно. Винчестер закрыл жалюзи и включил мягкий свет, затем тяжело опустился на кровать. Не давая Дину возможности опомниться, я подошла к нему. Просто стоять с ним рядом, чувствовать его – только одно это заставляло мое сердце биться быстрее.

Я протянула руку и коснулась его щеки. Как же я по нему истосковалась.

– Ты колючий, – прошептала я.

– Прости, не успел побриться, – буднично ответил Винчестер.

Я наклонилась и осторожно поцеловала его. Стоило нашим губам соприкоснуться, я как будто провалилась туда – обратно в Ад. Дин, видимо, тоже, потому что отбросил сомнения и притянул меня к себе ближе.

От нахлынувших чувств кружилась голова. Я стояла в его крепких объятиях, стиснутая между его колен, прижатая к его груди. Все изменилось…

Дин начал раздевать меня. Скоро я осталась совсем без одежды. Мне было холодно, но исходящий от его тела жар согревал, а руки обжигали. Одним быстрым движением он перевернул меня на спину и уложил на кровать.

Целуя каждый сантиметр моего тела, Винчестер приговаривал:

– Боже, детка, ты тут совсем другая. Ты пахнешь иначе. Ты такая теплая, сладкая…

Он лишь ненадолго оставил меня одну, чтобы освободиться от своей одежды, но даже этих мгновений хватило, чтобы понять, как мне без него плохо. Я слепо тянулась к нему.

«Пожалуйста, не передумай, – молила я про себя, – только не сейчас».

Раздвинув коленом мои ноги, Дин в последний раз посмотрел мне в глаза. Слава богу, он решился... Каждое его движение уносило меня назад – в прошлое, в Ад, где я не школьница и нас ничто не разделяет; где все началось с ненависти, а кончилось желанием и любовью.

Этой ночью мы еще долго не засыпали. А когда я наконец проваливалась в сон, впервые после моего возвращения из Ада спала спокойно.

Дин

Мы едем в машине. Боже мой, Белла, я не могу от тебя отказаться, когда ты стоишь и вот так смотришь на меня до боли знакомым взглядом. Заранее зная твой ответ, я тихо спрашиваю, уверена ли ты в том, что хочешь этого. Не задумываясь ты отвечаешь: «Я не передумаю».

Мы едем в ближайший загородный мотель. Мы молчим – слова теперь излишни. Я лишь изредка поворачиваю голову и смотрю на тебя, сидящую рядом со мной на месте, которое принадлежит Сэму «по праву». Слова тут действительно излишни.

Понимаешь ли ты, что сейчас делаешь? Понимаешь, что все случившееся в Аду не может идти в счет, и твое сегодняшнее решение навсегда изменит не только твою жизнь, но и мою?

Я оставляю тебя в машине намного дольше, чем требуется для оформления номера. Может, эта темная стоянка что-то в тебе изменит? Может, когда я вернусь, ты передумаешь? Если так, Белла, ты знаешь: я пойму.

Когда я возвращаюсь, сердце мое бьется сильнее, чем обычно. Не знаю, чего хочу больше: чтобы ты ушла или чтобы осталась? Пока я не вижу твоих глаз, я боюсь и надеюсь, что ты сейчас попросишь меня отвезти тебя домой – боюсь, что попросишь, надеюсь, что попросишь.

Когда я открываю дверь и вижу тебя, понимаю, что зря надеялся и зря боялся. Ты полна решимости. Не то что я со своими сомнениями. Ты совершенно не видишь проблемы там, где вижу ее я. Один из нас неправ, знать бы только, кто…

Мы идем с тобой к номеру. Я не решаюсь прикоснуться к тебе, все еще полагая, что происходящее – сон, и рядом со мной не семнадцатилетняя девочка.

Я прохожу в комнату, включаю свет и закрываю жалюзи – лишние свидетели нам ни к чему. Сажусь на кровать, в последний раз предоставив тебе возможность развернуться и уйти, передумать, а не смотреть на меня таким взглядом.

Ты же подходишь ближе, протягиваешь руку. В твоих глазах за долю секунды мелькает больше неуверенности, чем я видел в них за все годы в Аду. Ты дотрагиваешься своими пальчиками до моей щеки, касаешься губ и замираешь. Потом ты целуешь меня – и мы пропадаем уже оба.

«Господи, – шепчут во мне остатки разума, – помоги прекратить все это, ведь здесь и сейчас она всего лишь девочка».

Молитва как всегда не помогает. И, забыв обо всем на свете, я стягиваю с тебя одежду, потому что хочу вновь почувствовать прикосновение твоей кожи, скользящие губы, ласковые руки. Мир со своими нормами и правилами – к черту! Остаемся только мы вдвоем – наш секс, наши губы, наши руки. Ты и я… Больше никого на целом свете.

Мы засыпаем только под утро, сквозь щели в жалюзи уже сочится солнечный свет, и я в последний раз целую тебя, прежде чем проваливаюсь в сон.

Эдвард

Эти парни провели меня, как маленького мальчика. Дин сидел в кафе как ни в чем не бывало, даже взглядом не показал, что заметил меня, пока второй парень не подобрался ко мне настолько близко, что сумел открыть дверь моей машины.

Стоило ему увидеть меня, как его глаза расширились от удивления, словно он знал, кто я такой. От неожиданности я не рассчитал силу и оттолкнул его назад так, что он отлетел к стене. После этого мне не оставалось ничего другого, как захлопнуть дверь и рвануть автомобиль с места.

Даже находясь в шоковом состоянии, я понимал: мне нужно срочно увидеться с Карлайлом.

Я промчался по больничной стоянке вихрем и оказался в приемном покое раньше, чем успела захлопнуться дверь моей машины.

Карлайл, чувствуя мое приближение, как раз выходил из-за угла.

– Эдвард, на тебе лица нет. Что произошло? – с тревогой спросил он, едва завидев меня.

– Белла... Она пошла с ним… – с болью в голосе тихо выговорил я; так тихо, что услышать меня мог только отец; с такой болью, что, наверное, ее можно было нащупать в воздухе.

Я не знал, почему сказал именно это. Я собирался рассказать ему о слежке, о машине, о том, как отшвырнул того парня, но никак не эти слова о Белле. Наверное, сейчас именно это было самым главным для меня.

Конечно, Карлайл ничего не понял, ведь я не особо распространялся в своей семье о девушке.

«Думаю, нам лучше поговорить в моем кабинете. Иди туда, я скоро буду», – принял он молчаливое решение, и я последовал его приказу.

Я раньше не раз бывал в его кабинете – он хорошо мне знаком, – но никогда еще я не приходил сюда таким сломленным и потерянным, как нуждающийся в утешении ребенок.

Вскоре появился отец и, плотно прикрыв за собой дверь, вопросительно посмотрел на меня; он ждал моих объяснений.

И я, теряясь и путаясь в предложениях, начал рассказывать ему все. Я слишком устал, чтобы скрывать что-либо, замучился над загадками, а их в последнее время становилось все больше.

Я рассказал Карлайлу о чувствах к девушке, о первых за всю свою жизнь чувствах. Говорил о странностях Беллы, о которых умалчивал раньше, о ее бывшем парне – таком же непонятном, как и она. О том, что стоило ему появиться, как она без раздумий пошла с ним. Я показал амулет, подаренный девушкой. Рассказал и про неприятный инцидент на стоянке, когда вынужден был оттолкнуть незнакомца.

Карлайл слушал меня очень внимательно, а я все выговаривал всю боль и неуверенность, скопившиеся за этот день на сердце.

Когда я закончил, мне стало легче. Я прислушался к тому, о чем думает отец. Он молчал, но я видел, что хоть его это и озаботило, инциденту с машиной он не придал значения.

– Эдвард, ты ведь следил за этим парнем на машине, а если учесть, что ты посчитал его достаточно опасным, то немудрено, что он это заметил. Они сумели отвлечь тебя. Но, думаю, ты зря волнуешься. В конце концов, они наверняка запомнили номер автомобиля и в крайнем случае появятся в больнице, ведь он зарегистрирован на меня. Не волнуйся об этом, я сумею их успокоить.

Он говорил это, а я видел, что на самом деле его заботило другое – гораздо больше его интересовало мое отношение к Белле. Почему я скрыл от него и семьи свои настоящие чувства к человеческой девушке, отчего не доверился им. Кроме того, что она вызывает во мне жажду, я ничего им не рассказывал. Возможно, лишь Элис догадывалась о моих истинных чувствах.

Мне стало стыдно. Мои семья не заслуживала моего недоверия.

– Карлайл, прости... – в смущении выговорил я.

Конечно, он как всегда уже простил и сейчас думал о другом. Я видел, как он принимает решение – правильное решение, если быть объективным.

– Я думаю, будет лучше, если ты на время уедешь.

Я и сам знал: в данный момент это самое разумное. Я видел, что движет отцом – забота обо мне, любовь, желание защитить от возможной боли. Только вот куда уж хуже? Разве возможна худшая боль, чем видеть любимую с другим?

– Вероятно, ты прав, – согласился я с ним, – но сейчас я не могу оставить Беллу беззащитной.

– Насколько я понял, она не одна. А если ты не уедешь, ты можешь не сдержаться, – произнес обеспокоенно Карлайл.

Я отчетливо видел его страх. Он боялся за меня, опасался, что я не сдержусь – и все окончится плохо – пострадают люди и я сам.

Как можно мягче, стараясь внушить мне что-то важное, отец продолжил:

– Эдвард, будет лучше, если ты оставишь их в покое. Не стоит больше следить за ними. То, что ты рассказал об этой девушке, действительно странно. Однако мы не имеем права вмешиваться в жизнь дочери шерифа Свона. Ее отец, конечно, хороший человек, но не забывай, что она росла вместе с матерью. Ты ничего не знаешь о ее прошлой жизни. А то, о чем Белла тебе рассказывала – лишь возможная правда. И этот парень тому подтверждение.

– А если он причинит ей вред? – не согласился с ним я. – Я не могу так просто уехать. Мне надо удостовериться, что он не представляет для нее опасности

Хотя кого я обманывал? Сам себя? Я просто не мог сейчас уехать. И Карлайл прав: мне стоит сделать так, как он советует.

– Он старше ее, а она несовершеннолетняя, – в отчаянье выговорил я свой последний аргумент.

– Эдвард, это не наше дело, – ответил отец.

Я постоял неподвижно некоторое время и в конце концов отрицательно покачал головой. Я не мог сейчас уехать, поэтому принял свое собственное решение:

– Я никуда не поеду.

Карлайл был уверен, что я совершаю ошибку. Я старался его успокоить:

– Отец, обещаю, я тебя не подведу. Я не причиню им вреда. Если он не представляет для нее опасности, я уеду. Но только не сегодня, не сейчас.

– Будь осторожен Эдвард, – наконец проговорил Карлайл. – Помни, кто ты, и что мы всегда рядом с тобой.

Я ушел, оставив его в тревоге за себя. Я поступал как эгоист, я это знал, но по-другому сейчас не мог.

Я направился к больничной стоянке, согласившись на предложение отца обменяться машинами.

Я сел за руль и задумался: куда ехать? Я знал, что они собираются встретиться сегодня ночью. Имел ли я право следить за ними? «Имел», – старался внушить себе я. В конце концов, я пусть и бывший, но человек, а значит, мне присущи все слабости человеческого рода. Я любил Беллу и ради нее должен был узнать, что у этого парня на уме.

В этот раз я решил не совершать прежней ошибки: я оставил машину Карлайла за два квартала и добрался пешком до дома семьи Свон.

На улице давно стемнело – лучшее для меня прикрытие. Незаметный человеческому глазу я подошел к ее дому.

Я увидел Беллу, которая сидела вместе с Чарли в гостиной. Я сразу отметил: сегодня она другая – слегка нервная, возбужденная. Румянец не сходил с ее щек, поминутно она оглядывалась на часы, висящие на стене. По-моему, Чарли надо быть слепцом, чтобы не заметить ее состояния.

Тут я почувствовал его запах. Я услышал, как на соседнюю улицу подъехала машина. Всего одно мгновение – и я уже там. Этот Дин был там – сидел в тусклом свете уличного фонаря. Я видел, как нетерпеливо он постукивает по рулю в такт какой-то какофонии, тихо льющейся с динамиков.

Потом он выключил музыку, вышел из автомобиля и подошел к багажнику. Как я предполагал еще днем, у него за поясом находилась пушка. Парень вытащил оружие, наклонился к багажнику и спрятал его там. А я увидел то, что скрыто под вторым дном. От удивления я чуть не вскрикнул. В багажнике спрятан целый арсенал. Со своего места я заметил кресты, соль, ружья, бутылки с горючей смесью, лопаты.

Все это длилось мгновение, но я успел увидеть, что все аккуратном сложено и не похоже на бутафорию. Все настоящее, все используется. Убить, сжечь, закопать – похоже, вот алгоритм его действий.

Теперь я верил в то, что парень мог десять лет мучить людей, но совершенно не понимал, как Белла может простить ему такое.

Я, конечно, мог вмешаться, попытаться отговорить ее от встречи с этим безумцем, но что я скажу? То, что Белла и так знает? То, на что ей, по-видимому, наплевать, раз девушка так к нему стремиться? Она ведь его знает, и я должен признать: парень не представляет для нее опасности, не то что я.

Я возвратился к дому Беллы и увидел, как она поднимается к себе в комнату. Больше всего на свете мне хотелось кинуться сейчас к ней, но я сдерживал себя. Тот разговор, который у нас может состояться, пугал меня. Смогу ли я принять ее отказ? Сумею ли себя контролировать? Смогу ли говорить с ней нормально, не напугав, не обидев, не причинив боли? Я не был уверен в этом, потому оставался на месте.

Чарли тоже отправился спать и, как всегда, сразу заснул. А я слышал, как ворочается Белла, как скрипит кровать, как она спускается в гостиную; слышал, как тихонько открывается входная дверь – и вот я увидел ее на улице. Тихо, практически бесшумно девушка обулась и побежала в сторону соседней улицы. Сжав кулаки, сцепив зубы, я последовал за ней.

Парень сидел в машине напряженный, задумчивый настолько, что даже не сразу ее заметил. Но вот он увидел ее и вышел из автомобиля. Они стояли и смотрели друг на друга. Если верить в связи, заключенные на небесах, я бы сказал, что между ними сейчас как раз эта самая пресловутая связь.

Когда они отъехали, я побежал следом. Я не отдавал себе отчета в том, что делаю. Я напоминал себе мазохиста, получающего удовольствие от собственных страданий. И никакая сила меня сейчас не сможет остановить.

Но когда я увидел, куда они заехали, понял, что не смогу и дальше себя обманывать. Ведь я самого начала знал, чем все это закончится, когда увидел, как Белла на него смотрела, когда услышал, как парень у нее спросил: «Уверена ли она?»

Мне стало очень больно оттого, что должно скоро произойти. Я мог сейчас растерзать парня, но что это изменило бы? Белла сознательно пошла с ним, забыла обо мне, стоило только ему появиться. Мое неподвижное сердце сжалось, как живое. После того как закрылась дверь номера, я не мог больше находиться рядом с ними.

Я побежал прочь, подальше. Бежал, чтобы не слышать того, что произойдет в номере.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/151-362-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Swhelena(Miroslava) (19.10.2009) | Автор: swhelena
Просмотров: 1582 | Комментарии: 17


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 17
0
16 Alice_Ad   (02.05.2018 23:03)
Спасибо) жаль эдварда...девочки а можно как то узнавать о выходе новых глав?

0
17 Swhelena(Miroslava)   (04.05.2018 16:45)
Спасибо. Отмечу себе, буду предупреждать о новых главах. :smile:

0
15 pola_gre   (05.03.2018 00:23)
Цитата Текст статьи ()
То, что я читаю в голове Карлайла, пугает меня также, как испугало и его.
- Это охотники Эдвард, – вслух говорит Карлайл,– это охотники.

Карлайл долго живет. Не удивительно, что слышал о них. Тем более что сам был одним из них, или нет? Как он был обращен?

Спасибо за продолжение!

0
14 MissVamp   (01.11.2012 13:59)
Ха, Каллены попали!!!!!!!!!!!!

0
13 ZлюChка   (18.09.2011 19:43)
Да уж... Нужно было уезжать сразу... Теперь уж точно бежать не имеет смысла!
Спасибо за удивительную главку!

0
12 Xameleon   (10.05.2011 15:32)
Спасибо за главу!!!

0
11 Машутка4348   (17.03.2011 18:39)
Невероятно, как меня разрывает жалость за Эдварда.
Мне очень нравится, что Белла не скромная и не млеет от нашего Эди, но... но зачем же она с ним тааааааааак?! cry

+1
10 бизон   (05.03.2011 16:46)
столько страсти и чувств-это здорово
я влюбилась в этот рассказ
спасибо!
сюжет очень непредсказуемый!

0
9 nettisem   (10.02.2011 17:41)
Жаль Эдварда...аж душа замирает. Спасибо за классную главу!

0
8 Solt   (21.11.2010 21:34)
Эдварду дали попробовать себя любимым а потом все отобрали-мне его было жалко

+1
7 Moonflower)   (12.08.2010 19:57)
Почему Белла не призналась Эдварду где была 32 года? Он бы сейчас так не мучался sad . Ну или по крайней мере понял, что связывает Беллу и Дина. Ведь он её личный демон- мучитель.

+2
4 Марфуша   (25.07.2010 20:18)
Эдвард стрдает..
страдает от любви ..от того что она не взаимная....
он понимает что он лишний..Карлайл был прав лучше уехать..но нет он предпочел остаться и наблюдать..
спасибо за главу

+1
6 Swhelena(Miroslava)   (25.07.2010 21:41)
Как же трудно оставить человека, которого любишь

+1
2 Ранис_Атрис   (12.07.2010 19:26)
Больно, больно, как же больно! cry Эдвард, солнце, я с тобой! держись!

Я не могу ненавидеть Беллу, она была с Дином в Аду, такое не забывается, я не могу плохо относится к Дину, он пока ведет себя нормально в свете сложившейся ситуации, НО боль Эдварда, его чувства... Верю в него, Эдвард не поддастся своей ревности, не поддастся тому зверю, что живет в нём.. cry
Swhelena(Miroslava). спасибо большое ха главу!!!
И что бы ты мне не говорила невидимки читетели - уроды!!! Не оставить коммента - это подло!


0
5 Swhelena(Miroslava)   (25.07.2010 21:40)
smile
бедняга Эдвард, у него нет шансов и он это понимает. От него ничего не зависит, только судьба может внести свои коррективы и перевернуть все с ног на голову.

0
1 VA$ILI$A   (05.02.2010 15:50)
получаю какое-то садистское наслождение от мучений Эдварда, странно..........

0
3 Ранис_Атрис   (12.07.2010 19:27)
Действительно странно... wacko

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]