Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1630]
Мини-фанфики [2544]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [27]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4834]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2392]
Все люди [15133]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14334]
Альтернатива [9024]
СЛЭШ и НЦ [8972]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4352]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей августа
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за август

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Сделка с судьбой
Каждому из этих троих была уготована смерть. Однако высшие силы предложили им сделку – отсрочка гибельного конца в обмен на спасение чужой жизни. Чем обернется для каждого сделка с судьбой?

Дом разбитых иллюзий
Прагматичная и расчетливая Розали, в самом расцвете своей молодости и женской красоты, намерена заполучить сердце (и миллионы) «вечного холостяка» Карлайла Каллена. Только вот все ее планы летят под откос, когда в фамильном замке будущего мужа она внезапно сталкивается с его сыном…

Ветер
Ради кого жить, если самый близкий человек ушел, забрав твое сердце с собой? Стоит ли дальше продолжать свое существование, если солнце больше никогда не взойдет на востоке? Белла умерла, но окажется ли ее любовь к Эдварду достаточно сильной, чтобы не позволить ему покончить с собой? Может ли их любовь оказаться сильнее смерти?

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Вопреки
Дворцовые страсти,интриги,сплетни, потери и истинная любовь,которая возможно переживёт все невзгоды в декорациях Англии XIX века.

Клятва на крови, или Моя счастливая комбинация
Любовь в проклятом мире. Это глупость, безумие... или отчаянное желание избавиться от одиночества, найти смысл жизни? Особенно если больше никого и ничего не осталось, кроме смертного приговора, что висит над твоей головой, как гильотина. А попытка стать любимой, открыть свое сердце для Него, может стать единственным шансом на спасение. Или все только усугубить.



А вы знаете?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме вы можете увидеть рекомендации к прочтению фанфиков от бывалых пользователей сайта?

...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимый мужской персонаж Саги?
1. Эдвард
2. Эммет
3. Джейкоб
4. Джаспер
5. Карлайл
6. Сет
7. Алек
8. Аро
9. Чарли
10. Джеймс
11. Пол
12. Кайус
13. Маркус
14. Квил
15. Сэм
Всего ответов: 15731
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Полынь

2019-9-23
18
0
Название: Полынь
Жанр: Ангст, Романтика
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Белла/Эдвард
Саммари: Гений, талантливый писатель, автор бесчисленных романов. Яркая бурная фантазия и тусклый образ жизни. Она захочет узнать больше о том, чья сущность пропитана терпким запахом полыни.
__________________________

Три стука в дверь, пара минут ожидания, внутренние терзания и усталость.
Ступив на крыльцо старого небольшого домика, я уже потеряла надежду на удачное завершение начатого дела. Побродив по городу пару часов в поисках зацепок, уставшая, я из последних сил притянула ноги к заветному крыльцу. Эта дверь – мой последний шанс на благоприятный исход дела, хотя мне мало верится в то, что человек, зарабатывающий огромные деньги на своих книгах, обитает в такой лачуге.
Я оглядываюсь вокруг в поисках хоть какого-нибудь подтверждения того, что тут может жить человек. Никаких следов. Никакого благоустройства. Вокруг только шумное, неспокойное море, галька и лес. На полуразвалившемся крыльце тоже никаких признаков человеческого обитания.
Никто не отвечает. Вдохнув влажный воздух, пропахший солью и деревом, я медленно спускаюсь со ступенек на гальку. Слышится характерный скрежет ржавых замков старой двери, скрип половиц.
- Кто вы? – раздается голос у меня за спиной.
Удивленная тем, что все-таки дождалась ответа, я оборачиваюсь лицом к входу в дом.
Передо мной стоит высокий худощавый мужчина лет сорока. Нерасчесанные волосы и давнишняя небритость. Усталые серые глаза и сомкнутые в узкую полоску губы. Он стоит босиком, в потертых джинсах и клетчатой рубашке. Отшельник? Рыбак? Сумасшедший? Алкоголик? Маньяк? Версии мелькают у меня в голове с огромной скоростью, но ни одна в точности не подходит к человеку, стоящему передо мной.
- Кто вы и зачем стучались ко мне в дом? – уже более настойчиво повторяет незнакомец.
Кажется, он не удостоил меня ни единым взглядом, устремив свои красивые глаза куда-то вдаль. Странный. Очень странный человек.
- Я ищу Эдварда Каллена.
Незнакомец смеряет меня презрительным удивленным взглядом и, помрачнев, снова отводит глаза.
- Зачем он вам понадобился?
- Хотелось бы взять у него интервью, - уверяю его я, наблюдая за отсутствием какой-либо реакции на его лице.
- Интервью? – переспрашивает он.
- Да. Видите ли, о нем почти ничего не известно.
- Вы журналист?
- Да, работаю на одно довольно престижное издание в Лос-Анджелесе.
Тишина. Взгляд в даль. Тяжелая сумка на плече. Хочется упасть прямо на холодные камни и отдохнуть. Но нельзя. У меня еще есть шанс, и им надо воспользоваться.
Минута. Две. Три. Молчание, которое меня всегда напрягало.
- Так вы мне поможете? – я жалобно смотрю на незнакомца, чтобы вновь убедиться, что ему до меня нет никакого дела.
Шаг. Два. Три. Он отходит к краю крыльца, освобождая вход в дом, обнаженный распахнутой дверью.
Возможно, это и не приглашение. Да и дом выглядит не самым лучшим образом. Но страстное желание увидеть Каллена и отдохнуть оставляет принципы и этикет в стороне.

Перелет. Небольшое путешествие. Маленькая командировка на встречу с мистером Инготнито. Писатель, художник слова, создатель многих романов, трогающих сердце даже самых черствых, придирчивых скептиков. И псевдоним – Элизабет Браун.
Женское имя и мужской слог. Споры по поводу пола этого творца ходили несколько лет. И вот теперь, когда какими-то окольными путями стали появляться слухи о том, что это все-таки мужчина, стало известно и его имя – Эдвард Каллен. Больше ничего.
Поручение. Поиски. Приезд в Линвуд. Небольшой городишко на северо-западе штата Вашингтон. Это было лишь предположительным местом нахождения мистера Каллена, но вполне возможным. Только в таком тихом мерзком городе человек мог спрятаться от назойливого внимания. А теперь, зайдя чуть ли не в каждую лавку, попадавшуюся мне на пути, я точно знаю, что близка к цели. Только вот близко – понятие растяжимое.

Влажно, но тепло. Неопрятно, но не грязно. Старая, но вполне уютная печь.
Сплошные противоречия встречают меня в доме незнакомца. Здесь мало мебели, но из-за огромного количества ненужных предметов коморка кажется заполненной.
В нос ударяет резкий противный запах. Я смотрю вокруг. На печке, совсем недалеко от меня, лежит аккуратно скрученный пучок травы.
- Это полынь, - хрипит голос позади меня. – Отпугивает крыс. Они очень любят иногда здесь похозяйничать.
При упоминании о крысах мне становится тошно. Конечно, эта трава так воняет, что ею и людей отпугивать можно, не только крыс.
Пол скрипит у меня под ногами, когда я иду к единственному свободному от вещей стулу, на который кладу свою тяжеленную сумку.
- Это мой любимый стул. Не люблю, когда его кто-то занимает.
И незнакомец не шутит. Его глаза сверкают недоверием и презрением. Я осматриваюсь, но никакого другого места для своей обузы не нахожу.
- Можете поставить на пол, - видимо, поймав направление моего взгляда, любезно предлагает незнакомец.
Я с ужасом смотрю на грязный ветхий пол и с отвращением представляю, какой пыльной моя сумка станет уже после секунды нахождения на этой отвратительной поверхности.
- А другой идеи у вас нет?
- Брезгуете или боитесь? – он присаживается на тонкий подлокотник стоящего около крохотного оконца дивана.
- Скорее опасаюсь, - бросаю я, чтобы незамедлительно выяснить, стоит ли вообще затевать спор с этим человеком. – Вы мне поможете разыскать Эдварда Каллена?
- И да, и нет.
Он задумчиво потирает свою бороду и скрещивает руки на груди.
- Так да или нет?
Это уже начинает бесить. Он. Его внешность. Поведение. Никаких ответов. Окружающее меня место.
- Слишком сложно принять правильное решение, - он закрывает глаза и впадает в состояние, похожее на оцепенение.
Мысль. Одна. Две. Странные вещи и странные решения. Одно движение, сильный грохот, и моя свинцовая сумка уже стоит на мерзком трухлявом полу.
Секунда. Пять. Десять. Распахнутые глаза незнакомца, устремленные на объект, создавший столько шума.
- Да, - коротко кивает он, неторопливо подходя к любимому стулу и опускаясь на него.
- И? – теперь настает моя очередь складывать руки на груди в томительном ожидании.
- Эдвард Каллен – это я.
- Вы Элизабет Браун? – несдержанно и очень необдуманно кричу я.
- Это мой творческий псевдоним, если уж на то пошло. Но больше я ни на какие ваши вопросы отвечать не собираюсь. Зря вы кидали свою торбу на мой ужасно грязный пол.

Шок и недоумение. Я не могу сопоставить образ романтичного автора с тем запустившим себя человеком, которого вижу перед собой. Эта его лачуга на краю света, в закоулках цивилизации. Неухоженность и неопрятность. Жизнь отшельника.
Я еще раз осматриваюсь вокруг в поисках хоть каких-то намеков на то, что меня неудачно разыграли. Но и причин для того, чтобы не верить этому странному мужчине, у меня нет. Я приехала зря.
Злость. Ярость. Жгучая обида. Испорченная дорожная сумка и потраченные впустую дни.
Конечно, никто изначально не гарантировал то, что он будет со мной разговаривать. Но ведь какой хороший журналист не попытается наладить контакт с объектом своего интереса? Книги! Я читала все его романы. Это должно быть у нас общим. Может, что-нибудь и склеиться с этим неразговорчивым мистером Калленом…

- Почему вы не хотите рассказать о себе? – аккуратно задаю вопрос я, боясь спугнуть нового знакомого.
- Это неинтересно ни мне, ни вам.
- Мне очень интересно. Я ради одного только разговора с вами прилетела из Калифорнии в это забытое Богом место! – говорить уравновешенно не получается. Меня просто убивает его совершенное спокойствие.
- А вы импульсивны. Никогда не задумывались о том, чтобы подлечить нервы, прежде чем пытаться разговорить человека?
- Что? – с силой выдавливаю из себя я. Этот обросший отшельник, избегающий даже самого малого внимания со стороны, назвал меня истеричкой! – Да как вы смеете так обо мне говорить?!
- У меня есть отличная привычка называть вещи своими именами. И мне глубоко все равно, что вы обо мне думаете. Тем более, вы все еще находитесь в моем доме: не повышайте голос на его хозяина, - он обводит глазами помещение и снова копошится в каких-то листочках, разбросанных по столу.
Я нервно сглатываю, пробегаюсь взглядом по тому месту, которое он гордо назвал домом: старая лачуга и не более того. А сколько самолюбия было в его словах!
Я выскакиваю из избушки, громко хлопая ветхой дверью напоследок.

Шум. Прибой. Ветер. Сидя на берегу залива, я смотрю в даль и любуюсь водной гладью. Галька приятно щекочет ноги. Ветер пронизывает мое незащищенное теплой одеждой тело. На дворе уже июнь, но, видимо, на севере США, настоящее лето наступает гораздо позже. Конечно, жительнице Калифорнии чужды подобные проблемы.
Разозлилась. Убежала. Забыла дорожную сумку в лачуге. Если бы не этот факт, возможно, сейчас я была бы уже на пути в аэропорт. Но возвращаться в то жуткое место с соответствующим хозяином нет никакого желания. Уж лучше умереть здесь, на холоде, под лелеющими порывами ветра, продувающими насквозь.
Не хочет говорить. Не желает видеть меня. Я ему противна. Он даже не дал мне шанса хоть как-то понравиться, тут же нагрубив и назвав истеричкой. А чем лучше сам? Ужасная внешность, неопрятный вид, грубое отношение к людям. Вот, что я теперь знаю о замечательном романисте современности, авторе потрясающих произведений, легенде литературы начала двадцать первого века.
Волны. Тишина. Дикий холод. Мне становится настолько не по себе, что я уже готова встать и вернуться в дом.

- Если вы решили покончить жить самоубийством, то делайте это не рядом с моим домом, - позади меня слышится уже знакомый, твердый голос.
- Это не ваша собственная территория: что хочу, то и делаю, - резко отвечаю я, пытаясь унять дрожь в голосе. Трудно, очень трудно это сделать. Я уже успела хорошенько продрогнуть.
- Ошибаетесь, все это принадлежит мне. Так что будьте любезны здесь не умирать.
Его голос деловой и строгий. Ему бы компанией управлять, а не книжки о любви писать!
- Может, еще что-нибудь мне прикажете?
- Да. Пойти в дом и согреться.
- Я туда не пойду, - зуб уже с трудом попадает на зуб. Но упрямство у меня явно в крови.
- Оставьте эти предрассудки и успокойте гордыню.
- Вы повторяетесь. Это уже было в одном из ваших романов.
- Вставайте и идите за мной в дом, - его голос стальной, как никогда прежде. На замерзших ногах я тащусь за ним к избушке.

Жесткий запах дерева. Потрескивание дров в камине. Аромат чего-то съедобного. Только теперь я понимаю, насколько замерзла и проголодалась.
Не очень гостеприимный хозяин что-то проделывает у огня. Я замираю посередине комнаты, уже боясь к чему-то притронуться.
Моя сумка покоится на тумбочке рядом с диваном. Он ее поднял с отвратительного пола. Как мило. Только это все равно не делает его хорошим человеком.

- Вы читали мои романы? – кажется, в его безразличном голосе мелькают нотки удивления. Прогресс, не иначе.
- Все, - пожимаю плечами я. – Это вас удивляет?
- Да. Не думал, что похожие на вас барышни читают подобную литературу.
- Какие такие барышни? – я готовлюсь услышать порцию гадостей. Он отходит от плиты и встает напротив меня, вытирая испачканные руки о какую-то грязную тряпку.
- Неспособные на существование вне реальности этого мира. Вы типичная земная. Делаете карьеру, оставляя саму жизнь на потом. Говорите, книжки мои читали? Тут уже двуличностью попахивает.
Он хмурится, и появившаяся морщинка на лбу добавляет суровости к его и так немилому образу.
Я ничего не отвечаю, беру сумку с тумбочки и направляюсь к двери, мечтая выйти и расплакаться от горькой обиды.
- Куда вы снова сбегаете?
- Подальше отсюда, - я смахиваю слишком рано скатившуюся слезинку.
- Скоро ночь, автобусы начинают ходить только утром. Других способов добраться до большого города нет.
- И что мне делать?
- Остаться здесь. Утром сможете беспрепятственно отправиться домой.
Он предлагает мне остаться? В этом затхлом месте с грубияном-хозяином? Нет, уж лучше улица!
- Я здесь не останусь! – похныкиваю я, уже не скрывая собственной безысходности. Ну, какого черта меня потащило в эту глушь?
- Вы плачете? Значит, толк будет, - мягко говорит он, что заводит меня еще больше.
- А вы, значит, любите всем говорить то, что вы о них думаете? – кричу я из последних сил, тыкая в воздухе указательным пальцем. – Любите же? Тогда слушайте. Вы талантливый человек, образованный и, несомненно, умный. Вам бы жить в шикарном доме, познавая новые азы творчества, изучая новые направления. Вам бы общаться больше с современными людьми, узнавая их. Вместо этого вы застряли в своей глуши, в этом старом строении, которое с большой натяжкой можно назвать домом. Вы живете здесь отшельником и считаете это правильным. Вы ничего не знаете о жизни других людей, хотя думаете, что знаете все. И судите обо мне так просто, хотя права на это никакого не имеете! Все!
Легкость. Соль на губах. Быстрое биение сердца. Я стираю остатки слез со щек. Сказав все, что хотела, я чувствую, будто с моих плеч упал груз.
Выражение его лица несколько раз менялось в течение моего монолога, но ответа все не следовало. Я не хотела задеть его, просто надо было выплеснуться, ответить на вызов.
- Вы есть будете? – он, наконец, отбрасывает в сторону эту истертую до дыр тряпку и подходит к плите. Голос звучит мягче. Считать ли это маленькой победой?

Аромат. Тепло. Дым. Запахи смешиваются, образовывая потрясающую связку, будоражащую голодный желудок. Пахнет определенно вкусно, что выделяется из общего фона слабых мест этой лачуги.
- Буду, - отвечаю я так угрюмо, словно признаю свое поражение, а не соглашаюсь поесть.
Он подходит к столу, быстро освобождает от бумаг небольшой уголок, снимает какие-то огромные папки со стула и снова возвращается к печи.
Решаю, что это место он освободил для меня, и на носочках иду к столу и принимаю сидячее положение.
Комфорт. Расслабление. Отдых. Мои кости дружно благодарят меня за предоставленную им небольшую передышку, чуть-чуть поныв напоследок.
Передо мной опускается благоухающая тарелка, пахнущая укропом и глиной. Вареный картофель и жареная рыба. А он еще ко всему прочему и гурман. Хотя чему я удивляюсь?
Себе он приносит, видимо, порцию того же самого и садится на свой любимый стул.
Мягкость. Сладость. Рыхлость. Я невольно прикрываю глаза от ощущения потрясающего вкуса картофеля на языке. Еда прямо тает во рту. Видимо сказывается мое суточное голодание. То, что хозяин дома умеет готовить, моя гордость принимать отказывается.
- Я покупаю этот картофель на местном рынке, его привозят специально из Айдахо. Этим объясняется его потрясающий вкус.
- Вы все делаете правильно? Или, по крайней мере, считаете, что это так? – вырывается у меня, о чем я очень жалею.
- Это один из вопросов интервью? – он сурово смотрит на меня. На лбу вновь появляется глубокая морщинка.
Задевает и даже обижает. Хотя… Разве это столь непривычно для сегодняшнего дня?
- Я не могу спросить просто так? – хмыкаю я, глядя ему прямо в глаза. А ведь они у него красивые. Жаль только, что их не разглядеть из-за обращающих на себя внимание бороды и неаккуратных волос.
- Конечно, можете. Скажете, что вы еще хотите спросить просто так, чтобы я заранее подготовился к ответам?
- Мне много чего интересно, но кто я такая, чтобы задавать вам вопросы, верно? – выплевываю ему слова в лицо, снова принимаясь за еду.
- Почему вы так решили? Я вовсе не имел в виду…
Он в замешательстве? Да, действительно, этого выражения лица прежде не было.
- Но вы мне уже несколько раз на это недвусмысленно намекнули, - я съедаю весь картофель и громко стучу вилкой по глиняной посудине.
- Простите, - он с сожалением посмотрел на меня. – Просто я не понимаю таких людей, как вы. Мне трудно с этим смириться.
- С чем именно?
Странные у него, мягко говоря, намеки.
- Вы не съели рыбу. Вегетарианка или брезгуете?
- Вы ошиблись. Просто не люблю. И спасибо за ужин.
Он просто кивает и, убирая у меня из-под носа тарелку, и куда-то уходит.
Я смотрю на лежащие около меня бумажки. На каждой ручкой написан текст. Все покоится в беспорядке, но этот признанный гений, скорее всего, знает, где что находится. Не сделала того, что хотела, но зато посмотрела на то, как пишутся шедевры, завладевающие умами миллионов. Да и с писателем познакомилась.

- Будет нормально, если я постелю вам на печи? – он осматривает весь дом, останавливаясь на этом предмете.
- У меня есть выбор?
- Есть, но, думаю, это комфортнее, чем спать на полу.
- Я не сгорю? – я опасливо кошусь на догорающие дрова в печи.
Он улыбается. Между густой бородой и усами я разглядываю ровные белые зубы. Надо же, ему идет улыбаться. Почему он не делает этого чаще?
- Я же сказал, что не допущу смертей на моей территории.
- Тогда нормально, - отвечаю я, понимая, что это совсем не так.

Тепло. Расслабление. Покой. Пахнет деревом и сухостью.
Зря я сомневалась по поводу варианта с печью. Тут очень даже неплохо. Укутывающий меня плед, хоть и немного колючий, все же отлично согревает и успокаивает. Завтра я уже буду спать дома. А пока надо радоваться и тому, что имею.
Последняя мысль, проскочившая у меня в голове, заставляет даже вздрогнуть. Надо же, радоваться тому, что имею! Странно. Неправильно. Невозможно. Для меня.

Резкий шум завладевает моим слухом. Спонтанно и неожиданно.
Очнувшись от легкой дремы, я приподнимаюсь на локте и осматриваю комнату. В окно барабанит ливень.
- Не пугайтесь. Это всего лишь дождь, - слышится снизу.
- Я просто от неожиданности, - спешу оправдаться я, снова опускаясь на импровизированную постель из какого-то старого одеяла и подушки, закутываясь еще больше в теплый плед.
- Почему вы читаете мои книги? – спрашивает странный хозяин, не заботясь о том, что я почти заснула. Пора бы взять в привычку его способность умело увиливать от ответов, но мне еще такому учиться и учиться. Я собираюсь с мыслями, чтобы ему ответить:
- Они мне нравятся. У вас очень хороший слог. Легко читается. Написано понятным языком. Но, наверно, самое главное – это то, что в каждой вашей героине я вижу себя… Нет, неправильно так говорить. Я могу себя поставить на место любой вашей героини, так вернее, и прожить придуманную жизнь. Это очень здорово. Потом, кстати, трудно возвращаться к реальным проблемам. Но затем берешь в руку новую вашу книгу и снова погружаешься в придуманный мир. Там очень хорошо. Нечто подобное я встречала только в романах Николаса Спаркса, но с другой стороны вы пишите по-разному, хоть, казалось бы, и об одном. Все пишут о любви, но не у всех это получается так, чтобы люди поверили.
- Складно говорите, - усмехается он. – Надеюсь, это правда.
- А я уже ни на что не надеюсь. Утром уеду от вас навсегда и ни слова не напишу про это путешествие.
- Не набрали информации на материал?
Я закатываю глаза в ответ на его едкий вопрос.
- Не хочу, чтобы другие поклонники вашего творчества разочаровались в вас, как сделала это я. А теперь простите, у меня больше нет сил на то, чтобы разговаривать. Спокойной ночи.
- Спокойной ночи, - говорит он уже после того, как я сомкнула веки.

Тишина. Треск поленьев в печке. Терпкий запах полыни.
Как же не хочется открыть глаза и понять, что реальность не соответствует моим ощущениям. Я помню, где заснула. Понимаю, что проснусь там же.
Желание поскорее покинуть это место пересиливает и, откинув плед, согревающий меня всю ночь, я присаживаюсь на своем импровизированном ложе и распахиваю глаза.
Свет. Солнце. Летающие частички пыли. Окна в доме совсем небольшие, но их размера хватает сполна, чтобы утро во всю сумело завладеть ситуацией. Оно играет лучами по деревянным стенам, переходя с них на пол, поднимаясь оттуда по столу к разбросанным заготовкам новых шедевров. Быть может, утро любит подглядывать за новыми сюжетами, развивающимися на этих обычных клочках бумаги. Вряд ли хозяин может застукать его за столь неприличным занятием: его сейчас и дома-то нет. А запереть хижину от любопытного утра он не в состоянии.
Сладко потягиваюсь, радуясь течению собственных мыслей, свешиваю ноги с печки и тут же соскакиваю на пол, находя оставленные с вечера кеды. Такие потрепанные и грязные. Эх, а ведь были до поездки как новенькие.
Выхожу на крыльцо и вдыхаю свежий прохладный воздух. Да, в этом плане я понимаю живущего здесь гения: ни в одном городе не найдешь такого чистого воздуха, как здесь.
Я сбегаю с крыльца и плетусь в сторону, где еще вчера заметила умывальник.

- Доброе утро, - здоровается со мной гений пера, уже восседающий на любимом стуле.
- Доброе утро, - любезно отвечаю я на вежливость с его стороны и быстро проскальзываю мимо него к своей сумке. – Я уже ухожу.
- Даже не позавтракаете? – удивленно спрашивает он.
- Не хочу больше вас стеснять. И так доставила массу хлопот. Спасибо вам за то, что позволили переночевать и даже накормили.
Быстро тараторя эти слова, я надеюсь снова не вызвать какое-нибудь колкое высказывание в мой адрес. Уйти спокойно – вот все, чего мне хочется. Один испорченный день – ничто по сравнению с двумя такими днями.
- Пожалуйста, конечно, но я не думаю, что вы хотите так быстро уехать.
- Почему я не должна этого хотеть? – я с удивлением поднимаю глаза на его по традиции серьезное лицо.
- Потому что я думаю, вам будет интересно всё-таки взять у меня интервью. Вы разве не за этим приехали?
Его наглый прищур. Провокационный вопрос. И я понимаю, что за одну возможность узнать этого безумца лучше я готова буду даже остаться в этой лачуге еще на один день.
- За этим. Только вы же выставили меня на улицу со всеми моими намерениями вместе. В фигуральном смысле, конечно.
- А теперь передумал! – бросает он, разводя руками в сторону.
Набираю в легкие как можно больше теплого воздуха и решаю все-таки для начала позавтракать, хоть есть и не хочется. На столе стоит тарелка с сыром, корзинка со свежими булочками и две кружки с неизвестной субстанцией.
- Кофе я не пью, поэтому и вам предложить не могу. Это травяной чай, очень полезный и бодрит с утра без всякого кофеина.
- Спасибо, - я делаю глоток ароматного напитка и смотрю на то, с каким аппетитом собеседник поедает сыр с хлебом. – Вы действительно хотите, чтобы я взяла у вас интервью?
Он дожевывает кусок хлеба, делает глоток чая и сурово смотрит на меня.
- Я похож на клоуна? Я же сказал, что хочу, чтобы вы остались, если вы все еще сами желаете этого. Своих слов обратно я не забираю.
Кажется, его это даже разозлило.
- Простите, просто вчера вы не были настроены на какой-либо диалог. Что заставило вас изменить мнение на этот счет?
- Мне понравился ваш отзыв о моих книгах.
- Но ведь это просто мои мысли, я не готовилась, и…
Мне становится стыдно за то, что я наплела ему на ночь глядя. Ужасно непрофессиональный подход к созданию отзывов на произведение. Рассказала только о собственных эмоциях, да еще и настолько кратко.
Но он, к моему удивлению, даже улыбается. (А это уже вторая улыбка за эти сутки!) Улыбается и снисходительно смотрит на меня.
- Именно поэтому и понравился. Он шел от души. Я пишу свои книги для того, чтобы изменять мысли людей, заставлять их мыслить не типично, не стереотипно. Мечта – вот, что отличает героев моих книг от обычных людей. Вы можете не согласиться, сказать, что у каждого есть мечта, и это будет так. Только о чем мечтает типичный человек? Заработать побольше денег, создать семью. Основные цели. Есть еще более мелочные, но их мы вообще трогать не будем. А герои моих книг живут мечтами нереальными, почти недостижимыми, но они всегда последовательны и упрямы в приближении к идеалу. Вот даже взять вас. Вы нормальная, такая как все. Но ночью, когда вы заговорили о моих книгах, в ваших словах слышалось воодушевление. Именно поэтому я передумал по поводу интервью. И я надеюсь, вы не заставите меня разочароваться… А теперь предлагаю вам поесть, у нас много работы и вам понадобятся силы.
- Не заставлю. Обещаю, - я расплываюсь в улыбке и принимаюсь жевать предложенные мне угощения. Это очень вкусно.

- Думаю, я сначала должен показать вам свои владения. Вы не против?
- Я поддержу любую вашу инициативу. Мне все интересно.
- Тогда берите диктофон и пойдем.
Он был воодушевлен. Действительно искренне хотел поделиться со мной своей жизнью. Как же человек может изменить свое мнение за ночь!
- Я не пользуюсь записывающими устройствами, - почему-то смущенно произношу я.
- Вы пишите вручную?
- Нет, - отвечаю я и тут же решаю пояснить, увидев его удивленное лицо, - я запоминаю. В таких случаях. Когда нужна дословная передача, конечно, диктофон является незаменимой вещью.
Он коротко кивает и выходит на крыльцо.

Лес. Зелень. Узкая тропинка. Медленные шаги в неизвестном направлении. Абсолютно незнакомый мужчина рядом. Но меня это ничуть не пугает. Лес светлый и его владелец светлый. Я это вижу. Глупо, конечно, так говорить.
Пронзительный скрип высоких сосен. Пение птиц. Противное жужжание летающих мух над ухом. Многообразие звуков и красок. Так близко к природе я еще не была.
В лесу теплее, чем на пляже, но все равно иногда находится легкий ветерок.
Я не перестаю задавать все новые вопросы, а мой собеседник не перестает терпеливо давать на них ответы. Пожалуй, я и рассчитывать не могла на подобный содержательный разговор, когда собиралась приехать. Так, взять небольшое интервью и уехать со спокойной душой. Но подобное отношение… Одно я понимаю точно: вчера со мной разговаривал совершенно другой человек в том же обличии.
Мы обходим лишь небольшую часть площади. Как выясняется, Эдвард купил огромные владения размером около двух гектаров с кусочком леса, полями и тем живописным тихим пляжем, на берегу которого и стоит его домик.
- И вам их без проблем отдали в свободное пользование? – интересуюсь я, присаживаясь на подогретую солнцем гальку на пляже.
- Нет, конечно. Мне нельзя нарушать целостность природы, положено следить за всем этим, что я и делаю в свое удовольствие.
- Здорово. А можно задать вам еще один вопрос, который больше касается вас самого, а не вашего творчества?
- Задавайте, - обреченно соглашается он, глядя туда, где гладь моря соприкасается с небом.
- Почему вы живете именно так? Я понимаю, вы гений, а нам простым людям не подвластно то, о чем думаете вы. Но неужели так сложно бриться хотя бы раз в неделю? Вы же иногда стрижете волосы. Значит, тут есть некая особенная причина?
Одна. Две. Три волны добегают до берега. Он выдерживает поистине дипломатическую паузу, прежде чем ответить.
- Я просто не понимаю зачем. Если вы мне расскажите, я обязательно последую вашему совету и начну бриться.
- Затем, чтобы было приятнее самому смотреться в зеркало. Затем, чтобы людям было приятнее смотреть на вас. В конце концов, чтобы девушки проявляли к вам интерес.
- Мне ничего из этого не нужно. И зеркала у меня в доме нет, если вы заметили.
- Почему?
Он молчит. Волна. Одна. Две. Они снова катятся к моим ногам, но останавливаются, не накрывая их мокрой пеленой.
- Думаю, это не ваше дело, - наконец делает выдох он, а мне становится жутко стыдно за то, что я решилась задать подобный вопрос. Он встает на ноги и собирается идти к дому.
- Да, простите. Вы правы: я лезу туда, куда не следует, - спешу оправдаться я, но ему как будто нет до этого дела.
- Знаете, у меня к вам есть одно предложение, - внезапно останавливается он.
- Я слушаю.
- Не хотите остаться у меня на неделю? Я обеспечу вам лучшие условия для жизни, а вы, возможно, поймете, почему я такой.
Пытаясь найти подвох, я блуждаю глазами по его лицу. Ничего необычного я там не замечаю: все та же серьезность.
- Я очень хочу, - искренне отвечаю я. Мне, несомненно, интересно узнать его ближе. Это ведь фантастика! Только вот… - Но почему вы предлагаете мне это? Обнажать душу перед незнакомым человеком? Не слишком ли после стольких лет жизни в качестве отшельника?
- Мне очень интересна ваша личность. Вы изучаете меня, я вас. Это деловой подход.
Он подал мне руку. Изучает меня? Это что еще за новости? Ну да ладно, все пустяки по сравнению с тем, что я останусь в этом месте еще на семь дней. Трудно это признавать, но мне здесь нравится.
- Я согласна, - я кладу свою руку в его шершавую огромную ладонь и поднимаюсь с гальки.
- Отлично. Значит, надо освободить вам нормальную кровать.
Мне не известно, что в его понимании означает «нормальная кровать», но я радуюсь уже тому факту, что ему небезразлично, где будет спать его гостья. Шаг вперед, не иначе. Хотя, это только лишний раз подтверждает, что мой сон на печи был проверкой на прочность.

День. Второй. Третий. Они пролетели незаметно за чередой интересных бесед и познавательной информации. Эдвард обещал, что я узнаю его лучше. Так и произошло. Я взглянула на него по-новому. Надо было всего лишь чуть-чуть абстрагироваться от его внешности и манеры поведения.
Мне казалось, я за всю жизнь так много не разговаривала ни с одним человеком. Никогда так много времени не проводила на воздухе. Никогда так не наслаждалась обществом другого человека, не стараясь уединиться с собой хоть на час. Мне всегда было мало. Его истории. Его безудержная фантазия. Его тонкий юмор. Сколько мир теряет, не зная его. Да и я так и не узнала. Думала, что приблизилась к разгадке, но он каждый раз преподносил мне все новые загадки.

День четвертый. Самый солнечный. Погода удалась на славу, и я не отказываю себе в удовольствие немного позагорать под нежарким солнцем.
Рядом слышится шуршание гальки, и Эдвард присаживается рядом со мной.
Мгновение. Шок. Недоверие к собственным глазам. Да, передо мной все тот же гений. Но без бороды.
- Только не думайте, что я отступился от принципов. Они все еще со мной.
- Я просто пришла в замешательство, - признаюсь я, принимая сидячее положение.
- Так симпатичнее? – он проводит пальцами по все еще не совсем идеально гладкой коже лица.
- Вы так выглядите моложе. Лет на десять. Но это не влияет на вашу привлекательность.
- Зря старался?
- Почему же? Нет, совсем нет, - стараюсь обнадежить я. – Просто это совсем неважно, есть у вас борода или нет.
- Сначала вы были другого мнения обо всем этом.
- Я здесь уже пятый день. Вы на многое мне открыли глаза.
- А камешки по волнам пускать умеете?
- Что? – я все еще не привыкла к его манере молниеносно менять тему разговора. – Нет, я даже не знаю, что это такое.
- Тогда сейчас узнаете. Это называется «блинчики». Нужно взять камень и бросить его над поверхностью воды так, чтобы он начал прыгать. Побеждает тот, у кого камешек подпрыгнет большее количество раз. Вот и все. Показываю, а вы внимательно смотрите.
Камешек. Один отскок, второй, третий. И так до семи. Он красиво и свободно летает по волнам. Словно и не тяжелый камень, словно волны подобны батуту, подбрасывающему его на нужную высоту.
- Теперь ваша очередь, - улыбается он, довольный моей реакцией, поднимает камень с земли и кладет мне в руку. Я осматриваю его со всех сторон и сомневаюсь в дальнейших действиях. – Смелее!
Я смотрю на море и бросаю камень. Он не отскакивает. Ложится грузом на песчаное дно.
- Ладно, ладно! Я проиграла, - усмехаюсь я. – Учите, как правильно.
- Хорошо, - он снова наклоняется и берет другой камешек. – Берем камень. Главное – выбрать правильный экземпляр. – Эдвард кладет мне в руку плоский булыжник. – Замахнуться. – Он держит одной рукой меня за запястье, а другой обнимает за плечи. – Но прежде надо положить камень так, чтобы он был параллелен поверхности воды. – Переворачивает камешек и еще сильнее сжимает мою руку. – Вот так.
Я отпускаю груз, камешек два раза отскакивает от бегущих волн. Я смеюсь.
- Мистер Каллен, я буду брать у вас уроки.
Он смеется от души, выпускает меня из объятий и запускает еще один камешек в море.
- Кто вас этому научил?
- Мой папа. Он был профессионалом в пускании камешек по волнам.
- Он тоже жил на берегу моря?
- Да. Я родился во Флориде. А сам терпеть не могу жару. Еще одна странность, если говорить на вашем языке.
- Но вы же должны с кем-то общаться? У вас есть друзья?
- Безусловно, - он снова замахивается и бросает камень в волны. – Мой самый близкий друг работает в книжном магазине в Линвуде. Иногда он рыбачит у меня. Думаю, он тоже меня не понимает, но против моего образа жизни ничего не имеет.
- У меня тоже нет друзей, которые понимали бы меня.
- Почему?
- Никто не может свыкнуться с мыслью, что я безумно люблю свою работу. Я ведь делаю ее не ради денег, а ради удовольствия. Вот даже приехать сюда… Мне все равно выйдет эта статья или нет, все равно, заплатят мне за нее деньги или же скажут, что она не является подходящей. Мне хватает на жизнь моего небольшого постоянного жалования, отчисляемого мне каждый месяц, независимо от количества написанных статей. А все остальное лишь удовольствие.
- А что вы будете писать обо мне?
- Для начала расскажу всем правду о грубом писателе-отшельнике, не знающем вежливости, - говорю я шутя, исподтишка поглядывая на реакцию Эдварда. Он хмурится и сжимает губы. Надо же, отсутствие бороды поможет мне угадывать, о чем он думает. – Об этом месте, воистину забытом Богом. О нетронутой природе, потрясающей красоты море и пляже. О том, что даже летом солнце залетает сюда лишь на пару часов, только чтобы поприветствовать обитателей и удалиться на берега Флориды. Напишу о том, что у него на печи лежит пучок вонючей полыни, способной отпугивать крыс. Напишу, что без вековой бороды он выглядит на десять лет моложе и что даже изредка способен улыбаться. Напишу о том, как же пишутся те самые шедевры, про любимый стул и вкусный картофель, привезенный из Айдахо. Напишу про скрипучую кровать, которую вы мне так любезно выделили. Напишу, что в июне здесь температура не поднимается выше шестнадцати градусов на солнце, но почему-то тут так хорошо, что не хочется возвращаться в реальную жизнь. Конечно, скучаешь по городскому шуму, но эта умиротворенность поглощает.
Внимательный взгляд. Настороженность. Яростное обдумывание всех сказанных мною слов. Осмысление. Его руки сжаты в кулаки и очень напряжены. Он внимательно изучает меня. Красивые серые глаза бегают по моему лицу.
Он подносит руку к моей щеке. Нерешительно. Неуверенно. Она немного трясется и держится на расстоянии от пылающей кожи. Моей пылающей кожи. Решится или нет? Дотронется или отдернет руку?
Его теплая ладонь касается моей щеки. Так нежно. Так приятно. Так необычно. Она шершавая, ласково щекочет кожу. Невольно прислоняюсь и закрываю глаза. Опрометчиво и неправильно. Но я наслаждаюсь.
Его пальцы касаются уха. Дрожь проходит волной по телу. Жар оковывает щеки: теперь они горят.
Я распахиваю глаза и смотрю на Эдварда. Полное умиротворение на лице. И что-то еще. Есть и вторая эмоция, которую я не могу прочесть.
Подношу руку к его запястью, медленно опускаю его и беру его ладонь. Я это чувствую. Физически. Его сердце бьется быстрее, чем должно. Пульс под моими пальцами стучит как ненормальный.
- Почему у тебя такие потертые руки? – выдыхаю я.
- Не нравятся?
- Эдвард, - качаю головой я и тут же замолкаю. По имени я его еще никогда не называла. Что я могу ответить на это? Что мне нравятся его руки и эти прикосновения? Что мне нравятся его красивейшие серые глаза? Что я готова его слушать сутками и по сто раз читать его книги? Что все изменилось до неузнаваемости за эти пару дней? Что?!
- Дело не в предпочтениях. Дело в том, что я не думала, что у писателей такие руки.
- Писателем я стал недавно. А когда жил с родителями у нас было огромное хозяйство. Теперь сам иногда работаю. Мне это в радость. Точно так же, как и писать книги. Точно так же, как ты любишь свою работу. Деньги не важны.
Усмехнувшись, я беру камешек и бросаю его в приближающуюся волну. Отпрыгнув три раза, он погрязает в морской пучине. Навсегда.

Затянутое тучами небо. Стук дождя по крыше. Раскаты грома. Гроза пришла совсем неожиданно, утром ничто не предвещало ухудшение погоды.
Я сижу на своей кровати и наблюдаю за тем, как что-то отчаянно пишет Эдвард. Из-за меня он уже давно не садился за работу, отчего мне даже как-то неловко. Сидя на своем любимом стуле, он, откинувшись на спинку, немного сгорблен. Одна рука свисает со стола, в то время как другая очень быстро бегает по белому листу. А за ней ровным почерком ложатся синие буквы. Его губы сжаты, лоб нахмурен, взгляд отрешен. В доме тепло, поэтому он сидит в одной клетчатой рубашке с коротким рукавом.
- Интересно наблюдать? – вдруг задает вопрос он, продолжая писать.
- Всегда приятно смотреть, как другой человек работает, - улыбаюсь я, радуясь, что он не злится из-за моего подглядывания. – Я не мешаю?
- Ни в коем случае.
- Можно узнать, что вы пишите? – собрав всю свою наглость, спрашиваю я.
- Нет, узнаете, когда закончу книгу. Вы же собираетесь их читать и дальше?
- Еще бы! И с большим удовольствием.
Я встаю с кровати и подхожу к нему, присаживаясь на стул напротив. Его рука останавливается на какое-то время, глаза осматривают меня и снова уставляются в лист. Я и на этом месте не мешаю его работе. Но здесь наблюдать за процессом еще удобнее.
- Ты никому не звонила, пока живешь здесь. Неужели никто не волнуется за тебя?
- Нет. Родители привыкли, что я вечно в разъездах. Шеф знает, что я уехала по работе. Подруг близких у меня нет.
- А парень?
- Парня тоже нет.
- Почему? – любопытничает он, но я по каким-то причинам и не собираюсь скрывать истинной причины.
- Рассталась из-за загруженности на работе. Как вы говорите? Типично? Так и есть, - я пожимаю плечами и устремляю взгляд в окно.
- Не такая ты уже и типичная.
- Кто-то изменил свое мнение? – усмехнувшись, спрашиваю я.
- Тебе же здесь нравится, а это первый признак таких сумасшедших людей, как я.
- Я могу собой гордиться.
Я встаю со стула и, сделав пару шагов, оказываюсь у него за спиной.
В голове и нет мысли читать его сочинения, но глаза непроизвольно опускаются на белый лист.
«Ее карие глаза который день не давали мне покоя. В них то играли огоньки радости, то блестело зарево грусти. Она постоянно была разной, не переставала меня удивлять»… «Когда я коснулся ее молочной нежной кожи, я пропал окончательно. Она льнула мне навстречу, наслаждалась моими прикосновениями. Я хотел зарыться руками в ее густые каштановые волосы, но вовремя опомнился. Ее губы манили попробовать их на вкус. Она заметила это. Я точно знаю, что она почувствовала…»
- Белла, - окликает меня Эдвард, когда я забываюсь в чтении. Он ловит меня на месте преступления. И это взаимно. Он писал обо мне? – Я же просил не читать!
Он со злостью комкает этот лист и бросает в кучу набросков, покоящихся на столе. Я отступаю назад. Он смотрит на меня. Злость и ярость бушуют в его взгляде. А я чувствую боль.
Меня словно использовали в своих целях. Вся его наигранная вежливость и учтивость была лишь для того, чтобы сделать из меня исходный материал для книги. Скорее всего он даже не чувствует того, что написал, просто представил себя на месте влюбленного в меня человека. И все. Так вот, почему его романы такие настоящие! Они просто написаны с реальных людей!
- Ты все свои книги так пишешь? – я чуть ли не кричу.
- Что? – удивленно переспрашивает он. – Нет, Белла, это не было заготовкой для нового сочинения. Лишь краткие заметки, чтобы не потерять из памяти, когда ты уедешь. Ты не должна была это прочесть.
Его злость ушла, теперь на лице читается раскаяние и страх.
- Ты, правда, не собирался это печатать? – с надеждой спрашиваю я, немного сбавляя обороты. – Только для себя?
- Да, - выдохнул он.
«Она постоянно была разной, не переставала меня удивлять… Когда я коснулся ее молочной нежной кожи, я пропал окончательно... Ее губы манили попробовать их на вкус». Он был прав, я тоже это чувствую. Что-то приятно щиплет в глазах. Слеза скатывается по щеке, падая в неизвестность. Я схожу с ума. Постепенно. Незаметно.
Он хмурится и идет ко мне.
- Прости. Наверно, неприятно читать такое. Я не подумал. Стоило мне все-таки лучше шифроваться.
Я улыбаюсь сквозь слезы и целую его в губы, положив руки на шею.
Мгновение шока. Чуточку настойчивости. Его крепкие объятия и долгожданный ответ. Эта терпкая сладость на губах. Его пальцы в моих волосах. От его рук пахнет полынью. Я прижимаюсь ближе, ощущая тепло его тела все более отчетливо. Потрясающе. Неимоверно.
- Так в любви мне еще не признавались, - шепчу я прямо в его губы, соприкасаясь с ним кончиками носов. – Спасибо.
- Так мои сочинения еще никто не экранизировал, - он улыбается. – Спасибо.
Так тепло. Комфортно. Хорошо. Я обнимаю его за талию и прислоняю голову к груди. Как будто там ей было самое место.

Волна катится одна за другой. Солнце приближается к горизонту. Заканчивается очередной мой день пребывания в этом месте. Грудь Эдварда согревает мою спину, а руки не дают ускользнуть из его объятий.
- Ты знаешь, я много раз представлял, что уеду отсюда жить в другое место, куда-нибудь ближе к массовым скоплениям людей. Но каждый раз, когда мне надо было поехать в тот же Нью-Йорк по делам, связанным с книгами, я ужасался тому, как там живут люди.
- Вполне нормально живут, - пожимаю плечами я, подтверждая известный факт.
- Я бы не смог. Я родился в небольшом городке, потом переехал в большой город в колледж. Затем поступил в университет и поселился в Сиэтле. Мне тогда нравилось. Я жил как все. У меня была учеба, друзья, девушки. Все как должно быть.
- Что изменилось?
- В один прекрасный день я осознал, что не хочу быть таким, как все. Хочу, чтобы меня узнали, и не хочу одновременно. Мне захотелось изменить понятия людей, изменить их видение мира.
Его руки сжимают мои, переплетая пальцы. Я вдыхаю аромат его тела. Горький. Насыщенный. Приятный. Мне нравится.
- У тебя получается.
- Да, но не до конца. Сегодня люди читают мои книги, мечтают, воодушевляются на новые поступки, а завтра забывают все данные себе обещания и снова возвращаются к рутине.
- Это уже прогресс, тебе так не кажется?
- Как любой сумасшедший гений, я хочу большего.
- Ты не сумасшедший. Если только чуть-чуть, - я поворачиваюсь лицом к нему и целую в колючий подбородок. Он улыбается и крепче прижимает меня к себе.

В последний раз стряхиваю воду с чистых мокрых волос и захожу в дом. Эдвард снова сидит за столом и что-то пишет. Пальцы левой руки зарылись в и так растрепанных волосах, а правая выводит на листе букву за буквой. Рубашка расстегнута на две верхних пуговицы, из-за чего можно видеть небольшой треугольник его обнаженной груди и короткие светлые волосы.
- Почему тебе так нравится подглядывать? – спрашивает он, пряча свои наброски в стопку бумаг.
- Опять пишешь нечто вроде дневника? – я наклоняюсь, собираю волосы полотенцем и подхожу к нему. – Что спрятал?
- Ничего интересного, - неопределенно отвечает он.
- Покажи! – прошу я, опуская подбородок ему на плечо. – Может, мне будет по силам исполнить еще одно твое желание.
- Нет, не покажу! Это не желание! – резко отвечает он, поворачивая голову в мою сторону.
Губы. Желания и сомнения. Я тянусь за ними, пробую на вкус. Он не сопротивляется, поворачивается в мою сторону и притягивает за затылок ближе. Мне неудобно стоять, затекает спина. Эдвард приходит на помощь, поднимаясь на ноги и перехватывая инициативу. Я кладу руки на его плечи и сжимаю их, когда чувствую, что теряю контроль. Моя спина теперь уже упирается в деревянную стену. Отличное решение. Так проще стоять. Полотенце съезжает с головы и падает на пол. Теперь мокрые волосы растрепаны по лицу. Руки тянут его волосы, тело сильнее льнет к нему.
Страсть. Возбуждение. Я хочу его. Осознаю это и мгновенно начинаю расстегивать пуговицы на его рубашке, обнажая грудь. Провожу по ней пальцами, зарываясь в небольшой участок с волосами, и тяну на себя. Из его рта вырывается стон. Слышу стук сердца под своими руками. Он на пределе.
Сбрасываю рубашку с его плеч и перемещаю губы на шею.
- Белла, остановись, - шепчет он мне.
Смущение. Разочарование. Гнев. Он не хочет меня так, как хочу его я. Он отказывает мне в близости, которую я так отчаянно желаю. Только мысли о ней, пронесшиеся у меня в голове, будоражат и заставляют кровь бежать быстрее.
- Почему? – переводя дыхание от нахлынувшей злости, спрашиваю я.
- Я не могу, - он с сожалением смотрит на меня. Надо же, жалость хотя бы проснулась.
С силой ударяю кулаком по его обнаженной груди, но он не реагирует, старается избегать моего изучающего взгляда.
- Эдвард, я понимаю. Я не соответствую твоим идеалам, твоим героиням. Я другая, и вряд ли смогу быть такой, какая нужна тебе. Но пока я здесь… - отхожу от него, разрывая контакт наших тел, закрываю лицо руками. – Я думала, что мы сможем быть просто Эдвардом и Беллой, которым хорошо вместе.
- Не в этом дело, - он сомневается, а я снова не сдерживаюсь и перехожу на крик.
- А в чем, Каллен? Или скажешь, что дело не во мне, а в тебе? Скажешь, что ты мне не подходишь или не можешь поступить так со мной? Что со мной не так?
- Но дело действительно во мне!
- Конечно! – саркастически восклицаю я и поворачиваюсь к нему спиной, чтобы подавить в себе неловкость ситуации. Так будет легче заставить себя посмотреть ему в глаза снова.
Слышится его глубокий недовольный вздох и тихие шаги. Он кладет руки мне на талию и прижимает спиной к себе. Тело опять откликается на его ласки, на его поцелуи в шею, на его теплое дыхание, щекочущее кожу за ухом.
- Белла, я уже много лет не был с женщиной, - шепчет он мне на ухо. Я прихожу в замешательство.
- Но ты же не записывался в монахи, верно? - я поворачиваюсь и беру его лицо в руки.
- Нет, не записывался, - уверенно отвечает он.
- Тогда в чем проблема? Просто скажи мне. Осуждать я точно не буду.
- Хорошо. Я просто боюсь облажаться.
- И все? – вздергиваю брови я. Неужели только из-за этого?
- Этого недостаточно?
Теперь он смущен. Надо же. А мне такой Эдвард нравится даже больше. Ранимый. Стеснительный. Опасающийся.
- Какой ты глупый, - я притягиваю его за шею и чуть ли не повисаю на нем. – Это совсем не имеет значения.
- Ты со мной как с маленьким разговариваешь, - обиженно замечает он.
- Скорее уговариваю. Это, кстати, твоя обязанность! – я тыкаю пальцем ему в грудь и улыбаюсь. Он подхватывает мой настрой и прижимается к губам в поцелуе.
Руки. Губы. Языки. Все сплетается и соединяется в едином порыве. Его пальцы аккуратно и неловко снимают мою футболку. Я тянусь к пуговице его джинсов, и через какое-то время справляюсь и с ней, и с молнией.
Он напряжен. Взволнован. Охвачен желанием. Мы опять оказываемся у стены. Эдвард снимает всю мою одежду и замирает в восторге. От его восхищенного взгляда огонь во мне начинает пылать с большей силой. Я притягиваю его к себе, прижимаясь губами к шее и крепко сжимая плечи.
Он подхватывает меня на руки. Мои ноги обвиты вокруг его бедер. Спина ощущает твердость дерева, грудь – жар его тела.
Один толчок. Второй. Третий. Впиваюсь отросшими ногтями в его плечи. Он тяжело дышит. Стена царапает мне спину, и я расцениваю это как месть за мои ногти на его плечах. Он тянет мою нижнюю губу, чуть укусив ее. Наши тела уже потные от движений, напряженные как струна. Он смотрит на меня. С нежностью и страстью одновременно. Смотрит, не отводя глаз, проверяет на прочность. Я знаю, он любит меня.
Резко. Жадно. Необузданно. Каждое его новое движение сопровождается волной желания. Он тяжело дышит. Я ловлю ртом мочку его уха и играю с ней. Трусь щекой о его щетину, что вызывает в моем теле бурный восторг.
Один толчок. Второй. Третий. С его губ срывается стон наслаждения. Глаза прикрываются. Он отрывает меня от стенки и несет к кровати. Теперь моя спина прижата к белому хлопковому одеялу. Я чувствую пустоту. Он уже не так близко, как раньше.
Чувствую поцелуй на губах. Многообещающий. Чувственный. Он водит руками по моему телу так, что я таю от восторга. Тяну его за волосы и мысленно молю о том, чтобы он не прекращал. Верчусь под ним, задевая его ноги. Прижимаю его к себе, чтобы чувствовать полноту ощущений. Кричу от обретения легкости и освобождения.
Он убирает мокрые волосы с моего лица и скатывается с меня, ложась рядом. Я чуть приподнимаюсь, чтобы он смог достать одеяло из-под меня, после чего плюхаюсь ему на грудь. Мои глаза закрыты. Я растворяюсь в блаженстве. Таю от подаренных им ощущений.
- Долго – это сколько? – очень тихо шепчу я, не переставая теребить пальцами волосы на его груди.
- Года три.
Я смотрю на его смущенное, но довольное лицо и снова прикрываю веки.
- Врешь и не краснеешь! – в шутку упрекаю я, и тут же продолжаю: - Зря ты боялся. Мне было очень хорошо.
Он обнимает мои оголенные многострадальные плечи и целует в макушку.
- Ты даже не представляешь, как мне было хорошо. Такого даже я описать не в состоянии на страницах своих книг.
- Но ты опишешь? – с энтузиазмом смотрю на него я. – Хотя бы в дневнике? Я хочу остаться в твоей памяти.
Он морщит лоб и качает головой.
- Не собираюсь этим ни с кем делиться. Даже с листком бумаги. Это только мои воспоминания.

Жарко. Душно. Неуютно. Просыпаюсь от потрясающего аромата свежего хлеба. Слышу, как в печи горят, потрескивая, дрова. Эдварда уже нет рядом. Мои вещи аккуратно сложены на табуретке, стоящей рядом с кроватью. Заботливый. Ухмыляюсь, натягиваю джинсы и майку и отправляюсь на улицу.
Утро. Свежесть. Легкое дуновение ветерка с моря. В воздухе ощущается примесь соли. Сейчас бы окунуться в морскую пучину и насладиться ее дарами. Но все еще слишком холодно, можно простудиться.
Я бреду к морю и смотрю в даль. Хорошо. Спокойно. Необычно. Мне нравится здесь. Мне нравится проводить время с Эдвардом. Мне нравится он сам. Тот человек, которого я раньше представляла, как автора интереснейших книг, начитанного, образованного, умного, оказался еще лучше. Он добрый, заботливый и понимающий. Как все гении немного странный и чудной. Но и это мне нравится.
- Ты чего проснулась так рано? – слышится голос из-за спины.
- Выспалась, - пожимаю плечами я, не сводя глаз с горизонта. Он встает за моей спиной и кладет мне руки на живот, крепко обнимая. Я трепещу. Разворачиваюсь и целую его в губы. Идеально.

Мы сидим на пляже и бросаем камешки в воду. Солнце сегодня особенно жалует это место. Меня манит море. Хочу в нем искупаться. Снимаю кеды, закатываю джинсы и решаю хотя бы намочить ноги до колен.
- Вода еще холодная, можешь простудиться, - заботливо напоминает Эдвард, но я игнорирую разумные советы и ступаю навстречу волнам. Одна из них нагоняет мои ступни и окутывает их ледяной прохладой. Я даже морщусь от неожиданности. – Я же говорил!
Эдвард самодовольно улыбается, распластавшись на камнях. Но я и не думаю сдаваться. Глубже захожу в воду и терплю холод, зная, что со временем станет привычно. Вода ласковая и нежная, она окутывает мои ноги заботливой пеленой и заметно бодрит. Интересно, что будет, если полностью окунуться?
- Хочу поплавать! – кричу я Эдварду.
- Нет уж. Слишком холодно. Поплаваешь в июле, - бросает он и, оглядывая мои ноги, добавляет: - Я сейчас схожу за полотенцем.
Я замираю на месте. В июле? До него же еще две недели. Он решил, что я остаюсь здесь?
Я осматриваюсь. Смотрю на дом, за дверью которого как раз скрывается Эдвард. Унылое, старое, непригодное для нормальной жизни строение. Смотрю на лес, шумящий под напором ветра. Вглядываюсь в даль моря. Оно очень привлекательно, но… Остаться жить тут? Среди глуши, без каких-либо современных средств существования. С милым рай и в шалаше. Так говорят? Только достаточно ли я сильна, чтобы изменить свою жизнь до такой степени? Что будет с нами дальше? Со мной?
Мои глаза бегают по окрестностям и не знают, за что именно им зацепиться. Я запускаю пальцы в волосы и выхожу из воды. Ноги гудят от холода, но мне все равно. Сажусь на землю и поджимаю под себя колени. Я не знаю, что будет дальше. И мне становится не по себе. Я не вижу нашего совместного будущего с Эдвардом. Не вижу.
- Белла! – окликает меня его приятный голос, выводя из раздумий. – Что-то случилось?
Он очень обеспокоен. На лбу снова видна та самая морщинка.
- Нет, все в порядке, - вру я, стараясь забыть про собственные крамольные мысли. Нельзя, чтобы еще и он погрузился в такое же отчаяние, как я.
Он садится напротив меня и заботливо вытирает мокрые ноги мягким полотенцем. Когда мои ноги сухие, я закутываюсь в его объятия и ловлю каждый размеренный стук его сердца.
- Спасибо, - шепчу я запоздало.

Раннее утро. Рассвет дня. Мне не спится. Всю ночь я потратила на мысли, а теперь лишь решаю, как правильно попрощаться. Об этом даже думать тошно!
Я долго не свожу глаз с Эдварда. Он крепко спит, словно сейчас глубокая ночь. Одна рука лежит на мне, другая под головой. Я бросаю взгляд на сумку со своими вещами. Вчера, пока Эдвард ходил за дровами, я незаметно упаковала все ее содержимое, приготовив к отъезду.
Переворачиваюсь на спину, и Эдвард возмущенно кряхтит.
- Я здесь, - провожу ладонью по его руке, и он снова крепко засыпает.
Я не смогу с ним попрощаться. Глядя на него, у меня замирает сердце от одной только мысли, что мне придется уехать. Но я не вижу других вариантов.
Встаю с постели и медленно надеваю джинсы и футболку. Растягивая время, аккуратно зашнуровываю кеды. Уйти незамеченной. Трусливо. Подло. Мерзко. Но иначе я не смогу.
Беру сумку и крадусь к двери. Вот и все. Я выйду и забуду о том, как мне было хорошо в этом доме. Зато у меня будет вполне реальное будущее. И сейчас расставание должно пройти менее болезненно, чем через месяц. Ведь мы все равно не подходим друг другу. Наши образы жизни несовместимы.
Пора прощаться. Я осматриваюсь. Обвожу глазами эту живописную местность. Замечаю, как сегодня неистово бушует море. Мне пора.
Тонкая тропинка, ведущая к остановке. Тяжелые ноги. Маленькая слезинка на лице. С каждым шагом я все дальше от места, где была счастлива. Но ближе к самой себе. Я знаю, что так правильно. И с каждым шагом я освобождаюсь от груза вины и обид. Так и должно быть. Ведь завтра знакомство с Эдвардом Калленом станет уже историей и приятным воспоминанием.
В воздухе еще ощущаю этот своеобразный запах. Хотя, скорее, мне уже мерещится. Нет, полынь – не запах его дома. Это его аромат. Его сущность. Его жизнь. Не моя.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/33-13472-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: fanfictionkonkurs (20.06.2013)
Просмотров: 4215 | Комментарии: 74


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 741 2 3 »
0
74 anuta7   (04.12.2017 21:59)
Странный рассказ. Героиня с самого начала поразила своей поверхностностью. Она приходит в дом к гению и начинает осуждаеть его образ жизни, небритость и манеры. Она же журналист, большинство великих писателей очень странные люди по меркам обывателей, иначе не рождались бы их незабываемые произведения.
Удивило как она недовольна , что он её описывает. Да это же прекрасно - быть прообразом героев! Я думала она ревнует из-за её мыслей, что мол он ВСЕХ героев списывал с живых людей (хотя он их что, придумывать должен?), а по её спокойному уходу видно, что это не ревность.
В общем, странная логика и разум.

0
73 Orhid1374   (01.07.2014 18:23)
Сожалею, что набрела на эту историю так поздно. Мне очень понравилось. Трогательно, просто, изящно. Браво, автор! smile

0
72 Лютиэн_Тинувиэль   (27.06.2014 14:03)
Как жаль, что она сбежала. cry

0
71 робокашка   (02.05.2014 15:00)
Уверена, что он за ней не пойдет. Если только сама надумает вернуться

0
70 Alice_Ad   (18.04.2014 16:11)
Спасибо за прекрасную историю: грустно немного, но похоже это "приключение" помогло Белле осознать собственную жизнь и понять что же хочет именно она. и по-моему этой истории продолжения не надо, этим она и хороша....

0
69 _Ежик   (06.11.2013 12:48)
Печально что она ушла от него...
Вот только представьте он решил искать ее и на ходит беременной (автор прости меня за мои мечты)

0
68 Heleno4ka   (14.09.2013 23:02)
сбежала все-таки sad спасибо

0
67 НастяП   (26.08.2013 17:15)
Спасибо за прекрасную историю. Очень хочется продолжения. Может он пересмотрит свои взгляды и поедет искать её ? Счастья надо добиваться, а не сидеть отшельником. Хотя в жизни не всегда бывает только счастливый конец. Автору успехов в творчестве.

0
66 Solt   (17.07.2013 15:42)
Спасибо за Полынь.

+1
65 ^Lutik^   (10.07.2013 18:24)
Спасибо огромное автору. Мне очень понравилась ваша работа.
Начну с текста и слога - настолько легко читалось, что проглатывала целиком не спотыкаясь ни разу. Три коротких предложения в начале почти каждого абзаца четко очерчивали ситуацию, концентрировали внимание. Замечательный прием.Повествование ровное, слог приятный.
Что касается самого сюжета - я поверила. И я считаю, что именно так, как закончился рассказ, правильно. Белла изначально все окружающее воспринимала в штыки, все померкло немного когда появилась влюбленность, интерес к человеку, а еще и приятное оттенение природы. Но такими впечатлениями можно наслаждаться не долго. В конце концов вернется свое восприятие окружающего, и человек рядом начнет тяготить. С ним будет хорошо в постели, и только. Но жить в том уединенном от людей месте она не сможет. И начнутся проблемы. Белла сильная, трезво оценивающая ситуацию девушка. Она все правильно оценила, правильно расставила приоритеты. Я рада, что закончилось именно так, а не иначе. В долгие зимние вечера каждый из них будет с теплотой воспринимать это приключение, а останься они вместе, так расстались бы никак не друзьями, с тяжелой душевной раной. А так... Легкая романтика, добавившая закорючку в узор жизни каждого из героев.
Еще раз спасибо. Удачи в конкурсе, достойный рассказ.

-2
64 pnina   (10.07.2013 17:26)
Цитата (Хилма)
Вы пришли на форум..."
А я как же на форум пришла? Ногами же приходят, а я задницей сижу...
Или:
И насчет моего имени))) никакой загадки))в переводе с ИВРИТА - "жемчужина".
1. ИВРИТА - это аббревиатура такая, что все буквы заглавные?
2. ИВРИТА не изучала, поэтому - да, загадка.

Автор же не школьный учебник опубликовала, чего так громить то её.

насчет задницы... ок, будем считать, что вы попытались показать, как можно придираться к мелочам. И да, вы на форум не пришли, вы на нем сразу сидели)))
Изначально.
В слове ИВРИТ все буквы заглавные, чтобы вы лучше увидели.
И рада, что теперь одной загадкой для вас меньше))).

+1
63 ღЧеширикღ   (10.07.2013 12:25)
Она все-таки сбежала... не могу ее судить, потому что не знаю как сама бы поступила в этой ситуации...
Огромное спасибо автору за эту историю... очень сильно написано, эмоции после прочтения переполняют!
Удачи на конкурсе!

+2
61 kotЯ   (10.07.2013 01:00)
Сбежала.С каким страхом она всматривалась в его лачугу и ужасалась перспективе остаться здесь.Он для неё хорош ,лишь, пока рядом других нет.Эх,прости меня дорогой автор, так чудесно всё сотворивший.Я растроена её поступком,а значит вам всё удалось , раз так принимаю близко к сердцу.

+2
60 Fleur_De_Lys   (09.07.2013 21:25)
Что-то меня в тоску завела эта история. Причем, я почувствовала эту грусть с самого начала и она меня не покидала до самой концовки. Думаю, это потому, что почти сразу мне стало ясно, что Белла не останется с Эдвардом. Для нее такой образ жизни совершенно не тот, о котором она мечтает и который примет, что по сути, она сама и озвучила себе тогда, когда поняла, что Эдвард надеется на то, что она не уедет... Все так хорошо у них пошло, Эдвард оттаял, раскрылся перед ней... что же он теперь почувствует, когда поймет, что Белла уехала?,,,
Ведь по сути, она испугалась, где-то перестраховалась, и предала немного его веру и доверие. Печально....
Автору спасибо и удачи.

+1
59 Иринет   (09.07.2013 21:08)
Во занудство-то! Стулья пересчитали, устойчивые обороты раскритиковали, финал забраковали. А всё почему - нету удовлетворения от счастливого конца. Да не парьтесь, она вернётся! И будет всё классно!

-8
58 pnina   (09.07.2013 18:05)
Цитата (Хилма)
57 Хилма  


Вы пришли на форум с репутацией 1000? И с миллионом наград?)))
То есть вы не допускаете, что человек, который только появился на форуме может начать читать конкурсные фики и ему о...ужас... может что-то не понравиться. Или если в репутации меньше полусотни, позволено выражать только восторг?
И насчет моего имени))) никакой загадки))в переводе с ИВРИТА - "жемчужина".

+3
62 Хилма   (10.07.2013 08:55)
Да ну нет. Ничего такого. Просто замечания забавные. Таких можно наковырять вагон с тележкой. До абсурда. Ну к примеру:

"Вы пришли на форум..."
А я как же на форум пришла? Ногами же приходят, а я задницей сижу... surprised
Или:
И насчет моего имени))) никакой загадки))в переводе с ИВРИТА - "жемчужина".
1. ИВРИТА - это аббревиатура такая, что все буквы заглавные?
2. ИВРИТА не изучала, поэтому - да, загадка.

Автор же не школьный учебник опубликовала, чего так громить то её.

+5
57 Хилма   (09.07.2013 08:29)
А мне не резало ни глаз, ни ухо. За словами я видела образы, картинки, эмоции. Когда цепляет история, слов не замечаешь, они видны, тогда когда истории нет.

+2
56 FoxyFry   (09.07.2013 00:00)
Шикарная работа. Невероятные образы главных героев. Читала с замиранием сердца. Как же я люблю подобные истории. Но, автор, концовка здесь чужая, как уже подметили другие. Не вяжется с образом Беллы. Самим фанфом и словами Эдварда вы нам подтвердили, что она не такая, как все эти "земные": ей понравилось жить там, с ним, она понимала и принимала его. С ее стороны очень подло сбежать, не попрощавшись, ни объяснившись. Я могу еще списать ее поведение на то, что ей просто стало страшно. Но тогда напрашивается продолжение, где она просто обязана одуматься.
И да, автор, это не намек, это просьба wink
Спасибо за потрясающую историю!

+1
55 Inwardness   (08.07.2013 17:45)
Ах, какая же была задумка...
Очень красивая с точки зрения сюжета история. Неплохая, в общем и целом, по стилю повествования. Но я спотыкалась. Постоянно. Видение и слова/мысли Беллы расходились с показанным вами, автор, Эдвардом в действиях. Если вы пишите о чувстве юмора, показывайте его и т.д.
История с точки зрения логики и плавности не доведена до ума, на мой взгляд.
Много наивности местами, местами слишком мало реалистичности.

И нет, конец для меня такой неприемлем, простите. Я просто обожаю драмы, но не надуманные. А тут для меня конец не стал следствием всего вышеизложенного. Вы им перечеркнули созданный образ героини.

А за историю спасибо. И удачи.

+1
54 marik1001   (07.07.2013 09:16)
спасибо огромное! история захватывающая!!! в фаворитах! единственное-до конца надеялась на счастливый конец! cry

+1
53 Sunny   (06.07.2013 00:45)
спасибо за историю!грустный финал sad

+1
52 Мария84   (05.07.2013 13:10)
Спасибо за участие в конкурсе.
Довольно реалистичная история, с жестокой концовкой. Уверена Эдвард не простит Беллу за уход, а Белла постоянно будет думать о том почему не смогла остаться и зачем ушла. Может Эдвард приедет к ней в город, но тут нам остается только гадать.
Удачи на конкурсе.

0
51 pnina   (05.07.2013 02:43)
Концовка порадовала. Весьма реалистично и жестко. Автору респект.

0
50 pnina   (05.07.2013 02:34)
Цитата (Текст статьи)
Усмехнувшись, я беру камешек и бросаю его в приближающуюся волну. Отпрыгнув три раза, он погрязает в морской пучине.


погряз в пучине??? то есть она была грязной? аяяй, плохо же Эд следит за морем)) а ведь его приставили природу охранять)))
Цитата (Текст статьи)
Сидя на своем любимом стуле, он, откинувшись на спинку, немного сгорблен. Одна рука свисает со стола, в то время как другая очень быстро бегает по белому листу.


с трудом представила все это. Хочу уточнить, предполагается все же, что в бегающей руке у него какой-то пишущий инструмент или у него пальцы пишут?
biggrin

Цитата (Текст статьи)
Можно узнать, что вы пишите? – собрав всю свою наглость, спрашиваю я.


думаю все же "набравшись наглости" наглость не собирают))) она не ягоды)

Цитата (Текст статьи)
Я встаю с кровати и подхожу к нему, присаживаясь на стул напротив.


стулья множатся с невероятной быстротой, тот же любимый был единственным, или Эдвард сколотил еще, стерев при этом руки?)))
biggrin

Цитата (Текст статьи)
Они просто написаны с реальных людей!


скорее описывают реальных людей или списаны с реальных людей

0
49 pnina   (05.07.2013 02:24)
Цитата (Текст статьи)
Для начала расскажу всем правду о грубом писателе-отшельнике, не знающем вежливости,


если упомянуто, что он грубый, то к чему уточнение, что он невежлив. Кроме того вежливость невозможно знать. Правильнее было бы написать "не знающий что такое вежливость"

Цитата (Текст статьи)
Жар оковывает щеки: теперь они горят.

сковывает мороз. жар охватывает.

Цитата (Текст статьи)
- Почему у тебя такие потертые руки? – выдыхаю я.


ну не могу удержаться
biggrin этот вопрос она задает мужчине, который ведет отшельнический образ жизни? Как-то ну уж очень пошло звучит))) в данном контексте)))

0
48 pnina   (05.07.2013 02:11)
Цитата (Текст статьи)
Вам бы жить в шикарном доме, познавая новые азы творчества, изучая новые направления. В


то есть бывают старые азы??? И вообще это она маститому известному читателю советует познавать азы? И почему для того, чтобы изучать новые направления в творчестве он должен жить в шикарном доме? Это как-то влияет на талант? То есть по определению: чем шикарней дом, тем лучше писатель пишет?

biggrin biggrin

Цитата (Текст статьи)
Себе он приносит, видимо, порцию того же самого и садится на свой любимый стул.


то есть ей сложно различить что у него на тарелке?
Она не до конца уверена такой же это картофель? Та ли это рыба? может у него кусок пожирнее? Или сорт картофеля другой?

biggrin

Цитата (Текст статьи)
Но вы мне уже несколько раз на это недвусмысленно намекнули, - я съедаю весь картофель и громко стучу вилкой по глиняной посудине.

стучит зачем? добавки просит?

Цитата (Текст статьи)
Оно играет лучами по деревянным стенам,


скорее на деревянных стенах

0
47 pnina   (04.07.2013 23:15)
Цитата (Текст статьи)
Он подходит к столу, быстро освобождает от бумаг небольшой уголок, снимает какие-то огромные папки со стула и снова возвращается к печи.


вообще-то стул вроде как был единственным свободным местом в хижине, она даже сумку пыталась на него водрузить, а теперь там уже папки, да еще и не одна?
biggrin

0
46 ღSolarღ   (04.07.2013 21:19)
Большое спасибо автору за работу!
Очень понравилась история легко прочитала ее. Концовка, правда, не очень понравилась. Мне она показалась какой-то чужой. Просто был такой резкий скачок с такой романтичной ноты к тому, что Белла принимает решение уйти от Эдварда. Я на него как-то не успела даже толком настроится. На самом деле мне Белла показалась большой трусихой. Мне кажется, что не побойся она с ним поговорить, они смогли бы найти комфортный способ сосуществования. Не знаю, вот как-то не хочется верить в плохой финал в этой истории. В целом мне понравилось, как написана работа были, конечно, некоторые шероховатости, но я их не замечала и полностью прониклась повествованием.
Удачи вам на конкурсе!
smile

0
45 pnina   (04.07.2013 21:01)
Цитата (Текст статьи)
Уж лучше умереть здесь, на холоде, под лелеющими порывами ветра, продувающими насквозь.


лелеющие порывы ветра? советую погуглить смысл слова "лелеющий" )))

Цитата (Текст статьи)
Я туда не пойду, - зуб уже с трудом попадает на зуб. Но упрямство у меня явно в крови.
- Оставьте эти предрассудки и успокойте гордыню.


Ну мне еще понятно почему гордыня, а причем тут предрасудки?


Цитата (Текст статьи)
Вы читали мои романы? – кажется, в его безразличном голосе мелькают нотки удивления. Прогресс, не иначе.


прогресс для кого?? Он раньше знал эту девушку? В чем прогресс то?

а и дальше он говорит о человеке, которого видел полчаса в жизни

Цитата (Текст статьи)
Да. Не думал, что похожие на вас барышни читают подобную литературу.
- Какие такие барышни? – я готовлюсь услышать порцию гадостей. Он отходит от плиты и встает напротив меня, вытирая испачканные руки о какую-то грязную тряпку.
- Неспособные на существование вне реальности этого мира. Вы типичная земная. Делаете карьеру, оставляя саму жизнь на потом. Говорите, книжки мои читали? Тут уже двуличностью попахивает.


боже, за что же он ее так "ТИПИЧНАЯ ЗЕМНАЯ" это оскорбление:))

0
44 pnina   (04.07.2013 20:22)
Цитата (Текст статьи)
Но страстное желание увидеть Каллена и отдохнуть оставляет принципы и этикет в стороне.


желание оставляет или все же заставляет оставить?)))
Цитата (Текст статьи)
Здесь мало мебели, но из-за огромного количества ненужных предметов коморка кажется заполненной.

biggrin
во-первых кАморка, а во-вторых какими именно предметами? То есть если не мебелью, то чем?
Цитата (Текст статьи)
от вещей стулу, на который кладу свою тяжеленную сумку. ..
- Я осматриваюсь, но никакого другого места для своей обузы не нахожу.


обуза-это тягость, тягота, бремя, гнет, тяжкие обязанности, одолевающие житейские заботы. Но это слово употребляют либо по отношению к человеку либо в абстрактном смысле, но явно не по отношению к сумке. здесь уместней ИМХО было бы слово ноша.
Цитата (Текст статьи)
Я с ужасом смотрю на грязный ветхий пол и с отвращением представляю, какой пыльной моя сумка станет уже после секунды нахождения на этой отвратительной поверхности.

а как же...???
surprised
Цитата (Текст статьи)
Неопрятно, но не грязно.
surprised

и кстати:
Цитата (Текст статьи)
Влажно, но тепло. Неопрятно, но не грязно. Старая, но вполне уютная печь.Сплошные противоречия встречают меня в доме незнакомца.


а что если влажность противоречит теплу? Обычно она его сопровождает)) особенно возле моря.
И что старое бывает неуютным?Обычно как раз это тоже не противоречит одно другому.

1-30 31-60 61-69
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]