Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1630]
Мини-фанфики [2544]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [20]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4833]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2392]
Все люди [15132]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14333]
Альтернатива [9023]
СЛЭШ и НЦ [8972]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4352]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей июля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за август

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!

Каллены и незнакомка, или цена жизн
Эта история о девушке, которая находится на краю жизни, и о Калленах, которые мечтают о детях. Романтика. Мини. Закончен.

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Детства выпускной (Недотрога)
Карина выводила аккуратным почерком в тетради чужие стихи. Рисовала узоры на полях. Вздыхала. Сердечко ее подрагивало. Серые глаза Дениса Викторовича не давали спать по ночам. И, как любая девочка в нежном возрасте, она верила, что школьная любовь - навсегда. Особенно, когда ОН старше, умнее, лучше всех. А судьба-злодейка ухмылялась, ставила подножку... Новенький уже переступил порог класса...

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

Любовь. Ненависть. Свобода.
Когда-то она влюбилась в него. Когда-то она не понимала, что означают их встречи. Когда-то ей было на всё и всех наплевать, но теперь... Теперь она хочет все изменить и она это сделает.

Отверженная
Я шла под проливным дождём, не думая даже о том, что могу промокнуть и заболеть. Сейчас мне было плевать на себя, на свою жизнь и на всех окружающих. Меня отвергли, сделали больно, разрушили весь мир, который я выдумала. Тот мир, где были только я и он. И наше маленькое счастье, которое разбилось вдребезги.

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла



А вы знаете?

...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Что вы чаще всего делаете на TR?
1. Читаю фанфики
2. Читаю новости
3. Другое
4. Выкладываю свои произведения
5. Зависаю в чате
6. Болтаю во флуде
7. Играю в игры
Всего ответов: 7803
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Творчество по Сумеречной саге

Пока бьётся сердце

2019-9-18
3
0
Все тело скручивала, пронзала, изламывала сильнейшая боль. Вампир не мог даже застонать – горло перехватило судорогой. Каменный пол внезапно полыхнул обжигающим холодом, кожу будто взрезали тысячи ледяных лезвий. Вампир не слышал ни плачущую от ужаса темноволосую малышку, которая напрасно звала его, ни начавшегося в замке Вольтури переполоха. Мучительная боль была лишь слабым отголоском далекого момента обращения. Ни воспоминаний, ни страхов – звенящая пустота и сверкающее, раздирающее глаза солнце.
Прерывистый вздох и тишина. На лепном потолке расплывались серые тени рассвета. Смутные, почти забытые ощущения… Они накатывали тягучими волнами, втягивая в омут безнадежной тревоги. Вампир содрогнулся и приложил руку к груди. Под дрожащими пальцами мерно билось живое сердце.

В весеннем Форксе с утра прошел дождь. Пасмурное небо окутали ватные серые тучи, из которых сочилась холодная влага. Однако уже к полудню вымытый небосвод засиял чистой лазурью, и в распахнутые окна врывался юный майский ветер, перемешанный с терпкими ароматами зелени и радостным щебетом птиц. Карлайл, улыбаясь, вслух читал открытку от Элис, устроившей себе вместе с Джаспером очередной медовый месяц в Париже.
- Им придется следом отправить грузовой самолет, чтобы привезти из Франции все туфли и платья, что накупила Элис! – смеясь, Розали бросила на столик журнал и поднялась с кресла. – Пожалуй, пойду к Эсми в сад, помогу ей с цветами.
- А мама с папой скоро вернутся? – к Карлайлу подбежала запыхавшаяся, раскрасневшаяся Ренесми. – Хочу показать им, что я нарисовала!
- Они придут к вечеру, Несси. Удивительно красиво! – Карлайл коснулся изображенной на бумаге цветущей яблоневой ветки с поразительно живыми и нежными лепестками. – Ты настоящая художница, солнышко.
Его восторги прервались негромким стуком в дверь. Карлайл с Розали переглянулись.
- Человек, - недоуменно произнесла Розали, втянув носом воздух. – Наверное, опять прислали к тебе пациента из больницы. Могли бы не донимать тебя хотя бы в субботу!
Она распахнула дверь и, отшатнувшись, невольно вскрикнула. Карлайл мгновенно очутился у входа, готовый дать отпор, но тут же застыл в изумлении, пораженно взирая на гостя.
- Здравствуйте, друзья мои, - негромко произнес человек. – Вам незачем опасаться меня.
- Аро?!
- Полагаю, то, что от меня осталось.
Перед Карлайлом стоял не царственный вампир, а человек из плоти и крови. И в этом не было никакого сомнения. Аро выглядел блекло и устало, но его голова была по-прежнему гордо вскинута вверх.
- Позволите войти?
- Конечно, входи, - Карлайл отступил в сторону. - Но как такое возможно? – потрясенно спросил он, переведя растерянный взгляд на Розали. Та молчала, угрожающе замерев в дальнем углу комнаты и не сводя глаз с нежданного зловещего гостя.
- Аро! Здравствуй! – заметив старого знакомого, звонко воскликнула Несси, но тут же осеклась, взглянув на его изможденное лицо.
- Привет, Ренесми, - Аро приветливо улыбнулся ей. – Ты стала совсем взрослой красавицей, - добавил он, и Карлайл уловил скользнувшую в голосе нотку несвойственной горечи. Впрочем, все происходящее казалось слишком невероятным, чтобы быть правдой. Трехтысячелетний вампир снова стал человеком?.. Непостижимо, немыслимо!
- Ты выглядишь по-другому! А что с тобой случилось? – приблизившись к Аро, Ренесми доверчиво и сочувственно взяла его ладонь в свои.
- Кажется, я заболел, малышка.
- Ты его вылечишь? – она повернулась к Карлайлу, продолжая удерживать руку Аро в своих маленьких ладошках.
- Я попробую, Несси. Аро, думаю, нам лучше побеседовать в моем кабинете.

В комнате наверху едва ощутимо пахло лекарствами и пылью старых книг. Опустившись в кресло, Аро усмехнулся пристальному взгляду Карлайла.
- Какая ирония, не правда ли? Всего пару лет назад я был здесь, чтобы судить тебя и твою семью. А сегодня пришел просить тебя о помощи.
- Забыл спросить… - Карлайл слегка замялся, раздумывая. - Наверное, ты… голоден?
- Не волнуйся об этом, друг мой.
- Когда ты последний раз что-нибудь ел?
- Вчера… не помню. – Аро недовольно поморщился. Вопрос явно был ему неприятен.
- Тебе нужно питаться. Чтобы я попытался помочь, для начала ты не должен умереть от голода.
- Карлайл, ты видел, чем питаются современные люди? Это же невозможно есть! – Аро раздраженно взмахнул рукой, и этот капризный жест прежнего владыки вызвал невольную улыбку Карлайла.
- Просто не стоило начинать с еды в самолете, - судя по выражению лица Аро, похоже, Карлайл был прав в своей догадке. - Мы поговорим, а потом я принесу тебе что-нибудь поесть.
- А ты все так же упрям, - со вздохом произнес Аро, наклонив голову. В желтоватом свете ламп его кожа казалась совсем бледной и землистой, как у смертельно больного.
- Что произошло? – Карлайл взял его за руку, нащупав слабое биение пульса. Рука Аро была прохладной и, пожалуй, довольно жесткой, но не для вампира. Для человека. Однако нужно было сосредоточиться. – Кто-то сделал это с тобой?
- Моя дочь Лилит.
- У тебя есть дочь?!
- У меня была дочь, - сдержанное спокойствие и глухой гнев, с которым Аро выделил это слово, заставил Карлайла взглянуть ему в глаза. Уже не карминно-алые, а зеленые, с изумрудными искрами, они были по-прежнему завораживающе глубоки, но вокруг век залегли болезненные черные тени. - Ее мать обладала необычными способностями. Я надеялся, что дар перейдет к ребенку, но способности Лилит оказались иными - она могла возвращать жизнь. И, как оказалось, даже вампиру. Смертельный вирус жизни, - Аро невесело усмехнулся. - Мы не могли понять, почему ее матери удалось выжить при родах. Теперь я знаю – она не выжила. Лилит воскресила ее.
- И как она это делает… делала? – Карлайл не верил своим ушам. Казалось, после рождения Ренесми в мире уже не могло произойти ничего настолько же поразительного. Что за силой обладала малышка-дампир, способная вернуть жизнь, утраченную тысячелетия назад?..
- Она была привязана ко мне больше, чем к своей матери, - тихо произнес Аро. - Всегда бегала за мной хвостиком. Однажды Лилит расшалилась и играючи укусила меня. Я и подумать не мог, что крохотные зубки с такой легкостью пронзят кожу вампира! Боль. Забытье. И вот я… человек, - Аро помедлил, словно выговорить последнее слово далось ему с большим трудом.
- Тебя пытались обратить снова?
- Безусловно. Но это не помогло.
- Яд не подействовал?
- Пожалуй, стало только хуже, – Аро вытянул перед собой ладонь, разглядывая ее, словно видел впервые. – Теперь в моем теле не осталось ничего, что не источало бы боль.
- Это что-то немыслимое… - Карлайл приложил руку ко лбу, с силой потерев переносицу большим и указательным пальцами. - А что потом произошло с твоей дочерью?
Лицо Аро потемнело, но ни один мускул не дрогнул на нем.
- Кайус убил Лилит. И ее мать тоже. Я ведь не мог ему помешать.
- Как тебе удалось уйти?
- Меня никто не удерживал. Они избегали меня, словно я мог напустить на них заразу, – Аро коротко рассмеялся, будто находил это чрезвычайно забавным. - К тому же им было известно, что один за стенами замка я долго не протяну. Всегда достаточно желающих оторвать мне голову, - продолжил он с той же беспечной улыбкой.
Карлайл скрипнул зубами. Они его бросили. После всего, что он сделал для клана. Карлайл никогда не был слишком лестного мнения о Вольтури, однако нынешняя ситуация казалась ему мерзкой до отвращения. Древний король был изгнан, словно прокаженный. Каждый цепляется за свое существование…
- Я пойму, если ты не станешь помогать мне, - голос Аро был спокоен.
- Сейчас мы едем в больницу, - Карлайл встал, деликатно пропустив замечание Аро мимо ушей. - Нужно взять на анализ твою кровь. Возможно, в ней я найду какие-то ответы.

Смертельно хотелось спать. Эта забытая потребность почти приводила Аро в отчаяние, и он противился ей, как мог. Казалось, стены больничного кабинета смыкаются вокруг него, кружа и сводя с ума. Находиться здесь одному было совершенно невыносимо, и Аро вышел в узкий коридор. Он медленно шел вдоль палат и, свернув на лестницу, спустился в холл. Здесь было просторно и шумно. Люди беспрестанно сновали туда и сюда, словно в странном муравейнике. Прежде тщетность этой суеты вызвала бы у царственного владыки лишь снисходительную улыбку, но теперь он сам находился внутри этих извилистых ходов. Еврипид был безусловно прав. «Жизнь есть смерть, а смерть есть жизнь…»
У стеклянной перегородки громко спорили крепкий мужчина и молодая женщина в голубой рубашке и брюках. Вернее, на повышенных тонах говорил мужчина, а она негромко пыталась в чем-то его убедить, теребя тонкими пальцами висевший у нее на шее стетоскоп. Аро подошел почти вплотную, чтобы миновать их, но путь преградила каталка. Возле нее толпились люди, и ему пришлось остановиться у стены, невольно наблюдая за происходящим.
- Я жду уже второй час! – раздраженный мужчина нависал грозной глыбой.
- Я понимаю, но сегодня у нас много пациентов, вам придется подождать своей очереди, - заметив устремленный на нее взгляд, девушка обернулась и внимательно посмотрела на Аро. Коротко стриженые пепельные волосы, большие голубые глаза. В чертах лица какая-то неправильность, но для человека, пожалуй, она была даже красивой.
- Мне плохо, это вы понимаете?
Девушка вновь обернулась к своему разгневанному собеседнику.
- Я подойду к вам, как только освобожусь, - спокойно сказала она.
- Вам всем здесь плевать! – Размахнувшись, он яростно влепил девушке крепкую пощечину. Она ахнула, закрываясь ладонью, но удержалась на ногах. Мужчина замахнулся снова, но его рука оказалась властно перехвачена чуть ниже локтя.
- Не думаю, что ваше поведение что-либо ускорит.
- Пошел ты! – взбешенно рявкнул мужчина. Его увесистый кулак, метивший Аро в висок, так и не достиг своей цели. Тот уже и не помнил, как давно в одном из былых сражений он выполнял этот захват, но мышечная память сработала безукоризненно. Плечевой сустав хрустнул, словно переломленный тростник, и мужчина душераздирающе заорал от боли. Внезапно в зале приемного отделения наступила тишина, где-то раздался звон разбившейся бутылки. Тут кто-то нетерпеливо крикнул: «Работаем!..» - и вновь все закружились в пестром водовороте.
Скулящего дебошира оттаскивали охранники. Проводив его взглядом, медсестра улыбнулась Аро, прижимая салфетку к носу, из которого струилась кровь.
- Ничего, бывает и хуже, - с напускным безразличием произнесла она, с трудом сдерживая слезы. – Спасибо.
- Не за что. Я не жалую грубых плебеев.
- Ну вот, теперь у него на одну травму больше, и все равно ему придется ждать, пока я закончу с другими пациентами, - девушка поправила стетоскоп и пригладила растрепавшиеся волосы.
- Вы станете ему помогать?
- Ну да, он ведь в нашей больнице. Еще раз спасибо. Увидимся, - и она растворилась среди мелькающих фигур.

Вернувшись в кабинет Карлайла, Аро застал его там говорящим по телефону. Еще у дверей до него донеслись обрывки разговора:
- …что тиран, а в том, что я не могу иначе. Эдвард, я доктор все же. Вернусь домой, как только смогу. Поцелуй за меня Несси, - быстро договорил он и нажал на кнопку отбоя.
- У меня две новости, - по обыкновению негромко произнес Карлайл, садясь рядом с Аро. – Конечно, нужно сделать более точные анализы, но пока мне нечем тебя порадовать.
- Скажи как есть.
- В твоей крови очень много защитных клеток. Я думаю, это из-за укуса твоей дочери, и именно они не позволяют тебе снова стать вампиром. Что-то вроде иммунитета.
Аро кивнул.
- Твое тело не выдерживает новой жизни. Клетки уже начали разрушаться, и я ничего не могу с этим поделать. Ты умираешь, Аро.
Его золотистые глаза светились искренним сочувствием, и на мгновение Аро захотелось, чтобы все просто быстрее закончилось. Изламывающая тело боль вновь вырвалась из-под контроля рассудка, и Аро закусил губу, чтобы не застонать.
- Я могу облегчить боль, - тихо сказал Карлайл. – Позову Лизу, она поставит тебе капельницу.
- С престолами шутил, а умер от простуды, - меланхолично процитировал Аро. – Что ж, скоро мир избавится от жестокого тирана! – он улыбнулся и сложил ладони шатром, приставив кончики пальцев друг к другу.
- Ты знаешь, я не желаю тебе смерти.
- Знаю, мой человеколюбивый друг, - Аро глубоко вздохнул. – Так сколько мне осталось?.. О боги, я говорю совсем как человек!
- День или два. Мне жаль.
Карлайл слегка дотронулся до его руки и вышел, бесшумно притворив за собой дверь.
Значит, смерть. Если она и существовала для вампира, то должна была быть быстрой, от руки врага. Не здесь, в унизительном ее ожидании, в больничных стенах, среди беспомощных и презираемых им существ. Злая насмешка рока, воплощенная в бьющемся сердце. Каждый удар отмеряет падающие песчинки жизни. И когда опустеет сосуд в песочных часах… нет, это всего лишь ничтожные терзания слабого человеческого разума.
Аро встряхнул головой, отгоняя тягучую пелену сна, и будто сквозь дымку увидел приближающуюся к нему белокурую женщину с коротко стрижеными волосами.
- Вот мы и снова встретились, - она тепло улыбнулась ему. – Значит, это вы мистер Вольтури, новый пациент доктора Каллена.
- Можете называть меня Аро.
- Величественное имя… А меня зовут Лиза Амари, - ее тонкие пальцы быстро и как-то музыкально перебирали трубки системы для капельницы. На мгновение Аро показалось, что она играет на безмолвно поющей арфе.
- Вы итальянка?
- По отцу. Я родилась в Палермо. А вам приходилось бывать в Италии?
- Да, я жил там… некоторое время.
- Приятно познакомиться, - Лиза протянула Аро руку, но вместо рукопожатия он осторожно погладил по тылу ее хрупкой кисти, легко касаясь кончиками пальцев, чем привел девушку в замешательство.
- Ваши руки говорят о том, что так или иначе вы связаны с музыкой.
- Что ж, они вам почти не солгали. Когда-то я пела в миланской опере. Позвольте теперь вашу руку, чтобы я могла поставить вам капельницу. Ложитесь, пожалуйста.
Аро покорно повиновался, опустив голову на подушку и с непринужденным интересом разглядывая лицо склонившейся над ним девушки.
- Значит, вы были примой в Ла Скала?
- Ну что вы, я не была примой. Я пела в хоре, но потом потеряла голос.
- Мне жаль.
- Мне - нет. А вы чем занимаетесь?
- Последнюю неделю жду смерти.
Лиза понимающе кивнула.
- Непростое занятие. Но людям остается ждать смерти, начиная с самого рождения. Думаю, пока бьется сердце, стоит чем-то скрашивать это ожидание.
Она закрепила иглу полоской пластыря.
- Нажмите кнопку, если что-то понадобится. Я буду за стеной, в соседнем кабинете.
Боль начала отступать. Она отползала вглубь тела, как ночные тени укрываются по углам от рассветных лучей, чтобы к вечеру снова взять верх над тающим светом. Однако каждый вдох давался все труднее, и все плотнее окутывал липкий туман… Аро рывком сел на постели, тяжело дыша. Нет, только не здесь. Не прямо сейчас…
Он бесшумно выскользнул в пустой полутемный коридор. Все вокруг спали, только из-за двери соседнего кабинета выбивалась узкая полоска света. Заглянув туда, Аро увидел стоящую к нему спиной Лизу, которая, вдохновенно танцуя, складывала коробочки в высокий шкаф. Из наушников доносился современный танцевальный ритм, и ее гибкое тело удивительно гармонично двигалось в такт музыке. Аро невольно улыбнулся: до чего же нынешние танцы напоминают пляски на старых добрых сатурналиях. Однако лишь современные люди могут столь вдохновенно танцевать в одиночку.
- Зачем вы встали? – музыка оборвалась, и слегка смущенные голубые глаза сверкнули над заалевшими щеками. – Раствор не мог закончиться так быстро!
- Не хочу умереть с трубками в своем теле.
Ее взгляд смягчился, Лиза подошла ближе.
- Хотите винограда? – просто просила она.
- Хочу.
Аро присел на подоконник, устремив взгляд в ночную полупрозрачную синеву, из которой доносились редкие переклики птиц. Вдоль аллей цвели яблони – словно белые облака расстилались внизу, укрытые сумрачным покрывалом ночи. Лиза устроилась рядом, протянув Аро тарелку с янтарными ягодами. Он сразу вспомнил этот давно забытый вкус сочной мякоти, душистой и упоительно-сладкой, словно ветер древних южных краев.
- Там, на Рейне, сложите вы мне у самой воды костер! Ярким снопом пламя взлетит… - Лиза тихонько пела, глядя на плещущийся за окном листок на хрупкой ветке. - Всегда мечтала об арии Брунгильды, - смущенно сказала она, закончив куплет.
- У тебя чудесный голос, la cantante. Жаль, что я не смогу услышать его в «Гибели богов».
- Боги умирают, и в мир людей возвращается справедливость и счастье… - медленно и задумчиво произнесла Лиза. – Только я в это не верю. Когда умирают боги, их место ничто не заполнит. Это как взять и содрать с неба звезды. Впрочем, люди уже сделали это – видишь, на небе нет ни одной. А ведь сегодня ясно.
Ей не был понятен его внезапно блеснувший взор, но еще необычнее было чувствовать, что он как никто способен понять ее слова. Лиза заглянула в глаза Аро, и он позволил проникнуть в их изумрудную глубину. Она окунулась в безбрежную соленую тоску и страстную жажду жизни. В груди теснило, словно ей действительно не хватало воздуха, но Лиза спохватилась лишь тогда, когда вдруг осознала, что не отводит своего взгляда до неприличия долго. Что-то странное, даже пугающее было в этом человеке… а может быть, в ней самой?..
Внезапно Аро закашлялся. Лиза вложила ему в руку бумажный платок, опустив глаза. Каждый, кому приходится часто встречаться со смертью, со временем безошибочно определяет ее приближение. И сейчас она сидела рядом с ними на подоконнике, касаясь мужчины полами своего плаща.
Аро в смятении смотрел на алые пятна крови, которые медленно расплывались по белой салфетке. Лиза коснулась его плеча.
- Твое сердце бьется точно так же, как при рождении. Не нужно ждать, пока оно остановится. Живи. Заставляй его биться во что бы то ни стало!
Аро сжал в руке платок.
- Ты ведь не потеряла голос.
- Нет. Просто я была чертовой наркоманкой, - Лиза горько усмехнулась, исподлобья взглянув на Аро. – Когда в театре об этом узнали, меня с треском оттуда выгнали. А театр был для меня всем, я с детства почти жила там с отцом. Он играл на скрипке… У меня не было другого дома и другого дела. Потом я чуть не сдохла от передоза. Так что я была по ту сторону, среди тех, чьи сердца уже не бьются.
- Я тоже. И предпочел бы остаться там.
- Ты живешь везде, где бы ни находился. Почему бы не сейчас и не здесь?..
Едва касаясь, она провела пальцами по его щеке.
- Тебе нужно отдохнуть. Карлайл меня убьет, если узнает, что мы проболтали всю ночь. Хочешь, я побуду с тобой?
В ее взгляде не было сочувствия или жалости. Словно теплый ветер заплескался под голубым небом, овеяв своей ненавязчивой лаской. И Аро молча кивнул, полуприкрыв глаза. Прежде не приходилось думать, что смерть может прийти, когда он будет совсем один.
Свет тусклых ламп грузно наваливался на веки. Гранитное тело, казалось, обрушит кровать и даже продавит земную твердь, увлекаемое своей тяжестью в черную бездну. Из-под опущенных ресниц Аро были видны неспешные движения тонких рук Лиз, которая что-то крутила из марли. Воспаленное сознание явило ему мойру, плетущую нить его рока. Золотистая нить так тонка… как она держит невыносимо тяжелое тело?.. И вот она опускается все ниже, и его все глубже затягивает в тягучее забытье…
Удивительно, но там нет мрака – сеет лучами горячее солнце. Лиловые цветки вьюнка. Их цепкие плети густо обвивают руины мраморных колонн, стелятся ковром по земле. На самом верху обломка белого камня стоит черноволосая малышка, она держит у носа чашечку вьюнка, втягивает воздух и заразительно смеется.
- Смотри, смотри! – она взмахивает руками и вдруг оступается, испуганно вскрикнув.
- Дидима, осторожно!.. Я держу, держу тебя!
Худенькая рука напряглась, натянулась… Отчаянье в шоколадных глазах. Больше нет сил… Пронзительный крик откликается в сводах, и маленькая фигурка, стремительно скользнув вниз, исчезает в зеленых зарослях.
- Дидима!.. – сердце холодеет, но не от пыльного, давящего грудь камня. - Дидима, нет… - безнадежно шепчут искусанные в кровь губы.
Но сестренка вовсе не упала – она здесь, рядом. В ее алых глазах пляшут озорные огоньки. Взрослая, влюбленная, вечно юная Дидима. Она улыбается так счастливо, так безмятежно…
- Сестренка, я ведь не убил… тебя? – дыхание перехватывает, и вместо последнего слова лишь сдавленный хрип.
- Ну что ты, - ее голос журчит, баюкает. – Ты удержал меня, разве не помнишь?
- Да… да.
Отчего же ее волосы вспыхивают пламенем, а лицо чернеет, становясь обожженным углем? Дуновенье ветра – и пепел взмывает ввысь черной пылью.
- Тшшш… - ласковые руки обнимают, удерживают. Зачем они не дают прыгнуть вниз, вслед за сестрой?..
- Тише, это сон, тише… Все хорошо.
Аро медленно поднял веки. Холодный пот каплями стекал по вискам, сердце беспомощно трепыхалось, словно пойманный в капкан зверек. В предрассветной тиши за окном вдохновенно заливались птицы. Вместе со звуками и светом вернулась боль, вновь затопившая тело свинцовым огнем, будто каждую его клеточку раздробляли в пыль раскаленным молотом.
- Может, поспишь еще? Сейчас только пять утра, - хрупкие пальцы нежно погладили его по волосам.
Рука Лизы была прохладной, словно весенний дождь, и Аро безотчетно прижал ее к своей пылающей щеке.
- У тебя жар!
Лиза положила ему на высокий лоб вторую ладонь.
- Нужно поставить капельницу. Не отказывайся, пожалуйста.
- Я не чувствую ног.
В голубых глазах всплеснулся страх.
- Погоди, попробуй еще раз, попытайся сдвинуть левую ногу. И правую… Теперь сожми мою ладонь… сильнее! Так, сейчас второй рукой.
Аро покорно выполнял ее команды, не переставая улыбаться. Это как будто игра. Но она действительно встревожена, она волнуется за него. О боги, когда кому-то могло прийти в голову беспокоиться за него, Аро Вольтури?..
- Я схожу за доктором Калленом.

Карлайл был уже на пороге, когда Лиза ворвалась к нему в кабинет.
- Можешь сказать мне его диагноз? Что за секреты?
- Доброе утро, Лиза. Нет никаких секретов, диагноз уточняется. Я предполагаю, что у Аро гемобластоз.
- При раке крови у него отказали ноги?
- Даже так… Ему еще не делали томографию, но вполне могут обнаружиться метастазы в позвоночнике.
- Господи… - Лиза зажала рот ладонью. Ее лицо исказилось, она отвернулась к окну.
- Лиз… - Карлайл подошел к ней и обнял за плечи. – Иногда мы не можем помочь. Просто не можем.
- Надо хотя бы попытаться! Можно же перелить кровь, пересадить клетки! Потом провести облучение, назначить химиотерапию…
- Лиза, это не поможет. Подожди… перелить кровь? – Карлайл задумчиво потер лоб. – Конечно! Лиза, ты умница! Попробуем сделать переливание.
Он рванулся было к телефону, но тут же остановился и помрачнел.
– У Аро третья отрицательная. Редкая группа. Я звонил в банк крови десять минут назад, и точно знаю, что у нас такой нет.
Лиза торжествующе взглянула на него.
- У меня третья отрицательная.
- Все равно ему нужно не меньше четырех единиц.
- Возьмешь у меня. Все четыре. И не надо так на меня смотреть. Я просто…
Она шумно выдохнула и покачала головой. Да какая разница, что «просто»!
- Лиза, ты сама медсестра, и знаешь, что я могу взять у тебя не больше двух единиц. Даже это опасно. Сколько ты весишь?
- Сто пятьдесят фунтов.
- Не лги мне. Максимум сто тридцать.
- Мне что, самой нацедить?.. – Лиза испытывающе вскинула бровь.
- Лиза, я не стану этого делать! Если тебе хочется, чтобы я тебя убил, давай сделаем это в темном переулке.
Она рассмеялась, но тут же посерьезнела.
- Ты ведь все понял… - тихо сказала она, опустив глаза. – Я должна это сделать. Возьмешь у меня четыре единицы. И вольешь мне потом пару пинт физиологического.
- Аро прошел свой путь, Лиз, - Карлайл говорил негромко, но каждое слово отдавалось у нее в голове. - Ты даже не представляешь, насколько он был долог… и мучителен. И даже если Аро останется жив, вы никогда не будете вместе. Он вернется туда, откуда пришел. Потому что в этом его суть.
Лиза понимающе качнула головой, закусив губу.
- Тайный агент?..
- Вроде того.
- Ясно. Я буду готова через десять минут. Четыре пинты.
- Возьму три. Этого хватит, если добавить растворы. Но нет никакой гарантии, что Аро поможет твоя кровь. А тебе придется провести пару суток на капельницах.
- Ничего. Надо попытаться.

Тень на потолке доползла до середины и остановилась. Аро безучастно наблюдал за ней и даже не шевельнулся, когда вошел Карлайл.
- Я сделал повторный анализ крови - количество защитных клеток уменьшилось. Я не уверен, значит ли это, что у тебя снизился иммунитет к вампирскому яду, но… это возможно.
Аро перевел на него взгляд.
- Ты хочешь сказать, что теперь яд способен подействовать?
- Может быть, да, а может, и нет. Хочу попробовать перелить тебе кровь, тогда защитных клеток в твоей крови станет еще меньше. А потом ввести яд. Но если он не подействует, это сразу убьет тебя. Твой организм уже слишком слаб.
- Это убьет не меня, а тело слабого человека. Оно уже наполовину мертво. Сделай то, о чем говоришь.
- Хочу, чтобы ты знал, - Карлайл опустился на край кровати. – Лиза намерена отдать тебе свою кровь. У тебя редкая группа, у нас в больнице такой нет. Но у Лизы такая же.
Аро усмехнулся.
- Даже сейчас мне требуется чья-то кровь…
- Она требовала, чтобы я взял половину ее крови, но это убивает человека. Я возьму треть. И все же такая кровопотеря очень опасна для Лизы. Я отговаривал ее, но она так решила.
Карлайл встал.
- Начнем через полчаса. – Он дошел до двери и, обернувшись к Аро, который провожал его задумчивым взглядом, добавил:
- Люди не слабее нас, Аро. Особенно когда они кого-то… любят.

Лиза вошла через несколько минут и молча начала устанавливать капельницу. Аро безмолвно наблюдал за проворными движениями ее тонких кистей, и ему вновь казалось, будто она играет на беззвучной арфе.
- Тебе не стоит этого делать.
- Чего именно? – руки Лизы не прекращали своей работы.
- Если бы ты знала, что я такое, то не только не подарила свою кровь, но придушила бы меня поскорее.
- Мне не нужно ничего о тебе знать. Ты мой пациент.
- Ты отдаешь половину своей крови каждому, кого лечишь?..
Ее пальцы замерли на мгновение.
- Убью Карлайла, - бесстрастно произнесла она, чуть встряхнув непослушной челкой. – Послушай меня, - Лиза присела рядом с Аро, сжав его ладонь в своей. – У каждого свое место в мире. Если мне удастся помочь, значит, он ждет твоего возвращения.
Лиза наклонилась, нежно коснувшись мягкими губами виска Аро, и это невесомое касание заставило его вздрогнуть. Она тут же отстранилась, чтобы уйти, но Аро порывисто притянул ее к себе и крепко прильнул к приоткрытым губам. Задыхаясь, они ласкали друг друга, и в этом ненасытном поцелуе Аро тратил последние песчинки своей рассыпающейся жизни. Острое наслаждение сливалось в единое целое с нестерпимой болью, которой отдавалось каждое прикосновение. Но даже эта пытка казалась Аро упоительной до дрожи, когда влажный язык проводил по горячим губам, когда Лиза страстно и мучительно выдыхала его имя, вплетая тонкие пальцы в его шелковистые волосы. Изломанное, выжженное тело жаждало покоя, но разум отчаянно цеплялся за возможность сделать каждый вздох, казавшийся прежде таким ненужным.
- Нужно идти, - Лиза в последний раз коснулась уголка его губ. – Заставляй свое сердце биться, слышишь?..
- Так или иначе, ты больше не увидишь меня.
- Я знаю. Береги себя, где бы ты ни был.

Яркая вспышка боли, словно солнечный взрыв. Сердце встрепенулось, забилось, словно попавшая в силки птица.
Вздрогнуло… И навсегда умолкло.

Карлайл распахнул окно, и в комнату ворвался душистый ветер, перемешанный с дождевыми каплями и свежими ароматами юной зелени. Солнце таяло, и его последние лучи покидали землю, полны достоинства и сдержанной печали. Один торопливый лучик, проскользнувший через листву, рассыпался алмазами на коже вампира и запутался в его длинных черно-агатовых волосах.
- Она пошла бы за тобой на край мира. Но ей не стоит туда ходить.
Аро не отозвался на слова Карлайла, продолжая смотреть в окно, - туда, где над дымчатой кромкой гор плавилось багряное золото.
- Мы ведь оба знаем, куда ты теперь отправишься и что намерен делать. И Лизе там не место.
- Заботишься о спасении ее души, - бархатный голос Аро прозвучал чуть насмешливо. – Однако ты, конечно же, прав, друг мой.
- Сказать ей, что тебе пришлось уехать?
- Нет. Скажи Лизе правду. – Аро помедлил, не сразу ответив на вопросительный жест Карлайла. – Скажи ей, что мое сердце больше не бьется.

***
150 фунтов – 68 кг (130 фунтов – 59 кг)
Сатурналии – древнеримский праздник
«Гибель богов» - опера Вагнера.
1 единица крови – 1 пинта – 470 мл


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/58-11905-1
Категория: Творчество по Сумеречной саге | Добавил: Эске (06.09.2012) | Автор: Эске
Просмотров: 1950


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]