Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2668]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [77]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4835]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2401]
Все люди [15214]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14551]
Альтернатива [9059]
СЛЭШ и НЦ [9097]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4406]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 09-10.20

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Исключительный вкус
Высокомерный, популярный шеф-повар, британец Эдвард Каллен, произвёл неизгладимое впечатление на Беллу Свон, директора фирмы, обслуживающей банкеты, задолго до того, как каждый нашёл свой путь к успеху. Вооружившись кошкой и однажды коварно пошутив, Белла и подумать не могла, что повысит градус напряжения между ними.

Pink of perfection'
Джейн, Лисбон и команда получают новое дело, расследование которого приведет к неожиданным результатам. Опасность следует по пятам смогут ли они увернутся во время или кто-то пострадает?

Ищу бету
Начали новую историю и вам необходима бета? Не знаете, к кому обратиться, или стесняетесь — оставьте заявку в теме «Ищу бету».

Сделка с судьбой
Каждому из этих троих была уготована смерть. Однако высшие силы предложили им сделку – отсрочка гибельного конца в обмен на спасение чужой жизни. Чем обернется для каждого сделка с судьбой?

Безликий
Мало просто взять власть – нужно её удержать. А для этого хороши любые средства.

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

ТОЛЬКО МОЯ / MINE ALONE
Любовь вампира вечна. Но что, если Белла выбрала Джейкоба вместо Эдварда после «Затмения»? Эдвард медленно сходит с ума, после того как потерял Беллу, и сделает всё, чтобы вернуть её… ВСЁ.



А вы знаете?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какой персонаж из Волтури в "Новолунии" удался лучше других?
1. Джейн
2. Аро
3. Алек
4. Деметрий
5. Кайус
6. Феликс
7. Маркус
8. Хайди
Всего ответов: 9799
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


КОНКУРС МИНИ-ФИКОВ "ФАНФИКИАДА"



Дорогие друзья!
Представляем вам совершенно новый формат соревнований авторов в мастерстве, стиле и фантазии!

Тема для обсуждения здесь:

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ТЕМА


Главная » Статьи » Фанфикшн » Конкурсные работы

Пепел на ветру

2020-11-29
23
0
Название: Пепел на ветру

Категория: Собственные произведения
Номер обложки: 279-5
Бета:+
Жанр: Романтика. Элементы драмы.
Рейтинг: PG
Пейринг: Джоанна/Чейз
Саммари: Джоанна возвращается в Америку спустя семь лет после трагических событий, буквально заставивших ее покинуть родной дом, надеясь на перемены к лучшему. Однако быстро обнаруживает, что время не затянуло старые раны, а лишь засыпало их пеплом, который слетел от первого же дуновения ветра...




Самолет заходил на посадку. Под крылом еще расстилалась безбрежная морская гладь, но капитан уже сообщил о начале снижения в аэропорту Кеннеди. Поймав строгий взгляд стюардессы, я вынула из ушей капельки наушников, подняла в требуемое положение кресло и пристегнулась. Я не боялась летать, но именно сегодня меня било крупной нервной дрожью, ведь впервые за семь лет я пересекала Атлантику, направляясь домой. Обыденные действия успокаивали, позволяли взять себя в руки, не скатываясь в едва сдерживаемую истерику, поэтому я старалась сосредоточить внимание на привычных мелочах.

Я бы и в этот раз избежала возвращения, но сестра со свойственной ей бескомпромиссностью прибегла к шантажу, грозясь рассориться со мной окончательно. Мари-Энн и ее семья - мои единственные родственники, так что угроза возымела эффект, и через пару-тройку часов я готовилась переступить порог родительского дома.

Огромный «Боинг» махнул крылом и устремился к взлетной полосе. Теперь я отчетливо видела бесконечные ленты хайвеев, опутывающих Нью-Йорк и окрестности, яркие пятна осенней листвы лесов и парков, постепенно зажигающиеся огни большого города. На сердце потеплело - я скучала в разлуке, глупо было это отрицать, - но страх никуда не ушел.

Покончив с формальностями и получив багаж, я забрала арендованную заранее машину. Сестра предлагала встретить, но я отказалась, оттягивая еще на пару часов встречу с родственниками: хотелось побыть одной. Да и привыкла я иметь автомобиль под рукой.

Нью-Йорк встретил дождем и пробками, ничего не изменилось за эти годы. Потребовалось добрых полтора часа, чтобы выбраться на трассу, ведущую к Аллентауну, и еще почти два, чтобы достигнуть родного города. Впрочем, я не торопилась. Канун Хэллоуина, когда осень полностью вступала в свои права, забрасывая дороги листьями и поливая дождем, провоцируя устроиться с книгой у камина, закутавшись в теплый плед и взяв в руки кружку с глинтвейном, который потрясающе умела готовить сестра, был моим любимым временем года, и теперь я просто наслаждалась поездкой.

Успело стемнеть, когда я достигла знакомых с детства мест. Мягко светящиеся окна пробудили непрошенные воспоминания о счастливых временах, и я с трудом сдержала слезы, паркуя машину и преодолевая десяток ярдов мощеной дорожки, ведущей к двери, настолько сильны оказались нахлынувшие эмоции.

- Джоанна, наконец-то!

Полный радости ураган закружил меня, заставив выпустить из рук чемодан.

- Худая, как привидение, - меня рассматривали со всех сторон. - Волосы обрезала зачем-то. Вся такая... другая. Совсем. Взрослая! Я тебя бы и не узнала!

- Дорогая, если не прекратишь трясти сестру, она упадет от усталости в прихожей и на этом вечер закончится, - раздался полный иронии голос моего зятя. - Ни ужина, ни столь ожидаемых разговоров и новостей уже не будет.

Я благодарно улыбнулась мужчине поверх макушки сестры: Мэри-Энн была меня ниже на целую голову. Из-за спины Пола выглядывала старшая дочь, которую в последний раз я видела в годовалом возрасте. Наш старый дом изменился - это было заметно даже по прихожей, - но все-таки остался нашим, это я тоже почувствовала сразу. А еще радовало, что мою просьбу сестра, похоже, исполнила: гостей не было. Я боялась обратного, с призраками прошлого встречаться не хотелось.

Подарив жалких полчаса для того, чтобы переодеться и умыться с дороги, сестра усадила меня за стол, кормить и расспрашивать: о работе, друзьях-знакомых, поездках и планах. И, конечно же, о личной жизни. Мы контактировали по телефону и интернету, но живое общение - это совсем другое. Тем более здесь, дома. Наговориться было трудно, и мы то и дело перебивали друг друга, меняя темы.

- Нет, Мэри-Энн, замуж я не собираюсь, - покачала я в очередной раз головой. – Я занята исключительно архитектурой. В старушке-Европе с этим куда любопытнее. Хотя менее свободно. Реализовываю себя в творчестве, познаю новое, оставляю следы в веках.

- Ты всегда была одержима своей профессией, такой и осталась.

Сестра бросила на меня острый внимательный взгляд, но развивать тему моего возможного замужества не стала, за что я была ей благодарна. Слишком близок этот разговор был к установленному по умолчанию табу на вопросы о моем отъезде из Америки семь лет назад.

- Завтра утром доберемся до тетушки Салли, я обещала к ней тебя привезти, - сменила тему Мэри-Энн, решив поведать мне о планах на ближайшие дни. - Она редко выходит из дома, но еще бодра и весела. Вечером обещала заглянуть Джессика с мужем. У тебя какие-то есть дела в Штатах?

- Ты же знаешь - я приехала, исключительно уступая твоему натиску. На работе удивились, когда я впервые за последних года три, кажется, попросила отпуск.

- Значит, будешь отдыхать, - кивнула сестра. - В горы съездим. Когда ты в последний раз в лесу была?

- Нет, - нахмурилась я. - Туда я не поеду.

- Джоанна! - в мелодичном голосе Мэри-Энн зазвучало недовольство. - Ты же любила наш старый дом у озера. Пора перевернуть страницы прошлого. Сколько можно!

- Моя жизнь теперь в Европе, - я поднялась из кресла и подошла к окну, за которым шел проливной дождь. - Мне ни к чему ворошить эти воспоминания. Они давно утратили весь смысл.

- Ты... так и не забыла? Он...

- Нет, Мэри-Энн, - я резко обернулась. - Об этом мы говорить не будем. Прости, я пойду спать.

Чертыхнувшись про себя, я направилась на второй этаж. С сестрой ссориться не хотелось, но возвращаться к событиям прошлого - тем более. Сколько бы лет не минуло, любой разговор о них высыпал в открытую рану добрый фунт соли. Да и как можно было забыть о потере и брата, и возлюбленного за один единственный несчастный день? Время не лечило. Лишь засыпало пеплом, который слетал от малейшего неосторожного движения...

***

Алекс родился раньше меня на добрых полчаса и этим очень гордился. Папа радовался появлению на свет мальчика, и, хотя мы со старшей сестрой его вниманием никогда обделены не были, брат с самых малых лет оказался на особом положении.

С юности он увлекся гонками, буквально заболел ими. Любыми, но мечтой его были сражения, сведшие с ума добрую половину Америки - он хотел участвовать в соревнованиях Национальной Ассоциации гонок серийных автомобилей. Дэйл Эрнхардт, Ричард Петти, Билл Эллиот - на эти имена Алекс готов был молиться, мечтая, что в их ряду когда-нибудь появится и имя Александра Хилвера.

Лучший друг брата - Чейз - разделял его увлечения полностью. Мальчишки были неразлучны лет с трех, когда родители Чейза переехали в наш городок. С тех пор эти двое уже не расставались, мечтая и вместе воплощая мечты в жизнь.

Я большую часть времени проводила рядом с братом, поэтому поневоле была постоянно вовлечена в разговоры о гонках. Годам к пятнадцати в марках автомобилей я разбиралась лучше, чем в косметике, могла, проснувшись посреди ночи, перечислить лидеров трех дивизионов НАСКАР, а еще что-нибудь вспомнить об европейских чемпионатах до кучи. И, конечно, никогда не пропускала соревнований, если в них участвовали брат или его друг.

Денег, оставленных нам отцом, хватало на жизнь, на учебу, но не на гонки - мы никогда не были по-настоящему богаты. У Чейза в семье ситуация была аналогичной. Однако ребятам повезло - их заметили, не пропустив горящие азартом глаза, рано увидев, что талантом ни один, ни второй не обделены. И началась бесконечная круговерть: различные серии и трассы, разъезды по стране. Как Чейз и Алекс огорчались, что на знаменитый овал в Поконо до семнадцати лет никак нельзя было попасть в качестве участников! Они-то готовы были там гоняться и в пятнадцать, побеждая более взрослых противников.

Карьера ребят шла в гору. Долгие годы они умудрялись не ругаться, соперничая везде и всюду, и это удивляло многих. «Неразлучники» - так их называли дома. Под этим же именем их уже узнавали и в мире гонок.

Мне исполнилось семнадцать, когда я вдруг посмотрела на Чейза другими глазами: не как на лучшего друга брата и товарища по его увлечениям и играм, а как на привлекательного парня. Высокий, светловолосый, с серыми лучащимися глазами и обаятельной улыбкой, он всегда был предметом воздыхания для девчонок наравне с моим братом. Но я прозрела поздно. Впрочем, мы потом смеялись, что прозрение было взаимным: он во мне девушку тоже увидел далеко не сразу.

Мы наблюдали друг за другом. Появилось смущение при встречах, каждое касание вызывало волну дрожи и последующую неловкость. Наверное, шарахались бы друг от друга мы долго. Что именно происходило, понимали, наверное, уже все, но не мы. Но однажды, когда я в порыве радости бросилась Чейзу на шею, поздравляя с победой, он, вместо того чтобы просто обнять, впился в меня страстным поцелуем.

Следующие два с половиной года стали счастливейшими в моей жизни. Пусть мы виделись мало - он гонялся, я училась, - каждая встреча становилась праздником, наполненным ликованием и радостью. Мы знали друг друга, понимали с полуслова, чувствовали друг друга. Стали единым целым.

А потом все рухнуло.

Сначала Чейз впервые за много лет разругался с моим братом. И ни один из них не желал объяснять причин. «Неразлучники» перестали общаться, даже упоминать друг друга в разговорах, избегая старательно встреч. Причем если Алекс просто отмахивался, хотя я и видела в его глазах обиду, то Чейз вопросы встречал чуть ли не змеиным шипением. Так продолжалось около месяца, до очередного заезда в Поконо, в котором ребята принимали участие. Им обоим пророчили уже контракты в высшем дивизионе, они шли ноздря в ноздрю в младшем чемпионате. Эта гонка грозила стать решающей в дальнейшей карьере. К тому же, она была домашней для ребят, а к таким соревнованиям отношение всегда было особенным. Всем хотелось победить на глазах у семьи, близких друзей и знакомых.

Накануне вечером оба были взвинчены сверх всякой меры. Я случайно услышала, как они орали друг на друга на парковке. Слов разобрать не получалось, но злость отчетливо звучала в голосе Чейза, причиняя отчетливую боль мне - я не могла смириться с этой ссорой, пытаясь как-то разрешить ситуацию. Но на мои попытки расспросить о происходящем он снова лишь покачал головой, утверждая, что меня эта история не касается. Я не смирилась, однако замолчала, не желая накалять конфликт. Перед гонкой обоим пожелала удачи, обняв по очереди и прося о главном - не подвергать себя излишней опасности, все-таки трасса была очень сложной, тут люди калечились и гибли.

Ребята стартовали из первой десятки, поочередно вырывались в лидеры, все шло как обычно. На восемьдесят седьмом круге произошла очередная авария, после гонщики долго ездили за пейс-каром. А потом случился роковой рестарт. Я до сих пор не знала, что тогда произошло. Официальной версией было отсутствие чьей-либо вины - гоночный инцидент. Вот только факт остался фактом: именно Чейз спровоцировал большой завал, в ходе которого Алекс вошел на огромной скорости в бетонную стену.

Травмы оказались несовместимыми с жизнью. Врачи боролись две недели, только сердце не выдержало. Мы с Мэри-Энн остались без брата.

Чейз пытался со мной поговорить, но я отказывалась, виня его в произошедшем. В чем бы ни была причина размолвки, он отлично знал Алекса: тот был вспыльчив сверх меры, это было главной проблемой моего брата. Эмоции часто мешали ему думать, он был излишне импульсивен. А именно их с Чейзом ссора стала причиной неуравновешенного состояния брата, его необдуманных и более рисковых решений. Многие говорили про ту гонку: Алекс Хилвер рисковал больше, чем нужно, косвенно утверждая, что в смерти мой брат виноват сам. Я же винила Чейза.

Прошли похороны, и я поняла: надо что-то менять. Мэри-Энн к тому времени уже вышла замуж, мамы не было в живых. В Аллентауне меня ничего не держало. Мне повезло: я почти решилась бросить все и переехать на тихоокеанское побережье, когда поступило предложение продолжить учебу в Италии. Я ухватилась за него руками и ногами. Сестра пыталась остановить, убедить, что бегство - не выход, что мне надо поговорить с Чейзом, позволить ему все объяснить, но я никого слушать не желала. До сих пор не представляла, как можно жить без Алекса, а там, далеко, можно было просто думать, что он дома. А Чейз... его я просто вычеркнула из своей жизни, пусть и нанеся себе этим незаживающую рану.

В Европе жизнь оказалась настолько другой, что постепенно я хоть и не забыла, но забылась: смогла существовать. Сначала учеба, потом работа. Мне предлагали контракты, и я моталась по всему континенту, нередко выбираясь в Азию. Единственное, от чего я отказывалась - это от работы в Америке. И не бывала дома до этого самого вечера.

***

Я лежала без сна, глядя в потолок своей старой спальни, впервые за много лет прокручивая в голове события прошлого. Сестра, переделывая наш старый дом, оставила прежнюю комнату за мной, и это было и хорошо, и плохо. Слишком много тут оживало болезненных картин из прошлого. Но с этим местом были связаны и тепло маминых объятий, и похвалы отца, и улыбки любимого брата.

Еще больше воспоминаний было привязано к старому дому на озере в горах близ Поконо, поэтому туда я ехать не хотела, что бы ни говорила Мэри-Энн.

Теперь, когда стала старше, я осознала: Чейза стоило хотя бы выслушать. Алекс значил для него многое, и для его поведения могли быть весомые причины. Но тогда я просто не могла его видеть. Понимала: он скажет то, что я хочу услышать, и я сдамся. Кинусь в родные объятия. Такой поступок казался предательством по отношению к брату.

После смерти друга Чейз исполнил их общую мечту. Через год после похорон он вернулся в гонки, и уже несколько лет участвовал в кубке высшего дивизиона, завоевывая призы и победы. Его имя стало известно многим, серые глаза, светлые волосы и задорная улыбка мелькали на телевидении, на постерах и в сети. По нему вздыхали поклонницы. Вот только о личной жизни Чейза Аббервиля никто ничего не знал. Он не был женат, жил в Северной Каролине, где и остальные гонщики, коллекционировал автомобили - и все тут. Впрочем, он всегда был скрытным, его интересовали именно гонки, а не слава, поэтому подобная таинственность меня совершенно не удивляла.

Заснуть удалось под утро - прошлое вцепилось мертвой хваткой и не выпускало, - так что встала я поздно. И была благодарна Мэри-Энн за поднятую ею суету: мы ездили к друзьям и знакомым, гуляли, что-то обсуждали. В следующие несколько дней у меня просто не оставалось времени для депрессии и воспоминаний, я потерялась в круговерти новых впечатлений. До отъезда оставалась неделя, когда на вопрос о еще невыполненных планах сестра вдруг выложила на стол ключи от арендованного мной внедорожника и от нашего домика в горах.

- Вот, - указала она. - Это - твои планы. Хватит тянуть кота за хвост. Берешь машину и едешь на озеро. Я отправляюсь на работу, а ты - отдыхать на природу. От голода не помрешь, холодильник там не пустой, а мы к тебе приедем завтра к вечеру всей толпой на выходные.

- Мэри-Энн...

- Джоанна, тебе это необходимо, - покачала она головой. - Ты же хочешь туда попасть, я вижу. Всю неделю ты словно ждала от меня этого. Так езжай сама. Там тишина и покой. Оставь прошлое в покое. Я тоже любила брата, но езжу туда регулярно. Это просто воспоминания.

Я закусила губу и отвернулась: она была права, я хотела там побывать. Но для меня это были не просто воспоминания. Именно там мы впервые остались вдвоем с Чейзом. Там я прожила самые счастливые минуты своей жизни. Там все было пропитано нашими чувствами. И там же до сих пор, я уверена, была жива частичка Алекса - он тоже любил маленький домик на берегу озера.

- Иди одеваться, - поторопила меня Мэри-Энн. - Мне надо успеть в офис, иначе покусают, я и так там неделю не появлялась.

Она всегда умела меня продавить. И в этот раз получилось.

***

Мне не требовался навигатор. Эту дорогу я преодолела бы с закрытыми глазами и через двадцать лет. На север до восьмидесятой трассы, потом несколько миль на восток, свернуть на лесную дорогу и ехать до берега озера. В какой-то момент меня посетило малодушное желание снять гостиницу и приехать в наш дом только незадолго до сестры, но я его отбросила в сторону. Раз уж поддалась, следовало идти до конца. Да и присутствие родственников не сильно улучшит ситуацию.

Стояло лучшее время года. День выдался ярким и солнечным, листва, не успевшая облететь, радовала глаз всеми оттенками желтого и красного. Площадка перед домом была усыпана желудями - у воды рос огромный дуб. Когда-то еще детьми мы обожали лазать по его раскидистым веткам, срывая еще несозревшие плоды. Мальчишки кидались ими друг в друга, мы с сестрой пытались из них что-то клеить, и наши поделки до сих пор наверняка стояли на полках в гостиной...

Оставив машину, я прошла на длинный пирс и устроилась на краю, всматриваясь в безмятежную гладь озера и погружаясь в мысли. Сюда мы приехали после той гонки, когда Чейз впервые поцеловал меня по-настоящему, при всех. Именно здесь он признался, что любит меня, что не видит жизни ни с кем иным. И тогда я отчетливо поняла, что чувство взаимно.

Я просидела часа полтора, пока холод и туман, поднимающиеся от воды, все-таки не прогнали меня прочь. Старый дом мало изменился: сестра бережно хранила наследство родителей, так что здесь мне знакома была каждая вещь, каждый угол, каждая скрипнувшая половица. Моя комната и тут была сохранена в прежнем виде. И... комната Алекса. Я не хотела туда заходить, но не смогла иначе: ноги сами привели к приоткрытой двери.

Стены украшали плакаты - гонщики, машины, снова гонщики. Схемы трасс, чертежи деталей автомобилей. На стеллажах - стопки журналов и музыкальные диски. Музыка была нашим общим увлечением, вкусы совпадали. Я улыбнулась, вспомнив вечные разборки на тему того, что слушать в машине: любимый нами с Алексом тяжелый рок либо какой-нибудь очередной бойс-бэнд, которыми так увлекалась Мэри-Энн. Неудивительно, что диски стояли нетронутыми - сестру эта коллекция не заинтересовала, а меня не было...

Я вытащила один из альбомов «Металлики». Любимый экспонат - с автографами. Каким боем тогда мальчишки пробивались к сцене, как довольны были!

Внезапно из-за дисков выпало несколько листков. Машинально я подняла их и просмотрела, не сразу осознав, что именно попало мне в руки. Анализы, результаты исследований. Распечатки какой-то переписки, похоже, с врачом. Откуда это? Везде стояло имя брата, даты - за пару месяцев до его смерти. Но он же не болел ничем, я бы знала! Всегда хвастался своим здоровьем, ни на что никогда не жаловался.

Пришлось устроить сражение с едва теплившимся интернетом, чтобы разобраться с медицинскими терминами. А когда наконец разобралась, то ощутила, как подгибаются ноги, отказываясь держать меня. Оказалось, у брата были проблемы с сердцем. Выяснилось случайно - какое-то формальное обследование после ерундовой аварии на трассе. Редкое врожденное заболевание, которое внезапно начало прогрессировать. И которое должно было поставить вскоре крест на главной мечте Алекса. Жить с этим недугом было можно, но не гоняться... Любые физические нагрузки оказывались под запретом. Я зажмурилась и замотала головой из стороны в сторону. Нам бы сказали после его смерти! Впрочем, слушала ли я хоть кого-то тогда? Нет. И никогда сестру не расспрашивала об этом.

Там же обнаружилась записка с телефоном и адресом клиники в Нью-Йорке. Этот почерк я знала отлично - он принадлежал Чейзу. Я никогда ни с чьим бы не перепутала бы этот наклон, эту привычку тщательно и понятно выписывать каждую букву. Похоже, я наконец-то узнала причину ссоры лучших друзей. Я могла даже представить эту сцену: как Алекс заставлял Чейза молчать, как тот сопротивлялся до последнего, пытаясь убедить друга поступить разумно.

Листки разлетелись по полу, я тяжело опустилась на стул. Стремительно темнело, но я не могла даже пошевелиться, чтобы зажечь свет, пытаясь осознать изменившуюся реальность. И то, насколько я была виновата перед одним из трех самых дорогих людей в моей жизни...

Звонок мобильного заставил меня вздрогнуть всем телом.

- Джоанна, ты как там? - голос сестры был бодр, но в нем звучали нотки тревоги. Как похоже на Мэри-Энн - отправить меня сюда, считая, что так правильно, но все-таки волноваться!

- Скажи, ты знала про болезнь Алекса? - не смогла удержаться я от вопроса.

- Конечно, - ответила сестра. - Мне сообщили врачи после вскрытия. Я пыталась сказать тебе, но ты, наверное, не услышала... Джоанна, мне приехать?

- Нет, не надо, - отказалась я. - Все в порядке. Жду вас завтра. Спокойной ночи.

- Точно? Я дома, могу добраться за час максимум.

- Нет-нет. Все хорошо.

- Звони, если что, ладно? - тревога не пропала, но настаивать Мэри-Энн не стала. - Спокойной ночи. Мы приедем завтра как можно раньше.

Я кивнула машинально, завершая звонок, даже не осознавая, что сестра увидеть меня не может. Встала, подняла бумаги. Сложила их на столе. Вышла из комнаты брата. Во мне словно что-то сломалось - то, что заставляло действовать. То, что спровоцировало побег из дома, вынуждало постоянно куда-то спешить, учиться, работать. В один миг все потеряло смысл, осталась только одна мысль - о совершенной ошибке. И о погибшем, возможно, по собственному желанию брате. Мы были близнецами, мы были похожи. В том числе, в склонности к импульсивным, необдуманным поступкам. Которые и погубили нас обоих...

Всю ночь я просидела на диване в гостиной, пытаясь до конца принять и понять ситуацию. Пару раз вскакивала, поднималась в комнату брата, надеясь там отыскать что-то еще. Но, даже достав все диски и книги, не обнаружила никакой другой информации. Возможно, она была в личном планшете брата, но в комнате его не было - скорее всего, Алекс носил его с собой.

Лишь под утро я заставила себя встать, разжечь в камине огонь, сварить кофе. Есть не хотелось. Тревожные мысли, устав метаться, ушли из головы, оставив пустоту и осознание неисправимой ошибки. Что я могла теперь сделать? Просить прощения? Глупо. Пытаться наладить общение заново? Смешно. У него... своя жизнь. Возможно, там есть и любимая, и планы. И вмешиваться я не имела теперь никакого права. Я была сестрой его погибшего друга. И той, которая предала вместо того, чтобы поддержать.

Единственное, что я могла сделать, это закрыть дверь в прошлое и вернуться в Европу. Проступков не исправишь, упущенного времени не вернешь. И надеяться на что-то другое - глупо.

***

Почти весь следующий день я потратила, пытаясь привести себя в чувства, не желая напугать сестру. Для этого я выбралась на длинную прогулку по пересеченной местности, нарочно забираясь на высокие холмы. Мне нечасто удавалось за последнее время бывать на природе, и нагрузки были непривычными, помогая выветриться лишним мыслям из головы, поэтому четыре часа в лесу пошли на пользу. После я смогла даже поспать, так что к вечеру уже не напоминала траченное временем привидение.

Я сидела с книгой в кресле-качалке на открытой террасе, когда услышала шум подъезжающей машины. Наш дом стоял уединенно, соседей не было, потому можно было не сомневаться - едут сюда. Правда, для сестры было рановато, но она могла и пораньше вырваться. Меня данный факт обрадовал - вечера я боялась, опасаясь возвращения недобрых дум. Не желая идти за курткой, я закуталась в плед и спустилась со ступенек, направляясь за дом.

Вот только на стоянку заезжал не фольксваген сестры, а ярко-оранжевая тойота с рисунком по борту. Сердце дрогнуло и забилось со сбоями: я знала, кто когда-то мечтал о такой машине. И знала, что у этого человека теперь были возможности осуществить давнее желание. Отступив на шаг, я оперлась о стену, не смея поверить в происходящее, плед сполз с плеч и упал на землю.

Автомобиль же медленно вырулил на усыпанную гравием и опавшей листвой площадку, припарковавшись в дальнем углу. Именно там, где Чейз всегда оставлял свою машину, приезжая сюда. Дверь открылась, и водитель выбрался наружу.

Он мало изменился. Джинсы, черная футболка, легкая куртка - так он одевался и семь, и десять лет назад. Светлые волосы откинуты назад, открывая высокий лоб. Между бровями мрачная складка - когда-то я любила ее расправлять пальцами, прося не хмуриться. Глаза, казалось, стали еще светлее. Привычная легкая щетина - он всегда терпеть не мог бриться.

Не контролируя себя, я шагнула навстречу. Происходящее казалось сном, несбыточной мечтой, тем, что еще несколько часов назад было невозможным куда более чем мой полет на луну. Ответом на все мои мольбы.

Корень большой ели бросился под ноги незаметно, заставив меня споткнуться и почти упасть. Только вместо твердых камней меня встретили сильные мужские руки. Лица наши оказались совсем близко.

- Мэри-Энн все мне рассказала, - хрипло произнес он, пристально глядя мне в глаза. - И я решил, что не стоит упускать этого шанса. Кто знает, будет ли следующий?

- Прости меня, - пробормотала я, утыкаясь носом в его грудь и не в силах сдержать слезы. Я не плакала за эти годы ни разу, но сейчас, когда меня обнимали любимые руки, не могла остановиться. - Прости меня, я... не должна была уезжать так.

Он молчал, но объятия говорили больше слов. Чейз не оттолкнул, не прогнал. Просто обнимал нежно и осторожно, оберегая от всего мира. Так, словно не пролегли между нами эти годы.

- Главное, все закончилось, - произнес он, когда я наконец прекратила рыдать и подняла лицо от его промокшей насквозь футболки. - И никуда я тебя уже не отпущу.

Я кивнула, всхлипнув. Спорить в данном случае в мои планы совершенно не входило.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/350-38517-1
Категория: Конкурсные работы | Добавил: fanfictionkonkurs (09.11.2020)
Просмотров: 982 | Комментарии: 10


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Читаем конкурсные истории

Райская птичка


Добрые люди норовят проникнуть тебе в самое сердце.

Прогулка


Опавшая листва приятно шуршит под ногами, напевая песню, что от судьбы не убежишь.

Всего комментариев: 10
0
10 Танюш8883   (24.11.2020 14:02) [Материал]
Если бы люди придерживались простого правила, обсуждать все неясные моменты, жизнь была бы намного легче, но какой же скучной она была бы. Спасибо за историю о потерянном времени)

0
9 GiaMia   (15.11.2020 04:02) [Материал]
Ощущение, что прочитала полноценный любовный роман, пусть и в сокращенном виде. Конечно, жаль потраченного героями времени, жаль Алекса, не сумевшего справиться с эмоциями... Но теперь все будет хорошо, а хэппи энд, по-моему, в любовном жанре - первое дело.
Автор, спасибо за замечательную историю! Написано чудесно, взгляд не споткнулся ни разу. Удачи на конкурсе!

0
8 sova-1010   (12.11.2020 20:28) [Материал]
Алекс, конечно, поступил очень эгоистично, ничего не сказав сестрам про свою болезнь и уж тем более приняв такое решение. В результате два самых близких ему человека столько лет страдали. То, что Джоанна после трагедии не услышала объяснения сестры вполне понятно. Она не просто брата потеряла, а близнеца. Это как части себя лишиться. Можно только представить в каком она была отчаянье. Да еще и, с ее точки зрения, в трагедии был виноват любимый мужчина. Как она вообще в здравом рассудке то смогла остаться?...
Только вот мне кажется, что Мери-Энн должна была все это понимать и еще раз рассказать сестре о болезни Алекса, когда та немного пришла в себя. А не ждать 7 лет.
Спасибо за историю и удачи на конкурсе!

0
7 Валлери   (12.11.2020 16:54) [Материал]
Очень романтичная и теплая история получилась, приятно разбавила драмы 2 тура. Хорошо, что герои хотя бы спустя года смогли разобраться в ситуации, и повезло, что чувства все еще не угасли. Теперь у них есть шанс начать все сначала)) Хотя как они будут встречаться, если живут в разных местах, а главгерой еще и переезжает с места на место?))

0
6 робокашка   (12.11.2020 11:30) [Материал]
Разгадка трагедии была под носом, а Джоанна столько времени её отталкивала dry
За 7 лет они вполне могли измениться и стать абсолютно чужими. Конечно, хочется надеяться, что этого не произойдёт.
Спасибо и удачи в конкурсе!

0
5 FoxyFry   (11.11.2020 20:35) [Материал]
Вот всегда так - все проблемы от недоговоренности и недопонимания. Столько лет потеряли! Чувствуется, что автор очень уверенно себя чувствует во всей этой теме гонок - и это поразительно. Пришлось погуглить, что такое пейс-кар и зачем они нужны - приятно, что теперь знаю, такую деталь))
История отличная, но в конце оооочень стремительная, ну хотя бы на полстранички больше диалогов им дать. Семь лет все-таки прошло, а они поздороваться не успели и сразу обжиматься))
Спасибо и удачи на конкурсе!

0
4 kuznetsovavikadx   (11.11.2020 19:04) [Материал]
Спасибо за историю. Ну наконец-то! Спасибо автору за подарок в виде второго шанса для влюбленных.
Всю историю меня не оставляла теплиться надежда на светлое будущее у ГГ. Изначально я была на ее стороне. Потерять брата, точнее даже близнеца, это как потерять пол сердца, пол руки, пол ноги, короче половину себя. Но потом я подумала, что не может все так быть просто и одновременно сложно. Начала сомневаться в правильности решения, а после анализов брата полностью поняла. Я думала она помчится к Чейзу еще ночью просить прощения, а она просто хандрила. Хотя согласна с автором, а вдруг у него есть жена и дети или просто девушка. Ну когда он приехал.... в голове засияла табличка "и жили они долго и счастливо"
Спасибо автору и победы на конкурсе.

0
3 MissElen   (10.11.2020 17:17) [Материал]
Отличная история, грустная, но закончившаяся хорошо, с надеждой на счастье. Жаль только что герои так долго ждали - нет бы поговорить, все выяснить, а не молча страдать поодиночке...

Спасибо и удачи в конкурсе.

0
2 vsthem   (10.11.2020 12:49) [Материал]
Люблю такие истории. С ангстом, но светлой концовкой с надеждой на совместное будущее героев. Спасибо большое!

0
1 leverina   (10.11.2020 02:52) [Материал]
Ну... это было быстро.