Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1647]
Из жизни актеров [1616]
Мини-фанфики [2465]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [79]
Конкурсные работы (НЦ) [2]
Свободное творчество [4687]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2368]
Все люди [14918]
Отдельные персонажи [1454]
Наши переводы [14195]
Альтернатива [8954]
СЛЭШ и НЦ [8737]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4286]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [2]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Львица
Горячие новости
Топ новостей июля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (16 июня - 31 июля)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Литературные дуэли
Мы приглашаем вас к барьеру!
Вы можете вызвать на дуэль любого автора, новичка или мастера пера, анонимно или открыто, выбрав любой жанр или фандом - куда вас только не заведет фантазия. Сюжет - только на ваше усмотрение! Принять участие в дуэли может любой желающий.
Также мы ждем читателей! Хотите обсудить выложенные истории или предстоящие поединки? Тогда мы ждем вас здесь!

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Звездный путь, или То, что осталось за кадром
Обучение Джеймса Тибериуса Кирка в Академии Звездного Флота до момента назначения его капитаном «Энтерпрайза NCC-1701».

На грани с реальностью
Сборник альтернативних мини-переводов по Вселенной «Новолуния». Новые варианты развития жизни героев после расставания и многое другое на страничках форума.
В переводе от Shantanel

Второе дыхание
«Ну конечно. А ты что, старый придурок, всерьез поверил, что этой девочке нужна твоя дружба? Решил поиграть в заботливого папочку чужой взрослой дочери?» - жестко одернул себя Блэк. Он подождал, пока Несси, путаясь в связке ключей, откроет двери, а потом резко рванул прочь, запрещая себе оглядываться. 4 глава

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»

Грехи поколений
Это история об отце, который оскорбительно относится к своему сыну, и как Эдвард бунтует против Карлайла, попутно узнавая что же такое на самом деле любовь.

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла



А вы знаете?

...что теперь вам не обязательно самостоятельно подавать заявку на рекламу, вы можете доверить это нашему Рекламному агенству в ЭТОМ разделе.





А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый вами фильм 2014 года?
1. The Rover
2. Звёздная карта
3. Зильс-Мария
4. Camp X-Ray
Всего ответов: 246
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Конкурсные работы

Навсегда

2018-8-16
23
0
Название: Навсегда

Категория: Собственные произведения

Заявка: 23
Бета: +
Жанр: романтика, ангст
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Чарльз/Палома
Саммари: – Раз-два-три-пауза, раз-два-три-пауза, раз-два-три-пауза…
Ты шепчешь про себя, стараясь не сбиться с ритма, и легкий стук каблучков оглашает пустую студию, рождая воспоминания о музыке. О том, как когда-то, много лет назад, ты танцевала здесь.







– Раз-два-три-пауза, раз-два-три-пауза, раз-два-три-пауза…

Ты шепчешь почти про себя, стараясь не сбиться с ритма, и легкий стук каблучков оглашает пустую студию, рождая воспоминания о музыке. О том, как когда-то, много лет назад, ты танцевала здесь.

– Раз-два-три-четыре, раз-два-три-четыре, раз-два-три-четыре!

Голос миссис Бэрри, суровой преподавательницы, хозяйки студии, бесконечно считающей вслух, делающей ударение на разные доли в зависимости от того, что именно танцует пара, кажется, настолько въелся под кожу тогда, что и сейчас ты легко слышишь его. Иногда она начинала отстукивать ритм суковатой палкой – из-за давней травмы пожилой даме нередко приходилось даже ходить, используя опору, и этой палки боялись – и небезосновательно! – все ее ученики. Однако стоило миссис Бэрри разозлиться на нерадивых молодых танцоров по-настоящему, как годы покидали ее ноги, и она легко порхала по паркету, показывая движения. И тогда, замирая в немом восхищении, все видели летящий силуэт той, которая когда-то в паре с любимым супругом выиграла множество соревнований по бальным танцам. Студия на мгновение превращалась в огромный зал, охваченный музыкой и страстью, текущей по венам.

Миссис Бэрри была идеалом. Они молились на нее. Внимали каждому слову. Она умела зародить в каждом ученике, даже абсолютно равнодушном поначалу, огонь, благодаря которому ремесленник становился художником. Те, кто делал первые шаги под руководством Аделаиды Бэрри, если того хотел, достигал невероятных высот в спорте. Либо проникался музыкой, меняя свою жизнь навсегда, пусть и не связывая ее только с танцами, как и произошло когда-то с тобой.

– Раз-два-три-чача, раз-два-три-чача…

А сегодня ты пришла сюда в последний раз. Миссис Бэрри умерла прошлой зимой, а ее наследники приняли решение изменить судьбу этого места. Старое здание скоро снесут, на его месте возникнет небоскреб, с высоты которого будет виден весь Нью-Йорк, а небольшая студия навсегда канет в небытие, оставаясь в памяти только тех, кто познал здесь истинную суть танца.

Нечаянно узнав, – тебе попался на глаза на работе проект будущего строительства, – ты не могла не прийти и не проститься. Слишком многое случилось в этом месте. В том числе то, что так и не получилось забыть, какой бы насыщенной ни была последующая жизнь.

Ты помнишь вашу первую встречу, словно она случилась вчера. Тебе было почти шестнадцать, ему едва сравнялось восемнадцать. Сюда его направил врач: после тяжелого перелома ноги ее надо было разрабатывать, и танцы под руководством опытного наставника оказались отличным способом. На тот момент в Нью-Йорке миссис Бэрри однозначно была лучшей. Сказать больше – непревзойденной.

Высокий и худощавый, с короткими светлыми волосами и пронзительно-синими глазами, он смотрел на окружающих с едва скрытым презрением. Тем, которое формируется окружением с самого появления на свет, когда дети растут в более чем обеспеченных семьях и впитывают манеру родителей.

Не слишком престижный район – граница респектабельного Вест-Сайда и неблагополучного Гарлема, небольшая студия в старом доме. Молодые люди абсолютно разного достатка – со многими миссис Бэрри занималась бесплатно, почувствовав в них искру. Для «золотого» мальчика все вокруг выглядело странным и нелепым. Бейсбол, теннис и горные лыжи – да, это было привычно. Танцы же казались ему девичьим занятием, легкой прогулкой, незначительной нагрузкой и вообще глупостью, но ради спокойствия матери он согласился выполнить предписания семейного доктора. А миссис Аделаида Бэрри не давала частных уроков. Только на общем основании. Таков был ее незыблемый принцип. Так Чарльз Итэм оказался в небольшой студии на Коламбус авеню.

Накануне ты осталась без партнера – парнишку, с которым ты протанцевала три года, родители внезапно увезли из Нью-Йорка. Именно тогда, когда у вас начало многое получаться, и наконец-то зазвучали от миссис Аделаиды заветные слова похвалы. О, как ты была зла, передать невозможно!

Появление новенького энтузиазма не вызвало: тебе хотелось достичь высот, а не помогать надменному неуклюжему мальчишке, умудрившемуся переломать себе кости, смотрящему на окружающих словно на грязь под ногами. Ты считала себя уже опытной, его – зеленым новичком, не умеющим ничего.

Впрочем, в его глазах ты тоже подарком не была: дочь итальянца, приехавшего в Нью-Йорк в поисках хорошей жизни, и посвятившего себя любимой пиццерии и родственникам, которых вокруг скопилось немыслимое количество, ты выросла на улице и была частичкой окружающего безумного города. Мать твоя, испанка по происхождению, умерла рано, не успев объяснить единственной дочери, что такое быть девушкой, а не сорванцом, и ты не представляла себе тогда иной жизни.

Ты умела постоять за себя, зато абсолютно ничего не смыслила в косметике и нарядах. Ты отлично бегала, но не умела ходить на каблуках, когда того не требовал танец. В тебе не было ничего, что отличало привычных спутниц Чарльза: ни лоска, ни ухоженности, ни модных шмоток, на которые попросту никогда не хватало денег. Лишь копна темных вьющихся волос, симпатичное личико с огромными карими глазами, да длинные ноги, которые вечно служили предметом шуток острой на язык миссис Бэрри, когда ты очередной раз в них путалась. И ершистый, колючий характер. Унывать ты не научилась, зато злиться и язвить – запросто.

Женственность в тебе только просыпалась, и исключительно благодаря танцам. Стоило зазвучать музыке, ты становилась иной, словно итальянская и испанская кровь предков вскипала, заставляя страсть течь по венам, преображая тело и разум. Первое движение в такт – и цветок магнолии раскрывался, гадкий утенок становился прекрасным лебедем.

Первые шаги вам обоим дались непросто. Ты кипела негодованием, пусть и не находя в себе сил спорить с миссис Бэрри. Он – излучал протест, вообще не желая тратить время на эти глупости. Преподавательнице не раз приходилось стучать клюкой, причем не только по полу, заставляя вас обоих встать правильно и двигаться, как надо. Вы бесконечно препирались, язвили. Делом чести для тебя было оставить последнее слово за собой, а ему нравилось тебя задевать по поводу и без.

А потом все внезапно изменилось. Через пару месяцев мучений настал удивительный день, когда у вас получилось. Куда лучше, чем с твоим старым партнером, несравнимо лучше! Внезапно движения обрели плавность, в них зажглось пламя. Музыка становилась вами, а вы становились музыкой, и не осталось возможности для тебя не утонуть в отчаянной синеве его глаз, в которых лед растаял без следа, сменившись удивительным теплом, будившим в тебе нечто доселе неведомое. Страсть, поглотив танец, выплеснулась в жизнь полноводной рекой, снося все на своем пути.

Последующие месяцы прошли для тебя в тумане, полном счастья первого взаимного чувства, пока однажды на исходе лета он внезапно не сообщил, что более в танцах не нуждается: врач признал его здоровым. И значит, его ждет Англия и Оксфордский университет, где он давным-давно хотел учиться, к чему долго готовился и ждал приглашения.

Он что-то говорил еще, – даже слова о чувствах вроде бы звучали, он что-то обещал, – но ты не слышала. В ушах вместо музыки диссонансом звенел разбитый на мельчайшие осколки витраж, столь старательно тобой нарисованный за проведенные вместе с Чарльзом месяцы. Он рушился, обнажая неприглядную истину. Мечты оказались воздушным шариком, из которого резко удалили весь воздух. Ты сама себя ощущала таким шариком, пусть разумом и понимала, что ради тебя Чарльз не может и не должен жертвовать мечтой, а в Англии нет места тебе рядом с ним. Внезапно вся та разница между вами – блестящим юношей из благополучной, более чем обеспеченной семьи и дочерью иммигранта-итальянца, владельца маленькой пиццерии на границе Вест-Сайда и Гарлема, девчонкой-сорванцом, – снова обрушилась на тебя ледяным водопадом. Прервав его на полуслове, ты натянуто улыбнулась, попрощалась, пожелав удачи, и отправилась прочь, желая больше никогда не видеть Чарльза Итэма.

Ты расцеловала миссис Бэрри и никогда не переступала порог студии на Коламбус авеню до этого самого дня. А через несколько часов дня автобус увез тебя в Сан-Франциско, где жила одна из многочисленных родственниц отца, готовая тебя приютить. Никакие уговоры не действовали, решение было твердым и окончательным.

Пару раз отец пересылал письма, пришедшие из-за границы, но ты безжалостно выбрасывала их, не читая, совершенно не желая иметь ничего общего с прошлым. Последующие несколько лет в Нью-Йорке ты почти не бывала, ссылаясь на дороговизну билетов или загруженность делами.

Ты училась, со временем меняясь. Сломав прошлую жизнь, ты повзрослела за считанные дни и нашла в себе силы направить всю энергию в иное русло, выстраивая свою жизнь заново. Школа, колледж, институт. Престижная профессия архитектора-дизайнера, отличная работа, собственный дом в пригороде Сан-Франциско. Уже давным-давно осталась позади та несуразная девчонка, путающаяся в конечностях и движениях, воспоминания затянулись зыбкой тиной минувших лет, и даже боль притупилась. Ты утратила наивность и юношеский максимализм, и даже пару раз позволила себе пожалеть, что не выслушала толком когда-то Чарльза и выкинула письма. Попыталась найти информацию о нем в интернете. Ее было немного, во всяком случае, страничек в социальных сетях обнаружить не удалось, но имя Чарльза Итэма, адвоката, не так давно занявшего место старшего партнера юридической фирмы «Итэм и партнеры» вместо ушедшего на покой отца, мелькало в сводках деловых новостей. Судя по всему, он был более чем успешен и благополучен.

Теперь, когда тебе исполнилось тридцать пять, на многое ты могла посмотреть иначе. Ты простила ему былую обиду, смогла понять мотивы его поступка, но вот отпустить так и не смогла. Потому у тебя теперь было все – кроме личной жизни и танцев. Нет, ты не стала монашкой и не превратилась в синий чулок. Да и на вечеринках ты никогда не подпирала стенок. Были поклонники, были и любовники. Только чувств не было. Любовь осталась вся там, в страстных движениях румбы и пасодобля, в импровизациях аргентинского танго. В ярко-синих глазах и сильных руках, держащих тебя в объятиях.

– Раз-два-три-пауза. Пять-шесть-семь-пауза...

И вот ты впервые за много лет танцуешь по-настоящему. В этом месте удержаться невозможно, слишком сильны воспоминания. Музыка в тебе, ты – в музыке. Погружаешься в нее без остатка, она давно забытой страстью движется по твоим венам, заставляя кровь вскипать пузырьками игристого вина. И абсолютно неважно, что на тебе не алое платье, а обычные джинсы. Что вокруг пыльно и пусто, а музыка звучит лишь у тебя в мыслях. Ты вновь чувствуешь то, что зародила в тебе хозяйка этой студии, а до конца позволил прочувствовать он. Тот, который был далеким и неприступным, но стал ближе всех. Чей взгляд всегда обжигал тебя, но и укутывал негой, воплощая саму суть танца.

– Раз-два-три-пауза. Пять-шесть-семь-пауза...

Страстный ритм румбы поглощает тебя целиком, мир вокруг настолько растворяется, что ты не замечаешь, как скрипит открытая кем-то дверь. И останавливаешься только, когда твоему шепоту начинает вторить вслух мужской голос:

– Раз-два-три-пауза. Пять-шесть-семь-пауза...

Ты оборачиваешься и в косом луче заходящего солнца, проникающего сквозь пыльное окно, видишь его. Вы не встречались давным-давно, но не узнать того, кто раз за разом упрямо не желал покидать твои мысли почти двадцать лет, ты не можешь. Чарльз Итэм, и никто иной, стоит на пороге студии, по столь хорошо знакомой тебе привычке подпирая косяк спиной.

Ты жадно вглядываешься, отмечая изменения. Невероятно, но он стал еще выше – или ты стопталась? Ты много раз видела его у этой самой двери в точно такой позе, потому различие бросается в глаза. Определенно, плечи раздались, хотя худоба, свойственная ему много лет назад, никуда не делась. Волосы стали чуть длиннее, и теперь он носит их, отбросив с высокого лба наверх. Гладко выбритый подбородок стал чуть жестче, как и складка губ, в уголках которых притаилось что-то новое, чего тогда не было и не могло быть. И только синие глаза не утратили яркости и лукавства.

– Потанцуешь со мной, голубка? – протягивает он руку, называя тебя так, как когда-то в заветные минуты нежности, переводя твое имя с испанского. – Возможно, я многое забыл, но точно знаю: румбу танцуют вдвоем.

Завороженная, ты касаешься пальчиками широкой мужской ладони, ощущая, как электрический ток пробегает по венам. По мужским губам скользит мимолетная улыбка, и в следующий момент вы погружаетесь в иное измерение. Не остается ничего, кроме танца и мягкого голоса, напевающего ту мелодию, под которую когда-то впервые у вас все получилось.

– Ты невероятна была, – шепчет он, когда вы останавливаетесь. Его руки удерживают тебя рядом, а ты не можешь отыскать сил для шага в сторону. – А стала еще невероятнее. Правда.
– Откуда ты здесь? – с трудом справляясь с дрожью, спрашиваешь ты, не поднимая головы.
– Хотел увидеть тебя, – отвечает он, и ты слышишь улыбку. – Был уверен, что ты обязательно придешь проститься с этим местом. Следовало только дождаться.
– Дождаться? – уточняешь ты.
– Это был мой последний шанс, и я не должен был его упустить, – непонятно поясняет он, и вдруг начинает говорить быстро-быстро, напоминая себя прежнего, почти мальчишку, в моменты волнения: – Палома, пусть это прозвучит глупо, но я видел только что: ты не забыла. Я тоже не смог. Я много лет следил за тобой, не решаясь подойти. Слышал твое имя, читал об успехах. А когда ко мне обратились наследники миссис Аделаиды, попросил о помощи. Я верил – ты приедешь, если увидишь этот проект. Потому они обратились именно к твоим коллегам.
– Почему? – поднимаешь ты глаза. Его эмоции окатывают тебя горячей волной, лишая разума.
– Из-за тебя, – усмехается он. – Все просто. Я тогда не сразу понял, что потерял тебя. Что ты не слушала моих обещаний. Ты убежала, я надеялся отыскать тебя и объяснить все, но мне пришлось уехать для оформления документов в Вашингтон. А когда вернулся, тебя уже не было. Ты не отвечала на письма, твои родные отказывались сообщать адрес, отлично понимая, кто виноват в твоем переезде. В следующий раз я услышал о тебе лишь несколько лет спустя. Дела привели меня в Сан-Франциско, и на большой конференции кто-то, рассуждая о молодых талантливых архитекторах, назвал твое имя. Через несколько минут я увидел тебя. Ты стала другой, но под маской молодой успешной женщины я видел свою голубку. Я почти подошел, но ты улыбнулась кому-то... и я не решился. Боялся вновь испортить тебе жизнь.

Ты помнишь тот вечер: в Сан-Франциско приехал твой коллега из Италии и не отходил от тебя ни на шаг. Поначалу тебе нравились его ухаживания, вы, несомненно, подходили друг другу, и у тебя даже закралась надежда на большее. Вот только отрезвление настало, как обычно, скоро, и ты поняла, что долгих отношений снова не получилось.

– А теперь не боишься? – находишь в себе мужество на ответ ты.
– Боюсь, – сознается он с улыбкой. – И если бы ты сюда не пришла, то остался бы в стороне.
– Это безумие, ты понимаешь? – шепчешь ты. – Мы расстались двадцать лет назад!
– Если скажешь уйти, я послушаюсь, – его губы совсем близко к твоим. – Когда-то решил я. Не в силах пожертвовать мечтой об учебе в Англии, я не смог объяснить тебе всего, высокомерно считая, что ты слишком далека от подобного и понять не сможешь. Жизнь меня порядком наказала за глупость, поверь. Теперь только твои слова имеют значение. Ты подаришь нам еще один шанс?

Ты замираешь, вглядываясь в его глаза, выдающие волнение. Молчишь, пытаясь осознать услышанное, разобраться в захлестывающем тебя потоке чувств. Мелькает былая обида, воскрешенная его признанием, но ты отметаешь ее в сторону, как несущественную. Ты и раньше понимала все это и успела пережить.

Потом ты продираешься через лес сомнений и предубеждений, который вырос за годы одиночества: все-таки ты давно перестала быть той наивной и чистой девчонкой.

А потом вдруг осознаешь, что рядом стоит тот, кого ты не смогла забыть за двадцать лет. И предлагает исполнить заветную мечту. А остальное не имеет ни малейшего значения.

Поднимаешь руку, пробегаешь кончиками пальцев по слегка колючей щеке, дотрагиваешься до волос, хотя для этого приходится подняться на цыпочки. Улыбаешься, легко киваешь и приникаешь к родным губам в поцелуе, ощущая, как впервые за много лет тебя захлестывает эйфория настоящего счастья.

Вы стоите посередине студии, слившись в объятии, а солнечные лучи играют пылинками, заставляя их переплетаться в сложных фигурах, пробуждая воспоминания этого места. Ты почему-то не сомневаешься, что в построенном на этом месте новом доме найдется большое просторное помещение, где снова будут стучать каблучки, отбивая ритм танца. Ваше место. Ваша студия. В память о женщине, соединившей вас навсегда.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/359-37921-1
Категория: Конкурсные работы | Добавил: fanfictionkonkurs (01.08.2018)
Просмотров: 214 | Комментарии: 10


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 10
0
10 katerina420   (Сегодня 18:30)
В начале очень сильно смущали длиннющие предложения с кучей запятых, пусть и правильно расставленных. Сквозь них было тяжеловато пробираться. В остальном история читалась легко, непринужденно. Богатый язык, нет ощущения повтора, все время автором предлагается что-то новое - это здорово.
Под конец (объяснение героев) возникло ощущение какого-то, что ли, притормаживания, словно летящая воздушная повозка с грохотом приземлилась на бренную землю, но продолжила катиться))
Разъяснения героев друг перед другом меня немного напрягли, повествование покинуло ощущение легковесности, изящности, эфирности.
Но, в целом, ощущения остались неописуемо положительные. Не ожидала, что так зачитаюсь историей о танцах и часто повторяющемся счете (Раз. Два. Три. Четыре. Пять. Шесть. Пауза. Поворот). Хах. happy

0
9 Svetlana♥Z   (12.08.2018 03:27)
Эту историю можно назвать бесконечно романтичной. Нужно отдать должное Автору, написать очень чувственную и в то же время понятную историю к данной заявке было сложно. Ведь люди искусства немного иначе чувствуют, переживают свои чувства. Партнёр - это ведь не просто партнёр в танцах, в спорте и т.д. Конечно, уходя в обыденную жизнь, они меняются, но дело не в этом.
Для чего вообще пишут романы? Думаю Автор этой истории полностью справился с поставленной задачей.
Спасибо и удачи на конкурсе! wink

0
8 verocks   (11.08.2018 07:41)
Мне как раз не понравилось,как автор обосновал встречу. Слишком неправдоподобно. Никогда не поверю,что успешный богатый адвокат боится подойти к девушке,с которой знаком много лет. И объяснения какие-то глупые...
Меня вообще всегда умиляет,когда я читаю подобные сюжеты,где герои в малолетства друг другу нравились,потом расстались и,встретившись через -дцать лет, остаются вместе, как будто им все ещё 16.. Ну не бывает такого,не бывает! И для меня этот выглядит не романтично,а смешно и по-детски. Выходит,герои застыли в том подростковом возрасте и ничуть не двигались вперёд,они так и остались детьми в эмоциональном плане. А как же жизненный опыт,приобретенный каждым из них?? Проблемы,трудности,неудачи? Это все меняет человека,закаляет характер. Да,я допускаю, что какие-то тёплые чувства и воспоминания о первой любви остаются, но на этом все. Если человек много лет живёт прошлым(подростковом прошлым),значит он инфантильный и эмоционально абсолютно не зрелый.
Но это так,размышления на тему))а рассказ очень красивый, волшебной написанный,музыкальный. И если бы не концовка,я была бы в восторге))
Спасибо большое!

0
7 Валлери   (07.08.2018 13:39)
Очень красивым образным языком написана история. Ангст, но он получился какой-то воздушный, словно паришь в облаках. Очень понравился образ учительницы - такой живой, и было очень жаль читать, что она умерла. Понятно что время есть время, но такой образ выписали, автор, что было очень печально ее потерять!
Понравился финал. Боялась, читая, что автор вывернут сюжет к обычной сказке: случайно встретились, случайно вспомнили, что любили - и меня очень порадовало, что автор смог достойно обосновать встречу. Спасибо!
Удачи в конкурсе.

0
6 ♥Ianomania♥   (05.08.2018 13:54)
Красивая история, мне очень понравилась. Хочется верить, что такая чистая, искренняя любовь на всю жизнь действительно существует! Спасибо автору!

0
5 робокашка   (05.08.2018 08:05)
А мне очень понравилось. Столько страсти и затаенной печали, ярких ощущений родства душ и юных грёз, я влилась в это... Предназначенные друг для друга миссис Бэрри, танцем и судьбой, они просто вовремя не разглядели, отвлеклись, отступились... Жаль, что Чарльз Итэм не осмелился подойти раньше. Но никто из них не захотел после расставания делить танец с другим случайным партнером - будто ждали друг друга. У них всё ещё будет.
Спасибо!

0
4 Ice_Angel   (03.08.2018 09:00)
Тяжелая история получилась... Не для понимания, для прочтения, даже не смотря на доолно таки счастливый финал...
Такие танцы как румба, пасодобль и танго это движения, эмоции, страсть... А рассказ получился слишком уж спокойный... и даже немного затянутый... Действия по сути происходят только на последних строках рассказа, а до этого... Событий мало - слов много...

Спасибо за историю и удачи на конкурсе!!!

0
3 MissElen   (02.08.2018 23:10)
Очень романтичная история, хотя и очень жизненная. Она любила музыку, она любила танцы, она любила его... А он воспринимал все это как временный этап в своей заранее распланированной жизни. Встреча через много лет, конечно, случается и хнппи эндом, когда все па получаются как надо, заканчивается не всегда, но у наших героев тот самый, счастливый случай...

Спасибо и удачи в конкурсе.

0
2 Элен159   (02.08.2018 21:56)
И правда навсегда. Название истории говорит за себя. Да и заявка исполнена отменно, никаких вопросов по ходу сюжета у меня не возникло - рассказ велся плавно, сразу же давая все ответы.
Музыка их связала, а потом волей Судьбы Чарльз не смог отказаться от мечты. Не мне его судить: на тот момент учеба в Англии была для него самым важным. Точно таким же, как танцы для Паломы.
Но ведь главное, что они все же нашли обратную дорогу к друг другу, а остальное уже и не имеет значения)

0
1 Dunysha   (02.08.2018 17:10)
В наше время вертится с трудом в такие долгие чувства, и все же я верю что возможно. Спасибо очень чувственно и пронзительно написано

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями