Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [266]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1624]
Мини-фанфики [2359]
Кроссовер [679]
Конкурсные работы [5]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4588]
Продолжение по Сумеречной саге [1242]
Стихи [2330]
Все люди [14647]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13866]
Альтернатива [8926]
СЛЭШ и НЦ [8349]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [104]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3974]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей марта
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 апреля

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!

Назад в прошлое
Снова идет дождь. И я, как всегда бывает в подобных ситуациях, без зонта….
И почему идет дождь, когда я решила начать жизнь с чистого листа? Он предвестник, что скоро все закончится и засияет солнце на горизонте? Или же все станет еще хуже?
Оставь в прошлом все страхи и неудачи, забудь предательство подруги, как советовал мой психоаналитик.
Новая история на сайте / все люди...

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Доступ разрешен/Access Granted
— Тони, хватит лапать куклу.
— Не могу сдержаться, она похожа на тебя.
Сборник легких, веселых и каноничных мини-фанфиков по фандому "Железный человек". Полностью в духе фильма.
Тони Старк/Пеппер Поттс

Сойти с ума или влюбиться
Мистер Карлайл Каллен всегда считал себя человеком спокойным и уравновешенным. Карлайл гордился своей способностью оставаться невозмутимым даже в самых стрессовых ситуациях… Но что делать, когда нарушителем спокойствия оказывается собственный отпрыск?
Новая история на сайте / все люди.

Делай меня живым
Так выглядит "работа-мечта".
Новый потрясающий мини от Диметра и Ange-lika.
Призер зимнего конкурса мини-фиков "Стоп-кадр".
Романтика, фантастика.

Звездный путь, или То, что осталось за кадром
Обучение Джеймса Тибериуса Кирка в Академии Звездного Флота до момента назначения его капитаном «Энтерпрайза NCC-1701».

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!



А вы знаете?

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Как Вы нас нашли?
1. Через поисковую систему
2. Случайно
3. Через группу vkontakte
4. По приглашению друзей
5. Через баннеры на других сайтах
Всего ответов: 9805
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Мини-фанфики

Нарисованная сказка

2017-4-30
21
0


В дальней части города – подальше от центра и людей – находилась небольшая, но весьма просторная квартирка. Интерьер её был довольно-таки необычен. Нет, там не было искусной резной мебели или дорогих антикварных вещей, даже какого-то современного модного дизайна. Но все же эта квартира отличалась от многих других. И причиной этому стали рисунки на стенах.

Они были совершенно разными: от какой-то непонятной абстракции до полностью прорисованных цветов и людей. Согласитесь, красиво. Но в то же самое время их объединяла одна мрачная особенность – все они были выполнены тушью. А благодаря тому, что почерк автора был размашистым и штрихи – куда больше, чем того требовалось, рисунки иногда, казалось, выходили за грань понимания.

Но, похоже, художницу это совершенно не волновало. Поглощенная собственным творчеством, она не обращала внимания на темный интерьер жилья, который не спасали ни льющийся свет из окон, ни яркий отблеск светильников. И временами, откладывая в сторону наброски и холсты, девушка хваталась за баночку с тушью и кистью выводила очередной образ на стене. И только ей было известно, как найти там свободное место, ведь на первый взгляд стены были изрисованы полностью.

Но в этот раз художница целиком и полностью была сосредоточена на новой картине, которую рисовала вот уже четвертый день, отвлекаясь разве что только на сон. Иногда он был не очень-то крепким и продолжительным, она могла проснуться среди ночи, чтобы сделать несколько очередных крошечных мазков. Из-за этого девушка выглядела не просто уставшей, а практически истощенной, ведь за все время, помимо недосыпа, она ни разу нормально не поела, перебиваясь перекусами, запивая всё литрами кофе.

Правда, это того стоило.Пусть картина была еще незавершенной, и процесс обещал быть долгим (судя по размерам холста, что занимал чуть ли не половину свободного пространства гостиной), проявляющийся образ молодой пары не мог не восхитить. Они были лишены лиц, у парня все еще отсутствовала вторая рука, а девушка только начинала вырисовываться, но уже прослеживалось неоспоримое чувство взаимной любви, особенно в их тянущихся друг к другу телах, в его попытке защитить хрупкую фигуру девушки, нежно схватить ее руку и быть рядом. И в то же время между ними – огромная пропасть. Слишком далеко пара находилась друг от друга, ведь художница расположила силуэты героев на противоположных краях холста. Попытайся они, всё равно не смогли бы воссоединиться.

Сюжет был неоднозначен и мог привлечь зрителя, заставляя задуматься, что же хотел сказать автор. Художница старалась не только для галереи, где с нетерпением ожидали выставку ее картин, ключевым экспонатом которой должна была стать именно эта работа, а еще и для себя: ведь именно так она могла выплеснуть чувства.

Но это оказалось не так просто сделать. Слишком сложно было передать боль, которую причинил бывший парень. Он не просто бросил, не просто предал… он уколол ее… как можно сильнее. Растоптал. Уничтожил. Именно из-за него она сбежала на окраину города, выкупила практически за копейки квартиру и полностью посвятила себя творчеству, тем самым, зарекаясь кого-то любить.

Все было на грани безумия. Художница настолько увлеклась затворничеством, что просто перестала обращать внимание на внешний мир. Друзья прилагали неимоверные усилия, чтобы вытащить ее из дому! Просто не передать словами. Изредка она сдавалась и вроде как проводила неплохо время: гуляла, смеялась, веселилась, но стоило ей вернуться в своё пристанище – настроение вмиг улетучивалось. Можно было бы предположить, что квартира зачарованная, или ее прокляли, но кто поверит в эту мистическую чушь?

А факты налицо. Девушку словно одолевала неведомая сила, затягивая в пучину отрешенности. И как же все удивились, когда она не только вышла из закоулков созданного мирка, а еще и громко о себе заявила. Художницу, а, точнее сказать, серию ее картин, название которой было пока интригой, хотели отхватить чуть ли не все галереи города. Невозможно объяснить и понять, как ей это удалось. Такого просто не могло быть. Возможно, это удача или великий талант, но из огромного числа предложенных вариантов она остановилась на одной не очень большой, но довольно известной галерее. Ее владелица была приятной женщиной, примерно сорока пяти лет (хотя кому интересен возраст) с большими связями и, естественно, изысканным вкусом. За очень короткое время она смогла сделать то, чего не удавалось никому: заставила вылезти девушку из своего воображаемого купола, панциря, в конце концов, кельи, – называйте это, как хотите, – и привлекла ее в свой художественный дом.

Поначалу художница писала совершенно разные картины: цветочные и фруктовые натюрморты, какие-то невиданные образы людей, лесные пейзажи… И что между ними общего? Ничего. Но стоило соединить разрозненные куски вместе, как появлялся настоящий сказочный мир, цельный и единый. Хотя нет, в нем все еще не хватало главных героев, которые были оставлены на самый финал работы. И сейчас после очередной дозы кофе она практически заканчивала фигуру парня: оставалось сделать несколько контрольных штрихов и, наконец-то, приступить к лицу, но ее прервал громкий стук.

Удивившись позднему посетителю, схватив полотенце со столика, она направилась к дверям, попутно вытирая руки от краски.

– Кто там? – поинтересовалась девушка, не решаясь открыть какому-то незнакомому человеку. Были бы это друзья, то обязательно позвонили и предупредили о своем приходе, чтобы она точно отворила дверь.

– Изабелла Свон? Служба курьерской доставки. На ваше имя пришла посылка. –
Услышала она мужской голос по ту сторону двери.

– Посылка? Но от кого? – Слегка оторопев от этой новости, она сняла дверную цепочку и впустила курьера внутрь. Он мигом поставил среднего размера коробку на пол.

– Распишитесь здесь, – проигнорировав ее вопросы, сухо произнес мужчина,протягивая девушке накладную, где уже галочкой было отмечено место для подписи.

Ей ничего не оставалось, кроме как схватить ручку и выполнить требование, ведь именно так звучало это из уст курьера. Получив желаемое, мужчина спрятал планшет с документами в сумку, и сказал напоследок:

– Приятного вечера.

Она не успела его поблагодарить или попрощаться, курьер просто исчез. Поэтому Белла, закрыв дверь, все еще крайне удивленная, наклонилась к коробке.

Как же странно! От кого эта посылка? Рассматривая ее со всех сторон, девушка не увидела никакого намека на отправителя, лишь логотип курьерской компании и свое имя с адресом. И все. Разве так можно? Отправитель хотел остаться анонимным? Что же в коробке? Белла подняла ее и удивилась чрезмерной легкости. Это еще больше подогрело интерес, и она аккуратно её распечатала.

– Что за дурацкие шутки? – мигом сорвалось с её уст.

Внутри коробка была абсолютно пустой. Ни записки, ни безделушки, ничего ценного в упаковке из пенопласта. Белла была готова даже на бабочек, хотя жутко боялась этих существ. Но перед глазами была лишь посылка из твердого картонного переплета и льняная бечевка.

На подобные выходки способны лишь двое: Джейкоб и Эмметт. Из огромного количества друзей они были первыми в числе заводил и юмористов, всегда пытались как-то подшутить над тихой девушкой, особенно сейчас усердно старались ее расшевелить и избавить от тоски и одиночества, но пустая посылка – это даже для них перебор.

Решив еще раз проверить коробку, Белла внимательней ощупала стенки в надежде найти скрытый тайник (слишком много детективов она пересмотрела в свое время). Но эта затея провалилась с треском – все было слишком обычным. Никаких тайн и загадок. Это заставило ее взгрустнуть от разочарования и в то же самое время послужило причиной раздражения. Хотела бы она посмотреть в глаза шутнику!

Но что есть, то есть. Обратного адреса не было.

Тяжело вздохнув, она устало потерла лицо руками, и это действие мигом отрезвило ее разум. Руки. От кожи шёл едкий запах кислоты. Снова поочередно поднеся руки к носу, девушка окончательно удостоверилась – кислый аромат точно присутствовал. Тотчас настиг вопрос: «Откуда он?». Девушка ничего не ела, что могло оставить подобный запах, она бы точно заметила это раньше. Тогда что? Ответ пришел сразу – посылка. Принюхавшись, она не обнаружила нужного запаха в коробке, зато откинутая в сторонку бечевка тут же дала о себе знать. Именно она послужила причиной. Но кому пришло в голову смочить ее в кислоте? И какой? Это ведь могла быть как лимонная – хотя аромат был более приторным, нетипичным для цитруса – так и соляная, но радовало уже то, что ладони не разъело.

Решив – от греха подальше – вымыть хорошенько руки, Белла сначала выкинула коробку, аккуратно согнув ее, чтобы та поместилась в мусорном ведре, и туда же отправила странную веревку, а потом, быстро справившись в ванной, вернулась к своей картине. До вечернего происшествия она пообещала себе закончить работу над парнем. И спустя какое-то времяиз аккуратно нанесенных мазков стали вырисовываться практически идеальные черты лица. Так изображали лишь классики в своих полотнах и скульптурах. Таких образов просто не существовало в реальном мире. Несомненно, она знала красивых людей… и даже с одним встречалась, но они не шли ни в какое сравнение с нарисованным парнем.

Художнице оставалось подарить ему губы, но она все время отвлекалась на его глаза. Выбирала, какого цвета их сделать: золотого, как закат, зеленого, как драгоценный изумруд, или же голубого, ясного как небо, а может и вовсе серого, как грозовые тучи. Выбор был слишком велик, и ей вовсе не хотелось ошибиться. Вроде мелочь, а как все меняет!

Во время раздумий девушку неожиданно привлек дальний план. Черный ворон на ее стене резко взмахнул крылом и переместился буквально на несколько сантиметров вверх. Крепко зажмурив глаза, Белла снова всмотрелась на то место, но ничего не обнаружила, а ворон по-прежнему был там, где когда-то она его нарисовала.

«Просто блик от проезжавшей машины», – подумала художница, пытаясь оправдать себя. – «Или действие кислоты» – добавила чуть позже, все еще не зная, в каком средстве была вымочена веревка.

Остановившись все-таки на зеленой краске и совместив ее с другими цветами, она сделала просто волшебной красоты глаза. И хотя они по-прежнему были зелеными, в них играли всевозможные оттенки, словно сквозь изумруд смотришь на чарующий морской пейзаж, когда солнце заходит за горизонт, небо становится багровым, а волны играют миллионами синих и розовых тонов.

Оторвавшись от любования своего детища на несколько минут, девушка отправилась на кухню, где заварила очередную порцию кофе. Он давно перестал быть преградой для сна, если уж действительно Белла находила время поспать, но помогал поддерживать ее в бодром состоянии. Налив полную кружку черного тонизирующего напитка, она вернулась в гостиную.

И все бы ничего, если бы на нее не смотрели те самые зеленые глаза, ожившие, как по волшебству.

Кружка тотчас полетела вниз, с грохотом разбиваясь о паркет и заливая все вокруг горячим кофе.

– Поздравляю, Изабелла. Дорисовалась… – произнесла она, в шоке наблюдая эту странную картину.

Еще галлюцинаций не хватало. Крепко зажмурив глаза, а затем снова открыв, художница робко повернулась к полотну. И вроде ничего необычного не обнаружила. Все по-прежнему: рисунок как был простым рисунком, так им и оставался.

– Это все действие кислоты. Просто надышалась… – продолжала она успокаивать себя. –Интересно, что за юморист постарался?

Понимая, что нельзя оставлять созданный бардак без внимания, она отправилась на кухню за тряпкой и ведром. Но когда прошла обратно в гостиную, первым делом открыла окна. В любом случае, даже если мысли на счет кислоты – бредни, свежий воздух не помешает. А вообще стоило поспать. Выставка планировалась только через неделю, она бы успела все закончить вовремя, и нормальный режим сна точно бы не застопорил процесс.

Решив, что так и поступит, девушка встала на корточки и начала собирать осколки самой любимой кружки. Сколько ей уже лет? Пять? Десять? Двадцать? Кажется, она с ней с рождения. И при всей своей давности всегда отдавала новизной, ведь время от времени Белла хватала витражные краски и обновляла дизайн, и лишь настроение решало, какой именно рисунок или узор будет. В последний раз были по-детски наивные розовые цветочки, глупые и девчачьи, точно такие же, как первоначальный рисунок. И сейчас, держа в руках не осколки, а воспоминания целой жизни, ей ничего не оставалось, кроме как отправить их в мусорное ведро. Какая ирония.

Когда разбитая керамика была собрана, а пролитый кофе вытерт, художница решила напоследок закрыть баночки с краской, чтобы они не засохли и не испортились. Но подойдя к мольберту, окончательно была сбита с толку. Парень отсутствовал на картине. Ее четырехдневный труд, как и сам герой полотна, просто испарился; перед глазами был лишь чистый лист, если не брать во внимание набросок фигуры девушки.

Не веря глазам, художница ощупала бумагу, на которой еще полчаса назад был толстый слой красок. А сейчас ничего.

– Это невозможно! – сказала она, вскинув руки.

Она бы и дальше стояла над своей картиной, проводя рукой по местам, где когда-то был изображен ее персонаж, в поисках подвоха и логического ответа, если бы на плечо не легла чья-то рука.

От неожиданности девушка резко подпрыгнула и отскочила на несколько шагов. Перед ней был тот самый образ парня, над которым она корпела несколько дней, пытаясь сделать его максимально идеальным, в черты лица которого была влюблена как автор. Но то было на бумаге, а вот он – живой – стоит перед ней во всем своем великолепии. Это ненормально! А, может, это и вовсе маньяк? Он по-тихому пробрался в ее квартиру, устроил световое шоу, в конце концов, стер ее долгую работу… Бред. Даже она понимала, что это предположение сумасшедшее. Но разве то, что сейчас происходило, было лучше?

Парень попытался приблизиться, но Беллу это лишь сильнее напугало, и она обогнула мольберт, пытаясь держать дистанцию.

– Не подходи, а то закричу! – на полном серьезе произнесла Белла. – Ты кто? И что тебе надо?

Парень лишь закатил глаза, указывая на свой рот. Точнее место, где он должен был быть. И тут девушка окончательно поняла, это он. Она же так и не успела закончить уста. А людей безо рта просто не существовало. Стоило ли бояться созданный ею образ? Наверняка, нет. Но все равно страх до конца не отпускал.

– Хочешь, чтобы я нарисовала? – не веря до конца в происходящее, спросила Белла, и парень кивнул. – Хорошо… Только… не шевелись, ладно? – несмело попросила девушка, хватая кисть и несколько баночек с краской. – Я точно сошла с ума.

Сначала она нарисовала сам контур губ, затем штрих за штрихом придала им нужный объем, делая нижнюю губу более выпуклой, а после наложенного тона и правильно нанесенной тени, а затем еще и аккуратно прорисованных морщинок, работа была полностью закончена. На все про все ушло около получаса. Парень сидел неподвижно, предельно точно выполняя просьбу своего автора, будто бы на время снова став плоским изображением. Правда, его выдавали глаза, изредка поглядывающие на художницу.

– Вот и все… – произнесла она, закрывая последнюю баночку.

Парень встал и первым делом начал разминать челюсти, помогая себе в этом рукой. Он двигал нижней то вправо, то влево, открывал и снова закрывал рот, словно не мог перестать радоваться новой возможности.

– Так намного лучше, – наконец-то, сказал он.

На какой-то момент в комнате повисла тишина. Парень не решался заговорить, а Белла боролась с мыслями, пытаясь все как-то объяснить, но ничего внятного в голову не приходило. Лишь два варианта имели хоть какую-то логику. Первый: она просто спала, и ей снился такой вот причудливый и странный сон. А второй: все-таки кислота была токсичной или вовсе наркотической, и, следовательно, из-за этого её теперь мучили галлюцинации. Если первый вариант отпал, после того как девушка крепко и довольно-таки больно себя ущипнула, то второй еще имел смысл. Ей просто стоило подождать, и все бы нормализовалось.

А пока нужно было уживаться с… Белла даже не знала, как точно его охарактеризовать. Кроме того, что он вышел из-под ее кисти с определенной историей, хотя и не до конца продуманной, он был для нее загадкой.

– У тебя есть имя? – вдруг вырвалось у Беллы. Не самый нужный вопрос в данный момент, а с другой стороны, почему бы и нет? Нужно же ей знать, к кому обращаться.

– Нет. По крайней мере, пока. Но ты можешь это исправить, – не мешкая, ответил он.

– Да уж. Я точно сошла с ума.

– На самом деле, все это реально, – попытался убедить ее парень.

– Ага. Ты еще скажи, что Санта-Клаус, феи и единороги существуют, – язвительно подметила художница.

– Не знаю насчет Санта-Клауса, но вот феи и единороги и, правда, реальны. Только они не такие милые, как их изображают, – со всей серьезностью отметил он, хотя и не думал, что это развеселит девушку.

А Белла, улыбнувшись, еще раз удостоверилась в верности второго варианта. Ну, не могла она поверить в волшебный мир, не была она безумным романтиком и фанатом фэнтези. Но на ее глазах произошло невероятное превращение рисунка в человека. И она не знала, что теперь делать. Оставалось лишь ждать, когда все встанет на свои места. Если, конечно, встанет…

~*~*~*~


Утро на удивление началось легко и радостно. Проснувшись, девушка еще долго не вылезала из кровати, нежась в теплых объятьях одеяла и ярких лучах солнца. Впервые за долгое время она выспалась и никуда не спешила, позволяя себе насладиться этим томным сладостным моментом.

Ночь была той еще. Таких необычных и ярких снов ей ни разу в жизни не приходилось видеть. Вот что значит творческая личность! Надо же, как сработала фантазия – ее рисунки ожили, а один даже приобрел материальную форму, ничем не отличаясь от любого другого человека.

Признаться, она почти поверила в реальность происходящего. Эдвард (именно такое имя дала парню девушка, считая, что заложенные в него характеристики – такие как «счастье» и «хранитель» – могли на многое повлиять) казался честным, искренним и надежным, и ему хотелось верить, несмотря на бредни, которые он рассказывал о своем волшебном мире. Он даже пытался заставить Беллу поверить, что рисунки на стенах в квартире совместно с ее великим талантом могли сотворить портал в его мир.

Но сон прошел, а значит, все закончилось. Каким бы правдоподобным и захватывающим он не казался, девушке нужно было возвращаться в реальность, где ее ожидала работа над картинами к выставке. Но прежде был запланирован душ и, наконец-то, нормальный завтрак. Сколько можно было питаться сухомяткой?

Закончив водные процедуры, она отправилась на кухню, где с холодильника достала несколько яиц, помидоры и сыр. Удивительно, что первые два ингредиента вообще у нее были, да еще и свежие, ведь девушка давно не была в магазине, а питалась все это время в основном сэндвичами с ветчиной и сыром. Первым делом она схватила миску и, надбив яйца об ее край так, чтобы скорлупа раскололась, вылила их содержимое. Затем приступила к нарезке помидоров.

– Что ты готовишь? – спросил знакомый голос.

От неожиданности нож соскользнул и прошелся по руке, тут же выступила алая кровь.

– Черт! – вырвалось у Беллы, пока она зажимала левую руку. – Ты! Ты еще здесь?

Надежды, что все нормализовалось, рухнули в момент, когда она повернулась. Эдвард стоял перед ней во всем своем великолепии – настоящий и живой. Неужели это правда? Или она до сих пор спит? Хотя вот боль была совсем неприятной и слишком реальной для какого-то сна.

– Ну да, как видишь. Куда мне деваться? – тут же ответил он. – Давай, помогу.

Парень аккуратно взял ее за руку, поворачивая тыльной стороной вверх. Белла даже как-то опешила от этого жеста. Вроде ничего необычного, а по телу пробежался электрический разряд. В последний раз она нечто подобное чувствовала лишь рядом с…

– У меня есть бинт… там… в ванной… – заговорила девушка, пытаясь избавиться от вдруг возникших воспоминаний. Это был не тот человек, о котором хотелось думать.

– Я знаю более действенный способ, – сказал он с хитрой улыбкой на лице.

После парень медленно провел большим пальцем по порезу. Художница даже забыла, что ее рука неприятно ныла и слегка пощипывала. Все внимание было полностью приковано к его ярким зеленым глазам с какими-то темными вкраплениями. Она точно помнила, что не наносила их. Но они придавали ему еще большее очарование, хотя уж куда больше…

– Теперь веришь? – словно чувствуя ее настрой, поинтересовался он.

Девушка опустила взгляд к ладони и обнаружила лишь небольшой развод от крови. Пореза словно и не бывало. Все еще не веря глазам, она несколько раз потерла место, где еще минуту назад была рана. Но ничего. Даже намека на шрам.

– Но как?!

– Пустяк. Я же рассказывал вчера, – отмахнулся Эдвард. – Давай, я лучше кое-что другое покажу, – произнес он, хватая ее за руку и ведя в гостиную.

Остановившись в центре комнаты, парень встал сзади и положил ладони на плечи девушки.

– Посмотри на рисунки на стенах. Просто представь, что они настоящие, что ты находишься в этом мире.

– Что? – она усмехнулась. – Прямо психологический тренинг. Закройте глаза, представьте море, вы спокойны… – От этого она еще больше рассмеялась.

– Я же серьезно, – расстроенным тоном произнес он.

– Это все выглядит так нереально и глупо… Ладно, попытаюсь. Представить, что все настоящее? Ну, давай…

Художница закрыла глаза, пытаясь расслабиться и вспоминая изображения: невиданные цветы и деревья, животных и птиц, ярких и необычных личностей. Но открыв глаза, она по-прежнему была в своей квартире.

– Ничего… – Белла даже почувствовала какую-то опустошенность.

– Просто поверь, – сказал Эдвард, крепче сжимая руки на ее плечах. – Я рядом.

Его последняя фраза внушила уверенность, и она снова попыталась представить. Ну а что? Если герой ее картины воплотился в жизнь, почему и других рисунков не ждало то же превращение? Хотя, если рассуждать здраво, все это было неправильно и за гранью понимания. Расскажи она кому-то, ее тотчас бы забрали люди в белом, закрывая далеко и надолго.

Белла гнала подобные мысли из головы, стараясь освободиться от разных предрассудков. Может, ей действительно нужно было просто поверить? Вопреки своей творческой деятельности – она была скептиком. И скорее всего, это сейчас и мешало.

Девушка вновь представила выдуманный лес с его чудными жителями. И в какой-то момент ей даже показалось, что она слышит шуршанье листвы и пение птиц. После появилось ощущение, что Эдвард исчез, а ей на спину обрушился холодный поток воздуха.

– Закрой, пожалуйста, окно, – попросила она, все еще стоя с закрытыми глазами.

– Белла, – обратился Эдвард. – Открой глаза.

Девушка не до конца понимала, почему ее пытаются вырвать из созданной иллюзии, ведь после первой неудачной попытки она хотела насладиться процессом. Но послушалась.

– Это невозможно! – восхищенно и практически шепотом произнесла Белла, ведь перед ее глазами было действительно восхитительное виденье. Нет, не виденье. Она и, правда, находилась в сказочном лесу.

Действительно это было каким-то волшебством. Ведь нельзя взять и очутиться вообще в другом месте, к тому же полностью придуманном. Все, что она изображала на стенах, воплотилось в жизни. Но ярче и красивее. Кривые деревья, словно хранители могущественного леса, простирали ветки, пытаясь преградить путь чужакам, а маленькие кусты, наоборот, были настолько добры и щедры на ягоды, что, казалось, потерявшись здесь, любой человек смог бы выжить и не умереть с голоду. Цветы, что росли повсюду, поражали цветовой гаммой, и художница могла поклясться, что многих оттенков она никогда не видела. Пение птиц разносилось по округе, и каждая мелодия была краше предыдущей. Каждый звук с дуновением ветра и тихим шуршанием листвы создавал прекрасную музыку, способную захватить сердце и разум, окутать их покоем и гармонией.

Девушка не могла поверить, что из нарисованного ею черного, очень мрачного мира могло сотвориться нечто подобное. Они были словно небо и земля, рай и ад.

Неподалёку хрустнула ветка, и художница обернулась, наблюдая того самого ворона, которого нарисовала первым, переехав в квартиру. Того самого, которого еще недавно обвиняла в световых бликах и галлюцинациях. Он гордо сидел напротив, не спуская с неё взгляда. Белле стало как-то не по себе, и она попыталась отвлечься на что-то другое.

И этим «что-то» стал пробежавший кролик, если его, конечно, можно было так назвать. По крайней мере, он не был похож на типичного зверя и совмещал в себе еще и внешние черты хомячка: короткие лапки, кругленькие ушки и крохотный хвостик. Когда Белла его нарисовала, веселая компания друзей стала подшучивать над ее фантазией, ну, а она не обращала на них никакого внимания, наслаждаясь милейшей зверушкой.

Но в тот момент, когда кролик скрылся в гуще леса, художница вдруг осознала, что если здесь был он, значит, где-то бродят и существа… Их нельзя назвать людьми, а «монстры» – слишком ласковое обращение. Она потратила часы, вырисовывая острые зубы, способные прогрызть дерево и камень, бешеные взгляды, вмещавшие всю злость мира, сильные большие крылья, способные поднять на огромную высоту и развивать невероятную скорость… Это был образ, который она продумала от корки до корки и теперь сожалела об этом. А что если они встретятся на пути? Что если смогут причинить вред ей и Эдварду?

Эдвард. Она вдруг поняла, что его не было возле нее. Куда он исчез? И был ли он здесь вообще? Он просил ее открыть глаза, но, может, это было еще в квартире?

– Эдвард! – крикнула девушка, всматриваясь вдаль, но в ответ услышала лишь птиц, которые от шума разлетелись в разные стороны. – Эдвард! – вновь позвала она, но опять тишина.

Продвигаясь по лесу, она натыкалась на острые сухие ветви, которые оставляли неприятные следы, а иногда расцарапывали до крови, и, совершенно не зная местности и дороги, Белла снова и снова звала парня, но его словно не бывало. Восхищенное настроение тотчас спало. Что ей делать? Может, стоило вернуться обратно в реальность? Может, Эдвард уже ждал там? Все-таки он привязан к картине, а, следовательно, рано или поздно появился бы.

Решив, что так и поступит, художница представила свой дом, но после энного количества попыток, она по-прежнему находилась в лесу. У нее совершенно не выходило перенестись обратно. Кружась по лесу, она вновь вышла к лугу, где впервые очутилась. На ветке ждал ворон, так и не улетевший за прошедшее время. Ей вдруг стало обидно, все это время она, получается, ходила по кругу. Эдварда так и не нашла. Домой так и не вернулась.

– Ну, что ты смотришь на меня? – разочарованно, практически со слезами на глазах, поинтересовалась Белла у птицы. – И без тебя тошно.

После этого ворон взмахнул несколько раз крыльями и исчез в тенях листвы.

– Ну, вот, ворон и тот бросил меня.

«Хотя ты сама этого требовала», – тут же добавила она про себя.

Собрав волю в кулак и скинув отчаянье, она вновь попыталась вернуться домой. Стараясь изо всех сил, не прекращая представлять каждую мелочь интерьера, она добилась того, чего хотела, наконец, оказавшись посреди гостиной.

От радости девушка не сразу заметила изменения. Она была настолько счастлива вернуться, что ее ничего больше не волновало. Кроме отсутствия Эдварда. Его не оказалось в квартире, может, он остался в том мире? Но куда он пропал? И что ей делать? Вернуться обратно и попытаться разыскать парня? А что если она попадет в лапы чудовищ? А что если Эдвард уже… Она мигом откинула эту мысль.

– Я просто подожду несколько часов. Он обязательно вернется. Ну, а если нет… снова попытаюсь попасть в нарисованный мир и разыскать Эдварда, – пообещала она себе.

Чтобы как-то отвлечься, Белла вернулась к картине, полностью переключившись на образ девушки. Увы, ей ничего другого не оставалось, так как правая половина была абсолютно чистым листом. Белла усердно вырисовывала детали образа и наряда, пока не проурчал живот. Она ведь так и не позавтракала, ведь Эдвард прервал ее в процессе готовки.

Пройдя на кухню и сделав свои любимые сэндвичи с кофе, девушка села на диванчик и принялась их уплетать. И только когда кружка наполовину опустела, она заметила, что картинка на стене изменилась. На привычном месте отсутствовал гордый ворон, от которого ей было не по себе. Поднявшись и осмотрев стены, Белла так его и не нашла. Кролик сместился, спрятавшись за кустом, выдавая себя лишь ушками. На деревьях увеличилась крона, еще больше скрывая лесное царство от чужих глаз. И хуже всего – чудовища исчезли. Вместо них осталось пустое место. Это явно было плохим знаком.

Самое страшное ожидало ее впереди: когда она вернулась к полотну, его правая сторона оказалась залита красной краской.

Кровь. Его кровь.

– Это ведь… Не… – слова комом встали в горле, а к глазам подступили слезы. – Он ведь не умер…

Пусть Белла знала этого парня от силы часов восемь, пусть он по-прежнему оставался для нее загадкой и сумасшествием, что-то внутри говорило, что она была знакома с Эдвардом всю жизнь. Это уже стало бы причиной, почему девушка не пережила бы его гибель.

Недолго размышляя, художница схватила тканевую сумку, висящую на ручке двери, и начала бросать внутрь разноцветные карандаши, которые попадались на пути, а затем закинула туда еще папку с бумагой. Несмотря на все увиденное и случившееся, она с трудом верила в реальность происходящего. То, что ее рисунки могли воплощаться в жизни, до сих пор казалось безумием. Но назвать себя сумасшедшей Белла не могла. Эдвард говорил – и не раз – что ей нужно просто поверить. Может, оно и так. Это был ее мир? Следовательно, только она могла исправить ситуацию и спасти героя своего полотна.

Когда все было собрано, а сама девушка морально настроена, она повторила проделанные раннее действия, пытаясь вновь переместиться по ту сторону изображения. Представляя сказочный лес, Белла очутилась посреди лужайки. Это было распутье, и она совершенно не знала, куда идти, вокруг были одни огромные деревья, скрывающие за собой местонахождение парня.Но нужно было двигаться.

Поправив сумку на плече, она пыталась сориентироваться, вспоминая, где нарисовала чудовищ. В конце концов, решила пойти по самой темной стороне, о чем уже через короткое время сильно пожалела. Ветки были слишком низкие и очень сухие, как острые стальные кинжалы. Света действительно не было, даже если лучи старались прорваться сквозь преграду, листва все равно их не пускала на помощь девушке. Она шла наощупь, врезаясь в ветки и раня руки. Изредка слышались пугающие звуки. И если оханье сов и шипение змей было мелочью, то один из голосов, точнее, душераздирающий рык, не мог не пугать. Она знала, это они. Но где? Сколько еще идти? Успеет ли она спасти Эдварда?

В какой-то момент все резко изменилось, и волшебство заиграло другими тонами. Полнейший мрак переменился на сумерки, художница, наконец,смогла оглядеться. Мрачность – это было еще милое слово, в самых страшных ужасах и сказках таинственный лес изображался куда радостней. Сначала девушка подумала, что такой эффект создавали звезды, которым все-таки удалось пробиться сквозь толстую крону деревьев, но, когда возле нее появилось слишком много маленьких ярких зеленых огоньков, она поменяла мнение. Освещая лесной свод, словно наклейка на потолке в детской, светлячки устроили настоящий волшебный спектакль. Они вытворяли чарующие па, передавая танцем надежду на лучшее. А еще этот дивный рой стал неким проводником Беллы в темной чаще, помогая ей выбраться из этой глуши.

Благодаря маленьким спасителям, она быстро добралась до места обитания чудовищ. Там, кажется, все было еще ужасней. Словно страх, боль и смерть окутали все вокруг. А вот когда светлячки скрылись, единственным источником света стал огромный костер, который был разожжён явно не для того, чтобы согреться.

Рычание доносилось отовсюду. Монстры плавно передвигались по воздуху, кружась у костра. В какой-то момент Белле даже показалось, что одна из этих тварей позади нее, но это оказалось всего лишь фантазией, чему она была очень рада. Тихо и аккуратно, чтобы никакая ветка под ногами не хрустнула, девушка стала обходить эту зону по кругу, прячась за стволами деревьев. Благодаря этому, она смогла разглядеть истекавшего кровью парня, лежащего на земле, и склонившихся над ним чудовищ.

Девушка не могла выйти открыто. Что какая-то художница могла сделать с десятками монстров, которые в секунду способны разорвать ее в клочья острыми зубами? Ничего. Поэтому стоило все хорошенько обдумать. Достав из сумки папку с бумагой и карандаши, она набросала возможные варианты спасения Эдварда и способы уничтожения чудовищ. Яркий свет? Оружие? Монстр-спаситель, способный разобраться с этими злыми тварями?

Это было лишь началом, и Белла знала, что обязательно что-то придумает, нужно только действовать быстрее и обязательно верить.

Ничего другого, чем нарисовать тот же образ чудовища, художница не придумала. Правда, в этот раз она постаралась изобразить у них как можно больше слабостей. И первой стало плохое зрение, а точнее – полное его отсутствие. Подобное действие тотчас дезориентировало тварей, они стали копошиться, не понимая, что происходит. Хотя поначалу Белла подумала, что это она все-таки умудрилась подать звук, и они так рыскали глазами во тьме, пытаясь рассмотреть новую жертву. Но когда двое из них врезались друг в друга, девушка поверила в свою силу. Значит, это действительно работало.

Только вот не все воплощалось так, как она хотела. То же зрение. Хотя они и ослепли, взамен улучшились слух и обоняние. Это она поняла спустя какое-то время, когда случайно уронила карандаш, и несколько тварей обернулись в ее сторону. В тот момент сердце просто замерло, но благо – все обошлось. Еще одним промахом стало лишение крыльев. Удалось разместить их иначе, тем самым, уменьшив скорость. А о зубах вообще не хотелось говорить. Все попытки были впустую. Они по-прежнему могли разорвать ее в клочья за считанные секунды. Зато она заранее подготовила крепкую клетку, куда могла бы временно засунуть существ. Только не знала, как у нее это получится, и понадобится ли она вообще.

Единственным ее оружием были карандаши да бумага. Естественно, художница могла бы по-быстрому состряпать целый арсенал из мечей, пистолетов, луков, гранат и прочего. Но не могла также легко нарисовать способность ими пользоваться. Какой толк от оружия, если в ее руках оно могло сдетонировать как бомба. Сама поранится, прежде чем убьёт хотя бы одно чудовище.

Но медлить было нельзя. Эдвард умирал, и ему нужна была скорая помощь. Поэтому Белла решилась на смертельную выходку. Нарисовав аптечку со всем необходимым, которая тут же приобрела материальную форму,исхватив ее, начала думать, как пройти незаметно к парню. Первой мыслью было создать себе крылья. Но смогла бы она так плавно двигаться? Кажется, ушло бы больше времени на обучение. Кстати, время! А что если попробовать его остановить?

Загоревшись этой идеей, девушка нарисовала часы с застывшими стрелками. Но ничего не произошло. Попробовав еще раз, она нарисовала часы вообще без стрелок, но и тут мимо. Остановить время никак не выходило, если это, конечно, вообще было возможным. Девушка задумалась, как же нарисовать часы, чтобы действительно казалось похожим, что они остановились. И ответ пришел. Не сразу, но она додумалась нарисовать старинные напольные часы с маятником по центру. Если маятник не двигается, следовательно, и часы не работают. А чтобы не ошибиться, она вокруг них нарисовала тех же существ, показывая тем самым, что именно им нужно замереть.

Когда все задуманное и нарисованное воплотилось в жизни, и чудовища застыли в воздухе, художница, хотя и с опаской, подбежала к Эдварду. Вокруг тут же послышалось рычание. Значит, они в любой момент могли вернуться в движение, нужно было спешить.

Парень лежал совершенно неподвижно, дыхание было очень слабым, его грудь еле вздымалась при вдохе. Он потерял слишком много крови, и рана на животе не переставала кровоточить. Чудовища изрядно постарались расцарапать… нет, даже не так… разорвать его.

– Эдвард? – обратилась она к парню. – Эдвард, слышишь меня?

Он приоткрыл глаза и взглянул на девушку. На лице тут же появилась маленькая улыбка, но было видно, что это стоило ему огромных усилий.

– Белла… – практически шепотом слетело с уст ее имя.

– Ты можешь идти? – поинтересовалась художница, хотя мигом осознала всю глупость вопроса. Ведь стоило взглянуть, и уже было понятно, что он сам не в состоянии передвигаться.

Открыв аптечку и приведя парня в сидячее положение, она попробовала сделать повязку, вспоминая школьный курс биологии. Крайне неуклюже ей удалось промыть рану антисептиком, наложить марлю и приличный слой ваты, чтобы те вбирали в себя кровь, и крепко перевязать все бинтом.

Теперь нужно было убираться отсюда, и как можно скорее, ведь краем глаза она заметила, как двинулась рука у монстра в метре от нее. Но как? Она и сама еле перемещалась из одного мира в другой, а тут еще нужно и Эдварда перенести. Надо сосредоточиться, а в окружение тварей это было совершенно невозможно сделать. Быстро достав последний лист из папки, она приступила к рисованию той самой лужайки, стараясь вспомнить её в деталях. Они не скроются, но немного времени выиграют.

На поляне ее снова ожидал ворон. Птица по-прежнему гордо сидела на ветке, с интересом наблюдая за происходящим. Только в этот раз представление было увлекательней. Эдвард держался из последних сил, а Белла раздражалась с каждой секундой все больше и больше, так как у нее не выходило перенестись обратно в квартиру. А рык становился все громче и громче, следовательно, время вернулось к своему обычному течению, а чудовища, осознав, что у них отобрали игрушку, кинулись на поиски похитителя.

– Прошу, помоги, – с мольбой она обратилась к ворону. Она была уже на грани отчаяния, раз заговорила с птицей. Что какой-то ворон мог сделать против десятка чудовищ?

Но это действительно стало удивительным действом. Одним взмахом крыльев птица выстроила из деревьев плотную стену, не позволявшую пробраться к людям ни кролику, ни змее, а из листвы над ними возрос целый купол: он скрыл девушку и парня от существ, которые могли добраться по воздуху.

– Спасибо! – все еще удивлённая происходящим, художница поблагодарила спасителя, и ворон, кивнув в ответ, скрылся из поля зрения.

Окончательно собравшись, она крепко схватила Эдварда за руку и вновь представила родной дом, не обращая никакого внимания на рычания, доносившиеся отовсюду. И уже через несколько минут они очутились в безопасности небольшой квартирки.

Радости не было предела. У нее все вышло. Девушка еще никогда не чувствовала себя настолько счастливой. Оказывается, не такая уж она и бестолочь, как внушал ее бывший парень. Белла была на многое способна, стоило только поверить.

Аккуратно помогая парню подняться с паркетного пола, на котором он оказался после перемещения, Белла уложила его на диван. Эдвард выглядел слишком бледным, слишком усталым и истощенным.

– Я не знаю, что мне делать. Может, вызвать врача? Или ты повторишь свое волшебство, как тогда с моей рукой? – поинтересовалась она у него.

Парень лишь слабо улыбнулся и ласково взял ее за руку.

– Я слишком слаб для этого. Мне просто нужно немного времени, чтобы восстановиться, – произнес он, медленно проводя большим пальцем по её ладони.

В этот момент девушку больше ничего не волновало. Ни их странные приключения – ведь знала, что угрозы больше нет. Ни то, что Эдвард ранен, – так как была уверена, что он обязательно придет в форму. Ничего… кроме скунса, который пробежал через гостиную и спрятался за шкафом.

– Это, что, скунс был? – в шоке вскрикнула она, указывая на дальний угол комнаты. – Откуда в моей квартире скунс? Я точно его не рисовала!

Девушка подпрыгнула, пытаясь разглядеть незваного гостя. Зверек уже успел выскочить из временного укрытия, пробираясь на кухню, где лежали продукты для сэндвичей: хлеб, сыр и ветчина, которые она не успела спрятать из-за спешки. Скунс тут же потянул свои хваткие лапки к ломтику хлеба и активно принялся его жевать.

Она не знала, что с ним делать. Было немного страшно – хотя, кто такой скунс против чудищ? И противно – ведь знала их особенность. Может, он запрыгнул сквозь открытое окно? Хотя нет, они ведь на шестом этаже! Да и вообще, у кого бы возникло безумное желание: завести скунса в качестве домашнего питомца? Хотя вроде и лес недалеко… но разве там водились эти зверьки? А может, он и вовсе залез в ее сумку на лужайке и вместе с ней переместился? В любом случае, нужно было его выгонять.

Тихо, чтобы не спугнуть скунса, она обошла столешницу и схватила упаковку с хлебом. Затем открыла двери, чтобы выпустить его, по крайней мере, на лестничную площадку. Начала подзывать, разбрасывая кусочки хлеба, а зверек, словно под дудочку крысолова, последовал за ней, уминая свой корм. Спустя несколько минут непрошеный гость скрылся за дверью, и Белла надеялась, что кто-нибудь из соседей вызовет нужную службу.

После этого жизнь стала легче. Эдвард с каждым днем набирался сил, потихоньку излечивая себя волшебным способом. И Белла по-прежнему ухаживала за ним, делая перевязки. Вместе они перекрасили ее жилище. Парень с дальней дистанции выплёскивал яркую краску на стену, а художница на всей этой радужной поверхности вырисовывала совершенно других персонажей, не забыв прекрасных спасителей – гордого ворона и танцоров-светлячков. Ради светлячков она прикупила люминесцентную краску, и теперь, когда наступала ночь, ее новый сказочный лес превращался в нечто невероятное.

Без Эдварда она бы не смогла закончить свое главное полотно, так что, благодаря его наводкам, в конечном итоге, рядом с ним стал вырисовываться образ самой художницы. Еще немного, и перед глазами предстал бы автопортрет.

Каждый день в его компании был подобен глотку свежего воздуха. Совсем недавно Белла закрыто жила в своем маленьком мире, страдая от расставания и разбитого сердца. Сейчас она вновь ожила, ощущая счастье. Кроме появившегося уюта, в ее доме стала витать любовь.

Это чувство окрыляло ее. Именно любовь, передаваясь нежностью объятий, в сладких поцелуях, в теплоте, ласке и заботе, заставляла девушку по-новому раскрыться. И теперь она стала совсем не похожа на себя прежнюю, которой была неделю назад, и на ту дуреху, которая была влюблена в придурка. Эдвард стал ее проводником не только в волшебный мир. Засыпаяв его объятьях абсолютно счастливой, она знала, что новый день будет еще ярче и прекрасней.

~*~*~*~


Девушка проснулась от громкого стука. Она открыла глаза, хотя разум еще не до конца понял, откуда идет звук. Осмотревшись, она не нашла Эдварда. И это волновало ее больше всего. Возможно, он встал раньше, не хотел ее будить. Выйдя из спальни, она его не обнаружила ни в одной из комнат, а стук по-прежнему нарастал, становясь все упорней и сильней.

Наконец-то осознав, что стучат в двери, Белла прошла к ним и открыла, не сильно заботясь, кто мог стоять по ту сторону.

– Боже, Беллз, сколько можно дрыхнуть? – послышался знакомый мужской голос, и ее тут же схватили крепкие медвежьи объятья.

– Эммет, ты задушишь меня, – сказала она, и парень тут же ослабил хватку, выпуская ее из рук.

– Ого! Какие тут изменения! – рассматривая новые рисунки на стенах, такие яркие и жизнерадостные, практически в один голос произнесли друзья, вошедшие следом за громилой.

– А где Эдвард? – лишь спросила она, надеясь, что, может, они видели парня.

– Эдвард? Какой еще Эдвард? Ты, что, с кем-то познакомилась? – тут же энергично налетела на нее светловолосая подруга, с интересом ожидая продолжения.

– Нет, он воплотился из моей картины. – Белла указала на полотно, на котором парень был расположен так, как и до момента, когда изображение ожило. Это слегка обескуражило девушку. Она просто не знала, что думать.

– Подруга, ты, что, отбеливателя надышалась? – тут же вставил свои пять копеек Джейк, закрывая у мольберта бутылочку с предполагаемым средством.

Не обращая внимания на толпу друзей, которые в очередной раз пришли расшевелить свою тихую подругу, она подошла к картине и провела рукой по полотну. Все так же. Только изображение закончено, и ничего не выдавало хоть какую-то каплю волшебства и недавнего сказочного превращения.

Неужели все было сном? Но как тогда объяснить рисунки на стенах? Она ведь создавала их вместе с ним… Просто невероятно…

Девушке хотелось разрыдаться от безысходности. Как? Как так произошло? Закрыв на короткое время глаза, она попыталась оживить его, перенестись в другой мир, сделать, что угодно, но, черт возьми, ничего не получалось.

Отказавшись от прогулок и посиделок, она выпроводила шумную компанию за двери и практически весь день просидела возле картины. Но Эдвард так и не вышел из нее. Она не могла поверить, что все было иллюзией, все, что произошло за столь короткое время, было лишь фантазией или галлюцинацией. Еще недавно ей приходилось доказывать существование волшебства, а сейчас она мысли не допускала, что все это ей показалось или приснилось. Ничего не происходило.

Теша надежду, она решила закончить картину, работая над фигурой своей героини, по сути, самой себя, и время от времени поглядывая на Эдварда. Спустя день работа была окончательно готова, о чем она сообщила Элизабет – владелице галереи. Та, в свою очередь, была очень рада и сказала, что приступает к финальной стадии подготовки выставки.

И за несколько дней по всей округе пестрело название экспозиции: «А это была любовь…». Каждая афиша была ярче предыдущей. Команда владелицы галереи выложилась на все триста процентов, разрекламировав художницу и ее картины. Поэтому не удивительно, что в день премьеры зал был набит людьми по максимуму. Разный народ пришёл полюбоваться картинами: простые граждане и известные личности. Официанты сдержанно и аккуратно маневрировали в толпе, стараясь никого не задеть, и самим не уронить подносы с шампанским, которое разлеталось в считанные секунды.

Белле лишь оставалось успевать принимать поздравления и комплименты, сыпавшиеся со всех сторон. Для некоторых более любознательных посетителей она рассказывала свою идею, описывала эмоции, переполнявшие ее в момент создания полотен.

И все было прекрасно. Это был действительно феерический успех, который она уже успела разделить со своими друзьями. Но в этой шумихе ей не хватало одного человека. Который за короткий период времени смог стать совсем родным. Который заставил ее вновь поверить в любовь. Которого она сама же и выдумала.

Она скучала без Эдварда. А он, в свою очередь, кидал на неё грустный взгляд с висящего полотна в центре галереи, словно жалел, что не мог быть рядом.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/58-37084-1
Категория: Мини-фанфики | Добавил: Satellite_Heart (12.03.2017) | Автор: Satellite_Heart
Просмотров: 678 | Комментарии: 19


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 19
0
19 Breathe_me_Bella   (10.04.2017 00:02)
Мне эта история очень понравилась. Также мне понравился такой финал - можно самому придумать что еще с героями может случиться!

+1
15 робокашка   (15.03.2017 14:57)
Финал открыт. То, что воплотилось силой искусства и желаний, может повториться!

0
18 Satellite_Heart   (15.03.2017 21:14)
Ну, вот, сразу два противоположных мнения друг за другом. biggrin
Опять же, каждый видит, то что видит.
Всему есть возможность, если верить в сказку. Может, подобное снова может повториться, или же Эдвард мог реально воплотиться и стать полностью из плоти и крови, а не просто ожившей картиной. А может, Эдвард был просто ступенькой, для достижения счастья в личной жизни. Вариаций уйма, тут главное самом придумать, во что ему верить wink

+1
14 kotЯ   (15.03.2017 13:39)
Мне жаль обманутую, получается дважды девушку- это у неё уарма такая? Вначале с одним беда, затем и с тем, которого создала и неожиданно получила. Очень-очень жаль Беллу. Теперь она ни на кого взглянуть-то не сможет, никаких новых знакомств-свиданий-поцелуев... и будет, лишь, чахнуть уставившись на картину.

+1
17 Satellite_Heart   (15.03.2017 21:10)
Ну, я бы не сказала, что она дважды обманутая. Эдвард наоборот, излечил ее, склеил разбитое сердце, вытянул ее из закром одиночества. И уж неизвестно, как сложится ее дальнейшая жизнь.
Вот почему-то вспомнилась сейчас (и весьма кстати!) сцена с сериала Зачарованные. Когда в жизни Фиби, после Коула и всех его злодеяний, появился Дрейк (опять же по наводке бывшего муженька). И зачем? Чтобы вернуть веру в любовь. И эта интрижка действительно стала неким всплеском красок в ее жизни. И в конечном же итоге, Фиби в конце была счастлива, создав брак с Купом.
Так почему бы не перенести эту модель и на Беллу с Эдвардом? Тем более, как отписалась ниже, "грустный взгляд Эдварда" может быть как реальным, так и вымышленным. Каждый видит то, что видит. Для кого-то стакан наполовину, полон, для кого-то наполовину пуст. Так и тут, кто-то считает все выдумкой и галлюцинацией, а кто-то думает, что сказке все-таки место быть, и этим мечтам есть шанс продолжения. wink

+1
6 pola_gre   (15.03.2017 00:17)
А я надеялась, что она познакомится с реальным Эдвардом на выставке... sad

Спасибо за волшебную историю!

0
12 Satellite_Heart   (15.03.2017 01:36)
Финал открыт, и тем прекрасен, что каждый додумывает свое. И такой вариант тоже возможен, и я, правда, о нем думала.
Признаться, я очень долго писала часть с 10 словом (поскольку эта история с 10-дневного Марафона), и не из-за сложности самого слова, а из-за выбора финала. В итоге, оставила его открытым, чтобы каждый выбрал себе нужный исход событий. Сделав хэппи энд, какая-то Баба Ежка была бы недовольна, сделав полностью реальность, не осталось бы надежды на счастливой исход. А так у каждого есть своя возможность додумать ему нужный.
В галереи ведь народа уйма, может, где-то там и затерялся Эдвард? Главное верить! wink

+1
13 kotЯ   (15.03.2017 13:33)
А я не вижу никакого открытого финала- всё закончено и особенно эти глаза в конце, следящие за ней sad

+1
16 Satellite_Heart   (15.03.2017 20:54)
Вот это и есть мой взгляд, который я и предоставила читателям. Сплошная трезвость и грустная реальность.
Но есть разные типажи людей, как я и отписывалась, все зависит от того, что читатель хочет видеть, и как далеко он копает. Кто-то остается на поверхности, кто-то мечтает о том, что сказка все-таки была. И уж тем более, у сказки всегда есть возможность воплотиться.
Мой финал и, правда, завершеннный. Но в то же время, он действительно открыт, и каждый додумывает свой исход wink

+1
5 белик   (14.03.2017 15:02)
Изумительная, замечательная история! И что мне очень нравится - её незавершённость... ) Автор даёт читателю право на воображение, возможность придумать свой финал, тот который бы ему понравился... Спасибо большое!

0
11 Satellite_Heart   (15.03.2017 01:29)
Сообщение продублировалось, но я повторяться не буду. smile
Двигаться действительно есть куда, ведь финал открыт. И все-таки я не убила надежду на хэппи энд, будь это действительно просто сном, стены не остались бы яркими, а взгляд Эдварда на картине не был грустным. С другой стороны, моя злюка внутри так и говорит, что в первом случае виной всему банальные химикаты, а во втором - игра воображения.
Но, как и говорила, вариаций исхода уйма, и этим интересней загадка wink

+1
4 белик   (14.03.2017 14:54)
Изумительная, замечательная фантазия! И, что ещё мне нравится... её незавершённость) Это даёт читателю возможность додумать историю так, как ему бы хотелось) Большое спасибо!

0
10 Satellite_Heart   (15.03.2017 01:25)
Спасибо за оценку истории! Хотя она скорее писалась на поводу предоставленных слов Марафона, и фантазия лишь подстраивалась под несчастное бытие biggrin
На момент Марафона, финал мне показался удачным, и я рада, что хоть кто-то оценил это! cool
Действительно, перед нами огромное распутье. Вариантов исхода уйма: и действительно виной всему посылка с кислотой, или и ее не существовало, и это все сон; все приснилось, или было действительностью; да даже существование Эдварда возможно. Тут уж на сколько ты фантазер, и чего хочешь получить от героев в итоге. wink

+1
3 kristi2009   (13.03.2017 22:52)
История прекрасная, но какая то незавершенная. Можно надеяться на продолжение?

0
9 Satellite_Heart   (15.03.2017 01:15)
Спасибо, что забежали, прочли, и за такой приятный отзыв! happy
На счет финала, он не "незавершенный", он открыт. Тут уж куда хочет двигаться читатель. Перед нами огромное распутье, и в плане реальности, финал в точку. Но для сказки, и всеми любимых хэппи эндов, финал совершенно не подходящий, и я понимаю это.
Пока не загадываю, но обещаю подумать над продолжением, ну или альтернативным финалом. wink

+1
2 tanuxa13   (13.03.2017 20:54)
Вау! Вот это история happy конец неожиданный конечно dry спасибо! Пойду на форуме отмечусь wink

0
8 Satellite_Heart   (15.03.2017 01:06)
На форуме ответила, а тут как-то подзатянула с ответом smile
Рада, что приглашение было не проигнорировано, и вы забежали! И мне безумно приятно, что она, в какой-то мере, понравилась smile Несмотря на финал, на которой все указывает. Если рассматривать трезво, то все вполне логично. Но мы народ простой, нам нужен хэппи энд. smile
Как уже писала, я подумаю над возможностью продолжить wink

+1
1 terica   (13.03.2017 18:30)
Получается, что подсознание явило Бэлле прекрасного юношу, вышедшего из картины,
Цитата Текст статьи ()
Эдвард стал ее проводником не только в волшебный мир. Засыпая в его объятьях абсолютно счастливой, она знала, что новый день будет еще ярче и прекрасней.
Он помог открыть ей новые грани таланта, поверить в себя и стать настоящим признанным художником...
Явь смешалась с мистикой, но так жаль, что сказка быстро кончилась. Очень хочется продолжения..., хочется, чтобы Эдвард стал реальным.
Бэлла сумела выйти из неопределенного состояния заторможенности и безразличия, новая любовь спасла ее, но...
Невероятно грустная и пронзительная история.
Большое спасибо за прекрасную фантазию.

0
7 Satellite_Heart   (15.03.2017 01:01)
Ну, на счет подсознания, это уже видение у каждого свое. Благодаря совершенно открытому финалу, вариаций исхода и причин хватает. Все могло показаться, а могло и быть по-настоящему, тут зависит от читающего человека, и насколько он прагматичен или мечтатель. wink
Эдвард действительно сделал многое, чтобы исцелить разбитое сердце Беллы, и вселить в нее надежду, веру и любовь. В какой-то мере, он свою миссию выполнил, но каждому ведь хочется получить хэппи энд, чем я обделила.
И я слегка задумалась. Может, однажды и решусь или продолжить, или написать альтернативную концовку. Посмотрим, но пока не загадываю, и это лишь призрачные планы. wacko
Спасибо, за оценку, да и за чтение! happy

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]