Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1675]
Из жизни актеров [1623]
Мини-фанфики [2531]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [3]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4773]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2391]
Все люди [15067]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14278]
Альтернатива [8974]
СЛЭШ и НЦ [8857]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4346]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей февраля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (12.18-01.19)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

На последнем вздохе
Эдвард, я люблю тебя, и всегда буду любить…
Я провела пальцами по его губам, заглянула последний раз в его зеленые глаза и улыбнулась.
Он должен запомнить меня именно улыбающейся…

Запретные наслаждения
Линия «Запретные наслаждения». Для нас нет запретных тем. Позвони мне. Я жду.

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Номер с золотой визитки
Он был просто набором цифр, но, несомненно, стал кем-то большим

Литературные дуэли
Мы приглашаем вас к барьеру!
Вы можете вызвать на дуэль любого автора, новичка или мастера пера, анонимно или открыто, выбрав любой жанр или фандом - куда вас только не заведет фантазия. Сюжет - только на ваше усмотрение! Принять участие в дуэли может любой желающий.
Также мы ждем читателей! Хотите обсудить выложенные истории или предстоящие поединки? Тогда мы ждем вас здесь!

Набор в команды сайта
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию две важные новости.
1) Большая часть команд и клубов сайта приглашает вас к себе! В таком обилии предложений вы точно сможете найти именно то, которое придётся по душе именно вам!
2) Мы обращаем ваше внимание, что теперь все команды сайта будут поделены по схожим направленностям деятельности и объединены каждая в свою группу, которая будет иметь ...

Больно больше не будет
После года отношений Эдвард покидает Беллу, ради своей новой любви, встреченной им в Нью-Йорке. Но через полгода возвращается в Форкс на Рождественские каникулы со своим братом Джаспером. Как забыть своего бывшего, если тебя так тянет к его старшему брату?



А вы знаете?

...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Что на сайте привлекает вас больше всего?
1. Тут лучший отечественный фанфикшен
2. Тут самые захватывающие переводы
3. Тут высокий уровень грамотности
4. Тут самые адекватные новости
5. Тут самые преданные друзья
6. Тут много интересных конкурсов
7. Тут много кружков/клубов по интересам
Всего ответов: 511
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Mr. President. Глава 36.2. Заключительная тайная встреча

2019-3-23
18
0
Soundtrack: Piotr Janeczek (Ashaneen) - Epic Hymn to Our Beautiful World

Первый день весны.
Сегодня исполнилось ровно два года с момента моего первого появления в Белом доме, и сегодня же истек мой основной с ним контракт. На моем месте давно работает миловидная девушка. Только ей не повезло с нынешним президентом, того самого знаменитого молодого политика она застать не успела, из-за чего очень грустила. Да и вообще загрустили здесь все девушки вместе взятые, но это уже не моя проблема.
Я приехала в свое самое любимое на свете здание за своеобразной выпиской, которую мне следовало отнести в штаб ФБР. Не удержалась и зашла на свое прежнее рабочее место. Девушки ушли на обед, и у меня появилась возможность в одиночестве предаться ностальгии.
Я провела пальцем по своему бывшему рабочему столу. Посмотрела на стену напротив – там портрет Каллена уже не висел. Возможно, эта самая девушка от досады и забрала себе в коллекцию, а возможно, и не она. Флажки на моем столе больше не стояли, зато появились новые предметы в виде стеклянной пирамиды, статуэток и пара рамок с фотографиями новой, неизвестной мне семьи. Значит, девушка довольна собой, раз показывает свое счастье и на работе о нем не забывает. Это хорошо.
Я подошла к Овальному кабинету и услышала интересную речь Джаспера. Он недоумевал, куда делось то самое кресло, грозился посмотреть пропажу по камерам. Я тихо засмеялась, но заходить не решилась. Получается, Эдвард все-таки забрал его себе? Через месяц проверю. Чем в прошлом занимался Джаспер, я узнаю примерно год спустя. Доступ к его информации мне пока закрыт. Я хотела зайти в Овальный кабинет и еще раз взглянуть на президентский стол, где мы с Эдвардом занимались любовью, но не стала – еще и стол попрошу забрать.
Выходила я из Белого дома с новыми эмоциями. Вообще этот дом до сих пор не перестаёт меня удивлять. Странное здание, как не зайди или не выйди из него, все равно ощущения нахлынут каждый раз новые. Но с этим зданием я не прощалась. По любому окажусь здесь еще и не раз.
Сейчас меня ожидала куда более значимая и важная геолокация всей жизни – Институт Эдварда Каллена и, по совместительству, главная штаб-квартира его организации.
Да, она находится именно здесь.
Название этой организации не говорят. О ней просто так не вспоминают, в ней нет крутых должностей и перспектив карьерного роста. Здесь нет специального входа и какого-то особого кода доступа, как привыкли видеть в этом понимании люди. Сюда приходят те, кто знают о ней и кого Каллен впустил лично. Сюда приходят те, кто в курсе, для чего они пришли. И сюда попадут только те, кому президент, а теперь уже просто Каллен, подарит только для него созданное им устройство с его эмблемой.
И те, кто находятся в теме, это поймут.
После штаба ФБР я поехала именно в Институт Эдварда: нужно зарегистрировать в нем еще пару своих бумаг, чтобы на меня не насели спецслужбы и не привлекли к сотрудничеству.
Огромная территория исследовательского комплекса чем-то примечательным и уникальным не выделялась: обычное большое белое здание с прилегающими к нему десятью корпусами, внушительная озеленённая территория парка с многочисленными лавочками и столиками. Возможно, когда-то за каким-то из этих столиков Данниэлла и сделала то самое роковое предложение Каллену. Но все это уже в прошлом. Теперь этот момент – история.
А у меня началась новая история – своя собственная, и она точно будет позитивной и не похожей ни на какую другую.
Блуждая по коридорам института, знакомясь с сотрудниками и впитывая всю окружающую атмосферу, я не могла не отметить, что нахожусь в самой настоящей среде Каллена. И это заводило. И это возбуждало. Всё это Эдвард создал со своим отцом, без чей-либо помощи, и тут буквально всё пропитано им и его энергетикой. А там, где присутствует его энергетика, там, где находится его часть, в которую он вложил всю душу, там меня накрывает с головой. Всё, связанное с Эдвардом, меня реально возбуждает, и кресло в его кабинете как-нибудь я точно помечу.
Сейчас меня должны устроить в штат института менеджером по продажам медицинских препаратов. Эта должность и будет опознавательной для спецслужб и как маяк им, где я работаю. Для легенды в моем спектакле жизни в Институте мистера Каллена мне предложили выгодное сотрудничество и отличную возможность применить свои исключительные навыки продаж. А всё потому что мы являлись с Калленом бывшими коллегами, поэтому его руководство и предложило мне партнерство. Но эта легенда для тех, кто спросит. А пока – рот на замок. И в подтверждение этой легенды Эдвард, а точнее, представитель его организации, арендовал офис по продаже медицинских препаратов в бизнес-центре. Так что ниточек, за которые можно хвататься и связывать нашу деятельность, становится больше.
Я знала, что Каллен сейчас работает в институте, но пока к нему подходить я еще не могу. Когда меня оформят, когда я подпишу контракт и он вступит в силу, тогда пожалуйста: сразу повалю его на стол и буду любить, любить его до изнеможения. Работа, конечно, на первом месте, это да, никто не спорит, а потом мне можно любить, любить его и еще раз любить. Меня теперь никто не остановит. Да! Или я не Изабелла!
Контракт с Калленом вступит в силу с первого дня апреля, и у меня оставался целый месяц свободного времени от своих тайных дел.
И я знала, как проведу это время. И я знала, куда хочу поехать.
Куда мне нужно поехать.
Было всего одно место на земле, к которому стремились именно мое сердце и душа, – тот самый Тибет.
Теперь я планирую посетить Тибет осознанно и с полным пониманием, с какой целью совершаю поездку. Если раньше приглашение в Тибет я считала спасательным кругом и неким ориентиром в жизни, то в этот раз я почувствовала необъяснимую, дикую и жгучую потребность съездить в тот край, чтобы поблагодарить за предоставленный мне компас.
Для путешествия я долго уговаривала лететь со мной Майка. Тот кривился, не понимал, для чего эта поездка нужна, но без него я поехать не могла. Пускай и фиктивная, но все же мы семья. Хотя здесь уже можно было поспорить: где-то подсознательно я радовалась, что меня заставили жить в такой огромной семье, и все они оказывают мне неимоверную поддержку.
В конце концов, Майк мне нужен, чтобы присмотреть за детьми, которых из-за перепада высот брать с собой еще рано. Как другу, я предложила совершить путешествие и Эммету, и я могла быть уверена, что эта информация обязательно передастся Эдварду. А там посмотрим, захочет он встретиться со мной, или же я опять буду в гордом одиночестве бродить между храмами. Благодаря подаренному кольцу и браслету о моем местоположении он всегда осведомлен, где бы я не находилась, и я всегда буду ждать его. И всё же в сообщении я не удержалась и написала свое желание: «Хочу с ним».
В Тибете ничего не поменялось. Всё по-прежнему. Толпы народа, шум, гам, ошеломляющее броуновское движение, всё знакомое и привычное, родное, воодушевляющее. Я надела белый шарф, ненавистные кроссовки со спортивным костюмом и поднималась наверх в составе группы, всю дорогу не снимала темные очки и пила молочный напиток. Из-за активных физических нагрузок и занятий йогой мой организм справился с перепадами высот с большой легкостью. Чтобы не привлекать к себе излишнего внимания, я регистрировалась в отелях и на экскурсиях с другими паспортными данными и выслушивала все речи экскурсоводов, согласно кивала на каждое слово, словно никогда не посещала это место.
Когда я очутилась в том самом отеле, эмоции накрыли меня с головой. И какая же на меня накатила радость, когда я увидела то самое странное небо и ту самую веранду, где заметила того самого монаха!
А монах ушел. Ушел на другой свет. Не дождался меня. Об этом мне сообщил его брат.
Весь вечер я провела на веранде и как завороженная смотрела на свое любимое небо необычного лунного цвета. Глупая улыбка блуждала на моем лице от воспоминаний пророческих слов монаха. Или это получилось простое совпадение? Совпадение или нет, в любом случае в Эдварде и оказалось мое счастье, и он единственный мужчина, с которым я могу быть счастливой, пускай нам пришлось и придется еще достаточно подождать для нашего счастья. Но оно все равно есть, несмотря ни на что. Главное – успеть заметить свое счастье и наслаждаться им все отведенное тебе время. Время…
Я посмотрела на часы, подаренные моей тайной семьей. Да мне только предстоит еще дорасти до уровня понимания Эдварда.
И вопрос, являлись ли слова монаха на самом деле пророческими или нет, я, пожалуй, оставлю без ответа. Пускай этот вопрос действительно останется без ответа, и пусть это будет моей тайной, которую я не смогу разгадать.
И сколько бы тайн на земле и во вселенной я не обнаружила, сколько бы вопросов не задала, всегда останется неизменным одно: я буду чувствовать на себе его взгляд. Всегда. Я всегда почувствую, что он рядом.
Он все же пришел. Он стоял внизу. В последний день моего паломничества по Тибету он пришел. Ко мне! Он нашел время, он нашел меня, он приехал!
Эдвард стоял внизу, одетый в белую одежду с обернутым вокруг шеи большим шарфом. Его голову закрывала большая соломенная шляпа туриста, а глаза – темные очки. Хотя сомневаюсь, что эти очки так просты. Через них он всё прекрасно видит.
Сначала, как и положено, он прошел мимо меня, возможно, к себе в номер.
А спустя час в моем номере его руки обнимали меня, прижимали к себе, ласкали и срывали одежду.
– Привет, – произнес он над ухом между поцелуями.
– Привет, – улыбнулась я ему в ответ. – Ты как попал сюда?
– Через две страны тайными тропами. Маршрут тот еще. Не советую.
А после марафона наслаждений и утоления голода наших тел в окружении ставших будто родными приборов мы сидели на веранде и шептались о своих делах. Смотрели на металлическое небо и гадали, почему оно окрашивается в такой цвет. Я показывала ему фотографии наших красавцев, их первые улыбки, как они забавно начинают учиться держать маленькие предметы и как смотрят и изучают друг друга.
– Скоро, – шептал он мне на ухо, гладя меня по голове, – совсем скоро ты будешь со мной, и наши дети тоже.
– Скоро, – повторяла я за ним шепотом ему на ухо – и по-другому никак. Никаких громких слов между нами быть не должно.
– Никогда не думал, что снова стану отцом.
– А я – матерью.
– Спасибо за детей, – вновь и вновь благодарил он меня, не переставая держать в своих крепких объятиях.
– А если бы не они, если бы нас ничего не связывало, то ты остался бы со мной? – задала я прямолинейный и важный вопрос.
– Только если бы ты сама этого захотела. Я прекрасно осознаю, что не подхожу на роль идеального мужа, Изабелла.
Ну, Каллен в своем духе: всегда отвечает загадками, тайнами и прочей ерундой.
– Это точно, – тихо засмеялась я, – ты безумно далек от идеального стандарта, во всяком случае, как представляю себе именно я.
– Приятно знать, что в вашем списке я нахожусь не на первом месте, мисс Свон.
– Ну, серьезно, Эдвард, ты не видишь детей, не принимаешь участия в их воспитании, ты вообще не дал им свою фамилию, а еще…
Он остановил мой сарказм глубоким и горячим поцелуем, а его сильные руки раздразнили до новой волны возбуждения.
– Ты же прекрасно знаешь, почему мы это делаем, Белла.
– Угу, – промычала я, смеясь. – А ты мне так и не сказал, понравились ли тебе естественные роды? Какие ты испытывал ощущения? – Я легко пихнула его в бок. – Я же чувствую, они для тебя очень много значали, не зря ты так хотел посмотреть на естественное появление детей.
– От любимой женщины это самый прекрасный подарок, который мужчина может только получить.
– Вы меня любите, мистер президент?
– Очень даже. И как тут не полюбить такую красавицу, которая при каждой встречи так и норовит рьяно залезть тебе в душу?
Если бы раньше, услышав признания в любви от президента, я бы кричала на весь мир о своем счастье как гормонально перевозбужденный подросток, то сейчас просто улыбнулась. Я давно научилась понимать, как мой мужчина может продемонстрировать свои чувства без всяких слов. А Эдварда я чувствую особенно.
– Но и в мою душу ты залез?
– Пока только в твой мозг, – засмеялся он мне в шею.
– Дашь почитать свою работу?
– Конечно. Но после того как получишь докторскую или, как минимум, выучишь все термины психологии.
– Ну, Эдвард, – застонала я.
– Либо будешь сидеть со справочником и через слово в него заглядывать.
– Каллен!
– Что, Изабелла? Ты и половины текста не поймешь, если не будешь владеть медицинскими знаниями.
– М-да. Не хочу учить медицину. Я в ней ничего не понимаю.
– Не хочешь, как хочешь. Я мог бы стать твоим личным учителем.
– Ты и так, Эдвард, мой самый лучший учитель, – чмокнула его в губы. – Возможно, если бы ты дал почитать свою работу вместе со справочником, тогда я бы и научилась чему-нибудь, сразу же применила бы полученные знания на практике и увидела, как они вписываются в твои исследования.
– Это идея, Белла.
– А как твои исследования моей крови? Что-нибудь получилось?
– Вот не можешь ты, Изабелла, без вопросов, всё тебе нужно знать. – Моей щеки коснулись теплые губы. – Получилось многое. Сплю на два часа дольше. Очень необычно.
– Это же здорово. – Я тяжело вздохнула, водя носом по его волосам.
А он гладил мою спину. Гладил ее и гладил, нежно касался той самой татуировки, водил вдоль позвоночника, а я не могла перестать улыбаться. Эдвард знает, где я сделала эту татуировку, но что сделала ее именно в этом самом месте, где мы с ним сейчас находимся, он не знает. И я не могла решить: говорить ему об этом или нет? Если спросит, то скажу, а если нет – то нет.
– Зачем ты приехала сюда во второй раз?
О-о. Кто-то продолжает меня изучать, точно подозревая, что целью моей поездки являлся вовсе не туризм.
– Потянуло, – честно призналась я. – Для меня это место силы. Давно хотела приехать сюда и понять себя еще раз.
– И что же ты поняла?
– Так ли хотите всё знать, мистер президент? – вернула я ему его слова.
– Хочу. Так что же ты поняла? – настаивал он, явно ощущая мои тайны.
Я не сразу дала ответ. Решила потянуть интригу. Я теперь стала терпеливой, как и он, и также научилась выжидать фирменную эффектную паузу президента.
Я заглянула в его глаза и увидела в них томительное ожидание в предвкушении моего ответа.
О, да, мистер Каллен, я знаю, как для вас важно, чтобы вам отвечали на ваши вопросы. Я знаю, какой вы мастер заглядывать в самую душу и знаю, как огонь любопытства горит в вас. И я еще знаю, что именно мой ответ для вас важен.
Чувствуя себя по-настоящему нужной, я поделилась своей мыслью:
– Я поняла, что счастье – и есть самая большая тайна жизни.
– Звучит загадочно.
– У тебя научилась, – буркнула я, крепче обнимая своего шикарного таинственного мужчину.
И снова мы просидели всю ночь вдвоём, обнимаясь, дразня друг друга невинными поцелуями, а иногда и не совсем невинными. И нашими спутниками неизменно оставались приборы с красными огоньками, наш шепот друг другу, темнота и тишина. А еще и наша тайна. Да, мне определенно нравится наша загадочная атмосфера.
Он ушел перед рассветом, напоследок подарив глубокий и сильный поцелуй.
– До встречи в институте, Изабелла.
– До встречи в институте, Эдвард.
Мы переоделись в свои костюмы и вновь окунулись в свой спектакль жизни, чтобы в скором времени встретиться на работе и не расставаться окончательно.

***

Soundtrack: Enrique Iglesias - Be With You

– Они очень похожи на тебя, Бэллз, по ним и не скажешь, кто их отец. – Ньютон будто впервые серьезно и внимательно разглядывал моих детей.
Я даже на пару секунд впала в ступор. С чего это вдруг Майк решил заговорить об их внешности? Но разглядывал он их недолго. И я бы не сказала, что он так хочет узнать о том, с кем я их сделала. Скорее всего, он просто поделился своими мыслями и тут же забыл, вспомнив о своем задании.
Зато я на детей смотрела как всегда долго, упорно, ловила все их первые осознанные движения, заинтересованные взгляды.
Им уже полгода. Полгода мы живем с Ньютоном и делаем вид, что это наши дети. Полгода через Розали и Эммета я отправляю Эдварду фотографии его детей каждый день. Стоит об этом подумать, как легкая грусть тут же заявляет о себе. И как бы я не старалась с ней справиться, она всегда будет неизменным моим спутником. Но с приближением апреля с каждым днем мне становится легче, и грусть теперь накатывает не так часто. Это как наступление рассвета. С каждым лучиком, с каждым бликом действительность становится светлее, ярче, ты словно выходишь из темноты. Но в моей ситуации это происходит не сразу, всё ощущается и видится как в замедленной съемке. Но я уверена и знаю: солнце обязательно взойдет, и я уж точно позабочусь, чтобы оно светило над нами ярко и никогда не заходило.
– Изабелла, – вновь услышала я настойчивый голос Ньютона. – Ты меня слышишь?
– Конечно, Майк, в чем дело?
– Я говорю, Таню пригласили на свадьбу в Грецию, и меня вызывают на работу, поэтому мы сейчас полетим не домой, а в Элладу. Так что, пока я на работе, как жена, будешь меня сопровождать.
– Хорошо.
После завершения моего паломничества по Тибету мы сидели в аэропорту Непала и ожидали посадки на частный рейс, который доставил бы нас в Америку. Но, совершив пару звонков, Майк резко поменял все планы.
– Отлично. Только нужно приобрести купальник. Насколько я знаю, там тепло.
– Несомненно.
Наш частный самолет поменял курс, и весь полет Майк рассказывал о женихе и невесте:
– …они так же, как и Таня, в одежде обожают белый цвет и попросили всех гостей нарядиться в соответствующие одежды. Помимо купальников, тебе нужно приобрести белое платье. Еще они обожают цветы, сладости, танцы и шумную музыку. Черт их знает, почему они выбрали Грецию и заставили родственников тащиться через весь океан и сняли целый отель на престижном курорте. Так что, Свон, я помог тебе, теперь еду на встречу с Таней я.
Я молча кивала, пока Майк продолжал рассказывать о семье, с которой мы встретимся завтра, а сама при этом не могла насмотреться на детей. Впрочем, чему я удивляюсь? Это ведь наши с Эдвардом звездочки, на них не налюбуешься, и мне всегда их будет мало. Такие еще маленькие, а уже путешествуют за океан и поездки переносят хорошо. Недавно им исполнилось шесть месяцев, а память на всех носителях забита под завязку их фотографиями.
Я опять тяжело вздохнула.
Шесть месяцев они растут без настоящего отца. Шесть месяцев я не могу разделить радость воспитания детей вместе с Эдвардом. Шесть месяцев Эдвард наблюдает, как они взрослеют через экран гаджета. И еще целый месяц в придачу Эдварду придётся наблюдать, как его дети входят в интересный период – период, когда они начинают познавать мир, начинают проявлять внимание к окружающим предметам и по долгу их рассматривать.
Я сделала пару фотографий, как дети первый раз попробовали яблочное пюре. Для них это новый необычный вкус. Они даже стали повторять за мной некоторые звуки. Майк фотографировал меня вместе с ними, когда они сами перевернулись на животики и забавно покусывали кулачки. О, а еще при кормлении они стали упираться в меня своими маленькими ручонками. Поначалу, увидев такую ситуацию с Джони и Дэвидом, я распереживалась, думала, что что-то не так. Но доктор не удивился такой реакции детей, в этом возрасте это совершенно нормально. Так дети показывают, что начинают расти и отдаляться от матери.
Но самой веселой картиной все же оставалось совместное лежание в кровати Джона и Эллы и того, как они разглядывали друг друга. Точнее, всех и всегда разглядывала Элла, а Джон при любом удобном случае начинал вопить, привлекать к себе внимание и все игрушки требовать себе. Вот тогда-то Габри и смотрела на него внимательным взглядом, засунув в рот большой палец, и не понимала, что это тут такое громкое лежит и дергается.
Периодически мыслительный поток вопросов об их будущем накатывал на меня как снежный ком. Как сложится в дальнейшем их будущее? Кем они станут? Узнают ли когда-нибудь историю президента? Думаю, вряд ли. Мне кажется, никто больше не узнает о нем. Незачем. Это ни к чему, это прошлое, оно прошло, и нечего его ворошить.
Сейчас настоящее куда приятнее, счастливее. В нашем настоящем наши дети здоровые, повзрослевшие, красивые, пускай и не видят своего родного отца.
До сих пор не могу поверить. Это дети Эдварда. Моего Эдварда. Дети от любимого мужчины!
Белый цвет одежды мне никогда не шел, я не отличалась к нему особой любовью и не понимала белый культ Первой леди, которая, напоминала я себе, уже не первая. Просто Татьяна. Смотря на себя в зеркало в белом обтягивающем платье, я бы не сказала, что оно мне подходило как темные вечерние наряды. Майк посоветовал к белому платью надеть греческие сандалии, здесь их обувают все, и неважно, праздник это или простой обычный день. А еще Майк попытался заплести мне косу с золотыми нитями, как у Афродиты. Вышло довольно хорошо. Как оказалось, в Греции сама по себе обстановка располагает носить все белое, светлое, поэтому, видимо, семья жениха и невесты и выбрала эту страну. Пока в гостинице я их не заметила. Майк сказал, что они вместе с Таней уехали на экскурсию смотреть развалины храмов греческих богов, объедаться традиционным сувлаки и танцевать сиртаки, и сегодня вечером они все вернутся и начнут приготовления к свадьбе, а на свой пост Ньютон заступит завтра. Зная мою потребность оставаться одной, Майк периодически иногда сам предлагал мне, так сказать, идти погулять. Вот и сейчас он предложил осмотреть свадебный шатер и место действия праздника самостоятельно, так как греки украшают свои свадьбы необычными предметами и погремушками, и на них точно стоит взглянуть, а сам он в это время погуляет по территории с детьми.
Роскошный и стильно оформленный отель расположился на обрыве мыса. Вдохновляющий вид волн, бьющихся об скалы, и пронзительная синева моря заворожили меня сразу. Легкий ветерок трепал выбившиеся из прически пряди; стоя на обрыве, я вдыхала особенную теплую атмосферу этой страны. Здесь действительно все белое, синее, как флаг самой Греции, и аура здесь спокойная, безмятежная.
Я подошла к месту проведения праздника.
Вокруг полностью закрытого стеклянного шатра, расположившегося на самом краю пропасти, стояли столики и стулья, обтянутые белой тканью и синими лентами, повсюду, где только можно, висели цветочные композиции, свечи, шарики, льняные мешочки, интересные предметы. Но всё мое внимание привлек шатер. Со стороны суши совсем невидно, кто в нем может находиться, ни единого силуэта. Майк настойчиво просил зайти именно в него. На вопрос почему, просто пожал плечами.
Но раз он так просил, то зайду.
Открыв витражную дверь и увидев всю представшую мне интригующую картину, я оцепенела. В этот раз, я не сомневалась, на моем лице появилась самая глупая, большая, широкая улыбка за всю мою жизнь. И не зря же Майк так настойчиво просил зайти именно в шатер. Вот же, а!
А все потому… Все потому что в конце шатра рядом со свадебной белой аркой стоял он. Он!
Высокий, улыбающийся своей очаровательной улыбкой, одетый во все белое, он стоял со свадебным букетом в руках и улыбался мне. Именно мне.
Я закрыла дверь и ждала, что же будет делать дальше этот невозможный, вечно шокирующий меня человек.
А Эдвард забавно поманил меня к себе пальчиком, но я и не думала двигаться с места, пока мне всё не объяснят.
– И что все это значит? – состроила я упрямое выражение лица и поставила руки в боки.
– Не догадываешься? Я же сделал тебе предложение, Белла, иди ко мне.
– Мы поженимся?! – поняв его, ахнула я. – Прямо сейчас?! Но как?!
– Если обещаешь меня не убивать и не набрасываться, как это обычно ты любишь делать, тогда да, прямо сейчас.
Он прав. Поколотить мне его хочется всегда. С самой первой нашей встречи.
А вообще к странным выходкам Каллена я привыкла, но это…
Собственно, а почему я начинаю опять заводить свою шарманку?
– И как давно ты всё спланировал? – спросила я, делая шаг вперед.
– В Тибете. Таня как всегда подкинула гениальную идею.
– И кто же будет нас женить?
– Я буду, – откуда-то снизу послышался голос Эммет.
– Проказники! – Я увидела голову друга, стоящего, наверное, на ступеньках со стороны моря. – А предупредить меня не могли?
– Зато сюрприз удался, сестрёнка.
– Это точно! – восторгалась я.
– Смелее, Белла, иди ко мне, – позвал меня мой настоящий жених.
Морской бриз просачивался через небольшие щели шатра, я шла по белой дорожке, усыпанной белыми и красными лепестками роз. Из-за большого количества стоящих повсюду живых цветов, воздух приятно пах дивным ароматом, а в сочетании с доносившимся соленым запахом Эгейского моря составлял и вовсе уникальную композицию. Запах Эллады и так можно назвать настоящим опиумом: теплый, соленый, он навевал спокойствие и расслабленность. Но присутствие здесь президента, то есть, Эдварда, да и такого улыбчивого и довольного, и вовсе унесло меня в самый настоящий рай.
Я шла к нему медленно, неспешно, стараясь запомнить и отложить в памяти все долгожданные моменты. Он не отводил от меня взгляд. Он улыбался нашей таинственной улыбкой. Стоял и ждал меня.
Когда я подошла к нему, он вручил мне прекрасный букет алых роз, поцеловал и достал из кармана еще один красный цветок и заколол мне в волосы.
– Эммет, поднимайся уже, – позвал нашего друга Эдвард.
Но лучше б Эммет не поднимался.
От вида Маккартни нас накрыл не просто смех, а истошный хохот.
Наш друг, веселый шутник, решил нас увидеть и на сто процентов войти в свою роль.
Он надел на себя самое настоящее облачение католического священника: альбу со всеми причитающимися к нему атрибутами в виде завязанного золотого пояса, большого нательного креста, традиционной шапочки и даже библии. Также Эммет гордо продемонстрировал золотые туфли и белые чулки.
– Я хотел надеть и шапку епископа, но в ней я выгляжу как гей. Впрочем, как и в этой кепке тоже, но да ладно.
– И свадьба друзей Тани была всего лишь предлогом, чтобы заманить меня сюда?
– Вовсе нет, – усмехнулся наш «священник», поправляя съехавшую шляпу, – это серьезные знакомые Тани и Эдварда, и у них на самом деле будет свадьба, только завтра. По греческой традиции отмечать они начали ее сегодня и продолжат с их настроем, наверное, не три дня, а весь месяц. Кстати, в этом отеле бронь на свадебные торжества забита на полгода вперед, и шатер тут стоит круглогодично. А сегодня я обвенчаю вас, или поженю, не знаю, что конкретно, сами выберете, и об этом будем знать только мы и Таня с Розали. Они, кстати, гуляют с вашими отпрысками, можете не переживать.
– Спасибо, – тихо произнесла я.
– Итак, дети мои, кто желает из вас первым исповедаться и войти в супружескую жизнь чистым и обновлённым?
– Эммет, это не исповедь, перед свадьбой так не делают.
– А не помешало бы вам это, кстати, сделать. Натворили тут дел, изменяют своим половинкам, да еще и втайне от них решили пожениться самым интересным способом.
– Эммет, – одёрнула я друга.
– Я серьезно. Этот костюм наделяет властью, и я могу отпустить грехи. Властью, данной мне… – поднял он вверх библию.
– Эммет, – сделал попытку усмирить друга и Эдвард.
– Как хотите. Если желаете внести груз своей тяжкой ноши в свою семейную жизнь, то это ваши проблемы. В общем, голубки мои ненаглядные, вы такие белые, красивые, счастливые. Иззи, ты прекрасна, еще одна беременность тебе пошла на пользу. Кстати, Эдвард, как только видит меня, сам лезет мне в штаны.
– Что-о? – пропела я, смотря на Эдварда.
– Я не лезу к тебе в штаны, – покачал головой Каллен, усмехаясь, – я лез в карман.
– Да, в карман, я хотел уточнить, ты лезешь в мой карман. Когда ты видишь меня, то выхватываешь мой телефон, чтобы посмотреть на фотографии своих детей.
– Маккартни, то было пару раз, и ты сам попросил об этом меня, так как держал на руках детей.
– Да-да, мог бы и в чувствах признаться Иззи, а не давать вечно свой дебильный односложный ответ. Мало ему всё. В конце концов, тут любовь всей твоей жизни стоит, а ты признаешься, что залазишь ко мне в карман!
– Боже, – снова покачал головой бывший президент.
– А ну вас! Итак, голубки мои, – серьезно оглядел нас Эммет, – я послушал, что обычно говорят священники на свадьбах и записал свою речь. - Он развернул лист бумаги и нахмурился. - И вот что я вам скажу. Это полная ерунда. Не хочу я это всё говорить. В своих клятвах вы там сами себе признавайтесь, обещайте, что хотите, ну там, в горе и радости и прочий бред. Хотя вы оба побывали в таком дерь… то есть, вы и так всё можете, не сомневаюсь. Короче, избавьте меня от этой ахинеи. У меня не так много времени, мне еще детей кормить, пока Розали гуляет с вашими детишками. Я всё свое время убил на это дебильное одевание. Чертовы чулки. – Эммет как-то своеобразно присел. – Все яйца зажали.
– Гениальная речь, – восторгался Каллен. – Всегда мечтал такое услышать.
– Я рад, что вам нравится.
– Эммет, – хихикала я.
– Да-да, простите, так вот, – продолжал наш странный священник, – мы сегодня собрались, вернее, я согласился соединить союз уже связанных друг с другом людей, хотя… – Эммет задумался, отводя взгляд в сторону. – Интересно, когда они успели это сделать? Хрен их разберет. И это всё втайне от меня! Вот черти! – возмущался он.
– Эммет! – возмущалась и я.
– Да как вы посмели! Я до сих пор на вас держу обиду. Два моих самых лучших друга и не сказали мне! Ладно, лирику в сторону. Короче, ребята я рад, что вы нашли и любите друг друга, и уже появились плоды этой самой страсти. А правда, да, что вы тогда на острове, когда я вам звонил, вы занимались…
– Маккартни, – снова попыталась я остановить шутливого друга.
– Действительно, чего я как маленький, вы там, наверное, все мои острова пометили, кролики ненасытные, как теперь буду проводить там отпуск, не знаю.
– Эммет, – пытался и Эдвард.
– Вы хотя бы пещеру убрали за собой? Это моя ведь любимая пещера на всем земном шаре.
– Эммет! – повысила я голос.
– А что? Я не собираюсь туда больше с Рози приходить. Как представлю, что вы нарушили мою неприкосновенность и святыню, где мы зачали Ромео. Черт бы вас побрал! А ну и ладно! – Маккартни тяжело вздохнул. – Несмотря на всю мою глубокую обиду, – Эммет театрально шмыгнул носом, – я согласился провести церемонию, чтобы ваш союз в ваших глазах стал полным. Иззи так этого хотела, вот и получила. А Эдвард… Хм-м, – прищурился он на Каллена, – не уверен, что ему вообще это всё надо. Эдвард, скажи на милость, какого хрена я стою в обличие священника, ты же никогда не любил свадьбы? Вот Иззи знает, что такое брак, аж два раза уже…
– Эммет.
– Так. Что-то вы меня ребята задержали, скучно с вами, я тороплюсь. Где ваши обручальные колечки. – Он пошарил по своим карманам. – Черт! Не могу их найти.
– Только не говори, что ты их забыл, – посмеивался Эдвард.
– Да нет, я не забыл. Просто я чувствую… Я чувствую, что от моего добра чулки порвались и ваши кольца упали в них, в чулки, и окольцевали моего дружка. Вообще-то он занят, если что.
– Эммет! – рявкнули мы с Калленом одновременно.
– Вы бы видели свои лица, – залился смехом этот ненормальный. – Да все в порядке с вашими кольцами. – Он вынул из кармана коробочку и протянул нам колечки.
– Эммет, ты явно не знаешь правила. – Я вздохнула.
– Кто придумал правила и традиции, мне совершенно плевать. У нас свои правила и своя жизнь. – Друг снова нас оглядел и заговорил более чем серьезно: – Итак, возражения не принимаются. Отказов слышать я не намерен. Всех несогласных я утоплю, либо сброшу со скалы. Ответа «нет» для вас не существует. Я вам задам только один вопрос и очень надеюсь, что вы оба полоумных, ненормальных, вздумавших тайно чудить по всему свету, ответите на него правильно. Вы согласны?
– Да, – произнесли мы вместе с Эдвардом и надели друг другу кольца, весело смеясь.
– Какие вы у меня умнички! – этак снисходительно произнес наш любимый друг. – Люблю вас, – обнял нас «священник». – Так, я не понял, где глубокий поцелуй с засосом? – недоуменно посмотрел он на нас.
– Ты не объявил нас мужем и женой, – напомнила я ему. – Или это делают до обмена кольцами? Я не помню.
– Я тем более, но это неважно. Объявляю вас мужем и женой! – Эммет постарался улыбнуться, воодушевленно произнеся стандартную фразу, а потом скривился, что-то подумал и выдал свое особенное мнение по всему этому поводу: - На самом деле, вы муж и жена уже давно. И не в том понимании, что вы слепо и беспрекословно соблюдаете все никому не нужные условности и странные традиции для сбора денег просто потому, что так кто-то когда-то сказал. Вы муж и жена в том, что вы очень хорошо дополняете друг друга и понимаете без слов, вы реально выглядите как пара. И здесь не нужны никакие ритуалы, свадебные традиции и прочая атрибутика. Серьезно, между вами летает небывалая химия. Я такое редко встречал. Поздравляю! – Эдвард меня поцеловал, а Эммет продолжал бурчать: – Пойду снимать это дерьмо. Как они в этом ходят, непонятно, евнухи что ли, всё нереально жмет.
– Эммет, – снова мы пытались остановить нашего не в меру шутливого друга.
– Ну что Эммет? – Маккартни развернулся с задумчивым видом. – Ах, да, я забыл еще кое-что. Пока вы там совокуплялись и пытались дотянуться до бога в Тибете, я исследовал местные красоты с аквалангом и нашел отличную пещеру, из которой можно наблюдать обалденный закат. Странно, что туда еще не устроили паломничество туристов. Я там вам соорудил небольшой фуршет с шампанским и местными закусками. Кровать, сами понимаете, притащить не мог, но надул большой матрац.
– О-о, – вытаращилась я на Эммета.
– Я просил оставить эту «кровать» как есть, но Роуз настояла накрыть ее белыми простынями и усыпать лепестками каких-то дебильных цветов. Короче, вам в пещере организован романтик.
– Спасибо. – Эдвард пожал руку Маккартни.
– Хотелось бы, конечно, первыми опробовать пещеру с Роуз, так как пещера мне действительно понравилась, но так и быть, мы сделаем вам подарок.
– Ты мастер находить пещеры, Эммет, – похлопал по плечу его Эдвард.
– Я люблю исследовать неизвестные места.
– Эммет, вас не затруднит посидеть с нашими…
– Нет, конечно, Иззи. Лично я с удовольствием посижу с Джоном. Он так забавно сцепляет кулак. Уж я-то поставлю ему удар как надо. А с Эллой пусть Роуз нянчится, она у вас дама с характером. А глазища у нее какие… бр-р-р! Страшно смотреть.
– Да, в этом ей не откажешь, – согласилась я с ним и взглянула на Эдварда, точнее, почувствовала его ревность, так как Эммет видится с нашими детьми намного чаще, чем он.
– Давайте уже, идите и проведите свою брачную ночь как следует, – подталкивал нас друг, – а то пропустите закат. Здесь в Греции закаты как настоящая песнь моря и солнца. Ой, опять чуть не забыл! – воскликнул он и вытащил из кармана пачку презервативов.
– Оу-у, – протянули мы вместе с Калленом.
– Я вам на полном серьезе рекомендую сейчас не планировать увеличивать демографический фонд. Нас и так много.
– Ты сама любезность, – съязвила я.
– Впрочем, если вы хотите заделать еще маленьких Изабелл и Эдвардов, то в любом случае будет к вам большая просьба: уберите всё за собой и хотя бы ополосните камни, на которых вы начнете вытворять черти что. Я потом приду в пещеру с Розали. Всё, валите уже. Благословляю вас!
Сняв с себя туфли и шапку, Эммет с деловым видом ушёл, оставив нас наедине.
А мы молча смотрели, как Маккартни закрыл за собой дверь свадебного шатра.
– М-да-а, – протянула я.
– Как есть, – пожал плечами Эдвард.
– Кому расскажи нашу ситуацию… Короче, со стороны это смотрится ненормальным, - покачала я головой.
– Ужасно, – согласился Эдвард.
– Цирк.
– Дурдом.
– Сумасшествие.
– Но…
– Но?
– Это наша жизнь, Изабелла, и в ней мы делаем, что хотим.
– И что вы хотите, мистер президент… ой… а кто вы вообще теперь?
– Твой муж.
– Да-а? И что же мой муж планирует делать дальше?
– Любить тебя до умопомрачения.
– О-о…
Эдвард все мои расспросы и возмущения заткнул самым простым способом – поцелуем.
А потом, активно виляя веслами, я добралась до пещеры на простой лодке, а Эдвард доплыл вплавь, причем без всяких аквалангов.
И другими способами в найденную Эмметом пещеру не попасть.
Эммет с Розали действительно постарались сделать нам незабываемый вечер. Помимо фуршета с шампанским, соками и греческими закусками и фруктами и того самого надувного матраца, друзья привезли сюда несколько свечей, цветов, полотенца, фонарик, зажигалку и еще одну упаковку защиты от возможной беременности. Видимо, кому-то наличие стольких детей не то, чтобы не нравится, но-о… В общем-то, намек, понят. Приглянулась к бутылкам алкоголя. На одной из них висела записка и обозначала, что это детское шампанское из-за кормления грудью специально для меня. М-да. Свечи пока зажигать не стала, а то мало ли кто заметит свет в пещере. А эта пещера выглядела намного прекраснее, чем на острове Эммета, ее атмосфера выглядела еще таинственнее, еще красивее и очаровательнее. Стряхнув лепестки роз, я легла на матрац, съела клубничку и посмотрела на единственный выход из грота, где начинало садиться солнце, а минутами позже вынырнул и сам Эдвард со своими любимыми устройствами. Расставаться он с ними не станет ни при каких обстоятельствах. Конечно, после ухода из Белого дома звонки по поводу политических дел уменьшились, и все же снимать их он не намерен.
– Тебе бы надеть на голову олимпийский венок, – увидел меня Каллен, лежащую на надувном матраце, – походила бы на настоящую богиню. Впрочем, ты такая и есть.
– Ты будешь смеяться. – Я протянула руку к столу и взяла тот самый олимпийский венок и помахала перед Эдвардом. – Они издеваются над нами!
Что дальше говорил улыбающийся Эдвард, я не слышала. Все мое внимание переключилось на его тело. Ослепительное тело. Он вышел из воды как в самой помпезной и жгучей рекламе нижнего белья, шампуня или одеколона, заставляя прочистить горло и возбужденно облизать губы.
Что он делает? Что же этот человек со мной делает? Он и так является моим самым большим искушением, а Эдвард, стоящий передо мной в одних белых плавках, так и вовсе теперь для меня искушение всем искушениям на свете. Мокрая белая ткань под собой ничего не скрывала и не оставляла, как любят говорить мужчины, простора для фантазии. Кому как, но мое воображение наоборот разыгралось с нешуточной силой, и простор расширился до такой степени, что этим мужикам, наверное, и не снилось. И эти его любимые устройства на руках и знания, что они могут сделать, заставляли нервно поежиться от накатываемого страха. А страх меня в последнее время возбуждал. Как и возбуждает и этот идеальный для меня мужчина. Широкоплечий, спокойный, с таинственной аурой и с солидным багажом опыта жизни и мудрости в придачу, его образ завораживал, а его размеренные шаги в мою сторону, эти капельки воды, стекающие с торса к его белым мокрым плавкам… Мне не жить. Вот что он делает? Зачем это он это делает? Зачем снимает с себя белую ткань?
Все. Мне действительно конец.
Полностью обнаженный и мокрый Эдвард – это мой контрольный в голову.
Такую скульптуру можно рассматривать вечно. Он прекрасен. В лучах заходящего солнца ко мне пришел настоящий Аполлон. Хотя никакой к черту он не Аполлон, ещё чего! Он лучше, чем Аполлон, он прекрасней всех богов на свете, потому что это мой Эдвард, это мой муж, пускай и тайный и неофициально зарегистрированный по стандартным правилам жизни, но он мой. Он идёт ко мне. Он приближается ко мне и нависает надо мной.
– Насмотрелась? – съехидничал он.
– Не смей вытираться полотенцем, – сдавленно прошептала я, увидев, как он потянулся к махровому белью.
– Как скажешь. – Эдвард подал мне руку и поднял меня с ложа.
А вблизи эта идеальность делает меня настоящим наркоманом.
Я зачем-то обошла вокруг Эдвард, любуясь его слаженностью, встала за его спиной и неожиданно для себя сделала вывод:
– Хочу прокачать свои мышцы полностью, посидеть на сушке и получить такую же рельефность. Поможешь?
– Необычный слышать от тебя такой вопрос, Изабелла.
– Так что скажешь?
– Хотел бы я сказать, что твой животик сексуальнее всех на свете, и нечего его трогать, но и это твое новое желание тоже мне по душе. Если так хочешь придать своему телу рельефность, то тренировки придётся увеличить втрое и посидеть на специальной диете.
– Ничего, как-нибудь справлюсь.
– Ты еще кормишь грудью?
– Вынуждена признать, что молоко ушло, – с сожалением произнесла я, вспоминая вердикт врача. - Малыши всё высосали из меня. И не знаю, радоваться мне или как. С одной стороны, можно увеличить нагрузки и позволить теперь себе кушать абсолютно всё, а с другой, малышей перевели на смесь, что огорчает, но я уже даю им прикорм.
– Всему свое время, Изабелла, и раз твой организм решил прекратить вскармливание и взяться за активный спорт, значит, так надо. Не зря же появилось это желание прокачать тело.
– Сейчас, мистер Каллен, у меня есть другие желания и потребности.
– Покажи.
– Угу, – промычав, выглянула я из-за спины Эдварда вперед и посмотрела вниз, – ваше желание вы уже показываете.
Я обняла Эдварда сзади и провела носом по его спине и губами собрала соленую воду с кожи. Мое платье намокло, Эдвард повернулся ко мне лицом и задумчиво оглядел мой мокрый вид. Он потянул лямку на платье вниз и оголил плечико, касаясь его губами, с легкостью развязал всю шнуровку на спине, и платье упало к моим ногам.
– Ты без белья.
– Не хотела терять время.
Эдвард вынул золотые нити из волос, потрепал их, распределяя локоны по плечам, а затем, присев на корточки, принялся развязывать переплетённые между собой ремешки. Процесс вышел не быстрым, так как я надела сандалии с высоким голенищем.
– Как я посмотрю, греки любители завязываться в каждой веще.
– Ничего. Любой узел всегда развяжется.
Разобравшись с обувью, Каллен аккуратно взял меня на руки и положил на наше надувное ложе, уютненько устраиваясь между моих ног, но торопить события не стал. Властно провел пальцем по щеке и внимательно проследил за своими движениями, и его лицо выражало такой победоносный вид, словно он выиграл уникальную награду всей жизни. Я улыбалась и тоже не торопилась, думая, что наконец-таки мы с Эдвардом на одной волне, на одних частотах, и оба не желаем спешить. Я покрывалась мурашками, когда он поводил носом по ключице, хихикала, когда он защекотал ушки, а потом он взял лед и, зажав между зубами, стал описывать холодные круги вокруг грудей. От нахлынувших щепетильных ощущений мое тело задрожало, я ухватилась за красивые широкие плечи и с силой и удовольствием впилась в горячую кожу ноготками. Эдвард опустился к животу и целовал его до умопомрачения. Он вообще исследовал мое тело долго, внимательно, словно впервые видел. И когда я уже хотела умолять его прикоснуться к моим губам, он сам накрыл их. Сначала в легком невинном жесте, затем поцелуй пошел в изучение, наступление, полное покорение и следом Каллен захватил мое тело. Всё полностью, без остатка, окончательно покорив и не отпуская от себя даже на жалкий дюйм. Движения сильные, уверенные, вместе с глубокими поцелуями и жаркими объятиями. Как и обещал, этот горячий мужчина любил меня сильно и долго, феерично и не думал сбавлять обороты всю ночь. Этот мужчина никогда не перестанет меня удивлять своей таинственностью и уникальностью, а осознание, где мы находимся, с кем я и в какой ситуации мы пребываем, щекотало мне нервы и добавляло горячей перчинки и без того в дикие выбросы моим телом адреналина.
– Я не думала, что так скоро тебя увижу, – призналась я, положив ему голову на живот.
– Я тоже, – гладил он меня по щеке. – Но эта наша с тобой заключительная тайная встреча, Изабелла.
– А дальше?
– Дальше мы будем встречаться в институте.
– И пока только там?
– Пока да. Но это уже лучше, чем видеться раз в месяц со всеми возможными способами конспирации.
Вот что я говорила? Мой рассвет медленно, но уверенно наступал, и скоро мое солнце засияет во всей красе.
Довольная своими умозаключениями, я дотянулась до подноса с клубчникой и тут же отправила первую в рот. Эммет не забыл и о сливках, заботливо написав на приклеенной бумаге к баллону способы их применения. Чудак.
– В твоем кабинете есть кресло?
– Узнаешь, когда придешь.
– Только не говори, что ты поставил в свой кабинет то самое президентское кресло?
– Все может быть, – загадочно подмигнул он мне.
– Конспиратор.
Я взяла еще одну клубничку и намазала на нее сливки. Одну половину задержала в губах, а остальную половинку фрукта поднесла к губам Каллена. Он заметил мой жест и зажал клубничку между своих губ. Мы съели сладкий десерт одновременно, а затем слизывали сок фрукта с губ друг друга, и этим поеданием фруктов, оливок и остальных закусок раздразнили себя до сильнейшего разгорячённого состояния. И никакой лед нам не помог. Разве что пыл остудила прохладная вода в пещере, откуда в обнимку мы наблюдали за садившимся за горизонт солнцем. Мы пили шампанское, кормили друг друга закусками, целовались до боли в губах и в полной темноте наблюдали за лунной дорожкой и потрясающим чистым небосводом с миллиардами далеких звезд.
И такая мне атмосфера нравилась, я действительно получала удовольствие от своей тайной жизни. Ведь Каллен показал, к чему лежит у меня душа, к чему я хочу стремиться и чем хочу заниматься. Тайной. Я хочу заниматься тайной. Так же как и он.
Смотря на Эдварда и иногда переводя взгляд на горизонт, где несколькими часами ранее село солнце, я поняла еще одну, самую главную тайну своей жизни: я узнала, я действительно поняла, как солнце и вода могут быть вместе, я узнала, как они смогут вместе сосуществовать. И меня отпустило. Но в этой тайне признаться даже самой себе я не решилась. Пусть это так и останется загадкой. Ведь не зря же даже алхимия не может соединить эти два элемента.
Впервые в жизни за всю нашу ночь я не задала Эдварду ни единого вопроса.
Ни одного. Абсолютно ни одного вопроса.
И мой невыносимый конспиратор не мог этого не заметить и весело меня не поддеть.
По словам Каллена, эта ночь стала для него самой спокойной ночью в его жизни.
Ну, ничего.
Я что-нибудь обязательно придумаю и моему любимому президенту скучать точно не дам.



Во-о-о-от такая огро-о-омная благодарность Катерине Lega за редакцию.

Ух. Все. Теперь можно выдохнуть. Это была последняя глава от моей Изабеллы. Да-да, вы все поняли правильно. Последняя глава от Изабеллы. Образ вышел ее непростым. Во всяком случае, для меня. Счастлива ли я, что прощаюсь с ней? Сложный вопрос. С точки зрения автора и меня как личности, как человека я получила непростой опыт. Описать становление, развития персонажа, не налепив туда и свои жизненные наработки, было очень интересным занятием. Но могу сказать точно: со своей Изабеллой я весело провела время и я точно буду за ней скучать.

Что ж, теперь ни для кого ни секрет, КТО будет завершать всю историю. Нас ждет только эпилог. Готовы к окончанию Президента?


ФОРУМ


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/41-8214-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: freeiz (14.02.2019) | Автор: freeiz
Просмотров: 2125 | Комментарии: 17


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 17
+1
17 Alin@   (16.03.2019 17:50)
Эммет решил завоевать свою премию, если бы такая существовала то стал бы безоговорочным победителем. Пускай и тайно поженились, но для них это много значит.

+1
16 Kate999   (20.02.2019 08:04)
Я и не надеялась увидеть свадьбу Эдварда и Беллы. Не знаю почему,думала,что они не проведут официальную церемонию и будут вместе только на словах dry

Но,как же хорошо,что я ошибалась и свадьба состоялась. Хоть и не совсем традиционная biggrin
Греция,белые костюмы,таинственная атмосфера,шатер и Эммет*исполняющий обязанности священника для друга и его невесты* Маккартни. Что может быть лучше?!

Жду с нетерпением главы(эпилога) от Президента wink

+2
15 Котенок1313   (18.02.2019 07:01)
Большое спасибо за главу, супер терпеливые люди, такие счастливые wink

+2
14 pola_gre   (17.02.2019 19:25)
Не поняла про свадьбу с шутом Эмметом. Майк уже не муж? Или и не был? Странные браки/церемонии...

Цитата Текст статьи ()
Но эта наша с тобой заключительная тайная встреча, Изабелла.
Вот это радует. Но , видимо, я и развод с Таней упустила wacko

Спасибо за продолжение!

+2
13 вика1234   (17.02.2019 16:17)
Спасибо за продолжение)

+2
12 Черный_кот   (16.02.2019 19:43)
Эммет поглумился на славу!

+2
11 Кетти   (15.02.2019 22:17)
Спасибо за продолжение)
Эммет в своем репертуаре)
Очень веселая получилась свадьба)
С нетерпением жду эпилога от Эдварда)

+2
10 правовед   (15.02.2019 21:15)
спасибо большое . wink wink wink

+2
9 kotenok_miau   (15.02.2019 14:28)
Большое спасибо за продолжение.

+2
8 Lepis   (15.02.2019 12:34)
Спасибо

+2
7 ЛИЯ78   (15.02.2019 10:03)
Повезло им с другом))) горько горько!!!

+2
6 kiss3478   (15.02.2019 00:55)
Это глава проста нет слов....эммет как всегда в своем репертуаре.... спасибо большое.

+2
5 malush   (15.02.2019 00:06)
Да, Эммет повеселил... biggrin
Всё было красиво и прекрасно! wink Спасибо!

+2
4 volckonskayayulia   (14.02.2019 23:17)
Белла, блин, ты еще посочувствуй этим загрустившим по мистеру президенту, миловидным девушкам. Чем их Джаспер не устраивает? Не такой хорошенький и обаятельный? Ну не играет он на фортепиано в щегольской щляпке, но может быть у него найдутся другие таланты? Например ввозить в страну незаконно плутоний( или что он там привез в подарок президенту на виллу?) Это же тоже надо с уметь. И почему он не женатый? Разве главное лицо страны не должен быть семьянином? По моему Майк догадался, кто его так называемый соперник на роль отца семейства? А может Таня проболталась? Эмет уморил.Белла и Эдвард молодцы. Пусть шутя и не на законных основаниях, но создали еще одну ячейку общества. Как дальше они будут жить и разбираться в этом дурдоме? Черт их знает? Но они разберутся. Они там все умные, как на подбор. Ждем эпилога от экс президента. Спасибо. cool

+2
3 оля1977   (14.02.2019 23:01)
Эмет конечно богохульник, но он отличный друг. Все они отличные друзья. И свадьбу организовали тайком от невесты и с детишками посидели, пока новоиспеченые молодожены испытывали пещеру на прочность. Одного не могу до конца понять. Зачем так много таинственности? Ладно пока он был главой страны с женой. Сейчас он тоже с женой вроде как, но он уже не президент. Почему на Тибет нужно было добираться тайными тропами через две страны? Он что не мог полететь туда как гражданское лицо просто как турист на экскурсию? Или в Египет? И почему они не могли видеться все эти полгода просто в обычном режиме? Чтобы увидеть как растут детки, Эдварду приходилось залазить к Эмету в штаны, а не просто в свой телефон?Простите за мои непонятки, но вопросов как-то накопилось. Публичным лицом Эдвард останется всегда, но он же живой человек, мужчина, у которого в жизни тоже могут происходить изменения. Эта конспирация для обычных обывателей страны или для спец.служб? Он же вроде как со всех структур собрал все какие возможно подписи, чтобы его не цепляли и не дергали, тем самым не мешая его научной деятельности. Глава отличная. История замечательная. Не зря мы ждали так долго ее продолжения. Спасибо вам, девочки, за ваш талант и ваше красноречие. biggrin

+2
2 робокашка   (14.02.2019 21:40)
свадебную церемонию от Эммета не могу воспринять серьёзно - упороться от смеха! crazy но покрытые тайной всё же тайно поженились! biggrin

+2
1 Kristin_Night   (14.02.2019 21:35)
Эта глава поставила все на свои места) Красивая картинка, история, любовь и просто жизнь)
Спасибо Рита, Катя!
Жду эпилога)

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями