Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1676]
Из жизни актеров [1625]
Мини-фанфики [2531]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [3]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4773]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2391]
Все люди [15068]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14280]
Альтернатива [8974]
СЛЭШ и НЦ [8863]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4346]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей февраля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за февраль

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Только один раз
Неужели Эдвард и Белла действительно надеются, что их случайная встреча в Рождество закончится одной совместно проведенной ночью?

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!

На последнем вздохе
Эдвард, я люблю тебя, и всегда буду любить…
Я провела пальцами по его губам, заглянула последний раз в его зеленые глаза и улыбнулась.
Он должен запомнить меня именно улыбающейся…

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!



А вы знаете?

... что попросить о повторной активации главы, закреплении шапки или переносе темы фанфика в раздел "Завершенные" можно в ЭТОЙ теме?




А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какие жанры литературы вам ближе?
1. Любовный роман, мелодрама
2. Фантастика, фэнтези, мистика
3. Драма, трагедия
4. Детектив, военные, экшен
5. Юмор, комедия, стеб
6. Сказки, мифы
7. Документальные труды
Всего ответов: 437
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Mr. President. Глава 36.1. Загадочный успех

2019-3-24
18
0
Белла

Soundtrack: Beyonce - Halo

– У тебя четыре с половиной пальца, Белла.
– В смысле половина пальца?! У меня по пять пальцев на руках! Целых! Видишь? Видишь? – махала я перед Роуз ладонями. – Никакой половины нигде нет! Откуда ты ее взяла? Совсем спирта с Эмметом перепила?
– Белла, у тебя начались роды.
– Чего? Я не хочу рожать.
– Пора.
– Я передумала!
– Как можно в такой момент летать в облаках…
– Я сидела на кладбище.
– Где?!
– На кладбище!
– Жесть! А как ты умудрилась не заметить начало схваток?
– Покажите мне, как они выглядят, тогда я их замечу.
– Жесть вдвойне. Белла, у тебя нет противопоказаний для самостоятельных родов двойни. Готовься, они скоро полезут.
– Кто полезет? Куда полезут? Откуда? Из меня? Не дайте им этого сделать! Слышите! Я не буду сама рожать! Сделайте мне кесарево.
– Но у тебя давно отошли воды и…
– Значит, залейте эту воду внутрь!
– Не получится. Скоро будет полное раскрытие.
– Тогда закройте его обратно.
– Белла, это неизбежно. Твои дети готовятся на выход.
– Пусть подождут кесарево!
– Боже. – Каллен тяжело вздохнул.
– Эдвард! – в совершенной прострации от жуткой боли увидела я улыбающегося президента рядом. - Вы вызвали скорою? А то я номера не знаю. – Он подошел ко мне, что-то говоря, но его слов я не слышала. Я схватила его за майку и с силой притянула к себе. – Надеюсь, со своими экспериментами в препаратах вы вкололи мне прививку от бешенства? Иначе первым я покусаю и раскромсаю именно тебя!
– Где врачи, Розали? – отцепился от меня президент.
– Они выехали, но с их машиной что-то случилось. За ними поехал Эммет.
– Вы должны сделать мне какой-то укол! Сделайте мне укол! – что есть мочи вопила я.
– Лучше подыши по-собачьи, – посоветовал мне президент.
– Да сами вы собаки! Что за советы-то такие! То половина пальца моего потеряли, то…
– Изабелла, прекрати, – обняв, успокаивала меня Розали, гладя по голове. – Эдвард, лучше уйди, пока она реально тебя не задушила.
– Ну, уж нет! Стоять на месте! – рявкала я. – Никуда он не уйдет! Он всё выслушает, что я о нем думаю! – шипела я на президента, корчась от боли, и пыталась между своими криками не сбить дыхание и дышать, как учил врач.
– С удовольствием послушаю, – улыбался Эдвард, но близко все же не подходил. И правильно делал. Я уже поглядывала на лоток с медицинскими инструментами.
– Я не могу это терпеть! Каллен, мать твою, сделай мне кесарево, немедленно! Ты же умеешь всех резать! Какого черта ты медлишь?
– Ты хочешь лишить меня счастья посмотреть, как наши дети естественным путем появляются на свет?
– Да я тебя сейчас сама на другой свет отправлю, если не заткнешься и не выполнишь мою просьбу!
– Я не могу лишить себя такой радости, Изабелла, к тому же, у тебя почти полное раскрытие. Скоро начнешь тужиться, и будем смотреть, кто первый полезет на выход.
– Я тебя убью! Я тебя реально грохну! Держите от меня скальпель подальше!
– Ребят, вы серьезно будете устраивать свои перепалки в момент родов? – Розали ухватила меня за руку и силой придавила к кушетке, чтобы Эдвард ввел мне какой-то препарат. Наверное, обезболивающее или капельницу, но всё это уже было неважно.
– А-а-а! – орала я во все горло, ощущая настоящий ад в виде сплошной, долгой схватки. Кажется, она длилась вечность. В тот момент мозг просто отключился.
Как потом, после родов, я пыталась вспомнить, Эдвард, увидев прекрасную и долгожданную, с его слов, лужицу подо мной, взял коляску и с большой скоростью повез меня в медицинский блок. Уложил на кушетку набок и наказал прислушаться к ощущениям и понять, какие у меня схватки – тренировочные или самые настоящие. Долго понимать не пришлось. Боль усиливалась, и между ними появился регулярный временной интервал. Тогда я еще не знала, но, к великому счастью, в тот же вечер приехали Розали с Эмметом для работы в резиденции. Ко мне допустили только Роуз. Слыша мои крики, в медицинский кабинет порывался залететь Эммет, но Таня с Майком уговорили его не мешать. Они-то и вызвали врачей. Но по закону подлости по пути в резиденцию у машины лопнуло колесо, и Эммет с Майком сами поехали за ними, чем вызвали во мне нешуточную панику.
Но они успели.
Увидев трех врачей, я немного успокоилась.
Спустя где-то полчаса врач дал на что-то добро, а Эдвард, встав позади меня, переплел наши пальцы и, поцеловав в лоб, произнёс:
– Давай, Изабелла, ты сможешь.
Кого, кому и, главное, что конкретно я должна была давать, дальше не помнила совершенно.
Всё виделось настоящим бредом, и бредом жутко болезненным.
Розали рассказывала, что в момент родов я походила на настоящего вареного рака, а временами и вовсе на пьяницу. Кожа на лице покраснела, от напряжения в глазах полопались капилляры, я чуть не выломала все пальцы Эдварду, которому разомкнуть наши руки удалось с большим трудом.
Первый вылез сын. Всё, что удалось запомнить, – эту его крошечную синюю попу, правда, кричать он стал сразу и очень громко. А потом последовала заметная и волнующая пауза. Чем плохо рождение двойни естественным путем, так это страх и переживания за второго ребенка: от освободившегося в матке места он мог перевернуться головой вверх, поперек, да как угодно, и создать дополнительные сложности. В этот момент трогали мой живот, зачем-то гладили, что-то говорили, пробовали, решали. Не помню точно, но пока врачи думали о своем наболевшем, неожиданно для меня самой пошла очередная схватка, и во мне появилось сто-о-олько адреналина, дури и сил вместе взятых, что дочь буквально вылетела из меня, только и успели ее поймать задумывавшиеся врачи. Казалось, по размеру она вышла еще меньше чем сын. Но кричать она стала не сразу. По словам Роуз, в отличие от брата, она получилась тихой, несговорчивой, немного помычала и после всех необходимых процедур состроила такое недовольное выражение лица, будто прервали сладкий сон настоящей королевы. А сын вопил долго, истошно и красиво, видимо, за двоих сразу, чтобы нескучно было никому. Да уж, дети, да и я сама, шокированная всем происходящим, определенно повеселили всех своими характерами и родами.
Всю неделю после родов Эдвард провёл рядом со мной. Помогал кормить малышей и ухаживал за ними, все ночи проводил со мной, не отходил от меня ни на шаг. Исполнял любой мой каприз и не мог насмотреться на детей. Он даже работал рядом со мной в моем домике.
Как оказалось, больше ни в чем в этой жизни я не нуждалась. Эта неделя стала для меня самым настоящим раем. Эдвард всегда находился рядом со мной, он целовал меня на ночь, утром, днем, вечером – всё время и не уставал благодарить за детей. А иногда целовал долго, сильно, бурно, до скрипа зубов. В какой-то момент я забылась и почти перешла к откровенным ласкам, но Эдвард вовремя остановился – рано мне еще.
Как он выбил для себя полностью свободную неделю, являлось не моей заботой.
И Каллена совершенно не волновало, что у детей не его фамилия. Главное, что мы знаем, чьи они и почему всё так происходит, а остальное нас не касается и сильно задевать не должно. А для меня самое главное, что в самый важный момент он находился рядом со мной и нашими детьми. Эдвард выглядел жутко довольным, невыносимо счастливым и невозможно красивым. Хотелось его повалить на ту самую кушетку и все-таки растерзать за всё хорошее, потому что я поняла одно: больше рожать сама я не намерена.
Это жутко больно.
После недели моего рая мы все вернулись к нашему спектаклю жизни, и в этом деле я преуспела хорошо, так как с легкостью знала, в какой день и как мне нужно себя вести, что мне можно говорить, а что – нельзя.
Месяц после родов летел быстро, нам с Майком совсем не было никакого дела до грусти. Более того, гуляя вместе по паркам, мы стали угорать со смеху от всей сложившейся ситуации и не могли остановиться, тем самым производя впечатление «счастливой семьи». А смеяться действительно было от чего: первых сыновей я родила от Джейка, еще двое детей получились от президента страны (правда, Ньютон об этом не знал), Майк вообще не мой любимый муж, у него самого ребенок от Первой леди, мы с ним не испытываем друг к другу никаких чувств, и наш брак получился даже не по расчету, а вышел он для меня прикрытием, а для Ньютона – вообще заданием. Но что поделать, такова обратная сторона непростых судеб. Пока такой план обеспечивал хорошую безопасность и безупречную репутацию для всех. Главное, что все здоровы, по мере возможностей счастливы и занимаются своей работой. И что еще самое главное: все ждут января, когда Эдвард, наконец, сложит полномочия, так как, по рассказам Эммета и Розали, от Каллена исходит жуткое воодушевление: он только и ждет, чтобы сорваться в свой любимый институт для работы. И чтобы хоть как-то ускорить время на посту, президент вновь сошел с ума и завалил всех кого только можно и нельзя работой.
В моем любимом парке мы часто встречали Блэка и его новую жену, родившую ему дочку. Бывший муж радовался за меня и за новое обретенное «счастье», и мне совершенно ничего не пришлось ему объяснять – он понял всё сразу. Джейк долго смеялся, увидев мою очередную двойню, а я радовалась, что сыновья теперь часто стали видеть отца, к тому же у них появилась еще одна сестричка по имени Джулия.
Да уж, действительно, в каждой ситуации есть свои плюсы, и каждый момент можно повернуть себе на пользу, а главное, на пользу детям.
Встречи с Блэком я выносила совершенно спокойно, но когда началась бесконечная феерия с родственниками и друзьями со стороны Майка, то с ними мне приходилось держаться и не болтать лишнего. Но легенду, как мы с ним познакомились, даже придумывать не пришлось. Майк говорил чистую правду, когда увидел меня в первый день моего прихода в Белый дом и когда присвистывал на мой эротичный вид в нижнем белье, за что получил тогда от президента подзатыльник. Майк знал, как ухаживать за детьми и с удовольствием нянчился с ними. Мне иногда казалось, что он представлял, как нянчит своего сына, и он по-прежнему ни разу не задал вопроса, кто же отец моих детей, видимо, в его задании указано эту тему не поднимать.
Родители Майка в принципе привыкли к моей несговорчивости и хмурому, серьезному виду и лишних вопросов не задавали. Но в один вечер, когда родители отмечали годовщину свадьбы, Ньютон всё же попросил состроить радостное выражение лица. И здесь я вспомнила совет Эммета: мне достаточно представить в голове какие-нибудь приятные картинки, связанные с Эдвардом, тогда и улыбка появится сама собой.
И, действительно, я заулыбалась как ненормальная, вспомнив, как в нашу сладкую неделю после родов мы вчетвером лежали на кровати и пытались понять, на кого похожи наши дети. К нашему обоюдному и нереальному удивлению, сын и дочь унаследовали полностью мой карий цвет глаз, и дочь практически не походила на отца, разве что в профиль можно было разглядеть его аристократические черты. Но об этом еще рано говорить. И все же, если дети унаследовали мою генетику, для прикрытия это как нельзя лучше. А следом у нас с Эдвардом начался небывалый, долгий, жаркий спор о том, какие имена им дать. И мы чуть не сорвали голоса. Честно говоря, не хотелось следовать странной традиции президентской семьи, хотелось дать какие-нибудь уникальные имена, особенно дочери. В итоге Эдвард предложил назвать сына Джонатаном, а дочь – Габриэллой. И имена моментально понравились, а особенно имя кареглазой звездочки, которое вместе с моим звучало безумно красиво.
Еще я вспомнила, как подарила Эдварду фотоальбом своей беременности. Да, я держалась до последнего и не показывала его никому, и с тех пор, как узнала о своем интересном положении, фотографировала себя каждый день. Фотографии, результаты анализов, все тесты - вклеила абсолютно всё, что имело отношение к беременности, и отдала Эдварду. Каллен разглядывал фотографии долго, внимательно, со знанием дела, иногда проводил пальцем по снимкам, а потом меня зацеловал. И, куда спрятал этот альбом, Эдвард мне не сказал. Ну, ничего, все снимки у меня есть на ноутбуке, если нужно, напечатаю новые.
Но рай без ада существовать не может, и последний день стал именно адом. Эдвард не хотел оставлять детей, серьезно не хотел, и тем более оставлять их без своего внимания на целый месяц, ведь увидимся мы с ним теперь только на его дне рождения в Белом доме в ноябре. Как выяснилось, после родов я стала человеком терпеливым и мирно приняла свою участь, без всяких слез, истерик и криков. Видимо, за беременность нарыдалась на всю оставшуюся жизнь.
Зато все последующие дни я делала снимки наших детей: чем мы занимаемся, как мы кушаем и спим, старалась не пропустить ни единой их эмоции, пускай на заднем плане всегда маячил Майк и его родня. А затем отправляла их Эммету – своему лучшему другу. Это не запрещено. И, я не сомневалась, друг показывал Эдварду все фотографии. Все до одной. А приходивший на веселые снимки ответ неизменно оставался только один: «Еще».
И я знала: ответ принадлежит Эдварду.
Вскоре я научилась получать удовольствие даже от многочисленной шумной родни Майка. Его родители стали мне уже как родными, помогали с малютками, заботились о них, и, благодаря им, у меня появлялось много свободного личного времени. Да, мне хотелось проводить всё свое время с моими - кто бы мог подумать - четырьмя детьми, но и свою тайную работу забывать я тоже не хотела. И я не забыла и о йоге, тренировке мышц и психологической работе над собой. К йоге, кстати, я приучила всю родню Ньютона. Тот, перебесившись, как в свое время и я, все-таки сдался и тоже принялся за исследование своей души.
В общем, с горем пополам, с психологической помощью, мантрами и правильным настроем, если не фиксировать свое внимание на негативе, грустных мыслях, тоске по одному уникальному человеку и соблюдать все меры безопасности, то в такой ситуации вполне можно улыбаться каждому новому дню, наслаждаться прекрасными мгновениями с детьми, заниматься любимой работой и ждать встречи с ним.

***

Soundtrack: Avenue H - Careless Whisper

Как же быстро летит время, а в Белом доме оно срывается на катастрофический бег.
Настало время собираться на второй день рождения Президента.
В его прошлый праздник мы всей дружной компанией путешествовали по миру, но тогда мы работали, а сейчас Эдвард успел наездиться по странам до своего дня рождения, видимо, чтобы закидать себя делами и ни о чем не вспоминать. Но за психическое, душевное и телесное здоровье Каллена я переживала меньше всего. Уж за кого, а за него в этом плане волноваться не стоит. В свой день рождения президент должен официально объявить своего приемника. Кто им будет, неофициально, разумеется, знали все.
Шанс тайной встречи между всеми нами мы упустить не могли. Нам только и оставалось встречаться в Белом доме, и больше нигде. Ни под каким предлогом.
Меня как жену Ньютона и работницу пресс-центра Белого дома, находящуюся в декрете, на торжество пригласили без вопросов. Ведь мое прикрытие являлось самым настоящим, официально зарегистрированным в виде брака и сомнений вызывать не должно. Если только кто-то не вздумает докопаться до истины, как в свое время это сделала я. К счастью, пока таких людей не встречалось, тем более наше положение нужно еще доказать. Или другой вариант: если кому-нибудь не придет в голову сверить кровь моих детей и кровь президента на предмет родства. Но попробуй возьми анализ у президента просто так, он сам у кого хочешь возьмет что надо и не надо.
За год мои волосы отросли практически до прежней длины. Смотря на себя, одетую в коричневое платье и, к величайшей моей радости, высокие шпильки, я невольно начала сравнивать себя с той самой первой Изабеллой, появившейся на пороге Белого дома. Я разглядывала себя долго, пыталась найти какую-то ерунду в глазах, наподобие мудрости, но махнула рукой, сделала яркий вечерний макияж и распустила волосы – всё, как и люблю и чего так долго не делала. Да!
В этот вечер Белый дом походил на настоящий детский сад. И не скажешь, что это сердце правительства страны, да и не подумаешь, что сегодня праздник у главного. Все внимание притягивали дети: новорожденные и дети постарше. И почему раньше почти никто не приводил своих детей на торжества, и для чего я тогда так вырядилась?
Впрочем, есть у меня ответ, для кого я так вырядилась…
Я почувствовала его взгляд сразу, но виду не подала. Меня под руку держал Майк, а он держал Таню, мы ходили кругами по залу, но друг к другу не подходили, так как у Ньютона сегодня официальный выходной, и нечего ему ластиться к Первой леди.
Мой контракт с Белым домом окончательно заканчивается в начале весны следующего года, тогда-то и можно будет к нему подойти на всех правах коллеги. А сейчас нет. Во избежание, так сказать, лишних проблем. Нужно потерпеть. Осталось недолго. Самое трудное прошло. А после я уйду из Белого дома в институт Эдварда, где и находится его штаб. Вот там-то мы и сможем видеться с ним, хоть каждый день, и все будут знать, что я с ним работаю, у меня есть муж и дети, но никто не будет знать, как мы будем придаваться своей любви. Тайно, скрытно, в темноте, долго, как мы и любим. И это будет только наша тайна. Тогда мы сможем всё. Все-таки Каллен своими психологическими уроками, передаваемыми через Эммета, выдрессировал во мне это треклятое терпение, так как я научилась относиться ко всему спокойно и теперь умело переводила энергию от внутренних переживаний на насущные дела, впустую время не тратила.
А пока мы общались с сотрудниками других отделов, своими коллегами, я нянчила Джонатана, а Майк держал на руках Габриэллу. Не взять их с собой было нельзя. Эдвард должен их увидеть и подержать на руках. Элла, как я коротко называла дочурку, отличалась спокойным характером и не буянила, а Джон иногда сходил с ума и всё внимание обычно перетягивал на себя. Но он успокаивался на моих руках, и больше не на чьих других. Хотя среди такого огромного количества гостей и детских визг и не расслышишь, если какой-нибудь малыш раскричится. Периодически я уходила кормить детей в кабинет Розали и знала, что скоро поднимусь наверх…
Когда я увидела Эдварда, сидящим за роялем, мое возбуждение проснулось и пронеслось дрожью по всему телу. А когда он запел, то, слава богу, меня одернул Майк, сообщив, что пора кормить детей. И спасибо ему. Джонни с Дэвидом катали на коляске любопытную и тянущую ко всем ручки Эммили, а Джини с Дианой учили танцевать вальс Ромео. Странно, что их не заняли очередной игрой. Первым я всегда кормила Джона, пока Майк менял подгузник Эллы. Иногда удавалось кормить и сына, и дочь одновременно. В кабинет вошли Роуз с Таней с заметно выросшим Тэдом. И, кажется, больше Майка я до утра не увижу. А когда счастливые Таня и Майк попрощались со всеми нами реально до утра, то спустя некоторое время появился и Эммет.
– Он у себя в кабинете, Белла. Можешь идти, картинка на камерах заменена везде.
– Не переживай, – поспешила успокоить меня Роуз, когда я глянула на детей. – Я их отнесу в твою гостевую комнату.
– Может, мне сразу туда идти? – предложила я.
– Нет, сначала в кабинет. Мы распланировали так, так как ему нужно появиться именно там. Через час поднимешься наверх.
Если друзья так говорят, значит, они распланировали всё правильно.
– Хорошо, – согласилась я с ними.
Задержав взгляд на Эммете, с большой улыбкой державшем моих малышей на руках и Розали, с бурчанием перебирающую сумку с их вещами, я вышла в коридор.
В кабинете Президента стоял полумрак. За столом политик не сидел. В кабинете я вообще никого не заметила. Пройдя вперед, я подошла к дивану и ощутила, как мои губы нежно накрыли мужские пальцы, а вторая рука за талию прижала к горячему телу.
– Вы медлительны, мисс Свон, я долго вас ждал, – прошептал мне на ухо бархатный голос, а шею обожгли горячим поцелуем.
– Я на каблуках. Давно их не надевала.
– Сейчас только в них и останешься. – Сильные руки переместились на живот и заботливо погладили его.
– И чулки снимать? – уточнила на всякий случай.
– Только попробуй, – прорычал Эдвард, и я получила легкий шлепок по ягодице.
– И я миссис Ньютон, – напомнила я Каллену и тут же получила очередной шлепок. – За что-о? - возмущенно промычала, чувствуя возбуждение президента.
– За то, что не хочешь быть миссис Каллен.
– Кто сказал, что не хочу? – повернулась я к нему лицом.
– Ты не ответила на мое предложение.
– Тогда были существенные причины, если ты помнишь.
– Разумеется, помню. Такие весёлые роды не забудешь.
Я опомниться не успела, как Эдвард поднял меня за бедра, закружил и повалил на ближайший диван, накрывая меня своим большим и мощным телом.
– Эдвард… – судорожно вздохнула я от легкого помутнения сознания.
– Помолчи, Свон, я намерен добиться твоего согласия.
– Добивайся, – дала я добро, закусив губу, а он разжал ее своими и не выпускал мои губы из плена весь вечер. Да попробуй тут устоять, когда тебя страстно соблазняют и не дают проявить никакой инициативы. Да-да, мой зверь проснулся, и от этого ненормального весь вечер исходила хищническая энергетика и галопом несла адреналин по венам, и вместе с запретной обстановкой острые ощущения множились в геометрической прогрессии, а его стальная уверенность во всех действиях доводила меня до наиглупейшей улыбки на свете. Он не пытался быть нежным. Под натиском голодного мужчины платье с меня просто исчезло, как впрочем, и мой голод по этому политику разорвал его коричневую рубашку в одну секунду. Для первого раза Каллен сжалился лишь над нижним бельем и оставил его на мне, только кружевные трусики были отодвинуты в сторону. Думала, после родов будет больно, но с Эдвардом в момент близости такого понятия абсолютно не существует. Я ощущала его твердого, каменного, голодного, и он реально грозился меня разорвать, если начну с ним препираться и если только попробую ответить на его предложение отказом. Пока отвечать я и не собиралась, посмотрю, как он будет добиваться моего согласия. А добивался он страстно, долго, мощными толчками, глубокими поцелуями и жаркими рассказами о том, как скучал. Я обвивала его руками и ногами, поглощала его запах, каждое его движение, взгляд, наслаждалась приятной тяжестью на себе и в конце концов думать забыла, на какой вопрос нужно дать ответ.
- Не добился, - поддев президента, дала я ответ, вспомнив его вопрос.
Мы лежали в обнимку на диване, и я не смела взглянуть на Эдварда.
– Уверена? – раздалось надо мной грозное рычание.
– Убеди меня еще раз, – захихикала я, но засмеялась тихо, иначе того и гляди меня съедят.
– Хм, значит, диван так себе. Проверим на прочность стол.
– Как?! – удивленно вскрикнула я.
– Сейчас покажу.
Миг, и я сижу на президентском столе, он стоит между моих ног, а в глазах Каллена все тот же хищнический настрой поглощения.
– Попробуй, – провоцировала я его, отодвинувшись назад, из-за чего перевернула флаг и спихнула все папки со стола.
– Дразнишься. – Он намотал мои волосы на кулак, а другой рукой крепко зажал шею и горячо произнес в губы: – Попробую так.
Еще один миг, и я лежу на животе, а Каллен навалился сверху.
– М-м, – потянулась я к нижнему белью.
– Не снимать, – убрал он мои руки, – пусть висят на ножках. – Эдвард специально оттянул трусики до колен и шире раздвинул мои ноги, чтобы ткань не упала. – А бюстгальтер, да, пожалуй, лишний. – Под ловким движением пальцев замок разошелся, полностью оголяя мою спину. Эдвард нарочито медленно провел пальцем вдоль позвоночника, заставляя все тело покрыться мурашками, и принялся за исследование его любимой татуировки. – Давно ее не видел. – Он водил по ней носом, выписывал соблазнительные круги языком, а потом просто гладил пальцами.
Мое тело дрожало в его руках, попа яро ощущала возбуждение мужчины, мне не терпелось снова ощутить его в себе, но давать себя он не спешил. Он кусал за ушко, шептал грязные и неприличные словечки, гладил мою набухшую грудь, издевался своими пальцами внутри меня, доводил до критичного состояния и не давал разрядки.
Но и я сдаваться так быстро не собиралась.
– Я научилась терпению, мистер президент, вы теперь меня так просто не возьмете. – Я сама издевалась над ним, прижимаясь к его красноречивому желанию, и дразнила возбужденный пах, водя по нему бедрами. – Что вы на это скажите, мистер Каллен?
– Думаю, быстрый бонус, мисс Свон, вы заслужили.
Он прижался ко мне, отодвинул волосы набок и, подложив руки под живот, наконец, заполнил собой.
– Да-а… - тихо простонала я.
– Смелее, мисс Свон, здесь стоят глушители, можете кричать громче.
Если и пришлось кричать, когда этот сумасшедший конспиратор двигался во мне, явно довольный, что я стою на каблуках, то он собрал все мои крики и вздохи своими губами.
– Согласна, – простонав, сдалась я под натиском этого зверя.
– Уверена? Как-то слабо вы, мисс Свон, дали свой ответ. Могу быть более убедительным.
– Не сомневаюсь! – кряхтела я, словно бежала марафон. Еще один миг, и из горизонтальной плоскости мир перевернулся в вертикальную - в президентское кресло. – О, да-а! – воодушевленно крикнула я, вцепившись руками в черную кожу и с наслаждением погладила ее. Давно здесь, кстати, не сидела.
– Это ответ?
– Нет.
– А что тогда?
– Убеди меня еще раз. Мне мало.
Похоже, я нарвалась.
Хищник злобно прищурился и подарил мне грозный оскал. И я знала этот победный взгляд и дикую ухмылочку. Его добыча в прямом смысле слова находится в его сильных, мужественных руках, трепыхается, испытывает настоящий адреналин и еще издевается над ним, как может. Он склонил голову набок и внимательно оглядел мое лицо. Оценил нашу позу: взглянул на мои шпильки и ноги в чулках как на само совершенство и вернул внимание губам. Он надавил подушечкой большого пальца на них, открыл, провел по нижней губе и оттянул вниз. Скользнул языком по ней, неспешно, уверенно. Невесомо поцеловал уголки губ, чмокнул как последний романтик на свете меня в нос, снова опустился на губы и ласкал, ласкал без единого намека на страсть. Мне до боли хотелось погладить его небо своим языком, прикусить зубами его пальцы, зарыться в его волосы, но Каллен завел мои руки за спину и держал их крепко, а язык мой вообще не пускал к себе ни разу. И когда мою бдительность притупили, а эти невинные касания довели до изнеможения, он с силой вторгся в мой рот на всех правах хозяина, и мы, распаленные, наконец, отпустили себя. Движения снова сильные, ритмичные, и еще, и еще. И совсем не больно. Пребывая в атмосфере страха и тайны, сердце от выплескиваемого адреналина билось как птица в клетке, глаза горели, лоб покрылся влагой, а на лицах сияла наша любимая улыбка. И да – такая аура мне нравилась, его ауру я любила. Я любила его ауру тайны и адреналина.
Не сразу поняла, как Эдвард взял мою ладонь и внимательно осмотрел кольца на пальцах. Остался недоволен. Он снял все украшения и перенес их на другую руку, а на опустевший безымянный надел свое кольцо. То самое, которое он и предлагал.
– Убедил. Я согласна.
– Не передумала?
– Что не передумала?
– Стать неофициально миссис Каллен?
– Со стороны, наверное, это выглядит бредово.
– Со стороны это вообще никак не должно выглядеть. Официальные браки в той жизни, где мы все играем роли. А наша с тобой жизнь, вот она – между нами, сейчас, и никто ее не видит, и видеть не должен.
– И когда же мы совершим наше странное бракосочетание?
– Посмотрим.
– Вы не Мистер Президент, вы Мистер Тайна.
– Каков есть.
– Знаешь, я тут подумала… – Я провела подушечкой пальцев по спинке кресла.
– О чем?
– Как сложишь свои полномочия, забери это кресло к себе домой.
– Зачем оно тебе?
– Как я понимаю, это был наш последний раз в Овальном кабинете, – прошептала я ему на ухо. – По этому креслу я буду скучать. Теперь это мой раритет.
– И куда его поставить?
– В спортивный зал. Будет у тебя новый тренажёрчик.
– Подумаю. – Эдвард рассмеялся, а я снова его поцеловала.
Спустя три часа Эдвард и Джаспер выпроводили всех гостей, закрыли Белый дом и разошлись по своим комнатам. Ну, так думал приемник Каллена, что он ушел к себе в комнату. Между тем, сам пока еще действующий президент поднялся ко мне и не мог насмотреться на кормление детей грудью. Дети оживились, принялись внимательно рассматривать своего отца и не горели желанием спать. Эдвард не знал, кого хватать и тискать первого. Я посоветовала начать с сына, который полностью копировал мою эгоистичную манеру поведения в младенчестве, а спокойную дочь я взяла к себе. Если я правильно понимаю, то она унаследовала нрав Эдварда, а то Каллен совсем заревновал к ее карим глазам, думал, что ей передадутся его глаза, как и Джини с Дианой. Судя по тому, как Джон успокоился, ему явно не хватало настоящего отца.
Я грустно вздохнула.
– А еще одного одичалого не накормишь? – спросил Эдвард, перебивая мои мысли, после того как дети заснули, соблазнительно поглаживая мою грудь.
– Я вас накормлю по-другому, мистер президент. – Я повалила Каллена на кровать, пробираясь под его майку, и коснулась разгоряченной идеальной кожи. – М-м, мой любимый торс.
– Я видел фотографии твоего ресторанного комплекса. У тебя отлично получается самостоятельно вести бизнес, Белла, – хвалил меня Каллен, опуская руки на бедра. – Очень рад за тебя.
– Благодаря вашим тренингам и урокам, мистер президент, у меня получается абсолютно всё и намного больше и быстрее, чем раньше.
– Ты реально умница, Изабелла.
Это его сексуально звучащая «умница» подняла во мне волну нешуточного жара. Я провела пальцем по щеке президента и засунула ему пальчик в рот. Каллен эротично втянул его, облизал, перевернул меня на спину, подминая под себя, и не выпускал из объятий всю ночь.
Следующая наша встреча состоится совсем не скоро – на инаугурации Джаспера.

***

Открытие моего ресторанного комплекса состоялось в середине декабря. Первыми на свои любимые шумные корпоративы арендовали все залы сразу, конечно же, мои коллеги из Белого дома. Те подтянули своих друзей и знакомых из других подразделений, а те – людей с «гражданки», и в итоге большая часть сослуживцев захотела отметить Рождество вне дома, и там и до нового года недалеко. А все благодаря моему созданному имиджу успешной деловой леди, отлично сочетавшей ведение бизнеса и домашние хлопоты.
Я не стала никого разочаровывать, что идея с бизнесом мне пришла, когда я вообще еще не состояла в браке и даже не была в положении, и эти понятия находились от меня так далеко, как галактика Андромеда от нашей планеты, если не дальше. Но как бы то ни было, большущая семья Ньютонов сделала мне великолепную и потрясающую рекламу своими не менее многочисленными знакомыми. И вот тут-то неприятный осадок из-за такого спектакля жизни все же просочился в виде едкой горечи во рту. Но я сразу вспоминала тренинг Эдварда и как с этим нужно справляться и не унывать, и хмурые мысли отступали. А после нового года пошло празднование дней рождения, новогодние утренники для детей и прочие праздники. Даже Элис и Джейк организовывали все свои праздники именно у меня. А уж когда я увидела пришедшего ко мне Джеймса с сыном на руках, то так рассмеялась, что пришлось поправлять макияж.
Аренда моих тематических залов была распланирована на пять месяцев вперед. И надо ли говорить, что своей бурной деятельностью в своем ресторанном комплексе я дала нешуточную бесплатную рекламу фактически только что открывшемуся большому бизнес-центру. Его руководство устроило за свои площади настоящий аукцион, так как спрос на аренду значительно превышал предложение, многие знаменитые фирмы хотели открыть свой филиал или офис именно здесь, и начальство просто не могло не нажиться на таком бешеном ажиотаже. И из-за того, что владельцы срубили нешуточный куш за продажу помещений на год вперёд, тем самым покрыв все свои затраты на строительство и реализовав финансовый план продаж почти мгновенно, мне предоставили бесплатную аренду аж на три года вперед. Кто бы мог подумать!
После такого успеха меня пригласили на популярный кулинарный телеканал.
– Миссис Ньютон, вы не думали выпустить книгу, как создать успешный бизнес с нуля и при этом иметь идеальную семью? Как быть успешной матерью и растить сразу четверых детей?
– Как вы в курсе, я не сразу стала успешной матерью, я уже состояла в браке ранее, плодом которого стали мои старшие сыновья. А что касается книги, я думаю, таких изданий не мало. Ведь каждый автор описывает рецепт успеха согласно своим правилам жизни, своей атмосфере и в своих сложившихся обстоятельствах. Поэтому рецепт у каждого свой. И если я опишу свой, – на этих словах я мысленно засмеялась, – то, боюсь, это просто будет моя история жизни, которая всем известна.
– Тогда поделитесь успехом, как после многочисленных неудач психологически настроить себя на позитивное мышление и проложить дорогу к женскому счастью?
– Позитивным мышлением я отличалась всегда. Но главный успех всегда приносит вера в тебя, и кроме как в семье и дружбе вы ее нигде не найдете.
И в этом ответе я благодарила две семьи сразу: на словах я действительно благодарила всю семью Ньютонов за помощь и небывалое мне содействие. Но в мыслях я благодарила свою самую главную и тайную семью: семью Эдварда. Вот кто открыл мне мой мир, нашел и вытянул наружу все мои тайные желания, и только с его психологической помощью я смогла все реализовать. И я еще не раз сообщу ему об этом наедине.
– В прошлом вы – сотрудница Белого дома. Что побудило вас сменить род деятельности и заняться частным бизнесом? Помимо очевидного – декрета.
– Как я уже говорила, семья и только семья. Работа в правительстве – это престижно, но семья всегда важнее, – упорно всегда и везде твердила я свою легенду, хотя это в какой-то мере и являлось правдой.
– Многие девушки мира с радостью согласились бы находиться на вашем месте, так как вы работали в непосредственной близости с нашим знаменитым обаяшкой века. Вы никогда не смотрели на мистера Каллена как на мужчину? Ведь наш мистер президент такой сексуальный, – подергала плечами фигуристая блондинистая ведущая телеканала. – Я до сих пор мечтаю стать его женой.
Такие вопросы стоило ожидать.
– Конечно, я смотрела на него как на мужчину, все девушки не могут пройти мимо него, – признавала я. Смысл скрывать? Если сама ведущая только что призналась в своем желании переспать с президентом. – Он обладает харизмой и потрясающим умом. Но то было простое вожделение и восхищение красивой внешностью мужчины. Всё меняется, когда приходит настоящая любовь в виде моего мужа Майка, ведь от безумных чувств и рождаются счастливые и красивые дети, ради которых получаешь стимул жить дальше, стимул творить. Поэтому семья – рецепт успеха.
Ох, какую я же наговорила тогда околесицу, мать родная, но да ладно. И от своего не совсем правдивого ответа я засмеялась, а ведущая хвалила мое прекрасное настроение.
Всё под контролем.
Но никто никогда и не узнает, что после ресторана я всегда бежала домой с предвкушением и до глубокой ночи занималась своей любимой тайной деятельностью, о которой знал очень узкий круг лиц. Вот где я находила истинное мое наслаждение, вот где у меня чесались руки. В такой разведывательной работе свою душу я отводила по крупному. И я знала, что в этот момент со мной тоже не спит один дорогой мне человек. И, не сомневаюсь, он в курсе всех моих дел и доволен мной. И скоро мы будем вместе.
Терпение, только терпение.
Как и положено, Эдвард сложил все полномочия двадцатого января в день инаугурации Джаспера. Благодаря всё тем же тренингам Эдварда, исправно передаваемым мне через Эммета, я научилась держать на лице определённую маску и выдавать нужные мне эмоции согласно плану, а настоящие чувства прятать глубоко внутри.
В момент, когда на всю страну провозгласили нового президента Америки, по-настоящему, со всей серьезностью, внутри себя, я глубоко вздохнула и испытала чувство громадного облегчения и непередаваемой окрыленности.
Всё. Он больше не Президент.
Эдвард Каллен больше не Президент!
Эдвард Каллен больше не политик!
Моя душа пела, ликовала, пела оду, я радовалась за его родителей, за его когда-то бывшую любовь всей жизни, за Первую леди, которая уже и не первая, а просто Татьяна Каллен, за всех тех людей, которым его задание-президентство перевернуло жизни.
Но главное – я радовалась за него самого. Теперь он по-настоящему свободен. Он свободен! По словам Эммета, он уже планирует жить в своем институте и никакими правдами и неправдами из него Каллена не вытащить. Сам же Эммет не горел желанием продолжать работать в правительстве, он ушел в свой спортивный бизнес, чтобы реализовывать свои грандиозные планы по выпуску спортивной продукции. Только Розали и Джаспер остались в Белом доме. Хотя и Розали стала присматриваться к другой деятельности. А Таня пока думает, чем заняться. Вообще она хотела вернуться в модельный бизнес и продолжить свою работу – создать свое модельное агентство. А еще, насмотревшись на наши с Эмметом частные детища, почувствовала уверенность в себе, чтобы реализовать свою давнюю детскую мечту – открыть художественную школу.

ПРОДОЛЖЕНИЕ


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/41-8214-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: freeiz (14.02.2019) | Автор: freeiz
Просмотров: 2092 | Комментарии: 5


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 5
+1
5 Alin@   (16.03.2019 07:26)
Не верится даже. Красиво Эдварда называли президентом, очень статусно, но если он рад и его любимые тогда несомненно такое положение дел на руку. Больше встреч и поводов у них будет. И каждый почти на широкую ногу станет жить.

+1
4 Kate999   (20.02.2019 07:40)
Ой,ой,оооой.

Сколько же событий: рождение и воспитание детей,открытие собственного бизнеса(его популярность и развитие),отставка Президента,Эммета,Тани,Розади(бросили бедного Джаспера одного wacko ,неофициальное предложение о браке. Эх,если бы не позитивное настроение Беллы,ее энергия, было бы не так интересно читать эту главу(ну,по крайней мере,я не сильно представляю все это biggrin )

Ну,а роды. Роды! Почему они такие веселые и странные одновременно?! Она ведь уже рожала двойню,и я думала,что страха(такого как здесь) быть не должно. Понимаю,если бы они были первые в жизни(или первая двойня).

В общем,Белла всегда остается Беллой lol

+2
3 pola_gre   (17.02.2019 20:06)
Цитата Текст статьи ()
– Чего? Я не хочу рожать.

Странно, вроде не в первый раз. И в конце уже накапливается усталость и хочется, побыстрее уже родить и вернуть себе свое тело smile

Сначала случайно прочла 2 часть. думала здесь пойму про новый брак. Так он "тайный"? Не поняла, зачем такой вообще? Он и был такой в некотором роде, даже Эммет не знал... smile

Спасибо за продолжение!

+3
2 оля1977   (14.02.2019 21:42)
Что же они все сразу разбежались кто куда и бросили бедного Джаспера одного? И разве новый мистер президент не должен быть женатым мужчиной? Кто-то же должен стать первой леди? Элис? Мне вот интересно,как мама четверых детей, если учесть, что двое еще грудные , успевает продвигать свой такой успешный ресторанный бизнес, да еще хватает времени на ее тайную деятельность? Сколько у этой леди в сутках часов? Или она как и мистер обаяшка тоже перестала спать? Забавное получилось интервью с ведущей блондинкой , мечтающей выйти замуж за дважды женатого "многоженца" и отца Белкиных деток от Майка. Как они еще сами не запутались от такой свистопляски? Поведение Беллы во время родов, если честно, было отвратительным. Ну кто так рожает? Тем более не впервой. Я своего второго ребенка рожала вообще практически молча. Может не хотела напугать малышку, а то побоялась бы еще вылезать из-за громких криков снаружи? Рожающие мамочки-вы же женщины в конце концов, че орать то?

+2
1 робокашка   (14.02.2019 20:44)
у Беллы прям моторчик в заднице tongue энергетика тела и духа клокочет

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями