Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1665]
Из жизни актеров [1623]
Мини-фанфики [2516]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [8]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4749]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2390]
Все люди [15062]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14244]
Альтернатива [8971]
СЛЭШ и НЦ [8818]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4342]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей декабря
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (10.18-11.18)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Сын Бога Ра
Голливудская звезда славы Эдварда Каллена неминуемо клонится к закату – в тридцать два ему уже не под силу играть восемнадцатилетних сердцеедов, а из-за несносного характера многие режиссеры внесли его имя в «черный список». Однако есть еще человек, верящий в него - Изабелла Свон, которая с тринадцати лет мечтает, чтобы Эдвард сыграл в ее фильме...

Красавица и Чудовище
- Крошка, это уже перебор, - Киллиан старался успокоить Реджину, увести с опасного пути. – Давай придем в себя и успокоимся. Это не выход. Посмотри на меня, хорошо? – она бросила на него беглый взор темных глаз, но ничего не ответила. – Я же знаю: ты не убийца. Ты выше всего этого, - пока он говорил, то медленно подходил к застывшей девичьей фигурке, что неотрывно на него смотрела. – Ты не чудовищ...

В плену у страха
Белла - известная телеведущая. Джеймс - опасный маньяк, который положил глаз на Беллу... Кто сможет ее спасти, не испугавшись взглянуть в лицо опасности?

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Литературные дуэли
Мы приглашаем вас к барьеру!
Вы можете вызвать на дуэль любого автора, новичка или мастера пера, анонимно или открыто, выбрав любой жанр или фандом - куда вас только не заведет фантазия. Сюжет - только на ваше усмотрение! Принять участие в дуэли может любой желающий.
Также мы ждем читателей! Хотите обсудить выложенные истории или предстоящие поединки? Тогда мы ждем вас здесь!

Тюльпановое дерево
Существует ли противостояние между тремя совершенно разными личностями?

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



А вы знаете, что в ЭТОЙ теме вы можете увидеть рекомендации к прочтению фанфиков от бывалых пользователей сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
С кем бы по вашему была Белла если бы не встретила Эдварда?
1. с Джейкобом
2. еще с кем-то
3. с Майком
4. с Эриком
Всего ответов: 499
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Mr. President. Глава 33.1. Твое решение? Потом история

2019-1-17
18
0
Итак, мы на финишной прямой. Все ответы здесь.
Очередным шоковым поворотом сюжета и ставшим как стандарт огромным объемом главы я, наверное, никого не удивлю, но все же чувствую потребность сказать: диалог между моими Эдвардом и Изабеллой априори не может быть маленьким. Придется слушать их и слушать долго. Запасайтесь терпением, антидепрессантами и, возможно, платочками. Убедительная просьба после прочтения главы не торопиться с выводами и не кидаться сразу же жалеть Президента. Многое не понравится, но многое и прояснится. В итоге точно будет радовать одно: Изабелла же хотела получить ответы на все свои вопросы? Вот и получит. Теперь дождалась и она. Но правда не всегда приходит в красивой упаковке©. И не зря ее скрывают.




Soundtrack: Lithium Acoustic Piano Mix - Blue Horizon, Shyprince

Мне снились необычного розового цвета райские облака, угощавшие тропическими фруктами золотые ангелочки и ослепительный яркий белый свет, лившийся со всех сторон. Как маленький ребенок, я с радостью прыгала по пушистым кочкам, резвилась и смеялась, а на душе поселились теплота и уют. Но всю эту блаженную феерию и возвышенность настойчиво пытались перебить неизвестно откуда взявшиеся звуки дождя и грустные ноты пианино.
Я открыла глаза.
Кто-то и вправду исполнял лирическую мелодию, а за окном действительно шел сильный ливень. Я попыталась прийти в себя и понять свое состояние, но выходило у меня это дело с большим трудом. Голова разрывалась на части как после сумасшедшей вечеринки, в горле стоял ком. Пошевелиться и совершить даже легкое движение казалось невыносимым, меня одолевала слабость и странная тошнота.
Не сразу осознав, где нахожусь, я увидела в своей руке торчащую иглу, от которой тянулся провод к стойке. Капельница. Причем большая. И это от нее меня тошнит? Да нет же, это простой раствор глюкозы. Но где я? В больнице? Судя по уютной обстановке, я находилась в неизвестной квартире: приятного молочно-коричневого цвета интерьер, просторные окна в пол и белые занавески. Как я сюда попала? Кто меня сюда привез? И где мои дети? Но вместо ответов нахлынули воспоминания вчерашнего вечера.
Эдвард… Ох, черт.
Звуки пианино резко прекратились, и доносившиеся голоса из соседней комнаты и вовсе заткнули мой внутренний диалог.
– Очень красиво. Ты сам написал? – Женский голос принадлежал Первой леди.
– Нет, Таня. Ты же знаешь, я не умею сочинять музыку, – заговорил Президент.
Спустя несколько минут послышались шаги, скрипы, потом поворот ключа, а затем опять голоса Президента и его жены.
– Я даже не знаю, какой дать тебе совет, Эдвард. Это все так странно и необычно.
– Все решаемо, Таня. Тебе незачем переживать.
Прелестно. Таня и Эдвард тут как тут. Такие миленькие и очаровательные, беседуют как ни в чем не бывало. Аж тошнит.
Входная, судя по всему, дверь хлопнула, и через несколько секунд на пороге открытой комнаты появился Эдвард, одетый в джинсы и белую майку. От вида обтягивающей тело майки я сглотнула, но вовремя опомнилась, и меня затопила злость.
Я медлить не стала.
– Вытащи из меня иглу сейчас же и дай мне уйти. Ничего не хочу слышать.
– И тебе приятного утра, Белла.
– Мне все равно, где я нахожусь. Еще раз прошу вытащить из меня иглу, и ничего мне не говори.
На удивление, Эдвард, ничего не говоря, подошел ко мне, вынул иглу и наложил повязку.
Он сделал все так, как я и хотела. С чего это вдруг?
– Вызови мне такси. – Я попыталась медленно вставать, но тело, запротестовав, не хотело покидать уютную кровать.
– Уедешь без вкусного завтрака?
– Где мы находимся? – проигнорировав его вопрос, я решила все-таки удовлетворить свое любопытство.
– В моей квартире.
Ах, вон он что. Мне сразу захотелось остаться в квартире Эдварда подольше, чтобы узнать, как он живет, какой здесь интерьер, какие есть интересные предметы в его жилище.
– Передумала уходить? – с ехидством спросил он.
Да, передумала. Но не говорить же ему об этом?
К тому же мне следует высказаться.
Увидев открытую в ванную комнату дверь, я направилась к ней, попутно бурча себе под нос:
– Что вчера произошло… Это полная ерунда. Я хочу уйти. С меня довольно. Я не хочу работать с вами, это издевательство. – Я кое-как наспех почистила зубы. – Днем ты такой милый, обаятельный, а вечером, – я плеснула себе в лицо холодной воды, – вечером… мочишь всех подряд. Что ты за человек такой? – Я повернулась к Эдварду, зашедшему в ванную и облокотившемуся на косяк. – Да, я хочу услышать твои объяснения, но не знаю, готова ли принять твой рассказ. После всего, что я увидела и узнала… Это нелогично. Что это за маразм? Кто это придумал? Ты мне чего-то недоговариваешь, я определенно это знаю. И кто меня сюда привез? Это была твоя идея? – закончила я, наконец, свою тираду.
– Нет.
– И как же отреагировала твоя жена, когда я оказалась у тебя в постели?
– Это гостевая комната. Идея привезти тебя в мою квартиру принадлежит Тане. Если захочешь сменить одежду, то твои вещи из Белого дома привезли сюда. Эммет не стал выбирать что-то конкретное, а привез весь твой чемодан. И, если интересно, твои дети у нас в Белом доме, а если хочешь узнать ту самую пресловутую «правду», прошу на кухню. Завтрак готов. – Эдвард вышел из ванной, и следом послышался хлопок двери.
Придя в очередной шок и быстро выйдя из него, я облегченно выдохнула, зная, что мои сыновья находятся под присмотром.
Порывшись в чемодане, я нашла коричневую юбку и в тон молочного цвета блузку, выбрала свежее нижнее белье и, приведя себя в порядок, поспешила на кухню, по пути рассматривая простой, но уютный и теплый интерьер квартиры президента.
Хм, Эдвард любит коричневый цвет? За все время нашего знакомства я никогда не спрашивала, какой его любимый цвет. Он же спросил меня о любимой цветовой гамме, едва мы познакомились.
Кухня располагалась рядом со спальней, в которой спала я, но, зайдя туда, я застряла в проеме: президент собственной персоной готовил свежевыжатый сок, его красивую задницу обтягивали синие джинсы, и в них она выглядела намного круче, чем в брюках классического кроя.
– Обалдеть, – не сдержалась я от восхваления филейной части Каллена, но тут же стукнула себя по лбу: начинается. – Красивая кухня, – прочистив горло, тут же поспешила добавить я и оглядела во все той же приятной коричнево-молочной цветовой гамме помещение. - Таня проектировала?
– Нет, я.
– Где мы находимся? – Я подошла к окну и увидела знакомый район. – Ты все это время жил рядом со мной? – Я даже увидела вдалеке свою квартиру.
– Наоборот, Изабелла. Эта квартира находится в моей собственности со времен учебы в университете, когда тебя в этом городе и близко не наблюдалось.
– И почему я нахожусь в твоей квартире, а не в своей?
– Как ты себе представляешь президента в твоей квартире, делающего тебе предложение о работе?
– Ясно. – Я присела на ближайшее место за столиком и ждала, чем же Каллен сможет меня накормить.
А от запаха свежеиспеченного хлеба желудок больно заурчал.
Эдвард поставил на стол омлет, свежий апельсиновый сок и фруктово-овощной салат.
– Твой фирменный завтрак, – пробубнила я, набрасываясь на еду. – Приготовил это все ты?
– Я не умею готовить, Изабелла. – Каллен уселся рядом со мной. – Завтрак приготовила Таня. Она ушла и оставила нас наедине, чтобы мы могли поговорить. Передавала тебе привет.
Что далее говорил Эдвард, я не слушала: во мне проснулся дичайший аппетит. Совершенно не помню, когда меня посещал такой голод.
– Еще есть овсяная каша, запечённое мясо с овощами и…
– Давай мясо, – совершенно без стеснения приказала я Эдварду. – Овсянку сам ешь.
– Хорошо.
– Передай Тане большое спасибо. – Я облизала пальчики. – Очень вкусно.
– Конечно.
– Я думала, ты живешь в Белом доме.
– А до президентства, по-твоему, где я жил? – Эдвард глотнул сок.
– В замке? – тут же нашлась я.
– Там скучно.
– Понятно. А кофе есть?
– Я не употребляю дома кофе, Изабелла. На работе хватает.
– Интересно.
– Ты давно мясо не ела?
– Что? – Я внезапно осознала, что съела почти всю тарелку с мясом, словно щелкала семечки. – Просто оно безумно вкусное, вот и съела. – Оно действительно было божественным.
Эдвард заварил чай, поставил на стол наши любимые клубничные конфетки, тарелку с круассанами и еще непонятно какой выпечкой.
– Отлично. – Я взяла слойку.
Слойкой оказалось каперзе – вкуснейшее итальянское пирожное с сыром мацарелла. Я даже не была уверенна, что мне интересно более всего: выглядевший по-домашнему сексуальный президент, или эта гребаная, но такая вкусная еда! Сколько можно кушать-то?
– Я рад, что у тебя прекрасный аппетит.
– Извините, – опомнилась я, облизывая пальцы. – Не знаю, что на меня нашло.
Несколько минут мы просидели в тишине, пока Эдвард набирал сообщение на телефоне, затем на ноутбуке, совершил пару звонков, выйдя из кухни.
– Так всегда, – вернулся он обратно, – когда работаешь в Белом доме, никто не звонит, стоит оказаться в своей квартире, так изнасилуют со всех сторон.
Я засмеялась на шутку Эдварда и допила апельсиновый сок.
Каллену одного сока стало мало, он сделал еще несколько дополнительных напитков для поддержания формы.
– Изабелла, – строго начал Каллен, – у меня к тебе есть разговор. Разговор будет нести официальный характер.
– Хорошо, – согласилась я. – Я вся при параде, – довольно оглядела я себя, – а ты – нет.
– Верно замечено. Подожди пару минут, – сказал он и вышел из кухни.
И действительно, через пару минут передо мной стоял президент в коричневых брюках и черной рубашке с галстуком.
Всё. Решено. Я надену на президента паранджу.
Ох, Каллен, чтоб тебя и этот галстук в придачу!
– Кстати, ты мне не показал свою квартиру. Хочу ее увидеть, – сглотнув от сексуального вида президента, заявила я ему, чтобы перейти на другую тему.
Каллен возражать не стал.
Осмотр начался со светлой гостиной, в которой стоял большой бежевый диван и коричневый рояль, президент показал небольшой спортивный зал, детскую, такую же небольшую комнату, в которой на стеллажах стояли многочисленные раритетные вещи. На стене на красном полотне висели подаренные мной самурайские мечи. Мне так захотелось здесь задержаться подольше и расспросить о каждом предмете в этой комнате, но я сказала себе, что приду сюда позже: меня ждет важный разговор. Гостевую спальню с ванной комнатой я уже оценила, но, войдя непосредственно в спальню Эдварда и увидев роскошную круглую кровать коричневого цвета, я чуть не повалила на нее Каллена и быстро перешла в гардеробную. Но от вида галстуков, бабочек, черных рубашек и костюмов я опять возбудилась и вытолкнула якобы ничего не понимающего Эдварда в коридор. Каллен пожал плечами и завел меня в самую дальнюю комнату – в свой презентабельный кабинет все того же коричневого оттенка.
– Коричневый – твой любимый цвет?
– Я рад твоему интересу, Изабелла.
Каллен с важным видом прошел мимо меня и уселся в элегантное кожаное кресло.
Кресло. Ох, черт. И этот галстук. И здесь стоит рояль. Может, у него найдётся котелок?
И тогда…
Я снова прочистила горло, соображая, где нахожусь – в квартире президента.
Эдвард выдвинул ящик стола, вынул из него пульт и нажал на нем кнопки. На окна опустились автоматические шторы, в кабинете стало темно, но затем включился приглушенный свет, из-за стены выехали несколько приборов, а перед Эдвардом появился еще один ноутбук. Каллен положил перед нами знакомые приборы, и они засветились знакомыми зелеными и красными огнями.
– Я впечатлена. – Я оглядела кабинет.
– Присаживайся, Изабелла. – Президент указал на кресло напротив себя.
Заинтригованная его атмосферой, я присела и принялась ждать дальнейших действий Каллена.
Эдвард сидел в кресле расслаблено, я бы сказала, вальяжно. Ничего в нем не выдало нервозности или тревоги. Только глаза смотрели на меня с предвкушением и азартом. Впрочем, таким взглядом Каллен смотрел на меня практически всегда. Теперь, благодаря книгам по психологии, своему небольшому опыту наблюдения за президентом, я могла сказать, что Эдвард никуда не торопился. Он не торопился мне что-то рассказать, сообщить, доказать. Во-обще. Хм. Он ждет, чтобы я начала сама? Но почему? Он же сам привел меня сюда, значит, пусть сам и начинает.
– Во-первых, Изабелла, – выдержав свою долгую эффектную паузу, все же начал он первым, – если хочешь что-то от меня услышать, то ты должна подписать этот документ. – Он указал на лежавший на столе лист бумаги. – В нем говорится, что этого разговора между нами никогда не было. Если ты о нем кому-то расскажешь, я буду всё отрицать. Если обвинишь в чем-то, то вызовешь соответствующие серьезные последствия. Текст легкий, и в нем написано всего несколько слов. Тебе нужно только поставить подпись. Я не давлю на тебя. Хочешь оказаться – право твое.
– Не знаю, как реагировать на твои слова. – Я всмотрелась в документ с логотипом «УНБ».
– Реагировать не нужно. Просто прими это или нет.
Текст и впрямь выглядел просто: «Рассказанная в последующие часы информация не подлежит разглашению. Подписывая этот документ, Вы обязуетесь сохранять абсолютное и беспрекословное молчание».
Ниже следовал всего один пункт возможного последствия: «Нарушив его, вы признаетесь предателем родины».
Вот так дела.
Я решила, что на данном этапе ничего не теряю, и поставила подпись, а затем передала бумагу Эдварду.
Каллен никак не отреагировал на мой жест и положил документ в папку.
– Обычно следующим этапом идет подписание важного и большого договора, но в моих полномочиях несколько изменить процедуру. Я подумал и решил проверить одну вещь. Не переживай, – сразу заверил меня Каллен. – Для тебя ничего не изменится. – Каллен выдвинул ящик и вынул толстую черную папку. Перебрав несколько документов, он оставил только три карточки. Что на них изображено, пока он не показал.
– И что это? – не вытерпела я.
– Своего рода тест. Этот тест важен для меня и только для меня. Как я сказал, не волнуйся. На следующие твои и мои действия он никак не повлияет. Я не стану на него ссылаться в будущем и делать по нему ненужные выводы. Я лишь хочу понять твою степень вовлеченности и заинтересованности на данный момент.
– Давай. – Он меня убедил. – Что нужно делать?
Каллен положил передо мной несколько фотографий небольшой частной хлебопекарни. По понятным причинам пока он не разглашает, откуда он добыл информацию, но в этой пекарне работает человек, который торгует секретной информацией о компьютерных программах. Этого человека, разумеется, он нашел и знает, как он выглядит на фотографиях. Каллен хочет, чтобы этого человека по снимкам и заснятым трем видео нашла я сама.
Для понимания мне хватило минут пять. Посмотрев все материалы, поняла, кто из них липовый работник под прикрытием.
– Этот, – указала я на нужную фотографию. – По видео сразу понятно, что он не разбирается, в какое место и, главное, как нужно ставить мешки с таким важным ингредиентом как мука. Уважающий себя и разбирающийся во всех тонкостях хлебопечения пекарь отлично знает свойства муки и никогда в жизни не поставит столь драгоценный материал наобум. Мука хранится в определённом помещении и при определённой температуре. А оставлять ее на улице, ну это вообще неуважение! К тому же, повара никогда не делают лишние грязные, так сказать, движения. Их обязанность – готовить, а не мыть полы. Их руки неприкосновенны. Но раз это частная пекарня, то всё может быть. Но и тогда здесь понятно. Если он повар, как здесь указано, со стажем, то повара должны быть крупноватые. И это вовсе не из-за обильного приема пищи на работе. Этот человек реально не похож на повара, он хилый. У поваров всегда чуть припухшие пальцы, грубоватая кожа, с порезами, и все они слегка сгорбившиеся. Это самая неблагодарная работа в мире. Что ты на меня смотришь? – Я взглянула на удивленного Каллена. – Я работала поваром и знаю всю кухню изнутри. А как обнаружили его вы? - сделала я на последнем слове акцент.
– Повязали, – просто сказал он, и передо мной появились фотографии очередного мужчины. – Это обычный офисный червь. Есть подозрения о его причастности к команде, занимающейся промышленным шпионажем. Доказать его принадлежность к ним долгое время не удавалось. Он чист как новое стеклышко. С чего начнешь расследование?
– Его привычки?
– Логично, – одобрительно кивнул президент. – Пока из ярых его привычек обнаружена только любовь к кофе. Как минимум три раза в день и вовсе не на работе. Он любит разъезжать по разным кафетериям и читать газету.
– И ты знаешь, как он передает информацию?
– Конечно. Хочу узнать, как начнешь разбираться ты. Есть предположение, как он передает информацию о компании?
– Кофе, говоришь? – Я посмотрела на фотографию вполне обычного среднестатистического мужчины. – Три раза в день? М-м, есть одна догадка, – спустя минуту предположила я. – Вы замечали, как он выкидывал использованную кружку в урну? И он скрывает себя за газетой. Вполне возможно, он может написать данные на стакане и отдавать ее владельцу бара или кому-нибудь другому, тем самым передавая информацию. И каждый раз выбирает новое место для кофепития? Хм, возможно, у него есть напарник. Наверное, им является грузчик и водитель-грузчик, который развозит сырье для ресторанов. Это объясняет, почему он катается по разным точкам. Нужно составить список всех водителей, которые привозят продукты, и взглянуть на их маршрут движения по городу. Если он совпадает с подозреваемым мужчиной, то поздравляю, вы нашли и его напарника.
– Великолепно, Свон. Еще одно. – Передо мной появились несколько снимков красивых моделей. – Нужно найти среди них одну девушку…
Он даже не договорил, как я его перебила:
– Да это взгляд убийцы! – Я указала на модель, у которой взгляд походил на настоящего маньяка.
– Как ты догадалась?
– Она… она смотрит строго вперед, прищурившись, не метает глазами молнии и не хлопает ресницами. Это взгляд хищника. Она уверенна в себе и сосредоточена. И в чем здесь загвоздка?
– Одна компания долго не могла найти убийцу в модельном бизнесе. Признаться, нервы она потрепала всем. Хм, ты даже не прослушала задание, как поняла, в чем дело. Ты, Изабелла, умеешь читать по глазам. Это очень редкий дар. По фотографиям легко можно определить степень ума человека, как бы банально это не звучало. Понравилось то, что ты сейчас делала?
– Да. Это заводит.
– Вот и я о том же. В тебе живет сыщик.
– И к чему это все?
– Увидишь. Итак, Изабелла. Не вижу смысла тянуть. Об этапах проведения процедуры ты знаешь, с тобой успели побеседовать многие. Теперь свое последнее слово скажу я.
– Последнее? И что же ты можешь мне предложить?
– Это относится ко второму пункту. Мне нужно твое согласие на следующий разговор.
– На какой разговор? – удивилась я. – Мы разве его не начинали?
– Нет. В последующие часы ты только будешь подписывать бумаги. До разговора нам еще далеко.
Без вопросов я подписала договор о согласии проведения интервью и, разумеется, об очередном молчании.
А дальше передо мной появился еще один документ.
При взгляде на его содержимое мне стало страшно. Вот сейчас реально страшно.
Вот оно – то, о чем мне твердили абсолютно все работники Белого дома – тот самый документ. И отвертеться от него мне действительно нельзя ни при каких условиях. Хочу я или не хочу – думать надо было, когда подписывала трудовой договор с Белым домом. А теперь меня ждет подписание добровольного согласия на вербовку в спецслужбы.
– С ума сойти! – прочитав первые строки, ужаснулась я. – А если я его не подпишу?
– Право твое. Но без него тебе не узнать того, чего ты так жаждешь.
– То есть, – прочитав первый лист договора, решила я все-таки уточнить, вдруг о чем-то забыла, – подписывая его, я уже даю свое согласие на работу в спецслужбах?
– Верно, Изабелла. Ты в любом случае будешь сотрудничать с ними, со мной или с кем-то еще - неважно. Если бы ты обладала программой, то просто не имела бы выбора: ты подписалась на сотрудничество, едва посмотрев тот треклятый ролик по обучению программе. Нравится тебе или нет, но это так. И так как программа в тебе пропала, и еще предстоит выяснить, по какой причине она испарилась, то такого сильного принуждения к сотрудничеству не будет. Но поскольку услышанная тобой вчера информация не должна была быть тебе разглашена, то здесь-то тебя и привлекут, как минимум, к ответственному разговору.
– Или? – спросила я, зная ответ.
– Или всё будет так, как сказал Аро.
– И если я сейчас подпишу этот документ, то что будет дальше?
– Я сделаю тебе предложение выгодного сотрудничества и подниму тебя по доступу к информации на несколько уровней выше.
– И почему именно ты предлагаешь мне?
– Потому что я могу. Я рад твоему вопросу. Я объясню, если подпишешь. Такова процедура, Изабелла.
– И по-другому никак?
– По-другому никак.
– И если я не подпишу?
– Ты подпишешь в любом случае. Со мной или не со мной.
– А если нет?
– Тебя вызовут на собеседование с другими спецслужбами. И если ты их всех отвергнешь, то знаешь, что будет дальше.
– Хм-м. – Я постучала пальцем по столу, задумавшись. Каллен моментально заметил мой жест. – По какой-то причине ты заинтересовался именно мной, иначе ты бы так рьяно не боролся за меня, да и Аро тоже.
– Да. И если ты подпишешь этот документ, узнаешь обо мне больше. Но тебе придется сотрудничать именно со мной. Но взамен я тебя обучу своим же методикам, ты их усвоишь, я в этом уверен.
– Либо сотрудничать с тобой, либо с другими, либо ни с кем, но тогда меня устранят, – подвела я итог.
– Верно, Изабелла. Впрочем, даже если ты не пойдешь на сотрудничество со мной, то ты все равно вынуждена до конца жизни сотрудничать с правительством. Точнее, с ее теневой частью. Как и я. Если подпишешь именно мой документ, то твои полномочия будут серьезно расширены. Но я скажу тебе следующее: у тебя есть все задатки для такой работы. Тебе не нужно нарабатывать. Ты родилась с ними. Тебе их нужно развить, только и всего. Если не будешь лениться, то будет все отлично, а я знаю, что говорю. Итак, Изабелла, твое решение? Потом история.
Едва я опустила взгляд на документ, как на меня со всей силой набросились мысли.
Если я подписываю документ, то буду связана с Эдвардом по рукам и ногам до конца жизни. Он, если я правильно поняла, окажется моим руководителем напрямую и заберет к себе в команду. Что ж, этот аспект прекрасен, если не считаться с его женой. И что с того, если его жена беременна не от него? Может быть, они по-прежнему любят друг друга, или вчера Майк пошутил, дабы вновь меня отвлечь от моей злости и перевести тему в другое русло. Знаю я их, проходили эти их гребаные шуточки, способные довести меня до припадка. И если я ставлю свою подпись, то придется мириться с Таней, и снова, и снова я буду чувствовать угрызения совести, так как держаться от Эдварда подальше я не в состоянии, а если мы начнем работать, то боюсь себе представить, во что выльется наше сотрудничество. Если же я отказываюсь от его предложения, то меня забирают другие и тут я не могла предугадать, кем окажутся эти люди. Они могут быть кем угодно. Могут быть спокойными и нормальными. А если моим начальником станет какой-нибудь идиот, властный тиран как Аро? Здесь много вариантов, и все возможные просчитать нереально.
Пауза продолжалась довольно долгое время. Каллен никак не прерывал мою мыслительную деятельность, с наслаждением, видимо, читая все эмоции на моем лице и любуясь моей довольно долгой заминкой и молчанием, или чем он там любит заниматься.
Я подняла взгляд на Каллена, оценивая его эмоции. И кто бы сомневался: сейчас меня изучают под самым настоящим микроскопом.
От размышлений я стукнула пальцем по столу. Каллен опять уловил этот жест и снова завязал между нами зрительный контакт. Я стукнула еще раз. И вновь его взгляд опустился к моей руке. Я стукнула еще несколько раз, уже специально, желая посмотреть, как отреагирует Эдвард. Его реакция долго себя ждать не заставила.
– Если подпишешь документ, то я научу тебя, как отличить истинный жест от ложного.
– Научи меня своему бархатному спокойствию, – тихо попросила я его.
– Научу, – прошептал он мне в ответ.
Между нами пролетела искра. Я закусила губу от возникшего напряжения. Взгляд президента опустился на губы. Наверное, меня разбирают уже не то что на органы, а на самые настоящие молекулы и атомы.
Снова перевела взгляд на документы, оценивая все риски и мое будущее рядом с Эдвардом. Разум отчаянно искал зацепки, предлоги, за которые можно ухватиться и выдать их за причину отказа от предложения Каллена, но инстинкты… Инстинкты кричали, просили, умоляли остаться с Эдвардом и ничего лишнего не выдумывать. И если я сделаю это, если подпишу договор, то всё узнаю. Узнаю абсолютно всё. А уверенна ли я, что хочу узнать? Какую цену заплачу за знания? И заплачу ли в итоге? Это можно проверить, только если поставить свою подпись, а если этого не сделать, то я буду грызть, съедать и насиловать себя до конца жизни.
В попытке найти последние пути отступления, я посмотрела на политика в качестве простой работницы Белого дома и засмотрелась в этот изумрудный сканер. А по-другому глаза Каллена и не назовёшь. К слову, его глаза по-прежнему горели нереальным любопытством, он точно знал, что делал, и ждал от меня именно этого шага, именно этой подписи.
Я скорее почувствовала, прежде чем мой мозг осознал данный факт: Эдвард ждал меня.
Поверив Каллену, доверившись всем своим инстинктам, я прочитала договор из двадцати страниц и, подписав все бумаги, передала их улыбающемуся Каллену.
Теперь я, кажется, принадлежала ему.
Положив документ в папку, он заговорил:
– Итак, Изабелла, благодарю за твою решимость. – Он наклонил голову вперед в благодарственном жесте. – Молодец, что решила подумать, а не прыгать в омут с головой. Это похвально. Тебе, естественно, интересно, почему я забрал тебя к себе домой, почему начал первым. Отчасти от того, чтобы тебя не забрали другие, а они это могут. Но самая главная причина: я заинтересован в тебе и в твоем сотрудничестве со мной.
– И чем же я тебя так привлекла? Надеюсь, не только сексом, – пошутила я, а потом мысленно стукнула себя по голове миллион раз.
– Всем, – просто сказал он и, не дав мне опомниться, продолжил, предлагая очередной документ: – Этот документ – официальное предложение.
– Руки и сердца? – Я поздно поняла: слова сами собой слетели с языка.
Твою ж мать.
– Уж прости, красавица, – добродушно покачал президент головой, подхватывая мой бред, – официально твоим мужем я не стану никогда. Я связан по рукам и ногам договорами и многими обязательствами.
– А если неофициально? – пропуская какой-то договор, жадно спросила я, думая о своем очередном сумасшествии.
– Все зависит, ответишь ли ты «да» или «нет».
– Если скажу «да»? – Я с еще большей жадностью посмотрела в горящие глаза Эдварда.
– Что ж, тогда мы будем отличной парой, Изабелла, но, встреть я тебя раньше, а ты – меня, всё случилось бы по-другому. Поэтому я рад нашему знакомству год назад. Всему свое время.
Каллен замолчал, но я молчать не стала.
– Гребанный мужской сарказм! – Со злостью я посмотрела на президента, еле сдерживающего смех. – Когда я научусь его понимать!
– Я и женский-то не всегда понимаю, – съязвил он мне в ответ. – Но не будем уходить от темы. Итак, очередной договор, Изабелла. Если нужна вода, чай, сок и еда, я к твоим услугам, Эммет с Розали забили мой холодильник под завязку.
– Спасибо, не нужно. – Стараясь не реагировать на романтичную атмосферу в кабинете и эту злосчастную черную рубашку с галстуком, я принялась читать договор.
Эдвард включил настольную лампу и пододвинул ко мне ближе.
– Так, с официальной частью понятно. – Через час после прочтения, я подписала все бумаги. – И что же тебе от меня нужно? – с вызовом в голосе спросила я.
– Мне нужен твой аналитический ум, твое чутье, которое нас сильно связывает, и жажда к знаниям. Интересов много, круг обширный, выберешь сама. Но самый лакомый, конечно, кусок – это раскрытие тайных заговоров. О-ох, – выдохнул он в театральном жесте, покачивая головой, – у тебя на это настоящий нюх. Это заметили абсолютно все, едва ты оказалась в комнате для проверок.
Хм, а он знает, что говорить, чтобы заинтересовать собеседника.
– А ты умеешь манипулировать? – с прищуром посмотрела я на него.
Президент одарил меня соблазнительным взглядом.
– В отношении тебя – только в твоих интересах.
– Получается, – я прочистила горло, – ты первый сделал мне официальное предложение?
– Да. Я не могу упустить такой лакомый кусок, чтобы он достался другим. И к тому же я имел солидное преимущество перед остальными – ты упала прямо в мои объятия, детка.
– Я тебе не детка! – закипела я, но тут же одумалась: – Хорошо, – приняла я решение, выбирая меньшее из всех зол, но вместе с тем и прекрасные возможности рядом с Эдвардом. – Я согласна. Есть еще какие-либо документы, которые нужно подписать?
– Да. Ты кое-что должна обо мне знать, если захочешь работать со мной. К тому же это все только договора. Тебе нужно прочесть контракт.
Эдвард направился к другому столу, на котором стояло четыре компьютера, принтер и еще пару единиц не совсем понятного мне оборудования.
– Мне нужен твой пропуск в Белый дом, – серьезно сказал Эдвард, клацая по клавиатуре. Зашумел принтер.
Видя строгость и сосредоточенность Эдварда, я спорить не стала и отдала ему свой пропуск, находившийся всегда при мне.
Между тем Эдвард распечатал внушительное количество документов с логотипом ЦРУ, ФСБ, с фирменным гербом Белого дома и Пентагона, вручил, чтобы я с ними ознакомилась, следом передо мной появились две инструкции, еще один пропуск и два жетона. Последними документами оказались бумаги с таинственными знаками «УНБ» и «САС».
Далее Эдвард положил знакомые приборы с красными и зелеными огнями.
Почему-то такая конспирация меня пугала.
Мне предстоит выслушать рассказ о войне?
– Эти документы – допуск к информации четырнадцатого уровня, поставишь по четыре подписи в конце каждого листа. Само собой разумеется, подписка о неразглашении в семи экземплярах, инструкция, как пользоваться жетонами-ключами в Белом доме и Пентагоне.
Я молча смотрела, как Эдвард, стоя своей великолепной задницей ко мне, копошится в шкафу и достает очередные приборы.
Подойдя ко мне слишком близко, он вручил мне два телефона, новый бейджик и ключи.
– Это ключи…
– От твоего сердца? – снова из меня вылетели непонятные слова, а на самом деле – мои желания.
Я не могла им налюбоваться, видя властного и красивого мужчину, смотрящего на меня с огромным любопытством.
– Изабелла, – снисходительно произнес мое имя Каллен, облокачиваясь передо мной на стол. – Не забывай, у нас с тобой деловая встреча. Эти ключи от сейфа и от засекреченных этажей в спецподразделениях. Но я все-таки отвечу на твой вопрос. – Он наклонился ко мне и до умопомрачения сладостным голосом произнес: – Интересующие тебя ключи давно у тебя.
- И где же они? – У нас опять завязалась шутка?
– Ты – женщина, ты должна знать. Итак, Изабелла. – Я вновь поразилась выдержке Эдварда, мне определенно стоит этому у него поучиться. – Если ты всё это прочтешь, примешь и подпишешь, я расскажу тебе о себе и частично, повторяю частично, о нашей деятельности прямо сейчас.
Я была ошарашена.
– Расскажешь всё?
– Начнем с твоего уровня и будем продвигаться выше постепенно.
Внезапно мое поведение капризной девочки-подростка улетучилось, и на его смену пришло мое любимое здоровое любопытство.
Вот он – момент истины. Вот она – возможность узнать, наконец-то, что здесь происходит, как же долго я этого ждала. И почему утром я хотела убежать от всего этого? Видимо, Эдвард понял все мои штыки и даже не стал мне возражать, он повел себя как настоящий психолог.
– У тебя есть право раздавать людям допуск на высшие уровни?
– И даже более того – я их создал сам.
– Вы крутой, мистер президент, – бросила я ему и, сосредоточившись, принялась читать документы и изучать новые для меня приборы.
Помня свою первую ошибку и невнимательность при чтении трудового договора с Белым домом, в этот раз я решила не торопиться и вникнуть во всё, предложенное Калленом и дочитала до последней буквы. Возникли мысли попросить лупу: вдруг здесь окажется что-то засекреченное. Чтение документов заняло у меня около четырех часов. Я очень четко осознала, что меня допустили на более высокий уровень допуска, и я отнеслась к этому со всей серьезностью. И всё, что я прочла, мне понравилось. И понравилось настолько, насколько я и представить себе не могла. Во мне загорелся азарт, во мне загорелось любопытство, я как никогда захотела узнать эту сферу жизни и разобраться со всеми тайнами и загадками.
Меня будто отпустило.
«Ты почувствуешь», – снова слова Жасмин приятно отозвались во мне.
Эдвард несколько раз приносил мне воду, соки, свои любимые коктейли. У него тоже имелась куча дел: устроил два совещания, его закидали очередными бумагами, вопросами, Эммет грозился приехать, если еще раз Эдвард меня тронет. В ответ на его реплику мы не могли сдержать смех и долго успокаивались, пока Эммет возмущался и настаивал, чтобы собеседование проходило под его контролем. Потом Эдварду стало скучно, и он, извинившись, отправился в спортивный зал. Он несколько раз заходил в кабинет в своем спортивном виде, чем изрядно меня отвлекал. Но затем вновь появился передо мной в своей деловой одежде. Я не хотела признаваться Эдварду в своем неважном самочувствии, у меня все время побаливала голова. После съеденной еды меня начинало тошнить, но соки, по неизвестной причине все тот же апельсиновый, быстро исправили эту ситуацию, пока мы вообще не съели все фрукты и овощи в доме.
Эдвард никак не комментировал мое длительное изучение документов, я не была уверенна, сколько вообще нужно времени для их изучения, но изучала я всё внимательно, вдумчиво, пока президент не заговорил:
– Нужно заказать фрукты.
– Я всё съела, прости, – извинилась я перед ним.
– Это мелочи.
После всех документов передо мной лежал контракт.
– И когда приступать?
– Насколько я знаю, тебя связывает прежний контракт с Белым домом до следующего твоего двухлетия работы в нем. Этот контракт не выражает полной демонстрации всех твоих должных полномочий. Настоящий контракт ты увидишь, когда истечет срок действия трудового договора с Белым домом. Сейчас будет идти небольшая психологическая подготовка. Хотя особо сильного напряга ты не почувствуешь.
– Хорошо, – просто ответила я и принялась подписывать бумаги, в которых четко обозначалось, как четыре раза в неделю я обязуюсь приходить после работы на часовое занятие и подвергать свою психику исследованиям. – На мне будут испытывать препараты?
– Всё, что нужно, испытали, – улыбнулся Каллен, – и всё, что нужно лично мне, находится в твоей крови.
– Обалдеть! – воскликнула я от изумления. – Ты хоть президент вообще? Кто ты такой, Эдвард? Ощущение, что твое президентство создано для отвода глаз.
А вот это я сказала зря.
На лице Каллена появилась искренняя улыбка, и такая счастливая и красивая, что мы замерли друг напротив друга в немом вопросе. И эта чертова черная рубашка…
Кто ее придумал? Кому пришло в голову создавать соблазнительные галстуки? Кто вообще создал такого прекрасного мужчину?
– Черт, ладно, прости, – сразу замешкалась я. – Я, эм-м… Я жду твоего рассказа, или что ты собирался мне рассказать?
– Мою настоящую биографию, Изабелла, – голос президента посерьезнел, взгляд превратился в ледяной, Эдвард опустился в кресло и жестко посмотрел мне в глаза.
– Она как-то отличается от реальности? – спросила я, чтобы развеять напряжение.
– Наполовину – да. Я врач, да, я занимаю должность президента, но есть кое-что еще.
Я вся подобралась, когда Эдвард в легком жесте потер лоб, и его настроение резко изменилось. Точнее, его лицо не выражало ничего. Изменилась его аура, или что-то от него исходящее: флюиды, мои чувства – они вовсе не представляли для меня ничего хорошего. Похоже, я и вправду услышу рассказ о войне.
– Так необычно рассказывать об этих событиях, – начал он после напряженного молчания, смотря на поверхность стола. – Все, кто знал об этом, являлись прямыми свидетелями. И больше никто. Я никогда и никому не рассказывал. А теперь для меня складывается интересная ситуация. Что ж, это нужно просто пережить. Давно я об этом не вспоминал.
Часы на запястье Эдварда пискнули, он, отключив звук, достал из ящика шприц и быстро вколол его себе в запястье.
Будто мне мало всего увиденного и услышанного.
– Позже объясню, – ответил он на мой вопросительный взгляд. – По документам всё понятно?
– Более чем, – кивнула я ему, глядя на внушительный объем листов и новых для меня вещей.
– Итак, Изабелла, очередная бумага о неразглашении.
– Давай. Чего я там уже не видела.
– Я хочу, чтобы ты действительно поняла, на какой уровень информации я открываю тебе доступ.
Эдвард пододвинул мне бумагу, и, прочитав знакомые слова о неразглашении, я ужаснулась последствиям нарушения этого документа, который говорил о смертной казни.
– Что же у тебя такое произошло, если за разглашение меня тот час убьют?
«Да что ты знаешь о боли», – вспомнила я свои же слова, едва взглянув на президента.
Мне не нужно было ничего объяснять. Я молча подписала документ и отдала Каллену.
Видеть этот едкий взгляд я совершенно не могла.
Эдвард вздохнул.
Он посмотрел на меня и, вздохнув еще раз, начал:
– Как ты могла слышать ранее, моя настоящая фамилия вовсе не Каллена, а Мейсон. До усыновления.
– Усыновления? – осторожно спросила я.
Каллен опять тяжело вздохнул, вновь выдержал свою эффектную любимую паузу и продолжил:
– Изабелла, именно с этого момента вступает в силу наш с тобой договор. Напоминать последствия его нарушения не стоит?
– Нет.
– Еще раз: ты готова? – Напряжение так и сквозило в его взгляде.
– Да.
Хотя готова была упасть в обморок от такой напряженности.
– Изабелла, – услышала я свое имя, произнесенное жестким и строгим голосом, – по истинному гражданству я – гражданин Великобритании.

Спокойно. Автор в курсе законов штатов о вступлении на должность Президента.

ПРОДОЛЖЕНИЕ


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/41-8214-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: freeiz (01.01.2019) | Автор: freeiz
Просмотров: 2054 | Комментарии: 7


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 7
+2
7 Черный_кот   (06.01.2019 16:45)
И как это гражданин другого государства стал президентом США? Ловкач, однако.

+2
6 кирюша5142   (02.01.2019 01:45)
Спасибо за главу!! Мысли разбежались. Шок- это по нашему! Главное- ключи от сердца Президента уже у Изабеллы. Только она еще это не до конца поняла, как и я.

+2
4 оля1977   (01.01.2019 22:21)
Блин. Пока читала эту часть главы, столько мыслей приходило в голову, а сейчас их как корова языком слизала.......... ну..........или поросюшка в связи с наступившим годом. Осталась только одна лицевая эмоция surprised . А вообще очень понравился Белкин аппетит. Не спроста он у нее такой обильный. И правильно, пусть Белочка кушает мясо, а каша остается мистеру президенту.

+2
3 робокашка   (01.01.2019 22:19)
стократно засекреченный Джеймс Бонд biggrin

+2
2 pola_gre   (01.01.2019 21:31)
Мне казалось, что про Великобританию уже сказано... разве это - новость? или просто подтверждение?

Спасибо за продолжение!
С новым годом!

+3
5 кирюша5142   (02.01.2019 01:06)
Было сказано, что он работает на британскую разведку. А то что он подданный Великобритании прозвучало впервые.
С Новым годом!!!!

+2
1 Kate999   (01.01.2019 20:28)
Ох,наконец-то Тайна Президента будет раскрыта.

Тааакой мандраж. wacko

Бегу читать продолжение.

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями