Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1687]
Из жизни актеров [1628]
Мини-фанфики [2544]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4831]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2392]
Все люди [15113]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14320]
Альтернатива [9003]
СЛЭШ и НЦ [8951]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4350]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей мая
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за май

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Звездный путь, или То, что осталось за кадром
Обучение Джеймса Тибериуса Кирка в Академии Звездного Флота до момента назначения его капитаном «Энтерпрайза NCC-1701».

Иной взгляд
Устав ждать, когда сын найдет пару, Эсми берет дело в свои руки и знакомит Эдварда с дочерью подруги. И есть только одна небольшая проблема. У Беллы Свон магазинчик для взрослых, а у Эдварда очень устаревшие взгляды на отношения между мужчинами и женщинами. В его представлении подобные вещи недопустимы.

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

Каллены и незнакомка, или цена жизн
Эта история о девушке, которая находится на краю жизни, и о Калленах, которые мечтают о детях. Романтика. Мини. Закончен.

Штольман. Она в его руках
Конец XIX века, маленький уездный городок Затонск. Ночь, гостиничный номер, и он наконец-то держит ее в своих объятиях.

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

Сделка с судьбой
Каждому из этих троих была уготована смерть. Однако высшие силы предложили им сделку – отсрочка гибельного конца в обмен на спасение чужой жизни. Чем обернется для каждого сделка с судьбой?

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.



А вы знаете?

...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какие жанры литературы вам ближе?
1. Любовный роман, мелодрама
2. Фантастика, фэнтези, мистика
3. Детектив, военные, экшен
4. Драма, трагедия
5. Юмор, комедия, стеб
6. Сказки, мифы
7. Документальные труды
Всего ответов: 439
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Mr. President. Глава 21.2. Нобелевская премия даёт пинок

2019-7-17
18
0
Soundtrack: Schiller feat Tarja Turunen - Tired Of Being Alone

Белла.

Скандинавская зима показалась мне мягкой и не особо морозной, и сам Стокгольм оказался невероятно красивым городом, по пути в отель я даже залюбовалась снегом и зимним очарованием, несмотря на свою любовь к солнцу и теплой погоде. В день вручения премии в столице Швеции светило яркое солнце. По словам Эммета, зимой световой день в городе короткий, небо постоянно затянуто тучами, и нынешний выход солнца – случай небывалый, а по рассказам Первой леди, в Стокгольме солнце светит тогда, когда в него приезжает большой его любитель и своими мыслями буквально просит выйти солнце из-за туч.
Размышления о красивом северном городе, который неожиданно посетило солнце, прервал Джаспер, с важным видом сообщив о сборах на премию.
Мы вместе с Джаспером съездили в модный бутик и, по моим меркам, выбрали скромное длинное платье черного цвета с блестками. Джаспер дал инструкции о прическе, макияже и обуви для званого бала и с деловым видом отметил, что цвет моего платья не должен совпадать с цветом одежды королевы.
Наконец, знаменательный час настал.
Я нервничала и не нервничала одновременно. Странные ощущения одолевали меня, я по какой-то причине не хотела идти на премию. Пытаясь себя успокоить, в итоге я решила, что Нобелевская премия - всего лишь обычная вечеринка выдающихся умных людей, ничего нового и удивительного со мной не произойдет, я не узнаю никакой новой информации, мне всего лишь нужно наслаждаться вечером и составить пару Джасперу.
Перед выходом я оглядела себя в последний раз: элегантное платье идеально сидело на мне, каблук пришлось выбрать не слишком высокий, чтобы не выглядеть пошло. Волосы, как и положено этикету дворца, я собрала наверх, но все равно оставила свисающими пару дерзких прядей, которые соблазнительно спадали мне на скулы. Макияж и вовсе пришлось сократить до самого минимума.
– Белли, ты готова? – позвал меня Джаспер.
– Да, я готова, Джас. – Джаспер вошел ко мне в номер в черном фраке с белой бабочкой, с уложенными волосами и до яркого блеска натертыми черными туфлями. – Прекрасно выглядишь! – сделала я ему комплимент.
– Первым комплименты должен говорить мужчина, Белли, – усмехнулся мой друг. – Ты тоже очаровательна!
– Спасибо, Джаспер, – улыбнулась я ему и накинула теплую накидку в тон платью.
Мороз крепчал, пришлось быстрым шагом идти до машины, благо она подъехала к самому входу отеля. Как выглядели президент и его жена, а также Розали с Эмметом, я не видела – они уехали раньше.
Рассматривая вечерний Стокгольм, я снова залюбовалась архитектурой города, его красивой набережной. Люди спешили с работы домой, закрывая шарфами лица от мороза, но все же по главной набережной гуляли многочисленные семьи с детьми. Да уж, только дети будут всегда рады зиме и выпавшему снегу: вот ребенок слепил маленький снежок и кинул в отца, тот состроил гримасу поражения и показал капитуляцию, мама засмеялась и тоже закидала снежками своего мужа. Красивая, счастливая семья…
В районе сердца что-то болезненно ёкнуло, я стиснула зубы и отвернулась от окна, не желая разглядывать счастливые моменты, принадлежавшие не мне.
– Белли, все будет в порядке, не волнуйся.
– А я и не переживаю, Джаспер. Кстати, что мы там будем делать? Ты посещал когда-нибудь такую церемонию? Или как я – едешь в первый раз?
Джаспер задумчиво устремил взгляд вперед, но потом заговорил:
– Я посещал церемонию два раза с двумя разными девушками, по странной случайности после церемонии я со всеми расставался.
– Вот это да! – поразилась я его откровению.
– Все в прошлом. Лично для меня церемония выглядит довольно просто: сначала королевская семья вручает награды в основном зале городской ратуши, затем гости спускаются в голубой зал, в котором проводится банкет, а далее перемещаются в золотой зал, где танцуют до глубокой ночи. Как правило, на церемонию приезжает огромное количество народа, никому нет ни до кого дела. Все действие идет настолько быстро, что ты даже не успеваешь должным образом распробовать блюда, так как для раздачи блюд отводится определенное количество времени.
– А какие блюда обычно подают на стол? – поинтересовалась я.
– Это тайна. Известен только десерт – мороженое, оно подается в конце, но и его рецепт неизвестен. Безусловно, все блюда выглядят превосходно и вкусно приготовлены. Кстати, как лауреат премии, Эдвард имеет право пригласить до шестнадцати гостей. Сегодня должны прилететь родители Тани и её сёстры. Они остановились в Гранд-отеле, напротив Королевского дворца. О, мы приехали. – Джаспер подал мне руку, приглашая на выход.
Стоило мне выйти из машины, как глаза тут же ослепили многочисленные вспышки фотокорреспондентов, старающихся запечатлеть наилучший ракурс, один из репортёров задал мне странный вопрос о премии, пожелал отличного вечера, а затем сфотографировал еще несколько раз, оставляя в глазах яркие блики. Гостей перед парадным входом в Королевский дворец находилось несчетное количество, и, если бы не Джаспер, я бы потерялась среди огромного количества народа, дресс-код которого не отличался особой фантазией: абсолютно все мужчины надели черный смокинг с белоснежной рубашкой и белой бабочкой. Да и женщины не старались выделяться: внешний вид светских дам выглядел намного скромнее, чем я привыкла видеть на торжествах.
К нам подошли Розали и Эммет и повели в здание Старой Ратуши Стокгольма. Розали выглядела так же скромно, как и я: подобранные волосы, легкий макияж и свободное светло-синего цвета платье, скрывающее ее интересное положение. Впереди нас шло все семейство Денали, Эдвард с Татьяной присоединились к нам перед самым входом в зал. Улыбчивое и невозможно довольное лицо лауреата еще долго будет сниться мне по ночам, настолько он светился счастьем. Увидев же Первую леди, я не смогла скрыть восторга: она выглядела воистину по-королевски! Утонченное платье благородного белого цвета с легким шлейфом делало её образ нежным и романтичным, дорогие бриллиантовые украшения ярко сверкали на коже, жена Эдварда обладала статной осанкой и горящими глазами, показывающими ее настоящее женское счастье. Сейчас глядя на Татьяну, я не могла ею налюбоваться: она представляла настоящее воплощение изысканности и утонченности.
«Нереально красивая женщина!»
– Вы выглядите потрясающе! – Я не сдержалась от комплимента, и мне было все равно, что подумают люди о моей несдержанности. Если человек красив, то почему я не могу сообщить ему об этом?
– Благодарю, Изабелла. – Таня поцеловала меня в щеку, приобняв, а затем взяла под руку Эдварда, и вся сопровождающая его свита последовала за ним.
Хм-м, свита.
Действительно, вот оно, мое действующее положение.
От размышлений об Эдварде и моём месте рядом с ним всё время отвлекал Джаспер, рассказывая, как и на дне рождения Первой леди, о встречающихся нам по пути гостях. Он даже извинился, что не успевает рассказать обо всех, так как на торжественный вечер прибыло более тысячи человек.
Зал Старой ратуши больше походил на декорации обычного театра, не отличающегося особым изыском, хотя многим нравилось украшение из розовых, белых и алых роз, привезенных специально из Италии, а именно из города Сан-Ремо, где и завершил свою жизнь основатель премии Альфред Нобель. Наши забронированные места размещались на балконе, я сидела во втором ряду между Джаспером и Эмметом. Сами лауреаты, которых в этот год насчитывалось девять человек, уже сидели на красных креслах на сцене, на которую начали выходить члены королевской семьи и представители Нобелевского комитета. Его глава и открыл церемонию приветственной речью на шведском языке. Глава комитета особо подчеркнул, что премия призвана объединить науку и мир и при присуждении премии нет и не может быть предпочтений по национальности, религии или общественному положению. Ведь сам Нобель являлся космополитом, ему импонировали все страны и из каждой он мог вынести какую-нибудь идею и характер.
Далее по регламенту торжества известного тенора пригласили исполнить лучшие произведения классиков вместе со Стокгольмским симфоническим оркестром.
После музыкального выступления к трибуне подошел король Швеции и произнес свою торжественную речь, и королевская церемония вручения премии началась!
Перед вручением самой награды король рассказывал о заслугах каждого лауреата на его родном языке, затем поднимались абсолютно все гости непосредственно на само вручение награды, лауреат вставал в круг с буквой «N» и под аплодисменты и звуки горнов получал из рук самого короля диплом и медаль с портретом Альфреда Нобеля.
Какой же это прекрасный миг для всех победителей!
Передо мной почему-то стали проноситься картины возможного будущего моих мальчиков: Джонни с Дэвидом точно так же добиваются выдающихся результатов в какой-нибудь области, они так же выходят на сцену, им вручают награды, они женаты, у них родились дети, а я…
«А ты что?» – упрекнуло меня сознание.
А я ничего.
«Чего ты добилась, Белла? Так и будешь всю жизнь любовницей президента?»
– Белли, – снова отвлек меня Джаспер от раздумий. – Смотри. Очередь Эдварда.
Эдвард. Как же.
Президент Америки, знаменитый на весь мир врач, экстремальный спортсмен вместе с многочисленными достоинствами в комплекте, внимательно слушал речь короля, который как мог расхваливал мировое достижение в области психологии. Король отметил, что он до сих пор не вошел в состав тех самых счастливчиков, которым выпала честь испытать на себе уникальное моделирование психики, и явно напрашивался на сеанс психотерапии.
По словам Розали и Эммета, Эдвард испытывал на мне свою разработку.
Значит, я являлась счастливчиком?
Возможно. Но кроме родных и друзей президента, о моем сеансе, о том самом сеансе, который жаждут испытать сами короли, никто не знал, словно Эдвард хотел спрятать меня и не показывать никому. Я снова почувствовала укол в груди – о моем существовании никто не слышал и не догадывался.
Кажется, король захвалил Эдварда больше всех, с энтузиазмом рассказывая о его положительных качествах. А у Эдварда имеется хотя бы один недостаток?
«Он изменяет жене», – выдало мне ответ сознание.
Следовательно, я и есть тот самый его недостаток?
Я счастливчик и недостаток в одном флаконе? Как это понимать?
Тем временем, под мои терзания и размышления о том, почему меня вновь стало заботить, что я сплю с самим президентом, мечта любой женщины встал в символический круг и получил свою престижную награду в области медицины, а затем, согласно традиции, поклонился королю, затем Нобелевскому комитету, а далее - залу.
Внезапно мне захотелось поговорить с Таней и во всем признаться.
Немедленно.
Не может такой человек как Эдвард изменять своей очаровательной королеве. Просто не может! Что же у них случилось?
«Точно тебе говорю! В их семье действительно что-то произошло!»
– Белли, куда ты смотришь? – подтолкнул меня Джаспер локтём.
Я в упор смотрела на Таню, на ее семью, сидевшую перед нами в первом ряду, вспоминала её детей, прекрасных белокурых ангелочков, так похожих на Эдварда…
«Твою мать, Изабелла! Неужели тебя посетили муки совести?»
Время издеваться над собой я нашла отменное – под аплодисменты после благодарственной речи Эдварда, который, посмотрев в нашу сторону, ослепительно улыбнулся, и я знала, что эта улыбка предназначалась вовсе не для меня.
«Если хочется поговорить с женой президента, то будь добра, побеседуй явно не сегодня!»
Действительно. Нужно успокоиться и на время забыть о терзаниях, сделать очередной довольный вид, что меня всё устраивает.
Я обещала себе терпеть.

***

После награждения участников гости церемонии переместились в Голубой зал на Нобелевский банкет. Джаспер сетовал на организаторов церемонии, жалуясь, что в мире столько огромных залов, а они выбрали именно этот зал, в котором сидеть за столом довольно тесно.
Слова Джаспера подтвердились: сидеть было очень тесно. Но тесноту отменно компенсировало красивое оформление зала, самого стола, на котором столовые приборы и сервиз выставили с невероятной точностью. Можно было бесконечно разглядывать красоту посуды, как украшены портретом Нобеля скатерти и салфетки. Когда произнесли первый тост за Его Величество и следом за ним второй тост – в память Альфреда Нобеля, принесли меню, зазвучала музыка, и гости, наконец, приступили к ужину.
- Ужин длится три часа, еще столько будем танцевать. Все по сценарию. Скукота, – Джаспер, очевидно, поняв, кому можно излить душу, опять пожаловался.
На удивление, я поблагодарила саму себя за размышления, так как, сама того не желая, задала себе наиважнейший вопрос в своем расследовании: что же происходит между Эдвардом и Таней? Какая кошка пробежала между ними, если муж находит утешение в объятиях другой женщины?
«Зуб даю: что угодно, но только не утешение!»
Вариантов ответов я нашла не столь много, и все они сводились к банальной ссоре. Появился и несколько облегчающий муки совести вариант: сама Татьяна изменила Эдварду, и он, узнав об этом, решил отомстить ей. У меня даже появился претендент на роль любовника – Майк.
– Белли, мороженное, – из раздумий вернул меня к банкету Джаспер. – У тебя всё в порядке? Что с тобой сегодня?
– Устала. У меня не получается быть такой же активной в жизни, как и вы. К тому же натерла мозоли в новых кроссовках. – Я открыла часть правды, об остальном знать необязательно.
– Попробуй побегать в действительно спортивной обуви. Глядишь, силы вернутся, – подстегнул меня Джаспер. – Я, честно, наелся. Не хочется кушать десерт. Потом после сладкого захочется кушать опять.
Мороженое оказалась фисташковым с вишнёвыми ягодами и необычным на вкус сиропом, похожим на арбузно-дынный микс. Интересное сочетание.
Не успела я распробовать десерт, как всех попросили последовать в золотой зал для танцев.
«Господи, и вправду скукотища. Так что там с Эдвардом и Таней?»
Президент и Первая леди вместе с остальными лауреатами и их спутницами открыли танцевальный вечер, затем присоединились и пришедшие гости. Пока Джаспер вел меня в танце, я сделала свой неположительный вывод насчет премии: особой помпезности торжество не представляло, все присутствующие выглядели более чем скромно, словно пришли посмотреть на спектакль, и никому не было дела до научных достижений.
У меня не хватило сил танцевать долго, мне захотелось подышать свежим воздухом. Накинув накидку, чтобы не замерзнуть, я вместе с Джаспером вышла на балкон.
Весь вечер незамолкающий Джаспер сейчас молчал, за что я молча поблагодарила его.
– Белла, не желаешь ли выпить? – голос Тани разрезал тишину.
Я оглянулась. Джаспера рядом не оказалось. Не дожидаясь ответа, Таня вручила мне бокал с красным вином. Где она нашла атрибуты выпивки, я не спросила.
Но внезапно напряглась: сейчас я находилась с ней наедине.
«Белла, не упусти шанс! Поговори с ней!»
Таня последующие минут десять рассказывала мне о своей семье, как они рады за Эдварда, как им нравится город и никто не хочет уезжать, как ей понравился десерт.
Я очень хотела её перебить и выложить терзающие меня мысли, и рассказать всё именно сейчас, и мне плевать, что сейчас неподходящее время, я не хотела противиться своему намерению, я не смогу так долго копить всё в себе.
– Вот ты где, дорогая, – нежный голос Эдварда заставил Татьяну замолчать, а меня – разозлиться. – Изабелла? Как вечер?
Вот черт. Не успела.
– Что случилось, дорогой? – не дала мне ответить Первая леди.
– Танцы закончились. Гости расходятся. Пора и нам уезжать.
– А мы с Изабеллой так мило беседовали.
– Я вижу. И вижу вас вдвоем с выпивкой второй раз. Понравилось вместе выпивать? Это плохая привычка, Таня.
– Да-да, лауреат. Пойдем, Изабелла. Пора в номер.
Таня взяла меня за руку и повела на выход.

***

Soundtrack: ATB feat. Amurai - Love & Light

– Твою мать… – выругалась я от усталости, снимая в номере чертовы каблуки.
Ноги с мозолями от новых туфель выглядели некрасиво, плюс я разглядела пару синяков от недавнего «боя» с Майком.
Уложив детей спать в соседнем номере и приняв душ, я упала на кровать и решила почитать очередной пошлый роман.
Но чем больше я читала, тем сильнее понимала, что почти такая же пошлость развивается и в моей жизни. Я кинула книгу в стену и выключила свет, надеясь уснуть.
Но сон не шёл.
Свет от огней чужого города разливался по номеру. Тишина давила.
Я открыла тумбочку и достала медальон с фотографиями сыновей. Медальон я прикрепила к брелкам с ключами от дома, чтобы не потерять во время путешествия. Эти брелки когда-то давно подарил отец. Я улыбнулась, рассматривая подарки папы: миниатюрный газовый баллон и набор мини-ножей – как своеобразный способ подарить мне свою защиту. Я открепила один нож и зачем-то стала перекатывать его между пальцами. Я вертела нож приличное время, думая, думая, гадая, пока со злости не вонзила его в комод.
Я ощутила себя пиявкой в президентском окружении.
Я ведь ничем не выделялась, мозгами сверхсильными не обладала, я не изобретатель, не создаю что-то нового, не вершу судьбы мира. Я не понимаю, почему они со мной носятся как с писаной торбой? Что я им сделала?
Меня одолели сомнения в правильности своего поведения, ведь если ты не получаешь нужного результата, то стоит сменить тактику и придумать новый способ действия.
Тихий стук в дверь нарушил мои думы.
Странно, я же ничего не заказывала в номер, кто бы это мог прийти в столь позднее время?
Стук повторился.
Встав с кровати, я босиком последовала к двери и попыталась разглядеть стучавшего в дверь, но кто-то заслонил зрачок.
Я открыла дверь и ничуть не удивилась персоне позднего гостя.
Президент в белой рубашке с расстёгнутыми верхними пуговицами и брюках стоял передо мной, облокотившись о косяк. Свет от ламп в коридоре осветил уставшее лицо президента, и я почти ахнула от вида его глаз. Откуда у Эдварда такие черные круги под глазами?
– Сэр? – вылетело у меня.
– Не спишь? – спросил Эдвард сексуальным шепотом.
– Зачем ты пришел? – Я мотнула головой, стряхивая наступающее наваждение.
– К тебе, - оглядел он меня с ног до головы с желанием.
Не дождавшись моей ответной реакции, он сам зашёл в номер и закрыл дверь, облокачиваясь на неё.
Поскольку единственным освещением в комнате являлся свет фонарей с улицы, обстановка в номере внезапно стала интимной.
– Что вам нужно, мистер президент? – я попыталась сохранить хладнокровие, чтобы не наброситься на него. – Номером не ошиблись? Ваша жена располагается двумя этажами ниже. Шли бы вы к ней, – высказала я ему, что хотела сказать очень давно, но почему-то моментально пожалела о своих словах.
Взгляд президента не выражал никакой нервозности и переживаний, он слегка склонил голову набок, продолжая буравить своим взглядом, и я разглядела, как на соблазнительном лице уголки губ слегка тронулись в улыбке. Его физика тела твердила о хорошем настроении, об отличном здоровье и самочувствии, но… интуиция мне подсказывала, что здесь что-то не так. Я почувствовала нечто необъяснимое и едва уловимое: от Эдварда исходила странного рода грусть, некая печаль о чем-то неизвестном.
– Вы так и будете молчать? – Я помахала перед ним рукой, привлекая внимание к моим словам.
Но Эдвард продолжал молчать и, похоже, не собирался ничего говорить.
Я доверилась своему чувству и точно поняла, что Эдварда что-то гложет, ведь женщин не обмануть в чувствах, все женщины хорошо чувствуют мужчин. Значит, мужчина пришел залечить свою грусть или печаль именно ко мне, а не к своей жене?
Как интересно. Что ж, это его выбор.
Находясь наедине с этим превосходным мужчиной, я захотела развеять его печаль, захотела, чтобы он улыбнулся, чтобы он заговорил, наконец, и я знала, как это сделать.
Но я обещала себе не трогать его, это не мой мужчина, у меня нет никаких прав на него.
Но эгоистичная натура просила, молила об удовольствии для себя.
Последний раз, я пообещала себе, что это будет последний раз. Одним разом больше, одним - меньше, какая разница?
Я подошла к нему и лёгонько провела пальцем по вороту белоснежной рубашки, слегка затрагивая кожу. Эдвард следил за моими руками, совершенно не двигаясь. Я медленно разбиралась с пуговицами, затем все так же неторопливо стянула с него рубашку и кинула на пол.
Упругие мышцы, идеальные кубики пресса мне удавалось видеть раньше, но я каждый раз приходила в восторг от его подтянутой фигуры и свежести тела, и нынешний момент не стал исключением. Какую нужно иметь силу воли, чтобы так за собой следить и оставаться в хорошей форме? Какими силами нужно обладать, чтобы в буквальном смысле принуждать себя к совершенству? Мне иногда казалось, что при всей любви ухаживать за собой даже я не могла составить конкуренцию Эдварду. А если добавить к невероятной красоте его потрясающий ум, его заслуги в медицине, то лично я могла кончить, даже не притрагиваясь к нему.
И это невероятное богатство сейчас стоит передо мной, предлагает себя, почему-то молчит, ничего не делает, но источает огромную притягательность, перед которой сложно устоять.
Пальцы затерялись в его волосах, губами я дотронулась до мочки уха, чуть покусывая, и со стоном вдохнула исключительную и стильную композицию парфюма. Аромат напоминал потрескивающие в камине дрова ясеня и вишни, благородные ноты сандала и корицы нежно обволакивали, расслабляли, а заманчивая смесь крепкого чая с табаком и неизвестным мне цветком окончательно лишала сопротивления перед его обладателем. В итоге получался небывалый агрессивный аромат, говорящий о статусе владельца, его мужественности и яркой энергии.
Я попыталась оправдаться перед собой, думая, почему детально пытаюсь описать аромат Эдварда? Да потому что мне казалось его присутствие нереальным. Мне казалось, что он сейчас развеется как тот самый дым от табака, и если я попробую связать его присутствие с реальными вещами, то у меня есть шанс на правду…
«Бред, Белла… Просто получай удовольствие…»
Эдвард подхватил меня на руки, выводя из размышлений, и, стряхнув все вещи с комода, посадил на поверхность. Куда-то полетел и мой халат вместе с его брюками.
И опять я оказываюсь обнаженной перед президентом, а он снова впивается в мою шею, затем носом зарывается в мои волосы, начиная соединять наши тела и страстно двигаться и доводить до изнеможения нас обоих.
Я не помнила, как мы оказались на кровати, как смяли все простыни и чуть не сломали спинку мебели, но отчетливо помню, как его руки бродили по всему моему телу, как чувственные губы доводили до исступления. Голова шла кругом от вида Эдварда с закрытыми глазами, получающего свое освобождение. Но еще больше голова закружилась, когда Эдвард взял со столика мою сигарету и, закурив, стал сексуально выдыхать дым прямо в номере. Волшебная дымка окутала идеальное тело, унося меня в великолепные сексуальные фантазии о президенте. Я не могла налюбоваться им, я не могла насытиться, мне опять стало мало. Мало его всего, мало его тела, мало его действий, я захотела обладать им, я захотела стать для него всем, даже воздухом. По крайней мере, на данный момент. Будто услышав меня, Эдвард в очередной раз затянул табак и, наклонившись к моему лицу, выдохнул дым прямо в мои губы. С громким стоном и одновременно с великим наслаждением я встретила его жест. Но вдыхать воздух Эдварда, втягивать его силу, смотреть на его мужское начало стало верхом моих сил. Выхватив его сигарету, я затянулась и тоже выдохнула ему в губы, поддаваясь бедрами и прося продолжения. Потушив сигарету об деревянную основу кровати и кинув окурок куда-то ближе к балкону, он с алчным взглядом посмотрел на мое тело и набросился на меня опять. Или я на него. Я не выясняла. Фантастическое удовольствие от его движений заставляли разум мутнеть. Во всех движениях, стонах и запахе сигарет я не осознала, когда Эдвард успел лечь рядом со мной, в очередном приступе наслаждения закрыв глаза. Он положил руки рядом с лицом, и мне захотелось соединить наши пальцы, поцеловать его ладонь, и я почти сделала это и потянулась к его руке, но он убрал, не заметив моего желания. И вновь, третий раз за день, я ощутила странный укол в сердце: он не видел, как я хотела дотронуться до него.
«Он не принадлежит тебе, Изабелла».
В который раз я вынужденно согласилась со своими мыслями.
Но президенту стало мало каких-то пару раз, и в последующие часы он решил истязать меня, не переставая. Он вновь и вновь доводил меня до пика наслаждений, а я в который раз не могла налюбоваться им в своем удовлетворении и экстазе. Мы занимались сексом долго, мучительно страстно, в странной тишине, каждый, возможно, думая о своем. Здесь, сейчас, на кровати среди разбросанных вещей, я поняла, что каждый из нас пребывал только телом. В каких облаках летал Эдвард и летал ли вообще, выяснить не получилось.
Лично мои мысли опустились к сердцу, получившему сегодня изрядную дозу уколов: оно стало разрываться на части…

***

Soundtrack: Estas Tonne - Internal Flight guitar version

Я вышла на балкон, захватив с собой сигареты и бокал вина. Бушующее сердце унять силой мысли никак не получалось, я срочно нуждалась в успокоительном средстве любого доступного рода. Открыв на балконе окно, я жадно глотнула свежий воздух и закрыла глаза, подставляя лицо легкому морозному ветру. Погода в Стокгольме по-прежнему стояла безоблачная, звезды рассыпались на черном небосводе во всей красе, я затянулась сигаретой и закрыла глаза, пытаясь успокоиться.
– Позволишь? – Передо мной появился Эдвард.
– Я думала, ты ушел.
Эдвард взял мой бокал вина, залпом его выпил и налил ещё.
Ну и поворот: только недавно сам читал мне нотации о вреде алкоголя, а теперь выпивает сам и, более того, просит ещё!
Пришлось принести вторую бутылку красного вина, и я протянула ее Эдварду, чтобы тот открыл. Но и вина Эдварду показалось мало – он забрал у меня сигарету.
– Не знала, что вы сторонник курения и пьянства.
– Пять часов в спортивном зале, и вредные калории испарятся.
Эдвард подошел к окну, выпуская сигаретный дым на улицу.
– Что, секс был настолько ужасен, что приходится его запивать и закуривать?
– Да нет же, Изабелла. Дело не в этом.
– Тогда в чем же?! – настойчиво и громче, чем нужно, надавила я, выдавая своё нетерпение.
Эдвард не ответил. Его взгляд устремился в город, затем на звезды. Эдвард сжал кулак и тяжело выдохнул, выпуская на улицу очередное облако дыма.
– Ты веришь в бога, Изабелла?
– Я… Что? – Я оторопела от неожиданно начавшейся темы. – Причем здесь бог?
– Ты веришь в бога? – повторил вопрос Эдвард, продолжая смотреть на ночное небо.
– Вы хотите поговорить о религии?
Мне не хотелось говорить о религиозной тематике и вопросах веры, после посещения Тибета у меня несколько изменился взгляд на подобные вещи. И если я сейчас его разовью, то рискую нарваться на неприятный спор - опыт в виде разбитых костяшек научил, ведь у людей обсуждение религии почему-то вызывает гнев и ненависть, хотя эта тема призвана распространять любовь и уважение друг другу.
– Что тебя удивляет? – невинно спросил Эдвард, посмотрев на меня.
– Само слово «бог», – призналась я.
– И что же с ним не так?
– Вы действительно хотите узнать мое мнение?
– Хочу.
– Вы уверены?
– Абсолютно.
– Тогда не говорите, что я вас не предупреждала.
– Ты чем-то сможешь меня удивить?
– Возможно. Но для чего вы спрашиваете, раз уверены, что не услышите ничего удивительного?
– Я хочу услышать именно твой ответ.
– Что ж, я вас предупредила.
– Жду твоего рассказа, – мило улыбнулся он.
– Но начну я его, если вы первый расскажете о своей точке зрения.
– С его вдруг я должен рассказать первым?
– Потому что я хочу, – стояла я на своем.
– Ты в этом уверенна? – с прищуром посмотрел он на меня.
– Да. Итак, господин президент? Вы верите в бога?
– Честно говоря, иногда приходится быть богом, – моментально ответил он.
– Всего лишь приходится? – дерзко улыбнулась я ему в ответ, понимая, куда ведет тема.
– Я на полном серьезе, Изабелла.
– И такой разговор нужно заводить обязательно после секса? – не удержалась я от сарказма.
– Я хочу.
– Чего? Секса или разговора?
– Перестань, Изабелла, – строго посмотрел на меня президент.
– Что перестать? Вы хотите услышать точку зрения женщины, младше вас на добрый десяток лет?
– Я задал вопрос и жду твоего обещанного ответа.
– Эм-м-м, хорошо, – сдалась я, – так и быть, скажу свое мнение. – Я глотнула вина для храбрости, готовясь услышать осуждение в ответ. – Знаете, – я кашлянула, прочищая горло, – когда я приехала в Тибет, то пообщалась со многими монахами на тему религии. – Я заметила, как Эдвард стал еще пристальнее смотреть на меня, стоило лишь упомянуть о поездке в Тибет. – Слушая различные проповеди, я поняла, что человек и есть бог.
– Ты подалась в буддизм? – усмехнулся президент.
– Нет. Попробую рассказать мысли одного монаха. Он говорил, что понятие «бог» уже звучит странно, что люди с критическим и исследовательским мышлением именно здесь начинают набивать себе немало шишек. И если именно в этой отправной точке не получить правильного ответа, то можно наделать многочисленные ошибки и пойти совершенно не по своему пути.
– То есть, что-то не так с понятием «бог»?
– Да. Вам не кажется странным, что люди наделяют «бога» человеческими качествами и при этом всём считают его всемогущим? Тогда как сами же и наделены точно такими же дарами?
– Не понял.
– Я так и подумала, что вы не поймете, тот человек и мне долго объяснял. Смотрите, по описанию людей бог выглядит как человек, чаще всего седовласым стариком, ему приписывают человеческие качества, например, любовь, доброту, заботу, помощь и так далее. Но все равно считают его божественным, могущественным и чем-то волшебным. Понимаете, какая выходит нестыковка? Образ бога – это чистейший образ человека.
– По твоему мнению, бог и есть человек?
– Что я и сказала в самом начале разговора, – подметила я. – Я хочу сказать, что тот, кто должен быть богом в том могущественном понимании, определенно не имеет человеческих качеств. Он должен иметь качества на порядок выше, – я сделала акцент на этом слове, – выше, чем человеческие. Понимаете? – Я остановилась, вопросительно смотря на Эдварда. Он кивнул, и я продолжила: – Но никто пока не нашёл те самые высокие качества, которые сильнее, чем у человека, поэтому понятие «всемогущий бог» и вызывает сомнения.
– Интересные рассуждения. – Эдвард слегка улыбнулся.
– Я лишь пересказываю слова монаха.
– И ты с ними согласна?
– Думаю, да. Во всяком случае, я не нашла ни одного опровержения его словам. Но сами посудите: вы видели когда-нибудь, как действует тот самый бог, на которого много веков уповает человечество?
– Логично.
– Меня бесит, когда говорят, что мы должны изучать биографию живших людей. Почему мы должны? Кому должны? Те люди совершенно не знали о нас.
– Это твои мысли?
– Да.
– Так веришь в бога или какому-то монаху, Изабелла? – Казалось, глаза Эдвард прожгут на мне дырки.
– Мне кажется, – я снова замешкалась, глотнула вина, затянула сигарету, успела поёжиться от холодного воздуха, вновь подбирая слова, – человечество обладает силой. Каждый из нас обладает силой, не бывает слабых людей, бывают просто неопытные. И если бы не невежество, то людям никогда бы не пришло в голову убивать себе подобных и загрязнять природу. Люди бы тогда по-настоящему пребывали в гармонии и любви. Я считаю, что разумные существа будут исследовать, проверять, и стремиться к знаниям. Взгляните на природу, как в ней все устроено, на животный мир, как создан наш организм, все подчиняется интересному правилу, определенной закономерности. Для примера: откуда птицы знают, что нужно лететь зимой в теплые края? Почему после лета начинается осень, а не сразу весна? Почему вообще солнце восходит на востоке, а не на, скажем, юге? Почему все люди не могут жить без солнца и обожают купаться в море? Почему наше сердце бьется, в конце концов? Так неужели тот самый бог, создавший человечество, станет уничтожать всю эту красоту и отправлять всех людей в ад, тем самым уничтожая и себя? Ведь по логике именно так и получается, и…
– И? – глаза Эдварда горели, а заодно от сексуального возбуждения сгорала и я.
– Я хочу сказать, что человек – крутое создание, на самом деле выдающееся, и мы знаем о себе очень мало.
– Если бы ты высказала свое мнение на общественном месте, тебя бы точно сожгли на костре. – Эдвард засмеялся, откидывая голову назад.
– Может, в прошлой жизни так и случилось.
– Ты веришь в реинкарнацию?
Что-то Эдварда стало заносить.
Лучше бы он молчал, и лучше бы этого разговора между нами не происходило. Я мысленно стукнула себя по лбу: я вновь выдала ему свою тайну!
Мои мысли опять закрутились с бешеной скоростью, я несколько раз успела поругать себя за несдержанный язык. Кто мешал просто отвертеться от этой темы?
Во всяком случае, от разговора на эту тему я точно смогу уйти.
– Господин президент, куда вас уносит?
Эдвард ухватил меня за подбородок, заставляя наткнуться на исследовательский взгляд:
– Вы утаиваете от меня информацию, мэм.
– Мы не на допросе, мистер президент, - совладала я сама с собой. – Я просто не хочу об этом говорить.
– Хорошо, Изабелла, – одобрительно кивнул он мне.
– Но к чему эти вопросы?
– Мне интересно. – Эдвард пододвинул к открытому окну единственный стул на балконе и уселся на него.
– Серьезно? Вам интересно? И вы устраиваете мне настоящий допрос, как это понимать?
– Как хочешь, Изабелла. – Эдвард ухватил меня за талию и усадил к себе на колени.
Я ахнула, когда Эдвард заключил меня в плотное кольцо своих рук, продолжая испытующе смотреть на меня.
– Что значит, как хочешь? Вы в своем уме?! – возмутилась я и попыталась встать, но Эдвард не позволил. – Нобелевский лауреат, один из умнейших людей планеты, человек старше меня на… э-э-э… неважно, насколько вы старше, короче говоря, вы приходите ко мне в номер, мы занимаемся потрясающей любовью в дыме сигарет, а затем вы пристаёте ко мне с расспросом о боге и требуете незамедлительных ответов. И я должна понимать это все как хочешь? Ты, – стукнула я кулачком его в грудь, – ты ответишь на мои вопросы! Немедленно!
– А иначе? – подстегнул он меня, в его глазах плясали озорные огоньки.
– А иначе я не отвечу ни на один из твоих вопросов! – утвердила я свою позицию.
– Изабелла, сколько мне лет? – Каллен в очередной раз еле сдерживался от смеха.
– Неважно, сколько тебе лет, я требую ответы на свои вопросы.
– Хорошо, Изабелла. – Он заправил непослушную прядь за ухо. – Насчет расспросов о боге: я хотел задать их еще на сеансе, мне интересно мнение каждого, по этой теме я веду некую статистику. Почему сейчас? Потому что появилось время, а его, как ты знаешь, у меня не так много. А на счет занятий любовью, – ох, Каллен, если бы ты видел свой эротичный взгляд со стороны, – это и вправду потрясающе, и я бы не прочь повторить. – Его взгляд опустился на мою грудь.
– Но почему со мной? – настаивала я на своем, мысленно постанывая от ошеломляющей близости президента.
– Изабелла, тебе не помешает научиться задавать правильные вопросы. – Эдвард перевел взгляд от груди и набухших сосков на мою шею. – Хотя это выглядит несколько странным, – продолжал он, – ведь твое мышление относится к типу исследователя, даже искателя. В который раз ты его подтверждаешь. Мне нравится такой тип мышления, – загадочно произнес он и посмотрел мне в глаза. – Но ничего, ты скоро научишься, все приходит с опытом.
– Как я вижу, у вас опыта выше крыши, – съязвила я.
– Выше, Изабелла, гораздо выше крыши.
– Даже так? – я изогнула бровь.
– Даже так, – согласился президент. – И мой ответ на твою реплику по поводу занятий любовью прост: потому что я хочу. И вопросов к тебе у меня еще много.
– Обычно мужики после занятия сексом засыпают, вас же куда-то уносит, – сгримасничала я. – Так и быть, задавайте ваши вопросы.
– Правду ли говорят, что каждый человек сам творец своей жизни? – очередной странный вопрос Эдвард не заставил себя ждать.
– Конечно.
– Тогда почему ты здесь, Изабелла? – Эдвард затянулся сигаретой и выпустил дым мне в лицо, отчего на тело накатила новая волна возбуждения.
– А вы здесь для чего? – вторила я ему в ответ, допивая свой бокал вина. – Вы же для чего-то пришли ко мне… – последнюю фразу я произнесла на выдохе.
Внезапно я поняла, что устала, устала отвечать на странные вопросы, устала кататься по миру, мне захотелось домой.
– Завтра летим домой, – словно опять прочитал он мои мысли. – Понравилась поездка?
– Очень, – честно ответила я, умалчивая о своей усталости.
– Я так летаю каждые полгода, - с некой долей отрешенности сказал он. – Но в Тибете еще не бывал.
– Почему?
– Времени не хватает.
– Там стоит побывать. Мистическое место.
– Что же в нём мистического?
– Сама атмосфера места мистическая, – соврала я ему, выдерживая взгляд, на самом деле вспомнив, из-за чего конкретно мой мистицизм начался.
Последовали странные вопросы и еще более странные ответы друг другу. Заглушив сигналы тела о небывалой усталости, я решила, что такой момент упускать нельзя. Когда еще представится прекрасная возможность так просто пообщаться с президентом? Продолжая сидеть у Эдварда на коленях, я разговаривала с ним до самого рассвета о смысле жизни, о разных бытовых мелочах, о его работе в медицине, как он разрабатывал свою знаменитую программу и почему все-таки нужно прекратить пить алкоголь!
Постепенно передо мной вырисовывался интересный внутренний мир президента, который мне захотелось изучить.
«Для начала ты с первым расследованием закончи, затем приступай ко второму, а эта задачка посложнее будет, если вообще ее можно будет разгадать».
Ведя небывалый в моей жизни разговор, я всё равно почувствовала, что копнула в изучении Эдварда очень глубоко: человек интересовался самым настоящим познанием жизни, и при подведении итога нашего разговора мне захотелось этой самой жизни у него поучиться, но на данный момент он предложил подтянуть всего лишь испанский.
«А что взамен предложишь ему ты? Что у тебя есть в наличии, чего ему не хватает?»
Я Белла, всего лишь Белла с двумя маленькими детьми на руках, разведенная, для которой смысл жизни заключался в трех вещах: в детях, самой себе и желании работать.
Что я предложу ему взамен? Своё тело для удовлетворения желаний?
К тому же у Эдварда на меня нет времени, лишь единичные походы к моему телу... от которых мое сердце пропускает удары…
Буквально на секунду мне почудилось, что президент наслаждается моим обществом, ему со мной хорошо, и он совершенно не против продолжать наше общение в том же духе. Но хотела ли я? Хотела ли я по-прежнему оставаться в его тени и продолжать ото всех скрываться? Хотела ли, чтобы он интересовался мной так же скрытно, тайно, никому и ничего не рассказывая, словно я могу навредить его репутации?
Я почти задала ему все эти вопросы вслух, как увидела первые лучи солнца.
Мое время рядом с ним закончилось.
От мысли, что президент специально выделяет на меня время, мне стало не по себе: вдруг в этом времени я нахожусь на самом последнем месте?
– Тебе пора, – подтолкнула я президента на выход, не желая развивать гнетущую тему.
Я не взглянула вслед уходящему президенту, а залюбовалась восходящим солнцем, прося наполнить меня своей энергией, так как усталость свалилась на меня во всей красе.
Командировка длиною в два месяца подошла к концу.
Со своего барского плеча президент всем путешествующим дал неделю выходных на восстановление и выравнивание своих прежних биоритмов.
Времени для разборки купленных вещей и сувениров не хватило.
Я провела все дни в кровати. Я не занималась спортом, нагло наплевала на клуб Эммета, правильное питание тоже пошло под откос, сил не осталось совсем.
Я бы взяла себе не неделю отдыха, а месяц! Это невозможно!
Накопленная усталость заявила о себе в самый неподходящий момент – в первый рабочий день после мини-отпуска.
Личный водитель приехал за мной точно в срок. По пути я выпила три кружки кофе, на работе заварила ещё две, возникло желание забежать в супермаркет за энергетическим напитком, но времени не нашлось, работы оказалось выше крыши.
По-моему, кое-кто останется ночевать в Белом доме, и этим кем-то стану я.
- Ура-а-а-а! - Кетени ворвалась в кабинет, прыгая и изображая какой-то танец.
- Ура? - Я вопросительно посмотрела на коллегу. - Кетени, что с тобой?
- Посмотри, Белла, посмотри новости! Ты что, не читала сегодняшнюю газету?
- Нет. А что там?
Кетени включила новостной канал.
«Для всей страны сегодня президент устроил отличный праздник!»
- Слушай, Белла, слушай! Сделай громче!
Я прибавила звук и внимательно вслушалась, что же там такое произошло.
«Превосходная новость! Восхитительная новость поступила сегодня к нам из Белого дома: пресс-служба президента сообщила об интересном положении Первой леди. Поздравляем семейство Калленов с будущим пополнением! Мы все держим кулачки и надеемся на очередную двойню!»


История написания главы




Огромная благодарность Кате Lega за редакцию.

ФОРУМ


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/41-8214-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: freeiz (17.08.2018) | Автор: freeiz
Просмотров: 2981 | Комментарии: 23


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 23
0
23 Alin@   (06.03.2019 18:49)
Белла устала быть в качестве любовницы, особенно когда хочется быть рядом и делить такик радостные моменты. И начудит же. Эдвард настолько держится. Понимает ее чувства и пытается перевести тему, чтобы успокоить, что получается. Искусный человек.

+2
21 malush   (24.08.2018 21:08)
Често, жаль мне в этой истории Беллу... Красивая, умная и успешная женщина...и надо было так влипнуть... Положение у неё не завидное... Эдварда тут вообще не понять... Есть ли у него какие-нибудь чувства к ней?.. Или это просто секс в удовольствие?.. Ясно, что он не сможет бросить свою жену и детей... И ОН ПРЕЗИДЕНТ США... Даже если у них с Таней все не так хорошо, как кажется, это не помешало ему заделать ей ребёнка... И Таня вроде как хорошо относится к Белле... Интересно и как поведёт себя Белла... Я бы на её месте заканчивала с их романом... Все равно ничего хорошего из этого не получится...
Спасибо за продолжение этой истории! Она столько времени находилась в подвешенном состоянии... Жду продолжения! wink

+1
22 freeiz   (24.08.2018 21:23)
Интересно и как поведет себя Белла
Вариантов не особо много, разве что молчать и скрывать дальше, либо действительно порвать и больше никогда не встречаться с президентом, что, собственно , почти невозможно: из-за Эммета она всегда находится у него под самым носом) но в ситуацию вмешается случай, и это вовсе не беременность)

+2
19 Lana4858   (21.08.2018 15:47)
Еще для полного счастья нужно и Белле забеременеть и тогда будет полный.... не разберешь что.
Ждем продолжение. Так закручено и интересно написано. И все как-то очень странно.

+1
20 freeiz   (21.08.2018 16:11)
Ну, беременность Беллы будет совсем жестоко biggrin она и так сейчас своим самоедством разнесет себя на куски)

+2
18 kotenok_miau   (21.08.2018 15:37)
Спасибо за продолжение

+3
17 prokofieva   (20.08.2018 12:34)
А по-моему статус - любовница президента - ужасно плох . У неё дети и как скажется эти отношения с первым человеком страны ?!!! Это невозможно скрыть .
Спасибо за продолжение .

+2
16 Helen77   (20.08.2018 10:15)
Спасибо большое за продолжение.

+2
15 робокашка   (19.08.2018 10:05)
история показывает, что ни один президент не может усидеть *опой на двух стульях

+2
14 ЛИЯ78   (19.08.2018 06:25)
Вот это секс)) вот это новость ))) спасибоо

+1
11 Черный_кот   (18.08.2018 21:30)
Да, Беллу действительно жаль. Хотя, статус- любовница президента- не так уж и плох. Чего это она? Президент США не самый последний человек на земле. Интересно, что у Эдварда на уме.
Спасибо.

+1
13 freeiz   (18.08.2018 22:03)
Не сбрасывайте со счетов характер Изабеллы happy Она себя жалеть не даст)))

+2
9 кирюша5142   (18.08.2018 17:46)
Спасибо Ритуля за потрясающую главу!!! Голова кругом ( у меня). Попробую объясниться.
Такая страстная и странная , на мой взгляд. ночь с Президентом. Секс, как у них и всегда, крышесносный. Выносливость Беллы явно повысилась. А затем такой непростой разговор...
Какой -то подтекст в этом должен быть, но я не понимаю какой.
Беременность Тани очень неожиданна. Если это правда. Почему -то думаю, что Эд тут не при чем. Не его это ребенок. Во всяком случае, я хочу чтоб так и было.
Белла после такой новости совсем самоедством изведется.
О чем предупреждал Джаспер в начале работы? Не влюбляться в президента? Не помню совсем. Надо посмотреть.
Описание вручения премии настолько реалистично, как будто я сама там побывала. Спасибо отдельное!!!!

+1
10 freeiz   (18.08.2018 18:36)
Спасибо за суперский комментарий! И за эмоции happy
Какой-то подтекст в этом должен быть
Еще на сеансе Эдвард обещал себе, что задаст этот вопрос и говорил об интересе к личности, если таковые появляются, и сейчас решил воспользоваться случаем, к тому же не дает ему покоя этот Тибет. Чует, чует профессиональное чутье, что-то Белла там наворотила biggrin
Не его это ребенок. Во всяком случае, я хочу чтоб так и было
Ого surprised
Совсем самоедством изведется
Сперва да, но потом начнется кое-что другое
О чем предупреждала Джаспер в начале работы
Прочесть внимательно все документы)

+2
12 кирюша5142   (18.08.2018 22:00)
Ритуля, я на форуме написала свои мыслишки.

+2
3 оля1977   (18.08.2018 15:10)
Как-то жаль мне Беллу в этой истории. Красивая, сильная женщина, но какая-то не счастливая доля у нее. Не повезло с мужем-козлом, единственно что хорошего от предыдущего брака, так это ее мальчишки. Стала постыдным и тайным секретом президента, который держит ее в тени, использует по необходимости, и одновременно использует ее в темную для каких-то там своих непонятных целей. Ее постоянно мучают угрызения совести по отношению к первой леди, которая тоже великолепна. В семье президента тоже не все так гладко , как видится со стороны, иначе зачем ему гулять налево от красавицы жены, но это не помешало ему паралельно с посещениями любовницы заделать очередного наследника с женой. Бежать надо Белле от такого мужчины, пока окончательно не увязла в этой трясине из лжи и боли, только , по всей видимости, кто ж ее отпустит. Были благие цели открыться Тане и оборвать эту болезненную связь, но опять оказалась слаба перед чарами президента. Как интересно свежие новости отразятся на действиях Беллы? С чувствами и так понятно. Спасибо за продолжение.

+1
6 freeiz   (18.08.2018 15:33)
Спасибо за фантастический комментарий!
Скажу уже прямо: Вы правы happy
А особенно:
Бежать надо Белле от такого мужчины
кто ж ее отпустит
С чувствами и так понятно - с этого и начнется следующая глава.
Плюс кое-какое событие вмешается в этот коктейль

+2
7 Ялло   (18.08.2018 15:35)
Хотела оставить свой комментарий.Прочитав ваш передумала,так как все мои мысли вы изложили.Полностью с вами согласна.
Белле надо рвать с корнем эти отношения.

+1
8 freeiz   (18.08.2018 15:40)
Что ж, пусть попробует biggrin
Только, цитируя комментарий выше, кто ж ее отпустит cool
Вдобавок, вмешательство событий извне никто не отменял

+1
2 Nikollya   (18.08.2018 14:05)
Кто-то стал проявлять к Белле неслабый интерес:)) ох,последняя новость,кажется,резанет по Белле очень сильно,ведь она так мечтает о крепкой семье) спасибо))

+1
5 freeiz   (18.08.2018 15:30)
Верно) И это будет похоже на гром среди ясного дня:)

+3
1 galina_rouz   (18.08.2018 13:15)
Не нравится мне здесь Эдвард... Интересно чем закончится эта история? Не бросит же он свою жену? очень жаль Беллу... Спасибо за главу и с большим не терпением жду следующую

+1
4 freeiz   (18.08.2018 15:29)
Белла упустила очень важный момент при устройстве на работу в Белый дом, Джаспер ее предупреждал happy История полностью дописана и все разложено по полочкам:)

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]