Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1675]
Из жизни актеров [1623]
Мини-фанфики [2531]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [3]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4771]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2391]
Все люди [15066]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14278]
Альтернатива [8973]
СЛЭШ и НЦ [8857]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4346]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

luluka
Горячие новости
Топ новостей февраля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (12.18-01.19)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Английская терция
Там, где нет места именам, есть лишь тени и свет. Кто она, утомленная испанским многословием незнакомка? Кто он, таинственный тореро, сын Севильи? Прекрасное имеет свой жизненный срок. Может ли тот, кому имя «собственность», ощущать боль, страсть, смерть, испытывать любовь к своему обладателю? Ни одной лишней мысли. Ни одного лишнего чувства. Только три терции…

Как покорить самку
Жизнь в небольшом, но очень гордом и никогда не сдающемся племени текла спокойно и размерено, пока однажды в душу Великого охотника Эмэ не закралась грусть-печаль. И решил он свою проблему весьма оригинальным способом. Отныне не видать ему покоя ни днем, ни ночью.

Проклятый навечно
Эдвард - родоначальник расы вампиров. Столь могущественный, что его существование внушает страх даже клану Вольтури, беспрекословно исполняющему любые его желания. Навеянное озабоченностью трех братьев, чем обернется решение Эдварда нанести визит тихому клану Калленов?

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР



А вы знаете?

...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваша любимая сумеречная актриса? (за исключением Кристен Стюарт)
1. Эшли Грин
2. Никки Рид
3. Дакота Фаннинг
4. Маккензи Фой
5. Элизабет Ризер
Всего ответов: 493
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Монстр

2019-3-20
4
0
Смотришь на экран, не веря глазам. Моргаешь – раз, другой. Прищуриваешься, чтобы скопившиеся в уголках глаз слёзы размыли окружающий мир, заблюрили до неузнаваемости. Но стоит картинке вновь обрести резкость, понимаешь, что надежды были беспочвенны. Ничего не меняется.
Смотришь на себя.
Слыша о знаменитостях, чьи обнажённые фото утекли в сеть, всегда думала: вот идиотки! И нужно же так опростоволоситься! Но ты, вообще-то, была бы не прочь посмотреть на реакцию общественности, будь это твои фото. Гордишься изгибами тела, любуешься ими, проходя ночами мимо зеркала, не видишь ничего страшного в том, чтобы разделить с кем-то радость любования. Но это…
Трясущимися пальцами создаёшь аккаунты везде, где видишь себя. Пишешь: «Ха, фотошоп! Вы что, за идиотов нас держите?» Смеёшься смайлами, зубоскалишь мужскими словами, а по щекам текут слёзы. «Фотошоп, обманка» - везде, куда можешь дотянуться, но почему-то тебе не верят, почему-то твоё фото уже подхватили новостники, всего несколько часов – и миру явилась сенсация.
«Ненавижу», - шепчешь ты, зарывшись лицом в ладони. «Чёртов интернет!»
Словно в подтверждение этой мысли слышишь писк входящего сообщения. Пишут твоему боту, наверное, опять разбивают твои попытки исправить неизбежное в пух и прах. Неважно, какой сайт, ты бы закрыла, не читая, но слова горят в правом нижнем углу, неизбежные, горькие, словно сок рябины, что росла у вашего дома.
«Какая ты жалкая в своих попытках скрыть правду. Но спасибо, что помогла найти тебя, дочь».
Отпрыгнув от компьютера, словно от ядовитой змеи, ты спотыкаешься и падаешь на ковёр. Мир крутится, не желая возвращаться на место.
Сжавшись в комок, не в силах сдержаться, ты – воешь.
*
Вот он зовёт тебя пончиком, кружит, крепко обхватив за талию. Его руки – волосатые и самые надёжные в мире, царапают мозолями кожу, не прикрытую тонкой тканью футболки. Тебе всё равно. Нет ничего лучше его объятий, потому что они заполнены любовью.
Так тебе кажется.
- Пончик-пончик, - смеётся он низким, грубоватым голосом. – Самый сладкий.
Тебе пять, и ты не знаешь, что произойдёт ровно через десять лет. Не знаешь о боли, которую он причинит, не подозреваешь о тайне, которую откроет. Сейчас ты полна счастья, ты именинница, ты уже совсем большая, и хотя папа – единственный, кто рядом с тобой в этот день, ты не жалеешь. Не нужен тебе никто, кроме него.
Воспоминания бьют больно, прямо в грудь, напротив сердца. Воды рядом нет, и оно бьётся быстро, совсем как человеческое. Болит, болит, болит.
Вдруг приходит осознание, и ты вскакиваешь с пола, начинаешь метаться по квартире, не зная, за что хвататься первым. Бежать! – бьётся в висках. Бежать, как все последние годы.
Ты живёшь на чердаке трёхэтажного дома, и это лучшее место, где ты когда-либо оказывалась. Здесь прохладно и тихо, только иногда сквозь мансардные окна долетают далёкие гудки машин и эхо чужих бесед. Как глупо было надеяться, что ты задержишься в этом пристанище, сможешь скрыться от тёмных глаз того, кто был ближе всех на свете.
Спустя три часа, когда городок окутывает тьма, на чердаке тебя уже нет.
Только ветер, влетающий в открытые окна, гоняет по полу обрезанные пряди волос.
*
Тебе хотелось бы звать себя русалкой, но это лживое слово горчит на языке.
Проводишь кончиками пальцев по бедру, шершавому, покрытому чешуёй. Быть русалкой… настоящая мечта. Жить на дне морском, играть с разноцветными рыбками, мечтать о принце с побережья.
Принце, который не предаст.
Сбегая от отца, ты и не думала о том, чья рука держала злополучный фотоаппарат. Только теперь, вынужденно остановившись на берегу озера, вспоминаешь, какими мягкими были его волосы; каким мягким был голос. Успокаивающий, словно шум волн в детстве – не предвещающий ничего хорошего, словно шум волн сейчас.
Скалишь острые зубы, мечтая о том, чтобы впиться ему в глотку, когда был шанс. Один изуродованный труп – недостаточная улика против тебя, но теперь поздно, и сама мысль о мести кажется наигранной. Сама виновата, сама доверилась, сама подставилась, открылась чужому взгляду, впервые показала себя – настоящую.
Как удавалось ему сжимать тебя в объятиях, не обращая внимания ни на уродливый длинный язык, ни на изломы рук, ни на перепонки между пальцев?..
Разве одного проклятия недостаточно? Разве ты заслужила предательство всех, кого когда-либо любила?
Зелёная слизь, заменяющая тебе слёзы, стекает на песок, и тот, шипя, чернеет.
*
Ты уже сбегала от него давным-давно, в прошлой жизни, и тогда умудрилась заодно скрыться от всех страхов, что обязаны были навсегда остаться рядом. Прикосновения мужчин так и не стали для тебя чуждыми и враждебными, пончики не вызывают приступы паники, и серые глаза, что темнеют, наливаются кровью, так быстро, так близко, - не снятся в кошмарах. Всегда принимала это как должное. Ты сама – чудовище, так с какой стати тебе бояться обыденности?
И вот теперь ты замерла перед ступеньками, словно невинная крольчиха перед удавом, и пытаешься заставить себя дышать.
Всего три ступеньки. Старые, из выщербленного тысячами каблуков камня, повидавшие всякое, но точно ещё не встречавшиеся с подобными тебе. Это им стоило бы бояться, крошиться от ужаса, только бы не соприкасаться с твоими ногами. Но вместо этого в ужасе здесь ты.
Три ступеньки – на пять меньше, чем было у вашей стремянки.
Всего три – а тебе тогда исполнялось в пять раз больше.
Три, число Бога – столько раз ты мысленно молила его о помощи, прежде чем поняла, что он не придёт.
У тебя нет сил бороться с собой, поэтому ступеньки остаются позади, и ты проводишь ночь на автобусной остановке. Прислонившись лбом к прохладному стеклу, пытаясь не дрожать, щипая себя, чтобы не заснуть. Но усталость берёт своё, и ты то и дело проваливаешься в забытье, чтобы спустя пару минут проснуться от лихорадочного биения собственного сердца. Каждый раз, стоит опустить веки, ты видишь занавеси – плотные, синие, из шершавого льна, они приятной тяжестью свисали с твоих рук. Или стремянку – покосившуюся, красную, её ступеньки казались тёплыми под твоими босыми ногами. А ещё – часы, электронные, на них 12:34, ты ещё подумала, что это на счастье.
И руки, хватающие за талию, твёрдо и совсем не как раньше. И глаза, горящие безумием; как только ты умудрялась не замечать его в глубине зрачков? И чешую, что покрывает волосатые предплечья, и длинный язык, что затыкает рот, не давая ни кричать, ни дышать, и, и, и…
«Ты уже готова, пончик».
Вскрикнув, ты вскакиваешь со скамейки. Ночь в самом разгаре, холодная октябрьская ночь, но тебе плевать. Закинув на плечо рюкзак, быстрым шагом идёшь вперёд.
Куда-нибудь.
Только бы подальше от хриплого голоса, что продолжает звучать в самой глубине твоего сознания.
«Я так долго этого ждал, пончик. Мой пончик. Самый сладкий.
Наконец-то полностью мой».
*
Вместо того, чтобы вырваться на свободу, ты попадаешь в ловушку. Идёт третий день твоего бодрствования; мир плывёт, подстраиваясь под образы воспалённого разума. Именно поэтому первые несколько надписей ты принимаешь за проделки воображения, вяло отмахиваешься от них, продолжая свой шаткий путь в никуда.
Только их становится всё больше, они кружат, как осы-убийцы над жертвой, и дрожат точно так же, мелко и злобно.
«Дочь», - видишь ты на скамейке в парке.
«Дочь», - на стене у аптеки.
«Дочь… дочь… дочь…» - разноцветным мелом на двадцати трёх плитках, зелёных и красных, в самом центре оживлённой пешеходной улицы. Просто смешная игра, крестики-нолики вперемешку с классиками, но тебе почему-то совсем не весело.
Теперь постоянно чувствуешь его взгляд, он преследует тебя в толпе и одиночестве диких парков, в глубину которых ты забиваешься, чтобы найти озеро и хотя бы немного отдохнуть. Спрятавшись за чешуёй и уродливостью, позволяешь себе скользить по поверхности водной глади, рассекать её сильными гребками. В обличие монстра сон отступает, адреналин бушует в теле, заставляя ядовитую слизь быстрее скользить по венам. Наверное, слизь; наверное, по венам. Ты никогда не вскрывала свою плоть, чтобы проверить. Может, и стоило.
Твои мысли тоже плывут, растекаются и исчезают, как капля воды в сухом песке. То и дело вспоминаешь о злосчастной фотографии и с каждым разом ненависти в тебе всё меньше. Сложно ненавидеть того, кто принимал тебя всю – и даже восхищался, искалеченной и неуместной. На снимке ты стоишь спиной к камере, запрокинув голову, и редкие пряди волос змейками вьются между лопаток; чешуя поблескивает в лучах солнца. Блики света, отражённые волнами, пляшут по твоему телу, и ты улыбаешься, улыбаешься своим отвратительным безгубым ртом, пытаясь не дать языку вывалиться наружу. Он видел тебя именно такой, наверное; чуждой и непривычной, но странно манящей.
Ты не понимаешь его, совсем. Ни тяги к тебе, ни того, почему показал это фото, твой главный секрет, всему миру. Хорошо, что ваши встречи были тайной; хорошо, что рядом с изображением той, кем ты на самом деле являешься, не было второго: маски, что всегда с тобой вдали от воды. Русые густые волосы и белая кожа без единого пятнышка – идеальное прикрытие для болотного монстра. Наверное, стоит быть благодарной за то, что он не разоблачил тебя окончательно, но на это просто нет сил.
Сил у тебя нет уже ни на что.
Есть совсем не хочется. Внутри царит пустота, она жаждет оказаться заполненной, но чем? Ты не знаешь. Бредёшь от озера к пруду, от пруда к ручью, от него – к огромной луже на обочине дороги. Несколько раз в последний момент прячешься от любопытных взглядов – переживать на этот счёт становится всё сложнее. Думаешь, не сдаться ли журналистам? Не зайти ли в ближайший институт, и там не отдать ли себя в руки профессоров? Может, они поймут, что в тебе не так, вырежут это до последней крошки, и тебе больше не придётся скрываться.
Знаешь, что никогда этого не сделаешь. Ты эгоистка до мозга костей, и твоё тело, каким бы мерзким оно ни было, принадлежит лишь тебе.
«Дочь», - отзываются на эти мысли буквы у трамвайного депо.
Показываешь им средний палец. Даже не осматриваешься, ища его. Ощущение взгляда всё равно никуда не денется. А он появится тогда, когда сочтёт нужным.
Ублюдок.
Внутри медленно разгорается злость, и ты стискиваешь зубы, направляясь в центр города. Ты устала бежать, не видишь смысла продолжать играть в заранее проигранные прятки. Тебе давно не семь лет, и перспектива быть пойманной больше не вызывает ни радости, ни страха.
Пора встретиться с папочкой.
*
Первый же магазинчик, что попадается тебе на пути, манит злосчастными ступенями. Плевать. Сжимаешь руки в кулаки, стараясь не обращать внимания ни на холодную испарину, плёнкой закутывающую тело, ни на зашкаливающий пульс.
Плевать, - повторяешь ты, шевеля сухими губами.
Плевать.
Колокольчик над дверью радостным звоном приветствует твою маленькую победу.
Только ты совсем не рада, а, казалось бы, седьмое небо было так близко…
Ты вдыхаешь аромат благовоний, что плотным облаком заполняет полутёмное помещение.
Смотришь на продавщицу, молоденькую девушку, что спокойно встречает твой взгляд, продолжая свою работу.
Её пальцы порхают словно сами по себе. Складывают и расправляют цветные листы, складывают и расправляют, переворачивают и сжимают, чтобы в итоге отложить в сторону бумажный цветок с острыми лепестками. Один, второй – их на столе целая горка, а рядом – ещё одна, но уложенная в огромный шар, и в твоих глазах рябит от его бесконечных граней и углов.
- Вам что-нибудь подсказать? – спрашивает кудесница. – Может, кусудаму возьмёте?
Не можешь ответить. Всего становится слишком много, сердце теперь бьётся медленно, сквозь боль, лёгкие сжимаются в последней попытке вытолкнуть из себя этот аромат. Что это за запах, ты не знаешь, но уверена: вдыхать его тебе не стоило. Перед глазами плывёт, всё вокруг замедляется, и руки, что только что походили на крылышки колибри, теперь словно проталкиваются сквозь плотную болотную грязь. Медленно.
Медленно.
Пустота внутри, грызущая и требующая, разрастается, вытекает за пределы твоего тела. Жадная, жадная.
Ты никогда не знала, как у папы получилось обернуться дома, в комнате, бесконечно далёкой от водной глади. Любопытство наказуемо, ведь теперь ты понимаешь, пустота – чувствует, выталкивает на свободу чудовище, тянет тебя к прилавку и к рукам, по которым, как по руслам рек, несётся вода.
Пустота настаивает, а ты слишком устала, чтобы противиться. И лекарственные шары окрашиваются в алый, пока ты погружаешься во влагу, наконец-то забывая обо всём.
Чтобы потом – вспомнить.
*
Что уже ныряла в море, пахнущее ржавчиной и тиной, окунала лицо в вязкую сладость, дышала кожей, чувствовала себя на вершине мира.
И слышала затихающее: «Дочь… дочь… дочь…»
И потом стирала из памяти, как папа тихо смеялся, отдавая всё, что у него было, чтобы ты, обращаясь, вспоминала это счастье.
Хочется кричать, но вместо этого сидишь под прилавком, зажав уши. Не помогает, хриплый голос из прошлого говорит и говорит, фразы накладываются друг на друга, становясь бессмысленными.
В них изначально было не так много смысла.
Но так много безумной, разрушительной любви.

Пончик мой… нельзя оставлять тебя такой чистой, нельзя, чтобы обернулась под каким-то мальчишкой, он предаст тебя, точно предаст…
Моя девочка… это необязательно, но я так хочу, чтобы ты была счастливой. У озёр будешь собой, у рек и морей, а это мой прощальный подарок, пончик, купайся, чувствуешь, как приятно? Я всё равно не смог бы жить после того, что наделал, пончик… Только больше так не поступай, жизнь – это важно, но не моя, уже не моя.
Дочь, дочь… слышишь? Дочь…


Ты не хочешь слышать. Как не хотела все эти годы.
Слишком много всего. Слишком много.
Провела целую жизнь по Фрейду, даже не замечая.
Глупая, глупая.
Убежать от себя второй раз уже не получится, знаешь это наверняка. Убийца, чудовище, монстр! – кричишь пятнадцатилетняя ты где-то в глубине сознания. Всегда кричала, и как только у тебя получалось игнорировать эти животные, срывающиеся на хрип вопли?
Ты в панике, всё тело дрожит, липкое, чешуйчатое, омерзительное тело.
Ты спокойна, как истинная тварь, опускаешь руки и слышишь: вот звенит колокольчик. Вот вошедшая женщина визжит, истерично, захлёбываясь ужасом.
В её жилах сплелись лесные ручьи, озёра, пруды, все моря и океаны. Они бушуют в её теле, рвутся на свободу, к тебе, к тебе.
Ты не видишь смысла бороться, и поэтому медленно поднимаешься на ноги, поворачиваешься на звук.
И растягиваешь рот в улыбке, вываливая мясистый язык.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/308-10919-1
Категория: Свободное творчество | Добавил: Aelitka (11.03.2019)
Просмотров: 374 | Комментарии: 4


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 4
0
4 partridge   (13.03.2019 16:04)
Каждая новая Ваша работа застает меня врасплох, и я словно впервые открываю для себя СЛОВО и его возможности. Ну просто невероятно же: в таком крошечном объеме рассказать целую жизнь (даже две!), заставить читателя (меня) погрузиться в какие-то темные глубины сознания, чтобы обнаружить там совершенно другие формы жизни -> ужаснуться -> вознегодовать от омерзения -> проникнуться сочувствием -> удивляясь себе самой, принять чужое право на ДРУГУЮ жизнь по ДРУГИМ правилам –> заплакать черт знает от чего –> вынырнуть в реальный мир –> увидеть проекцию чужого мира в мире собственном и задуматься о вечном. О принятии себя. О борьбе с собой. О любви. О родительской любви. О родительской любви, принимающей чудовищные формы. О родительской любви, желающей, но неспособной уберечь от всего. О родительской любви, заставляющей жертвовать собой. О жертвенности, которая ничего не исправляет.
Плачу от зависти и восхищения.
Спасибо огромное!

0
3 робокашка   (12.03.2019 11:46)
Наверное, 50/50 тех, кто может принять себя каким есть и им противоположных, кто не может смириться и выживать. И целостного баланса не существует...
Спасибо за миник!

0
1 verocks   (11.03.2019 17:40)
Поразительный рассказ... Сейчас еще сильнее жалею,что не добралась до финиша марафона..
Я на форум,спасибо!

0
2 Aelitka   (11.03.2019 21:02)
Всегда можно продолжить вне марафона wink
Очень рада, что тебе понравилось! И жду на форуме happy

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями