Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1687]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2748]
Кроссовер [704]
Конкурсные работы [1]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4823]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2404]
Все люди [15323]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14769]
Альтернатива [9270]
СЛЭШ и НЦ [8984]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4353]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

На край света
Эдвард Каллен не любил Рождество. Даже больше: ненавидел. Царящая вокруг суета, сорванные планы, горящие глаза – все это стало глубоко чуждым очень-очень давно, и желание возвращаться к былому отсутствовало.

Immortality
Ему казалось, что уходя, он дарит ей жизнь. Но что, если Эдвард ошибся? Что, если в жизни Беллы всё было предопределено? Что, если бессмертие - её судьба?

Рваное Ухо
Бим был не из тех, кто сдаётся. И он не хотел умирать, не выполнив долг. Он всё ещё помнил призыв Степановны «Ищи, Бим. Вперёд!». Не мог Бим погибнуть, так и не отыскав хозяина. Какой же тогда из него охотничий пёс?
Белый Бим - Черное Ухо, альтернативный финал.

Тайны крови. Еще один шанс
Мейсон осознал свои ошибки и принял единственно правильное решение: оставить в покое ту, которой причинил так много боли. Пять лет он держался в стороне. Но провидение дает ему еще один шанс. Сможет ли он им правильно воспользоваться?

Спрячь волосы, Эстер
Незнакомец – серьезная обуза на ранчо. И главная проблема не в том, что еду теперь придется делить на троих, а уход за раненым потребует времени. Хуже всего, что в доме чужой, и этот чужой – мужчина.

Крылья
Пробудившись после очередного ночного кошмара, Белла не помнит, кто она и как попала в это место. Стоит ли ей доверять людям, которые её окружают? Так ли они заботливы и добры, как хотят казаться? И что если в зеркале Белла увидит правду?
Мистика, мини.

Любовь слаще предательства
Эдвард не жил вместе с Карлайлом и не знает, что можно пить не только человеческую кровь. Он ведет кардинально иной образ жизни. Как же он поступит, встретив Беллу?

Английская терция
Там, где нет места именам, есть лишь тени и свет. Кто она, утомленная испанским многословием незнакомка? Кто он, таинственный тореро, сын Севильи? Может ли тот, кому имя «собственность», ощущать боль, страсть, смерть, испытывать любовь к своему обладателю? Ни одной лишней мысли. Ни одного лишнего чувства. Только три терции…



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Робстен. Пиар или реальность?
1. Роб и Крис вместе
2. Это просто пиар
Всего ответов: 6717
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Мой воин

2022-12-7
18
0
0
Название: Мой воин
Жанр: Romance/Adventure
Рейтинг: M (NC-17)
Пейринг: Белла/Эдвард
Саммари: Эдвард – командир греческой армии, который пришел к берегам Трои, чтобы сражаться в Троянской войне. Белла, девушка из королевской семьи Трои, попала в плен и доставлена в греческий лагерь в качестве «трофея» для Эдварда.


Перевод




POV Эдвард

Тук-тук-тук!
Тук-тук-тук! Ба-Бах!


- Эдвард, я знаю, что ты там, открой дверь. Нам нужно поговорить.
«Нет! Я не открою дверь», - по-детски подумал я, продолжая лежать на кровати и надеясь, что голос по ту сторону просто исчезнет.

БАХ! БАХ! БАХ!

- Во имя Богов, я не уйду, пока ты не откроешь дверь и не поговоришь со мной!
Я перевернулся и встал с кровати. Золотисто-розовый свет струился из окна над моей головой. Сейчас не могло быть больше шести утра.

Черт возьми, Джаспер!

Я поплелся к двери и распахнул ее. Взглянув на высокого светловолосого мужчину на пороге, я вернулся назад, присаживаясь на свою кровать, желая лишь еще немного поспать. Я жестом указал на стул, и Джаспер сел. Он не отрывал от меня взгляда, пока я не посмотрел в его голубые глаза, мои же зеленые были по-прежнему сощурены из-за раздражения.
- Полагаю, ты знаешь, почему я здесь, - начал он, пристально глядя на меня. Мне стало неудобно, и я отвернулся. После стольких лет, он, казалось, видит меня насквозь.
Мы с Джаспером сражались плечом к плечу в течение многих лет, но наши взаимоотношения были намного глубже. Он является лидером Апеннинской армии. Мы встретились, когда он шел через Фивы – откуда я родом, – направляясь в Ахайю. Однако, не зная местности, он понятия не имел, как туда добраться. Вот и я предложил провести его кавалерию в Ахайю. С тех пор мы стали друзьями.
- Да. Думаю, знаю, - насмехался я.
Он потер виски и посмотрел в потолок, словно умоляя Зевса сделать меня сговорчивее.
- Эдвард, я пришел сюда не для того, чтобы доводы приводить. Я здесь по приказу, ты же понимаешь это, брат. Король Аро послал меня, чтобы я убедил тебя вступить в наши ряды и присоединиться к войне против Трои. Ты знаменитый воин, Эдвард; ты должен быть там, на стороне своих соотечественников.
- Подумай о трофеях - женщины, золото, слава, Эдвард! Ты мог бы стать бессмертным, запечатлевшись в истории для будущих поколений, как великий воин, который привел своих людей к победе. Подумай об этом. Что тебе терять?
Я задумался над его словами.
Я был известным воином в Греции, являясь ценным приобретением для греческой армии, но сражаться в войне против страны, обладающей лучшими лучниками и стенами, неприступными как горы, мне вовсе не хотелось. Но не это было главным – я не желал участвовать в войне против страны, которая не сделала ничего плохого; разве что их принц был слишком развратным для собственного блага. Нет.
Мне не нужны были женщины - в Греции было бессчетное множество девушек, готовых согреть мою постель. Моя мать учила меня быть почтительным с женщинами, а не осквернять их тела изнасилованием.
Мне не нужно золото - у меня было все, о чем только можно мечтать.
- У меня нет оснований сражаться, Джаспер, особенно за такого короля, как Аро.
- Тогда не сражайся за него, сражайся за меня. Сражайся за своих мужчин. Сражайся за свою страну! – Он был полон живой надежды, произнося последнее предложение.
Я задумался над его словами.
- И мне не придется общаться с Аро?
Чувствуя победу, Джаспер слегка усмехнулся. Самодовольный бастард.
- Только если ты захочешь.
Я фыркнул от смеха.
- Я ведь не хочу выглядеть сволочью, поэтому согласился сражаться за тебя, не за него.
Джаспер широко улыбнулся.
- Я и не ожидал большего от великого Эдварда Каллена, - ответил он, встав и с издевкой поклонившись мне. Я поднялся, подталкивая усмехающегося Джаспера к двери.
- Убирайся отсюда, скотина, - сказал я, усмехаясь, пока он садился на лошадь.
- Эдвард, помни – мы уплываем в Трою через три дня. Будь у берега на рассвете, - сказал он и ускакал.
Я покачал головой и забрался на лошадь; мне нужно было подготовить свое войско.

~*~*~*~


Три дня спустя. Середина утра
POV Белла

- Элис! Помедленнее, похоже, ты хочешь, чтобы я упала, - воскликнула я, когда маленькая черноволосая нимфа бросилась через труднопроходимую местность.
Я подняла юбку своего бело-голубого платья, ступая по лестнице храма Аполлона.
Мы с Элис – моей кузиной и очень близкой подругой – часто приходили сюда, чтобы насладиться морским воздухом. Воздух в Трое всегда был теплым и сухим, но морской бриз помогал избавиться от изнуряющей жары. Вода была прохладной и успокаивающей, и очень освежающей в сравнении с грубой средой.
Сегодня все было иначе. Я слышала, как мужчины на берегу ворчали и кричали, возводя оборонительные сооружения против греков. Воздух нисколько не охлаждал и не успокаивал меня, наоборот, казался угнетающим, а вода - беспокойной. Будто знала, что плывет к берегу.
Меня переполняла не только печаль, когда я думала о кровопролитии, которое вот-вот состоится, но и яростный гнев. Греки не имели права угрожать моей родине, не имели права приходить сюда, требуя нашего подчинения эгоистичному королю! У них было достаточно земли, достаточно богатства, и, что более важно, уже погибло много людей.
- Прости, Белла, нам надо торопиться! Мы должны вернуться в город до прихода греков, – воскликнула Элис и бросилась к широким дверям храма, врываясь внутрь.
Я неуклюже последовала за ней, открывая свой кожаный мешочек. В своей мягкой сумке я искала цветы и монеты, что мы с Элис приносили в дар Аполлону. Я отодвинула пергамент и тесьму для волос и достала мешочек монет и цветы, передав их Элис.
Мы поприветствовали верховного жреца, положили наши цветы и монеты на алтарь и начали молиться.
Я молила Аполлона, чтобы вместе со своей семьей я пережила надвигающееся нападение на наш город, чтобы как можно меньше моего народа погибло, если это возможно. А еще я молилась за греков. Я молилась, чтобы они поняли, что их путь ошибочный, и вернулись к своим семьям. Дело было безнадежным, но если кто-то из Богов и мог сделать это, то только наш великий защитник Аполлон.
Я встала и подошла к Элис, тихо беседующей с одной из жриц о своих опасениях по поводу предстоящей войны.
- Простите, - обратилась я к жрице, которая, заметив меня, почтительно поклонилась. Мы с Элис были частью королевского двора в Трое. Наши родители, ее отец и моя мать, брат и сестра короля – или дяди, как мы его зовем, – Приама. Мне не нравилось, когда люди кланялись или приседали передо мной, однако с этим мне приходилось жить. – Элис, нам, правда, нужно вернуться во дворец до прибытия кораблей.
Она кивнула, широко распахивая свои серые глаза, и взяла меня под руку. Мы прошли по Храму, выходя на солнце.

Мы не прошли и двадцати футов, когда услышали звон колоколов, раздающийся от ворот нашего города. Я повернулась к Элис с паническим выражением на лице. Оглянувшись на море, я почувствовала страх.
Я в ужасе ахнула. Сотни судов плыли к берегу. Цветные флаги колыхались на ветру, простираясь так далеко, насколько позволяло видеть наше зрение.
- Белла! Мы должны вернуться в город, - воскликнула Элис и развернулась, намереваясь уйти.
Я схватила ее за руку.
- Нет. Времени больше нет! Наши солдаты уже выступили, нет ни единой возможности безопасно вернуться в город! Мы должны спрятаться в Храме, - торопливо крикнула я, таща ее обратно.
Она кивнула, и мы побежали обратно к лестнице. Мы подбежали к двери, и я повернулась, чтобы еще раз взглянуть на суда - некоторые уже вот-вот подойдут к берегу. Мной овладела паника, и Элис пришлось втаскивать меня в храм.
- Давай, Белла! Мы должны спешить, - пропищала Элис, когда вокруг нас образовалось столпотворение.

Жрецы, жрицы и подручные слуги носились вокруг; мужчины, вооруженные кинжалами, направлялись к задним и передним выходам; женщины бегали по храму, пытаясь спрятаться.
Мы с Элис нырнули за одну из больших каменных колонн, которые образовывали круг внутри храма. Казалось, мы просидели там несколько дней. Я следила, как солнце сдвигало тени в комнате, пока Аполлон катил яркий шар по небу.
Я вся тряслась, слыша удары мечей, победные крики и стоны боли.
Я подпрыгнула, услышав крики мужчин слишком близко к Храму.

Они ведь не станут осквернять священное место?

Я ошиблась. Они стучали и колотили в двери, пока их не выломали. Поток яркого света хлынул внутрь, а вместе с ним и греческие воины. Я молилась, чтобы они не нашли нашего укрытия.
Я слышала страшные истории о том, что творили греки с женщинами из завоеванных ими стран. Они забирали себе женщин в качестве трофея и убивали их, когда те им надоедали. Я задрожала - уж лучше умереть, чем быть развлечением для тошнотворного грека.
Дыхание Элис участилось, когда борьба достигла круга колонн, за которыми мы прятались. Мертвые тела жрецов лежали подле наших ног, из перерезанных глоток на пол все еще струилась кровь – даже у тех, кто не был вооружен.
Я осмотрелась вокруг и заметила большой стол примерно в восьми футах от нас. На нем была желтая скатерть, ниспадающая до пола. Я пихнула Элис в бок, и она резко посмотрела на меня. Я кивнула головой в сторону стола, но она покачала головой, глазами умоляя меня не ходить. Многозначительно посмотрев на нее, я огляделась вокруг, чтобы убедиться, что по близости нет греков.
Со стороны побережья все было чисто, и, быстро чмокнув Элис в щеку, я стала ползти к столу. Почти там! В тот момент, когда начала поднимать скатерть, я почувствовала острую боль в затылке - воин нашел меня.
Я стала брыкаться и извиваться, когда его рука, ухватив мои длинные каштановые волосы, потянула меня вверх. Я впилась своими ногтями в его руки. Мне необходимо бороться. Выйти победителем из этой ситуации не было ни единого шанса, но возможность нанести моему похитителю увечья была мне только в радость.
Я почувствовала его рот рядом со своим ухом и вздрогнула от отвращения.
- Ты, дерзкая потаскушка! Посмотрим, сколько храбрости останется в тебе, когда я с тобой разберусь.
Он развернул меня, ударив так сильно, что я упала на землю. Тут же поднеся руку ко рту, я почувствовала кровь. Волна тошноты прошла через меня, но тут же отступила, вытесненная чувством ненависти ко всей греческой армаде. Он снова схватил меня за волосы, поднимая на ноги.
- Обыщите тут каждый угол, найдите все живое, что только сможете!
Покрытый кровью загорелый мужчина кивнул и двинулся по кругу, переходя от колонны к колонне и проверяя каждую из них. Я дернулась вперед и закричала, когда увидела высокого воина со светлыми волосами, торчащими из-под шлема. Он грубо вытащил Элис из ее укрытия. Она храбро сражалась, но была намного меньше в сравнении с солдатом.

Они вывели нас под палящий зной. Вместе с другими женщинами нас выстроили возле храмовой стены, словно скот на базаре. До моего слуха донеслось громкое одобрительное восклицание, - победный возглас – застыл в воздухе… Я поняла, что мы потеряли берег.
- Джаспер! Иди сюда, - один из стражников окликнул высокого белокурого солдата. Он тут же подошел, продемонстрировав самоуверенную походку.
- В чем дело? – спросил он мужчину. Солдат наклонился ближе и прошептал что-то на ухо Джасперу. Он жестом указал в нашу с Элис сторону и тяжело сглотнул. Я знала почему. Мы обе были в одинаковых золотых ожерельях. На подвесках красовалась королевская печать Трои. Мы надевали их каждый раз, когда выходили в город или за его пределы.
Джаспер медленно кивнул и подошел к нам, в его льдисто-голубых глазах отчетливо читался холодный расчет.
- Итак, потрудитесь-ка объяснить мне, почему две девушки из королевской семьи вне стен города?
Элис плюнула ему в лицо, и он наотмашь ударил ее по левой щеке.
- А ты, маленькая, потом пойдешь со мной, - зашипел он, вытирая лицо.
Схватив за руку, он толкнул меня к другим стоящим рядом солдатам.
- Отведите ее к Эдварду из Фив – он заслуживает приятного удовольствия после сегодняшней трудной битвы. Не трогать ее. Это приказ. Эдвард не выносит блудниц, а на ней одежда девы, - мужчины жадно меня оглядели, отчего возникло чувство, будто я подверглась изнасилованию.
- Давай, девка, двигайся. И не пытайся что-нибудь вытворить, иначе мой клинок окажется в твоем милом горле, - засмеялся крупный мужчина, схватив меня за руку и потащив вперед.
Я не обратила внимания на его угрозы, изворачиваясь, чтобы взглянуть на Элис в последний раз, не уверенная, что увижу ее снова.

POV Эдвард

Я люблю битвы.
Все просто и понятно.
Мне нравится держать в одной руке меч, а в другой – человеческую жизнь. Но я не всегда ненавидел всю ту грязь, что оставалась после сражения. Кровь, пот и грязь запекались на моей коже, превращаясь в дурно пахнущую смесь. Все, чего мне хотелось, - это вернуться к себе в палатку и помыться.
Я шел по пляжу, направляясь к своему шатру. Я проходил мимо групп мужчин, рядов из других шатров и груды тел. Воины кричали от радости, наслаждаясь легкой победой – мы взяли троянский пляж всего за несколько часов. Я был абсолютно уверен – Троя падет очень быстро.
- Господин, у меня есть радостные новости.
Я повернулся, взглянув на человека, который только что подошел. У него были темные волосы, загорелое лицо и добрые – для воина – карие глаза. Его звали Джейкоб, и он был моим главным противником.
Я снял шлем и провел рукой по своим влажным бронзовым волосам.
- Что такое, Джейкоб? Аро наконец прибыл?
- Оу, нет. Боюсь, не настолько хорошие, - усмехнулся он. – Когда мы ворвались в храм, то нашли двух королевских женщин… Одну Джаспер оставил себе, а вторую приберег для тебя.
Конечно, он так и сделал. Больше сражений Джаспер любил только женщин.
- Королевские? Что они делали в Храме? – спросил я, когда мы достигли моего шатра. Членам королевской семьи полагалось находиться в замке, за десятью рядами стражников…
- Какая разница? Сегодня Боги улыбнулись нам, мой друг. Возьми ее, насладись трофеем!
Он ушел туда, откуда пришел, а я только покачал головой.
Я откинул полы ткани и вошел внутрь шатра.
Полуденное солнце ярко освещало его, но на ночь окна можно было закрыть тканью. В центре располагалась металлическая пластина с разбросанными на ней камнями. Сверху лежали дрова – можно будет развести огонь, если станет холодно. Сено, шкуры животных и парусина сброшены вместе в качестве импровизированной кровати, располагающейся в дальнем углу палатки; на маленьком столике рядом с кроватью стояла тарелкой с едой. Справа от меня был таз с водой, полотенца и масла, чтобы я мог помыться.
А еще здесь была девушка с привязанными к столбу шатра руками.
Ее грязное голубое платье шелестело и закручивалось, пока она пыталась освободиться. Спутанные каштановые волосы струились по плечам, доходя до талии. Ее кожа, покрытая грязью, поблескивала от пота.
- Как тебя зовут? - спросил я, снимая покрытые кровью латы с груди и рук. Бросив их рядом с мечом и щитом, я подошел к тазу. Плеснул воды на грязные руки и лицо, используя одно из грубых полотенец, смывая с себя пот, грязь и кровь.
Она повернулась ко мне лицом, как только я заговорил с ней. Она уставилась на меня, явно заметив, что я раздет, а потом быстро отвернулась. Я закатил глаза, снимая с ног латы и сандалии. Быстро вытер полотенцем голые ноги и бедра. Вытащив одежду из сумки, надел ее.
- Ты плохо меня расслышала? Я спросил: «Как тебя зовут?» - повторил я.
По-прежнему никакого ответа. Я подошел ближе, опускаясь рядом с ней на колени. Она не желала на меня смотреть. Я вздохнул и посмотрел на ее запястья, они были перепачканы кровью. Я протянул руку, желая помочь девушке, но она начала кричать.
- Оставь меня! Ты, отвратительный грек! Убийца! Душегуб! – она пошевелилась в попытке отодвинуться, но ее ноги были связаны слишком надежно.
Я встал перед ней, заставляя взглянуть на себя. Первым, что я заметил, посмотрев на ее лицо, была засохшая кровь у ранки на ее нижней губе. У нее было миловидное лицо в форме сердечка, большие карие глаза, - в которых сейчас полыхала ярость, - обрамленные густыми ресницами, маленький, прямой нос и пухлые губы. Она выглядела так невинно.
Я говорил спокойно и ясно: - Я Эдвард из Фив. Я не причиню тебе вреда, если ты не будешь меня сердить… Позволь сказать, что в твоих интересах этого не делать. Я хочу снять веревки и обработать твои раны, - она просто сердито смотрела на меня, ничего не говоря. – Если ты это уяснила, то ничего не говори и просто смотри на меня. – Ее взгляд стал еще свирепее, если такое вообще возможно, однако она молчала, и я воспринял это как знак, что можно продолжать.
Вначале я развязал ее ноги, становясь сбоку, на случай, если ей захочется меня лягнуть. Зайдя ей за спину, я осторожно развязал веревки на запястьях. Раны выглядели ужасно.
Она выдернула одну руку, чтобы рассмотреть ее. Выглядела девушка мертвенно-бледной, когда медленно покрутила запястьем. Быстрым движением она отвела руку, залепив мне по лицу, что было силы.
Моя голова повернулась в сторону, застыв в таком положение, пока я изо всех сил пытался контролировать свой гнев. Этой девушке повезло, что она получила травму, отчего не смогла сильно ударить. Когда я заговорил, мой голос был жестким и сдержанным.
- Могу я спросить, за что, девчонка?
- Аполлон будет мстить! Ты пролил кровь безоружных жрецов! Пусть вся ярость Богов обрушится на греческую армию!
Я расхохотался.
- Я никогда не убивал жрецов, девочка. И если твой Бог так разгневан на моих людей, то где же он? Где месть, о которой ты говоришь? Ты думаешь, что я плохой, но тебе повезло, что ты попала ко мне. Другие мужчины уже взбесились бы от твоей дерзости.
Встав и подойдя к тазу, я намочил другое полотенце. Вернувшись к красавице, сверлящей меня взглядом, я кинул в ее сторону полотенце и направился к своей кровати. Сев, я поставил на колени тарелку с едой. И когда я уже собирался приступить к винограду, услышал какой-то шум.
- Ты правда не причинишь мне вреда? Или это только уловка? – усмехнулась она. Черт возьми, усмехнулась. Я был весьма снисходителен к ней, а в ответ получил лишь крики, пощечину и чертову усмешку.
- Нет, девочка, я правда не причиню тебе вреда. Моя мама слишком хорошо меня воспитала, чтобы вот так накидываться на женщину. Ты единственная из Трои можешь утверждать, что находиться рядом со мной безопасно, - спокойно ответил я.
Наступило несколько мгновений тишины. Я использовал это время, чтобы поесть; в эти дни у меня была нормальная еда.
- Белла.
- Прости? – спросил я, удивленный тем, что она разговаривает со мной.
Девушка посмотрела на меня и произнесла своим женственным и чистым голосом: - Белла. Меня зовут Белла.
Я мягко улыбнулся ей и протянул тарелку с едой. Белла взяла кусок хлеба, спокойно повертев его в руках. Я наблюдал за ней несколько минут, удивленный тем, чего не заметил: она вовсе не девочка, а женщина.
С этого ракурса я мог видеть изгиб ее груди и тонкую талию. Ее бедра были такими женственными, а там, где ее платье немного задралось, я мог видеть ее гладкие стройные ноги. Под грязью и кровью, которая теперь была смыта с ее лица, кожа оказалась гладкой, цвета слоновой кости.
Белла, бесспорно, была женщиной, красивой женщиной. Афродита хорошо потрудилась над ней.
Время от времени, поднимая голову вверх, замечая, что я смотрю на нее, она смущалась таким прекрасным оттенком красного, а потом снова опускала голову.
Я усмехнулся, заметив ее реакцию, и она покраснела еще сильнее.
Через некоторое время она снова заговорила.
- Рассказы о тебе – правда? – спросила она тихо и взяла с подноса оливку, по-прежнему отказываясь смотреть на меня.
- Какие?
- Говорят, твой отец Асклепий - Бог врачевания. Твоя мама, смертная, нашла его раненым в лесу. Говорят, что ты непобедимый, что тебя нельзя убить.
- Да, мой отец Асклепий. Но моя мать, Эсми, зовет его смертным именем - Карлайл. И если бы я был непобедимым, я бы не воевал со щитом, не так ли? - ответил я с небольшой улыбкой на губах.
- Нет, думаю, нет, - ответила она, тихо рассмеявшись. Я посмотрел в ее глаза. Цветом они напоминали древесину вишневого дерева, а их глубина была сравнима с Эгейским морем.
Она зевнула, разрывая зрительный контакт. Взглянув в окно, я понял, что ночь почти уже наступила. Поднявшись, я размял мышцы и подошел к металлической пластине в центре комнаты, разжигая небольшой огонь.
- Спи, Белла. У тебя был длинный день. Ты можешь разделить постель со мной, - она в ужасе на меня посмотрела, и я уточнил. – Только для сна. Я клянусь всеми Богами.
Она скептически на меня посмотрела, но все равно опустилась на мою кровать. Вытащив из-под себя одеяло, она прижала его к груди.
Я развернулся, намереваясь уйти.
- Подожди! – я остановился. – Эдвард, ты… ты же не хочешь, чтобы кто-нибудь из мужчин… был со мной, правда?
Я повернулся, чтобы взглянуть на нее. С ее лица исчезли черты тигрицы; теперь она выглядела такой хрупкой и уязвимой, смотря на меня своими большими карими глазами, полными страха… Едва ли я смогу отказать ей в чем бы то ни было.
- Нет, Белла, в этом шатре, в мое отсутствие или рядом со мной, когда я здесь, с тобой ничего не случится.
Не говоря больше ничего, я вышел из палатки. Я обдумал свои слова, и рычание зародилось в моем горле.
Она была моей, и я никому ее не отдам.

POV Белла

Это продолжалось весь следующий месяц.
Он вел себя слишком хорошо для греческого солдата, и мне стало комфортнее рядом с ним, чем должно было быть.
Невозможно ненавидеть кого-то столь доброго и красивого.
И, о Боги, как же он был красив.
Он напоминал одного из тех Богов, которому я возносила молитвы. Стройный и при этом мускулистый, высокий и в то же время грациозный. Его руки и туловище покрывало множество шрамов, но ни один из них не был уродливым. Наоборот, на его загорелой коже они выглядели как знаки почета.
Его лицо так же было прекрасным. Спутанные бронзовые волосы, по которым хотелось провести пальцами, сильная, гладко выбритая челюсть и, конечно, высокие скулы. Пухлые розовые губы, слегка изогнутый нос - последствие сражений. Но, на самом деле, его глаза привлекали все внимание. Их красивый зеленый оттенок напоминал о лесах на севере.
Его присутствие выбивало из колеи.
Множество ночей мы провели в шатре за разговорами. Мы говорили о моей жизни в Трое и о его – в Греции. О наших семьях и друзьях. Атмосфера всегда была очень спокойной и расслабляющей. Он никогда не заставлял меня вступать в диалог.
Иногда мы проводили ночи снаружи и, лежа на песке, смотрели на звезды.
А иногда, если у нас оставались силы, мы гуляли вдоль так хорошо знакомого мне берега. Верный своему слову, он всегда ходил со мной, несмотря ни на что. Когда я спросила его, почему не могу гулять за пределами шатра одна, он лишь пробормотал странный набор слов: «…не безопасно… хрупкая… моя…».
Иногда я ловила на себе его странные взгляды. Он просто смотрел на меня с загадочной улыбкой на лице. Оглядев себя, я поинтересовалась, что не так, на что он просто вздохнул и отвернулся.
Я уже привыкла спать в его постели. В те многие дни, когда не было сражений, я просыпалась, лежа на его голой груди, а его сильные руки обнимали меня. Он всегда просыпался раньше меня. Часто я замечала, как он смотрел на меня с великолепной кривоватой улыбкой, украшающей его губы.
За последний месяц участились нападения, а я обзавелась новой привычкой…
Когда он уходил на поле битвы... я начинала серьезно о нем беспокоиться.
Если я слышала, что другие мужчины возвращаются, а он не появлялся сразу же после этого, я становилась безумной, едва не выходя из шатра, расспрашивая всех солдат, не видел ли кто его. Но только я набиралась мужества, чтобы выйти наружу и по-настоящему спросить, с торжествующим лицом заходил он.
Мне стоило быть сдержанной, но каждый раз мои руки обвивали его торс, проверяя каждый его дюйм. Я должна была быть сдержанной… Но у меня еще оставалась гордость.
Сегодня был один из таких дней. Я чувствовала это.
Сегодняшний день не предвещал никакой опасности. Он не участвовал в сражении, и мы просто гуляли, разговаривая весь день. Так приятно. Ему, как никому другому, удавалось каким-то неведомым образом пробуждать во мне чувство непринужденности. Он не смеялся, когда я спотыкалась о воздух или говорила о сражениях – за это я была ему благодарна. Мы легли спать абсолютно расслабленными.
Его не было, когда я проснулась.
За окном еще было темно, поэтому я решила, что он либо разговаривал с кем-то из солдат, либо вышел подышать свежим воздухом. Улыбнувшись, я сделала то, в чем не призналась бы никому – перекатилась, устраиваясь на его стороне кровати. Наслаждаясь его мужским запахом, я провалилась в сон с довольной улыбкой на лице.
Должно быть, через какое-то время я проснулась от шума, доносившегося с улицы.
Я не сумела побороть любопытства. Встав, я выглянула из шатра. Жаль, что не осталась внутри.
Мужчины кричали, разбегаясь в разные стороны. Многие стремительно возвращались на свои места. Некоторые были тяжело ранены. Некоторые погибли.

Где Эдвард?!

Я выждала немного, но с каждой секундной мне становилось все тревожнее… и его по-прежнему не было.
Наконец, утомившись ждать, я выбежала из палатки.
- Кто-нибудь видел Эдварда? Эдварда из Фив? – спрашивала я – хотя скорее кричала – проходящих мимо солдат. Некоторые качали головами, другие - хмыкали.
Пробежав сквозь толпу, выкрикивая его имя, я искала вспышку бронзовых волос.
Ничего.
Куда бы я ни ступила, на земле повсюду лежали тела ... с некоторым облегчением я отметила, что ни в одном из них я не узнала Эдварда.
Глаза начало щипать. Он мертв? Ранен? Где мой Эдвард?
Уходить слишком далеко от шатра мне не хотелось, поэтому, спустившись к трем кораблям, я повернула обратно.
Я уже вовсю рыдала, когда добралась до шатра.
Войдя в шатер, я замерла в ужасе от увиденного.
Эдвард лежал на кровати. Его бок покрывала большая повязка, через которую сочилась ярко-красная кровь.
Но больше меня поразил человек, стоящий рядом с кроватью ... Им оказался жестокий светловолосый солдат, у которого была моя кузина – Джаспер.
Неуверенная в том, что сказать, моя голова странно дергалась вперед-назад.
- Белла ... – голос Эдварда был удивительно твердым для его слабого состояния. Впрочем, как мне кажется, он выглядел каким угодно, но только не слабым.
Я бросилась к Эдварду, упав на колени.
Он был немного бледным. Я взяла его руку в свои ладошки.
После мгновения тишины вопросы просто полились из моих уст.
- Что произошло, Эдвард? Тебе что-нибудь нужно? Я могу что-нибудь сделать для тебя…
- Тс-с, глупая девчонка. Это просто рана, я же не потерял конечность. Я беспокоился о тебе. Где ты была? Когда Джаспер наконец принес меня сюда, - он окинул Джаспера сердитым взглядом, а тот в ответ лишь закатил глаза. - Я не мог найти тебя... и я… я... - Он отвел взгляд.
Джасперу становилось неудобно.
- Эдвард, я зайду позже, брат. Мне нужно проверить Элис, она захочет узнать, в порядке ли я. – На его лице появилась легкая улыбка, когда он произнес ее имя. В этот момент я просто ненавидела его…
- Не говори так, словно о ней заботятся. Она рада, что ты еще не вернулся! Она ненавидит тебя, ты... - Он прервал мою тираду: - Что? Ты сволочь, ты мерзавец, ты кусок грязи, да? – отозвался он, на его губах появилась презрительная усмешка. - Я все это слышал… но не от твоей кузины. Я предложил ей безопасно вернуться в Трою, но знаешь, что она сказала? Знаешь, рабыня?! – Краем глаза я увидела, что Эдвард пытается подняться с кровати, лицо было искажено гневом, но рана не позволила ему осуществить свое намерение.
Я уставилась в пол, чтобы не встречаться с ним взглядом.
- Нет? Ну, позволь мне тебе сказать, - продолжил Джаспер. - Она умоляла меня не отправлять ее обратно. Уговорила, чтобы я позволил ей остаться. Она очень упряма. Когда она хочет чего-то, то никому не позволяет встать у нее на пути. Но ты уже знаешь об этом, не так ли?
Я успокаивала себя тем, что все его слова, наверняка, были ложью.
И не верила себе.
- Скажи мне, рабыня, ты здесь по тем же причинам, что и Элис? Или Эдвард не сказал тебе того, что он говорил мне весь прошедший месяц? То, что он… - Его прервал сердитый рев.
- Джаспер! Достаточно! Уходи. Сейчас же! - Я резко повернула голову в сторону Эдварда, опирающегося на локти.
Затем перевела взгляд на Джаспера. На его лице появилось торжествующее выражение, когда, кивнув, он вышел из палатки.
Стараясь не вдумываться в разговор, который между нами только что состоялся, я бросилась к тазу с водой и смочила в нем полотенце. Прихватив еще одно, я направилась к Эдварду, который до сих пор опирался на локти, и с беспокойством взглянула на его прекрасное лицо.
Я мягко надавила на его плечо, и он лег.
Осторожно стянув окрашенные краснотой повязки, я ахнула, увидев, что под ними скрывалось.
Длинная рана рассекала его бок. Она задела его ребра и выглядела болезненно глубокой. Кровь, темная, как рубины, струилась вниз по телу, стекая на кровать. Зрелище хоть и ужасное, но вздрогнуть меня не заставило.
Она заживала. Рана становилась меньше и в некоторых местах уже порозовела. Мои глаза широко распахнулись от увиденного. Я посмотрела на лицо Эдварда, и он кивнул, одарив меня едва заметной грустной улыбкой.
Не зная, что делать, я мягко провела мокрой тряпкой по более глубоким участкам раны, которые все еще заживали. Он зашипел, и я отшатнулась, боясь причинить ему боль. По щеке скатилась слеза, которую я тут же смахнула. Это уже слишком.
- Белла ... - Его голос сорвался, когда он произнес мое имя.
Я повернула голову к нему и вяло улыбнулась, возвращаясь к ране в попытке ее промыть. Я чувствовала на себе его взгляд, пока промывала и вытирала его бок. Засунув руку в мешок с полосками ткани, вытащила несколько. Очень осторожно я приложила ткань к ране. Эдвард выгнул спину, чтобы я смогла обернуть его торс первым слоем. Я старалась не замечать, как напряглись его мышцы, когда он задвигался.
- Теперь все чисто. - Я поднялась, бросив полотенце рядом с тазом.
Я присела чуть поодаль от Эдварда, который все еще смотрел на меня с необъяснимым выражением.
Я подтянула колени к груди и обняла их. Уставилась на стену перед собой, не смотря на человека, который был рядом.
- Что Джаспер имел в виду, Эдвард? - Я не хотела спрашивать, но отчаянно хотела знать.
- Он просто пытался вывести тебя из себя.
- Нет. О чем ты говорил ему, и почему я не могу уйти? - На его лице появилось виноватое выражение.
- Я лишь сказал ему, что я здесь, чтобы заботиться о твоей сохранности, что я хочу, чтобы ты была со мной. Разве плохое это желание - защищать тебя, желая продержать тебя в своем обществе подольше? - Его лицо было искренним, в глазах читалась мольба.
- Нет, но ты должен был дать мне выбор.
- Ты права, Белла, я должен был.
Мы сидели в тишине, каждый погрузился в свои мысли.
- Зачем ты пошла искать меня, Белла? – жестким хриплым голосом спросил Эдвард через мгновение.
Я на слегка повернула голову к нему.
- Ты бы предпочел, чтобы меня не заботило, жив ты или мертв?
- Я хочу, чтобы тебя всегда это заботило, Белла. Но подвергать себя опасности, чтобы найти меня, было глупо.
Сейчас я была зла.
- Глупо? – выкрикнула я сквозь смех. – Ты прав. Глупо было волноваться за тебя.
- Белла, это не то, что я имел в виду, ты же знаешь! - Он сердито провел руками по волосам и посмотрел на меня. На меня. Он не имеет права злиться на меня.
Я встала и сердито зашагала к выходу.
- Я ухожу. Когда усмиришь свою грубость, найди меня.
- Белла! Если ты выйдешь в эту дверь, я не пойду за тобой! – Несмотря на заживающий бок, ему удалось подняться с кровати, и он вперился в меня сердитым взглядом. Уверена, будь на поле боя, он напугал бы любого воина, но я была слишком взбешена, чтобы этот взгляд произвел на меня тот же эффект.
- Хорошо. Я лучше буду одна, чем с человеком, которого я... - Человеком, которого я что? Люблю? Что это за странные чувства? Я знаю, как это - я люблю свою семью. Но то, что я чувствовала по отношению к Эдварду, было намного сильнее, чем любые мои чувства к брату.
Он ухмыльнулся, глядя на меня. Сволочь.
- Что, Белла? Закончи фразу. Человек, которого ты «любишь», Белла? Это ты хотела сказать? - Он лениво подошел ко мне так, будто он владыка всего мира.
- Да, Эдвард, люблю. Теперь я понимаю, что эти чувства были напрасны. – Я развернулась и побежала из палатки. Я слышала, как он кричал мне в спину, но я отказалась поворачивать назад.
Я рванула к пляжу, на ходу вытирая слезы. Я оббегала людей, встречающихся мне на пути, а затем нырнула за большой корабль. Прислонившись к борту, я зарыдала, закрыв лицо руками.

Глупое эгоистичное животное.

Я пыталась контролировать свои эмоции и когда, наконец, достаточно успокоилась, огляделась вокруг. Там были группы людей, они толпились вокруг кострищ. Некоторые ели, другие смотрели на меня. Лицо залилось краской, и я уставилась на песок, спустя мгновение ощутив резкий рывок, отдавшийся в затылке. Я ахнула, когда моя голова дернулась вверх, и лицом к лицу столкнулась с человеком из храма.
- Ну, что ж, еще раз привет, душка. Как Эдвард с тобой обращался? – Его паскудное дыхание окутало меня. Меня затошнило. Я ничего не ответила. Я была слишком занята, перебирая в уме десять глупых вариантов побега.
- Молчишь, да? Это замечательно. То, что мы собираемся сделать, не требует много слов. - Он наклонился ближе и лизнул мою шею. - Или одежды.
Я попыталась вырваться, но он был слишком быстр и поймал меня за талию.
- Однако смелая дрянь, как я погляжу.
Он толкнул меня к группе мужчин, сидящих рядом. Я продолжала дико отбиваться, но это было бесполезно. Я начала рыдать, отчаянно захотелось добрых слов Эдварда и его мягких прикосновений.
Несколько воинов поднялись, окидывая меня голодными взглядами. Другие довольствовались тем, что просто сидели, сложа руки, следя за происходящим. Мне было так плохо, что, казалось, меня сейчас стошнит. Я с трудом подавила это позыв. Я не собиралась демонстрировать слабость перед группой животных.
Воин бросил меня на землю. Я закричала громче.
- Я беру ее первым. У меня были виды на нее еще с того момента, как я в первые увидел ее.
Мне не верилось, что это произойдет. Я собрала всю волю в кулак, пытаясь очнуться от этого кошмара. Не вышло.
Он опустился на колени рядом со мной и потянулся к моей одежде. Большего ему сделать не удалось, я сжала руку в кулак и ударила мужчину так сильно, как только могла. Он закричал, когда из его носа потекла кровь. Я воспользовалась этой возможностью, чтобы подняться на ноги и попытаться сбежать.
Не сработало.
Двое других мужчин схватили меня за руки, удерживая в таком положении. Я брыкалась и кричала, но это не возымело никакого эффекта.
- Ты тупая дрянь! Положите брэндер (прим. пер: прибор для клеймения скота выжиганием) в огонь! Я покажу этой твари, кому она принадлежит! - кричал он, обращаясь к некоторым другим воинам. Я боролась изо всех сил и сумела высвободить одну руку. Воспользовавшись моментом, я вцепилась в руки мужчины, удерживающего меня. Он не отпускал. Мужчина, от которого я освободилась, ударил меня по лицу, отчего я пошатнулась, и завел мою руку за спину.
Когда первый мужчина подошел ко мне, теперь уже с красным горячим брэндером в левой руке, я закричала единственное, о чем смогла подумать в ту секунду.
- Эдвард! ЭДВАРД!
Несколько мужчин засмеялись, включая того, что стоял с железом.
- Его это не волнует. Сейчас ты – греческая подстилка.
Он наклонился ко мне с железом, я закрыла глаза, приготовившись испытать невообразимую боль, когда услышала вздохи и крики боли.
Глаза распахнулись, и я увидела Эдварда во всем его устрашающем сиянии, прорезающего кровавый путь туда, где стояла я.
Он перерезал горло мужчинам, которые пытались встать у него на пути. Он выглядел мертвенно бледным, но все еще красивым в свете огня. Сейчас он напоминал Ареса больше, чем когда-либо.
Мужчины, удерживающие меня, толкнули меня на землю и разбежались, пятясь к шатрам. Я не пыталась встать.
Эдвард медленно подошел к мужчине, который собирался клеймить меня, легкая усмешка играла на его губах, будто он собирался насладиться убийством этого человека. Никогда не признаюсь в этом, но я была рада такому исходу.
Эдвард, сделав выпад, вонзил меч в его живот по самую рукоятку. Мужчина ахнул и упал на землю, сжимая рану. Эдвард вытащил свое оружие и вложил его в ножны, поворачиваясь ко мне.
Он наклонился ко мне, заключая в плен своих теплых рук. Я обвила руками вокруг его шею, пряча лицо у него на груди, пока он нес меня обратно к нашему шатру.
Он прошмыгнул внутрь и нежно опустил меня на кровать. Я испытывала благодарность, что он ничего не говорил - мне было стыдно за свой побег.
Я стряхнула песок со своих волос и одежды. Встав, я быстро подошла к тазу и смочила тряпку. У меня не было уверенности, что я не истекала кровью, но придумать, что еще можно сделать, больше ничего не могла.
- Теперь ты видишь? – Вопрос Эдварда напугал меня, и я повернулась к нему лицом. Он никогда не менял своего одеяния, даже во время борьбы. Я не поняла его.
- Вижу что?
- Почему ты не должна выходить из палатки без моей защиты. - Он подошел ко мне, нежно обхватывая мое лицо, его напряженные глаза уставились в мои. - Эти люди проводят недели без ласки женщины. Ты так чиста, совершенна и прекрасна, что любой мужчина совершит убийство, чтобы завладеть тобой.
- А ты? - мне необходимо было знать, что мои чувства не безответны.
- Убью ли, чтобы завладеть тобой? - Я кивнула. Он улыбнулся мне кривоватой улыбкой, тихо рассмеявшись. - О, моя Белла, я был бы глупцом, если бы не сделал этого.
Я заглянула в его глаза. Он медленно склонился, оставив невесомый поцелуй на моем лбу. Потом на левой щеке. Потом на правой.
Потом на моих губах.
Электрический разряд пронесся по моим губам, пока мы целовались. Он промчался по моей спине, заставляя пальцы на ногах сжаться. Я не могла полностью отдаться чувствам, которые он дарил мне.
Он отпустил мое лицо и медленно обнял за талию, вдавливая меня в свое твердое тело.
В ответ я протянула руку, обнимая его за шею. Его язык скользил вдоль линии моих губ. Я ахнула, когда он скользнул им в мой рот, сталкиваясь с моим языком.
Я провела пальцами по его волосам, вплетая их в его спутанные локоны. Стон застрял в его горле, и я улыбнулась, слегка удовлетворенная.
Он оторвался от меня, тяжело дыша, и уткнулся в мой лоб своим. Мы встретились взглядами, одаривая друг друга безумными улыбками. Он склонил голову, целуя меня в ушко.
- Я давно хотел сделать это, с того момента, как увидел тебя. – Он спустился ниже, поцеловал мою челюсть и продолжил прокладывать дорожку из теплых поцелуев к моей шее. Я ахнула, откидывая голову назад, желая его сладких пыток.
Он усмехнулся, целуя мое горло, и я слегка потянула его за волосы. На этот раз именно он застонал. Он отстранился, и я надулась. Ухмыльнувшись, он захватил зубами мою нижнюю губу.
- Тебя послали прямо из ада, чтобы свести меня с ума, не так ли?
Я сделала вид, что задумалась, и кивнула.
- Ну, придется мне что-то с этим сделать.

~*~*~*~


POV Эдвард

Я развернул нас, мягко опуская Беллу на кровать. Ее лицо светилось от счастья, а волосы рассыпались веером вокруг головы, когда она, слегка дернувшись, хихикнула. Я не мог вспомнить Беллу прекраснее, чем сейчас.
Я забрался на кровать и навис над ней, расположив руки по обе стороны от ее головы, захватывая ее. Она была моей пленницей.
Я склонил голову и вновь завладел ее губами. Я никак не мог ими насытиться. На вкус они были как сладкий плод.
Она запустила свои руки в мои волосы, и я со стоном немного отстранился от нее. Эта женщина даже понятия не имела, как сильно сводила меня с ума.
Наши губы столкнулись вместе в обжигающем безумии. Мне совсем не хотелось терять этой полноты, когда я был с ней. Я хотел показать Белле, как много она для меня значила, и как сильно я любил ее. Сегодня вечером.
Я отстранился, заглядывая в ее чудесные карие глаза.
- Белла, ты уверена, что хочешь этого?
Ее взгляд стал жестче, на лице появилось выражение решительности.
- Эдвард, я никогда так не хотела этого, как сейчас.
Этих слов было достаточно. Я снова начал целовать ее нежную шею, и она издала тихий стон. Это был лучший звук, который я когда-либо слышал.
Я проложил дорожку из поцелуев к ее груди, добравшись до края ее одеяния. Опустившись на колени, я нашел пояс, на котором удерживалось ее платье. Смотря ей в глаза, готовый в любой момент остановиться, если она почувствует себя неудобно, я медленно ослабил узел и развел его концы в сторону.
Она выглядела расслабленной. Ты можешь сделать это, Эдвард. Она хочет, чтобы ты сделал это!
Взявшись за полы ее одежды, я развел их в стороны. Дюйм за дюймом ее сливочная кожа представала передо мной. Ее платье раскинулось по обе стороны от ее обнаженного тела, и она выгнулась, чтобы я мог снять его с нее.
Я был ошеломлен. Она была видением. Сама Афродита не была так красива, как моя Белла. Изящные щиколотки, ведущие к стройным ногам, женственные бедра и мягкий живот. Тонкая талия, ведущая к высокой, полной груди с маленькими розовыми ореолами, которые мне так хотелось ощутить на вкус. Ее губы были распухшими от моих поцелуев; лицо – покрасневшим; глаза - дикими. Она была самой прекрасной женщиной, которую я когда-либо видел.
Мой взгляд заставил ее занервничать, и она подняла руки, чтобы прикрыть грудь. Я перехватил ее запястья, удерживая их над головой. Я ждал слишком долго, чтобы насладиться этим зрелищем.
Я начал покрывать ее лицо поцелуями.
- Ты, - поцелуй,- очаровательная, - поцелуй, - не прячься от меня.
Отодвинувшись на коленях назад, я быстро избавился от одежды и еще раз удивился Богине передо мной. Она засмеялась и схватила меня за плечи, притягивая обратно к себе; я не возражал.
- Хорошо, воин. Ты видел достаточно.
Я уткнулся носом в ее шею и застонал.
- Я никогда не смогу наглядеться на тебя, любовь моя.
Я оставил дорожку поцелуев на ее теле, по-прежнему желая ощутить вкус ее груди.
Я целовал и покусывал ее кожу, двигаясь к левой груди. Все это время руки Беллы потягивали и перебирали мои волосы. Обхватив ртом ее напряженный розовый пик, я сильно пососал его, вызывая громкий стон из глубины ее горла. Я нежно массировал правый, пока сосал другой.
- Эдвард! – застонала она, сводя бедра вместе и царапая мою спину. Мне нравилось, как она стонала мое имя, и я поклялся Богам, что к концу ночи она охрипнет от криков.
Мои руки чувственно скользили по ее телу, пока не достигли бедер. Подхватив их, проведя по ним руками. Я приподнял ее бедра, призывая обхватить меня ногами.
Она застыла, когда кончик моего ствола коснулся ее мокрых складочек.
Я быстро обхватил руками ее лицо, заставляя посмотреть на меня.
- Белла, все хорошо. Я буду двигаться медленно. Я обещаю. Я никогда бы не причинил тебе боли. Я слишком сильно люблю тебя, - ее глаза расширились, и она посмотрела на меня с непонятным выражением.
- Ты любишь меня? – ее голос был тихим и слабым, будто мой ответ мог заставить ее в любой момент сломаться. Я не мог поверить, что моя сильная, жесткая тигрица могла превратиться в маленькую испуганную девушку так быстро.
- Да, моя Белла. Я люблю тебя больше, чем могу выразить словами.
- О, Эдвард, я тоже люблю тебя, - она расплылась в широкой улыбке и поцеловала меня. Мне так нравилось ощущать ее губы на своих.
Неуверенно она пробежала своими маленькими ручками по моей груди. Слегка поцарапала мои соски, и я застонал ей на ухо. Я одаривал вниманием ее шею, пока она продолжала свой путь вниз. Ее руки играли с волосами у снования моего живота и вершины бедер.
Я стиснул зубы, когда она неуверенно погладила мое возбуждение; это ощущалась невероятно. Ее нежные руки водили по всей моей длине до тех пор, пока не кончилось мое терпение.
- Белла, ты должна остановиться, - мой голос был хрипловатым и грубым даже для моих ушей. Она убрала свои руки и снова запустила их в мои волосы.
Я переместил свою руку так, чтобы наши тела были плотно прижаты друг к другу. Я расположил свою длина прямо напротив ее лона, готовый войти.
- Ты готова, Белла?
Она кивнула, и я наклонился, чтобы поцеловать ее, отвлекая от боли, которую, я знал, испытывали невинные девушки.
Я сделал движение вперед.
Она была такой тугой и теплой. Ух. Я вошел своей длиной в нее немного больше, и усилил поцелуи, когда достиг ее барьера и преодолел его.
Она задрожала в моих руках, и я крепче обнял ее. Когда она отстранилась и кивнула мне, чтобы я мог продолжать, я чуть не заплакал от радости.
Отстранившись немного назад, я снова толкнулся в нее и был награжден ее благодарным стоном.
- Боги, Белла, - было так хорошо.
Постепенно я ускорил свои толчки, и она стала стонать мое имя. Я чувствовал себя Богом, когда она делала это.
Не прекращая своих толчков, я убрал руку с ее спины и потянулся к маленькому комочку нервов, потирая его, зная, что это заставит чувствовать ее еще больше удовольствия.
- Эдвард! – ее спина выгнулась, толкая ее грудь еще ближе ко мне. Я не смог сопротивляться и взял ее горошинку в рот.
Я мог сказать, что она была на грани удовольствия, и я тоже, но Белла была на первом месте. Я укорил свои толчки и интенсивнее потер ее комочек. Она застонала, когда я слегка укусил ее сосок.
Отстранив свою голову, я опустил свой рот к ее уху и выдавил:
- Ты - моя, Белла, никакой другой мужчина не будет с тобой так, как я сейчас. Твое тело принадлежит мне.
Это сработало. Она откинула голову назад и закричала мое имя. Ее лоно сжимало меня, и я тоже достиг пика, проливая свое семя глубоко внутри моей извивающейся Богини.
Тяжело дыша, я уронил голову на ее плечо и поцеловал нежную кожу. Я никогда в своей жизни не кончал так сильно. Я никогда не чувствовал себя с женщиной так. И никогда не буду – Белла моя вторая половинка.
Я хотел просить ее вернуться со мной в Грецию. Если она скажет «да», мы уедем еще до конца недели.
Я перекатился так, чтобы мы оказались на боку, глядя друг на друга. Я убрал волосы с ее глаз и нежно поцеловал.
- Я люблю тебя.
Она закрыла глаза.
- Я тоже тебя люблю.
Не желая портить сегодняшний вечер, я решил спросить ее завтра.
Я заснул со своей любовью, надежно укутанной в моих руках.

Перевод: Limon_Fresh & Shantanel
Редактура: Nikki6392 & Shantanel


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/153-15839-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Limon_Fresh (18.11.2013) | Автор: Перевод Limon_Fresh & Shantanel
Просмотров: 6096 | Комментарии: 25


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА






Всего комментариев: 251 2 3 »
0
25 Kittiy   (19.05.2018 23:55) [Материал]
Спасибо за экскурс во времена воинов и прекрасных дев. Это было интересно. Белла попав в плен , обрела свободу..нашла своего героя, да ещё и полубога с даром регенерации smile
Ну прям, Рассомаха biggrin
Он тоже в войнах участвовал и быстро восстанавливался smile

0
24 looking3237   (01.01.2015 22:34) [Материал]
Limon_Fresh и Шантик, спасибо за перевод и выкладку фанфика!

Однако, девушки, повеселили вы меня!
Миник получился прикольным и оригинальным.
Некоторые вещи просто уморительны. biggrin Но именно они не дают забыть о жанре этой истории. Всё-таки это фанфикшн, романтический и приключенческий, а не исторический роман.
В нескольких местах приходилось представлять как бы это было, если бы эту историю писал современник Троянской войны или грамотный историк или филолог-этнограф. Как бы они описывали секс, быт, битвы или писали диалоги героев.
Тем не менее, история приятная и оставляет простор для воображения. wink

1
23 Frigitta   (06.04.2014 10:54) [Материал]
Как же хочется продолжения! biggrin спасибо огромное! wink

1
22 aurora_dudevan   (01.12.2013 13:03) [Материал]
интересная история, но много моментов не совпадает с выбранной эпохой.. можно было бы хоть как-то имена изменить.. но все равно большое спасибо переводчику за труд!

1
21 Rara-avis   (27.11.2013 17:13) [Материал]
Ощущение, будто скрестили «Трою» и какой-нибудь романчик с девой в беде и рыцарем. Не верится. Переводу не помешал бы опытный глаз на вычитку и подборку синонимов, соответствующих эпохе (секс-игрушка – серьёзно?). Спасибо за труд и удачи!

0
20 natalj   (27.11.2013 00:06) [Материал]
Спасибо и удачи в конкурсе.

0
19 Lucinda   (26.11.2013 22:01) [Материал]
спасибо))

0
18 Korsak   (25.11.2013 13:47) [Материал]
"Троя" слишком выставляется вперед,хочется что-нибудь более собственного,даже если это всего лишь перевод.

3
17 case   (25.11.2013 10:48) [Материал]
Спасибо за отличный перевод! Только вот... не поверила я. И это вовсе не Ваша вина, уважаемый Переводчик! Я не сранивала с фильмом "Троя", но сами герои получились слишком мягкими. Имею в виду мужчин. Ну не такие они в то время были, чтобы беречь честь девушки. Я бы еще поверила, если бы он сразу же изнасиловал её, а потом проникся, но не так нежно, оберегая её чувства...
Удачи Вам в конкурсе!)))

2
16 Solt   (21.11.2013 10:29) [Материал]
Ну... кароче говоря - инсайта не случилось...
Послевкусие от фильма Троя мешает мне что-то другое сказать.

1-10 11-20 21-25


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]