Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1665]
Из жизни актеров [1623]
Мини-фанфики [2516]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [8]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4749]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2390]
Все люди [15062]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14244]
Альтернатива [8971]
СЛЭШ и НЦ [8818]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4342]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей декабря
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (10.18-11.18)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Три капли крови
Отец рассказывает любимой дочери сказку, разрисовывая поленья в камине легкими движениями рубинового перстня. На мост уверенно взбирается молодая темноволосая женщина, твердо решившая свести счеты с жизнью. Отчаявшийся вампир с сапфировыми глазами пытается ухватить свой последний шанс выжить и спешит на зов Богини.
У них у всех одна судьба. Жизнь каждого из них стоит три капли крови.

Лето наших тайн
Между Алеком Вольтури и Ренесми Каллен в первую же встречу вспыхнуло пламя взаимного влечения. Но ей было всего 16, а их семьи вели непрекращающуюся войну за финансовое влияние, так что в этой истории не было ни единого шанса на хэппи-энд.
Смогут ли Ренесми Каллен и Алек Вольтури быть вместе? Есть ли шанс у Джейка? И как тайны прошлого повлияют на их выбор настоящего?

TR поздравляет!
До марта скованы пруды,
Но как теплы дома!
В сугробы кутает сады
Заботливо зима.
Снег осыпается с берез
В дремотной тишине.
Картины летние мороз
Рисует на окне.

TR поздравляет!
Отрываем календарь, начинается январь.
В январе, в январе много снега на дворе.
Снег на крыше, на крылечке,
Солнце в небе голубом.
В нашем доме топят печки —
В небо дым идет столбом.

TR поздравляет!
Стали звёздочки кружиться,
Стали на землю ложиться.
Нет, не звёзды, а пушинки,
не пушинки, а снежинки!

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Сын Бога Ра
Голливудская звезда славы Эдварда Каллена неминуемо клонится к закату – в тридцать два ему уже не под силу играть восемнадцатилетних сердцеедов, а из-за несносного характера многие режиссеры внесли его имя в «черный список». Однако есть еще человек, верящий в него - Изабелла Свон, которая с тринадцати лет мечтает, чтобы Эдвард сыграл в ее фильме...

TR поздравляет!
Давай, дружок, смелей, дружок
Кати по снегу свой снежок.
Он превратится в снежный ком,
И станет ком снеговиком.

Его улыбка так светла!
Два глаза, шляпа, нос, метла.
Но солнце припечет слегка –
Увы! – и нет снеговика.



А вы знаете?

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваш любимый сумеречный актер? (кроме Роба)
1. Келлан Латс
2. Джексон Рэтбоун
3. Питер Фачинелли
4. Тейлор Лотнер
5. Джейми Кэмпбелл Бауэр
Всего ответов: 474
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Мини-фанфики

Милые обманщики

2019-1-18
21
0
От автора: дорогие читатели, с Новым годом и подступающим Рождеством! Это подарок всем, кто любит добрые праздничные истории!

_________________________

Белые хлопья медленно опускались вниз, прикрывая гладкий блестящий лёд тонким воздушным покрывалом. Отсвет далёкого одинокого фонаря с пустой вечерней пристани едва достигал вычищенного от снега квадрата льда, на котором я собиралась покататься. Ну а пока я сидела на своем рюкзаке, поджав к груди колени и держа в руках старые белые коньки, ожидая того, что в этом году почему-то никак не хотело случиться. Может, я сделала что-то не так? Или все неправильно поняла?

Каждый год мы с Джейкобом были здесь в одно и то же время, двадцать четвертого декабря, что бы ни случилось. И пока были маленькими, связанными нежной детской дружбой, и когда стали подростками, переживающими первую любовь. И даже когда я уехала учиться в университет, мы обязательно общались по телефону, встречались по праздникам и на каникулах, строя планы на будущее, мечтая пожениться и завести пятерых детей, а ещё двух собак и обязательно говорящего попугая.

Все это казалось таким наивным сейчас, когда мне стукнуло двадцать три, и я вернулась в Форкс для постоянного жительства. Я все распланировала: приехала накануне Рождества, никому ничего не сказав, собираясь устроить романтический сюрприз своему парню. Вымыла и украсила гирляндами дом, оставшийся после смерти Чарли. Приготовила индейку и салат. Даже купила пиво, которое так любит Джейкоб.

В нужный час я была на месте: возле озера Лейк к северу от города, где традиционно мы с моим бойфрендом катались на коньках по чистейшему гладкому льду. Он никогда не пропускал наши встречи, ни разу за десять лет! Сегодня что-то пошло не так.

Я собиралась встретить его радостной новостью о том, что вернулась в город детства навсегда. Приобретенная профессия позволит мне преподавать в школе резервации английский язык и литературу, и мы с Джейком сможем, наконец, пожениться, как мечтали много лет назад. Но вместо этого я уже второй час напрасно ждала своего друга, медленно замерзая от холодного ветра и приходя в уныние. Звонить я ему категорически не хотела - раньше ему напоминаний не требовалось.

Я точно знала, что с ним все в порядке: он не попал в аварию и не заболел. Я видела его сегодня в компании друзей, они на байках проехали мимо меня, когда я пересекала перекресток в центре, направляясь в магазин за продуктами. Я думала, Джейк узнает меня за рулём, ведь это был его пикап, но он даже не взглянул в мою сторону, громко смеясь с парнями. Не мог же он просто забыть о нашем ежегодном свидании?

Конечно, наши отношения почти не развивались из-за того, что мы вечно находились друг от друга вдалеке: Джейк не покидал Форкса, а я почти весь год проводила в Сиэтле, живя в общежитии университета. Но он ведь знал, что летом я закончила обучение и сдала экзамены! Да, я немного задержалась, пока решала, проучиться мне ещё два года в бакалавриате или хватит. И все же я решилась вернуться домой.

Что ж. Все сроки вышли, и Джейкоб не пришел. Не желая думать, что это значит, замершими пальцами я надела коньки и туго затянула шнуровку. Настроение было на нуле, но раз я пришла сюда, не покататься было бы преступлением.

Первый круг вышел неуклюжим - за год я немного утратила навыки скольжения. Лёд был ровным и гладким, а лезвия давно не точены, и меня заносило вбок. Что же произошло? Неужели Джейк обиделся на мое сомнение? Думал, я примчусь сразу, как только получу диплом, а я посмела ещё несколько месяцев проторчать в Сиэтле? Это стало для него последней каплей? Почему же он ничего не сказал мне об этом?

Я сделала второй, более уверенный круг. Отблеск фонаря скользил по льду вместе со мной, и с каждым кругом мне становилось немного легче. Никогда не думала, что Джейкоб станет на меня дуться. Наши отношения были построены в первую очередь на дружбе и доверии, и если ему что-то не нравилось, Джейк это говорил.

А я никогда не слушала. Может, в этом причина его обиды?

Я сделала неловкий прыжок и тихо рассмеялась себе под нос от радости, что все ещё помню сложные повороты. Джейк говорил, что я похожа в эти моменты на страуса, пытающегося взлететь, но меня не задевали его грубоватые шутки. А вот то, что он забыл о нашей ежегодной встрече или, что хуже, проигнорировал ее, задело меня очень сильно. Сердцу было больно и одиноко.

Я сделала очень резкий разворот и со всего размаху приземлилась на пятую точку, охнув, а лёд отозвался на этот звук гулким стоном. Мне бы задуматься над тем, не слишком ли далеко я ушла от берега, но мои мысли были заняты только разочарованием в себе. Я все испортила. Джейк любил меня, но он устал ждать, когда я соизволю вернуться. Пять лет - долгий срок, за который чувства могут остыть, а терпение закончиться. Я бы сумела понять, если его любовь прошла, а вот его молчание не укладывалось в моей голове. Вот что было самым ранящим во всей ситуации.

Погруженная в грустные мысли, я каталась, не замечая ничего вокруг, просто плыла по льду, как свободная печальная птица, наслаждаясь движением и оставляя часть боли позади. Я даже не могла понять, что именно чувствую: расстроена ли настолько сильно, что буду горевать и никогда уже не позволю себе другой любви, или готова отпустить парня, с которым связывала свое существование, с легкостью, которой от себя даже не ожидала? Вернусь ли я в Сиэтл и буду строить новую жизнь? Или останусь в Форксе и сполна испытаю все муки брошенной парнем девушки?

Я заметила, что лёд как будто странно прогнулся, слишком поздно - к тому моменту он уже начал заполняться водой. Ужас накрывал меня медленно, с рассеянным опозданием: развернувшись, я попыталась вернуться на твердый лёд, но он уже начал проламываться под коньками. Не прошло и пяти секунд, как опора ушла из-под ног, и ледяная вода накрыла меня с головой.

Следующие минуты практически стёрлись из моей памяти. От шока я действовала на автомате: хватаясь за край, изо всех сил пыталась выбраться из смертельной ловушки. Вокруг - ни души. Если я утону, никто не узнает! В Форксе меня видели от силы пара человек, и ни один из них понятия не имеет о наших с Джейкобом тайных свиданиях на озере. Я даже школьной подруге Анжеле ещё не звонила. К утру мой рюкзак закроет снегом, а весной он окажется под водой. Найдут ли хотя бы к лету мой всплывший распухший труп?

Каким-то чудом мне удалось вырваться из ледяного плена. Дрожа, я на четвереньках доползла до рюкзака, да там и упала, стуча зубами. Наверняка у моего состояния было какое-нибудь медицинское название, но я даже помыслить не могла, чтобы добраться до машины. Мое сознание становилось преломленным, странным и нечётким, я словно видела себя со стороны, лежащую на снегу, всю покрытую инеем, но сама ничего уже не чувствовала.

Мне хватило ума набрать 911. Не знаю, как я сумела назвать адрес, и сумела ли, может, я только мычала что-то невразумительное, а спасатели вычислили меня каким-то своим способом. Они ведь это умеют?

Потом я видела огни, слышала крики, но как сквозь туман. Надо мной склонялся обеспокоенный молодой мужчина в голубой униформе, я запомнила его светло-каштановые волосы, хулигански растрёпанные. А затем мне стало тепло и хорошо. Закрыв глаза, я просто расслабилась и уснула.

***

Очнулась я в больнице. О случившемся у меня остались очень слабые воспоминания - как сон, который не хочется вспоминать. Глупо, очень глупо! Столько лет бывать на этом озере, знать об опасности и всегда осторожно выбирать места для катания, и так по-идиотски уехать на тонкий лёд.

Я смотрела на капельницу над головой и представляла Джейка, сходящего с ума от беспокойства в приемной больницы. Знала, что вместо обиды на него начну извиняться. Могла вообразить, как он возьмёт меня за руку, прерывая поток самобичевания, и скажет привычно: "Беллз, да не бери в голову, главное – ты жива!" И все станет как раньше.

За окном было темно, но часов я не наблюдала, чтобы сориентироваться по времени. Отметила, что в палате, кроме меня, лежит всего один человек - старушка за ширмой, подключенная к сложному аппарату. Я точно была не в реанимации, да и чувствовала себя неплохо, так что сделала вывод, что все обошлось банальным испугом и небольшим переохлаждением, и вскоре меня отпустят домой.

Дверь в больничный коридор была приоткрыла, оттуда раздавались голоса и частые шаги, больница кипела жизнью. Над дверью висела искусственная ёлочная ветка, украшенная пластиковыми шарами, чтобы больные чувствовали себя уютно и ощущали веяние праздника. Где-то вдалеке еле слышно работал телевизор, транслируя рождественский концерт.

Я чувствовала дискомфорт, но терпела, ожидая помощи. Наконец, мне улыбнулась удача - ко мне заглянула медсестра. Ее лицо было знакомо, но я никак не могла вспомнить ни имени, ни фамилии - сказалось редкое посещение Форкса.

- Скажите, долго я здесь лежу? - я смотрела, как сестра аккуратно отсоединяет иглу.
- Да часов пять, не больше, - порадовала меня женщина. Было бы обидно проспать всё Рождество.
- И какие прогнозы? Я чувствую себя хорошо.
- Ну-ну, не спеши, деточка. Ты только поступила. Вот придет врач - он и решит, что с тобой делать. Купание в проруби - это тебе не шутки!
Я виновато опустила глаза и послушно позволила сестре поставить мне градусник.
- А можно мне хотя бы добраться до уборной?
Медсестра улыбнулась и погладила меня по руке.
- Разумеется. Только если заметишь головокружение, скажи мне. И не броди тут, а сразу возвращайся в постель!
Я кивнула, как солдат, готовый к службе. Наблюдала, как сестра проверяет состояние моей соседки и поправляет ее одеяло.
- А вы не знаете, кто-нибудь ждёт меня в вестибюле? - рискнула я спросить.
Медсестра удивлённо на меня посмотрела.
- Если кто и ждёт, он может войти, ты же не в реанимации, детка. Хочешь, я принесу тебе телефон, чтобы ты позвонила родным?
Немного поразмыслив, я покачала головой.
- Нет. - Если Джейк до сих пор даже не поинтересовался, где я, значит, так тому и быть. Я упустила свой шанс, обидела его. Я ему больше не нужна.

Мой градусник запищал, и сестра, бегло взглянув на него и ничего, что обидно, не сообщив, ушла.

Я не знала, чем заняться. В праздник больше всего мне хотелось быть дома, но когда я представляла, что буду там совершенно одна, на меня накатывала такая зелёная тоска, что хотелось выть. Я снова и снова задавалась вопросом, в чем моя ошибка и можно ли ее исправить? И, что немаловажно, стоит ли?

Я посетила уборную и умыла лицо и руки. Закутавшись в одеяло, ходила по палате, скучая, стояла и долго смотрела в окно. Пыталась прочесть свою медицинскую карту, вложенную в специальный кармашек в изножье кровати, но не смогла разобрать каракули врача. Ложилась, прислушиваясь к себе внимательно. Мне казалось, я все ещё лечу, и то, что происходит сейчас со мной - нереально. Я все ещё была там, на озере, падала и падала под лёд, не ощущая ногами опоры, а больница мне только привиделась...

Я была растеряна и ошеломлена, подавлена случившимся. Моя мечта разрушилась, и я понятия не имела, что теперь с этим делать. Я не собиралась упрашивать Джейкоба простить меня, и все же не понимала причин такого его безразличия. Когда это мы успели с ним так отдалиться?

Появление лечащего врача я восприняла с огромной радостью: хоть какие-то перемены за последний час. Я все ещё не теряла надежду встретить Рождество дома, с индейкой на столе и коробкой шоколадного мороженого, идеально подходящей для лечения сердечных ран. Это был мой доктор из сна - его медно-рыжих кудрей я бы не забыла.

Он с улыбкой подошёл к моей кровати, глядя на меня так, будто чего-то ждал.
- Здравствуйте, - пролепетала я, как маленькая провинившаяся девочка. - Пожалуйста, скажите, что мой диагноз – «здорова», и я могу поехать домой.
Доктор посерьёзнел, а затем вытащил мою карту и внимательно ее просмотрел.
- Все анализы в норме, - перечислял врач; к сожалению, на его халате не было бейджа, но его лицо вдруг стало казаться мне неуловимо знакомым. - Воспаления нет, даже гипотермии врач не поставил - тебе повезло, Белла. - Он поднял глаза так, как обычно смотрят поверх очков, и кривовато улыбнулся одной стороной рта. - Небольшое обезвоживание компенсировали капельницей с физраствором. Ты совершенно здорова.
- Мы знакомы... - забыв о своем состоянии, я сосредоточено разглядывала до боли знакомые черты, пытаясь вспомнить парня. Он был моего возраста, назвал меня по имени - незнакомый доктор сказал бы "мисс Свон".
Мужчина улыбнулся шире и убрал карту на место, в уголках его глаз появились задорные морщинки, и в моей голове закрутились картины из школьного прошлого, но имя... Имя все равно оставалось в недоступной ячейке памяти.
- Оно и понятно, почему ты меня забыла, - тихонько рассмеялся он приятным грудным смехом. - Когда мы виделись в последний раз, я носил очки и был весь в прыщах.
Очки – вот что сбило меня с толку!
- Эдвард! Эдвард Каллен! - узнала я и с облегчением захихикала: в воспоминаниях появился долговязый одноклассник с кособокой оправой на носу и спутанными волосами ниже ушей, вечно сутулящий худые плечи, стесняющийся вызова к доске и девчонок. Он всегда держался особняком, в небольшой компании таких же непопулярных парней, был воспитанным и умным мальчиком, таких обычно называют "домашними". Ничем особым не выделялся, ну разве что знаниями. И это было все, что я могла вспомнить о нем.

Но боже, каким он вырос красавцем! Теперь, когда он снял очки и раздался в плечах, и в целом возмужал, оказалось, что у него очень благородные черты лица, красивый прямой нос, а ещё потрясающая улыбка. Он постригся, но его рыжеватые волосы все равно лежали на голове в абсолютном беспорядке.

- Да, это я, ты все-таки узнала, - его аристократически бледная кожа на щеках вдруг стала красноватой, и я поняла, что одно качество точно осталось в нем неизменным: он по-прежнему смущался общения с девушками.
- Ты стал врачом! - восхитилась я его преображением, с интересом разглядывая старого знакомого, радуясь неожиданной встрече. - И как ты поживаешь? Не надоел тебе Форкс?
Эдвард снова рассмеялся этим приятным вибрирующим звуком, от которого у меня почему-то сжималось солнечное сплетение. Он присел на мою кровать, и я подвинула ноги, чтобы освободить больше места.
- Рад тебя видеть, Белла, - ответно проявил заинтересованность он. - Честно говоря, я думал, что ты давно уехала.
- Я училась в университете Сиэтла и почти не бывала здесь, особенно после смерти отца. Но теперь вернулась: получила диплом и сразу сюда, куда же еще.
- И что ты теперь планируешь? Останешься жить здесь или заехала только искупаться?

Я оценила шутку и захохотала, но в глубине души на меня накатила грусть: а ждёт ли меня здесь кто-нибудь? Со школьными приятельницами я не поддерживала отношения – я переехала к Чарли за год до окончания школы и крепкой дружбы у меня ни с кем не срослось. Затем, когда умер папа, мне и вовсе расхотелось приезжать в старый заброшенный дом, грязный и холодный без ухода, и я поскорее старалась вернуться в Сиэтл. А теперь и основной план пошел коту под хвост, и если у Джейка не найдется правдоподобного объяснения, если наше сорванное свидание не окажется глупым недоразумением, то что я намерена дальше делать?

- Пока не решила, - честно ответила я, стараясь не показать своему новому-старому знакомому свое разочарование. - А ты? Почему остался в Форксе?

Эдвард был умным и мог далеко пойти, как-то не верилось, что с его способностями он стал бы работать в крошечной больнице маленького городка, с наверняка очень скромной зарплатой. Такие парни обычно перебирались в крупные города, а родителей навещали лишь по праздникам.

Кажется, и мой вопрос тоже что-то задел в нем, потому что улыбка Эдварда вышла немного натянутой.

- Здесь вся моя семья и люди - старые люди - за которыми я привык ухаживать. Я... Понимаешь, мой отец был хирургом, и я уже с семнадцати подрабатывал сиделкой, отцу помогал. А потом уже просто не смог оставить своих подопечных, так что я здесь... Я нужен здесь.
Эдвард так волновался и запинался, прямо как в старые добрые времена, и я, невольно желая помочь ему преодолеть застенчивость, непроизвольно сжала его ладонь, останавливая поток ненужных оправданий.
- Все в порядке, Эдвард. Не суетись.
Он замолчал и странно уставился на мою руку. Испугавшись, что перешла границы, я убрала ее. Возникла короткая неловкая пауза, во время которой я тоже боролась с лезущим на щеки румянцем.
- Так что, расскажешь мне, что я пропустила за пять лет? С кем-нибудь общаешься из нашей школы?
Эдвард перевел дух и расслабился, улыбнувшись застенчиво, но открыто. И кивнул.

Следующие сорок минут мы оживлённо болтали, совсем не чувствуя стеснения - первая стена неловкости пала. Эдвард рассказал мне о тех, кто остался жить здесь: о своих друзьях и моих знакомых. Эммет Маккарти, его ближайший друг, только недавно покинул Форкс в погоне за какой-то безымянной красавицей, и вроде как собирался на ней жениться, если получится. Джаспер Уитлок - я помнила его по длинным волосам и игре на электрогитаре - женился четыре года назад и построил дом на окраине города, где счастливо растит уже двух сыновей. Джессика Стэнли - она была моей подругой в школе и терпеть не могла когда-то Эдварда - по его словам, осталась такой же стервой. Ее жизнь не задалась и она работала официанткой в единственном местном ресторане и при каждой встрече норовила вылить на знакомых ушат недовольства. А вот Анжела, ещё одна моя хорошая приятельница, работала администратором теннисного корта вместе со своим мужем Эриком, который тренировал детей.

Я тоже поделилась историей своей жизни, правда, умолчала о Джейкобе. То есть, я вскользь упомянула, что мы друзья, но ничего не говорила о наших планах: о женитьбе и сорвавшемся сегодняшнем свидании. Мне не хотелось выглядеть глупо. В основном мой рассказ сводился к учебным будням и скучным лекциям. Немножко я поделилась и сомнениями насчёт возвращения в Форкс или бакалавриата.

Эдвард слушал так внимательно, что я невольно разговорилась и с большим удовольствием рассказывала о нежной дружбе с Кейт, моей соседке по комнате, о студенческих вечеринках, которые я не любила, но все же ходила, чтобы не прослыть высокомерной, даже о том, как впервые попробовала курить, и не табак, а сразу травку. Эдвард кивал, смеялся вместе со мной над забавными ситуациями и задавал вопросы, как будто ему действительно интересно слушать о моей скучной жизни. Очнулась я на половине пересказа любимого фильма - глупейшая тема для беседы, но Эдвард меня даже не остановил! Нас прервала медсестра, заглянувшая на голоса. Увидев Эдварда, она понимающе улыбнулась и исчезла.

Наша раскрепощенность тут же сменилась смущением, как будто нас застукали за чем-то неприличным. Эдвард взглянул на меня виновато и поднялся; я тоже чувствовала себя неловко, что так надолго отвлекла его от работы.

- Так что, доктор Каллен, вы позволите мне поехать домой? - чинно напомнила я.
Эдвард вздохнул, словно не был уверен, что меня стоит отпускать.
- Я думаю, - осторожно сказал он, - что тебе лучше остаться тут до завтра, мало ли всплывут какие осложнения.
- Ну, пожалуйста, - взмолилась я по-настоящему. - Сегодня же Рождество, я не хочу провести его в больнице.
Провести его дома в одиночестве тоже было печально, но там я хотя бы смогу поплакать в подушку и наесться вкуснятины. К тому же я не была уверена, что выключила все электроприборы, и волновалась за целостность дома.
- Ну, хорошо, - Эдвард улыбнулся, решившись. – Твоя одежда уже просохла, так что одевайся, я попробую это устроить.
- Спасибо! - почти завизжала я от радости, и Эдвард приложил палец к губам.

Я чувствовала себя участницей заговора, когда Эдвард вернулся. Я была полностью одета и готова следовать за ним.

Эдвард не выглядел довольным моим предстоящим уходом, но протянул руку, за которую я тут же ухватилась.
- Ну что, доктор, меня отпустили или придется бежать тайком?
Это была шутка, но Эдвард остался наполовину серьезным.
- Под мою ответственность, - говоря, он смотрел мне прямо в глаза, и я поежилась от его слишком внимательного взгляда. – Так как моя смена уже закончилась, я дал слово лично отвезти тебя домой и вернуть в больницу, если тебе станет хуже.
- Отлично, - я была рада его компании. - У меня ведь нет машины. Вряд ли работники скорой помощи перегнали мою развалюху на здешнюю парковку?
- Так это твой ржавый металлолом стоял возле пруда? - пытаясь дружелюбно поддеть меня, Эдвард захихикал. - Сколько ему лет? Неужто он со школьных времён бегает?
- Но-но, не смей обижать моего любимого старичка, он любой другой машине фору даст!

Ну да, пока его чинит любимый механик, - с грустью подумала я о Джейкобе, который так и не позвонил ни разу за целый день. Серьезно? Джейкоб, мой Джейкоб, подаривший мне кулон с разбитым сердцем на восемнадцатилетие и каждый год обещавший ждать, всякий раз с облегчением вздыхающий, когда я наконец появлялась на озере - этот Джейкоб ни разу за день не вспомнил, что сегодня наше свидание? Не позвонил, испуганно извиняясь за забывчивость, не примчался ко мне домой, убедившись, что я была там, не заволновался, что со мной что-то случилось? Телефон молчал, а у меня самой рука набрать номер не поднималась.

Мы с Эдвардом проскользнули мимо пустующего ресепшена моей строгой медсестры и спустились по лестнице. В вестибюле Эдвард завел меня в служебное помещение, где накинул свою куртку прямо на халат. Он тепло прощался со встреченными медработниками, пока мы выходили наружу и шли к парковке. На меня никто не обратил внимания.

Я тихонько засмеялась, когда Эдвард подвёл меня к серебристому вольво - его машина не была такой старой, как мой пикап, но она тоже не менялась со школьных времён.
- Уж всяко лучше твоей консервной банки, - усмехнулся Эдвард, заметив мой скептический взгляд.
- Зато, если я когда-нибудь попаду в аварию, то мой пикап будет гордо стоять посреди сплющенных об него серебристых вольво, - парировала я, усаживаясь на низкое, но уютное место пассажира. Кривовато улыбнувшись, Эдвард закрыл за мной дверцу и занял кресло водителя.

Дом Чарли после его смерти три года назад никто не обновлял, и теперь были заметны следы запустения: краска облупилась, обнажив деревянный фасад, кусты на подъездной дорожке разрослись и царапали стекла, а входная дверь выглядела явно перекошенной. Как я все это поправлю, живя абсолютно одна? Эта навязчивая мысль наводила тоску. Может, мне всё-таки стоит вернуться в Сиэтл? Я уже опоздала с поступлением в бакалавриат, и сбережений почти нет, чтобы снять квартиру и искать работу, но Кейт, если попрошу, обязательно поможет мне обустроиться.

Эдвард никогда не был у меня в гостях, поэтому не заметил внешних изменений дома к худшему. Он обошел машину и, как джентльмен, открыл мне дверь и подал руку, даже не заметив моего удивления, словно для него такая учтивость была в порядке вещей.

Он улыбнулся, ставя машину на сигнализацию, а я неожиданно задумалась, женат ли мой спутник. Его наверняка ждёт дома семья, а он здесь возится со мной. Такой привлекательный и добрый мужчина не может быть одинок. Для себя я решила, что отпущу его как можно скорей, ну, разве что предложу чашу чая, чисто из вежливости. И ни за что не признаюсь, что мне ужасно хочется, чтобы он задержался и ещё немного пообщался со мной.

Я была уверена: даже если я предложу ему остаться на чай, он откажется. Он очень устал после рабочей смены и хочет элементарно поспать. И я свалилась ему на голову совершенно не вовремя. Поэтому меня удивило, что парень не спешит уйти и не ищет предлог попрощаться прямо на пороге, а мнется возле двери, будто чего-то ждёт и очень смущён.

- Хочешь чаю или воды? - взволнованно забормотала я, ощутив внезапный прилив застенчивости - в моем доме сто лет не было посторонних мужчин, и я совсем не умела с ними контактировать. Джейкоб бывал здесь с глубокого детства, он не считается. - Или я могу накормить тебя - одной мне индейку не съесть. Если, конечно, у тебя есть на это время, и дома не ждёт жена и орава детей...

Боже, какая я дура, ну надо же такое сказать! От стыда я замолкла на полуслове и покраснела как раскалённая сковорода.

Эдвард натянуто улыбнулся, вжимая голову в плечи, и его щеки тоже стали пунцовыми. Ну прямо два ботана на самом неловком в жизни первом свидании!

- Белла, я обязался лично проследить за твоим здоровьем сегодня, - виновато пробормотал он, - и доставить в больницу, если станет хуже. Я, как бы тебе сказать... Не могу уйти.
- О-о, - до меня, наконец, дошло. - То есть, ты остаешься!
- Надеюсь, ты не против и не ждёшь гостей? Если что, я могу просто подремать где-нибудь в уголке или в свободной комнате, чтобы не мешать – позовешь, если понадоблюсь...
- Нет-нет-нет, - торопливо успокоила я, испытывая большое облегчение. Он не уйдет. Это же замечательно! - Все в порядке. Честно говоря, это очень здорово, что я буду не одна. Это ведь Рождество, и у меня в Форксе никого больше нет, а с тобой мы ещё так много не обсудили! Гостей я не ждала, так что буду очень рада твоей компании. А ты? Для тебя это не очень напряжно? Разве тебе не нужно домой?
- Нет, - и снова этот грудной смех, странным образом пробирающий мое естество, словно я парю в невесомости. - Я живу один, Белла, так что, если мое присутствие не будет тебя тяготить, с удовольствием проведу время с тобой. - Он с улыбкой скинул ботинки, а куртку повесил на крючок. - И индейку я не ел уже лет пять!

Он повернулся, готовый следовать за мной, такой румяный и высокий, и коридор внезапно стал казаться маленьким и тесным. До меня долетел насыщенный мужской аромат, заполнил мои лёгкие и все пространство, удивительно приятный мускусный запах, дразнящий мои рецепторы. А может, я так сильно отреагировала только потому, что никогда не была с мужчиной наедине. С Джейкобом все начиналось с дружбы, и я никогда не испытывала подобного смущения в его присутствии.

Мы прошли в гостиную, и я засуетилась, включая иллюминацию: гирлянды и электрические светильники в виде свечей. Эдвард не остался в стороне и помог мне повесить на макушку елки мигающую снежинку, и я благодарно ему улыбнулась.

- Ты точно никого не ждёшь? - какая же я глупая, он обратил внимание на накрытый стол с приборами на двоих.
- Не беспокойся, - отмахнулась я как можно безразличнее, не желая портить себе настроение мыслями о Джейкобе, - я надеялась, что может прийти друг, но он оказался занят.
- Друг? - скептически улыбающийся Эдвард тенью последовал за мной на кухню, что меня несколько удивило - Джейк бы уже уселся на стул и ждал, когда ему все подадут. Эдвард же взял у меня из рук шампанское и штопор, чтобы открыть самому. А я включила духовку, чтобы разогреть птицу.
- Может, он и заезжал, пока я отсыпалась в больнице? - пожала я плечами, старательно скрывая печаль. Достала из холодильника салат, и мы понесли все в гостиную.
- И он даже не позвонил? Не заволновался?
А Эдвард не дурак, видит суть вещей.
- Дело в том, что я хотела устроить сюрприз, - я сказала правду, за исключением того, что наше свидание происходило из года в год в одно и то же время и не требовало напоминаний. - А вместо этого загремела в больницу. Он просто не знает, что я здесь.
- Тогда, может, стоит позвонить ему? Сейчас? - Эдвард не отставал. Пока я снимала пленку с салата, он откупоривал шампанское.
- Теперь у меня есть ты, - улыбнулась я непринужденно и довольно, раскладывая по тарелкам оливье. - Я позвоню ему, но теперь это уже неактуально и может подождать.

Эдварда, вроде, удовлетворило мое объяснение, и он расслабился. А я нашла пульт и включила телевизор, чтобы создать праздничный фон. Рождественская музыкальная передача была тем, что нужно. До наступления полуночи оставалось около полутора часов.
- За неожиданную встречу одноклассников, - торжественно произнес Эдвард и поднял бокал искрящегося шампанского.
- За замечательную встречу, - без всякого лукавства уточнила я и звонко ударила краями.

Мы ели и пили, не умолкая ни на секунду, с большой охотой делясь историями своих жизней и воспоминаниями из прошлого. Игристое вино сыграло свою роль: неловкость очень быстро сошла на нет, и мы смогли стать друзьями, хотя раньше ими не были. Оказалось, что у меня и Эдварда много общего: мы оба стеснительные и неуклюжие и часто попадали в смешные ситуации, оба достаточно замкнуты и имеем маленький круг друзей, мы даже любили одну и ту же музыку и отдавали предпочтение одинаковой еде.

К половине двенадцатого Эдвард встал и сам принес горячую индейку. Я почувствовала себя королевой, а не хозяйкой дома, когда он аккуратно ее нарезал и положил в тарелки, угадав, какую часть тушки я больше люблю.

А затем мы вместе убирали посуду и даже мыли вместе. Меня по-настоящему потрясло, что Эдвард делал это не из вежливости, а будто из привычки. То есть, ему даже в голову не приходило, что может быть по-другому. И эта его домашняя черта мне очень понравилась. Так сильно, что я даже боялась себе в этом признаться. Вечер, проведенный вместе со старым приятелем, выросшим в привлекательного сильного мужчину, не страдающим шовинизмом, изменил меня: я стала ловить себя на странных чувствах, которые испытывала впервые.

Мне нравился его смех, нравилось, когда он невзначай оказывался близко и я могла вдыхать его естественный мужественный аромат. Нравились его непринужденные шутки, намного менее грубые, чем у Джейкоба, какие-то уважительные, словно воспитание не позволяло ему переступать черту.

А потом я заметила, что его глаза, несмотря на смешинки в них, выглядит усталыми, и мысленно отругала себя за эгоистичность. Было далеко за полночь, нормальные люди, и особенно врачи, должны в это время спать.

- Уже поздно, - пробормотала я, снова испытав прилив неловкости из-за присутствия в моем доме чужого мужчины. - Я постелю тебе в спальне Чарли, там хорошая мягкая кровать.
- А ты чем займёшься? - посерьезневший Эдвард внимательно разглядывал меня. Как он догадался, что я не собираюсь спать?
- Вряд ли я усну так быстро, - пожала я плечами, вытирая полотенцем руки. - Так что включу тихонько какой-нибудь фильм и попробую расслабиться.
- Так не пойдет, - покачал Эдвард головой с видом строгого покровителя. - Тогда я посмотрю его с тобой.
Я хотела возразить, что он устал и все такое, но неожиданно парень сказал "позволь" и прижал теплую ладонь к моему лбу. Я шокировано и напряжённо застыла.
- Извини, - Эдвард выглядел как врач-профессионал, но мое лицо все равно загорелось огнем от смущения, когда он наклонился и прижался к моему лбу теперь губами. Я прекрасно знала: именно так проверяют температуру за неимением градусника, но все равно по моей коже разбежались мурашки, словно парень меня поцеловал.
- Я не больна, - заупрямилась я от необходимости разбавить возникшую неловкую паузу.
- У тебя глаза лихорадочно блестят, - покачал Эдвард головой.
Я пожала плечами: не говорить же ему, что я действительно перевозбуждена, только не от температуры, а от его присутствия. И я даже себе не смогла бы ответить, почему.
- Это от шампанского.
Как же легко его было обвести вокруг пальца: Эдвард усмехнулся и кивнул.
- Какой фильм смотрим?
- Вряд ли ты поймёшь мои девчачьи предпочтения, - я достала с полки диск с фильмом "Сумерки", уверенная, что спустя минут пятнадцать Эдвард сам сбежит.
- О, я как раз не успел досмотреть его в прошлый раз, когда по телевизору показывали, - ничуть не смутился Эдвард и сам поставил диск на воспроизведение, после чего устроился с пультом на диване. Немало потрясенная, я последовала за ним, прихватив с кресла плед.
- Мы можем перемотать на то место, с которого ты не видел, - робко предложила я, с обидой вспоминая, сколько раз Джейкоб высмеивал мое увлечение этой мелодраматической сагой про вампира, влюбленного в человека. Неужели существует мужчина, способный такое смотреть?
- Нет-нет, давай сначала, - мой гость не выглядел скучающим, внимательно глядя на экран и призывая меня смелее садиться рядом. - Замёрзла? - обратил он внимание на плед и, как только я села на маленький узкий диванчик, помог укутать им мои плечи. Сам он все ещё был в рабочей одежде, состоящей из голубой рубашки с короткими рукавами и тонких штанов.
- А ты? - не могла не спросить я, заметив, что его ладони довольно прохладные.
Парень воспринял это как предложение.
- Немного есть, - и, секунду посомневавшись, закутался в плед вместе со мной, при этом я оказалась прижата к его боку, а моя голова сама собой устроилась на его груди.
- Как хорошо, - вырвалась у меня от невольно накатившего расслабления: бок мужчины оказался притягательно-теплым, невозможно было устоять и не прижаться к нему.
- Если уснёшь, уложить тебя здесь или отнести в твою комнату? - заботливо поинтересовался Эдвард, совсем не понимающий, что делает со мной. Вместо того чтобы ощутить дремоту, мне хотелось повернуть голову и потереться щекой о подбородок, зарыться лицом в рубашку и глубоко вдыхать. Что со мной происходит? Неужели это только действие алкоголя? Я должна лучше следить за собой!
- Я не усну, - пообещала я, прилагая усилие, чтобы держать руки в узде. Никогда не думала, что у меня вот так, на ровном месте, может появиться влечение к почти незнакомому парню. Замаскировав свое необычное волнение под усталый вздох, я обняла Эдварда руками и обратила все внимание на экран. - Давай смотреть.

И мы смотрели. Изредка перебрасывались фразами: в основном Эдвард спрашивал у меня то, чего не понимал. Я старалась наиболее кратко объяснить специфику взаимодействия персонажей, не понаслышке зная, как мужчины не любят женскую трепотню. Джейкоб ненавидел даже упоминания о подобных сюжетах, тут же делая из меня легкомысленную дурочку, которой интересно что-то примитивное и несерьёзное, заставлял чувствовать себя неловко. Эдвард же смотрел на экран так пристально, словно ему в самом деле было интересно.

Когда Роберт Патинсон и Кристен Стюарт стали целоваться, я напряглась и перестала дышать - боялась, Эдвард заметит мое участившееся дыхание. Всегда на этом моменте волновалась, потому что, как все романтические девчонки, начинала мечтать.

- Ну и как тебе фильм? - осторожно поинтересовалась я на финальных титрах, с неохотой оторвавшись от теплой груди, чтобы поменять положение и размять мышцы. Эдвард тоже сел, вытянув руки над головой, а затем положил их на спинку дивана, и я снова оказалась как будто в его объятиях.
- В их паре мужик - Кристен, - резюмировал он.
От такого откровения я невольно захихикала, позабыв про смущение.
- Ну, согласись: девчонка знает, чего хочет, и всегда добивается своего. Ее не пугают трудности. Она захотела Роберта и готова сделать ради этого что угодно. А он, как девчонка, ломается, прикрываясь спасением ее души.
- Это очень благородно с его стороны, - заметила я. - Мужчины в большинстве эгоистичны, и это, конечно, самый лёгкий выход - превратить Кристен в вампира. Но ведь тогда он обречет ее на боль, возможно, на убийства людей...
Эдвард молчал, внимательно глядя на меня и о чем-то усиленно размышляя.
- Но Роберт поступает так для себя, а не для Кристен, - возразил он. - Девушка хочет стать вампиром и готова к сложностям, но Роберта не волнует то, чего хочет она - он делает выбор за нее.
- Черт, а ты хорошо разобрался в ситуации, - улыбнулась я удивлённо. - Боюсь тогда представить, что ты скажешь о героях после второго фильма!
- А что, этот дурачок всё-таки бросит ее?
- Как ты узнал? - расширила глаза я.
Эдвард усмехнулся.
- Это единственный выход для него. Если он с ней останется, она его скоро уломает. Этой девчонке палец в рот не клади!
- Она тебя раздражает? - я остановила титры и отправилась менять диск. Эдвард, разминая мышцы, пошел следом за мной и помог убрать первый фильм в коробочку.
- Нет, девчонка как раз молодец, - возразил он. - А вот вампир чуток бесит. Главным образом тем, что нравится зрительницам женского пола, а было бы за что! Ну, встреть ты такого нытика в жизни, неужели бы влюбилась?!

Он смотрел на меня сверху вниз, стоя слишком близко, и мои мысли путались, я не находила в голове ответ. Я даже представить себе не могла такого мужчину, как Роберт, и все потому, что, кажется, умудрилась за несколько часов влюбиться в Эдварда. Я смотрела в его блестящие глаза и едва могла дышать, все силы тратя на то, чтобы он не заметил моего необъяснимого влечения.

- А что бы на его месте сделал ты? - мой голос почти задрожал от неожиданности.
Эдвард поразмыслил, параллельно помогая мне вставить второй диск и нажимая кнопку воспроизведения, а затем едва заметно вздохнул и кривовато улыбнулся.
- Наверное, я типичный мужчина. Встреть я свою любовь, ни за что бы ее не отпустил, и плевать на последствия. Конечно, при условии, что она тоже этого хочет, - поправился он.
- М-м, - неопределенно промычала я, изображая понимание.
- Ты дрожишь, - заметил Эдвард и снова обеспокоенно приложил ладонь к моему лбу.
- Просто я включила отопление только вчера, и дом не успел прогреться, - сбивчиво болтала я, втайне наслаждаясь мягкими губами Эдварда, прижавшимися к моему виску. Это было так хорошо, что у меня ослабели колени.
- Не хочешь пойти спать?

Уж если кому и следовало из нас двоих отдохнуть, так это ему.

- Я выспалась в больнице, - напомнила я, пытаясь и не показать, что волнуюсь.

Видимо, безуспешно. Или Эдвард оказался слишком внимательным. Он пристально смотрел на меня сверху вниз, и в его взоре что-то неуловимо менялось с пытливого на серьезное. Его рука вдруг поднялась, и пальцы легонько скользнули вдоль щеки, убирая прядь волос за ухо. Я судорожно сглотнула, понимая, что нахожусь слишком близко и нужно, пока не поздно, отодвинуться, но так и не смогла себя заставить.

На экране уже шли первые кадры фильма, играл навевающий печаль саундтрек, а Эдвард вдруг сделал шажок вперёд, и наши тела оказались вплотную друг другу. Обе его руки оказались на моем лице, а глаза будто вопрошали, умоляли, спрашивая разрешение. И я не нашла в себе даже крошечных сил, чтобы сказать "нет".

Наш поцелуй вышел осторожным и несмелым, будто мы оба не были уверены в его правильности. Он длился всего несколько секунд, но это оказалось настоящим наслаждением. Теплый и мягкий рот Эдварда плавно двигался на моих губах, изучая и пробуя, предлагая, а не принуждая.

Затем Эдвард отстранился, выглядя немного ошеломленным. Как и я.

- Прости, - улыбнулся он без каких-либо угрызений совести, - не смог удержаться. Стукни меня, если хочется. Обещаю впредь вести себя прилично.
Не было заметно, что Эдвард собирается сделать то, что наобещал, и я рассмеялась над его бессовестной милой ложью.
- Мы оба взрослые люди, - напомнила я, - никто из нас не сделал бы того, чего не захотел.

Я думала, после такого признания Эдвард снова меня поцелует, но он для начала отвёл меня на диван. Вспомнив свои джентльменские привычки, он укутал меня в плед и только тогда уселся рядом, обхватив обеими руками.
- А ты? - удивилась я, что он остался снаружи. Я чувствовала нехватку его горячего уютного бока и хотела вернуться в прежнее положение. - Разве тебе не холодно?
- Ой, боюсь, Белла, что мне может понадобиться холодный душ, если я снова прижму тебя к себе...

Намек был ясен, и я отчаянно покраснела, чувствуя себя слишком польщенной, чтобы забеспокоиться. В моей крови разыгралось то ли шампанское, то ли адреналин, но чуть учащенное дыхание Эдварда буквально сводило с ума. Он крепко держал меня, вроде как согревая, но у меня возникло ощущение, что таким образом он сдерживает себя. И я задала себе вопрос: а чего хочу я? Что в нашей ситуации стоит сделать?

Как я и сказала - мы оба взрослые люди. И оба одиноки, так что нас может остановить? Ложная скромность? Или понятие о приличиях? Но мы же не в восемнадцатом веке живем, чтобы переживать о репутации или людской молве. Господи, да никто даже не узнает, что мы провели ночь вместе! Если сами не будем трепать.

Глубоко вздохнув, я высвободилась и повернулась к Эдварду лицом. Фильм, развивающийся на экране, стал ничего не значащим фоном. Эдвард настороженно следил за моими манипуляциями: я раскрыла плед и бережно укутала мужские плечи, почти что усевшись к парню на колени. Он сдвинул брови, пытаясь понять, чего я от него хочу.

- Ты классный, - сделала я глуповатый комплимент, не придумав ничего лучшего. Надо же было с чего-то начинать.
- Правда? - щеки Эдварда окрасились более темным цветом, но выглядел он осчастливленным. - Или тебе шампанское в голову ударило?
Я стукнула его по плечу.
- И что в этом плохого, даже если ударило? - кокетничала я, почувствовав себя смелее и раскованнее, когда горячие руки парня обвились вокруг мой талии, а пальцы стали вычерчивать узоры на стыке джинсов и свитера.
- Плохого - ничего, - сделал он глубокий вдох и на секунду прикрыл глаза, словно пытался удержать ускользающий контроль. Его пальцы, несмело пробравшиеся на мою обнаженную спину, замерли.

Воспользовавшись его заминкой, я потянулась и робко прижалась губами к мужскому рту. Эдвард резко втянул носом воздух, тут же подтягивая меня повыше. Мы оказались полулежащими на диване в объятиях друг друга, но мне мешала моя правая нога. Поэтому я перекинула ее через бедра Эдварда, полностью усаживаясь сверху. Его глаза испуганно распахнулись и пристально уставилась на меня.

- Ты не пожалеешь об этом утром? - потребовал он прежде, чем я продолжу наглое нападение.
- А ты? - ответила я тем же вопросом, надеясь, что нет.
- Я не... - он стушевался, разволновавшись. - Я не хочу, чтобы ты думала, будто я воспользовался тобой...
- По-моему все равно наоборот, - усмехнулась я, пытаясь шутить. И указала на очевидное противоречие: - Сверху-то я!
- Ну да, точно, - облегчённо выдохнул он, вновь издав этот восхитительный грудной смех, отзывающийся в моем солнечном сплетении. Только теперь я уже понимала, что к чему: мое тело испытывало к этому мужчине немаленькое влечение.
- Мы ведь можем и не доводить дело до крайности, - опомнилась я, осознавая, что, возможно, перегибаю палку. Теперь уже сама искала в глазах напротив согласие. - У меня нет никакого опыта, как соблазнять мужчину, у меня, по сути, уже почти год никого не было... И если у тебя кто-то есть, ты должен мне сказать – тогда мы остановимся.
- Нет, Белла, я же сказал, что один, - покачал Эдвард головой, перебирая пряди моих волос и разглядывая меня так нежно, словно тоже влюбился.
- Мы можем не торопиться, - предложила я компромисс, и сама чувствуя облегчение, если мы не перейдем границы. - Просто сейчас Рождество и мы совершенно одни, все так романтично и мило, даже если немножко быстро. Но пара поцелуев ещё ведь никого не убила?..
Лицо Эдварда озарилось самой великолепной улыбкой, какую я только видела. Он снова втянул в себя воздух, будто ища успокоения, и хохотнул, соглашаясь со мной. А может, и не совсем, потому что я чувствовала внутренней стороной бедер, что он хочет больше, чем просто поцелуев. По крайней мере, тело его хотело этого.
- Но если для тебя это неприемлемо... - пустилась я в отступление.
Руки мужчины удержали меня от побега.
- Ну что ты, - пробормотал он, извиняясь. - Я волнуюсь за тебя, а не за себя.

Он наклонил меня к себе, но вместо поцелуя в губы прижался ртом к впадинке под ухом. От неожиданного электрического разряда я задохнулась и немного задрожала. На этот раз Эдвард не остановился: его губы продолжили путешествие, мягко касаясь кожи до плеча.
- Ах, - издала я невнятный звук, поражаясь тому, как сильно истосковалась по мужской ласке, что возбуждаюсь даже от такого лёгкого, ни к чему не обязывающего прикосновения.
- Так хорошо? - обеспокоенно спросил Эдвард, чуть прикусив мою кожу и одновременно выгибая за талию к себе.
- Более чем, - пробормотала я, удивлённая силой своей реакции. Прикосновения Эдварда словно заставляли меня парить.

Он снова нашел мои губы, и на этот раз его поцелуй был глубоким и покоряющим. Его губы были удивительно чувственными, лаская так хорошо, что хотелось ещё и ещё. Я не сдержала стона, когда теплый язык скользнул с мой рот с напористостью дикого зверя.

Моя голова закружилась, когда пальца пальцы мужчины сначала сжали мои ягодицы, а потом подняли свитер и коснулись ребер. И остановились там.
- Пара поцелуев, - пробормотал Эдвард себе под нос, уговаривая себя.
- Третья база - тоже неплохо, - возразила я, озабоченно разбираясь с пуговицами на медицинской рубашке, под которой оказалась ещё и футболка. Оттянув ее край, я прижалась губами к мужской ключице, пробуя солоноватую кожу на вкус.
Эдвард издал какой-то удивлённо-жалостливый звук, словно из последних сил боролся с искушением, и я, осмелев от такого успеха, прикусила его ключицу зубами.
- Белла! - низко прорычал он и отклонил меня назад, для того чтобы быстро скинуть и рубашку, и футболку и предстать передо мной во всей красе.

Глядя в его горящие от желания глаза, я тоже стянула свитер через голову и отбросила его в сторону.

Несколько секунд мы разглядывали друг друга, осторожно изучая несмелыми пальцами. Эдвард оказался неплохо сложен - и куда же делся тот нескладный долговязый мальчишка, которого я едва помнила? Теперь у него на груди и животе обозначился рельеф мышц, а по бицепсам красиво вились вены.

- Ух ты, - вырвалось у меня восхищенное восклицание от невообразимо соблазнительной картины.
- Третья, значит, - Эдвард сосредоточено размышлял, глядя на мою грудь.

Я решила помочь ему справиться с нерешительностью, поэтому завела руки за спину и расстегнула крючок бюстгальтера. Действуя осторожно, Эдвард стащил лямки с моих плеч и позволил чашечкам упасть по моим рукам.

Нагота неожиданно вернула мне стеснение. Замерев и не шевелясь, я наблюдала за реакцией Эдварда: медленно подняв руку, он заключил мою грудь в ладонь, пробуя ее вес. Я не могла похвастаться большим размером, поэтому с замиранием сердца ждала его резюме.
- Какая мягкая и нежная, - выдал, наконец, Эдвард, с безграничным изумлением. Чего он ожидал, что у меня там окажутся кирпичи?
Его большой палец обвел полукружие, избегая верхушки, а потом Эдвард, наклонившись, подул, и движение прохладного воздуха сделало мой сосок твердым.
- Можно? - медлил он, не замечая, как я изнываю от нетерпения. Мягкие губы бережно сомкнулись на горошине, вызвав спазм между ног, а влажный язык довершил дело, заставив меня изогнуться и застонать, вцепившись пальцами в растрёпанные мужские волосы. Немного потеряв голову от новой ласки, я захотела большего контакта, покачивая бедрами и задевая прячущуюся в штанах твердость.
- Лучше бы ты положила туда льда, - в его возбуждённом состоянии он ещё мог шутить.
- Ты в самом деле веришь, что мы все ещё сможем остановиться? - задыхалась я от пальцев, танцующих на моих чувствительных сосках.

Эдвард замер. И я воспользовалась этим, чтобы немного сползли вниз и безжалостно укусить кожу накаченного живота, радостно слушая, как его обладатель издает отчаянный стон. Его руки растерянно разошлись в стороны, не мешая мне разбираться с больничными штанами и высвобождать напряжённую плоть. Эдвард беспомощно застонал, запрокинув голову на спинку дивана, когда я обхватила его орган рукой, нежно массируя и с любопытством изучая.

- Белла, я хочу тебя, - буквально взмолился парень, не переставая стонать.
Обхватив его лицо обеими руками, я заставила Эдварда посмотреть на меня, утонув в огне его жаждущих глаз.
- Я никогда ещё не испытывала такого влечения к мужчине, - открыто призналась я в своей одержимости. - Я хочу заняться с тобой любовью.
Эдвард глубоко втянул носом воздух, и я могла поклясться, что его радужка потемнела от желания. Не в силах ждать, пока он решится, я сама расстегнула свои джинсы и привстала, чтобы стянуть их.
- Один раз? - зачем-то уточнил этот невыносимо говорливый мужчина. Неудивительно, что он до сих пор был одинок.
Понятно, что он намекал на легкомысленную связь, которая его, возможно, не устраивала, потому что он был иначе воспитан. Я тоже не была вертихвосткой, но кто может дать гарантию, что будет завтра? Поэтому я решила снова пошутить.
- Ну, можно два или три... Ночь длинная.
Эдвард хохотнул, и его прерывистое дыхание отозвалось на моей коже россыпью замечательных мурашек. Пришлось сползли с колен мужчины, чтобы джинсы можно было снять.

Эдвард наблюдал за моим раздеванием завороженно, присоединившись тогда, когда ткань опустилась ниже колен. Казалось, его и ноги мои завораживают, с таким трепетом он гладил мои голени и ступни. Полулёжа на локтях, я наблюдала, учащенно дыша.

И вдруг он поднял мою ногу к лицу и поцеловал в ложбинку между пальцами. Я вздрогнула от неожиданности и от волны обжигающего желания. Кто бы не учил этого парня доставлять удовольствие женщине, он знал в этом толк.

Я и представить себе раньше не могла, что прикосновения к коже ног могут быть такими крышесносящими. Да мне и сравнить было не с чем - Джейкоб никогда меня так не целовал. Когда Эдвард добрался до внутренней стороны бедра, я готова была пересечь финишную прямую от одного его дыхания. Извиваясь на диване, я непрерывно, почти не контролируя себя, стонала и сжимала руками плед.

- Пожалуйста, - умоляла я бессвязно. - О, пожалуйста...

Мое тело задрожало в преддверии оргазма, когда пальцы мужчины прикоснулись к жаждущему местечку поверх трусиков, и я буквально потеряла себя во времени и пространстве. Наверняка я кричала. Может даже что-то пошлое и ужасно неприличное - я этого не знала. Я, как это описывают только в романтических книгах, взлетела в небеса.

Мои глаза щипало от слез. Едва осознавая себя, я медленно отходила от умопомрачительного оргазма, неизмеримо счастливая. Одна ладонь Эдварда лежала на моем сокращающемся животе, другая удерживала бедра, не давая им сомкнуться. К стыду своему, я чувствовала горячий и приятный язык Эдварда там, где ещё никогда не бывал ничей язык.

- Святая ворона, - восхищённо и немного растерянно выдохнула я, не зная, то ли бежать в укрытие, то ли влюбиться ещё сильнее, - я и не знала, что это может быть так... Так... - я не смогла подобрать слова, подходящего удивительной ситуации.
- Тебе понравилось? - отозвался довольный Эдвард, передвинувшись по дивану, чтобы оказаться рядом со мной. Я была счастлива, но мои щеки дико горели от смущения. Он был там... Боже, что он только что со мной сделал!..
- Понравилось?! - я недоверчиво смотрела на него. Он даже не понимал! - Да я никогда в жизни не испытывала ничего подобного! Это было настоящее волшебство.

К моему изумлению, этот скромный мужчина ярко покраснел, напоминая мне, что он вовсе не герой-любовник с тысячным опытом за плечами, а ещё позавчера неуклюжий и скромный ботаник.

- Я рад, - отозвался он робко, подтверждая мои предположения. - Хотя и удивлен, потому что для меня это тоже было в первый раз...
- Ты сдал экзамен на пять, - признала я без всяких шуток, понимая, что он нуждается в одобрении. - Теперь моя очередь...
- А можно?.. - Эдвард вдруг прижал меня к дивану, выглядя как голодный раззадоренный зверь, которые чует след близкой добычи. Его глаза были темными, в них отражались огоньки гирлянд, делая мужчину похожим на демона-искусителя. И только неуверенность в словах противоречила визуальному образу красивого успешного мужчины. - Можно нам перейти сразу к пятой базе? Я до смерти хочу оказаться внутри тебя...
- Чего же ты ждёшь, - напутствовала я, приподнимая таз, чтобы ему было легче стянуть мне трусики.

Он тяжело дышал, торопясь содрать свои штаны и смешно откидывая их подальше ногами. А затем завис надо мной, разведя мои ноги в стороны и устроившись между ними.

Он вошёл медленно, смакуя каждый момент. Его глаза закрылись, а дыхание стало поверхностным. Приятная тугая наполненность заставила меня испытать новый прилив возбуждения. Нежное скольжение дарило удовольствие, а вид наслаждающегося Эдварда сводил с ума. Я обняла его ногами, чтобы он мог входить глубже, и запрокинула голову, жаждуще принимая каждый толчок.

Эдвард стал задыхаться и схватил мои бедра, прижимая к себе. От усилившегося трения моя голова закружилась. Это было так хорошо, Эдвард словно был создан для меня, идеально подходя по размерам и даже ощущениям того, что нам нравится. Иначе как бы он узнал, что если сжать с мои ягодицы пальцами, это вызовет такую восхитительно острую реакцию, быстро толкающую меня к краю? А если при этом прикусить мою мочку, то я взорвусь, расколовшись на тысячи разлетающихся частиц, потерявшись в ощущениях.

Эдвард достиг своего пика вместе со мной, двигаясь быстро и резко. Он издавал такие приятные звуки экстаза, от которых у меня волоски на теле встали дыбом. Обняв любовника руками за шею, я наслаждалась его удовольствием, впитывала пульсацию внутри себя, желая запомнить этот миг идеального единения наших тел, сердец и мыслей.

- Завтра я принесу тебе таблетку, предотвращающую зачатие, - пообещал Эдвард в мою шею, приятно целуя ее.
- Не беспокойся об этом, я принимаю противозачаточные для регуляции цикла, - расслабленно ответила я, ощутив необъяснимую грусть, что все закончилось, и Эдвард скатился в сторону, лишив меня приятного веса.

Озадаченная, я думала о Джейкобе в этот неподходящий момент, и именно - почему у нас с ним никогда не было такого потрясающего секса? То ли дело в страстности Эдварде и его умениях, то ли в том, что мое тело за год истосковалась по оргазму, но даже когда с Джейком у нас случалось провести вместе ночь, я не испытывала подобного наслаждения.

- Ты очень красивая, - отвлёк меня Эдвард от несвоевременных сравнений. Повернув голову, я улыбнулась, встретившись с его внимательными глазами, хранящими тайны прошлого, которое не было нашим общим. То, что я испытывала к нему, это внезапное влечение к другому мужчине, было необъяснимо.

- Все хорошо? - спросил он. Наверное, я выглядела слишком серьезной. Переплетя наши пальцы, Эдвард поднял мою руку к губам.
- Я никогда прежде не занималась любовью с незнакомцем, дай мне время это осознать.
Губы Эдварда тронула кривоватая улыбка, которая нравилась мне все сильней.
- Мы не незнакомцы, - напомнил он. - Мы одноклассники.
- Ну да, точно, - засмеялась я, но было ясно, что я имею в виду.
- Неплохо же вышло? - с надеждой посмотрел парень на меня, и я кивнула - спорить с этим было бессмысленно.
- Пойду попью, а горле пересохло, - выбравшись из притягательных объятий, я сбежала на кухню, завернувшись в плед. Я боялась собственных чувств. Глядя на Эдварда, я понимала, что он мне стал интересен как человек, а не как любовник на одну ночь, и волновалась, что он это прочитает в моих глазах и решит, что я сумасшедшая.

Наша связь с Джейкобом развивалась в течение нескольких лет, и я не верила во внезапно вспыхивающие чувства. Мы с Эдвардом совсем не знали друг друга, чтобы наше неожиданное притяжение, спровоцированное наверняка игристым шампанским, переросло в нечто большее. И мне не стоило поддаваться мимолётному влечению к подвернувшемуся случайно мужчине и надеяться, что у нас может что-то получиться.

Эдвард тенью появился на кухне и включил электрический чайник, тогда как я налила себе холодной воды.

- Там, - указала я на нужную полку, когда мой новый мужчина, накинувший только штаны, сверкая соблазнительным торсом, стал искать чай.

Я внимательно наблюдала, как он насыпает заварку и заливает ее кипятком. Все происходило в молчании, но меня это совсем не тяготило. Джейкоб в такие моменты сыпал глуповатыми шутками, заставляющими меня улыбаться, но молчать оказалось гораздо комфортнее.

Я могла представить Эдварда хозяйничающим на этой кухне: пробыв тут всего несколько часов, он ориентировался лучше Джейка, да что там, мой бывший бойфренд вообще к плите не подходил, даже макароны сварить бы не смог. Обнаженный по пояс Эдвард, разливающий по чашкам чай - на эту картинку я могла бы смотреть вечно.

Эдвард забрал у меня холодную воду и подал горячую с многозначительным выражением лица. Вспомнив, что он тут прежде всего потому, что врач, я улыбнулась и послушно отхлебнула обжигающую жидкость. Но просто врач не стал бы вот так обнимать меня за талию, как это сделал Эдвард, притягивая к себе и ласково целуя в висок. Возможно, он лишь проверял температуру, но было так легко представить себе, что его нежность имеет и второе значение.

Он стоял вплотную, пока мы пили чай, робко, но заинтересовано поглядывая друг на друга. Мягкая мужская рука меняла положение, словно проверяя, вся ли моя комплектация на месте: спина, талия, задница. Я не могла не улыбаться всякий раз, когда замечала повышенный интерес. Поставив пустую чашу на стол, я подняла лицо, позволив мужчине поцеловать меня в губы.

- Я думала, ты теперь захочешь спать, - пробормотала я в перерыве между очень нежными поцелуями. Наши тела соприкасались под пледом, в который Эдвард ловко пробрался, и я хорошо чувствовала все части его тела. - Но ты, похоже, готов ко второму раунду.
- Ты ему нравишься, - тихо рассмеялся Эдвард, говоря о своем члене как о приятеле, за которого стыдно.
- Что ж, он мне тоже, - согласилась я, покусывая шикарную голую грудь, перекатывающуюся мышцами. - Только давай в этот раз в моей комнате, там кровать шире.
- Идёт, - шепнул Эдвард мне в шею и вдруг подхватил меня на руки и потащил наверх. Взвизгнув, я спрятала лицо на его груди, чтобы не смотреть, как мелькают ступени.

***

Утром я проснулась одна. В горле было сухо, как в пустыне. Солнце проникало в большое окно и играло всполохами на единственной повешенной на стену гирлянде. На подоконнике за ночь намело целый сугроб.

Ощупав кровать, я обнаружила место, где спал Эдвард, ещё теплым. А снизу, с кухни, раздавались звуки.

Я спустилась, привлеченная запахом бекона и яичницы. Мой любовник, с энтузиазмом улыбнувшись мне, как раз раскладывал еду на тарелки. В чашках уже дымился свежезаваренный кофе, от запаха которого у меня потекли слюнки - обожала кофе по утрам.

- Ты всегда такой идеальный или только по праздникам? - вырвалось у меня.
Эдвард растерялся и чуть не выронил сковороду.
- Я идеальный? - переспросил он с нескрываемым удивлением.

Ответить мне не дал телефонный звонок. Мое сердце упало ниже желудка и сжалось там, ища место, куда бы спрятаться. Трусливая реакция чувствующего вину человека, и это притом, что виноватой я, вроде бы, не была.

- Ты не возьмёшь? - глядя на мое промедление, нахмурился Эдвард.
Я сглотнула. Тысяча мыслей пролетела в голове, но главной была одна: а что если у Джейка найдется серьезная причина для его вчерашней забывчивости? Как я буду смотреть ему в глаза, понимая, что изменила? И насколько я теперь его захочу видеть вообще?
- Нет, - отрезала я малодушно. Телефон, проиграв мелодию в два раза дольше обычного, заткнулся.
- Он все утро названивает, - мрачно заметил Эдвард, избегая смотреть мне в глаза. Сел за стол и как-то отстраненно принялся жевать свой омлет. Черт, он был похож на парня, который ревнует.
- Я потом ему позвоню, - пообещала я, не желая говорить с Джейком при Эдварде. Господи, надеюсь, ему хватит ума не заявиться прямо сейчас ко мне домой?!
- Джейкоб Блэк, - членораздельно и холодно проговорил Эдвард, упорно разглядывая стол. - Ты встречалась с ним в последних классах школы.
- Да, - признала я, потрясенная, что он помнит это.
- Так это с ним ты должна была провести вчерашний вечер?

В голосе парня было сильно жести, что я почувствовала себя как на допросе. Мне не хотелось ранить его чувства, но он был прав: ситуация попахивала тем, что я просто использовала его, чтобы забыть другого. И хотя это было так лишь отчасти, я понимала, что, сказав правду, обижу его.

- Я думала, что это возможно, если бы он оказался свободен, - осторожно повторила я вчерашние слова, чувствуя неожиданный страх, нежелание терять эту тонкую связь с Эдвардом, которая так мне понравилась. - Но ты же видел, что не срослось.
- И что, вы просто друзья? - на этот раз Эдвард поднял глаза, и я увидела в его напряжённом взгляде отражение собственных чувств. Страха и какой-то необъяснимой и хорошо скрываемой боли.

В этот момент снова затрезвонил телефон, на этот раз мобильный. Эдвард молча положил трубку передо мной.
- Думаю, ты должна ответить, - настоял он. Он хотел знать. Знать правду, если я его обманула...

Он не оставил мне выбора, пришлось нажать на прием. Голос Джейка показался мне чужим и каким-то очень далёким, будто с другой планеты.
- О, ну наконец-то, Беллз! - почти закричал он, перекрикивая шум мотора. Я надеялась, что он едет не ко мне! - Я все утро тебе звоню! Ты вообще где пропала?!
- Это я-то пропала?! - невольно защищалась я, чувствуя обиду, что мой бывший бойфренд даже не чувствует себя виноватым, а делает виноватой меня. - Я-то была вчера на месте, а где был ты?
- О, ну я не смог, - легко рассмеялся он, словно в его поступке не было никакого криминала и мне будет все равно. - Надеюсь, ты хорошо покаталась без меня?

О да, я отлично покаталась и даже поплавала. Думаю, у меня было соответствующее лицо, потому что Эдвард криво усмехнулся, полностью разделяя мое раздражение. Джейкоб так орал, что и парню напротив все было отлично слышно.

- Я могу подъехать прямо сейчас, я уже на полпути, Беллз, ты надолго приехала? Можем сходить в кино или просто в постели поваляться. В резервацию нельзя - у нас тут такое происходит!.. Как-нибудь расскажу. Буду минут через пятнадцать. Ты успеешь позавтракать и одеться?

Бедный Эдвард снова смотрел в стол, а мое лицо горело огнем от стыда и горечи.

Было трудно вставить хоть словечко в бесконечную тираду Джейка; он все решил, и его даже не волновало, что думаю я. И он считал, что мне совсем-совсем не обидно то, что вчера он меня продинамил?! Да за кого он меня вообще принимает?

Какой-то части меня захотелось, чтобы он приехал сюда и застал голого Эдварда, захотелось причинить Джейкобу боль.

Но затем я поняла, что боль причиню, прежде всего, Эдварду, и передумала.

- У меня другие планы, Джейк. Не нужно никуда приезжать.
- Что?! - перекрикивал он мотор, словно не расслышал.
- Я не поеду с тобой никуда и тебя не жду! - крикнула я в ответ как можно громче.
- Только не говори, что обиделась? - это не было похоже на извинения, и я поджала губы.
- Джейк, у меня гости, - членораздельно произнесла я, чувствуя злость.
- А-а, - протянул он, и я услышала, как он нажал на тормоза. - Гости... Тогда в другой раз?

Я закатила глаза, борясь с желанием просто бросить трубку. Этому придурку даже не пришло в голову, что я тут встречаюсь с другим. Что это? Безразличие к моему времяпрепровождению? Или безграничное доверие? Или он считает, что я больше никому не понравлюсь?

- Я позвоню сама, - холодно закончила я и положила трубку.

Повисло гнетущее молчание. Эдвард был напряжён и больше не ел, буравя глазами тарелку. Я боялась, что он сейчас просто встанет и уйдет, и это заставляло мое сердце надрывно стучать. Может, это и был всего лишь секс на одну ночь, но мне не хотелось расставаться на такой вот паршивой ноте. В глубине души я надеялась, что наши отношения продлятся ещё немного.

- Мне нужно тебе кое в чем признаться, - скрипя сердце, начала я.
- Да уж, пожалуйста, - отчужденно потребовал он, бесчувственно закинув в рот кусочек омлета. Взгляды, брошенные на меня, были слишком короткими и неохотными.

Я сцепила пальцы над столом и тяжело вздохнула. И почему мне так грустно говорить Эдварду неприятную правду?
- Я считала Джейкоба своим бойфрендом, по крайней мере, до вчера.
Эдвард поднял глаза с противоречивым выражением, пытливость в них смешивалась с недоверием.
- Мы встречались ещё со времён школы, ты же знаешь. Мы планировали пожениться, когда я закончу университет. Думаю, мы слишком редко виделись, чтобы это можно было назвать полноценными отношениями, в этом и оказалось моя ошибка. Он говорил, что всегда будет ждать, и я верила. Но вчера... Он просто не явился. Может, забыл, - пожала я плечами как можно безразличнее, - а может, решил, что это необязательно. Ты же слышал, как он себя ведёт? - я взглянула на Эдварда, и он с неохотой кивнул, признавая. - Он думает, что все в порядке, ну, то, что не пришел... Он не предупредил и не извинился, я не понимаю, как мне к этому относиться...
- Ты его любишь? - глаза Эдварда были спокойными, но мне почему-то казалось, что для него это важно.
- Я не знаю, - честно сказала я, опуская глаза в тарелку и лениво ковыряя вилкой свой омлет. - Я думала, у нас все серьезно, но, может, это была просто романтическая мечта юности. - Я подняла глаза, кое-что поняв с удивлением. - А знаешь, что странно? Я должна бы чувствовать боль, но я не чувствую ничего. Немножко обидно, но только потому, что это никому бы не понравилось, если его кидают посреди леса одного, мёрзнуть и гадать, почему друг даже не позвонил!
К концу тирады моя злость на Джейка выскочила наружу в виде эмоций. Я перевела дух. Эдвард едва заметно улыбнулся уголком рта.
- Честное слово, я не пыталась забыть его с помощью тебя! - внезапно я ощутила острую потребность убедить Эдварда в своих честных намерениях, стереть этот темный осадок, поселившийся в его красивых глазах. При свете солнца они оказались зелёными. - Мне просто было интересно с тобой общаться, а потом ты сказал, что тебе придется остаться со мной, чтобы присматривать, а потом... что-то произошло между нами, - я опустила глаза, испытывая смущение, - ты был таким милым и внимательно слушающим, а потом вдруг поцеловал, и я... я...

Мою ладонь накрыла рука Эдварда, и я испуганно уставилась на него. Он стоял рядом. Его пальцы отодвинули прядь моих волос, чтобы не мешали прижаться к моим губам.
- Все в порядке, Белла, - сказал он добрым и ласковым голосом, - не нужно оправдываться.

Я была немного ошеломлена переменой его настроения и некоторое время молча наблюдала за тем, как он отошел вновь согреть воды. Постепенно я немного успокоилась. И что это я так сильно разволновалась? Ни он, ни я говорили о том, будет ли это больше, чем секс на одну ночь. Наверное, меня смутила его ревность, но, может, я просто придумала себе ее, как с Джейкобом, которого считала бойфрендом.

Поднявшись, я медленно подошла к Эдварду и хмуро уставилась на то, как он режет бутерброд и доливает себе кофе.

- Ты простишь его? - спросил он вдруг задумчиво.
- Я об этом ещё не думала, - я действительно не понимала, что мне с этим делать. Будет глупо, если я начну обвинять Джейка в безответственности и равнодушии, он уже не ребенок, которого можно перевоспитать. Значит, он вот такой.
Другое дело, хочу ли я встречаться с ним тогда дальше?
- Не прощай, - потребовал Эдвард сердитым голосом.
Я недоумевающе подняла бровь.
- Почему?
- Даже если со мной ничего не получится - все равно не прощай, - мрачно процедил Эдвард, откусывая полбутерброда сразу - такое чувство, словно сказал лишнее и пытался себя заткнуть.
Я хохотнула, удивленная его настойчивостью. А потом мне пришла в голову светлая мысль: он живёт в Форксе, он может что-то знать.
- Эдвард, не скрывай от меня ничего, пожалуйста, - попросила я тихо. - Я вернулась сюда, бросив все. Меня уже успели обмануть со свиданием, я чуть не утонула в проруби, а мой вчерашний бойфренд ведёт себя как придурок. Благодаря тебе это было чудесное Рождество, но если и здесь обман, - я развела руками, стараясь не расплакаться, - то лучше скажи сейчас, чем я узнаю это потом. Разве это так сложно - сказать девушке правду?! Ты женат?!
- Нет! - Эдвард рассмеялся, хоть и немного натянуто.
- У тебя есть постоянная девушка?
- Нет. Не гадай, я скажу, - он взял меня за пальцы, и я заткнулась, подавленная нежностью, снова заискрившей между нами. Должна была признать: мое сердце оказалось в серьезной опасности, Эдвард нравился мне сильнее, чем я готова была признать.

Я повернулась к нему: он смотрел в пол.
- Слушай, ты знаешь, что раньше делали с теми, кто приносит дурные вести?
- Ты обещал сказать, - нетерпеливо напомнила я.
Он вздохнул.
- Не я должен тебе это рассказывать! Ты бы лучше сама у него спросила, какова истинная причина его поведения. Нехорошо это, наговаривать за его спиной, вдруг я неправ.

От моего лица отлила вся кровь: я думала, Джейкоб банально сглупил, как поступают непроходимые эгоисты, а получалось, что ситуация могла обернуться предательством.

- Прошлой весной Джейкоб Блэк приезжал к нам в больницу со своей беременной женой...
- Что?! - от шока голос стал писклявым. Моя челюсть громко ударилась об пол. - И ты молчал?! - я уставилась на Эдварда в глубоком потрясении.
- Ну, во-первых, это не мое дело, - начал объяснять он. - Во-вторых, ты ни разу не назвала имя своего бойфренда - откуда мне было знать, что это именно он, может, вы расстались много лет назад. Конечно, когда я увидел стол, романтично накрытый на двоих, я задумался, но ты так уверенно ответила, что должен прийти друг, что я решил - ты все знаешь, и заглянуть он должен был действительно по-дружески. Весь пазл сложился у меня только с утра, когда он начал названивать, а ты, очевидно, на него обижалась. И даже не спросила, как поживает его жена и... - он запнулся, - их пятимесячная девочка. Друзья так себя не ведут. А уж когда, - я застыла как камень, с трудом воспринимая падающую на голову шокирующую информацию, - я услышал, что он собирается с тобой "поваляться в постели", тут уж меня взяла настоящая злость! Прости, я не хотел тебя расстраивать...

Я выдернула руку и в панике зашагала по кухне, потирая лицо. Глубокий шок мешал мне связно думать, а мое потрясение наверняка Эдвард воспринимал как сердечную боль - я не хотела ранить его чувства, но не могла сейчас себя контролировать. Я чувствовала себя такой идиоткой, что хотела кричать об этом на весь свет.

- Прости, я не могу в это поверить, - задыхалась я, качая головой и желая умереть. - Выходит, он был женат и летом, когда я приезжала, и даже прошлой зимой, когда, когда... - я не смогла произнести вслух, что у нас был секс. – Его жена уже была беременна, но он ничего мне не сказал, продолжал уверять, что мы будем вместе! Теперь понятно, почему у него было так мало времени на меня... - рассуждала я, предательство разливалось в груди болезненными волнами. - Понятно, почему он спокойно воспринял мое желание проучиться ещё два года. Он не собирался мне сообщать! Я не могу поверить, Эдвард! Я не могу поверить, что он мог так со мной поступать!

Остановившись на мгновение, я просмотрела на Эдварда с отчаянием.

- Прости, - с сожалением произнес он и сделал шаг вперёд, будто собирался обнять меня, но я остановила его жестом руки.
- Не стоит, - попросила, сглатывая горький комок. - Если ты начнёшь меня жалеть, я расплачусь, а я ни слезинки не хочу проливать по этому мудаку!
- Я предупреждал, лучше бы ты сама у него спросила...
- Нет-нет, - перебила я яростно. - Все правильно, что ты мне рассказал. Уж лучше, чем я столкнулась бы лицом к лицу с его... женой. И... - в ужасе я закрыла лицо руками, не подобрав слов. - Господи, сколько он собирался это скрывать? Он только что хотел приехать ко мне за спиной жены?! Ты говоришь, у них есть ребенок?!
Эдвард, выглядевший испуганным и несчастным, сокрушенно кивнул.
- Конечно, я не могу дать гарантии, я не его лечащий врач. Может, он привез чужую жену, а выдал за свою?..
- Поверить не могу! - перебила я, пытаясь отдышаться. - Мы с ним знакомы с детства! Я даже не догадывалась, какой он на самом деле. А как красиво заливал...
- Говорят, мужчины делятся на два типа: которые молча дело делают, и которые красиво болтают, а как до дела доходит - в кусты.

Я, прищурившись, посмотрела на него, и он виновато отвёл взгляд.

- Что-то ещё? - догадалась я по его выражению. - Говори, не щади уже, я переживу.

Эдвард запустил руку в волосы, приведя их в ещё худший беспорядок, и скрестил ноги, прислонившись спиной к плите. Я нетерпеливо ждала.

- Про Джейкоба все, - тихо сказал он. - Остальное касается меня.

Час от часу не легче.

- Погоди, - попросила я, отодвинув стул, - лучше я сяду.

Он выглядел крайне расстроенным и невозможно застенчивым. Стоял против света, поэтому я не могла разглядеть, покраснел ли он. Наверное, он всё-таки был женат! Так и знала, такие хозяйственные, хорошо воспитанные и заботливые мужчины просто не могут быть одиноки.

- Начну с того, что я не случайно оказался в твоей палате, но не потому, что я твой врач. Я принимал тебя в машине скорой помощи, когда тебя вытащили из воды, и когда узнал, что ты очнулась, сразу поднялся на этаж.
- Так ты не мой лечащий врач? - я пыталась понять, что он хочет этим сказать, что это должно значить.
- Нет, Белла, - Эдвард низко опустил голову, - я вообще не врач...
- Но... Как же это... - растерянная, я туго соображала. Он ведь сказал, что был среди спасателей. Ой...

Эдвард кивнул, когда на моем лице отразилось понимание. В его же лице отчётливо прослеживалась вина.

- Мне двадцать три года, Белла, и как ты заметила - я все ещё в Форксе. Я вообще из него не выезжал... Благодаря протекции отца я долго работал сиделкой у старичков, а потом закончил курсы оказания первой помощи и устроился на скорую. Я не врач, - его голос был таким неимоверно грустным, что у меня защемило сердце.
- Но почему? - удивилась я. В школе он был таким умным.
- Мои родители попали в аварию перед самым окончанием школы - возможно, ты даже слышала об этом. Мама умерла, а отец повредил позвоночник и не мог себя обслуживать. На его счету оказалось не так уж много средств, не учебу мне не хватило бы в любом случае, да и не хотел я оставлять отца одного в такой ситуации. К тому же у меня был опыт сиделки. Он, конечно, возражал, но кто его слушал?
- Мне очень жаль... - пробормотала я, от всей души сочувствуя горю Эдварда. Он кивнул, принимая мои слова сожаления.
- Карлайл отошёл в мир иной совсем недавно, так что теоретически я теперь могу попробовать куда-то поступить, но оклада работника скорой помощи не хватит ни на что, кроме колледжа, так что я пока не уверен, что буду делать... Не жалей меня, - добавил он, заметив мой печальный взгляд, - я вполне счастлив тем, что имею. Не всем суждено стать успешными богачами.

Уж это я понимала лучше, чем кто-либо другой. Сама отказалась от бакалавриата, решив, что работать простой учительницей - не так уж и плохо.

Потихоньку пазлы начали выстраиваться в голове.

- Господи, так ты не мог выписать меня из больницы! - распахнулись мои глаза. - Как же ты обо всем договорился?

Эдвард молчал, буравя глазами пол, и до меня начало доходить. И вместо того, чтобы испугаться или рассердиться, я неудержимо захихикала.

- Мы просто сбежали, да?

Эдвард посмотрел на меня недоверчиво, как на умалишённую. Я не могла остановиться и продолжала смеяться, настроение от таких новостей поднялось.

- Не переживай, я возьму на себя ответственность за твой побег, - слишком серьезно пообещал он.
- Брось, это же может стоить тебе работы, а я совсем не злюсь, - подхохатывала я, почти икая - наверное, это уже была реакция на предыдущий стресс. - Я совсем не сержусь, Эдвард! Даже если бы ты правду сказал, я бы с тобой сбежала!
- Но тогда у меня не было бы повода остаться с тобой, - заметил он, и мой смех прервался, когда я осознала ещё одну необъяснимую вещь. Эдвард смотрел во все глаза, ожидая какой-то особенной реакции, и она не заставила себя ждать.
- Черт меня подери, ты солгал о том, что должен присматривать за мной! - мои глаза стали размером с блюдца. - Но зачем?!

Он смутился. Его лицо было в тени, но на этот раз тень не спасла – я заметила, как его кожа потемнела. Он выглядел почти испуганным, а его голос, когда он заговорил, слегка дрожал.
- Это самая трудная часть моего признания, - его руки сжимали край столешницы. - Я был влюблен в тебя во времена школы, Белла. Ты была девочкой-мечтой, очень умной и с нестандартным поведением. Когда другие ученицы сбивались в кучу и сплетничали о парнях, ты дружила с вождём племени и каталась на байке. Когда другие девчонки укладывали волосы лаком и намазывали на лицо слои макияжа, ты оставалась собой - в тебе была естественная красота, не нуждающаяся в подрисовке. Я был ужасно неуклюжим и стеснительным, да мне и в голову бы не пришло ухаживать за тобой тогда - ты уже была влюблена в другого, и у меня не было шанса. У меня не было бы его, даже если бы ты была одна, - добавил он хмуро.

Я шокировано смотрела на него. Никто и никогда не делал мне таких невероятных признаний. Это было не просто приятно, это была настоящая магия, особенно теперь, когда я и сама испытывала к парню притяжение. Боже, и оно было взаимно...

- Когда я увидел тебя всю синюю и холодную, когда я отогревал тебя в машине и пытался спасти, я вновь ощутил все те школьные чувства, они никуда не исчезли. И тогда я решил напомнить о себе - мало ли, вдруг на этот раз все получится.
Эдвард поднял на меня болезненный взгляд, как будто извинялся за свою одержимость.
- Я думал, мы просто поговорим, я узнаю, надолго ли ты приехала в Форкс и что планируешь делать дальше, и когда ты поправишься, если удастся, приглашу тебя на свидание. Но ты приняла меня за своего лечащего врача, и я не удержался от искушения воспользоваться этим. Я дурак и наверняка все испортил, но тогда я просто не мог думать ни о чем другом. Я словно сошел с ума... я хотел заполучить твое внимание любой ценой, потому что был уверен, что иначе ты откажешь. Для этого даже не пришлось что-то делать - ты обманула себя сама, я просто не опровергал.
- Точно, - согласилась я, удивляясь собственной наивности. Могла бы догадаться, что Эдвард не может быть врачом в таком молодом возрасте, а остальное само раскрылось бы по цепочке.
- Я подождал, пока медсестра уйдет на пересменку, и просто вывел тебя. Обещание присматривать за тобой пришло мне в голову спонтанно: ты вела себя так, словно очень рада меня видеть, и я подумал, ты не будешь против, если я захочу переночевать. Ты только не думай, - Эдвард в панике поднял руки, - что я собирался соблазнять тебя! Мне и в голову не приходило так поступить с тобой! Я всего лишь хотел произвести на тебя впечатление, заинтересовать! Чтобы ты потом охотнее согласилась на свидание. Я планировал повести тебя в кино или сводить в Порт-Анджелесе на театральное представление. Кафе, конечно. Не то что бы я совсем не думал о сексе, но поверь, Белла, я не из тех, кто спит с девушками в первую же встречу! Я очень уважительно отношусь к женщинам.

Первый шок прошел, и постепенно я оттаивала. Слушая поразительные откровения Эдварда, я все больше тянулась к нему. Он был удивительным и добрым.

- Я не знаю, как так вышло, что мы сразу переспали, - развел он растерянно руками. - Это было прекрасное Рождество - с девушкой, которую я когда-то любил, и чувства у меня не остыли. И нам было так хорошо вместе, так спокойно и легко, что я расслабился, позволил своим желаниям захватить контроль. Да ещё этот фильм... Ты так говорила о герое, его романтических качествах. Я не смог удержаться, поцеловал... И тебе вдруг понравилось. Я должен был остановиться на этом, должен. Но я не смог.

Эдвард посмотрел на меня в мучении, словно готовился выслушать приговор. Но я не чувствовала злости или разочарования. Все было наоборот, я ощущала странный подъем. Какой же девушке не понравится, что ее любят? Да ещё так давно!

Тряхнув головой, я, не зная, куда от внезапной робости деть руки, стала поправлять волосы. Губы сами собой норовили растянуться в дурацкой улыбке.

- И это все? - уточнила я, не желая, чтобы между нами оставались ещё какие-то тайны. Если уж Эдвард не хотел больше лгать, он должен рассказать все до конца.
- А этого мало? - сдавленно произнес он.
- По сравнению с тем, что сделал Джейкоб, это сущие пустяки, - решила я, чувствуя большое облегчение. Мне не хотелось начинать отношения с ещё одним лгуном.
Эдвард моргнул, не сдвинувшись с места.
- Правда, я не злюсь на тебя, - повторила я, встала и подошла к парню вплотную. - Если тебе прям хочется это услышать: ты прощен.
Эдвард ещё секунду напряжённо всматривался в мои глаза, а потом с облегчением выдохнул и тяжело потёр лоб. Я положила руку на его запястье, чтобы остановить от самобичевания.
- Все в порядке, честное слово, - тихо сказала я и улыбнулась. - Это было великолепное Рождество! И все благодаря тебе.
- Ты не сердишься, - резюмировал он таким тоном, словно у него камень с души свалился. - Как же я рад. Не думал, что ты будешь так великодушна.
- Я вовсе не великодушна, - ухмыльнулась я кокетливо, - у меня свой меркантильный интерес! - И когда Эдвард настороженно поднял брови, объяснила: - Ты заботливый и приятный во всех отношениях мужчина, красивый, привлекательный, сексуальный.
Лицо Эдварда вытянулось на последнем сравнении, но я, раз уж начала, не остановилась.
- Мне было интересно с тобой разговаривать и не хотелось прощаться, а наш секс оказался просто великолепен! Так что я рада, что ты придумал предлог остаться. Тем более я и сама немного приврала… Нам обоим стоило бы обойтись без вранья, но раз уж ложь привела к такому приятному результату, простим себе эту ошибку?
- Если бы я не солгал, ты бы забыла о моем существовании уже завтра.
- А может, и нет, - поспорила я, вспоминая свои ощущения. - Ты мне ещё в больнице понравился. Я и сама искала причину пригласить тебя отпраздновать со мной, так что все могло сложиться точно так же, как и сейчас.
- Ты так думаешь? - удивлённо переспросил Эдвард. Его взгляд немного потемнел, когда он поднял руки и стал пальцами перебирать мои локоны. Я судорожно вздохнула, когда он заправил их мне за уши очень бережным жестом.
- Я в этом уверена, - пыталась я оставаться смелой, не привыкшая раскрывать чувства мужчине.

Его лицо вдруг изменилось и стало сосредоточенным, а прохладная рука легла на мой лоб.
- А вот и последствия твоего купания, - пробормотал он, прикасаясь к коже губами и хмурясь. - Как себя чувствуешь?
Я прислушалась к своим ощущениям: я ещё с вечера чувствовала себя немного странно. Тогда я списала все на сексуальное возбуждение. В горле было сухо, и этот симптом ухудшился к утру, а сейчас в глотке как будто горел огонь.
- Кости ноют, но я думала, это от наших ночных кувырканий, - выдавила я несмелую улыбку.
- Нет, это не от них, - уверенно возразил серьезный Эдвард, ощупывая миндалины на моей шее.
- Ай, - возмутилась я.

Эдвард посмотрел на меня как строгий учитель и быстро исчез в комнате. Когда он вернулся, в его руке горел врачебный фонарик.

- Открой рот.
Вздохнув, я послушалась, но не удержалась и закатила глаза.
- Что ж, - сообщил Эдвард по-деловому, - у меня есть две новости. Плохая - ты всё-таки заболела. Хорошая - до воспаления лёгких, скорее всего, не дойдет. Будет обычная простуда, которая лечится медом и малиновым вареньем.

- Я знаю ещё один способ, - озорно ухмыльнулась я, обхватив талию не ожидавшего нападения Эдварда и крепко прижав его к себе, как свою любимую собственность. Он смотрел на меня недоверчиво, растерявшись и отодвинув руки в стороны. Вдохнув чудесный запах мужского тела, я на секунду прикрыла глаза в наслаждении. Когда я открыла их, взгляд Эдварда потемнел.
- Что ж, этот способ не хуже остальных, - медленно согласился он. Будто до сих пор не верил, что я не обижена на него, и что он привлекает меня во всех отношениях. - Только сначала я наберу тебе горячую ванну, идёт?
- М-м-м, ванна, - мечтательно произнесла я, беря Эдварда за руку, когда он попытался высвободиться из моих навязчивых объятий, приводящих к тому самому эффекту, на который я рассчитывала, и который сейчас парня, похоже, смущал. – Примем ее вместе...
- Белла! - простонал он поверженно, схватив меня за талию и втаскивая в ванную, где прижал к стене и взъерошил мои волосы, жадно втягивая запах. - Что ты со мной делаешь! Я хочу сводить тебя на свидание, а вместо этого готов перегнуть через раковину и любить до потери пульса!
- Свидание - это хорошо, - довольно призналась я, выкручивая кран и пытаясь прицельно, с расстояния попасть пробкой в слив. – Но отложим его на другой день. - Подняв глаза, я ласково обхватила скулы Эдварда ладонями и поднялась на цыпочки, чтобы поцеловать. - А сегодня мне положен постельный режим. И я согласна не вылезать из-под одеяла, но только если ты будешь там со мной. Идёт?
- Идёт, - улыбнулся он счастливо, и его чувственные губы горячо прижались к моим.

____________________

Надеюсь, вы оставите пару строк на форуме или здесь, под статьей. Всегда рада поделиться настроением и пообщаться с вами! Форум

Предлагаю вам также почитать мою новую мистическую историю: Кровные узы

И новую историческую, мистическую историю,
написанную в соавторстве с замечательной Миравией:
Призрачная луна


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/58-38153-1
Категория: Мини-фанфики | Добавил: Валлери (31.12.2018) | Автор: Валлери
Просмотров: 1890 | Комментарии: 38


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 381 2 »
0
38 julya16   (16.01.2019 15:23)
Спасибо за романтическую историю)

0
37 Alise_Callen   (12.01.2019 21:36)
История замечательная!!!! Милая и романтичная, то что нужно на Новогодних праздниках! Пусть я и прочитала Ее только сейчас! Спасибо большое!!

0
36 Miss_Flower   (11.01.2019 14:05)
Спасибо за милую, легкую, увлекательную историю. Белла даже не подозревала, какой переворот случится в ее жизни на это Рождество.

0
35 МакКайла   (10.01.2019 22:31)
Спасибо за "Милых обманщиков"!
Они, действительно, милые. Тем более, что благодаря этому обману они нашли другу друга.

0
34 Lidiya3397   (09.01.2019 14:18)
Спасибо, Автор! Как всегда с юмором в романтической истории - " Какой же девушке не понравится, что ее любят? Да ещё так давно!" Отлично ! : "... и крепко прижав его к себе, как свою любимую собственность." Так и хочется сказать, удачи в конкурсе! С праздниками!!! wink С Праздниками

0
33 kroyta   (06.01.2019 17:14)
Эдвард и Белла смотрят "Сумерки"- так мило! Очень трогательная и романтичная история, погрела душу. Спасибо за настроение, Света!

0
32 lenyrija   (06.01.2019 14:42)
Спасибо за милую рождественскую историю. Редко встречающийся образ Эдварда - стеснительный ботаник-очкарик. Да ещё и с насчастливой семейной историей, кроме горя ограничившей его возможности по получению образования. Надеюсь, он продолжит своё усовершенствование, ведь в нем явно есть стержень, который поможет ему двигаться вперёд. Вдобавок он-таки заполучил свою школьную любовь - чем не стимул к новым достижениям.
Но Белла удивила - тоже редко встречающийся тираж героини (но в жизни как раз не редкость), какая-то размазня, живущая в выдуманном мире. Как столько лет считать, что парню достаточно двух встреч в год (на Рождество и летом) и этого достаточно для долгой и счастливой совместной жизни? Ни разу не заехать с ним в резервацию, познакомиться с родителями и друзьями? Уж они-то не стали молчать, сразу бы стали заметны его другие пасти, а тем более жена.
А Джейкобу от Автора досталось - ничего в его оправдание придумать невозможно: придурок и мерзавец.
С наступившим Новым годом и Рождеством! Всего самого доброго!

0
31 Солнышко   (06.01.2019 13:13)
Спасибо за рождественский подарок! smile

0
30 SGA   (04.01.2019 23:50)
Милая новогодняя история. Спасибо!

+1
29 Гусь   (04.01.2019 20:25)
Спасибо большое за милую историю! wink

+1
28 Anyutik   (03.01.2019 18:32)
Света, спасибо за такую прекрасную историю! Прочла на одном дыхании! С Новым годом и наступающим Рождеством!

+1
27 Swhelena(Miroslava)   (03.01.2019 16:33)
Спасибо за историю, точно "милые обманщики" они такие милые оба и немного наивные, но так приятно читать, как два человека находят друг друга.

+1
26 Dunysha   (03.01.2019 08:41)
Спасибо за такую милую историю. Робкий застенчивый Эдвард и напористая Белла smile
И так все написано, что я за сомневалась в авторе а он ли писал wink
Это хорошо что автор совершенствуется и его трудно угадать smile
Спасибо Света за новогодне-рождественское чудо, удачи тебе побольше творческих начинаний и вдохновения, с праздниками

+1
25 Lana4858   (02.01.2019 18:23)
Спасибо, очень по-рождественски получилось.

+1
24 tess79   (02.01.2019 08:27)
Спасибо за такой душевный новогодний подарок, Светик!!! Чудо встрепенулось в душе happy happy happy happy

+1
23 Svetlana♥Z   (02.01.2019 07:44)
Спасибо за Новогоднюю историю! Очень понравилась, такая милая и дающая надежду на счастье. Все к лучшему, даже если не всегда мы это сразу осознаем! happy wink

+1
22 bitite_zum   (02.01.2019 06:04)
Очень понравилось, спасибо!

+1
21 natasven   (02.01.2019 05:58)
Это супер. Мне понравилось. Хочу продолжение.

+1
20 leverina   (02.01.2019 04:15)
"Распухший труп" посмешил.
Белла оказалась девушкой с юмором.
Удачи ей в новом году с новым парнем, таким милым, утонченным, понимающим, любящим и забавным.

+1
19 Маш7386   (02.01.2019 02:04)
Большое спасибо за классную историю!

+1
18 ecaterina_80   (01.01.2019 22:54)
Спасибо,очень приятная история

+1
17 -Piratka-   (01.01.2019 22:43)
Спасибо за подарок! С новым годом! Вдохновения и побольше свободного времени. Здоровья всей семье.

+1
16 1993   (01.01.2019 20:52)
Какая же романтическая история !)
Спасибо тебе автор!)

+1
15 agat   (01.01.2019 20:27)
Как всё хорошо совпало у этих милых обманщиков!

+1
14 kristi2009   (01.01.2019 18:46)
Спасибо за эту милую историю!

+1
13 MissElen   (01.01.2019 17:26)
Очень приятная праздничная история, а "крошки ангста и капелюлечки юмора" замечательно разбавили романтическую сладость, так что получилось очень вкусно! и сладкий секс здесь очень к месту, как рюмка алкоголя в торте - приятно возбудил wink Света, спасибо за удовольствие в этот праздничный день!

+1
12 НР   (01.01.2019 16:49)
Как раз для праздника Рождества! Очень понравилось, спасибо! smile

+1
11 asya_81   (01.01.2019 14:38)
Спасибо за отличную историю. Особенно приятно прочитать ее в первый день нового года под елочкой)))

+1
10 Korsak   (01.01.2019 14:03)
Какая милая история с хорошим концом)))
Спасибо!!!

+1
9 Котова   (01.01.2019 13:03)
Если сконцентрироваться на названии истории (два милых обманщика - Эд и Белла), забыть о подлости Джекоба в смысле его женатости, если покопаться в деталях истории, поныть и помудрствовать, то:

- отношения Джейкоба и Беллы, конечно, романтичные: каждый год в канун Рождества, совместные катание на коньках... , но с возрастом, с годами эта романтичность или подтвердждается конкретными реалистическими действиями, или канет в небытиё. Как вариант возможно, что Джейкоб многие годы ждал Беллу, пока она выучится, пока она "наживётся" в Сиэтле, найдёт себя и т.д. И во время ожидания Джейкобу подсунулось под руку что-то более приземлённое, какая-то девушка, которая хотела обычной нормальной семейной жизни. Ну, осталась Белла где-то там в Сиэтле, за сотни километров. wink

1-30 31-38
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями