Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1665]
Из жизни актеров [1623]
Мини-фанфики [2516]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [3]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4748]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2390]
Все люди [15061]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14241]
Альтернатива [8971]
СЛЭШ и НЦ [8817]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4342]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей декабря
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (10.18-11.18)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Change of Heart
Белла всю свою жизнь любила и ненавидела Эдварда Каллена. Спустя десять лет она возвращается в Форкс, чтобы, наконец, сделать выбор. Доктор Блэк или же любовь всей ее жизни?

Эсме. Рассвет
Мой дорогой и любимый сын решился на важный шаг – связать себя узами брака с любимой. Вся семья с предвкушением отнеслась к предстоящему торжеству. Но после мы поняли, что счастье не дается нам так просто. По возвращении молодых из свадебного путешествия на нас обрушились неожиданные новости. Теперь семье грозила новая опасность, обрушившись на нас, будто ночь. И я ждала рассвета, который развеет ...

В клетке воспоминаний
Все убегают от своих болезненных воспоминаний. Но ОНИ живут с ними. Их попытка убежать от воспоминаний закончилось тем, что они встретились в одном городе. Откроются ли они другим людям и идти дальше? Или ужасные воспоминания сильнее их? Реальная жизнь людей, которые преодолевают жизненные трудности, но всё равно находят счастье в жизни.

Books from Forks
Колокольчик над дверью магазина пропел новую песенку, что-то типа «а во-от и о-он». Я посмотрела в сторону входа с надеждой — вот сейчас на пороге появится таинственный незнакомец, и я сразу пойму, куда двигаться в истории, которую пишу.

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

С Новым годом!
Вот мороз так мороз!
Месяц к облаку примёрз!

Дым примёрз к печной трубе,
Чьи-то санки к речке,
Даже валенки в избе
Греются у печки.

Набор в команды сайта
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию две важные новости.
1) Большая часть команд и клубов сайта приглашает вас к себе! В таком обилии предложений вы точно сможете найти именно то, которое придётся по душе именно вам!
2) Мы обращаем ваше внимание, что теперь все команды сайта будут поделены по схожим направленностям деятельности и объединены каждая в свою группу, которая будет иметь ...

Номер с золотой визитки
Он был просто набором цифр, но, несомненно, стал кем-то большим



А вы знаете?

... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


А вы знаете, что в ЭТОЙ теме вы можете увидеть рекомендации к прочтению фанфиков от бывалых пользователей сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Ужасно
5. Плохо
Всего ответов: 9617
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Мелодия сердца

2019-1-16
18
0
От автора: Уважаемые читатели! Перед тем, как Вы приступите к чтению этой истории, рекомендую сначала прочитать написанный раннее мини «Лабиринт». Так будет понятнее.

___________________________________________________

Музыка для настроения:
Armin van Buuren, Gaia - Status Excessu D

Ночной клуб переполнен. Свет яркими разноцветными вспышками выхватывает из кишащей внизу массы людей двигающиеся в такт музыке тела. Лиц не различить, но, снимая между сведением треков наушники, я иногда слышу неровный гул звучащих в эйфории голосов.

Я люблю музыку. Мне нравится сила, которой она обладает, оказывая порой непредсказуемое влияние на подсознание каждого. Стоя здесь на высокой площадке перед диджейским столом, я управляю чувствами людей, их телами, движениями. Музыка превращает танцующего в привлекательный, сексуальный, желанный объект. Дарит уверенность. Музыка расслабляет, снимая комплексы и зажатость, разрушает сомнения, раскрывает самые потаенные уголки души. Все зависит от звучания – я могу завести публику, вскружить ей голову, возбудить… но могу и успокоить. Перебирая пластинки пальцами, я ощущаю, какая в них содержится мощь, и питаюсь этой перетекающей в меня энергией, чувствуя себя полностью удовлетворенным.

Еще пара треков, и мой сет на сегодня закончен. Музыка продолжается, я же спускаюсь по винтовой лестнице. Меня сменяет парень-диджей, приехавший сюда на летнюю подработку.

Небольшой прибрежный городок в это время года превращается в центр отдыха, принимая в свои радушные объятия любого желающего. Для местных жителей эти несколько месяцев становятся настоящей головной болью: желание заработать соперничает с неудобством тесноты. Повсюду люди: пляж, кафе, магазины… Мечта о возможности в одиночестве пройтись по кромке набегающих с громким шелестом волн к концу сезона становится навязчивой.

В этом году погода не балует любителей погреться на солнце. Большую часть лета небо затянуто серыми тучами, но по-прежнему тепло и не дождливо. Отдыхающие не задерживаются надолго; отгуляв по берегу отмеренные пять дней, они отправляются к более гостеприимным побережьям, что не может не радовать.

- Эдвард? – Тонкие руки обвиваются вокруг моей шеи, выдергивая из раздумий. Громкий бит тут же наполняет голову звуками. – Вот ты где, - перекрикивая музыку, говорит Таня.

Я сижу у барной стойки, потягивая виски с колой, отдыхаю после двухчасового музыкального марафона, и сейчас мне совсем не хочется внимания. В клубе нет истинных ценителей диджейских сетов. Люди приходят сюда выпить и расслабиться, им безразлично, что звучит из гигантских колонок. Но это не важно, я наслаждаюсь своей работой и получаю удовольствие, видя скользящее вслед за выходящей из-под моих пальцев мелодией, сдобренное алкоголем, сознание посетителей клуба.

- Эдвард, я хочу мохито, - кричит мне в ухо Таня, и я, повернувшись, жестом показываю бармену налить ей коктейль. Она тут же сжимает кончик трубочки губами и улыбается, продолжая крепко прижиматься к моему боку. – Пойдем к ребятам, - предлагает она мне, кивнув в сторону скопления танцующих, но я уверенно мотаю головой, отказываясь. – Ну почему? Там Ирина с Лораном и Кейт с Гарреттом, - канючит она, смешно выпячивая губы, что совсем не идет ей.

Я легко подталкиваю Таню в спину, предлагая ей пойти танцевать без меня, и она, быстро допивая коктейль, со стуком ставит бокал на стойку. Усмехаюсь. Она демонстрирует мне свое недовольство, но меня это совершенно не трогает.

- Не уходи без меня, - напоследок строго смотрит в мои глаза девушка, и, пританцовывая, двигая бедрами в такт музыке, возвращается на танцпол.

Я достаю сигареты и, задумавшись, верчу пачку в руках. Хочу уйти один, я не раз уже проделывал это, хотя Таня неустанно следит за моими передвижениями. Несложно догадаться, что она имеет на меня какие-то виды. Зря. Зачем я ей?

Кладу на стойку купюру и подхватываю свой стакан. Еще глоток виски и… Неуверенно стоящий на ногах парень рядом неожиданно оступается и падает на меня. Кое-как уворачиваюсь и одновременно поддерживаю его рукой, помогая подняться.

«Черт! - мысленно ругаюсь я, ставя теперь пустой стакан на стойку и глядя на свои джинсы, на которых красуется мокрое пятно. – Что ж, теперь мне точно пора».

- Прости, брат, - заплетающимся языком произносит парень, с жаром прижимая ладонь к своей груди. – Я не хотел.

Сзади к нему подходит девушка и, обняв за талию, прижимается щекой к его спине. Он удовлетворенно широко улыбается и гладит ее руки. Я киваю, принимая извинения, и направляюсь в сторону выхода.

- Погоди, - снова слышу я и оборачиваюсь. Нетрезвый парень делает шаг в мою сторону. – Не угостишь сигареткой? – Он указывает на пачку в моих руках.

Я протягиваю ему раскрытую упаковку, и тот, на удивление ловко выудив одну сигарету, тут же вставляет ее между губ. Он благодарно наклоняет голову и по-свойски закидывает руку на плечо своей рыжеволосой спутницы. Судя по появившейся на лице самодовольной улыбке, он делает это не только для поддержания равновесия, но и для демонстрации обладания женщиной.

Внутри зарождается чувство неприязни.

Выхожу на улицу. После спертой, наполненной табаком и алкоголем атмосферы клуба ночной воздух кажется невероятно свежим. Дующий с океана легкий ветер дарит ощущение чистоты и легкости. Прикурив сигарету, я двигаюсь в сторону пляжа. Сейчас среди ночи он пустует, наконец, позволяя почувствовать долгожданную свободу. Безлюдный берег доступен только по ночам. Присаживаясь на гальку, я слушаю шелест волн и вижу, как на небе появляются редкие звезды. Должно быть, завтра будет хорошая солнечная погода. Туристы заполонят пляж и прибрежные кафе, вынуждая местных жителей проводить время в своих душных квартирах.

Я ложусь на спину и прикрываю глаза. Так хорошо дышится. Шум волн убаюкивает.

Должно быть, я задремал. На горизонте уже занимается заря. Я потягиваюсь и довольно улыбаюсь. Как же приятно, расслабляюще действует на меня воздух океана. Чувствую себя полностью отдохнувшим. Резко подскочив, на ходу выбрасывая из кармана деньги и сигареты, бегу к воде и, не останавливаясь, прямо в одежде, ныряю с головой. Чуть остывшая за ночь вода замечательно бодрит.

***

Сверху, с площадки диджея танцпол видится бурлящим океаном. Двигающаяся почти синхронно публика похожа на крупные волны, вызванные усиливающимся ветром. Разноцветные лучи света, вырывающиеся откуда-то из-за моей спины, быстро проносятся из одного конца зала в другой, создавая ощущение «купания» в свете, чувство полета. Переполненный эмоциями, я закрываю глаза и наслаждаюсь звучащим проигрышем. Звенящий женский вокал усиливает чувство нереальности, создает иллюзию полета, кажется, душа движется вслед за парящим звуком, словно на крыльях уносится в рай. Я запрокидываю голову и расставляю руки в стороны, публика беснуется в ответ. Похоже, они чувствуют то же, что и я. Ритм возвращается, и я, неспособный устоять на месте, пропускаю через себя бит, подпрыгивая на месте, и отбиваю такт поднятой вверх свободной рукой.

Два часа пролетают незаметно, впрочем, как и всегда. Спрыгивая с последней ступеньки винтовой лестницы, я попадаю в объятия Тани.

- Сегодня ты был нереально хорош! - восторженно кричит она и тут же оставляет поцелуй на моей щеке.

Таня виснет на шее, вынуждая меня чуть склоняться. Неудобно идти, но она совершенно не обращает на это внимания, продолжая пританцовывать. Недовольно поморщившись, я с силой разжимаю ее руки, выкручиваясь из навязчивых объятий.

- Сегодня ты не избавишься от меня, - натужно хохочет она, сжимая мою задницу. – Не отойду от тебя ни на шаг.

«Отлично! – в моей голове проносится саркастическая мысль. – Если ее устраивают такие отношения, то почему я должен быть против?» Чувствую себя попавшим в западню.

Беру Таню за руку и веду к высоким стульям у бара. Она усаживается и, одергивая короткое, почти ничего не прикрывающее платье, закидывает одну ногу на другую. Подаю знак бармену, и тот, уже зная наши предпочтения, ставит на стойку стаканы виски с колой для меня и мохито для нее. Таня почти разом опустошает свой бокал и сразу берет второй, услужливо поданный барменом. Сделав глоток, она смотрит по сторонам, и ее нога начинает нервно покачиваться.

Я жду. Она определенно хочет что-то сказать мне и готовится. Нервничает? Злится? Неужели, по ее мнению, пришло время для серьезного разговора? Здесь? Она должна понимать, что этот разговор может поставить точку.

- Эдвард, - наконец, начинает она. Музыка гремит, поэтому ей приходится склониться в мою сторону. Я делаю глоток виски и показываю, что готов внимательно слушать. – Я хотела… Вернее…

Она замолкает и снова отпивает мохито. Похоже, ей тяжело решиться.

- Знаешь, Эдвард, - в ее тоне чувствуется отголосок упрека. – Мне надоело, что ты всем своим видом демонстрируешь равнодушие ко мне. Чего ты добиваешься? – она прищуривается. – Ты ждешь, что я начну унижаться перед тобой?

Я удивленно поднимаю брови. Как раз этого мне хотелось бы меньше всего. Она делает неправильные выводы.

Одним глотком Таня допивает второй мохито и берет из рук бармена третий.

- Я хочу чувствовать, что нужна тебе, - выплевывает она, и ее губы кривятся от обиды. – Но мне кажется, ты не собираешься подпускать меня к себе. Это бесит. – Она отворачивается, скорее всего, пряча от меня проступившие на лице эмоции. Спустя несколько секунд сжимает мое колено и, пытаясь взять себя в руки, глубоко вздыхает. – У тебя никого нет кроме меня. Ты не боишься, что и я тоже брошу тебя?

Таня смотрит на меня с усмешкой, за которой скрывает страх.

Нет. Я не боюсь. Мне все равно. Думаю, она прекрасно понимает это, иначе не было бы сейчас таких претензий. У меня нет чувств к этой девушке. Я внимательно смотрю на ее волосы, лоб, губы, потом перевожу взгляд к глазам. Она требует от меня то, чего я не могу дать ей. Остается только с сожалением пожать плечами.

Делаю последний глоток виски, встаю со стула и, ободряюще похлопав Таню по плечу, направляюсь к выходу из клуба.

Она хватает меня за руку.

- И что? Ты просто так сейчас уйдешь? – гневно кричит она. - Не пущу.

Пытаюсь выдернуть ладонь из ее цепких пальцев, но она не дает сделать этого, бежит за мной, стараясь подстроиться под мои широкие шаги.

На выходе я сталкиваюсь с целующейся парочкой, они загородили проход. Отталкиваю их, и они, оторвавшись друг от друга, возмущенно смотрят на меня. Кажется, я уже видел этого парня пару дней назад, он облил меня виски. Но в прошлый раз с ним была другая девушка, не эта блондинка. Похоже, он не слишком заморачивается верностью своим партнершам.

Таня выбегает за мной на улицу. Я прикуриваю сигарету и быстрым шагом иду в сторону дома. Она спешит следом.

- Ты не можешь так поступать со мной, - задыхаясь, произносит она. – Ты нравишься мне. Я люблю, хочу тебя. Нам хорошо вместе.

Я продолжаю идти вперед, чувствуя, что она перестает контролировать себя. Этот разговор должен был состояться при других обстоятельствах.

- Мне надоело твое молчание, - выплевывает она. – Это невыносимо, ты даже не способен поспорить.

Я останавливаюсь, и она, не успев среагировать, ударяется об меня. И тут же прижимается губами к моему рту. Кладу руки ей на плечи и слегка встряхиваю – ей нужно прийти в себя. Она не понимает, что говорит, наверное, слишком пьяна. Провожу пальцами по ее щеке, заправляю растрепавшиеся волосы за ухо. Тане следует понять, что наши отношения ни к чему не приведут, они пустые. Она правильно делает, что злится, чувствует, что попросту теряет время.

Я разворачиваю ее лицом к клубу и подталкиваю туда. Там ее ждут друзья.

- Ну и черт с тобой! – в сердцах восклицает Таня. – Ненавижу тебя.

Я киваю и, помахав ей, отворачиваюсь и ухожу.

Не раздеваясь, в темноте лежу на своей заправленной кровати. Душно. Окно полностью открыто, но свежестью оттуда не веет. Я тяжело вздыхаю, постоянно прокручивая в голове слова Тани. Она не права. Я не вижу в ее глазах любви, не вижу привязанности, не чувствую нежности и теплоты. Она не страдает, это всего лишь капризы. По большому счету, я не так сильно нужен ей, как она себе вообразила. Только секс. На моем месте может быть кто-то другой, стоит ей только посмотреть по сторонам. Кажется, она зациклилась на своих желаниях. Но, как мне кажется, Таня не сможет понять этого самостоятельно, а я, к сожалению, не смогу ей ничего объяснить.

Раздраженно поворачиваюсь набок.

Моя немота почти не мешает мне жить. Вполне комфортно. Но в такие моменты я дико сержусь на себя. Чертова психика! У меня нет физических травм, я здоров как бык, но способность говорить пропала.

Это случилось давно, трагические события в семье. Стресс и, как следствие, мутизм. Тогда мне было десять. Стараюсь не думать о детстве, потому что воспоминания приносят только боль. Детский приют. Приемная семья. Несколько лет социальные службы лечили меня, но без толку, - упертый ребенок просто больше не захотел говорить. Сейчас, когда я давно повзрослел, иногда мне не хватает утраченной способности, но больше я не могу пробиться через стену молчания.

***

Стук в дверь будит меня. В окно светит яркое солнце, похоже, я долго спал. Потирая лицо, открываю дверь и вижу Таню. Вопросительно смотрю на нее.

- Я пришла мириться, - извиняющимся тоном заявляет она. – Мы могли бы вместе пообедать, например, - Таня неуверенно пожимает плечами.

Шире открываю дверь, пропуская ее, - мне нужно принять душ.

К побережью идти бесполезно, вряд ли там мы найдем сейчас свободный столик в кафе, поэтому отправляемся ближе к центру. Не самое популярное заведение, но даже оно почти полностью заполнено. Это меня угнетает. Не думаю, что захочу задержаться здесь дольше, чем это необходимо для моего пустого желудка.

- Эдвард, - наконец, заговаривает Таня после длительного молчания. – Насчет вчерашнего. Прости. Не знаю, что на меня нашло. Я совсем не имела в виду…

Смотрю ей в глаза, выдавливаю улыбку, накрываю рукой ее ладонь и отрицательно качаю головой. Не нужно извиняться. Совсем не хочется обсуждать вчерашнюю сцену. Показываю, чтобы она продолжала есть.

Таня уныло поджимает губы и накручивает на вилку спагетти. Не желая больше встречаться с ней взглядом, отвожу глаза в сторону.

С удивлением обнаруживаю за соседним столиком все того же парня из клуба. Надо же, третий раз встречаю его. Он сидит с помятым лицом и мрачно смотрит в планшет. Перед ним стоит бокал с пивом. Рассматриваю его спутницу. Сегодня рядом симпатичная брюнетка с длинными вьющимися волосами. Она совсем не похожа на тех девиц из клуба. Точеный профиль, гордая осанка, тонкие, изящные кисти поддерживают подбородок. Она сидит неподвижно, смотрит в окно, и в ее взгляде отчетливо сквозит печаль. Не могу не наблюдать за ней, есть в этой девушке что-то притягательное. Она почти не ест, только изредка подносит к губам стакан сока. Они не разговаривают. Со стороны кажется, что парень совсем не заинтересован в ней. Воспринимает ее присутствие, как нечто само собой разумеющееся.

Не понимаю, что она делает рядом с этим любителем ночных забав.

Полностью поглощенный созерцанием девушки, что обычно совсем не свойственно мне, забываю, что рядом сидит Таня. Она дергает меня за рукав футболки, привлекая внимание. Испытывая легкое чувство досады, перевожу взгляд на Таню. Она робко улыбается. Отвечаю ей тем же. Таня перебирает мои пальцы, я же чуть отодвигаю ладонь, показывая, чтобы она прекратила.

Снова бросаю осторожный взгляд на соседний столик. Теперь девушка смотрит на парня и что-то тихо говорит ему. Он нервно кидает деньги на стол, встает и, не дожидаясь, пока его спутница отодвинет стул, выходит из кафе. Она следует за ним.

- Ты кого-то увидел? – интересуется Таня, вытягивая шею. – Кто это? – Она настороженно провожает взглядом брюнетку, а потом смотрит на меня.

Пожимая плечами, я стараюсь выглядеть непринужденно. Что я могу ответить ей? Я не знаю эту девушку. Даже врать и изворачиваться не нужно.

Таня недоверчиво хмыкает, и этот звук неожиданно раздражает меня. Вытираю рот салфеткой, демонстрируя, что закончил обедать, и вопросительно смотрю на Таню. Ее тарелка тоже пуста.

Провожаю Таню до дому. Наклоняюсь оставить короткий поцелуй на щеке – ночью, как всегда, увидимся в клубе, - но она, обняв меня за шею, не отпускает.

- Может, зайдешь? – шепчет она, горячее дыхание опаляет кожу. Ее руки еще крепче сжимают меня. – Я не буду требовать никаких обещаний.

Похоже, она переосмыслила наши отношения или просто решила сделать шаг назад в надежде, что завела вчерашний разговор слишком рано, не убедившись, что я готов к нему. Но есть одна проблема. То самое время никогда не наступит. Я не вижу нашего совместного будущего. И дело вовсе не в ее вспышках недовольства и не в ее словах.

Она отодвигается и заглядывает в мои глаза. А что я вижу в ее глазах? Ничего, что могло бы заставить меня хотя бы попытаться остаться с ней. Чувствую внезапно накатившую усталость, не физическую. Наши с Таней отношения исчерпали себя. Духовной близости так и не возникло, а на одном пустом сексе далеко не уедешь. Я больше не хочу ее, даже ради физического удовлетворения.

С сожалением смотрю на нее, убираю ее руки со своей шеи и, оставив легкий поцелуй на губах, ухожу.

Чувствую себя сволочью. Не знаю, о чем она сейчас думает, какие эмоции испытывает, что делает. Не собираюсь оборачиваться. Надеюсь, у нее хватит сил и гордости не бежать за мной, или даже просто окликнуть. Сжимаю кулаки, я напряжен так сильно, что перестаю дышать. Удаляюсь все дальше, но легче не становится. Заворачиваю за угол соседнего дома и останавливаюсь. Опершись спиной о стену, перевожу дыхание.

Прихожу в клуб немного раньше обычного. Мое время перед диджейским пультом через час. Сажусь у барной стойки и, открывая бутылку с водой, внимательно смотрю по сторонам. Свет переливается, скрадывая черты лиц посетителей, отчего все кажутся одинаковыми. Тани и ее друзей пока не видно, и это радует. Но она появится позже, сомнений в этом нет.

Грудь теснит чувство томительного ожидания, непривычного волнения. Не могу усидеть на месте, поэтому спрыгиваю со стула и, нервно вертя бутылку в руках, встаю у стойки. Прикуриваю сигарету. Не хочу лгать самому себе, что ищу глазами того парня – похоже, завсегдатая этого заведения. И боюсь увидеть рядом с ним ту девушку. Грустную брюнетку. Ей не подходит это место. Не покидает чувство, что она выше всего происходящего здесь хаоса. Почему я чувствую такую убежденность? Сложно поверить, что она одна из тех, с кем он запросто может провести время. Скрасить свой досуг на одну ночь.

Не могу понять себя. Почему вообще я думаю о ней? Один взгляд, и она не выходит из моей головы. Кто она ему? Нет, не просто случайная знакомая. Я видел его другим: заинтересованным, предвкушающим. В том кафе он даже не смотрел на нее. Это не первая встреча - никакой увлеченности, скорее, равнодушие или поднадоевшая рутина. Неужели это она любит его?

Пришедшая в голову неожиданная мысль неприятно ошеломляет меня. Если так, становится понятной грусть в ее взгляде. Иногда чувства превращаются в тяжелую ненавистную ношу. Могла ли она попасть в эту ловушку?

Запускаю руку в волосы и взлохмачиваю их, пытаясь прекратить мучить себя нелепыми предположениями. Все это чушь. Единственное, что мне нужно, это увидеть ее еще раз и понять, что я ошибся. Она не другая, а такая же, как и все.

- Снова привет, - звучит за моей спиной голос Тани. Не прикасаясь ко мне, она забирается на свободный стул рядом и кладет на колени сумочку. – Не могу отказать себе в удовольствии присутствовать на твоем сете.

Я опускаю голову, рассматривая в переливах света свою бутылку с водой. Иногда мне кажется, что Тани рядом со мной слишком много. Хочется верить, что она не станет все начинать с самого начала. Я не знаю, как еще ей показать, что чувствую на самом деле.

- Ты, может, больше и не хочешь меня, но не станешь отказывать мне в желании остаться друзьями, - заявляет она, глядя куда-то в сторону.

Пытливо смотрю на нее в поисках подвоха, стараясь понять, что у нее на уме. Она выглядит вполне искренней. Что ж, если она не кривит душой, то, конечно, я ничего не имею против. Мне даже нравится эта мысль. Я улыбаюсь ей и накрываю ее руку своей ладонью. Она все поняла.

Бросаю взгляд на часы: пришло время отправляться наверх, на диджейскую площадку. Еще раз оглядываюсь по сторонам и с сожалением понимаю, что ни его, ни ее я не вижу, или этому, наоборот, нужно порадоваться?! Хотя в таком огромном скоплении людей немыслимо кого-то найти.

***

Проснувшись ближе к обеду, выхожу из дома и, не отдавая себе отчета в действиях, двигаюсь в сторону центра, к тому самому кафе. Осознание приходит лишь в момент, когда я оказываюсь перед стеклянной дверью заведения. Уже вижу девушку. Она сидит одна за маленьким столиком и читает книгу.

Вхожу. Не желая дожидаться официанта, делаю заказ у стойки и сажусь неподалеку от брюнетки, чуть позади, чтобы не попасться за разглядыванием.

Подперев подбородок ладонью, смотрю на девушку, испытывая при этом смешанные незнакомые чувства. Ею приятно любоваться, она притягательна для моих глаз. Что в ней особенного? Да, она симпатична, привлекательна, но сколько привлекательных девушек я уже встречал. Таня, например. Я морщусь, словно воспоминание о Тане портит идеально написанный пейзаж.

Брюнетка вздыхает, переворачивая страницу и, видимо, ощутив, что я наблюдаю за ней, оглядывается. Меня спасает подошедший с подносом официант - загораживает от нее. Одновременно облегченно перевожу дух и расстраиваюсь. Мне хотелось, чтобы она посмотрела на меня, заметила. Не имея способности говорить, я чувствую людей. Их глаза могут многое рассказать. Один лишь взгляд, и я пойму ее.

Пытаюсь есть, но еда – это последнее, о чем сейчас мне хочется думать. Бездумно гоняю вилкой по тарелке овощи и периодически поднимаю взгляд на девушку. Она отвлеклась от чтения и задумчиво смотрит в окно. Неожиданно ощущаю острый приступ грусти, кладу вилку рядом с тарелкой и потираю глаза. Это все она: грустит, и я тоже испытываю это. Вижу по ее лицу, глазам, по уголкам губ. Она закрывает книгу, опускает взгляд и обводит пальцем тисненые буквы на обложке. Потом словно вдруг принимает решение, быстро убирает книгу в сумку и встает.

Мне не хочется расставаться с ней. Мучительное и непривычное чувство. Совсем не знаю ее, но она манит меня за собой. Девушка выходит, и я, поражаясь самому себе, бросив еду на тарелке, тоже поднимаюсь, оставляю деньги и иду за ней. Чувствую себя безумцем. Она направляется к гостиничному комплексу, а я, осознавая, каким умалишенным выгляжу, останавливаюсь. Взлохмачиваю волосы рукой, пытаясь привести себя в чувство, и поворачиваю в другую сторону.

Лежу в своей кровати и смотрю в потолок. Ни о чем не хочу думать, но предательские мысли сами лезут в голову. Масса вопросов. Откуда эта брюнетка взялась? Кто она такая? И самый главный - почему? У меня нет ни одного ответа. Не знаю, как себя отвлечь. Включаю музыку в наушниках на полную громкость, чтобы перестать думать. Истеричные вопли «хеви-металл» заглушают мои внутренние терзания. Теряюсь во времени, должно быть, проходит не менее двух часов. Снимаю наушники и слышу стук.

- Эдвард! – возмущенно восклицает Таня, когда я открываю дверь. – Ты уснул что ли? До тебя не достучаться.

Я подтверждаю это кивком, не желая ничего объяснять. Впускаю ее внутрь и снова возвращаюсь к кровати. Она садится на стул и рассматривает меня.

- Какой-то ты замученный, - наконец, делает она вывод. - Плохо спал?

Я пожимаю плечами.

- Мы с ребятами собрались на пляж, пойдешь? – осторожно предлагает она. Видимо, решив, что я точно откажусь, Таня принимается уговаривать меня. – Сегодня не жарко. Мы решили, что такая погода отпугнет любителей загорать. Вряд ли берег заполнен. Пойдем? Ребята говорят…

Желая остановить поток ее слов, я согласно киваю и тут же натягиваю футболку. Да, я пойду. Нужно развеяться, проветрить голову, вдохнуть свежий, соленый воздух океана. Вид набегающих волн, их мягкий шелест всегда успокаивает меня. Расслабляет и умиротворяет.

Добравшись до пляжа, все сразу сбрасывают одежду и с бравадой бегут к воде. Таня, поначалу дернувшись за ними, останавливается и вопросительно смотрит на меня.

Улыбаюсь бодрому настроению ее друзей и, взмахнув рукой, показываю Тане, чтобы тоже бежала, не обращая на меня внимания. Сам же опускаюсь на гальку и удовлетворенно вздыхаю. Да, силу и могущество океана не описать, он обладает настолько мощной энергетикой, что дарит ее всем, кто находится рядом.

Дует ветер, но проблески солнечных лучей хорошо согревают. Снимаю футболку и подставляю им спину. Сегодня океан неспокойный, волны высоко вздымаются, подкидывая вверх смелых купальщиков. Друзья Тани весело кричат и хохочут, перепрыгивая волны, и я не могу не поддаться их хорошему настроению, чувствую душевный подъем, наблюдая за ними.

На пляже и вправду немноголюдно. Чуть в стороне на лежаке расположилась семья с детьми, еще дальше сидит пара, с другой стороны по самой кромке глубоко набегающих на берег волн гуляет девушка. Она двигается медленно, то и дело останавливаясь, обращает взор на просторы океана. Ее волосы свободно развеваются по ветру, а сама она кутается в длинную кофту.

Есть в ней что-то знакомое, но не могу понять, разглядеть, она слишком далеко. Наблюдаю за ее движениями. Девушка наклоняется и, сняв обувь, аккуратно шагает по гальке. Длинные вьющиеся волосы падают на лицо, она одним движением откидывает их назад, и у меня перехватывает дыхание.

Это она! Гуляет в одиночестве по побережью. Не могу поверить, что снова вижу ту, о ком не перестаю думать второй день.

Девушка садится и, обняв колени, смотрит на океан. Любуюсь ею. Она нежится на солнце, щурится. Слегка улыбается, и я не могу не улыбнуться вслед за ней, почувствовав ее негу и восторг.

- Эдвард! – слышу я голос Тани. – Иди к нам!

На секунду отвлекаюсь от созерцания девушки, чтобы махнуть Тане рукой, и возвращаю взгляд назад. Прикрыв ладонью глаза от лучей солнца, светящих ей прямо в лицо, девушка разглядывает меня. Должно быть, она задумалась, потому что ее взгляд задерживается слишком надолго. Я улыбаюсь, и она, вздрогнув, отворачивается.

Немного колеблюсь, но все же решаюсь подойти к ней. Она бросает в мою сторону удивленный и одновременно смущенный взгляд. Присаживаюсь рядом, и на меня накатывает незнакомое прежде ощущение неловкости. Чувствую себя глупо. Я должен что-то сказать, но… Стараясь подавить накатившее волнение, хватаю в руки камушек и подбрасываю его на ладони.

- Прости, я не хотела так рассматривать тебя, - вдруг заговаривает она, спасая меня от провала. Я очень благодарен ей. – Сама не знаю, что на меня нашло.

Хочется ответить, как я рад, что она заметила меня, обратила внимание, но, к сожалению, единственное, что я могу – это кивнуть. Злюсь на себя, на свою неполноценность, отчего, замахнувшись, закидываю несчастный камушек в океан. Чувствую, что на лице застыла глупая улыбка.

Она смотрит на меня. Ее глаза… Нет, я не ошибался, когда думал, что она другая. Глаза полны жизни, искренности и чистоты. В них я вижу такую глубину, настоящую пучину страстей и мыслей. Пленительная. Покоряющая. Отводит взгляд, а я не могу заставить себя оторваться от нее. До чего же она красива. Бледная кожа на лице волшебно отражает оттенок оранжевых лучей заходящего солнца, пряди темно-каштановых волос волной лежат на плечах, а их длина ниспадает почти до талии. Длинная шея мягко переходит в идеальной формы подбородок, небольшой аккуратный рот слегка приоткрыт… Господи, о чем я думаю?

В ее глазах плещется океан, вовсе не тот, которым она сейчас любуется. И снова грусть. Что же происходит в ее мыслях? В один миг лицо становится отрешенным, словно за секунду она переместилась на тысячу миль. Печаль буквально наполняет ее кофейные глаза, делая их влажными. Она опять обращает взгляд на меня.

Мы молчим, она робко изучает меня, знакомится, а я наслаждаюсь этим действом. Мне так комфортно рядом с ней, что я готов остаться здесь навечно. Борюсь с желанием прикоснуться к ее пальцам, чтобы почувствовать их тепло.

- Тебя зовут Эдвард? – неожиданно спрашивает она, и должно быть, заметив мой изумленный взгляд, тут же объясняет: - Я слышала, как тебя звали друзья.

Я киваю.

- Почему ты не хочешь присоединиться к ним? – продолжает она, вынужденная поддерживать разговор, но что же делать мне? Страшно признаться, но она первая, перед кем я чувствую неловкость за свою немоту. Ни разу еще не испытывал такого сильного желания заговорить. – Похоже, они закончили, - она бросает взгляд в сторону Тани и ее друзей.

Это расстраивает меня. Не хочу отвлекаться на них, разрывать вдруг возникшую между мной и этой девушкой хрупкую связь. Мучает желание задержаться еще хоть на мгновение.

- Эдвард, ты идешь? – слышу я рядом голос Тани. Она кладет руки на мои плечи, а потом зарывается пальцами в волосы.

«Черт бы ее побрал. Что она творит?» - злюсь я. Вполне понятно, что Таня демонстрирует незнакомке, кто здесь «хозяин».

В глазах девушки я вижу сожаление. Она бросает взгляд на Таню, мягко улыбается и всем своим видом показывает, что не задерживает меня. Мне же так не хочется уходить. Я боюсь оставить ее. Покинуть сейчас и больше, возможно, никогда не встретить. «Никогда» - это слово приводит меня в ужас. Но что я могу сделать? Прогнать Таню и тем самым напугать девушку. Показать свою навязчивость? Проявить себя с самой непривлекательной стороны.

Чувствуя дикую горечь, встаю и, бросив последний взгляд на брюнетку, отворачиваюсь. Понуро бреду к своей футболке. Одним движением подхватываю ее и, не глядя на Таню, ухожу вперед, не дожидаясь компанию.

Это Таня называет дружбой? Внутри все кипит.

Прихожу в клуб на час раньше, только в этот раз вовсе не за тем, чтобы смотреть по сторонам в поисках прекрасной девушки. Сегодня я нарушаю все свои правила, хочу выпить виски с колой до предстоящего сета. Нахожусь в порядком растрепанных чувствах, мне нужно собрать себя в кучу, прийти в норму, сосредоточиться.

Глоток, и обжигающая жидкость смачивает горло. Почти не ощущая вкуса, жду эффекта - я должен расслабиться. Среди дергающихся в такт грохочущей музыке фигур различаю Таню: сегодня на ней особенно откровенное платье. Правильно делает, может, подцепит кого-нибудь другого и оставит меня, наконец, в покое. Все еще злюсь на нее.

Не могу ни о чем думать, только о той девушке: ее лице, глазах, роскошных волосах. Я даже не знаю ее имени. Уверен, у нее прекрасное имя, воздушное и нежное, иначе и быть не может.

Делаю еще глоток, но легче не становится, и не знаю, как еще себя отвлечь. Неожиданно начинает раздражать вся эта суматоха вокруг. Этот грохот, гвалт, мигающий свет. Все, что доставляло удовольствие, вдруг становится мне ненавистным. Душа требует покоя и уединения. Хочется окунуться с головой в прохладную воду океана, задержать дыхание и плыть вперед, не делая себе поблажек. Однако я продолжаю верить в чудодейственную силу музыки, она должна помочь мне. Как только мои пальцы прикоснутся к кнопкам пульта, к пластинкам, внутренние силы вернутся, душа воспрянет, я оживу и почувствую себя цельным человеком. И тогда я буду готов жить дальше.

Еще глоток. Мне нужно закурить. Поворачиваюсь к стойке, чтобы поставить стакан, и вижу ее. Что? Она здесь? Тут же смотрю вокруг в поисках ее знакомого. Молюсь, чтобы его не было. Одна! Закрываю глаза и делаю глубокий вдох, желая успокоить вдруг пустившееся вскачь сердце, пытаясь привести себя в чувство. Не может этого быть. Как она узнала, что я схожу здесь с ума? Забываю, что хотел курить. Все-таки поставив стакан на стойку, внимательно наблюдаю за девушкой.

Чувствую, как ей некомфортно в клубе, она выглядит очень скованной. Растерянно озирается по сторонам, поворачиваясь к бармену, улыбкой благодарит его за поданный коктейль, отпивает и тяжело вздыхает. Мечтаю, чтобы она взглянула в мою сторону, нервно постукиваю ногой по перекладине стула. Похоже, судьба решила дать мне еще один шанс. Осталось двадцать минут, что же мне делать? Лихорадочно соображаю, как не потерять ее из виду в этот раз. Готов схватить ее за руку и без объяснений потащить за собой на диджейскую площадку.

«Ну же, посмотри на меня», - молю я, и она, словно услышав, поворачивается. Изо всех сил стараюсь не вздрогнуть от накатившего волнения, когда наши взгляды встречаются. На миг ее взор становится задумчивым, как будто она не сразу узнает меня, но через секунду на ее прекрасном лице расцветает улыбка. Чувствую, как в моей груди распространяется тепло. Она машет мне рукой, и я, не задумываясь и не сомневаясь, подхватываю стакан, спрыгиваю со стула и двигаюсь к ней. Мне неимоверно везет – рядом с ней стул пустует.

Улыбается. Очень хочется верить, что она действительно рада видеть меня, и дело вовсе не в элементарной вежливости.

- Ты с друзьями? – интересуется она, и я немного расстраиваюсь, вспоминая произошедший на пляже конфуз с участием Тани. Судя по зарумянившимся щекам девушки, она вполне могла решить, что мы пара. Они здесь, но я не с ними. Чувствуя досаду, нехотя киваю в сторону танцпола. Девушка смотрит в указанном мной направлении и, задумавшись, замирает. Она неотразима, невероятно притягательна. Легким движением она заправляет локон волос за ухо, но он не слушается и тут же вырывается обратно, падая ей на лицо.

Испытываю незнакомые прежде чувства, мне не хватает воздуха, чтобы вздохнуть полной грудью и погасить полыхающее огнем сердце. Достаю из кармана пачку с сигаретами и, совсем потеряв рассудок, предлагаю ей. Отказывается, конечно, она не курит. Не желая демонстрировать свои дрожащие руки, вытаскиваю сигарету из пачки губами. Наверное, я похож на идиота. Прикуриваю и делаю глубокую затяжку. Она следит за моими движениями. Стараюсь не упустить ни одного драгоценного момента рядом с ней, не свожу с нее глаз. Курю, нехотя изредка отворачиваюсь, чтобы не осквернять ее дымом.

Неожиданно она вздрагивает и резко поворачивается к своему пустому бокалу. Я реагирую моментально и подаю бармену знак приготовить ей то, что она пила. Девушка застенчиво улыбается.

Не могу оторваться от нее. Жадно изучаю ее лицо, бледную кожу лба и щек, маленький нос, пушистые ресницы, периодически прикрывающие широко распахнутые глаза цвета кофе. Между нами словно возникает тонкая, сильно натянутая наэлектризованная нить, которая дрожит и вибрирует от накала. Кажется, даже слышен низкий гул. Почти не дышу и, возможно, чуть склоняюсь в ее сторону. Необыкновенная. Я околдован ею.

Внезапно она спрыгивает со стула и, не оборачиваясь, уходит.

Ее движение выводит меня из транса. Я встряхиваю головой, чувствуя, что только что побывал за тысячи километров от клуба, не слышал и не видел ни гремящей музыки, ни переливающегося света. Потрясен. Ее глаза пленили меня, лишая чувств и разума. Сердце тянется за ней, и я почти готов бежать следом, хватать ее за руки, прижимать к себе, но останавливаю свои порывы. Тушу почти полностью выкуренную сигарету, залпом допиваю остатки виски и остервенело тру руками лицо. Я опустошен и растерян, не знаю, как мне пережить два часа у диджейского пульта.

Сегодня в моем сете преимущественно агрессивная музыка, жесткий бит, никакого релакса. Подогретая к середине ночи алкоголем публика беснуется и безумствует в экстазе. Не делаю поблажек никому, и себе в том числе. Почти два часа я скачу перед пультом без остановки, успеваю только микшировать треки. Футболка прилипла к спине, я вымотан, но, должен признаться, это истощение доставляет мне удовольствие, это приятная усталость. Мне удается выбить из головы сумасшествие, помешательство, вызванное неожиданной встречей в клубе. Запускаю последний трек, снимаю наушники и уступаю место следующему диджею. Без сил сползаю по стенке огороженной площадки.

Умываюсь и сажусь у барной стойки, тяжело дышу, переводя дыхание. Мне нужен виски с колой. Еще немного побуду здесь и пойду на побережье - ночной соленый бриз манит меня. Прикрыв глаза, я отхожу от двухчасового марафона, попивая расслабляющий напиток.

«До чего же она обворожительна!» - не могу не думать о запавшей в душу девушке. В мыслях вырисовываю черты ее лица, профиль, волнистые локоны, розовые, идеально очерченные губы, блестящие глаза цвета кофе. Не замечаю, что на моем лице появляется блаженная улыбка.

Об этом мне сообщает Таня.

- Ты чего такой довольный? – подозрительно спрашивает она, пристраиваясь рядом со мной. Бросаю на нее короткий взгляд и подношу к губам стакан. – Будешь дуться на меня? - Я подтверждаю кивком, но не могу удержаться от улыбки. – Из-за той девушки? Кто она?

Теперь в голосе Тани уже звучит обида. Неужели она до сих пор питает какие-то иллюзии по поводу наших отношений? Хмуро смотрю на нее. Показываю, что я сейчас уйду отсюда.

Она поджимает губы и понимающе кивает.

- Иди. Только закажи мне мохито, - успевает сказать она до того, как чьи-то руки сзади обнимают ее, хватая за грудь.

- Развлечемся, цыпочка? – звучит пьяный голос, а похотливая ладонь ныряет под короткое платье.

- Какого черта? – возмущенно кричит она, стараясь вырваться.

Я подскакиваю со стула и, чтобы высвободить Таню, бью наглецу с размаху в печень. Он выпускает ее и, застонав, оседает на пол. Узнаю в нем того самого любителя девушек, ненавистного спутника покорившей меня брюнетки. Поднимаю его за ворот белой футболки и, чувствуя, что готов вылить на него весь накопившийся во мне негатив, все переживания и эмоции, с размаху ударяю его в челюсть.

- Эдвард, ты что? – визжит Таня, оттаскивая меня от перебравшего, поэтому ничего не понимающего, человека. Он стоит на коленях и ошалело трясет головой.

Взмахнув рукой, чувствую, как постепенно проходит боль от удара, и решаю, что он, в любом случае, заслужил это. Мне действительно легче. Ощущаю некое удовлетворение.

Побережье этой ночью не очень приветливо. Начавший дуть вечером ветер сейчас не на шутку разгулялся. Волны с громким шумом накатывают на берег, поглощая большую часть пляжа. Спрятав ладони в карманы джинсов, слегка поеживаюсь от прохлады. Держась на безопасном расстоянии от волн, медленно иду вдоль океана, задаваясь вопросом, кем приходится моей незнакомке этот болван. Он определенно не достоин ее.

Сажусь на траву и, опершись локтями на колени, верчу в руках сорванный рядом невзрачный в темноте ночи маленький цветок. Соленый воздух проникает в мои легкие, вытесняя окутавший дурман ночного клуба. Голова проясняется. Чувствую, что накатывает дремота - сегодня был эмоционально насыщенный день. И еще… похоже, я влюблен.

***

Просыпаюсь ближе к обеду. На улице мрачно, но у меня отличное настроение. Сегодня готов свернуть горы. Быстрый душ, и я знаю, куда пойду перекусить. Мечтаю увидеть брюнетку снова. Почти уверен, что она будет одна. Очень надеюсь на это.

Ее нет в кафе, поэтому присаживаюсь за столик лицом ко входу так, чтобы заметить сразу же, как только она войдет. Делаю заказ и в ожидании нервно постукиваю пальцами по столу. Сегодня людей в кафе не очень много, должно быть, угрюмая погода все же вынудила некоторых туристов покинуть побережье.

Смотрю на столик, за которым я увидел ее впервые рядом с тем отморозком. В груди шевелится неприятное чувство зависти. Он проводит с ней время и не ценит этого. И сейчас ее нет. Бросаю взгляд на часы: с момента моего появления прошло сорок минут. Убеждаю себя, что она обязательно придет позже. Вероятно, я зря терзаюсь, это у них было однодневное знакомство, не более того. Они могли не приглянуться друг другу. Хотя не понимаю, как она может не понравиться. Нет-нет, она не похожа на тех, кто заводит короткие интрижки. Они оба не выглядели только познакомившимися.

Аппетит пропал, томлюсь в ожидании. Не верю, что могу больше никогда не увидеть ее. Я даже не выяснил имени этой кареглазой девушки. От хорошего настроения не осталось и следа. Верчу вилку в пальцах и через каждую минуту смотрю на часы, они неумолимо бегут вперед. Спустя почти два часа приходит смиренное понимание, что сюда она не придет.

Чувствую себя потерянным, двигаясь по дороге к гостиничному комплексу. Именно по этому пути я шел за ней вчера. Гоню от себя мысли, что она могла уехать, тоже испугавшись пасмурной погоды. От осознания, что на этом все закончится, сердце болью сжимается в груди. Накатывает ощущение безысходности.

Ноги сами поворачивают к побережью. Только там я смогу прийти в себя и подумать, что же делать дальше.

После ночного волнения океан почти спокоен. Вода ушла с берега, оставив после себя водоросли, источающие специфический запах йода. Галька, кое-где еще мокрая, приобрела темно-серый, перекликающийся с моим настроением, оттенок. Бреду по крупным округлым камням, понуро повесив голову, и разглядываю осколки выброшенных ненастьем ракушек.

Не понимаю, как со мной могло случиться такое помешательство. Думает ли она обо мне? Вспоминает ли хоть мимоходом? Пытаюсь представить, чем она сейчас может заниматься. Если не уехала, вряд ли станет сидеть в душном гостиничном номере. Я бы не задержался там ни секунды. Возможно, она не одна… И снова это неприятное чувство в груди.

Желая стряхнуть с себя горестные мысли, останавливаюсь, чтобы взглянуть на бескрайние просторы океана.

Приглядываюсь внимательнее, и от радости сердце готово выпрыгнуть из горла. Господи, все-таки она здесь! Торможу свой порыв сорваться с места и бежать к ней, как юный мальчишка. Боюсь, она не поймет меня. Вместо этого, не отрывая от нее глаз, словно она может вдруг исчезнуть, иду к ней, попутно восстанавливая неожиданно ускорившееся дыхание.

Она не ожидает увидеть меня, поэтому пугается. Вздрагивает, но растерянное выражение лица тут же сменяется приветливым. Улыбается, положив руку на грудь, унимая отголоски паники. Так приятно видеть ее милое лицо. Все еще перевожу дыхание после испытанного шока, вызванного ее возможным исчезновением из моей жизни.

- Эдвард, неужели мы снова встретились? Какое совпадение, - выдыхает она, улыбаясь еще шире.

В первый раз вижу такую ее открытую прекрасную улыбку, до чего же она обаятельна. Смотрит на меня, и лицо как будто светится, а мне хочется взять ее за руку.

- Может, прогуляемся вдоль берега? – предлагает она, и я с готовностью соглашаюсь.

Иду следом за ней, близко, чуть позади, не могу отстать ни на шаг. Она обладает необыкновенным магнетизмом. Не свожу глаз с ее длинных вьющихся, чуть спутанных ветром волос; с выглядывающего среди локонов округлого гладкого плеча; с бледной щеки, вмиг покрывшейся румянцем, когда она слегка поворачивает голову в мою сторону.

- Почему ты все время молчишь? – неожиданно спрашивает она, и на меня вдруг накатывает грусть. Так хочется быть рядом с ней идеальным. Вижу в ней тонкого и чувствительного человека, она должна понять меня и принять. Эти глаза не могут лгать. Она опускается на камни, и я сажусь тоже. На ее лице отражается раскаяние. – Прости, если сказала что-то не то…

Она чувствует себя виноватой? В чем? За все время я не сказал ей ни слова, этот вопрос должен был возникнуть рано или поздно. Легким, желанным прикосновением к пальцам прошу ее прекратить извиняться. Она замирает и снова внимательно смотрит на меня. Показываю ей, что не могу говорить, но слышу и замечаю, как меняется выражение ее лица из заинтересованного в потрясенное. Неужели она до сих пор не поняла, что я немой? Рад, что не вижу в ее глазах жалости. Что угодно, только не скорбное сочувствие.

- Ты не можешь говорить? – уточняет она ошеломленно. – Почему?

Я пожимаю плечами, вряд ли я смогу сейчас рассказать ей все перипетии моей жизни. Смотрю на темную воду океана. Вдали, ближе к горизонту тяжелые нависшие тучи начали расходиться, и там в воду уже пробиваются редкие лучи солнца. Должно быть, сегодня вечером будет замечательная погода, за которой последует теплая ночь.

Возвращаю взгляд к девушке: она молчит. Ее глаза замерли на мне, пока она о чем-то задумалась. Любуюсь ее совершенным лицом. С ней рядом так удобно молчать, но хочется слышать ее приятный голос. Подношу руку к своим губам, и это движение выводит ее из ступора.

- Ты хочешь, чтобы я говорила? – шепчет она, погружаясь в восстановившуюся между нами уютную атмосферу. Подтверждаю кивком и улыбаюсь, подбадривая ее. Заметно, что она в замешательстве. Готов ждать сколько угодно. – Белла, - вдруг произносит она. – Меня зовут Белла.

«Я знал! - ликую я. – Знал, что у нее обязательно должно быть безупречное имя. Bella bellezza! Прекрасная красота!» Пытаюсь повторить его, прочувствовать на языке. Так хотелось бы произнести имя вслух, чтобы насладиться роскошным звучанием. Белла!

Она наблюдает за моей реакцией, чуть наклонив голову в сторону, отчего ее лицо приобретает задорный вид. Когда грусть покидает ее глаза, она выглядит особенно милой и беззаботной. Настоящий ангел. Интересуется, с друзьями ли я здесь? Конечно, нет! И я так рад этому. Сегодня никто не сможет отвлечь меня от прекрасной Беллы. Буду с упоением наслаждаться ее присутствием, впитывать каждый ее взгляд, каждое движение, каждое произнесенное ею слово.

Поднимаюсь, протягиваю ей руку и с наслаждением мягко сжимаю в своей ладони ее тонкие прохладные пальцы. Не хочу выпускать их. Веду ее за собой. Она сняла босоножки, и мягкие, набегающие на берег волны у самого края превращающиеся в пену, касаются ее ступней. Мы молчим, но слова не нужны - кажется, пользуясь моментом нашей тишины и ненавязчивых звуков океана, говорят наши души. Изредка бросаем друг на друга взгляды, дарим улыбки - это ли не рай?

Неожиданно Белла начинает рассказывать о своем детстве, о маме… Откуда она знает, что я хочу знать о ней все? Ее глаза наполняет печаль, взгляд становится отрешенным, как будто она на самом деле переносится на годы назад. Грустит о давно прошедших временах - это говорит о многом. Похоже, нынешняя жизнь не содержит столь приятных, насыщенных воспоминаний, способных затмить грусть о былом. Чувствую, что она делится самым сокровенным, личным, раскрывается передо мной. Ее уныние находит отклик в моем сердце, ведь и я рано лишился родительской любви. Понимаю ее, как никто другой. Желая поддержать, сжимаю ладонь.

Она продолжает грустить, идет молча, глядя себе под ноги, и крепко держится за мою руку. Как хотелось бы уметь читать ее мысли. Сейчас она выглядит особенно ранимой и уязвимой. Появляется желание одним движением освободить ее ото всех горестей, спасти, оградить от обидчиков.

Ветер поднимает ее волосы, и она движением головы откидывает их назад, убирая с лица; ногой играючи пинает накатывающую пену. Белла так естественна в своих движениях, так непринужденна, что я, не удержавшись, опускаю взгляд на наши переплетенные руки и большим пальцем глажу нежную кожу держащейся за меня ладони.

В какой-то момент душевный настрой девушки меняется, чувствую это, даже не успев поднять глаза. Она расцветает, оживает, яркая улыбка преображает ее лицо. Не могу не отвечать ей тем же. Любуюсь. Как же она красива и желанна.

Выпустив мою ладонь, Белла бежит по берегу, широко разведя руки в стороны, и совершенно не обращает внимания, что ее длинная юбка намокла. В моей груди замирает сердце, когда я наблюдаю за ней - она идеальна. Белла, океан и пробивающиеся сквозь облака лучи солнца – шедевр кисти талантливого художника. Гибкая, изящная фигура, длинные развевающиеся волосы и счастливая улыбка. Захваченный образом, я не могу удержаться, опускаю ладонь в воду и посылаю в сторону девушки россыпь брызг. Она весело хохочет и отвечает мне тем же. И мне очень нравится эта по-детски непринужденная игра.

Сидим на берегу выбившиеся из сил, но довольные. С моих волос на лицо стекают капли воды, и я смахиваю их. Одежда насквозь промокла. Белла скручивает волосы в жгут, чтобы отжать с них воду. В ушах до сих пор звучит ее звонкий смех, такой приятный звук. Не способный убрать с лица счастливую улыбку, смотрю на свою спутницу. Она чуть дрожит. Несмотря на то, что солнце все-таки вышло из-за туч, ветер ощутимо холодит влажные тела. Через тонкую ткань мокрой майки Беллы проступила грудь с соблазнительно торчащими сосками. Стараясь не смотреть, снимаю свою рубашку, отжимаю и накидываю на плечи девушки. Мокрая ткань не будет греть, но хотя бы защитит от легкого вечернего бриза. Белла смотрит серьезно и благодарно. И снова это ощущение магнетического притяжения, словно она зовет меня без слов.

Вспоминаю, что в кармане джинсов лежат деньги и сигареты, наверняка теперь промокшие. Достаю пачку, с улыбкой смотрю на нее. Да уж… Желая снова услышать заливистый смех Беллы, делаю попытку рассмешить ее. Выуживаю сигарету, вставляю между губ. Девушка весело хохочет, глядя, во что превратился этот бестолковый теперь рулончик серой бумаги, а я млею в ответ.

Так хорошо рядом с ней, настолько комфортно и легко, будто знаю ее много лет. Никакого стеснения или неудобства. Она уже родная моей душе. Разве смогу теперь отпустить ее? Не представляю, как завтра я буду заниматься своими обычными делами, и ее просто не будет рядом. Жизнь уже никогда не станет прежней.

Смотрю на ее руки, шею, лицо, и сердце сжимается от тоски, когда чувствую, что эти прекрасные глаза прощаются со мной. Не могу поверить, что она сейчас уйдет.

И словно оправдывая все мои страхи, Белла говорит, что ей пора.

Не дожидаясь моей реакции, не глядя на меня, она начинает собираться. Запускает ладонь в волосы и встряхивает их, чтобы чуть просушить, расправляет все еще мокрую прилипшую к ногам юбку, застегивает на тонких щиколотках босоножки, а я готов зарыдать, глядя на все это. Если бы я мог говорить, то закричал бы от отчаяния. Она снимает рубашку и протягивает ее мне. В ее кофейных глазах я вижу ту же муку, что чувствую сам.

Умоляя ее не уходить, хватаюсь за ее пальцы, как за спасительную соломинку. Неотвратимость расставания сокрушает меня, горло сводит спазм. Мой взгляд просит ее не бросать меня, остаться. Торопливо хватаю ее за вторую руку в надежде, что она уступит, передумает, отсрочит миг прощания, и она сдается, кивает, соглашаясь.

Боюсь поверить. Сомневаюсь, что, став по-настоящему помешанным, правильно понимаю ее.

- Да-да, я останусь, - судорожно шепчет Белла, снова возвращая меня к жизни. Чувствую, что она действительно не хочет уходить, чем делает меня неизмеримо счастливым. Выдохнув от облегчения, выпускаю ее руки, вдруг осознавая, как сильно сжимал их. Миг расставания отсрочен, не хочу думать о том, что будет дальше.

Солнце начинает склоняться за горизонт, на океан постепенно опускается ночная тень. Мы медленно бредем по берегу, наслаждаясь восстановившейся между нами сокровенной связью. Как будто мы - единое целое, неразделимое. Впервые чувствую такую острую потребность в человеке. Что Белла делает со мной? Пусть она просто будет рядом, даря возможность смотреть на нее и понимать, что большего мне не нужно.

На нашем пути появляется кофейня. То, что нужно. Не раздумывая долго, хватаю Беллу за руку и, не чувствуя никакого сопротивления, веду ее туда. Мне нравится это место, оно обладает какой-то волшебной атмосферой. Никогда не приходил сюда с кем-то. Легкий полумрак и приятная музыка усиливают ощущение таинственности. Белла выглядит, как морская нимфа: густые спутанные после воды и нашей игры волосы, румяные щеки и этот неповторимый роковой взгляд - глаза цвета кофе.

Подталкиваю Белле меню, но она, засмущавшись и пробормотав какие-то слова, прячет лицо в ладонях. Не понимаю, что не так. Чувствует неловкость от того, что я хочу напоить ее кофе? Накатывает ощущение грусти, - она не разбалована вниманием, и это злит меня. С кем, черт возьми, она проводила свое время? Что за мужчины ей попадались? Готов немедленно бороться с чудовищной несправедливостью. Прикасаюсь к женским пальцам, желая освободить прекрасное обеспокоенное лицо. Снова указываю на меню, но Белла, все еще не поборов смущение, находит предлог, чтобы сбежать от меня в туалет.

Не знаю, как реагировать на ее смятение. Она не должна испытывать таких чувств.

Жестом подзываю официанта и показываю, что нам принести. Достаю из кармана мокрые купюры и, заметив на лице работника недоумение, усмехаюсь. Какая разница, как выглядят деньги.

В ожидании Беллы смотрю в темное широкое окно, перед которым расположен наш столик, и в отражении вижу себя. Не пойду сегодня в клуб, думаю, они с легкостью найдут молодого, желающего заработать и показать свои умения, диджея на замену. Таких каждый вечер выстраивается целая очередь перед клубом.

Официант приносит заказ, а Беллы все нет. Начинаю переживать. Боюсь допустить мысль, что она могла бросить меня и уйти. Опускаю глаза на свои вдруг задрожавшие руки и пытаюсь успокоиться. Судорожно сглатываю, чувствуя, что к горлу подкатывает тошнота. Не свожу глаз с угла кофейни, за которым скрылась Белла, и она появляется.

Глубоко вздыхаю: какой же я дурак.

Она скромно садится за столик и бросает взгляд на большую тарелку с пирожными, в ее глазах заметно удивление. Осчастливленный ее возвращением, улыбаюсь и пожимаю плечами. Я не знаю, что именно она любит, и хочу угодить.

Она берет чашечку двумя руками и отпивает кофе. Ее глаза медленно закрываются, а на лице появляется выражение блаженства. Чувствую, как от нее исходят волны удовольствия. Доносится едва слышимый, пробирающий меня стон. Лицо становится расслабленным, выражает небывалое сладострастие. Я почти перестаю дышать, наблюдая за испытываемым ею наслаждением. С дикой силой меня влечет к ней. Кажется, ее дыхание шепчет мне, зазывая, искушая.

Она ставит чашечку на стол и поднимает на меня глаза. Не могу отвести взгляда, она околдовала меня, намертво приворожив к себе.

- Спасибо за все, - шепчет она, а я понимаю, что обратного пути нет: я уже люблю ее.

Двигаемся по ночному городу, держась за руки и тесно прижавшись плечами, впитываем тепло наших тел и душ. Кажется, время остановилось, и мы находимся в каком-то нереальном мире, где нет ни людей, ни забот, ни расставаний. Она пришла и наполнила мою жизнь светом, а я готов идти за ней на край земли, ни на шаг не отступая в сторону. Мы не смотрим друг на друга, больше не улыбаемся, бережно несем дарованное нам ощущение переполненности чувствами и эмоциями.

Смех и шум музыки в стороне не может разрушить возникшей между нами тесной связи, но так хочется держаться подальше ото всей сосредоточенной там порочности. Белла смотрит в сторону клуба, крепче сжимая мою руку. Пытаюсь ненавязчиво увести ее отсюда как можно дальше, оберегая редкую чистоту и нежность. Но она останавливается и, словно поняв что-то, заметив, не сводит взгляда с сияющей вывески и мигающих огней на стенах. В ее глазах отражается паника, и я вглядываюсь в людей, жмущихся у стен - неужели она увидела его?.. Не вижу никого знакомого, но, стараясь перекрыть Белле обзор, встаю перед ней и, мягко обняв за плечи, разворачиваю, желая увести подальше. Тяну ее за руку, и она поддается. Неожиданно она начинает оседать, как будто силы вдруг покидают ее, и я подхватываю ее на руки, унося отсюда.

Иду на побережье. Голова Беллы прижимается к моей груди, а горячее дыхание опаляет грудь через расстегнутую рубашку и майку, заставляя кожу покрываться мурашками. Девушка молчит, иногда еле слышно всхлипывает. Кажется, я все же понимаю, что с ней произошло возле клуба, и внутри разгорается желание снова ударить в челюсть того типа, не понимающего, какое возле него сокровище.

Сажусь на гальку и, опустив Беллу на свои колени, слегка покачиваю ее как в колыбели. Она так ладно устроилась в моих объятиях, как будто заняла давно предназначенное для нее место. Хочу спасти ее ото всех невзгод, прикрыть от бед и расстройств, и больше никогда не выпускать из своих рук.

Белла поднимает голову и осматривается, похоже, только сейчас поняв, куда я принес ее. Она смотрит в мои глаза, и я вижу в них благодарность и еще что-то. Ее ресницы трепещут, во взгляде читается сомнение, но она манит меня, и я тону, медленно погружаясь в кофейный омут ее глаз. Между нами что-то происходит, и я чувствую, как шевелятся волосы на затылке.

- Прости меня, - шепчет она; я не совсем понимаю, за что она извиняется, - …но мне нужно это, - заканчивает она и мягко тянется к моим губам.

По моему телу пробегает дрожь, я продолжаю смотреть в кофейные глаза, не веря в то, что происходит. За сотые доли секунды мысли сменяют одна другую. Что это? Наше притяжение или месть ему? Не верю, что все невероятные эмоции, электрическими разрядами пробегающие между нами этим вечером, могли оказаться ничем по сравнению с ее обидой. Она не так жестока, чтобы манипулировать другим человеком, его чувствами и желаниями. А я так желаю ее, и эти губы такие нежные.

Должно быть, я слишком долго сомневался, потому что ее ресницы вдруг дрогнули, и появилось ощущение, что она собирается отодвинуться. Нет, только не это. Обхватываю ее нижнюю губу своими губами, впитывая ее сладость. Белла делает мне бесценный подарок - вряд ли я мог мечтать о поцелуе. Еще мгновение, и я понимаю, что не могу больше сдерживаться. Прижимаю ее тело теснее к себе, закрываю глаза и поддаюсь велению своего сердца.

Перехватывает дыхание от накативших чувств. Этого не может происходить со мной - я прикасаюсь к губам прекрасной богини. Еще сутки назад я не смел вообразить такого. Девушка постанывает, и эти звуки отдаются дрожью во всем моем теле, ее руки скользят по коже моей груди, шее и зарываются в волосы на голове. Она божественна! Крепче обнимаю и чувствую, как мало мне ее поцелуев, хочется еще и еще, становлюсь таким ненасытным. Целую ее дико, жадно, запускаю ладонь в густые волосы; другой рукой обнимаю талию и притягиваю ее плотнее к своему животу. Наше частое дыхание перемешивается, мы впитываем друг друга, поглощаем.

Мы сходим с ума от неожиданной страсти. Белла хнычет, я и сам хныкал бы, если бы мог. Готов проглотить ее. Чувствую, как дрожу от желания, а она, похоже, не находя выхода своим эмоциям, виснет на моей шее, до боли прижимается ко мне. Накатывает нужда полностью, до последней молекулы раствориться в ней.

Нужно найти другое место, пока у нас не появились зрители. Удивляясь самому себе, что способен мыслить под натиском таких сокрушительных чувств, заставляю себя оторваться от нее. Смотрю по сторонам и замечаю вдали крытые катера. Если нам повезет, один из них обязательно окажется незапертым. Подхватываю Беллу на руки и почти бегу туда, так мне хочется вернуться к ее губам. Она не облегчает мне задачу, не останавливается, повиснув на моей шее, продолжает целовать, облизывать и даже кусать мой подбородок, челюсть… Закрываю глаза, чтобы перевести дыхание, готов остановиться, не добежав до катеров, и уложить ее на камни.

Она отстраняется от меня, – спасибо, о боже, за небольшую передышку! - чтобы посмотреть, куда я несу ее. Ставлю ее на ноги, и прежде чем отойти, убеждаюсь, что она способна стоять. Так не хочется выпускать ее из своих рук.

Один из катеров действительно открыт, не могу поверить в нашу удачу. Должно быть, высшие силы благосклонны к нам, и то, что мы делаем – правильно. Поворачиваюсь к Белле, она уже бежит ко мне. Помогаю ей забраться наверх и сразу же снова притягиваю к себе. Ее губы обжигают и дарят наслаждение. Она скидывает с моих плеч рубашку, и я, освободившись от ненужной ткани, жадно прикасаюсь к девушке руками, глажу ее шею под взлохмаченными волосами, спину, плечи, обнимаю тонкую талию. Не могу удержать учащенное дыхание. Сильно прижимая ее к себе, пячусь назад к открытой двери каюты.

Снова вынужденные оторваться друг от друга, мы преодолеваем небольшую лестницу и замираем. Через открытую дверь на нас светит луна. Если Белла сейчас передумает, я умру, прямо здесь. Тяжело дыша, смотрю в ее глаза, пытаясь понять мысли, и не вижу в них сомнения. Она желает меня так же, как я ее.

Кладу руку на ее плечо, она делает уверенный шажок ко мне и, подняв голову, не сводит с меня глаз. Происходит что-то необъяснимое: неожиданно на меня накатывает неимоверная нежность к этой девушке, ее лицо такое прекрасное и такое любимое. Я бережно обхватываю ладонями ее щеки и, наклонившись, ласково и мягко прикасаюсь к ее губам. Не хочу страстно сдирать с нее одежду, хочу медленно чувствовать, наслаждаясь каждой клеточкой ее тела.

Белла легко подстраивается под меня, но неспешный поцелуй распаляет еще сильнее. Не выдерживаю и медленно тяну ее майку вверх, пальцы покалывает от желания прикоснуться к обнаженной коже ее спины. На мгновение вынуждены отступить друг от друга, чтобы скинуть майки. Она прижимается обнаженной округлой грудью ко мне, и я потрясенно выдыхаю, скользя кончиками пальцев вниз от лопаток к талии.

Девушка опускается назад на кровать и тянет меня за собой. Перекатываемся дальше от края, Белла садится сверху, и я, поглаживая ее колени, любуюсь очертаниями небольшой груди в тусклом отблеске луны. Ее ладони скользят по моей коже, исследуя и изучая. Неожиданно склонившись, она целует мой живот, я вздрагиваю от переизбытка эмоций, мне слишком хорошо. Едва могу контролировать себя, когда Белла, продолжая сладкую пытку, оставляет жаркие поцелуи на моей груди, и дерзкий язычок обводит сосок. Я дрожу и не могу удержаться, чтобы не напасть на нее.

Резко подминаю ее под себя и обрушиваю на ее тело град поцелуев, готов прикасаться губами повсюду, куда дотянусь. Везде. Добираюсь до груди, сначала одариваю вниманием мягкие полукружия, потом перемещаюсь к соскам. Посасываю, покусываю твердые верхушечки, и от ее вздохов и стонов чувствую, как ужасно тесно и больно мне становится в джинсах.

Похоже, Белла испытывает те же самые чувства, потому что вдруг приподнимает бедра и трется о выпирающую ширинку. Закрываю глаза и часто дышу: слишком много чувств одновременно, если она не притормозит, боюсь, я опозорюсь. Так сильно хочу ее. Скольжу рукой по ее бедру вниз, и она снова прижимается ко мне. Спасая себя, накрываю ее ладонью через трусики, она издает протяжный звук удовольствия и тянется руками к моей ширинке.

Проникаю под хлопковую преграду – интимное местечко такое теплое и влажное. Меня трясет от страсти и потребности в девушке. Ее ловкие пальцы быстро расправляются с моей ширинкой и обхватывают член. Нападаю на ее губы, она сжимает меня, и я, застонав, понимаю, что готов кончить прямо сейчас, даже не побывав внутри. Резко отдвигаюсь и сажусь у ее коленей. Видя, как она извивается от желания, подхватываю ее трусики с двух сторон и медленно снимаю их, одновременно переводя дух. Следом Белла скидывает юбку, которая, собравшись на талии, уже ничего не прикрывает.

Свет луны очерчивает контур женского тела тусклой белой линией. Какая же она красивая, богиня, - в очередной раз не могу не изумиться я.

- Не смотри на меня так, - шепчет она и смущенно отворачивает лицо. Но почему? Я хочу любоваться, восхищаться, наслаждаться видом! Скидываю джинсы, нависаю над ней и провожу рукой по ее щеке, успокаивая. Ей совсем не о чем переживать – она идеальна.

Одними губами произношу «красивая», и по ее глазам вижу, что она понимает меня. С ней так легко молча общаться, совсем не чувствую, что во мне есть изъян. Прекрасная Белла. Благодарен ей за все.

Прижимаюсь к ее губам, она тут же обнимает меня за шею, отвечая. Вспыхнувшая до этого страсть возвращается моментально, разгораясь с новой силой. Поцелуй становится ненасытным, и Белла разводит колени, приглашая меня в рай. Я вхожу медленно, смакуя движение. Она такая теплая, мягкая и влажная. Электрическим разрядом через все мое тело пробегает дрожь. Белла запрокидывает назад голову, застонав. Целую ее подбородок, шею, двигаясь вперед и назад, проникая все глубже. Она качается мне навстречу, даря невероятные ощущения. С трудом сдерживая себя, постепенно ускоряюсь, и она стонет, заводя меня все больше.

Это какое-то сумасшествие. Я не в состоянии контролировать свое тело, сейчас оно живет самостоятельной жизнью. Столько удовольствия за раз, разве может человек вынести это? Белла неистовствует, стоны становятся громче, и я, подхватив ее бедро, чуть меняю угол проникновения. Какое же блаженство быть внутри нее, прикасаться к ней, целовать ее. Не хочу, чтобы наше совершенное единение заканчивалось, но, похоже, все идет к тому. Горько-сладкое ощущение.

- Остановись, - надрывно кричит Белла, и в конце ее голос срывается.

Я замираю, растерянно глядя на нее. Неужели я сделал ей больно, перестав управлять собой. Ее глаза блестят, она сжимает губы, борясь с эмоциями, чтобы не заплакать. Проклиная себя, хочу отодвинуться, но она хватается за меня руками и ногами и не отпускает. Вопросительно смотрю на нее.

- Так хорошо с тобой, - шепчет она, задыхаясь, - боюсь вдруг проснуться.

Потрясенно смотрю на нее: она озвучивает мои мысли, секунду назад я думал о том же самом. Целую ее глаза и чувствую соленый привкус слез. Не надо плакать, моя прекрасная Белла. Ласкаю ладонью ее лицо: лоб, щеки, прикасаюсь пальцами к губам, и она целует их. Пристально вглядываюсь в ее глаза, не веря, что встретил такую невероятную женщину.

Снова прикасаюсь губами к ее глазам, спускаюсь ко рту. Целую нежно, не торопясь, любя, наслаждаясь мгновением, и опять не спеша начинаю двигаться. Не отрываясь от ее горячих губ, скольжу в ней, переживая неслыханные по своей интенсивности ощущения. Постепенно ускоряюсь, и вскоре обоюдная страсть опять захватывает нас.

В этот раз мы уже не можем остановиться, я не способен. Так хорошо, что тело требует большего. Темп нарастает, Белла задыхается подо мной, да я и сам едва могу дышать. Обхватив ее ягодицу, я приподнимаюсь и начинаю совершать мощные глубокие толчки. Вижу, как судорожно вздымается ее грудь, она лихорадочно хватается руками за покрывало над своей головой, и ее стоны переходят в крики. Еще мгновение, и она выгибается дугой от наслаждения, а внутри начинает сжимать меня. Ох! Я выпускаю ее ягодицу, падаю на нее и, готовый последовать за ней, совершаю еще несколько быстрых движений. От наслаждения, кажется, темнеет в глазах. Через все тело проносится небывалой силы ураган удовольствия. Белла крепко обнимает меня, и мы дико дрожим с ней вместе, переживая одну на двоих невероятную эйфорию.

Медленно прихожу в себя, поднимаю голову и смотрю на Беллу. Она улыбается ленивой, блаженной улыбкой. Мягко прикасаюсь к ее губам и чуть отодвигаюсь в сторону, представляя, как ей тяжело держать меня.

Нахожу ее руку, и наши пальцы переплетаются. Лежим молча, впитывая покой и тепло друг друга. Должно быть, я попал в сказку или сплю в своей одинокой кровати, и мне снится сон. Происходящее здесь не может быть реальностью.

Огромная луна полностью выглядывает из-за нараспашку раскрытой дверцы каюты, ее свет ярким фонарем освещает наше ложе. Дыхание Беллы становится спокойным и размеренным. Поднимаю глаза и понимаю, что она уснула. Любуюсь лежащей девушкой, ее лицо выглядит таким умиротворенным и безмятежным. Подперев голову ладонью, не могу отвести от нее глаз. Изучаю линию чуть изогнутых бровей, пушистых ресниц, отбрасывающих тень на тонкие скулы, аккуратный прямой нос и четко очерченные, слегка опухшие после моих поцелуев, губы. Не могу удержаться и, потянувшись, снова кратко прикасаюсь к ним ртом. В ответ ее губы слегка искривляются в улыбке.

Не хочу засыпать, не могу терять ни секунды рядом с ней, тратить бесценное время на сон. Почему я чувствую, что наша сказка заканчивается? Тело сопротивляется моим желаниям, усталое и крайне удовлетворенное, оно требует отдыха. Нужно освежиться и прогнать сонливость. Не хочется оставлять Беллу, но, представляя прохладную и бодрящую воду, я медленно встаю и выхожу наружу.

Яркая луна заливает побережье серебристым светом, отчего вода искрится и манит свежестью. Осматриваюсь по сторонам - нет ли поблизости таких же любителей ночных купаний. Спрыгнув с катера, бегу к воде и с разбегу ныряю с головой. Прохлада окутывает тело, заставляя его покрыться мурашками. Вынырнув на поверхность, я раскидываю руки в стороны и счастливо улыбаюсь. Хочется кричать, чтобы все знали, что я самый счастливый человек на свете. Плыву к берегу, желая как можно быстрее вернуться назад.

Сижу на ступеньках у входа в каюту и не могу наглядеться. Перед красотой Беллы невозможно устоять, она приковывает взгляд, завораживает разум, останавливает дыхание. Густые темные волосы разметались по светлому покрывалу; мягкими изгибами тела, длинными ногами, изящными тонкими руками можно восхищаться бесконечно.

Чувствую, как распирает грудь от вновь накативших чувств. Приложив ладонь к груди, закрываю глаза, пытаясь справиться с приступом безграничной нежности. Не могу больше находиться на расстоянии, прикрываю дверь каюты, ложусь рядом и обнимаю девушку.

***

Музыка в клубе гремит во всю мощь. Не различаю переливов мелодии, не чувствую красоты звучания, слышу только безжалостные электронные удары, кажется, разрывающие барабанные перепонки. Мигающий свет вызывает головокружение и слабость, но это больше не имеет значения. Без разницы, что происходит вокруг. Сижу на высоком стуле у барной стойки и пью, уже со счета сбился, который стакан неразбавленного виски.

Не знаю, сколько дней, недель прошло с момента нашей любви на катере. Я потерял счет времени. Дни и ночи смешались, превратившись в одни сплошные серые сутки. Не помню, когда последний раз ел, спал. То забытье, в которое я периодически впадаю, сложно назвать сном, скорее, бредом.

Белла просто ушла той ночью, бросив меня, пока я спал, исчезла из моей жизни. Вырвала мое сердце и забрала его с собой. Глупое сердце, которое в тот момент неожиданно почувствовало дикую жажду жизни, страстное желание поверить, раскрыться для нее. А она попросту растворилась, оставив меня одного продолжать жить дальше. Как будто теперь я смогу когда-нибудь забыть о ней. Невыносимые мысли целиком поглотили мой истерзанный разум, и даже выпивка была не способна помочь.

Белла, океан и пробивающиеся сквозь тучи лучи солнца. Гибкая, изящная фигура, длинные развевающиеся волосы и счастливая улыбка – этот образ навечно засел в моей голове, постепенно разрушая, уничтожая то, что от меня осталось.

Поначалу я наивно верил, что найду ее. Ходил по кругу: кафе, побережье и снова кафе… Клял себя, что ни разу не проследил за ней до дверей гостиницы, одной из десятка расположенных в том гостиничном комплексе. В клубе мечтал увидеть ее ненавистного спутника, но и он отныне не появлялся. Она сделала все, чтобы я больше никогда не нашел ее. Белла стала для меня всем. Кем же я был для нее?

На смену бесполезным поискам пришла апатия. Я не выходил из дома, не вставал с кровати, не открывал глаз, пока не появилась Таня и не растрясла мое безвольное тело. Зачем она сделала это? Подняла на поверхность все, что было утоплено глубоко внутри. Вызвала бурю эмоций. От накатившей убивающей безысходности я громил квартиру, ломал стулья, рвал подушки. Не видел выхода. Не различал света. Потом рыдал, когда Таня сбежала, напуганная.

И вот я здесь. В клубе. Оживший? Нет. Просто существующий.

Я больше не встаю за диджейский пульт, в моем сердце с некоторых пор не играет музыка. Прихожу сюда, чтобы выпить и громким, бьющим по мозгам битом вытеснить из головы мысли, а после забыться очередным бредовым сном в своей одинокой ненавистной постели.

- Я помню тебя, - раздается прокуренный женский голос, прерывая изводящие меня думы.

Поворачиваю голову и вижу рыжеволосую девушку. Она тоже не трезва, курит, а между затяжками попивает из стакана какой-то напиток. Да, и мне ее лицо кажется знакомым. Наверное, она часто бывает здесь, неудивительно, что мы могли встречаться раньше. Совсем не хочется заводить знакомства. Готов допить остатки виски и уйти, пока рыжая не стала слишком навязчивой. Люди в последнее время раздражают меня.

- Джеймс облил тебя выпивкой, пьяная скотина, - усмехается она, продолжая, - а ты просто встал и ушел.

О чем она говорит?

- Я бы ему яйца оторвала, - глубоко затягиваясь сигаретой, зло выплевывает девушка и снова усмехается. В ее взгляде наряду с яростью читается разочарование.

Словно издалека ко мне приходит затертое воспоминание о том дне, когда я впервые столкнулся со спутником Беллы. Как будто это происходило в другой жизни.

Джеймс?

В груди вспыхивает крохотный огонек надежды. Возможно, она знает, где найти его? Рыжеволосая тушит сигарету и, бросив на меня затуманенный алкоголем взгляд, встает со стула. Я не даю ей уйти. Хватаю за руку выше локтя, она кривится от боли. Возможно, я слишком сильно сжал ее, едва справляясь со своими эмоциями.

Хватаю салфетку и судорожно показываю бармену, чтобы подал мне ручку.

«Где Джеймс?» – коряво пишу я, с трудом подавляя дрожь в руках.

- Откуда я знаю? – пожимает плечами девушка. – Уехал, наверное, ублюдок.

Мне становится трудно дышать, стараюсь не поддаваться отчаянию.

«В какой гостинице он жил?»

- А тебе зачем? – с вызовом спрашивает она. Игнорируя ее вопрос, сжимаю губы и стучу ручкой по написанному, повторяя свой вопрос. По глазам вижу, что знает. – Я была там всего один раз, но он прогнал меня.

Двигаю к ней салфетку и протягиваю ручку. Она пишет, а я, заглядывая через ее плечо, читаю. Знаю это место. Готов немедленно сорваться и бежать туда, но понимаю, что сейчас глубокая ночь, и я пьян. Поддавшись порыву, благодарно обнимаю рыжеволосую девушку и, впервые за долгое время улыбнувшись, ухожу из клуба.

Пытаюсь спать, но сон не приходит, я слишком взволнован. Едва дожидаюсь утра, принимаю душ, с особой тщательностью приводя себя в порядок после многодневного забытья. Критично смотрю в зеркало: похудел, под глазами пролегли тени, волосы отросли. Не знаю, что я хочу увидеть в той гостинице, что узнать? Вряд ли Белла до сих пор в городе, но даже если и так, желает ли, чтобы я искал ее. Стараюсь не думать об этом. Впервые за кучу беспросветных дней у меня появился хоть какой-то ориентир.

Озираюсь по сторонам, стоя в огромном светлом холле гостиницы. Я уже был здесь много дней назад, тогда серьезный администратор равнодушно пожал плечами, когда я показал листочек с именем девушки. Понимаю, слишком мало информации, но я был в отчаянии.

Теперь я знаю, что Джеймс точно жил здесь. Так может, и она тоже? У ресепшн в этот раз другой администратор – женщина. Ее доброжелательное лицо вселяет надежду. Стараюсь верить в лучшее.

Протягиваю ей записку: «Белла и Джеймс. Ищу их».

- А фамилию вы можете назвать? – участливо интересуется она. С сожалением качаю головой. Если бы знал, возможно, все было бы проще.

Она внимательно изучает меня, о чем-то задумавшись. Должно быть, выгляжу я не слишком впечатляюще.

- Минуточку, - наконец, произносит она и что-то набирает на клавиатуре, смотрит в экран и, словно в подтверждение своих мыслей, кивает. – Вот. Джеймс и Изабелла Хантер освободили номер три недели назад.

Ее слова звучат, как приговор. Три недели… давно уехала… и она замужем за этим. Чувствую, как сводит судорогой мышцу на нижней губе. Тело деревенеет, в голове разрастается давящий гул, я стою, продолжая смотреть на приветливого администратора, лицо которого вдруг становится грустным. Эта женщина понимает, что ее слова разочаровывают меня.

Тру руками лицо. А чего я, собственно, ожидал? Для нее наша встреча стала лишь приятной интрижкой, коротким курортным романом. Не могу поверить, что все-таки ошибся, и ночь искренней любви, какой она стала для меня, для Беллы была всего лишь орудием мщения. Они стоят друг друга? Не могу принять этого, прекрасные кофейные глаза не могли лгать. Белла не могла. Нервно взъерошив волосы, я напоследок благодарно киваю продолжавшей изучать меня женщине и отворачиваюсь. Грудную клетку сжимает от невозможности излить всю скопившуюся на душе горечь.

- Погодите, - окликает она меня. – Вас случайно не Эдвардом зовут?

Я оборачиваюсь и озадачено киваю. Она манит меня к себе рукой и ободряюще улыбается.

- Они уехали не вместе. Она – рано утром, а он – ближе к вечеру. Изабелла села в такси, отъехала, но спустя минуту снова вернулась в холл. Она плакала. – Я хмурюсь, не понимая, к чему ведет администратор. – Она оставила вам записку, наспех написала ее за этой стойкой. Прошло столько времени, я думала, вы уже никогда не появитесь.

Kristiania - Would You Be

Она протягивает мне сложенный пополам листочек, поверх которого написано мое имя, и я, чувствуя, словно из меня вышибли весь воздух, беру его дрожащими руками.

- Удачи! – улыбается женщина и отходит в сторону, а я смотрю на листок и боюсь раскрыть его.

Не могу поверить, что все это происходит наяву. Так долго искал девушку. С трепетом держу в руках бумагу, к которой прикасались ее пальцы. Она почти стала для меня призраком, иллюзией. Идеальной женщиной, созданной моим больным воображением. Теперь держу в руках то, что она оставила для меня. Не представляю, чего ждать от написанного: воскрешения или окончательного уничтожения. Отхожу от стойки к мягким диванам. Сердце колотится, как сумасшедшее, когда я разворачиваю записку…

Невысокие теплые волны с размеренным шелестом накатывают на берег. Я иду по самой кромке, и мои ноги по щиколотку омываются бурлящей по краям пеной. Небо затянуто легкой дымкой, которая вскоре должна рассеяться, но из-за нее пляж выглядит не слишком приветливым. Это состояние природы мое самое любимое. Растревоженные поднявшимся несильным ветром чайки с недовольным криком летают над океаном. Я же, впервые за последние несколько недель, по-настоящему ощущаю покой и умиротворение в душе. С наслаждением вдыхаю соленый ароматный воздух океана и глупо улыбаюсь, сжимая в кармане драгоценный клочок бумаги.

Сомнений нет. Решение выстрадано расстоянием длиною в месяц. Билет куплен, через три часа самолет вылетает в Сиэтл. Напоследок присаживаюсь на гальку и смотрю на горизонт, окидывая взглядом бесконечные просторы океана. Ветер почти разогнал невесомую пелену, и яркие солнечные лучи начинают серебрить воду. Подставляю лицо солнцу, как когда-то это делала Белла, наслаждаясь его теплом и лаской. И время от времени возвращаюсь взглядом к записке, постоянно зажатой в руке, чтобы снова читать написанные рядом с адресом сокровенные слова: «Буду ждать тебя всегда. Люблю! Белла Свон».


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/149-13597-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Miss_Flower (18.12.2018) | Автор: Miss_Flower
Просмотров: 1276 | Комментарии: 26


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 26
+1
25 Маш7386   (03.01.2019 16:50)
Супер история! Очень понравилась! Большое спасибо!

0
26 Miss_Flower   (03.01.2019 19:35)
Очень рада, что понравилось! Спасибо за комментарий smile

+1
23 tess79   (02.01.2019 09:19)
Мне нравится просто ВСЕ!!! happy Спасибо за прекрасную историю happy

0
24 Miss_Flower   (02.01.2019 22:21)
Я очень рада, что понравилось smile

+1
21 julya16   (24.12.2018 06:31)
Интересная история. Два сердца наконец-то встретились) Спасибо.

0
22 Miss_Flower   (24.12.2018 20:10)
Спасибо!

+1
17 Валлери   (22.12.2018 01:18)
Огромное спасибо за чудесную, эмоциональную, увлекательную историю!

0
20 Miss_Flower   (23.12.2018 12:14)
А тебе, Светик, спасибо за моральную поддержку!

+1
15 -Piratka-   (21.12.2018 20:14)
История стала полной. Спасибо. Очень понравилось.

0
19 Miss_Flower   (23.12.2018 12:13)
Очень рада, что понравилось!

+1
14 terica   (21.12.2018 18:07)
Встретились два одиночества, две половинки... с разным образом жизни.
Но нет сомнения, что найдут общую дорогу в жизни, если есть одна настоящая любовь на двоих.
И совсем скоро состоится встреча в Сиэтле - ведь записка с адресом и сокровенными словами постоянно зажата в руке Эдварда:
Цитата Текст статьи ()
«Буду ждать тебя всегда. Люблю! Белла Свон».

Большое спасибо за чудесную, проникновенную историю.

0
18 Miss_Flower   (23.12.2018 12:10)
Цитата terica ()
Но нет сомнения, что найдут общую дорогу в жизни, если есть одна настоящая любовь на двоих.

Думаю, любовь способна преодолеть любые преграды!
Цитата terica ()
И совсем скоро состоится встреча в Сиэтле

Встреча состоится в Форксе wink Об этом написано в "Лабиринте". В Сиэтле только аэропорт.
Цитата terica ()
Большое спасибо за чудесную, проникновенную историю.

Вам спасибо огромное, что читаете и оставляете комментарии!

+1
13 робокашка   (21.12.2018 11:10)
Действительно встретились родственные души, с одной мелодией на двоих.

Спасибо за миник!

0
16 Miss_Flower   (21.12.2018 21:58)
Такое бывает раз в жизни, и то не у каждого!

+1
9 Svetlana♥Z   (20.12.2018 06:09)
Спасибо, очень милая история глазами Эдварда. Оказывается, он наблюдал за ней несколько дней! tongue И как и в прошлый раз очень хочется продолжения. Счастье давно выстрадано, по крайней мере, со стороны Беллы, но сможет ли роман зародившийся на море превратиться в "долго и счастливо"? Хочется надеяться на лучшее! happy wink

+1
12 Miss_Flower   (20.12.2018 22:51)
Цитата Svetlana♥Z ()
Оказывается, он наблюдал за ней несколько дней!

Вот такой он у меня получился одержимый. biggrin
Цитата Svetlana♥Z ()
как и в прошлый раз очень хочется продолжения.

Ахаха... это радует, значит история увлекла)))
Цитата Svetlana♥Z ()
Счастье давно выстрадано, по крайней мере, со стороны Беллы

Да, страдания Беллы отражены в части написанной от ее имени, но в этой части мы в полной мере убеждаемся, каким мерзавцем был ее муж. Жизнь Эдварда тоже сложно назвать удовлетворительной. Он просто проживал день за днем, ходя по кругу. Радости не было. По сути он был совсем одинок, несмотря на то, что рядом крутилась Таня. От депрессии спасали музыка и океан. Так что они оба заслужили настоящей любви.
Цитата Svetlana♥Z ()
давно выстрадано, по крайней мере, со стороны Беллы, но сможет ли роман зародившийся на море превратиться в "долго и счастливо"?

Я с трудом представляю, как они будут жить вместе. Эдвард диджей, ему нужна музыка, вряд ли в Форксе он найдет применение своим талантам. Кроме того, как же Эдвард без океана? А Белла устроилась преподавать в школу, любит гулять по лесу... Нет, она, конечно, может уехать с ним, снова поменять место жительства, и, конечно, она именно так и поступит, ведь любовь может разрушить любые преграды. Остается верить, что впепеди у них только светлое будущее)))

+1
8 asya_81   (20.12.2018 04:40)
Спасибо за прекрасную и столь замечательную историю!

0
11 Miss_Flower   (20.12.2018 22:33)
Вам спасибо за отзыв!

+2
7 оля1977   (19.12.2018 23:45)
Спасибо большое за эту нежную историю. Приятно было окунуться в его мысли и увидеть их зародившиеся отношения с его стороны. Муж подонок был всего лишь мостиком для ее встречи с настоящей половинкой. Именно ее мужчиной. Его молчание не столь важно, особенно когда у него такие кричащие глаза и громкое золотое сердце. smile

0
10 Miss_Flower   (20.12.2018 22:32)
Цитата оля1977 ()
Муж подонок был всего лишь мостиком для ее встречи с настоящей половинкой

Получается, что ни делается, то к лучшему. Не обрати Эдвард внимания на беспринципного пьяницу, он бы никогда не заметил Беллу. Хотя, кто знает... Если она предназначена ему судьбой, то они встретились бы другим способом.
Цитата оля1977 ()
Его молчание не столь важно, особенно когда у него такие кричащие глаза и громкое золотое сердце.

Может для нее Эдвард и стал столь привлекательным из-за его молчания. Это - его изюминка.

+1
5 marfei   (19.12.2018 21:06)
Какой приятный подарок на день Святого Николая. Огромное спасибо автору. Так нежно и лирично

0
6 Miss_Flower   (19.12.2018 21:40)
Очень приятно, слышать, что читателю нравится!

+1
2 Dunysha   (19.12.2018 20:20)
Чувственно, пронекнлвенно спасибо

0
4 Miss_Flower   (19.12.2018 20:49)
Вам спасибо, что заглянули!

+1
1 pola_gre   (19.12.2018 00:20)

Спасибо за историю любви!

0
3 Miss_Flower   (19.12.2018 20:48)
Рада, что вам понравилось!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями