Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2577]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [1]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4854]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2393]
Все люди [15153]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14367]
Альтернатива [9029]
СЛЭШ и НЦ [8996]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4358]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за ноябрь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Шершавая Мозоль
С неба падают мужики! Аллилуйя!

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

Прочь!
Что такое сердце? Всего лишь орган, качающий кровь по венам и артериям? Или же это и есть тот самый сосуд, в котором живёт душа человека? Эти вопросы всегда вызывали немало споров. Но когда твоё сердце отказывается работать, и тебе необходимо новое, тут уж не до философии – лишь бы выжить. Вот и Белла даже представить себе не могла, к чему приведёт эта операция, которая должна была стать спасением

Реванш
Извечное противостояние: богатство и бедность, добро и зло, любовь и ненависть, что выберут Эдвард и Белла, ставшие пешками в чужой игре и потерявшие все?

Ветер
Ради кого жить, если самый близкий человек ушел, забрав твое сердце с собой? Стоит ли дальше продолжать свое существование, если солнце больше никогда не взойдет на востоке? Белла умерла, но окажется ли ее любовь к Эдварду достаточно сильной, чтобы не позволить ему покончить с собой? Может ли их любовь оказаться сильнее смерти?

Лишь для твоих глаз
Эдвард Каллен работает над самой большой сделкой в своей жизни, когда на его столе оказывается странный конверт, содержащий то, что должно отвлечь его от работы. Поддастся ли он соблазну? Найдет ли таинственного отправителя, пока не стало слишком поздно?



А вы знаете?

вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какие жанры литературы вам ближе?
1. Любовный роман, мелодрама
2. Фантастика, фэнтези, мистика
3. Детектив, военные, экшен
4. Драма, трагедия
5. Юмор, комедия, стеб
6. Сказки, мифы
7. Документальные труды
Всего ответов: 442
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Отдельные персонажи

Мечта, в которую стоит верить. Глава 5.

2019-12-12
15
0
Куда неслись его мечтанья?
Пред чем склонялся бедный ум?
Он вспоминал свои метанья,
Будил тревоги прежних дум...
И было сладко быть усталым,
Отрадно так, как никогда,
Что сердце больше не желало
Ни потрясений, ни труда,
Ни лести, ни любви, ни славы,
Ни просветлении, ни утрат...
А. Блок


Глухая лесная чащоба, укрытая невесомым покрывалом темноты. Пронзительный и резкий крик ночной птицы и шелест незримых крыльев где-то высоко меж облетевших крон. Льдистые лучи луны переплетаются с багряным золотом пламени костра, и твои глаза горят таким же огненно-холодным светом...

Твоя история — словно готический роман: в ней есть и тайна, заманчиво предлагающая ее разгадать, и таинственный злодей, выслеживающий тебя во мраке твоих воспоминаний, и добрый гений, спасающий тебя от него, и романтический дневник с засушенными цветами между страницами... И любовь. Загадочный «навеки твой» Дж, молящий о взаимности... И ты вняла этой мольбе. Почему-то эта мысль отзывается затаенной болью где-то в глубине моей души. Мне казалось, что за свою жизнь я испытал и повидал все выдуманные природой эмоции и чувства — я ошибался. Восторженная, наивная, почти детская влюбленность, искалеченная, мучительная страсть — но не любовь. Этого чувства я не пробудил ни в чьем сердце. А счастливчик "Дж" — пробудил. В твоем. Видел его в твоих глазах, обращенных на него с таким выражением, с каким ты не посмотришь на меня, ощущал в едва уловимых переменах твоего голоса, каким ты говорила с ним, но не со мной... И слышал от тебя магические слова признания... Сам я никогда не говорил этих слов. И никогда их не слышал. Странно — мне казалось, что мое прошлое отняло у меня способность чувствовать. А выходит, нет — какая-то печальная зависть все-таки неожиданно и оттого очень больно царапает сердце своими когтями. Я понимаю, это недостойно и глупо, но ничего не могу с собой поделать, и ревность к тому, кто был счастливее меня, не утихает, не желает подчиниться приказу разума. Наверное, так чувствовал бы себя сказочный принц, если бы, сразившись с чудовищами, пройдя заколдованные леса, преодолев тысячи преград на пути к замку спящей красавицы и наконец добравшись, обнаружил, что прекрасную принцессу давным-давно расколдовал другой... Но я не принц. А значит, не для меня и принцесса.

Моя человеческая жизнь миновала давным давно и ушла вместе с той эпохой и тем миром, которому принадлежала, и мне почти нечего рассказать о ней еще.
Кэйд... Он однажды сказал мне, что судьба никогда не бывает жестокой, но понимаем мы это слишком поздно. Он оказался прав: теперь я вижу, что жизнь обошлась со мной далеко не так сурово, как могла бы. Природа страха проста — все мы собственники и очень не хотим терять то, что принадлежит нам по праву. Уходя на войну, я боялся погибнуть, потому что у меня было слишком много сокровищ, с которыми я вовсе не желал расставаться. И сострадательные высшие силы, в которые я не верю, поступили милосердно — когда я подошел к последней черте, у меня уже не оставалось ничего, что могло бы удержать меня. Вместе с друзьями, семьей, домом, родиной и любовью они отобрали у меня страх. И я... я благодарен.
Ты спрашивала меня, люблю ли я сказки. Да. Их невозможно не любить, ведь они — последний подарок ушедшего навеки детства. Там, на войне, мне пришло в голову, что каждый из нас проводит несколько незабываемо чудесных лет в своем собственном Юге — Юге детства, где нет места равнодушной безжалостности реальной жизни, и в душе каждого из нас рано или поздно начинается своя Гражданская война, в которой прекрасный Юг неизменно проигрывает.

В моей сказке осталась непрочитанной последняя глава. Она сохранилась не только в моей памяти, но и на обычной бумаге... Это письма. Написанные больше века назад, в совсем другом мире... Прочти, если хочешь...
Тихий шорох мертвой бумаги в твоих руках, золотые отблески костра пляшут на выцветших чернильных строках, которые я помню наизусть. Твой взгляд бежит по страницам, и я словно вижу твоими глазами те слова, что писал я сам и те, что читал с жадным нетерпением — ведь их выводила ее рука...

«Дорогой Джаспер,
Вы только покинули мой дом, лишь несколько мгновений назад Вы еще были здесь, собираясь уезжать — а я уже пишу Вам это письмо, искусственно продлевая магию нашей последней встречи. Я так многое не успела и не смогла сказать Вам тогда — ведь все мое воспитание было направлено на то, чтобы никогда не говорить мужчине слов признания и лишь смущенно и целомудренно опускать глаза в ответ на эти признания с их стороны. Но бумага не краснеет, и у нее не перехватывает дыхание и не кружится голова, когда опьяняющие волны чувств бушуют в душе, грозя вот-вот снести плотину благоразумия — и пусть она скажет Вам то, чего не смогла сказать я — я люблю Вас! Люблю, люблю! О, будь я одна — я бы выкрикивала эти слова днями напролет в счастливом, восторженном безумии — и пусть весь мир завидует и негодует!..»

«...не проходило ни мгновения, чтобы я не думал о вас! Сквозь битвы, раны, боль, огонь и кровь я пройду с улыбкой на губах, зная, что так я смогу удержать это неистовое море свирепого зла вдали от вас, зная, что эта серная туча не прольется ядовитым дождем над вашей головой!»

«... когда наконец поступили первые списки убитых и раненых, я так и не решилась на них взглянуть. Наверное, я чудовище — ведь в тот момент я чувствовала, что судьба собственного брата совсем меня не заботит, и смертельно боялась я увидеть там ваше имя, а вовсе не его...»

«...Немногое осталось от моих романтических иллюзий — близость смерти никогда не способствует их сохранению. Кажется, будто прошли десятилетия с того момента, как восторженный Кэйд едва ли прыгал от радости, сообщая о том, что долгожданная война все-таки началась. Тогда мы оба были беспечными, дерзкими, пустоголовыми денди, карты, лошади и девушки занимали все наши мысли, а теперь... Мне кажется, тот мастер Джаспер, всю жизнь проживший в уютном гнездышке богатой, любящей семьи, этот самоуверенный избалованный ребенок, не имеет к трижды раненному капитану Уитлоку никакого отношения. Оглядываясь назад, я почти не верю, что вижу в прошлом самого себя... Вы одна связываете меня с прошлой, навеки ушедшей жизнью.»

Этих писем еще много — целых три года они оставались единственным, что было в моей жизни помимо бесконечной войны. Но самого последнего из них у меня нет. А ведь именно оно и есть конец моей человеческой истории.

~***~

- Капитан Уитлок! - я обернулся на оклик и увидел быстро шедшего ко мне Уилла Блэквуда, младшего лейтенанта расквартированного по соседству отряда. Я до сих пор не мог привыкнуть к своему высокому званию, никак не вязавшемуся ни в глазах окружающих, ни в моих собственных глазах с моим якобы двадцатитрехлетним возрастом. Представляю, что было бы, знай лейтенант Блэквуд о том, что на самом деле он вынужден подчиняться мальчишке на два года младше себя! Я остановился на углу улицы, поджидая его.

- Я был на городском почтамте — полковник посылал меня отбить депешу со списками раненых — и заодно спросил, нет ли кому из наших писем, - с этими словами молодой человек протянул мне мятый конверт, надписанный знакомым наклонным почерком с изящными завитками. Почти год минул с тех пор, как я последний раз получил письмо, написанное этой рукой... Почти двадцать моих писем остались без ответа... Я не мог найти объяснений этому пугающему молчанию, а единственная приходившая на ум причина была слишком чудовищной, чтобы хоть на мгновение поверить в ее правильность. Я едва ли не вырвал конверт из рук лейтенанта, с трудом сдерживаясь, чтобы не засмеяться или не зарыдать от счастья — она жива, жива! Все ужасы тыловой жизни, которые описывали в своих письмах сестры и матушка, не обошли ее стороной, но и не уничтожили, не отобрали у нее вместе с покоем и богатством и самое жизнь! Запинаясь, я поблагодарил Блэквуда и, едва тот отошел на пару шагов, разорвал конверт и вынул покрытые неровными, дрожащими строками листки.

«Дорогой Джаспер,
Прошло уже так много месяцев с вашего последнего письма, а я все не могла решиться ответить. Столь многое переменилось за это время, вновь на дворе цветет золотая осень, и природа медленно умирает, готовясь потом снова возродиться... Так и мои чувства. Мне горестно и больно понимать это и тем более писать об этом вам, но я не могу найти иного выхода. Я уже не та наивная, несмышленая особа, что когда-то готова была идти за вами на край света и ждать вас, сколько потребуется... Я думаю, что минувшие годы оставили свой след и на вас, и вы теперь прекрасно видите, что наши клятвы были ошибкой, веянием прекрасной и свободной юности, принадлежавшей, кажется, совсем иному миру, безвозвратно ушедшему, погибшему в неравной битве с янки и со временем. Эта война слишком затянулась, а жизнь... Жизнь должна продолжаться. Я устала проливать каждую ночь слезы, устала бояться за наше будущее... устала жить мечтами и надеждами, в которые сама уже давно не верю. Среди всего этого мрака, безнадежности и страха мне необходимо было найти хоть чуточку счастья, и я искала его в моих воспоминаниях — в воспоминаниях о вас! Я, наверное, никогда не забуду тот бал, на котором мы впервые встретились... Я тогда совсем не жалела своих ног – готова была танцевать с вами кадриль до самого утра!.. А вечера в домах наших друзей, а те пикники, которые мы устраивали каждую пятницу летом, любовались на закат - как румяное круглолицее солнце медленно тонуло в реке... так спокойно, размеренно — как и сама наша жизнь! О, наша наивная, мечтательная, сказочная юность! Ее легкое и беззаботное время ушло... Ведь мы могли, могли быть счастливы, если бы не эта война! Хотя, быть может, судьба все равно все сделала бы по-своему...
Я пишу все это, жалуюсь вам на несправедливость жизни, когда вы уже три года находитесь в самом сердце этой несправедливости и ни разу не позволили себе ни слова жалобы, ни единого упрека судьбе, потому, что не могу решиться, не могу найти силы написать вам, что... Я знаю, дочитав это письмо до конца, вы навеки проклянете мое имя и будете презирать меня как жалкую предательницу, и будете правы! Я нарушила данное вам слово, я предала вас...
Дела моей семьи сильно пошатнулись из-за войны, блокада лишила нас единственного источника дохода, рабы бежали, а отец ушел добровольцем на фронт, и до сих пор у меня нет от него никаких вестей! Мистер Брендон заезжал в наше поместье за помощью для своего интендантского отряда, а он... Вы ведь знаете, что он еще до войны просил моей руки у отца, но я отказала ему тогда... Ведь я... Тогда я... О, я не выдержала бы, если бы мне пришлось говорить все это, глядя вам в глаза! Но бумага не краснеет и не умирает от отчаяния и стыда. Джаспер, я пишу вам это письмо, чтобы сказать, что я вышла замуж за Чарльза Брендона. Две недели назад мы венчались в церкви святого Патрика. О, я знаю, я вижу, как презрение и гнев отражаются на вашем лице, я и сама презираю себя за свой поступок! Я понимаю, что мои слова для вас теперь не значат ничего, но поверьте, мне искренне, невыразимо жаль, что все случилось так, а не иначе! Я никогда не забуду вас — ведь вы неотделимы для меня от тех дней, когда я была по-настоящему счастлива!
Но что же я - ностальгия не к лицу порядочной, замужней женщине, и пора мне возвращаться к той новой жизни, которую мне придется жить без вас.
Я молю Бога, чтобы он защитил вас, чтобы вы вернулись домой живым и невредимым! Надеюсь, я не сделала вам слишком больно, надеюсь, вы смогли меня понять. Вы еще встретите ту, что предназначена вам небесами, я знаю. Будьте счастливы, дорогой друг!
Мелинда Брендон»

Из-за постоянных переходов и перебросок войск из одного города в другой я почти не спал уже несколько дней, и первой моей мыслью было, что я наконец-то заснул, и Уилл Блэквуд со своей проклятой почтой мне просто приснился. Наверное, это самое кошмарное чувство из всех, что только может испытать человек — отчаянно надеяться на то, что он всего лишь спит, и все никак не просыпаться...

Все было как тогда на поле у Бул-Рана, когда я впервые был ранен: удар штыка уже швырнул меня на землю, но боль дошла до сознания не сразу, словно оно отказывалось ее принять и впустить... Точно то же было и теперь — я просто не понимал, что произошло. Но блаженное отупение длилось недолго, боль неумолимо разрушала все отчаянно возводимые разумом преграды, и мне показалось, что весь последний год я, уже давно приговоренный, жил с накинутой на шею петлей, а сейчас у меня из-под ног выбили последнюю опору...

От мятых листов у меня в руках шел легкий аромат жимолости и жасмина. Я вспомнил, как на одном из балов поднял оброненную Мелиндой мантилью — нежное прикосновение тонкого шелка, окутанного легким облаком этого свежего аромата, ее улыбка, когда она принимала от меня упавшую накидку. Восхитительный каскад жизнерадостной, беззаботной музыки, так и тянущей отбросить все заботы и невзгоды и пуститься в пляс — большая кадриль на балу в Белом озере. Роскошный веер из белоснежных страусовых перьев прикрывает ее раскрасневшееся лицо, горящее восторгом и смущением, синие глаза сверкают, когда она протягивает мне руку, принимая мое приглашение... Развеваются длинные гривы лошадей, сладким перезвоном рассыпаются в воздухе трели пересмешников, и звонкими переливами вплетается в них ее смех, когда ветер шальным порывом срывает с ее головы широкополую шляпу... Волшебный аромат цветущих яблонь, косые лучи вечернего солнца золотят ее уложенные в изящный тяжелый узел локоны...

- Я был бы счастлив, если бы знал, что вы...Что вы будете ждать моего возвращения!

Ее трепещущие пальцы касаются моей руки.

- Буду, конечно же буду!

Кончено. В непонятном порыве я прижал руку к горлу, словно пытаясь ослабить тугую петлю, захлестнувшуюся вокруг шеи. Все кончено. У меня нет больше права на эти воспоминания, как нет никаких прав на ту, о ком они. «Война слишком затянулась, а жизнь должна продолжаться». Да... Мне показалось, будто в этот момент за моей спиной с отчаянным, гибельным звоном разбился и рассыпался фонтаном острых осколков мой хрупкий хрустальный замок, старательно сложенный из наивных надежд и робких мечтаний, так же, как развеялись глупые радужные фантазии о войне, как пали мои друзья, как рухнул Юг под ударами синемундирных волн янки... И нечего мне стало защищать, нечего заслонять грудью, не за что лить кровь. И только теперь я понял, что же такое истинное одиночество.

Словно издалека до меня донесся чей-то голос:

- Генерал вызывает тебя! И мне кажется, что для весьма приятного разговора! Я же говорил, что твои геркулесовы подвиги в прошлом сражении не останутся незамеченными!

Наверное, если бы не неизменная иронично-веселая интонация, я бы так и не понял, что это Кэйд. Смысл его слов не дошел до моего сознания, а самый звук его голоса всколыхнул в моей смятенной душе единственную мысль — он не знает о произошедшем или просто скрывает от меня правду из жалости?.. Он продолжал говорить что-то, и, судя по недоуменно-раздраженному тону, мое состояние не осталось незамеченным. Я попытался вникнуть в смысл его слов, но голос Кэйда сливался в монотонный бессмысленный шум, и я не мог понять, чего он от меня хочет.

Внезапно он с силой встряхнул меня за плечо и развернул к себе.

- Эй, да в чем дело? Что это с тобой? - спросил он, напряженно глядя мне в глаза, а я изо всех сил боролся с собой, пытаясь придать своему лицу беззаботное выражение и отстраненно удивляясь тому, что собственное тело так плохо меня слушается. Наконец я сумел изогнуть губы в улыбке.

- Все в порядке, я просто... задумался. Так что ты говоришь?

Внезапно Кэйд покачал головой, взглянул на меня со странной смесью бессилия и жалости во взгляде, глубоко вздохнул, словно собираясь с силами, чтобы заговорить... И в это мгновение мне показалось, что если он скажет хоть слово, если станет сочувствовать, утешать, жалеть, уговаривать, извиняться, увещевать, то я убью его... Если в молчании, в прежней непринужденно-веселой атмосфере я еще мог держаться, то первое же его слово, показавшее бы мне, что он понимает, что со мной, уничтожило бы меня, раздавило... И, прежде чем Кэйд успел хоть что-то сказать, я отшатнулся от него и выпалил:

- Нет!

Несколько секунд он молча смотрел на меня, а затем сказал своим обычным голосом:

- Ты лучше поторопись — генерал ждать не любит.

~***~

Кэйд был прав — генерал вызывал меня, чтобы сообщить о возведении меня в звание майора, заслуженное мной, по его словам, «беспримерно героическим поведением» в последнем сражении. Майор — и это в двадцать-то лет! Еще вчера я не поверил бы своему счастью. А теперь я едва слушал, что вообще говорит мне прославленный генерал Джонстон. Отчаянно пытаясь хоть на мгновение вернуть себе способность мыслить и чувствовать, я сумел смутно понять, что к Гальвестону приближаются корабли янки, в то время как город полон мирных жителей, которых нужно немедленно эвакуировать, и что первым моим заданием в новой должности будет именно руководство этой эвакуацией. Женщин и детей нужно было отправить в Хьюстон, где им, пусть не надолго, была бы обеспечена безопасность. Под моим началом оставался всего один эскадрон, основные силы должны были готовиться к обороне города. Кэйд со своими взводами оставался с ними.
Поздним вечером, готовясь покинуть Гальвенстон с первой колонной штатских, я, из последних сил изображая прежнюю беззаботную шутливость, пожелал ему удачи и попрощался.

- Не наделай глупостей, герой! - крикнул он мне, когда я уже вскочил в седло и собирался ехать, - Слишком уж многое мы выдержали, чтобы теперь умирать!

Я только улыбнулся в ответ, не зная, что это был наш последний разговор.

Офицеры с привычной расторопностью выполняли мои приказы, дорога была безопасной, и до Хьюстона мы добрались без приключений. Можно было бы там и остаться, чтобы хоть немного отдохнуть, поручив дальнейшее командование ротмистру, но я чувствовал, что стоит мне остаться одному, как волна боли снова захлестнет меня, и вынырнуть мне уже вряд ли удастся. Поэтому, взяв свежую лошадь, я поскакал назад, в Гальвенстон, с мрачной радостью размышляя о том, как прекрасно было бы успеть выполнить свое задание до начала генерального сражения, чтобы принять в нем участие и пасть геройской смертью, оставив после себя немеркнущую славу бесстрашного патриота... От этих размышлений меня отвлекло какое-то движение на дороге впереди. Подъехав ближе, я увидел трех женщин, медленно шедших в сторону скрывавшегося в ночном мраке Хьюстона. Наверняка из-за поглотивших меня мыслей я был недостаточно внимателен и не заметил, как они отстали от моей колонны. Заметив меня, они остановились и молча ждали, пока я приближусь. Соскочив с коня и сняв шляпу, я направился к ним, собираясь принести извинения за собственную невнимательность и предложить помощь.

Чем ближе я подходил, тем сильнее становилось неясное ощущение угрозы; тревожное напряжение было словно разлито в ночном воздухе над пустой дорогой. Но его источником просто не могли быть три хрупкие девушки в воздушных белых платьях, и я отогнал от себя это глупое предчувствие. Подойдя, я собрался было представиться и предложить сопроводить их в город, но, взглянув на их лица, залитые молочными лунными лучами, словно потерял дар речи. И дело было даже не в том, что подобной красоты я не видел никогда в жизни и даже не мог предположить ее существования. Одна из трех — тонкая, миниатюрная девушка со струящимися по плечам черными кудрями, была мне знакома. Ослепительной вспышкой в памяти полыхнуло воспоминание: серый сумрак ночного госпиталя, мертвенный холод, разливающийся в воздухе, и тихий бархатный голос, называющий имя... Моя безумная галлюцинация обрела плоть.

- Да он дар речи потерял! - неожиданно заговорила одна из спутниц темноволосой девушки из видения, задорно глядя на меня из-под длинных ресниц. Ее подруга прикрыла глаза и, грациозно подавшись вперед, глубоко вздохнула, словно наслаждаясь необыкновенно приятным ароматом.

- Какая прелесть... - прошептала она едва слышно.

Я по-прежнему стоял в паре шагов от загадочной троицы, как будто скованный заклинанием, не решаясь пошевелиться или хотя бы заговорить. Три девушки о чем-то говорили, я слышал их чарующие голоса, но не понимал ни слова, словно лишившись разума. Происходящее походило на кошмарный сон, в котором понимаешь, что нужно немедленно бежать, спасаться от неумолимо надвигающейся смертельной угрозы, но не получается сдвинуться с места. Занятый этой внутренней борьбой, я не сразу заметил, что две неизвестные девушки, говорившие с моей призрачной знакомой, исчезли, и я остался один на один с прекрасной брюнеткой, изучающе смотревшей на меня, кокетливо склонив голову на бок.

- Помнишь меня? - вдруг спросила она негромко.

Почти не понимая, что делаю, я кивнул. Девушка улыбнулась.

- Это приятно. Тогда ты, должно быть, помнишь, что меня зовут Мария. А вот твоего имени я по-прежнему не знаю...

- Майор Джаспер Уитлок, - едва шевеля словно онемевшими губами, произнес я.

Мария снова улыбнулась и кивнула, словно подтверждая правильность моего ответа.

- Я солгала - я знаю твое имя... Я многое о тебе знаю, Джаспер. Ведь мы не случайно встретились именно сегодня...

Вновь та же смесь ужаса и восторга, что я испытал в свою первую встречу с ней, заструилась по моим жилам, заглушая последние проблески рассудка, отчаянно кричавшего, что нужно бежать, бежать отсюда немедленно, пока еще есть шанс. Неуловимым движением Мария приблизилась, теперь нас разделяло не больше фута. И мне разом расхотелось куда-либо бежать, что-либо делать... Она сделала еще шаг вперед, продолжая улыбаться, и я наконец понял, что же придавало ее лицу то потустороннее, смертоносное очарование — прекрасные чуть раскосые глаза ее были кроваво-алого цвета.

- Я искренне надеюсь, что ты выживешь, - услышал я ее завораживающий голос, - Ты мне нравишься...



Источник: http://twilightrussia.ru/forum/38-2887-1
Категория: Отдельные персонажи | Добавил: BlackthornTales (30.03.2010) | Автор: BlackthornTales
Просмотров: 1133 | Комментарии: 17 | Теги: Джаспер, война, Джаспер и Мария, Элис, мечта, Элис и Джеймс, Элис и Джаспер, драма, прошлое, любовь


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 17
0
17 natalj   (16.09.2012 18:03)
Спасибо!

0
16 arizona1029   (26.11.2011 15:49)
"каждый из нас проводит несколько незабываемо чудесных лет в своем собственном Юге — Юге детства, где нет места равнодушной безжалостности реальной жизни, и в душе каждого из нас рано или поздно начинается своя Гражданская война, в которой прекрасный Юг неизменно проигрывает."

Потрясающе сказано! Возьму в свою копилочку замечательных цитат! happy
Огромное спасибо за главу" Просто нереально удовольствие от чтения получаю))

+1
15 ВикаКруспе   (23.08.2011 14:33)
Спасибо за главу smile

+1
14 Asher   (12.07.2011 14:46)
Эмоциональная глава. Спасибо!

+1
13 Hella   (13.06.2011 19:36)
Жаль разрушенные мечты Джаспера, но может оно и к лучшему wink

+1
12 shineon   (10.04.2011 21:53)
огромное спасибо за главу!
могу только представить ту пустоту, что царила в душе Джаспера: ни любимой, ни мечты, ничего... интересно, совпадение ли, что его возлюбленная предпочла Брендона?

+2
11 tess79   (20.02.2011 16:14)
Крушение юношеских иллюзий Джаспера печально...Поступок девушки предсказуем, три года - срок, в юности так хочется жить эмоциями, а не ожиданиями cry Интересненько, значит бывшая любовь Джаса связана с Элис? wink Попахивает кармой biggrin Спасибо за чудесную главу!

+2
10 Ashley_Cameron   (07.01.2011 19:04)
Спасибо огромное за проду, глава фантастична) happy

+2
9 cherry_girl   (15.08.2010 16:04)
столько эмоций... потрясно cry
спасибо за этот шедевер )

+1
8 Primrose   (06.08.2010 10:52)
Ой, я комментарий не к той главе написала)

+1
7 Primrose   (06.08.2010 10:51)
У меня аж кровь отхлынула от лица... Это ужасно. Так ужасно! Мне жаль Марию, её образ трагичен, однако её месть ужасна. Ох...

+1
6 WillKa   (29.07.2010 11:56)
оооо... а вот и Мария. огромное спасибо за главу.
Простите за немногословность но слов нет, одни эмоции! Оч понравилось

+1
5 Львица   (16.07.2010 15:06)
Оххх.... в тот момент, когда он читал это письмо.... cry я не удержалась((
написано так, словно автор сам ощущал горечь потери и вкус предательства на губах... Искренне надеюсь, что это не так... Спасибо вам, девочки!....

+1
2 Jxana   (08.04.2010 12:07)
Это просто потрясающе:)
BlackthornTales умница:)

0
3 BlackthornTales   (29.04.2010 23:40)
Огромное спасибо!!!

+1
1 LaDa♥   (07.04.2010 11:16)
Супер))))) Спасибо за проду))) У меня нет слов..........

0
4 BlackthornTales   (29.04.2010 23:41)
Ох, спасибо! biggrin Рады стараться!=))

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: