Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2577]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4851]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2393]
Все люди [15153]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14366]
Альтернатива [9029]
СЛЭШ и НЦ [8994]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4358]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за октябрь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Все эти зимы
Их было двое. У них был свой мир, своя игра. И война своя. У них не получалось быть вместе, и отпустить друг друга они тоже не могли. Так и жили, испытывая судьбу, от зимы до зимы, что укрывала их пороки в своих снежных объятиях.

Showers
Душ - это всегда хороший способ начать новый день...

Согласно Договору
Есть только один человек на земле, которого ненавидит Эдвард Каллен, и это его босс – Белла Свон. Она холодна. Она безжалостна.

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Любовь. Ненависть. Свобода.
Когда-то она влюбилась в него. Когда-то она не понимала, что означают их встречи. Когда-то ей было на всё и всех наплевать, но теперь... Теперь она хочет все изменить и она это сделает.

I remain, Yours
Белла неожиданно получает антикварный стол, который когда-то принадлежал Эдварду, и находит в нем письмо, которое тот написал своему кузену в 1918 году. Она отвечает и отправляет послание в неожиданное путешествие. Возможно, есть некоторые вещи, которые не предназначены для понимания, их просто нужно принять...

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Противостояние
Жизнь молодой ведьмы Изабеллы Свон полна трудностей с самого детства. В то время как все ведьмы и маги её мира имели напарника, Изабелла была одинока. О возможности работать в отряде магического правопорядка стоило забыть. Привыкнув к одинокой и спокойной жизни, Изабелле придётся вновь вспомнить о старом. Ибо по её душу пришел самый злобный и ненавистный маг в её жизни.



А вы знаете?

... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какой персонаж из Волтури в "Новолунии" удался лучше других?
1. Джейн
2. Аро
3. Алек
4. Деметрий
5. Кайус
6. Феликс
7. Маркус
8. Хайди
Всего ответов: 9793
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Отдельные персонажи

Мечта, в которую стоит верить. Глава 16

2019-12-6
15
0
Что не болит - не жизнь, что не проходит - не счастье. Андрич И.
За любое счастье приходится расплачиваться, нет такой истории, которая не кончилась бы плохо. Сартр Ж.-П.

Глухая лесная чащоба, укрытая невесомым покрывалом темноты. Пронзительный и резкий крик ночной птицы и шелест незримых крыльев где-то высоко меж облетевших крон. Сегодня так темно — луна почти исчезла, и ее тоненькая серебряная проволочка, цепляющаяся в черном небе за ватные края облаков, почти не дает света. Напитавшиеся талой водой складки моей юбки застыли, скованные ледяной корочкой, и мне кажется, что я превращаюсь в статую, в замерший на грани тьмы и света, холода и тепла осколок льда.

Мария, Мария, Мария... Неужели ты сам тогда не понимал, насколько переполнен был ей одной?

Впервые за столько лет мне холодно... Я не помню этого ощущения, не знаю даже, оно ли это — я просто плотнее запахиваю свою короткую меховую куртку, обхватываю себя руками, все сильнее сжимаюсь в комочек на самом краю нашего огненного теплого островка.

Это странно — я совсем не чувствую ревности. В конце концов, разве можно ревновать к прошлому, к тому, что давно минуло, прошло? Нет, конечно!

Но можно, оказывается, ревновать к памяти. Можно было бы, если бы у меня еще оставались силы. Их мало, и мне нужно беречь их — хотя бы для того, чтобы просто говорить, рассказать о том, как...

Эмоции выдают быстрее, чем слова — ты пристальнее смотришь на меня, нахмурившись и невольно подавшись вперед, и огненные сполохи нашего костерка дрожат и пляшут в твоих темно-алых глазах — холодных, бесчувственных, страшных... Любимых. И мне становится чуточку теплее, спокойнее, увереннее. И дело вовсе не в твоих способностях — я ведь знаю, что ты их не применял.

Спасибо. За это тоже.

~***~

15 декабря 1916 года
Когда я сообщила маме о предложении Джеймса, мне показалось, что ее хватит удар от счастья. Сначала она замерла, недоверчиво вглядываясь в мое лицо и будто пытаясь прочесть в моих чертах признак того, что я лгу, а потом вдруг засмеялась и кинулась обнимать меня. Она радовалась настолько сильно, как если бы это ей самой только что сделали такое долгожданное предложение руки и сердца! На мамины счастливые возгласы через минуту сбежались и остальные домочадцы. Среди этого разноцветного фейерверка эмоций я совсем потерялась и помню только то, как они рассматривали мое кольцо: Синтия, искренне улыбаясь, сказала, что оно сверкает совсем как мои глаза, и крепко-крепко меня обняла, шепотом пожаловавшись, что уже по мне скучает, отец чуть улыбнулся, глядя на мое счастливое лицо, и понимающе-довольно покивал, точно говоря: «Молодежь!..», а мама, подняв мою руку к близоруким глазам, посетовала, что камень мог бы быть и подороже, но затем сама успокоила себя тем, что скоро мы сможем позволить себе все, что захотим. Затем моя романтичная сестренка принялась расспрашивать о том, как именно Джеймс просил моей руки, и я радостно и словно в полусне рассказывала о той волшебной сцене в парковой беседке... Словом, в тот вечер я жила в сказке, счастливая так безгранично и полно, что даже сухая деловитость и практичность мамы не могли отравить моего чудесного настроения, и каждым своим словом я словно пыталась передать своей семье хоть капельку моего чистого, как солнечные свет, блаженства.

~***~

Сегодня мы с Этьеном наконец выбрались в город. Мой спутник очень хотел, чтобы я посмотрела с ним вместе новый фильм, который должны были показать сегодня вечером, и я с удовольствием согласилась. Кинематограф обладал удивительной способностью завораживать меня и успокаивать: я как будто смотрела на собственные видения, оживающие на белом экране кинотеатра, но могла не волноваться и не ломать голову над тем, что же они означают.
После кино Этьен предложил прогуляться по вечернему городу.

Мы разговаривали обо всем на свете, смеялись… Впервые за столько лет — да что там, впервые за всю свою жизнь, наполовину забытую, наполовину нечеловеческую — я наконец-то могла почувствовать себя так, как чувствует обычная, совершенно обычная девушка. Этьен увлеченно говорил мне что-то о фильме, который мы сегодня посмотрели, когда вдруг произошло нечто странное: я почувствовала, как его рука, на которую я опиралась, немного напряглась, а его взгляд остановился на чем-то за моей спиной. Я обернулась, чтобы посмотреть, что же привлекло внимание моего спутника…

Странное, необъяснимое чувство захватило меня - как будто время внезапно повернуло вспять, показав мне что-то, что уже случалось со мной, что уже было, но о чем я никак не могла вспомнить, и это забытое воспоминание забилось в мыслях, как птица в клетке, когда я увидела, что Этьен с удивлением и восхищением смотрел на замершую на противоположной стороне улицы молодую женщину с пышными темно-рыжими волосами, ниспадающими на изумрудное платье волной пламени из-под широкополой бархатной шляпы…

А она, в свою очередь, смотрела на меня, удивленно приподняв тонкую бровь, и на ее ярких губах играла слабая улыбка — одновременно недоверчивая и презрительная.

Все это длилось лишь пару мгновений, а затем незнакомка исчезла за поворотом улицы, Этьен помотал головой, как будто отгоняя какое-то наваждение, снова улыбнулся, и мы продолжили разговор, но волшебное настроение нашего вечера неуловимо изменилось: хотя я очень старалась забыть о встрече с рыжеволосой неизвестной, все мои мысли все равно были о ней, о том, что же означало то внезапное и острое чувство дежавю.

Вернувшись домой, я не могла найти себе места и все пыталась отыскать в моей памяти хоть какие-то воспоминания, способные объяснить произошедшее. Но все, что я помнила, ограничивалось последними несколькими годами, проведенными с Джереми.

Я поднялась в свою комнату и, пытаясь отвлечь и успокоить себя хоть чем-то, принялась наводить порядок — это скучное, механическое занятие всегда словно усыпляло мою тревогу. Я разобрала все свои наряды, отобрала те, что уже успели выйти из моды, чтобы перешить их, и взялась за свой письменный стол, на котором скопилась стопка моих рисунков и в творческом беспорядке валялись кисти и краски.

Я перебирала содержимое одного из ящиков, когда нащупала пальцами шершавую поверхность тетрадки. Это был мой дневник, записи из моей прошлой жизни… Вернувшись домой в ту ночь, когда я в первый раз была в доме своих родителей, я долго сидела в беседке на улице, держа тетрадь в руках и разглядывая ее обложку, но так и не решилась открыть ее. Я боялась того, что могу прочитать там. Джереми мог твердить мне до бесконечности, что единственной причиной, по которой родители заперли меня в сумасшедший дом, была моя пугавшая их способность предвидеть будущее, - я все равно не могла избавиться от мысли о том, что этого слишком мало, что слишком уж малозначительна эта причина для того, чтобы счесть собственного ребенка мертвым. И помимо воли я принималась придумывать все более и более чудовищные причины, способные толкнуть моих родителей на такой поступок... Вдруг я совершила что-то ужасное?.. Вдруг... убила кого-то, и чтобы спасти меня от тюрьмы, родители предпочти выдать меня за сумасшедшую?

А вдруг я просто действительно была сумасшедшей?..

Я не хотела знать этого. И спрятала дневник в ящик своего стола, решив, что прочитаю его тогда, когда любопытство все же сумеет пересилить страх перед тем, что таилось в моем прошлом.

Может быть, время пришло сейчас? Я пробежала пальцами по тонким страницам, и внезапно мой взгляд зацепился за слова, отозвавшиеся во мне вспышкой того самого пугающего и непонятного чувства медленно оживающих воспоминаний: «Рыжеволосая женщина…», «изумрудное платье», «Джеймс…»

~***~

20 декабря 1916 года
Теперь, когда наше с Джеймсом совместное будущее было определено, все стало так просто! Мы виделись с ним каждый день, а иногда, как и сегодня, выходили вместе на прогулку.
Как же это было замечательно - не прятаться от чужих глаз, смело брать его под руку и идти вместе куда-то, не опасаясь гнева моей мамы и осуждения знакомых.

Мы медленно шли по улице, разговаривая о всяких пустяках, смеялись, иногда останавливались, чтобы понаблюдать за детьми, играющими в скверах или покормить птиц…
Меня очень интересовал предстоящий рождественский бал, ведь раньше я никогда не участвовала в подобных мероприятиях. Я радовалась возможности покрасоваться в замечательном голубом платье, заказанном на днях у самой дорогой портнихи нашего города (мама Джеймса лично сопроводила меня и мою мать к миссис Джонсон, ведь та не брала новых клиентов без рекомендации). Я засыпала Джеймса тысячами вопросов о том, как проходят такие балы, кто из известных лиц нашего города приглашен, какие танцы там бывают и какая музыка там играет, и правда ли, что оканчиваются они фантастическими фейерверками, и маскарадный ли это бал или обычный, и о многих других очень важных для меня вещах. Джеймс улыбался и терпеливо отвечал, совсем не выказывая недовольства от моей назойливости.

Вдруг я почувствовала, как его рука под моими пальцами напряглась. Я недоуменно посмотрела на Джеймса - на его лице застыло странное, одновременно испуганное и восхищенное выражение.

- Джеймс? Что-то случилось? - он никак не реагировал на мои слова, просто стоял, уставившись в одну точку. Я проследила за его взглядом, и сердце мое предательски дрогнуло от обиды и ревности - Джеймс смотрел на незнакомую мне женщину. Очень красивую женщину. Восхитительно красивую женщину. А женщина смотрела на него из-под полей своей роскошной широкополой шляпы, украшенной бархатными лентами и павлиньим пером. Ее рыжие волосы были уложены в изысканную прическу, изумрудного цвета платье подчеркивало изящную фигуру. На губах застыла полуулыбка. Незнакомка буквально источала женскую привлекательность и опасность... В последний раз взглянув на моего спутника, она повернулась и скрылась за дверями дорогого магазина.

Джеймс перевел взгляд на меня, извинился, сказав, что думал, будто встретил старую знакомую, и принялся рассказывать мне о чем-то. Постепенно ему удалось отвлечь меня от неприятных мыслей: я не могла долго думать о плохом в его обществе. Но сейчас, когда я вернулась домой и осталась одна, я уже не могу так быстро изгнать из своих мыслей лицо рыжеволосой красавицы и восхищенный взгляд Джеймса, устремленный на нее. Кто же эта женщина?

~***~

Кто же эта женщина?

После того, как я прочитала запись в своем дневника, ответ на этот вопрос стал интересовать меня еще больше, чем раньше. Была ли незнакомка из прошлого и сегодняшняя одним и тем же лицом? Какую роль эта женщина играла в моей жизни? Может быть, встреча с ней простое совпадение? Может быть, это вообще разные женщины?

Но что-то подсказывало мне, что это была она - и сегодня, и в прошлом. И что она сыграла какую-то важную роль в моей предыдущей жизни.

После прочтения дневника возник и еще один вопрос, мучивший меня ничуть не меньше первого: кем был Джеймс, описанный на этих принадлежащих прошлому страницах? Было ли это совпадением, или Джеймс, искавший меня в больнице и вызывавший во мне этот непреодолимый страх, был тем же милым юношей, описанным прежней мною? Юношей, которого я, похоже, сильно любила? Возможно ли это, если преследовавший меня Джеймс был вампиром?

Я вздохнула и открыла тетрадку на первой странице. Похоже, что мне придется сегодня столкнуться со своим прошлым и, наконец, узнать, что же привело меня к тому, что я имею сейчас.

~***~

25 декабря 1916 года
Канун Рождества. Предчувствие чуда, снежный аромат волшебства пропитывают воздух, и все (по крайней мере мне так кажется!) – школьники на каникулах, вырвавшиеся из университетских стен студенты, молодые франты и их спутницы в праздничных туалетах, даже чопорные пожилые дамы, солидные городские чиновники и почтенные профессора! – чувствуют себя немножко детьми, оказавшимися на самом пороге сказки. Но самая счастливая из всех – это я!

Я помню свое прошлое Рождество – тихий и спокойный вечер в кругу семьи, венки из остролиста на дверях наших с сестрой комнат, ромово-молочный аромат праздничного пудинга, теплый и щекочущий нос запах корицы и карамели от раскрашенных разноцветной глазурью имбирных пряников, золотые искры среди изумрудной зелени пушистых ветвей опутанной нарядными гирляндами елки, мягкое душистое тепло камина и пляшущие по стенам тени от завернутых в пурпурную бумагу коробок с подарками… Тогда я была ребенком, наивно радующимся своим чудесным подаркам, тайком от мамы набивающим карманы конфетами и с восторженными воплями играющим в снежки. А теперь я совсем другая – настолько другая, что едва узнаю саму себя, пролистывая собственный дневник и перечитывая старые записи. Неужто это и в самом деле писала я? Неужели было время, когда я могла целыми днями играть с подругами в фанты и бегать по парку, не заботиться, как я выгляжу и не простаивать по часу каждое утро перед распахнутым шкафом, выбирая наряд, и заменять собственную жизнь историями романтических героинь своих любимых романов? Всего триста шестьдесят пять дней назад, начиная этот год, я и не знала, как он закончится, не знала, что мое заточение в охраняемой драконом башне подходит к концу, что совсем скоро, выглянув из своего окошка, я увижу не прежний одинокий и пустынный пейзаж, оживляемый только моими мечтами, но дорогу в совсем иную жизнь, на которой меня будет ждать мой Джеймс!.. Да, мне не нужны никакие принцы, сказочные герои и рыцари без страха и упрека – только он один!

Ну вот, я снова увлеклась своими чувствами и совсем забыла о том, что собиралась описывать! Но думаю, это мне простительно – ведь эта запись станет последней, и скоро я расстанусь с моим старым другом из чернил и бумаги… Останется только написать на последней странице непременную сказочную концовку «И жили они долго и счастливо» - ведь так оно и будет! – и закончить эту историю. Больше мне не будет нужды делиться своими чувствами с безответной бумагой – ведь больше я никогда – никогда! – не почувствую себя одинокой!

Ну вот – прибежала Синтия и велела мне поторапливаться, придется отложить счастливый конец моей сказки на вечер!

26 декабря 1916 года

Господи, если бы я только знала, в какой кошмар превратится то рождественское чудо, которое я так глупо предвкушала всего несколько часов назад! Я до сих пор не могу поверить, что все это действительно было, не могу впустить в себя это понимание!..

Я не могу спать, не могу читать, не могу ничем отвлечься, и мне остается только записывать мучающие меня мысли в попытке избавиться от них хотя бы таким способом.

Магия этого вечера захватила меня, как только я вошла в широко распахнутые двери роскошного бального зала, похожего скорее на дворец какого-то олимпийского божества, чем на комнату в доме простого смертного: божественная музыка, солнечная паутина искрящихся гирлянд на кованых канделябрах отражается золотыми звездами в натертом до зеркального блеска паркете, свеже-хвойный и сладко-пряный аромат праздничных елок, глинтвейна, фруктов и бесчисленных рождественских яств, веселые голоса гостей, и радужное кружение танцующих пар, и вспыхивают бриллианты на руках и головах блистательных дам, и голубой сигарный дымок добавляет свои горьковато-терпкие ноты в этот искрящийся туман веселья и радостных предвкушений.

Джеймс встретил меня у дверей, самым благовоспитанным образом поцеловал мою руку (правда, удержал ее у своих губ чуть дольше, чем того требовали приличия) и увлек за собой в эту счастливую праздничную круговерть. Мы вместе фланировали по залу, и он приветствовал своих гостей, и представлял меня друзьям, шутил с кавалерами и осыпал комплиментами дам, после каждого из которых говорил мне столько слов любви и восхищения, что я не испытывала ни капли зависти ко всем этим разряженным в пух и прах светским красавицам, на фоне которых я порой казалась сама себе настоящим гадким утенком. В самом разгаре празднества к нам подошел один из тех двух его приятелей, что встретились нам у Оперы, и Джеймс вполне любезно поздоровался с ним, а затем, наклонившись ко мне, прошептал:

- Он не знает, в честь чего на самом деле этот бал! Представляю его лицо, когда он услышит эту новость!..

Джеймс сопровождал меня к столу, и сидел подле меня весь ужин, не обращая ни малейшего внимания на прочих гостей и рассказывая мне что-то забавное и бессмысленное так весело, что я совсем позабыла о всегда завладевавшей мною на подобных званых вечерах стеснительности и смеялась и болтала с ним наравне. А затем, когда пришло время первого тоста, его отец поднял бокал за меня, коротко, но с большим чувством поздравил Джеймса с тем, что ему выпало счастье назвать меня своей невестой, и сообщил всем присутствующим о нашей помолвке. Поздравления, радостные восклицания, пожелания счастья и шутливые и серьезные тосты, звенящие аккорды первых тактов фокстрота, венского вальса и кадрили, кружащий голову счастливый восторг танцев – в этой безумной и чудесной круговерти для меня исчез весь мир, и никогда еще ни один праздник не приносил мне столько счастья.

~***~

Через некоторое время Джеймс оставил меня одну, и я тут же была окружена дамами, которые принялись поздравлять меня (кто-то искренне, а кто-то лживо, с неприкрытым холодом в притворно-доброжелательных словах), расспрашивать о том, где и когда будет свадьба. Сам же он направился к группе своих друзей, которые давно поджидали его у столика с виски и сигарами.

Увлеченная разговором, я на какое-то время потеряла своего жениха из виду, а когда попыталась найти его взглядом, обнаружила, что его нет в зале. Видимо он вышел подышать свежим воздухом, решила я. Но когда я увидела его снова, то почувствовала легкий, но болезненный укол беспокойства. Лицо Джеймса как-то неуловимо изменилось, стало более жестким, но в то же время странно расслабленным и безвольным.

С этого момента беспокойство не покидало меня. Я не могла сосредоточиться на разговорах и все время украдкой смотрела на него. Кажется, он слишком часто подливал себе виски, а его мрачное лицо сильно выделялось среди веселых лиц всех его друзей. Что же произошло с ним за то время, пока он отсутствовал?

Когда я в очередной раз бросила взгляд на Джеймса, то натолкнулась на его ответный взгляд: такой незнакомый, лишенный прежней нежности и словно... хозяйский. Он резко поставил бокал на столик и нетвердой походкой направился в мою сторону.

- Мэри, нам нужно поговорить, - произнес он, немного растягивая слова. - Надеюсь, миссис Брендон не будет против?

Мама безмятежно кивнула. В этот момент мало что могло отвлечь ее от купания в волнах внимания блистательных представителей высшего света, причастность к которому она ощущала все сильнее.

Джеймс взял меня за руку и повел сквозь толпу гостей к коридору, уводящему куда-то вглубь роскошного особняка. Было в его поведении что-то странное, непривычное, тревожное.

Когда мы вышли из бального зала и оказались в пустынном коридоре, я не выдержала и спросила:

- Куда мы идем, Джеймс?

Он оглянулся на меня через плечо и ответил вопросом на вопрос:

- Ты мне доверяешь?

Я кивнула, постаравшись затолкать возникшее у меня беспокойство в самый дальний уголок сознания. Джеймс удовлетворенно улыбнулся и произнес:

- Тогда следуй за мной и не задавай вопросов.

Коридор повернул, и вслед за своим женихом я вошла в какую-то комнату, рассмотреть которую я не успела, так как едва закрыв дверь, Джеймс привлек меня к себе и поцеловал. От его поцелуя моя голова как обычно закружилась и в ней совсем не осталось места для тревожных мыслей. Даже непривычный привкус виски не смог насторожить меня. Отдавшись этому чувству, я поднялась на цыпочки, обвила шею Джеймса руками и крепче прижалась к нему. Никто не видел нас в этот момент, и я могла позволить себе это бесстыдство. Руки Джеймса, до этого лежавшие на моей талии, скользнули по моей спине, вызывая во всем теле приятную дрожь. Не прерывая поцелуя, он мягко, но настойчиво повлек меня куда-то. Все еще находясь под действием пьянящего дурмана его поцелуя, я последовала за ним. Внезапно мир вокруг меня покачнулся; потеряв равновесие, я упала на что-то бархатно-мягкое, тихо вскрикнула от неожиданности и испуга, и только увидев над собой тяжелые складки полога, поняла, что лежу на кровати. Я испуганно посмотрела на Джеймса - его взгляд обжег меня. Еще никогда он не смотрел на меня с такой… страстью? Запутавшись пальцами в моих рассыпавшихся по покрывалу волосах, он наклонился и снова поцеловал меня. Совсем не так нежно, как до этого. В этот раз его поцелуй был требовательным и… пугающим... Непонимающая и безысходная тревога готова была вот-вот превратиться в панику, и я попыталась отстраниться:

- Джеймс… Джеймс, перестань… Что ты делаешь? Нам лучше вернуться в зал, мама может искать меня и…

Джеймс как будто не слышал меня. Он целовал мою шею, а его руки уже расстегивали пуговицы на моем платье.

Я уперлась руками в его грудь, стараясь оттолкнуть, но он даже не почувствовал моих попыток. Казалось, что он вообще не ощущает моего сопротивления, не слышит моих слов…

Я забилась в объятиях Джеймса, пытаясь вырваться, умоляя его остановиться. Он немного отстранился и посмотрел на меня взглядом, который напугал меня еще больше, чем все его предыдущие действия: с ледяным и презрительным гневом, едва ли не с ненавистью. Его губы скривились в злой и понимающей усмешке, и он резко проговорил:

- Что, бережешь себя для Джаспера? Да, я слышал, как ты в беспамятстве постоянно повторяла это имя! Или, может быть, ты уже позволила ему то, что сейчас не позволяешь мне?

Непонимание, обида, страх, унижение и отчаяние закружились в моей душе, застилая взгляд внезапными и бессильными слезами. Так значит, он слышал, что я тогда говорила в бреду... И подумал, что я... О, как же он мог?!

Джеймс погладил меня тыльной стороной ладони по щеке, пристально смотря мне в глаза, а потом, словно наконец решившись, снова припал поцелуем к моим губам, подбородку, шее…

Стыд и отчаяние душили меня рвущимся из горла плачем, и я не понимала даже, что же причиняет мне большую боль: то, о чем он думал или что делал со мной. О, как мог тот, кого я любила всем сердцем, быть со мной настолько жестоким? Я почувствовала, как тело перестает подчиняться мне, голова кружится, а в глазах темнеет. А затем я провалилась в темноту…



Источник: http://www.twilightrussia.ru/forum/38-2887-6
Категория: Отдельные персонажи | Добавил: BlackthornTales (16.10.2010) | Автор: BlackthornTales
Просмотров: 1036 | Комментарии: 15 | Теги: Элис, мечта, Джаспер и Мария, Джаспер, война, Элис и Джаспер, Элис и Джеймс, драма, любовь, прошлое


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 15
0
15 natalj   (16.09.2012 22:34)
Спасибо за главу.

0
14 ВикаКруспе   (23.08.2011 14:37)
Спасибо за главу happy

+1
13 Hella   (14.06.2011 09:47)
Вот и появилось истинное лицо Джеймса... Очень жаль Элис cry

+2
12 shineon   (11.04.2011 02:54)
господи-господи....как страшно-то. вот чем всё обернулось...((( но такая перемена настроения у Джеймса неспроста случилась...(((

+2
11 tess79   (22.02.2011 21:51)
Вот Джеймс и показал свое истинное лицо! Никакая ревность, никакие такие причины не могут оправдать в моих глазах подобной жестокости! А мамаша-то хороша! В своем корыстолюбии совсем уже не интересуется чем ее занята! Уф, спасибо за такую напряженно-эмоциональную главу!

+2
9 Ashley_Cameron   (07.01.2011 20:26)
Элис жутко жаль...
Не понимаю пары вещей. Джеймс слушал, что Элис говорила в бреду... Как он мог подумать вообще, что Элис "бережет себя для Джаспера", если она его в жизни не видела? И раз Элис согласилась на его предложения, какие тут уже могут быть сомнения? Джеймс малость странный...
Спасибо за главу)

+1
10 BlackthornTales   (26.01.2011 13:56)
Почему странный? Просто ревнивый, вот и все! А раз так, то конечно он понял бормотание Элис про Джаспера как бессознательные упоминания или еще одного поклонника, или вообще любовника, а так как сам он богат, из хорошей семьи и вообще выгодный жених, то конечно он мог подумать, что она согласилась выйти за него только из корыстных побуждений, в то время как все ее чувства принадлежат как раз этом неизвестному Джасперу!

+2
8 ТТТТ   (31.10.2010 08:02)
Бедняжка Элис... sad Спасибо за главу!

+2
6 Primrose   (23.10.2010 17:53)
Я не заметила картинки тогда, очень красиво: Элис здесь такая очаровательная, Этьен - это Бен Барнс?

+1
7 BlackthornTales   (28.10.2010 23:54)
Спасибо, я рада, что тебе нравится - эти миникартинки просто настоящий бич!=))) О да, будь я режиссером, то Этьеном был бы именно он!=))))

+2
5 cherry_girl   (23.10.2010 00:50)
ох, бедняжка... интересно что же так разозлило Джеймса. Наверняка Виктория где-то замешана... angry

спасибо за долгожданную главу!!! smile


+3
4 LaDa♥   (19.10.2010 21:47)
С начала глава такая милая наполненная светом, радостью и чудесами Рождества, а потом такое..... Бедная Элис. Доверяла, любила, верила. А теперь вот так быть втоптанной в грязь любимым cry
Согласна с Noone наверное эта "старая знакомая" так повлияла на Джеймса, а еще виски, то что Элис говорила про Джаспера...

+1
3 Primrose   (19.10.2010 16:14)
Бедная Элис!!! Это ужасно!!! Полноценный отзыв с меня поже. Огромное вам спасибо!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

+1
2 Львица   (17.10.2010 13:30)
cry cry cry cry cry cry Боже....................................
Я так боялась об этом даже думать - а теперь........ cry cry cry cry
Пошла на форум....

+3
1 Noone   (17.10.2010 00:52)
Ужас surprised Подвергли Элис мучениям, вроде тех что пережила Розали?! surprised cry Да еще теперь и Джасперу страдать из-за того, что он вроде как виноват!? cry Некоторые догадки заставляют меня думать, что Джеймс "вернулся на темную сторону" после встречи с этой рыжеволосой бестией angry angry angry
Содержание шокирующее, и все равно спасибо за ДОЛГОЖДАННОЕ продолжение, искренне рада тому, что "Мечта" снова с нами!!!!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: