Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2577]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4851]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2393]
Все люди [15153]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14366]
Альтернатива [9029]
СЛЭШ и НЦ [8994]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4358]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за октябрь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

I remain, Yours
Белла неожиданно получает антикварный стол, который когда-то принадлежал Эдварду, и находит в нем письмо, которое тот написал своему кузену в 1918 году. Она отвечает и отправляет послание в неожиданное путешествие. Возможно, есть некоторые вещи, которые не предназначены для понимания, их просто нужно принять...

Выбор
«Какая, к чёртовой матери, пауза в отношениях? Инцидент исчерпывается парой горячих поцелуев.» Так думал Елеазар. Может, его любимая девушка полагала иначе?

The Vampire in The Basement
Во время охоты, Каллены натыкаются на то, что сначала принимают за труп. Когда они выясняют, что это серьёзно повреждённый вампир, то относят его к себе домой, чтобы оказать посильную помощь. Но, конечно же, у судьбы есть свои планы на этого мужчину.

Согласно Договору
Есть только один человек на земле, которого ненавидит Эдвард Каллен, и это его босс – Белла Свон. Она холодна. Она безжалостна.

Последний Приют
Много лет назад двое рыбаков нашли недалеко от Плимута бессознательное тело молодого человека. В руках он сжимал меч, а о себе не помнил ничего. Минуло много лет, только Джаспер Уитлок так и не смог отыскать ключи к своему прошлому, хотя немало времени уже потрачено на поиски. Очередная попытка приводит его в местечко с поэтическим названием Последний Приют, расположенное на самом Краю Земли...

И напевал асфальт судьбу
Мы сами хозяева своей судьбы. Но иногда принятые нами решения кардинально меняют и судьбу дорогих нам людей – увы, не всегда к лучшему. Да и судьба может вдруг взбрыкнуть, решив, что мы слишком много на себя берём. И тогда уж точно жди беды…

Тайна семьи Свон
Семья Свон. Совершенно обычные люди, среднестатистические жители маленького Форкса... или нет? Какая тайна скрывается за дверьми небольшого старенького домика? Стоит ли раскрывать эту тайну даже вампирам?..

Toye/Игрушка
Вампирам нравится играть с едой. Вульгарный, китчевый хоррор, в котором мужчины семьи Калленов соответствуют утверждению Эдварда и предстают истинными монстрами.



А вы знаете?

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый проект Роберта Паттинсона?
1. The Rover
2. Жизнь
3. Миссия: Черный список
4. Королева пустыни
5. Звездная карта
Всего ответов: 232
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Make a Wish (Загадай желание). Глава 6. Рейс: Москва-Лос-Анджелес. Крушение надежд? Тейлор. Часть 2.

2019-12-5
18
0
Глава 6. Рейс: Москва-Лос-Анджелес. Крушение надежд? Тейлор. Часть 2
The Rasmus - Save Me Once Again

Меня начинало тошнить при виде самолета.
Две недели постоянного напряжения и ажиотажа вперемешку с перелетами и ночевками по нескончаемым отелям давали о себе знать. Но несмотря на безмерную усталость, нас всех радовало, как встречали «Рассвет», куда бы мы ни прилетели. И глядя в горящие глаза девчонок, визжащих наши имена и просящих автографы, не чувствовалось ничего, кроме адреналина, бурлящего в крови с космической скоростью.
Люди, кругом и всюду, бесконечное множество незнакомых мне лиц, но думающих, что знают меня, по логике, накладывающих на актера образ персонажа, которого тот сыграл.
Стоило лишь спуститься с трапа самолета, и мы с Робом тут же оказывались в поле зрения журналистов, папарацци и фанатов, правда, последние чаще всего размещались по ту сторону «баррикад», впрочем, как и вся наша съемочная группа – по эту сторону, да еще и охрана создавала невидимый глазу барьер.
В таком своеобразном вакууме я и перемещался сначала до отеля, затем на пресс-конференцию или на телешоу, а потом уже на ковровую дорожку для приветствия поклонников и представления «Рассвета».
И снова в аэропорт.
Фанаты попадались разные, случаи на пресс-конференциях происходили порой комичные, порой смешные до трагизма, и потом все это коллективно обсуждалось за очередным ужином, а за окном ресторана в это время, разумеется, «паслись» папарацци.
Но все это было напускное, ведь мы просто делали свою работу. Да, мы творческие личности. Да, на нас возложена большая ответственность перед миллионом людей, которые любят, ждут, преклоняются и берут с нас пример. И ничего бы у нас не получилось без такой массовой поддержки, но…
Я встречался, отвечал на вопросы, общался со столькими людьми, что уже в глазах рябило, фотографировался и улыбался, улыбался, улыбался…
Я налетался. Я устал.
Хватит. К чёрту все. Мне нужна Марина.

Никаких съемок в ближайший месяц, два… три, а лучше полгода. Никаких светских мероприятий и ночных тусовок, во время которых как раз налаживаются контакты и решаются важные вопросы в плане карьеры. Как только закончится промо-тур, вернусь домой и всецело посвящу себя любимой девушке. Буду встречать ее после школы, водить на свидания, ездить с ней за город на уикенды. Открывать новые грани ее загадочной русской души, узнавать эту девчонку заново. Каждый новый день нашей с ней будущей жизни. Возможно, займусь написанием сценария, ведь эта задумка давно витает у меня в мыслях, но времени на ее осуществление всегда катастрофически не хватало. А заодно разберусь не спеша со всеми сценариями, присланными за последние несколько месяцев, хоть узнаю, что мне там предлагают. Глядишь, и Марина что посоветует.
Любое занятие вдвоем с ней кажется необычным и вдвойне интересным, конечно, ведь теперь она - моя Муза…

- Роб, свали уже к себе в номер! – Я в который раз закатился со смеху над очередной его шуткой.
- Говорю тебе, она сама предложила, чтобы я расписался на ее трусах! – Он отпил глоток пива из бутылки. – Даже потянулась уже к пуговице на своих джинсах, хорошо, Дин вовремя подсуетился и оттащил эту сумасшедшую.
- Мне такое тоже предлагали, и не раз. – Захватив горсть чипсов из огромного пакета, я уставился в телек.
- Гонишь?
- Как на духу тебе это говорю. – Я даже руку к сердцу приложил в подтверждение своих слов.
- Главное, своей Марине этого не рассказывай, а то заревнует. – Он тоже засмеялся.
- Думаешь, она не читала в интернете? – с сомнением спросил я. – Хотя там многочего пишут, но ревновать к истеричным фанаткам она точно не станет. – После нашего разговора в квартире Марины я надеялся, что подобных сцен ревности она мне больше не устроит. Нет, конечно, было приятно наблюдать за ее реакцией, видеть взволнованное личико, слушать пламенную речь в свой адрес, а после всех моих наставлений мириться, но ей Богу, это бессмыслица какая-то.
- Умница-девочка. – Роб допил пиво и поднялся с дивана. – Рояль уже доставили, говоришь?
- Да, еще вчера. – Я потянулся, разминая затекшие мышцы. Сейчас бы завалиться в постель и вырубиться до звонка будильника, желательно, с Мариной бы в обнимку уснуть – так оно куда действенней будет. Но чувствовалось, что стоит мне лишь опустить голову на подушку, и я провалюсь в сон. Душевное равновесие, в котором я пребывал все две недели, в корне отличалось от того, каким он застало меня в ту злополучную поездку в Ванкувер.
- Отлично! Как только вернемся вместе с Кристен в Лос-Анджелес, жди в гости, гляну этот инструмент. – Он похрустел костяшками пальцев, уже готовый пробежаться по черно-белым клавишам.
- Договорились, а мы как раз придем в себя после всего, что с нами приключилось. – Я подошел к телевизору, чтобы вытащить диск с фильмом, а заодно и выключить аппаратуру, переключил канал с проигрывателя DVD на какой-то музыкальный и уже собирался нажать кнопку «offline», как вдруг РПатц запротестовал:
- Погоди-ка, Тей!
- Что такое? – Я опешил, с каким панибратством он отпихнул меня от экрана и уставился на девушку, которая пела задушевную песню во время выступления на одной из музыкальных церемоний.
- Поверить не могу! Это же… она!... – Роб привычным жестом запустил руку в волосы, только за годы знакомства мы все научились различать настрой, с каким он это делал – сейчас Паттинсон жутко разнервничался.
- Ты знаешь эту девушку? – Я вглядывался в милые черты лица: огромные небесного цвета глаза в обрамлении пушистых черных ресниц, точеный носик и полные губы идеальной формы. Светлые волосы незнакомки, имеющие необычный оттенок пепельного, легким каскадом струились по плечам и едва касались груди. Одета она была в полупрозрачный черный топ и такого же цвета атласные леггинсы, утянутые высокими замшевыми сапожками на каблуках. Весь сценический костюм завершала пологая шляпа, скрывающая добрую часть лица, когда девушка склоняла голову, перебирая струны на гитаре. Чарующая мелодия, которая лилась из динамиков, на самом деле трогала до глубины души.
- Я?.. Хм… Знал… Раньше, много лет назад, – сглотнул Роб. – Был период в моей жизни, когда я целыми вечерами просиживал в пабах, играя на гитаре собственные песни, а люди вокруг не обращали на меня никакого внимания, продолжая как ни в чем не бывало общаться, потягивая пиво из литровых кружек. – Паттинсон снова плюхнулся на диван. – Там я и встретил Яну, которая точно также выступала в пабах, мечтая однажды вырваться из душной жизни, образ которой навязывала добрая старушка Британия.
- Странное имя… Янаа… - Я произнес его нараспев.
- Она наполовину полячка, мать - стопроцентная ирландка, а отец - поляк, вот и назвал дочку в честь своей прабабки, кажется.
- Ты много знаешь о случайной девушке, с которой пересекся в пабе… - Я сощурился на друга, глаза которого заметались от сказанного мною.
- Яна… много значила для меня. – РПатц потянулся за бутылкой пива. – Восемнадцать лет… буйство гормонов и стремление изменить мир, который так несправедлив к тебе. – Чуть поморщившись, он сделал шумный глоток. – Эта девчонка зацепила меня своей неординарностью, каким-то только ей ведомым взглядом на жизнь. Я как завороженный смотрел на нее, сидящую на высоком стуле посреди небольшой сцены и стискивающую в руках гитару, которая изнывала под ее тонкими пальцами. А еще у Яны была привычка скрещивать ноги, и это тоже являлось частью образа, сценического или же индивидуального, несхожего ни с чьим больше.
- Вот это неожиданный поворот событий. – Я глянул в экран, потом на Роба, затем снова на незнакомку, которая сосредоточилась на композиции, было видно, что ей в кайф то, что она делает. Да, тут РПатц не ошибся в описании. Какое дело этой девушке с непривычным для меня именем до всего мира? Настолько самодостаточной она казалась. – И как долго вы встречались? Вы ведь встречались или ты молча пускал слюни за соседним столиком, но так ни на что и не решился?
- Обижаешь, Лотнер. – Он допил пиво и теперь вертел пустую бутылку в руках. – В восемнадцать я бы, не раздумывая, на край света рванул, конечно, я подкатил к ней… по-своему… Вышел на сцену и спел… А она стояла и смотрела на меня, изредка поправляя полы своей шляпы, но это было скорее привычкой. Дослушав мое выступление до самой последней ноты, Яна вдруг резко развернулась и ушла в темноту паба, а я смотрел ей вслед, пока не потерял из виду. И непонятно было, какое именно впечатление я произвел на девушку.
- Выяснил?
- В тот же вечер. Перед закрытием паба Яна подошла ко мне, я как раз зачехлил гитару и уже собрался напоследок выпить кружку пива, а затем отправиться домой, но в ту ночь эта девушка изменила все мои планы.
- Насколько круто изменила? – Я заинтересовался, впервые услышав столь личные подробности о доСумеречной стороне жизни друга.
- Я переехал в ее квартирку на следующий день. – Роб откинулся на спинку дивана и прикрыл лицо ладонями, потер глаза, не то от того, что вымотался за эти дни, не то от воспоминаний. - Ох, Тей, что это было за время!
- Расскажи, все равно не спится. – Я подошел к окну и глянул на ночную Барселону: лунный свет отражался в огоньках испанского города. – Обещаю не перебивать. – И присел на край широкого подоконника, приготовившись слушать.
- Любопытный ты волчонок. – Вздохнув, Паттинсон потер лицо и снова запустил руки в волосы, при этом, вперившись взглядом в резной потолок.
- Что есть, то есть, – хмыкнул я, подначивая друга разговориться.
- Судьба свела нас с Яной в тот момент, когда мы отчаянно нуждались друг в друге, именно как два человека, находящиеся тогда на распутье. – Роб взял со столика початую пачку сигарет. – Я как раз закончил съемки в «Ярмарке тщеславия» с Риз Уизерспун, где она играла мою мать, но по каким-то причинам все сцены, отснятые со мной, вырезали при монтаже, соответственно, обо мне даже в титрах не упомянули. – Щелкнув зажигалкой, РПатц затянулся и с удовольствием выдохнул крепкий табачный дым – я поморщился по привычке. – Такая вот незадача, я тогда разобиделся, как пацан, на весь белый свет, не отвечал на звонки своих двух агентов, предпочитая отсиживаться дома, а вечерами зависать в пабах. И почти принял окончательное решение завязать с актерством, чтобы посвятить будущее музыке и только музыке.
- Роб, никто ж из нас не застрахован от подобных казусов, - прекрасно понимая его чувства, поддержал я коллегу по актерскому цеху. – Востребованность – это то, к чему ты стремишься, придя однажды на кастинг, и то, что пытаешься удержать, добившись чего-то стоящего.
- Не спорю, Тейлор, но и тут, главное, не перестараться, поскольку ведь существует еще и обратная сторона луны.
- Что ты имеешь в виду?
- Тебе знакомо выражение: «Будьте осторожны в своих желаниях, так как порой они имеют свойство сбываться»?
- Не только знакомо, но и проверено, – рассмеялся я, чувствуя, как загорелись щеки от осознания, насколько щепетильной темы мы вдруг коснулись.
- Загадывал? – Паттинсон снова затянулся: искры на конце сигареты засияли ярче, растапливая никотин.
- Было дело.
- Сбылось?
- Да. – Откровение должно быть обоюдным, поэтому я решил не темнить, за подробностями друг все равно в душу не полезет.
- И у меня сбылось, только вот теперь не знаю, что делать со свалившейся на голову популярностью. – Роб затушил окурок в пепельнице и вытащил вторую сигарету, я же немного приоткрыл окно, впуская в комнату ночной прохладный ветерок. – Но все мои желания и их осуществления произошли после, а сначала была Яна…
- Я уж думал, ты нарочно свернул с этой темы. Рассказывай, РПатц.
- Она была моей ровесницей, но в свои восемнадцать выглядела такой маленькой и хрупкой – и этот внешний облик был обманным, потому что стоило пообщаться с Яной несколько минут, и сразу создавалось ощущение, что она гораздо старше своих лет – настолько четко сформировались ее моральные принципы и отношение к жизни. – Я оперся спиной на боковую стенку, предпочитая более не вклиниваться, а лишь слушать. – Так что несовершеннолетнюю я не совращал, хотя… кто из нас двоих кого совратил – это еще вопрос. – Паттинсон неслышно усмехнулся своим воспоминаниям. – Огонь, а не девчонка, не только характером, но и темпераментом…

Лунный свет поменял свое направление от того, что ночной диск наполовину скрылся за проплывающим над городом облаком, и в гостиничном номере стало темно. Невольно получилось, что я явился немым и почти незримым свидетелем выпрошенного монолога.
Роб выкурил еще не одну сигарету, поведав мне историю знакомства с Яной, с той самой девушкой, которая уже давно закончила свое выступление – телевизор был переведен в режим сна. С той, которая когда-то покорила моего друга.
В подробности личной жизни РПатц особо не вдавался, да я и так понял, что связь между ним и незнакомой мне Яной возникла сильная, прочная, как вспышка разрывающей космическое пространство кометы.
- …Мы могли ночь напролет говорить обо всем на свете – причем, Яна любила добавлять в свои истории экспрессию, в лицах изображая знакомых или случайных людей, с которыми ее свела судьба. А я заслушивался и сам не замечал, как вспоминал те или иные события, которые напрочь стерлись из памяти, но, оказывается, были важны. Яна обладала невероятной силой убеждения, и знаешь, в ее словах сквозила такая неоспоримая истина, которая вселяла надежду, что не все еще потеряно, надо лишь не сдаваться, и тогда можно добиться всего, чего желаешь. А бывало, она брала гитару и экспромтом перебирала струны, рождая мелодию, под которую хотелось закрыть глаза и мечтать о том, чего, возможно, никогда и не произойдет...
- Ты любил ее? – Я смотрел на притихший за окном город, наслаждаясь выпавшей временной передышкой.
- Любил, – признался друг. – Конечно, любил. – Вторая сигарета затухла окурком в пепельнице.
- Почему же вы расстались?
- Пришло время двигаться дальше, и, к сожалению, нам с Яной было не по пути, – просто ответил Роб. – Одна из двух Стефани, заведующая моими делами в родном Лондоне, сорвала на кастинг очередной серии бьющего все рекорды популярности и по сей день «Гарри Поттера», и я решил попытать удачу, на этот раз точно в последний раз.
- Все-таки склонился в сторону кинематографа? - наблюдая за редкими прохожими и проезжающими мимо отеля машинами, поинтересовался я. – Или тебя склонили, а?
- Она сказала, что у меня талант. И большое будущее. Что я и сам еще до конца не осознал, на что способен. – Создавалось впечатление, что РПатц по памяти воспроизвел слова девушки из прошлого. – Яна не уставала убеждать меня в том, что самые лучшие мои роли еще впереди, и возможно, именно в данный момент из-под пера автора рождается персонаж, сыграв которого, я обрету возможность заниматься любимым делом. Мистика, скажешь? Кто знает. Но роль Эдварда Каллена действительно открыла передо мной те двери, в которые я замучился стучаться.
- Если проводить аналогию тех или иных событий, произошедших с нами ранее, можно во многом найти мистический подтекст. Люди, встречающиеся нам на жизненном пути в определенный момент времени, или наши мечты и желания, которые, как мы надеемся, обязательно исполнятся.
- Не могу не согласиться с тобой, Яна сыграла особую роль в моей судьбе. И я всегда буду ей благодарен за то, что не дала мне погрязнуть в собственном самобичевании, а еще мне также хочется верить в то, что и я в какой-то степени повлиял на ее будущее.
- В течение этих десяти лет вы так больше и не пересеклись? До сегодняшнего вечера ты ничего не знал о ней?
- Яна всегда хотела исполнять песни собственного сочинения, и как мы с тобой смогли сегодня заметить – ее желание исполнилось.
- Хорошо рассуждать, глядя со стороны на то, как сбываются мечты других, – заметил я. – И только нам самим доподлинно известно, сколько сил, терпения и бессонных ночей кроется за славой и успехом.
- А еще Яна мечтала о том, что однажды у нее будет большая семья и куча детишек, думаю, она и в этом преуспела – по крайней мере, обручальное кольцо на безымянном пальчике присутствует, скорее всего, и ребенок у нее тоже есть, может, и не один. – РПатц слушал меня и одновременно высказывался сам. – Нет, Тей, мы с ней стерли все контакты по обоюдному согласию, решив, что лучше сейчас отпустить друг друга, нежели потом наблюдать, как по искрам догорают чувства. Есть отношения, которые лучше оборвать на высокой ноте, понимаешь?
- Мне сложно понять, Роб, вряд ли я бы отпустил девушку, которую любил, невзирая на обстоятельства, но у каждого из нас свой жизненный путь, и не в моем праве судить тебя.
- Спасибо за то, что вытащил эти чувства из меня, Тейлор. – Друг постепенно заканчивал свою исповедь. – Я даже не подозревал, насколько мне необходимо было выговориться.
- Твое откровение останется в стенах этого номера, Роб.
- Спасибо. Я в этом и не сомневался.
- Значит, твоему возвращению на большой экран поспособствовала Яна? – На смену нахлынувшей воспоминаниями грусти пришло изумление.
- Так уж сложилось, что именно любимые женщины влияют на решения, которые, как мне всегда казалось, я принимаю сам.
- Кристен… - постепенно возвращаясь в настоящее, упомянул я о Сумеречной подруге.
- До сих пор с дрожью в коленках вспоминаю, как притащился на первые пробы с Крис в роли Беллы Свон. Хотя ты эту историю знаешь не хуже других.
- Так ты правда был впечатлен ее игрой в «Диких условиях»?
- Да, и прознав, что та самая Стюарт будет сниматься в «Сумерках», я отправился на кастинг, хотя и не особо представлял себя в роли прекрасного бессмертного вампира. Уверен, Кристен была в шоке, увидев меня, еще не отошедшего от образа Сальвадора Дали, но что-то ее зацепило в моей игре.
- И не только ее, – улыбнулся я. – Кэтрин и на меня делала ставку, сразу прогнав по сюжету «Новолуния», хоть на тот момент вопрос съемок продолжения даже не рассматривался.
- Но именно за Крис было последнее слово, и она сказала «да» мне. Мне.
- Стюарт – отличная девчонка, хороший друг и добрый советчик. Она и за меня боролась до последнего и ведь добилась своего.
- Тейлор, в том, что ты остался в проекте, целиком и полностью твоя заслуга, – опроверг мои признания Роб. – Кристен лишь поддержала все твои стремления.
- Но этого мне было достаточно, она вселяла уверенность в собственных силах… Сколько я ее знаю, никогда не переставал восхищаться твердостью характера и силой воли, которые присущи этой девушке. Крис удивительная, потрясающая, единственная и неповторимая. Что уж там скрывать, я ее люблю.
- Эй, Лотнер, в любви будешь признаваться своей девушке. – Паттинсон «включил» ревнивца, к тому же безумно соскучившегося по любимой девчонке. Как я его понимал!
- Не перегибай палку, Роб. Сейчас, когда мы с Мариной, наконец, помирились, неужели, думаешь, я посмотрю на сторону? Нашел когда уличать в несуществующей измене! – Вскочив с подоконника, я поправил джинсы, собравшиеся складками на щиколотках.
- Ладно, считай, что на сегодня убедил, но помни, я слежу за тобой, мой экранный сын. – К нему вернулся полушутливый тон. – Заболтались мы с тобой, Тей, уж за полночь перевалило. Пойду я, пожалуй, Кристен позвоню.
- Разбудить ее не боишься? – Я убрал пустые бутылки из-под пива и колы со стола, а также пакеты с чипсами и попкорном. – В Лос-Анджелесе сейчас около девяти утра, наверняка она еще спит.
- Даже если и разбужу, сердиться она не будет. – Он махнул мне рукой на прощание. – Сладких снов, дорогой.
- Скройся с глаз моих, – огрызнулся я. – Дорогой. – За Паттинсоном захлопнулась дверь, и я остался в номере один на один со своей тоской по Марине.
”Хм... А может, последовать примеру Роба и тоже позвонить своей девушке? – Я скинул конверсы и прилег на кровать. – А вдруг она не спит сейчас? Тем более разница во времени между Барселоной и Москвой не так уж и велика. – Потянулся за телефоном, что лежал во внутреннем кармане пиджака, валявшегося поверх покрывала. – Так хочется услышать перед сном ее голосок.”– Взял телефон в руки и набрал заветный номер.
Первый длинный гудок сменился вторым, когда я услышал третий, то заволновался и, одновременно, расстроился.
Перед тем, как раздался четвертый гудок, Марина сняла трубку… До меня донесся треск, сменившийся тихим шипением, а потом наступила блаженная тишина, нарушаемая лишь самым желанным голосом во Вселенной:
- Мм... Тейлор?..

Lady Antebellum - Just a Kiss

- Солнышко, я тебя разбудил? – промурлыкал я в трубку.
- Нет… я сплю, и мне снится чудесный сон… я разговариваю по телефону со своим парнем... – прошептала в трубку моя девушка.
- Марина, я наяву звоню, – расслабленно засмеялся я и почесал затылок. – Проснись, пожалуйста.
- …Что?!.. Мм.. милый? Боже мой! Тейлор!
- Здравствуй. Снова спала с телефоном под подушкой? – с нежностью произнес я. – Который у вас час?
- Сейчас посмотрю, - было слышно, как она потянулась. – Полтретьего ночи.
- Прости, пожалуйста, родная, я малость не подрасчитал, думал, в Москве около часа ночи. Блин, запутался я в этих часовых поясах. Может… тогда я как-нибудь в другой раз перезвоню…
- Нет, Тейлор, только не клади трубку. Пожалуйста. – Марина встрепенулась. – Когда тебе удастся еще раз позвонить?
- Я так соскучился, маленькая моя. – Откинувшись на подушки, я подтянул одну ногу к себе.
- Я тоже скучаю, милый, видишь, телефон из рук не выпускаю ни днем, ни ночью… Я ждала твоего звонка, – проворковала в трубку Марина. – Где ты сейчас?
- В Барселоне.
- Я думала, вы уже вылетели в Берлин.
- Утром улетаем, надеюсь, удастся немного поспать. – Я потер глаза.
- Бедный мой, устал? – Ее забота трогала и умиляла одновременно. Как же мне не хватало этих ночных разговоров! – Барселона - очень красивый город, я бы хотела там побывать.
- Поверь, я его почти не видел, honey, Барселона, точно также, как и любой другой город мира для меня заключается в стандартном номере в отеле, грязных коридорах и странных запахах. И люди повсюду, много незнакомых мне людей. – Я сильнее сжал мобильный телефон. – Больше всего на свете я желал бы сейчас оказаться в твоей комнате.
- В моей, нашей комнате, – поправила меня моя девушка. – Мне так тебя не хватает, Тейлор.
- Осталось немного подождать, любимая, каких-то три-четыре дня.
- Они покажутся вечностью. – Марина зарычала и с шумом выдохнула. – Наверное, никогда не дождусь, когда смогу снова обнять тебя, зацеловать, прошептать слова любви…
- Ты можешь прошептать их сейчас, – с надеждой попросил я, именно попросил и растворился в признаниях, что незамедлительно подарила моя Марина…
- … И самый желанный мой. Только мой. – Марина послала бесчисленное количество поцелуев в трубку. – Слышал?
- Слышал, – эхом повторил я, глядя в потолок и изнывая от желания оказаться рядом с ней. – Я хочу к тебе, honey…
- Прилетай, – тихо сказала она. – Ты нужен мне, Тейлор, я желаю твоих ласк, дорогой, мы пробыли вдвоем так мало времени…
- Даже не знаю, что тебе предложить в ответ на эти слова, Марина. – Мне вдруг захотелось пошалить немного, так умиротворяюще на меня действовало общение с любимой девушкой. – Эм… секс по телефону?
- Пошляк, – хмыкнула она.
- Аа... Смутилась. – Я расплылся в улыбке, слушая ее тяжелое дыхание. – Что на тебе надето сейчас, honey?
- Ничего. – Мне показалось, или она потянулась? – Я привыкаю спать обнаженной… Не вижу смысла надевать что-то, если ты все равно разденешь меня...
- Марин, кроме шуток, правда, ничего? – Я напрягся, и даже сидеть теперь стало неудобно.
- Аа… Завелся! – удовлетворенно засмеялась она. – Будешь знать, как предлагать мне подобное.
- Ух, ты и шалунья у меня. – Я скинул футболку, вмиг ставшую мокрой. – И как мне теперь уснуть после твоих выходок?
- Прими холодный душ, Тейлор, я не стану заниматься с тобой ничем подобным на расстоянии, мне важно чувствовать тебя всем телом, важно, чтобы ты сам ласкал меня, важно ощущать на себе тяжесть твоего тела…
- Думаешь, после таких слов холодный душ меня спасет? – проскулил я, снова откидываясь на подушки. – Я хочу тебя, Ларина, вот подожди, доберусь до тебя!
- Ловлю тебя на слове, Лотнер. – Ее голосок дрогнул. – Я люблю тебя, Тейлор.
- Я тоже люблю тебя, моя Марина. – Поднявшись с кровати, я подошел к окну. – И, кажется, я знаю, что нам делать.
- Что? Ну, скажи?
- Подойди к окну, – попросил я, глядя на луну.
- Сейчас… - Я отчетливо слышал, как она заворочалась в постели, выпутываясь из-под теплого одеяла. – Все. Подошла.
- Что ты видишь?
- Луну. Боже мой, Тейлор, сегодня ведь полнолуние! Какая она яркая! То-то в комнате так светло…
- А что еще видишь, родная? – Я не сводил глаз с золотого диска.
- Я вижу тебя, милый. – Кажется, она собралась плакать. – Спасибо, за ощущение того, что ты рядом, Тейлор. – Все-таки всхлипнула.
- Не плачь, пожалуйста, я всегда рядом… И я тоже вижу тебя, но я не хочу, чтобы ты у меня грустила, договорились? – Я крепко зажмурился и уперся свободной рукой об оконную раму. Затем снова посмотрел на луну, отражавшую взгляд печальных серых глаз Марины…
- Не буду, обещаю.
- Возвращайся в постель, а то еще замерзнешь, а мне не нужно, чтобы ты заболела, и твой отъезд отложился еще на несколько дней.
- Как скажешь. – На том конце снова послышалось ворошение одеяла. – Ты тоже ложись и постарайся хоть немного поспать, Тейлор, тебе завтра в Берлин улетать.
- Еще парочка выходных костюмов, и я свободен… до следующего промо.
- Дорогой мой, ты невероятно красив во всех костюмах, которые уже успел надеть на премьеру «Рассвета».
- Ой, ли? – Я разомлел от комплимента, представив свою девушку, сидящую перед компьютером и рассматривающую сотни фотографий с ковровых дорожек.
- Такой стильный, - томным голосом принялась расписывать мои прелести Марина. – Такой умопомрачительный, такой…
- Какой?
- Такой… сексуальный. – Чёрт! Эта девчонка заигрывала со мной!
- Ну, да, особенно, когда пиджак давит на плечи, а брюки жмут в местах…
- В каких еще местах тебе там жмут брюки? – встрепенулась эта соблазнительница.
- Да в самых что ни на есть, уязвимых местах, honey! – Я не удержался и пожаловался. Как всегда. – Я ж даже руки в карманы впихнуть не могу!
- Тейлор, но я лично примеряла все комплекты для промо и могу с уверенностью сказать, что все до единого костюмы идеально сели по ТВОЕЙ фигуре!
- А я тебе говорю, что мне тесно! – Я устало потер шею, непоколебимый в своих ощущениях. – Трудно было на размер больше взять, Марин?
- Ну, конечно! – Она возмущенно засопела в трубку. Что и говорить, ее сон как рукой сняло от моего нытья. – Чтобы на тебе все висело, как на вешалке, а брюки сползали вниз так, что ни один ремень их не удержал бы? Нет уж, терпи и улыбайся.
- Вот ты вредина, Ларина! – с любовью в голосе прорычал я.
- Тейлор, я не куплюсь на твои разводы и не стану оправдываться в том, в чем я не виновата.
- Что ты имеешь в виду, радость моя? – Она определенно не давала мне расслабиться и вздохнуть спокойно, во всем умудряясь быть на шаг впереди.
- Я имела счастье пообщаться с папочкой Лотнером на эту тему, так что мне доподлинно известно о том, что ты постоянно ноешь по поводу и без касательно несхожести в размерах одежды. – Марина удовлетворенно хмыкнула. – До чего же ты милый, Тейлор.
- Это что ж получается, я сегодня проигрываю по всем пунктам? – Уложенный ею на лопатки, я аж растерялся, в который раз позабыв о перемещении и о способности моей девушки подмечать все вокруг.
- Я люблю тебя…
- Не подлизывайся, я обиделся.
- Эй, Тейлор… Хочешь, еще кое в чем признаюсь тебе?
- Давай. – Я следил взглядом за луной, освещающей Московскую квартиру и гостиничный номер Барселоны.
- Любимый, без одежды ты мне нравишься гораздо больше. – Марина задышала в трубку, и мне казалось – еще немного, и я ощущу горячее дыхание у щеки.
- Помнится, однажды я за эту фразу чуть под дых не схлопотал от тебя, родная.
- Надеюсь, я избегу этой участи. – Она хрипло рассмеялась, а мне в который раз за ночь стало нестерпимо жарко от ее близости, такой далекой, что хотелось заскулить от осознания, что не все желания нам подвластны порой.
- Глупенькая моя, я тебя люблю.
- Знаешь, Тейлор, наверное, я никогда не смогу спокойно слушать твои признания. – Маринин голосок задрожал от волнения.
- И я крайне рад это слышать, honey. – Время не спеша отсчитывало секунды, оставляя для сна все меньше и меньше, а я все никак не мог наговориться с ней. – Но к примерке костюмов мы с тобой еще вернемся, когда прилетишь домой, я тебе лично продемонстрирую, в каких местах мне особенно жмет.
- Боже мой! С кем я связалась! – Марина ухнула в подушку. – Лотнер, я тебя прошу, смени ты эту тему, иначе я трубку сейчас брошу!
- Я перезвоню.
- А я снова брошу!
- Я тебе брошу!
- Тейлор, пожалуйста!
- Хорошо, давай о чем-нибудь другом… Дай подумать, что я еще-то хотел спросить… А, вот! Марин, скажи, Карина больше никак не проявлялась?
- Час от часу не легче! Тейлор, почему ты вдруг вспомнил о ней?
- Мне не дает покоя ее последняя выходка.
- Она мне столько страшных слов наговорила, – призналась Марина. – Всё, чего я так боялась, она озвучила, да еще с такой злостью.
- Что именно она сказала тебе? – требовательным тоном спросил я, присев на подоконник.
- Что лучше бы ты остался один, только не со мной, – как на духу призналась моя honey. – Я боюсь, Тей.
- Дай-ка мне ее телефон, сейчас позвоню и выскажу ей все, что я о ней думаю, – сурово произнес я, сжимая руку в кулак. – Думаю, ее сносный английский позволит ей понять все, что я намереваюсь сказать.
- Дорогой, вряд ли у вас получится конструктивный разговор, ведь она видит в тебе кумира миллионов, – успокаивала меня моя девушка. – Я не предоставлю ей такой возможности – пообщаться с тобой. Спасибо за твою заботу и желание защитить меня, только Карина все равно не поймет этого стремления.
- Марин, обещай мне, что будешь осторожна, я волнуюсь за тебя, – понемногу начиная остывать, попросил я.
- Она не сделает мне ничего плохого, но я обещаю, что буду осторожна, не волнуйся.
- Не выходи из дома одна, только в сопровождении родителей.
- Милый, ты забыл? Я ж под домашним арестом за свои проделки. Папочка ежедневно твердит мне о том, что я наказана до самого отлета в Лос-Анджелес.
- Блин, я виноват.
- В том, что приехал ко мне? – встрепенулась моя любимая. – Тейлор, даже не думай винить себя, слышишь! Ты все правильно сделал, и я тоже, по-моему.
- Золотце мое, вот если бы я не дождался тебя, тогда боюсь даже думать, с какой миной на лице блистал бы сейчас на всех ковровых дорожках, а так – все прекрасно, и я даже благодарен папе Ларину за то, что держит тебя под замком. И мне спокойней будет.
- Эй, я уже давно не ребенок, зато нянек на одну меня, хоть бюро добрых услуг открывай!
- Ох, милая моя, с этим утверждением не могу не согласиться. – Я закусил губу, представив этого «ребенка» в постели, да еще и обнаженной.
- Ты хочешь открыть агентство по подбору персонала? – Наверняка Марина захлопала длинными ресницами от непонимания: ее мимику я уже изучил более чем досконально.
- Я хочу ТЕБЯ, Ларина! И ты уже давно не ребенок, – вернул ей ее же фразу, но с намеком, конечно.
- Тейлор, не начинай… - заискивающе протянула моя Марина.
- Я бы повторил наше примирение, была б такая возможность.
- С самого начала? – Она включилась в игру.
- Зачем? С того момента, как раздел тебя. – Кажется, я выиграл этот раунд, так как ответом мне была тишина, а потом Марина выдала то, что я и предполагал:
- Ты вогнал меня в краску.
- И даже это не остановило бы меня, будь я сейчас рядом. – Трехочковым броском я снова одержал победу, заставив эту девчонку жалобно застонать:
- Ты не проведешь меня своими намеками, понял?
- Но согласись, мне почти удалось?
- Почти.
- Я люблю тебя и очень скучаю, honey.
- Люблю тебя больше жизни, Тейлор, и очень жду встречи.
- Прости еще раз за то, что разбудил. Я могу как-то исправиться? – с любовью прошептал я. – Загадывай любое желание, Марина моя, я готов его исполнить.
- Правда?
- Конечно. – Я тоже вернулся в постель. – Чего желает моя любимая, раз уж отказывается заняться сексом по телефону? – не удержался и снова подколол ее.
- Не соблазняй меня, - сладко проговорила в трубку Марина. – Встретимся и все наверстаем.
- Люблю, когда в тебе просыпается плохая девочка…
- Спой мне, Тейлор.
- Что??
- Колыбельную… - Марина подавила зевок. – Спой, пожалуйста.
- Эм… дай подумать… умеешь ты застать врасплох… - Я слегка растерялся от ее просьбы. – Ладно, уговорила…
- Это останется между нами. – Она соблазнительно причмокнула губами. Я в который раз за вечер возжелал зацеловать ее. – Я жду, милый…
И я запел… тихонько проговаривая самые заветные слова, что шли от самого сердца:
- Быть только с тобой… Услышать стук сердца твой… И вместе уйти от всех навсегда… Быть только с тобой желаю я… Желаю я… Желаю…
- Ай, я люблю эту песню!! – тоненьким голоском пропищала Марина.
- Я знаю, она у тебя в плеере находится в ТОПе по количеству прослушиваний. Я подметил, пока находился в твоем теле.
- Ты такой внимательный, Тейлор. Так красиво и нежно получилось. У тебя самый чарующий голос на свете, – промурлыкала моя Марина. – Спасибо, дорогой мой, а можно еще одно маленькое желание?
- Загадывай. – Я на все был согласен.
- Когда я вернусь в Лос-Анджелес, съездим в Плезантвиль на несколько дней?
- Конечно. – В душе разлилось тепло от воспоминаний самого сладкого свидания в городке, хранящем в себе дух прошлого столетия. – Обязательно посетим Плезантвиль, мы там еще много чего не успели посмотреть.
- Спасибо, любимый! – радостно воскликнула Марина и снова послала бесчисленное количество воздушных поцелуев через тысячи километров, разделявших нас. – А еще я хочу съездить к озеру на уикенд. Помнишь, ты предлагал в тот день, когда… - Она запнулась, не в силах, видимо, продолжать дальше.
- Я помню, honey, и предложение все еще в силе, – поспешил вновь успокоить свою девушку.
- Прости меня…
- Я давно простил, родная. Оставь грустные воспоминания в прошлом, очень тебя прошу. У нас все будет хорошо. Как ты захочешь, так и будет. Куда захочешь, туда и свожу тебя, Марина. Только не плачь.
- Ты такой хороший, Тейлор. – Она всхлипнула. – Я виновата, а ты меня еще и успокаиваешь.
- Потому что я люблю тебя, глупышка. – Не хватало еще закончить наше общение таким образом. Я не для того позвонил, чтобы разбудить свою Марину и оставить ее наедине с грустными мыслями. – И знаю, что ты меня тоже любишь, хоть и пыталась убедить в обратном. Теперь-то я ни за что не поведусь на подобный развод.
- Тейлор!..
- Думаешь, ты одна стала уверенней в себе? – Не дал ей прервать свою полушутливую-полуразгневанную речь. – Нет, honey, я тоже много чего передумал за те дни, и впредь я так легко сдаваться не намерен.
- Любимый!..
- Ты - моя honey! Только моя! И я никогда и никому тебя не отдам!
- Я - твоя honey! Только твоя! И я никогда и никому тебя не отдам! – вторила мне Марина.
- Хорошая девочка! – похвалил я свою зазнобу. – Повторяй эти слова почаще, желательно вслух, чтобы все вокруг слышали.
- Как скажешь, милый. – Сердце в груди замирало всякий раз, когда Марина слушалась и соглашалась со мной во всем. - Я обещаю, что больше никогда не оставлю тебя. Ты мне веришь, Тейлор?
- Я верю тебе, Марина.
- Любимый, а еще я хочу…
- Так, мисс, по-моему, на сегодня вы превысили лимит своих желаний! – Я рассмеялся над ее непосредственностью.
- Разве? – удивленно спросила любимая. – Как жаль, а я хотела предложить…
- Неужели то, о чем я просил весь разговор?
- Нет, – фыркнула она. - Каким ты порой бываешь приставучим! Как же хорошо, что Джейк, в отличие от тебя, молчит.
- Он с тобой сейчас?
- Конечно, спит рядышком, вроде бы мы его не разбудили, – нарочито тихо ответила Марина. – А вот Джулиану ты бросил! Бедненькая, как ей должно быть грустно сейчас одной в твоей комнате.
- В моей, нашей комнате, – с радостью поправил я свою девушку. – Брось, Марин, да она наверняка рада. Живет там одна, как королева, никто ей не мешает.
- Я скучаю по ней, и Джейкоб тоже.
- И я скучаю по ней. И по Джейку тоже, представляешь?
- Я уж думала, не дождусь от тебя таких слов, Тейлор! Твоя ревность к плюшевому мишке прошла?
- Да. Нам было о чем поговорить с ним в то время, когда я находился в твоем теле, и пока этот медведь рядом с тобой, я спокоен, – просто ответил я. – И знаешь, honey, мишки – это все, конечно, хорошо, но, тебе не кажется, что нам пора подумать о ком-то более реальном… о ком мы могли бы заботиться… о том, кто нас сблизит еще больше…
- Кого ты сейчас имеешь в виду, Тей? – Марина напряглась.
- Давай собаку заведем? – Я замер в ожидании.
- Любимый, так я ведь именно это и хотела предложить, а ты не дал мне озвучить еще одно желание, – укоризненно произнесла моя девушка. – Как же хорошо, что ты уже согласен, а то я боялась, что придется часами тебя уговаривать.
- Серьезно, Марин? Ты тоже думала о собаке?
- С тех пор, как познакомилась с Медведем! Лотнер, я завидую Мэдлин и Райану! Почему у них есть пес, а у нас с тобой нет? Я хочу собаку!
- Отлично! Тогда выберем щенка, когда прилетишь домой, – сказал я как о деле решенном.
- Договорились. – Она вновь подавила сладкий зевок. - Спасибо, что исполняешь мои желания до того, как я успеваю загадывать их. Люблю тебя.
- И я люблю…Ну, что? Ложимся спать? А то ты у меня там вот-вот уснешь.
- Да, пора. Отдыхай, милый. Спасибо, что позвонил.
- Засыпай, Марина… спокойной ночи…
- Уже сплю, Тейлор… спасибо за колыбельную… спокойной ночи, любимый…

David Gray - Sail Away

Я выдохнул, почувствовав, как самолет коснулся взлетно-посадочной полосы.
Дома.
Еще несколько часов, и Марина тоже прилетит. Как же хочется поскорее обнять ее, чтобы, наконец, успокоиться после стольких напряженных дней.
Почувствовать ее рядом, засыпать каждую ночь в ее объятиях и знать, что наутро она никуда не исчезнет из моей жизни. Неужели все, и правда, позади? Теперь нашим отношениям ничто и никто не угрожает, а если и возникнет хоть малейшее сомнение, мы сумеем справиться со всем.
Вместе. Только я и она. Навсегда.
Тогда почему так страшно? Ведь все же хорошо, но тем не менее душу сковывает леденящий страх, ноги как ватные с трудом спускаются с трапа самолета, а голова, кажется, просто расколется от ломящей в висках боли.
- Тей, давай сумку, а то ты что-то совсем утомился в полете. – Верный телохранитель Дерек как всегда был рядом.
- Спасибо. – Я нахлобучил солнцезащитные очки на глаза. Светало.
- Сейчас доберемся до дома, и отдохнешь нормально, – сказал он, шествуя рядом со мной.
- Дерек, ты ведь знаешь, что через несколько часов прилетает Марина. – Я устало посмотрел на него сквозь тонированные стекла очков. – Какой сон? Так, прилягу ненадолго, перекушу чего-нибудь и снова сюда – встречать ее.
- Может, дома останешься? Я могу за ней съездить?
- Ну уж нет. – Я сунул руки в карманы джинсов, ускоряя шаг по мере того, как мы приближались к терминалу аэропорта. – Я и так слишком долго жду ее. Сам поеду.
- Хорошо, как скажешь. – Дерек прошел вперед, когда перед нами распахнулись стеклянные двери.
Репортеры, конечно, тут же подлетели, сыпля вопросам, на которые я отвечал немногословно и изредка махал им рукой в знак приветствия. И конечно, улыбался. А как иначе! Я мог, как угодно, относиться к папарацци, но смотрел-то я не на них, а в кадр фотокамер, направленных на меня. Если я выдам кислую мину ввиду дурного настроения или раздражения, то это увидят прежде всего мои поклонники.
Но помимо ажиотажа вокруг моей персоны в аэропорту происходило что-то еще… Чувствовалась до ужаса напряженная обстановка: люди в волнении перешептывались между собой, у стоек регистрации царила неразбериха, всюду сновали сотрудники полиции, их было больше, чем обычно.
- Что-то не нравится мне все это, – пробормотал Дерек, на всякий случай взяв меня под локоть и обходя с другой стороны, таким образом, я оказался между ним и стеной.
- Наверное, кто-то важный прилетел, – выдал предположение я. – Не смотри на меня так, я не зазвездился, – объяснился, видя ухмылку на лице своего охранника. – И я не себя имею в виду, может, президент куда летит?
- Или откуда-то прилетел, – поддержал шутку Дерек. – В любом случае, давай быстрее отсюда выберемся.
- Сам мечтаю попасть домой поскорей.
Мы прошли регистрацию за специальной стойкой и в сопровождении охраны и конвоя полиции миновали весь терминал, вскоре уже вышли к стоянке, где меня ждал отец.
- Привет, пап. – Мы обнялись.
- Привет, сын. С приездом. – Он положил мне руку на плечо.
- Почему ко мне приставили полицию? – с ходу спросил я, забираясь в машину. – Что вообще происходит? Теракт, что ли?
- Нет. – Отец пожал руку Дереку. – Как долетели?
- Попали в болтанку, – ответил тот. – И Тейлор весь перелет нервничал. Домой рвался.
- Ясно. – Папа захлопнул за мной дверь и, обойдя машину, сел на водительское сиденье. – Ты выглядишь уставшим.
- Так и есть. – Я не стал спорить. – А ты каким-то замученным. Случилось что?
- Лучше поедем домой, там и поговорим, – отмахнулся он и включил зажигание.
- Хорошо. – Виски снова заломило от тупой боли. Как я ненавижу принимать таблетки! – Скажи только, с мамой и Макеной все в порядке?
-Да, не волнуйся.
Мы неслись по шоссе, в то время как солнце уже поднялось и вовсю освещало еще пустые улицы родного города. Я старался абстрагироваться от невеселых мыслей, но они навязчиво кружились в голове, не давая спокойно дышать. Создавался некий эффект дежавю, что такое уже было однажды: беспричинный страх, предчувствие надвигающейся беды, собственное бессилие перед чем-то неизвестным и пугающим… Тогда это закончилось нашим с Мариной расставанием. Но сейчас она летит ко мне. О какой разлуке может идти речь, если она вот-вот будет дома?
Мои мысленные стенания прервал звук пиликающего телефона. Кому я там мог понадобиться в шесть часов утра?
- Ого!
- Что? – тотчас нервно спросил отец.
- Райан звонит, – пояснил я, снимая трубку. – ЗдорОво.
- Лотнер, ты прилетел уже? – прокричал он так громко, что мои барабанные перепонки затрещали по швам.
- Не ори так! – простонал я, сползая по сиденью. – Прилетел, иначе ты бы до меня и не дозвонился.
- Хорошо, нам надо поговорить! – Он чуть сбавил обороты, но по-прежнему жаждал общения со мной в такой ранний час.
- Прямо сейчас?
- Да, это срочно! Я… мы с Мэдлин приедем к тебе.
- Только не сегодня, братишка, – взмолился я. – Неужели это не терпит отлагательств? Я устал, как чёрт, а мне еще Марину встречать. – Райан вдруг шумно выдохнул на том конце невидимого провода и, зажав трубку ладонью, что-то пробурчал, видимо, рядом стоящему человеку, а мне стало страшно. До дрожи в коленях, до вспотевших вмиг ладоней. До невозможности страшно. Поэтому я поспешил отговориться, прежде чем он произнесет еще хоть слово. – Давай завтра созвонимся и все обсудим. Я обещаю, что приеду. Мы вдвоем с Мариной приедем к вам. Но только не сегодня. Дайте мне побыть со своей девушкой, пожалуйста.
- Тей!..
- Отбой, Райан. – Я сбросил звонок. – Из кровати, что ли выпал? – пробурчал и переглянулся с отцом. – Пап, моргать иногда не забывай!
- Прости, Тейлор, - непонятно почему извинился он и прибавил скорость на спидометре.
- Да, что б мне!.. Да, этого просто быть не может!.. – вдруг воскликнул на заднем сидении Дерек, терзая пальцами планшетник. – Да, как же это!.. Даниэль! – Он сверлил взглядом затылок моего отца. – Ты в курсе?..
- Да. – Тот был немногословен.
- В курсе чего? – сурово спросил я своего телохранителя.
И тут сотовый снова известил меня о входящем звонке.
- Твою мать! Это когда-нибудь закончится? – Я приложил трубку к уху. – Да, Макс.
- Тейлор, доброе утро, – тихо поздоровался друг. – Как долетел? Ты один сейчас?
- Макс, тебя Валькирия снова выгнала? – Я рассмеялся, только смех вышел почти истеричным. – Хреново долетел, теперь вот тащусь по городу, но, похоже, уже пробка намечается. Не успею доехать, как придется снова возвращаться обратно в аэропорт.
- С тобой кто-то есть сейчас? – повторил свой вопрос Максим.
- Отец и Дерек. А что? Если ты о Марине, то она еще не прилетела, – пояснил я. – Но скоро уже будет дома. Успокой Валькирию, – мечтая успокоиться сам, тем не менее пошутил я.
- Это хорошо, что ты не один. Так лучше. – Друг говорил загадками. – Но мы можем приехать, если вдруг понадобится помощь.
- Ты о чем? – Пульс в висках уже зашкаливал, а кровь гнала адреналин по венам в сто раз быстрее. – Не надо к нам приезжать! Я понимаю, что вы соскучились по Марине, но уж на сегодня-то отдайте эту девушку мне. – Снова нервный смешок. – Чемоданы я и сам смогу занести, так что помощь не нужна.
- Тей!.. – пропищала в трубку Валькирия и, кажется… с трудом подавила всхлип.
- Валькирия, привет и пока, – быстро среагировал я, будто отгораживаясь от внешнего мира. – У тебя еще будет время наболтаться с подружкой. Сегодня не получится. Я не разрешаю и никуда ее не отпущу. Дай Марине отдохнуть после длительного перелета.
- Подожди, не бросай трубку! – прокричала она, но я уже сделал это.
- Очумели все вконец! – в сердцах высказался, заметив, что мы свернули на родную улицу.
Звонок от Паттинсона я попросту проигнорировал, предпочитая совсем отключить телефон.

Дом будто бы был погружен в спячку, но мне почему-то даже не хотелось заходить внутрь. Во всем, что происходило вокруг меня, чувствовалось звенящее напряжение. Пока мы молча разгружали багажник, отец и Дерек поглядывали на меня и переглядывались между собой, а я уже начинал подозревать, что за моей спиной ведется какой-то нелепый заговор. Но думать обо всем этом сейчас не было ни сил, ни желания.
Поскорей бы уж опустить голову на подушку, чтобы хоть ненадолго провалиться в сон, и все-таки придется принять аспирин, иначе о поездке в аэропорт можно забыть.
Мне зябко, страшно и одиноко. Ничего, все это пройдет. Я потерплю еще немного, и Марина согреет в своих объятиях, успокоит мою душу самыми заветными словами, отменит мое одиночество раз и навсегда.
В гостиной горел ночной светильник, расположенный на журнальном столике… было тихо, только часы, что висели на стене, неспешно отбивали время… дом замер в ожидании… Ожидании чего? Хотя, нет, я не так выразился. КОГО? Ведь мы ждали приезда Марины, точнее, ждем. Но, где же эта оживленная суета в предвкушении радостной встречи? Где улыбки и смех? Где, в конце концов, мама?..
Она сидела на диване и смотрела прямо перед собой в экран плазменной панели, что располагалась напротив и занимала добрую часть стены. Звук был приглушен, я только понял, что шли какие-то новости.
- Значит, вот как ты встречаешь родного сына? – как можно веселей произнес я, проходя в гостиную.
- Тейлор, мальчик мой. – Она вздрогнула и нажала кнопку выключения, а затем бросила пульт управления в сторону и встрепенулась мне навстречу. – С приездом, родной. – Крепко-крепко обняла и прижала к себе.
- Привет. – Я прикрыл глаза, вдыхая родной запах самого близкого человека. – Мам, отец меня напугал своим убитым видом. – И принялся изливать душу. – Я уж думал, с вами что-то случилось. На нем лица нет.
- Со мной и Макеной все хорошо. – Ее глаза были заплаканными… Заплаканными??
- Ты плакала, мам? Почему? Где Макена?
- Я здесь! – отозвалась сестренка со второго этажа дома. – С приездом, братишка.
- Так, слушайте, - я с трудом сглотнул, в горле першило и нестерпимо хотелось пить. – Не знаю, что у вас тут происходит, и знать не хочу, по крайне мере, сейчас. – Мама с Макеной переглянулись, но я проигнорировал эти уловки. – Мамуль, принеси мне аспирин в комнату, голова вот-вот взорвется от боли. – В гостиную вошли Дерек и отец. – Я прилягу ненадолго, часа на два, разбуди меня, если что. – С этими словами я направился к лестнице. – Приготовь чего-нибудь легкого, не знаю, сэндвич там, я перекушу, а уж поем нормально, когда с Мариной вернемся.
- Тейлор!.. – окликнула меня мама, но я не обернулся.
- Если кто из друзей будет звонить, меня ни для кого нет. – Я начал подниматься по ступенькам и почему-то считал их. – Дерек, подготовь машину, поедешь со мной встречать Марину.
Раз, два, три…
- Тейлор, подожди!..
Четыре, пять, шесть…
Каждый шаг давался с трудом, словно бы мне на плечи навалилась тяжеленная ноша, которую я выдержать не в силах. Что-то случилось, и только я пока оставался в неведении, и то лишь потому, что сам пресекал всяческие попытки достучаться до своего подсознания. Но хочу ли я знать? Определенно, нет. Мой мозг включил защитные рецепторы, блокируя любую информацию, но вот душа томилась и желала успокоения, которое не наступит.
- Сыночек, пожалуйста, ты должен знать, что происходит. – Мама замерла возле лестницы и смотрела мне вслед. Я затылком чувствовал ее пронзительный взгляд.
- Не хочу… Не хочу! - Я и сам не заметил, как проговорил эти слова вслух. – Мам, не говори ничего, пожалуйста.
- Тейлор, самолет, в котором летела… летит Марина… - Моя рука вцепилась в перила. – На борту лайнера произошла поломка, по предварительным данным, что-то с двигателем. – Я зажмурился, тяжело и часто задышал, принимая суровую правду жизни. – Сынок, ты только не волнуйся, мы рядом и поможем тебе пережить все. Держись…

У меня есть сердце? Тогда почему оно не бьется сейчас?
Бейся, чёрт тебя побери, ты должно биться!
Глухой удар о грудную клетку, затем нескорый второй, с трудом перекачивающий кровь, третий, отдающийся в ушах уже чуть громче, четвертый, пятый… сотый! Нервное напряжение схлынуло, уступив место безграничной панике, липкой, вязкой, жуткой…
Мой беспричинный страх обрел смысл, материализовался, словно зверь, выбравшийся наружу, и теперь завладевал всем вокруг, а главное, мной.
С невероятным усилием воли я оторвал дрожащую руку от перил и обернулся к маме. В один момент мне стали понятны и ее слезы, и убитый вид отца, и восклицания Дерека, и многочисленные звонки от моих друзей.
Жизнь провела двойную сплошную, разделившись на «До» и «После», и выбросила меня на запасную полосу.
Внезапно. Такого подвоха от судьбы я не ждал.
Жестоко. Человеку дается ровно столько испытаний, сколько он может вынести.
Необратимо. Но был ли я готов к этому?
В одночасье рухнули все планы и мечты, которые я наметил осуществить вместе с Мариной. И на смену им пришли отчаяние, немая боль, разъедающая душу, и тоска…
Грозившая затянуться длиною в жизнь…

- Что? – вмиг преодолел все ступени, снова спускаясь вниз. – Мам, скажи, что это неправда, что ты все выдумала. – Я взял ее за плечи.
- Прости, Тейлор… - Она погладила меня по голове, как маленького. – Я не могу.
- Как это произошло? Ведь все было хорошо… Такого просто не должно было случиться! Только не с нами! Только не сейчас!
Ноги все-таки подкосились, и я шмякнулся на нижнюю ступеньку, подтянул дрожащие колени к себе и свесил ставшую свинцовой голову. Мой вопрос повис в воздухе, так как никто не мог дать на него стопроцентного ответа.
- Еще ничего неизвестно, – кашлянул отец и облокотился на спинку дивана, не сводя с меня глаз.
- Родной, - мама присела передо мной на корточки. – Крепись. Пожалуйста, крепись.
Я, как ошарашенный, посмотрел на нее и ничего не ответил. Мысли улетучились, слова застряли в горле, сердце неслось галопом, но вот душа замерла…
Я погибал вместе с Мариной…


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/57-11646-1#1998478
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Виточка (13.11.2019) | Автор: ProstoLe/Mariela
Просмотров: 50


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями