Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1616]
Из жизни актеров [1603]
Мини-фанфики [2388]
Кроссовер [679]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4590]
Продолжение по Сумеречной саге [1259]
Стихи [2338]
Все люди [14605]
Отдельные персонажи [1449]
Наши переводы [14006]
Альтернатива [8924]
СЛЭШ и НЦ [8481]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4033]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей августа
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 сентября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Я и мистер Каллен
Это были просто длинные выходные дни в Вегасе, но как же восемнадцатилетняя ученица старшей школы Белла Свон оказалась замужем за известным тридцатиоднолетним продюсером Эдвардом Калленом? Эта история расскажет об их странной жизни.
Перевод возобновлен!

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла

АРТ-дуэли
Творческие дуэли - для людей, которые владеют Adobe Photoshop или любым подходящим для создания артов, обложек или комплектов графическим редактором и могут доказать это, сразившись с другим человеком в честной дуэли. АРТ-дуэль - это соревнование между двумя фотошоперами. Принять участие в дуэли может любой желающий.

Абсолютная несовместимость
Не знала Белла, чем закончится ее внезапная поездка куда глаза глядят... вернее, куда ведет 101 шоссе. Иначе, вероятно, хорошенько подумала бы, прежде чем пускаться в путь в этот непогожий канун Хэллоуина.

Клуб Критиков открывает свои двери!
Самый сварливый и вредный коллектив сайта заскучал в своем тесном кружке и жаждет свежей крови!

Нам необходимы увлекающиеся фанфикшеном пользователи, которые не стесняются авторов не только похвалить, но и, когда это нужно, поругать – в максимальном количестве!

И это не шутки! Если мы не получим желаемое до полуночи, то начнем убивать авторов, т.е. заложников!



А вы знаете?

...что теперь вам не обязательно самостоятельно подавать заявку на рекламу, вы можете доверить это нашему Рекламному агенству в ЭТОМ разделе.





...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимый мужской персонаж Саги?
1. Эдвард
2. Эммет
3. Джейкоб
4. Джаспер
5. Карлайл
6. Сет
7. Алек
8. Аро
9. Чарли
10. Джеймс
11. Пол
12. Кайус
13. Маркус
14. Квил
15. Сэм
Всего ответов: 15695
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Мини-фанфики

Лучшие друзья

2017-9-24
21
0



– Доктор Каллен, срочно подойдите в приемный покой! Доктор Каллен, срочно подойдите в приемный покой!

Металлически-бездушный женский голос, искаженный громкоговорителем, надрывающийся по всем помещениям больницы, показался гласом с Небес, вырывая из неспокойного сна. Еще до конца не придя в себя, я подскочила с кресла в комнате отдыха и практически бегом отправилась туда, куда меня звали.

В коридорах стояла тишина: мало кто хотел проводить Рождество на больничной койке, и все, кто мог, постарался удрать домой, к семье, чему мы, врачи, изо всех сил содействовали. Однако я прекрасна знала, насколько обманчивым было это временное спокойствие: праздники всегда изобиловали происшествиями и травмами, и Рождество не было исключением. В любой момент могла подъехать очередная машина скорой помощи, везя пострадавшего.

На половине пути меня перехватила запыхавшаяся медсестра.
– Элис, душечка, это я включила «зазывалку», – возбужденным голосом поведала она. – В аэропорту ветер натворил дел, к нам везут раненых, так что готовься. Профессора я уже вызвала, без него не обойдется.
– Что там случилось?
– Большой рекламный щит снесло сильным порывом, пострадало несколько человек, – продолжила тараторить девушка. – Там какой-то молодой человек, говорят, спас несколько жизней, вытаскивая людей и оказав помощь – он наш коллега, но самого потом серьезно придавило...
– Где доктор Смит? – прервала я Джули, понимая, что она может болтать до бесконечности, особенно в такой ситуации.
– Он был в приемном покое во время звонка, так что все знает, – закивала подобно китайскому болванчику медсестра. Я усмехнулась: ну да, где еще быть Кевину, если не глазеть на Джули каждую свободную минуту! Впрочем, медсестра от моего коллеги не отставала. Об их никак не способном начаться романе уже с лета болтала вся больница, но с мертвой точки сдвинуться влюбленная парочка никак не могла.
– Ждем тогда, – устало кивнула я, механически начиная готовить палаты к приему жертв, стараясь облегчить себе предстоящие пару часов.

Я-то надеялась тихо продремать эту ночь! Не зря мне Эдвард с отцом любили говорить: «Станешь врачом, все праздники полетят под откос!». Как же я хорошо теперь их понимала. Впрочем, на данном этапе жизни мне проще было именно на любимой работе, чем в пустой квартире, где многое свидетельствовало об окончании моей очередной попытки устроить личную жизнь. С Питером мы прожили пятнадцать месяцев: рекорд для меня. И я еще не успела вымести следы его пребывания, слишком их оказалось много.

Прощальная речь была настоящим произведением ораторского искусства, но основная суть ее могла уместиться в паре фраз, которые я слышала при расставании от каждого бывшего: «Нельзя всех равнять по Эдварду. Подобная привязанность сестры к брату – болезнь, которую лечить надо». Почему-то в их глазах главной причиной бед оказывался именно Эдвард, хотя на деле все было намного сложнее.

Толика справедливости тут присутствовала: если бы не Эдвард, я бы с Джаспером не познакомилась. Впрочем, и данный факт у меня иногда вызывал сомнения: моя одержимость Джаспером Хейлом еще с детства была слишком сильна, и я, скорее всего, отыскала бы его в любой толпе и без наличия связующего звена в виде моего родного брата.

Эдвард был старше меня на четыре года, и в некоторые моменты с успехом заменял мне родителей, когда они оба пропадали на работе. Все, связанное с медициной, в нашем доме возводилось в культ, однако папа имел талант настолько интересно рассказывать о любимом призвании, что ни у Эдварда, ни у меня и мыслей не возникало о том, чтобы не стать медиками. Уже лет в семь я знала, что когда-нибудь буду врачом, буду спасать жизни людей.

Дружба Джаспера и Эдварда началась, когда их посадили за одну парту в первом классе. Это сейчас мой брат – молодой хирург, пошедший по стопам отца, а тогда он был просто мальчишкой... и легко мог дать в нос кулаком тому, кто пришелся не по нраву. А Джас с детства имел привычку говорить, что думает, прямо в лицо собеседнику. Наверное, именно поэтому он и теперь подолгу не оставался на одном месте: даже гениальному травматологу – а таким его считала не только я! – не всегда готовы были прощать совсем не сахарный характер и абсолютное нежелание считаться с авторитетами.

Слово за слово, и знакомство ознаменовалось хорошей мальчишечьей дракой, которую пришлось разнимать учителю. Однако вскоре ребята обнаружили, что у них намного больше общего, чем казалось с первого взгляда. С тех пор их редко видели порознь вплоть до окончания колледжа, а я всегда таскалась хвостиком за братом, так что постоянно оказывалась в компании обоих ребят. Долгое время я смотрела на Джаса как на лучшего друга, второго брата, а он не протестовал, легко переняв манеру общения Эдварда, заботясь и охраняя меня, особенно, когда я в свою очередь пошла в школу.

Мы вместе устраивали различные проказы, особенно страдала от нас старшая сестра Джаспера – Розали, очень красивая девушка, но слишком, с нашей точки зрения, занятая собственной персоной. Разница в возрасте у нас была большой – Роуз старше брата почти на десять лет. До сих пор знакомые любят вспоминать, как мы на ее свадьбе переполошили всех гостей, то и дело выпрыгивая из-под стола и из других укромных мест, создавая переполох и нарушая размеренное течение праздника. Ребятам было тогда лет по двенадцать, мне и вовсе около семи.

Поток воспоминаний был прерван телефонным звонком.
– Эдвард, – обрадовалась я.
– Привет, мелкая, – тепло поздоровался брат. – Я звонил тебе домой, ответа не дождался. Празднуете где-то с Питером?
– Эм... – промямлила я, не зная, что ответить. – Как бы тебе сказать...
– Ясно, – раздался понимающий смешок. – Ты прослушала очередную лекцию о том, какой плохой у тебя брат.
– Ты не виноват... – привычно пожала плечами я.

От Эдварда у меня секретов не было, разве что за исключением одного: никогда я не признавалась ему, что чувствую к Джасперу. Не хотела вставать со своими глупостями между близкими друзьями. Может, брат и замечал что-то, но ни разу речи о Джасе не заводил.

– Спасибо, милая, – поблагодарил Эдвард. – Мы с Беллой к родителям приедем в январе: у отца и у меня будут отпуска. Рад буду тебя увидеть, надеюсь, ты вырвешься с работы и от своего профессора на несколько дней.
– Мама с отцом звали меня к себе сегодня, но я в больнице...
– Куда ты напросилась на смену сама, – не дал мне договорить брат. – Все с тобой ясно. Главное, что голос бодрый.
– Кто бы говорил, – вспылила я. – Сам, небось, тоже...
– Да, тоже, – засмеялся Эдвард. – Мы истинные дети своих родителей.

Я с улыбкой попрощалась, отпуская его к работе, с которой соперничала только его любимая жена, и то я до сих пор не понимала, как. Эдвард проходил ординатуру, а потом и специализацию в одной из клиник в Чикаго, у известного хирурга, подбираясь к окончанию длинного марафона обучения. Мне повезло и больше, и меньше: я после окончания университета вернулась домой, в Сиэтл, проходить ординатуру здесь. И путь мне предстоял неблизкий: минимум года три. Конечно, нелегко было работать в больнице, где последний санитар восхищался моими родителями, но я умудрялась справляться. Сейчас мистер и миссис Каллен все-таки бывали здесь нечасто, большую часть времени занимаясь преподаванием. Я сама не раз оказывалась на лекциях отца, и это, скажу, было тем еще мучением: поблажек никаких не светило, скорее наоборот.

Закончив с приготовлениями к приему пострадавших, я вернулась в приемный покой, но не успела устроиться в кресле, как раздались крики, звуки сирены. Похоже, началось. Минуты тишины и воспоминаний кончились.

***


Восемь человек с травмами, двое – тяжелых, девушка и молодой мужчина. У девушки – внутреннее кровоизлияние из-за сильного удара, в какой-то момент я думала, что мы ее можем потерять. На срочную операцию приехал главный хирург, тот самый профессор, о котором упоминал Эдвард, и мне выпало ассистировать ему. Лишь через три часа пострадавшую перевели в палату интенсивной терапии, признав, что опасность миновала. Я, с трудом соображая от усталости, упала в кресло, из которого меня выдернули призывы Джули то ли несколько часов, то ли пару суток назад.

Не прошло и двадцати минут, которые я провела, глядя в одну точку перед собой, как в комнату ввалился Кевин. Глянув на коллегу, я убедилась, что ему досталось не меньше. К тому же, я-то только ассистировала, а он проводил операции самостоятельно, будучи лет на пять меня старше.
– Живая? – бесцветным голосом поинтересовался он.
– С трудом, – выдавила я пару слов. – С Рождеством, Кевин.
– Да уж, и тебя, – хмыкнул он. – И особенно – того парня. Под счастливой он звездой родился!
– А что такое? – решила все-таки уточнить я подробности происшествия.
– Тяжеленную рекламную конструкцию оторвало ветром, – ответил Кевин. – Падая, она придавила козырек выхода из терминала, все держалось буквально на соплях, несколько людей не могли выбраться. Парень бросился на помощь, почти всех вывел, но в последний момент щит все-таки рухнул, придавив его и девушку, которую вы оперировали с профессором Джеромом. Остальные травмы не стоят особого внимания, их всех уже распустили по домам.
– Как он?
– Ну силы-то человеческие не бесконечные! – фыркнул врач. – А щит похоже весил немало. Хорошо, умудрился сгруппироваться, могло достаться куда сильнее. Но собирать ему кости одной из ног я намучился...
– Повезло, что ты был здесь, – улыбнулась я. Кевин каждый раз справлялся с такими переломами, что его многие считали волшебником, несмотря на молодые годы.
– Сплюнь, – суеверно посоветовал мужчина. – Вот встанет этот мистер Хейл на ноги, вот тогда будешь хвалить. Пока рано!
– Кто?..
– А, да! – оживился Кевин. – Джаспер Хейл, ты слышала наверняка, он наш коллега, травматолог, вечно мотается по местам, где всякие несчастья происходят. А тут оно само его нашло, ехать никуда не пришлось…

Оставалось радоваться, что я сидела, потому что дурнота накатила многотонным катком, перекрывая доступ воздуху. Огромных усилий стоило не сорваться с места, а остаться, раз за разом повторяя про себя слова Кевина: «Под счастливой звездой он родился»... Значит, Джаспер будет жить. Я зажмурилась столь сильно, что голова закружилась, а перед глазами заплясали цветные пятна.

Конечно, я знала об образе жизни Джаспера. Мы не виделись несколько лет, но я следила за каждым его шагом: учеба, становление как талантливого травматолога, ординатура за три года вместо положенных пяти, поездки не только по Штатам, но и по миру, где могла понадобиться его профессиональная помощь. Наводнения, ураганы, катастрофы... Слыша о чем-то подобном, я могла утверждать с большой долей вероятности: Джас там. Так что поступок его меня не удивил совершенно: он редко ограничивался врачебной помощью, кидаясь спасать людей везде, где можно, и особенно, где нельзя, то и дело рискуя собой.

– В какой он палате, Кевин? – с трудом взяв себя в руки, хрипло проговорила я.
– Элис? – Мужчина нахмурил брови, наконец умудрившись заметить мое состояние. – Вы знакомы?
– Еще бы, – хмыкнула я. – С детства – он лучший друг моего брата... И мой…
– Ох, дьявол! Не волнуйся, девочка, я правда качественно его собрал! – запальчиво начал утешать меня коллега. – Да и повезло ему: кроме переломанных костей никаких повреждений сильных, позвоночник цел. Его перевели уже в обычную палату, седьмую, спать ему еще часов двенадцать...
– Спасибо, – тепло улыбнулась я, сжимая руку врачу. – Я пойду, отдыхай...

***


В палате было тихо и сумрачно. Мерно пикали приборы. На окне перемигивались разноцветные электрические лампочки гирлянды: накануне их постарались развесить везде, пытаясь привлечь и в больницу дух Рождества, и этим был занят весь свободный персонал.

Я вошла, изучая обстановку, страшась увидеть единственного обитателя палаты. Не думала я, что наша следующая встреча будет такой... Я всегда надеялась на нее, что греха таить, но прилагала всю силу воли, чтобы не устраивать специально, старательно запрещая себе подстраивать такие моменты, а судьба до сих пор мне на выручку не спешила.

Последний раз мы виделись лет девять назад, когда Эдвард решил отпраздновать большую удачу: после получения степени бакалавра ему предложили продолжить образование в Гарварде. Как можно было не отметить исполнение самой заветной мечты? Он снял тогда столь любимый ребятами маленький уютный бар, расположенный недалеко от колледжа, и собрал друзей вместе. Конечно, была приглашена и я, на тот момент только закончившая школу и собиравшаяся в колледж.

К тому времени наша невинная дружба с Джаспером дала весомую трещину: я успела осознать, что влюблена в друга брата до дрожи в коленках. Как можно было не влюбиться в любимчика половины девчонок школы, а потом и колледжа? Вторая половина грезила о моем брате, но тут никому ничего не светило: познакомившись со своей Беллой еще в школе, он не отходил от девушки ни на шаг, впрочем, она и не протестовала.

Как раз тогда Джаспер словно назло мне стал появляться в обществе то одной, то другой девушки, отвлекаясь от учебы и снизойдя до поклонниц. Никаких серьезных чувств он не испытывал, это было очевидно для всех, кроме самих его временных спутниц, однако мне подобные моменты доставляли кучу неприятных ощущений. Я злилась и теряла все качества, которые нравились во мне ребятам. Докатилась до того, что стала избегать общества брата и его друга, ссылаясь на учебу и экзамены, молча изнывая от мучительных приступов ревности.

В тот вечер все вокруг радовались и гуляли, пусть праздник и был оттенен толикой грусти: многие разъезжались, предстояло расставание, дружная компания распадалась на части. Эдварда ждал Нью-Гемпшир, Белла, понятное дело, ехала вместе с ним. Джаспер планировал отправиться в Миннесоту, подав документы в университет Миннеаполиса.

Веселье было в разгаре, на сцену то и дело кто-то выходил с гитарой, а то и просто что-нибудь спеть в микрофон. Атмосфера располагала, и даже я на время смогла выбросить печальные мысли из головы, когда вдруг подняла глаза и увидела Джаса. Он решительно, пусть и несколько нетвердо, отправлялся на сцену, ведя за руку неизвестную мне девушку.
– Друзья, минуточку внимания! – его звонкий голос перекрыл шум. – Меня тут просили спеть, и я спою, конечно, но сначала важное объявление. А то Эдвард хвастается, а я отстал – не дело!
Вокруг засмеялись, зная о шуточном соревновании между лучшими друзьями, которое возникло еще в школе: они всегда шли наравне, нос к носу, не позволяя вырываться друг другу вперед.
– Так вот, два момента, – поднял руку Джас, утихомиривая друзей. – Мне все-таки подтвердили, что университет в Миннеаполисе готов видеть меня среди своих студентов! Они, конечно, не знают, на что подписываются, но документы приняты, меня ждут!
Крики и поздравления взорвали зал небольшого бара, казалось, что задрожали даже стекла. Пожилой бармен, всегда казавшийся невозмутимым, отвлекся от протирания стаканов и с улыбкой воззрился на сцену. Я тоже захлопала, ожидая второй части речи и неминуемого подвоха, а интуиция меня подводила очень редко.
– И еще со мной согласился уехать чудесный человечек, – продолжил Джас, вытягивая руку и помогая подняться на сцену изящной девушке в белой блузке и строгой юбке, со спускающейся за спину туго заплетенной косой. – Ее там, думаю, примут даже лучше, чем меня. Я сам себе завидую, что переезжаю в такой компании! Конечно, Эдварда заменить невозможно, но и Белле придется туго: она будет стараться заменить ему меня!

Взрыв хохота прервал речь. Девушка рядом с Джасом явно стеснялась повышенного внимания, но улыбалась радостно и открыто. И впервые я осознала: это серьезно. Это не просто девицы, которые вешались на брата и друга с незапамятных времен, тут нечто более прочное. Ни на кого Джас не смотрел с таким теплом, ни о ком не говорил так! Я поймала себя на приступе острой зависти: мне так хотелось сейчас стоять рядом с ним на сцене. На какое-то вырванное из вечности мгновение я поймала взгляд слегка отливающих зеленью серых глаз. В них почему-то не было улыбки, но светилось столь знакомое мне с детства упрямство. Словно он принял решение и теперь упорно ему следовал, разметая в стороны препятствия. Несколько долгих секунд мы смотрели друг на друга, а потом парень резко отвернулся, сводя брови: высокий лоб прорезала вертикальная морщинка.

Джасперу тут же кто-то подал гитару, а когда в наступившей тишине раздался первый аккорд, я поднялась с места, стремясь исчезнуть как можно скорее, до того, как зазвучит его голос и мое самообладание лопнет.

Я вдруг ощутила себя лишней на этом празднике. Чужой. И когда все отвлеклись на представление, устраиваемое на сцене, тихо выскользнула из бара на улицу. В лицо ударил прохладный, насыщенный влагой недавнего ливня и морской солью ветер, властно выгоняя из головы романтическую дурь, заставляя вернуться в реальность.

Завернув за угол, я прислонилась к кирпичной стене. Слезы катились по щекам помимо воли, прочерчивая дорожки на коже. Хотелось отмотать время назад и вернуться туда, где мы были просто друзьями. Где мои чувства еще не стояли стеной между нами.

Кажется, именно в тот момент я похоронила детство, оставив позади того, кто был лучшим другом, но так и не стал кем-то большим. Точнее стал... Для меня, но не ответил мне взаимностью.


Именно тогда, стоя у стены бара, я себе сказала, что наши пути с Джаспером разошлись навсегда. И до сегодняшнего дня следовала клятве, пусть мне не исполнилось и восемнадцати, когда я ее давала. Однако с тех пор каждого, с кем пыталась встречаться, я сравнивала именно с этим парнем, лежащим сейчас без сознания на больничной койке. И сравнение всегда было только в его пользу, пусть и минуло почти десять лет.

Он изменился, возмужал. Обзавелся небольшой аккуратной бородкой, которая удивительно ему шла. Впрочем, для моих глаз ему подошло бы что угодно... Глаза были закрыты, но отчего-то я знала: за веками таится все та же бездонная глубина серого с зеленым.

Почти все тело было укутано в гипс и бинты, на щеке виднелась ссадина. Над правой бровью пролегал тонкий шрам, которого раньше не было. Левая рука, не пострадавшая, лежала поверх одеяла. Еще не до конца сошедший загар, как и светлые пряди в волосах, напоминали о том, что еще пару месяцев назад Джаспер спасал людей от наводнения где-то в Латинской Америке. Его волосы всегда очень быстро выгорали на солнце, даже здесь, в Сиэтле, что уж говорить о южных широтах. Однажды, улетев с родителями в Бразилию на две недели, он вернулся почти блондином, а потом иногда тайком высветлял пряди. Я знала это, потому что помогала другу в секретном деле. В двенадцать я еще вполне готова была на подобные подвиги и гордилась оказанным мне доверием.

На прикроватной тумбочке лежали наручные часы. Я невольно улыбнулась, ощутив волну тепла: их когда-то давно Джасперу подарили мы с Эдвардом на день рождения, потратив приличную долю сбережений. Я была свято убеждена, что часы должны носиться долго, а значит, обязаны быть дорогими. Эдвард смеялся над моими рассуждениями, но идею поддержал.

Рядом лежал небольшой медальон на длинной цепочке светлого металла, тускло поблескивая в темноте. Как правило, в таких носят фотографии родных и близких. Я протянула руку, и мне показалось, что мое сердцебиение заглушило все звуки в палате. Металл холодил ладонь, под указательный палец попал маленький крючок. Стоило нажать, и тайна была бы открыта...

Замотав головой, я вернула вещь на место и отступила, обходя кровать с другой стороны. Я столько лет держалась, не задавая вопросов Эдварду, всячески подавляя любопытство, не для того, чтобы разрушить все в один момент. У Джаспера своя жизнь, в которой не осталось места для меня, и я не имела права вторгаться в его личное пространство.

Обогнув кровать, я опустилась в кресло, не в силах отвести взгляда, вспоминая заново каждую черточку родного лица. Я понимала, что смена заканчивается, но сил оторваться от любимого отыскать не могла. Потом, когда Джас придет в себя, я не смогу вот так на него любоваться, боясь выдать себя с головой. А сейчас не было драгоценней этих минут, не было заветнее звука, чем мерное биение самого дорогого на свете сердца...

Я просидела, почти не двигаясь, около часа, пребывая где-то на грани между сном, мечтами и явью, когда заглянувшая Джули заставила меня вернуться на грешную землю и покинуть палату. Следовало закончить дела и отправиться в пустую квартиру, чтобы проспать до вечера. А потом вернуться в больницу, благодаря высшие силы за еще недавно казавшееся безумным расписание, согласно которому мои смены следовали одна за другой.

***


Накопившаяся усталость сказалась, поэтому я провалилась в сон, едва донеся голову до подушки, и праздничный день промелькнул мимо. С трудом разлепив глаза в шестом часу вечера и включив мобильный телефон, я обнаружила несколько поздравительных сообщений от знакомых, а также послания на автоответчике от родителей.

Прохладный душ, призванный смыть остатки сна, чашка крепкого кофе… Казалось бы, стандартные процедуры, но я то и дело ловила свое подсознание на попытках выбиться из привычной колеи. Глупо было отрицать: это не обычные сборы на ночную смену в больнице. Я почти собиралась на свидание! Ругалась на себя последними словами, но все равно чуть тщательнее выбирала одежду, наносила макияж и укладывала волосы. И другой, извечно женский страх то и дело горькой нотой полыни проникал в мысли: когда последний раз мы выделись, мне было восемнадцать, я была девчонкой, вчерашней школьницей. Два месяца назад мне исполнилось двадцать восемь, и я многое успела растерять…

Только чудом из дома я умудрилась выйти вовремя. На город уже опускались сумерки, а с хмурого неба медленно падали крупные снежинки. И пусть они таяли, достигая жадной черной земли, короткий полет был настолько красив, что я то и дело останавливалась, ловя маленьких белых летуний то перчаткой, то рукавом пальто и разглядывая узоры.

Когда-то мне повезло снять эту квартиру, расположенную всего в паре кварталов от больницы, рядом с большим парком. И сегодня я испытала очередной прилив благодарности к той давней удаче: десятиминутная прогулка позволила унять сердцебиение, собраться с мыслями и силами, приготовиться к неизбежному.

– Элис!
Голос со стороны дороги заставил меня вздрогнуть и выпасть из задумчивости. Я завертела головой и обнаружила Кевина, стоящего у машины.
– Откуда ты тут? – спросила я. – Тебе на смену только послезавтра…
– Заходил проведать пациента, – хитро улыбнулся коллега, пристально на меня глядя. – В гипсе ему, конечно, пребывать еще долго, а остальные раны пустячны и скоро заживут. Ничего, сначала полежит месяц-полтора минимум, потом походит на костылях, потом побережет себя… Полезно.
– Он… очнулся? – уточнила я.
– Конечно! – кивнул Кевин. – Мы ж ему ногу собирали, а не полостную операцию делали. Ничего приятного, но в целом – все хорошо. Кстати, я тебя поздравляю! Доктор Джером очень тобой доволен: девушку ту вы все-таки с того света вытащили, а старый профессор утверждает, что без помощи своей «деточки» мог и не справиться.

Я покраснела от похвалы: профессор называл меня «деточкой» постоянно, но хвалил, тем более столь явно, очень редко. Одновременно меня кольнуло чувством стыда: из-за личных переживаний я ни разу не вспомнила о пациентке…

– Хорошо, что я тебя встретил, – Кевин уже уселся за руль и вещал из машины. – Будить не хотел, письма и сообщения писать не умею… Ты прости, что вчера обрушил на тебя новость. Я не знал, а после операции соображал с трудом.
Я отмахнулась от ненужных извинений, когда со стороны больницы подбежала Джули. Переводя взгляд с медсестры на коллегу, я ощутила, как губы мои расплываются в довольной улыбке. Неужели сбылось? Или они столь удачно ото всех скрывали чувства?
– Упс, – покраснела девушка, понимая, что секрет раскрыт. – Элис…. С Рождеством.
– Отлично провести время! – засмеялась я, уступая дорогу и направляясь на работу, чувствуя, как на ногах появляются гири, с каждым шагом прибавляющие в весе. Сотня последних шагов мне показались сотней миль, а входная дверь – неподъемной каменной плитой...

За первые два часа смены я трижды прошла мимо палаты Джаспера, не решаясь даже заглянуть, и лишь на четвертый, когда все поводы закончились, а вечерняя суета улеглась, взяла себя в руки и скользнула внутрь.

Он лежал на спине, глядя в потолок, мыслями находясь где-то далеко. На высокий лоб упала непокорная прядь, когда здоровой рукой он попытался поправить волосы.

– Привет, – робко поздоровалась я.
– Элис?

Он повернул голову, и мне показалось, что я снова, как и в юности, тону в серых с легким оттенком зелени глазах. Почти десять лет оказались столь же незначительны, как десять минут. По моей спине прошла дрожь, а ноги стали ватными, отказываясь держать вес тела. Пришлось опереться о стену: приближаться я боялась, не ручаясь за выдержку.

– Мелкая, это правда ты? – улыбнулся Джаспер шире, приподнимаясь на локтях и разглядывая меня. Старое прозвище, выданное братом, одновременно обрадовало и огорчило: дурочка, я надеялась, что теперь все могло быть иначе.

Закусив губу, я кивнула, а потом отлепилась от стены и включилась в разговор, поправляя подушки и привычно отшучиваясь на ходу. Так, словно ничего не изменилось. Впрочем, так и было: я по-прежнему была влюблена по уши в него, а Джаспер видел во мне только младшую сестру лучшего друга. Он и смотрел на меня по-прежнему...

Проведя в палате полчаса, я под предлогом работы выскользнула прочь, глотая на ходу злые слезы. Правильно сказано: напрасные надежды – хуже смертельного яда. В моем случае звучало как никогда актуально… И мне предстояло ближайшие шесть-семь недель раз за разом проходить эту пытку, пока он начнет вставать на ноги. Отличная тренировка для силы воли!

***


Следующие несколько дней повторяли один другой, расходясь только в незначительных мелочах. Я приходила на работу, трудилась под руководством профессора Джерома, регулярно навещала Джаспера, вела с ним беседы, читала ему, пытаясь развлечь хоть как-то несчастного прикованного к постели друга, а потом рыдала в уголке. Зная, что будет только больнее, я как заправский мазохист, раз за разом заглядывала к нему в палату, ловя улыбку в глазах, слушая истории о жизни, невольно наслаждаясь звучанием голоса, впитывая каждую подробность, с замиранием сердца ожидая промелькнувшего в рассказе женского имени, произнесенным особым тоном, но так и не слыша его.

Мы вспоминали прошлое, говорили о планах и о надеждах, но ни разу не коснулись ни его, ни моей личной жизни. Словно не было ее у Джаспера так же, как и у меня. Работа, учеба, успехи и проблемы, но никогда ничего романтичного. И чем дальше шли дни, тем очевиднее для меня становилось, насколько жалкими были мои попытки отыскать Джаспера в ком-то другом. Становилось яснее ясного, насколько глупыми и наивными были эти потуги, не приносящие радости ни мне, ни тем, кем я пыталась заменить Хейла. И пусть радости это открытие и не добавляло, но честность перед собой никогда никому не вредила.

Я привыкла видеть Джаспера каждый день, словно и не было десяти лет разлуки. С радостью встретилась с его родителями и коллегами, которые зачастили к нам в больницу. Конечно, столь активному человеку вынужденное бездействие давалось с трудом: по его же словам, последний раз он отдыхал больше пяти-семи дней подряд, когда еще учился в колледже. Однако Кевин был неумолим, ругался и оставлял своего пациента в лежачем положении неделю за неделей.

Приезжали и Эдвард с Беллой, и тогда ощущение возврата прошлого накрыло неудержимой волной, пусть и с отчетливым привкусом горечи. Двое друзей снова были рядом, бесконечно подначивая друг друга и меня…

Однако все рано или поздно заканчивается, и срок моего пребывания в личном аду, который не переставал оставаться раем, планомерно истекал. Джаспер почти выздоровел, лишь несчастная нога, собранная Кевином практически по кускам, оставалась в гипсе, хотя и тут прогресс был налицо: больному уже разрешали вставать, и он медленно ходил по длинному больничному коридору, опираясь на костыли. И вот наконец я услышала от Кевина приговор: можно отпускать домой.

Накануне выписки Джаспера я снова работала в ночную смену. Я знала, что Джасу предстояло провести еще около месяца в доме родителей под Сиэтлом, мало того, он будет приезжать на прием к Кевину, однако для себя решила: после пересечения им порога я буду считать, что Хейл уехал куда-нибудь на другой край света. Моя личная сказка, подаренная Рождеством, подошла к концу, и стоило прекратить подводить себя к границе нервного срыва.

Работы оказалось на удивление много, и до знакомой палаты я добралась только к ночи. Осторожно приоткрыв дверь, я убедилась, что Джас крепко спит. Неверный зеленоватый свет ночника очерчивал точеный профиль, а на щеки падала тень от длинных ресниц. Я опустилась на пол у кровати, положив голову так, чтобы смотреть на любимое лицо, одновременно огорчаясь, что не вижу глаз, но и понимая, что рядом с бодрствующим Джаспером я бы так сидеть не осмелилась.

Меня окутала тишина и какое-то странное умиротворение, хотелось навечно, навсегда остаться здесь… Все эти недели я походила на струну, которую медленно натягивали все сильнее. И вот сейчас казалось, что я слышу тонкий, на самой грани слышимости, звон, предупреждающий, что предел уже близко. Малейшее усилие – и будет разрыв.

– Когда все это началось? – тихо заговорила я, обращаясь к спящему. – Не знаю. Наверное, во время той самой поездки в Италию. Помнишь? Узкие улочки городков, старинные дворцы и соборы, площади и каналы… И море, удивительное, сине-бирюзовое, живое… Я никогда не смогу забыть тот удивительный вечер. Мы сначала гуляли, остановив машину среди полей, потом носились по берегу моря… Дети… и не дети одновременно. А вечером разговаривали на балконе номера, когда утомленный Эдвард заснул и даже на ужин разбудить его не удалось. Именно тогда я внезапно поняла, что дружба и детское обожание переросли в нечто большее. Казалось, что руки твои сжимают меня в объятии иначе, а пару раз я думала, что ты готов меня поцеловать… А потом мы вернулись домой, и что-то сломалось, меняясь. Мы потеряли дружбу, но ничего другого найти не смогли. Вы с Эдвардом оба решили покинуть Сиэтл – я понимаю, от таких предложений не отказываются! А я осталась. Существовать дальше без тебя. Может, я выдавала себя когда-то, но ты промолчал. Сколько раз я корила себя за то, что просто удрала, не решившись на разговор! Может, все бы сложилось совсем иначе? И я могла тебе сказать, что люблю, в глаза, а не вот так, когда ты не слышишь?

Я говорила и говорила, выплескивая накопившуюся горечь. Тяжело было все эти недели ходить по краю, следить за каждым словом. Скрываться, таиться… Но что я могла поделать? Броситься на шею? Глупо. И тогда было глупо, а уж после стольких лет... Как глупо было влюбиться в того, кто всегда во мне видел только младшую сестру Эдварда, лучшую подружку, «мелкую», как они дружно меня называли…

– Элис…

Тихий голос заставил меня вздрогнуть и отшатнуться, прозвучав раскатом грома. Болезненное смущение захлестнуло с головой, разливаясь по щекам краской мучительного стыда. Я отпрянула, вскакивая на ноги и роняя по дороге стул. Во взгляде Джаспера, устремленном на меня, я успела поймать то самое, памятное мне выражение: дикая смесь упрямства, тоскливого отчаяния и чего-то неназываемого, странного.

Как давно он не спал? Что слышал?..

Время вдруг стало тягучим, а воздух палаты словно наполнили электрические разряды. Меня с головы до ног охватил панический страх, в горле встал весомых размеров ком, мешая дышать. Та самая струна, которую беспощадно я натягивала с самого Рождества, ходя по краю пропасти, лопнула с громким протяжным стоном, обрывающимся глиссандо.

Я смотрела в любимые глаза и молчала, словно наяву видя, как рушится карточный домик, столько лет скрывавший меня не только от боли, но и от судьбы, разлетаясь россыпью разноцветных рисунков. И на каждой кружащейся в воздухе картинке я находила изображение какого-нибудь эпизода моей жизни, начиная с той памятной поездки в Италию.

Вот я первый раз наталкиваюсь на Джаса с девушкой. Они оба хохочут, он кружит ее, а потом встает на колено с розой в зубах и что-то то ли поет, то ли декламирует, а у меня подгибаются ноги, и я тихо съезжаю по стенке от внезапного приступа боли.

Вот он же, теперь на сцене с микрофоном, объявляет всем об отъезде в Миннеаполис.

Вот уже я соглашаюсь на свидание с сокурсником, и лишь потом понимаю, почему: он чем-то мимолетно напомнил мне того, о ком я стремилась забыть.

Вот первая ночь… Я совершаю худшее преступление, на которое способна женщина: думаю о другом. Именно идеальное, единственное для меня лицо Джаспера Хейла возникло передо мной в тот волнующий для каждой девушки момент. Стыд и боль, и слезы от ощущения втоптанной в грязь мечты – на следующее утро.

Вот последствия… Мне первый раз сообщают, что нельзя всех ровнять по брату, а если я иначе не могу, то пора обратиться к психоаналитику. Ах, если бы по брату! Но эту тайну я храню свято все годы. Ни разу никто не заподозрил, кто настоящий виновник моего сумасшествия.

То выступление было первым, но не последним. Ведь я упрямо пыталась найти свою жизнь без того, кто сейчас молча смотрел на меня, пытаясь совладать с загипсованной ногой и сесть. Раз за разом, и каждый – неудачный.

И вот теперь я стояла и передо мной один за другим мелькали кадры не жизни, а лишь жалкого ее подобия...

– Нет, – тихо произнесла я, не желая признавать очевидное: собственный проигрыш в битве с чувствами. – Нет, нет, нет!

Я не могла сдаться сейчас, после всех этих лет. Мне не нужна была его жалость, благодарность – по сути, тоже. На что-то другое рассчитывать после прошедших лет было глупо, но согласиться на меньшее, тем самым вколотив в пыль заветную мечту? Нет. Нет!

– Я тебя очень прошу, Джаспер, – с трудом нашла в себе силы продолжить я. – Даже больше: умоляю. Забудь про то, что услышал. Мы не виделись много лет, эта встреча – случайность, стечение обстоятельств. Я… Ты... Забудь, пожалуйста!

Голос сорвался в хрип, я развернулась и выбежала вон, не желая рыдать на его глазах. Дверь хлопнула за спиной, отрезая от возможности поддаться теплу родных глаз.

Я стрелой пронеслась по коридору, не замечая удивленных взглядов коллег, и только на улице меня настигло осознание, что вообще-то смена не закончена, и покидать больницу я не имею права. Мои личные проблемы не должны коснуться пациентов. Как за спасательную соломинку я ухватилась за эту мысль. Работа спасала меня столько раз, и теперь оставалось молиться, чтобы она опять пришла на помощь.

Окончательно потерявшись, я прислонилась к холодной стене, по иронии судьбы вновь сложенной из кирпичей, и откинула голову назад, убрала волосы, ловя разгоряченным лицом влажный ветер. В нем чувствовалось тепло: в Сиэтл шла весна. Только вот внутри у меня владычествовало ледяное опустошение. Я с трудом осознавала последствия того, что нечаянно либо по воле высших сил натворила. Как можно было настолько забыться, что не заметить, как Джас проснулся? Позволить ему узнать сокровенную тайну? А я была уверена: слышал он достаточно, чтобы понять.

Однако через несколько долгих мгновений, во время которых я напомнила самой себе мотылька, угодившего в паутину, вдруг пришло понимание: к лучшему. Теперь мне не придется мучиться неизвестностью и пустыми надеждами «вот, если бы я проявила инициативу». Теперь он знает все... И результат очевиден.

Слезы медленно стекали по щекам, но я не замечала, как соленые капли струятся по коже, вычерчивая ломаные линии. Я словно сбросила скорлупу, которую носила столько лет, заставлявшую сдерживаться и для всех изображать воплощенное благополучие, которая смог обмануть многих. Глупая! Я действительно еще тогда должна была выговориться, получить хоть какой-нибудь – любой! – ответ. Впрочем, лучше поздно, чем никогда. Он уедет… забудет. А у меня, возможно, наступят перемены?..

– Нет, милая, – раздался голос из-за спины. – Теперь я никуда от тебя не уеду. И забывать ни о чем не собираюсь. По крайней мере, до глубокой старости.
– Что?..

Он стоял в дверях, неловко опираясь на костыли. На лице привычно лежала непокорная выцветшая на солнце прядь, но улыбка… Кажется, последний раз он улыбался так именно на тех каникулах в Европе. Словно мои слова все-таки что-то изменили. Но что?

– Пожалуйста, вернись в палату, – шагнула навстречу я, старательно усмиряя бушевавшие внутри эмоции, готовясь делать вид, что ничего не случилось несколько минут назад – так, пустяки! – Ты простудишься.
– Если только поможешь, – насмешливо приподнял он один из костылей, тяжело облокачиваясь о стену. – К сожалению, я пока не очень годен на то, чтобы гоняться по коридорам больницы за стремительными беглянками… И боюсь, что расстояние от палаты до сюда было для меня предельным... Стараниями твоего коллеги я когда-нибудь смогу больше, но пока рано...

Джаспер? Сознавался в собственной слабости? Мысль показалась нелепой, но согрела. Словно между нами пала одна из многочисленных стенок, возникших когда-то давно, стало чуть теплее. Отказываясь понимать происходящее, я подставила плечо, помогая мужчине шаг за шагом вернуться обратно, остро чувствуя, как он обнимает меня, но старается не опираться всем весом.

Что бы ни творилось в моей душе сейчас, бросить его я не имела никакого права. Да и хотелось ли мне убегать теперь?

– Элис, открой, – попросил он, протягивая мне какую-то мелочь, подхваченную с тумбочки, стоило мне помочь ему сесть на кровать в палате.

Не смея ослушаться, я протянула руку, и он опустил мне на ладонь тот самый медальон, который я рассматривала в рождественскую ночь. Щелкнув, он легко открылся, повинуясь пальцу Джаспера, не желавшему дожидаться, пока я справлюсь с внезапно охватившей меня дрожью. Сморгнув все еще стоящие в глазах слезы, я уставилась на фотографию.

Без сомнений, это была я. И фотографировала меня Белла, жена брата, от силы года полтора назад, когда мы катались на берег океана на пикник. Откуда эта фотография у Джаспера?

Я подняла полные недоумения глаза на любимого, пытаясь разгадать происходящее. Если он хранил мою фотографию, то может быть, дело не в моих словах? А в чем-то другом?..

– Когда-то я решил, что без меня тебе будет лучше, – усмехнулся невесело он. – Что тебе нужно оставаться дома и учиться в колледже, а потом поступать в университет. Жертвовать собой, мечтой и карьерой, как поступила Белла ради Эдварда, мне казалось преступлением... Тем более, они были ровесниками, ты же тогда только окончила школу, не знала этой жизни... Я не имел права вмешиваться, отчетливо понял это, когда чуть не поцеловал тебя тогда, в Риме. Я ничего, пойми, ничего не мог тебе дать, сидя на шее у родителей. Мне предстояли годы учебы, а предложить роман на расстоянии я считал неправильным. А потом... потом у тебя началась своя жизнь, в которой мне с моими чувствами уже не нашлось бы места... А мне осталось лишь сожалеть, глуша эти ощущения, пускаясь во всяческие безумства…

Было невозможно поверить в услышанное. Неужели все было так просто и столь нелепо? Все эти годы мы стремились друг к другу, и стоило шагнуть… К нему, а не искать замены, все могло сложиться совсем иначе?

– Ты ошибся, знаешь? Все наоборот... – Я передернула плечами. – Это мне жизни так и не нашлось места... Жизнь была, но меня в ней не было…
– Ты подаришь мне шанс? – протянул руку он, сжимая мои пальцы с медальоном.
– Я его когда-то тебе отдала раз и навсегда, – робко улыбнулась я, ощущая, как слезы снова полились из глаз, а недавно образовавшаяся пустота заполняется ликующим светом. – И неважно, где ты – здесь или на другом конце света. Он всегда только твой...
– И я всегда только твой тоже, – прошептал Джаспер, притягивая меня к себе, увлекая в объятия, охраняя от всего мира.

Прохладные губы нежно собрали влагу с моих щек, утешая.

А поцелуй воплотил заветную мечту, которую я носила в сердце больше десяти лет. И как оказалось, не только я.

***


Мы поженились через несколько недель, и медовый месяц провели в Италии. Море, солнце, узкие улочки старинных городов... Именно так, как мечталось. И срочный вылет куда-то на край света, где понадобились гениальные руки моего мужа, о чем стоило тоже догадаться заранее. Я же знала, за кого выходила замуж. Хорошо знала.

Но это уже совсем другая история.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/58-15734-1#2902113
Категория: Мини-фанфики | Добавил: Миравия (22.01.2017) | Автор: Миравия
Просмотров: 890 | Комментарии: 27


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 27
0
27 kolje   (22.05.2017 21:40)
Я получила огромное удовольствие!Спасибо.
Терпения,вдохновения и удачи

0
26 lyolyalya   (01.02.2017 21:01)
Спасибо за историю! Я, когда увидела название, прочитала саммари, вспомнила о чем ролик ожидала совершенно другого! А тут.... шикарная история. Мне очень понравился сам текст, в некоторых местах я перечитывала по несколько раз, настолько мне нравились речевые обороты которые использовал Автор!
Не хочу лукавить, но мне кажется, я знаю Автора! wink
Любовь все вытерпит, и долгие поездки, и разлуку, и общение по скайпу.
К сожалению, не было бы счастья, так несчастье помогло!
Если бы не череда неприятных факторов, то ходили бы они еще долго вокруг да около.
Хочется верить что это последняя их неприятная ситуация в жизни.
Спасибо за историю, желаю удачи wink

0
25 робокашка   (31.01.2017 22:37)
Заложники своих чувств и недоверия к сами себе... 10 лет канули в небытие. И уж, слава небесам, хоть Джасу хватило ума не упустить подаренный судьбой шанс, понять, что девочка выросла, а любовь не ушла.
Спасибо за историю, удачи в конкурсе! bye

0
24 Lucinda   (30.01.2017 20:59)
Вот и история вроде и банальнвя, а цепляет! Спасибо, Автор!

0
23 Noksowl   (30.01.2017 08:28)
Что ж и так бывает! Cмелы в одних поступках, робеют в других. Ведь Джасперу ничего не стоило невзначай спросить, не вышла ли она замуж, встречается ли с кем. Но он несмотря на то, что выбрал экстремальную профессию и успешно справляется с ней, не отважился спросить ее об этом.
В самом начале понятно, почему он не начинал с ней отношения. Для Элис было еще рано. Но стоило подождать, пока она подрастет, выучится. А он уже сразу закрыл между ними дверь. Стал строить свою жизнь отдельно от нее… Сейчас они признались в своих чувствах, но ситуация при этом та же. Работа у него рисковая, разъездная. Также бы не захотел ее в это втягивать, обременять. А если все таки семью заводить… либо такие люди не идут на серьезные отношения, либо часто меняют своих жен/мужей. Редко находится тот, кто примет такой образ жизни…
Но со слов Джаспера получается, что он специально загрузил себя работой по полной, не оставляя времени на личную жизнь, так как у него не было надежды на то, что с ним будет Элис. Но сейчас ситуация изменилась. Нет необходимости так убиваться на работе. Может он пойдет работать в ту же больницу, что и Элис...
Спасибо за историю! Мне понравилась! Написано здорово, что получилось почувствовать героев! Удачного участия в конкурсе! smile

0
22 ♥ღАврораღ♥   (28.01.2017 00:25)
Какая красота! И ролик отлично передан, а уж какие эмоции во мне бушевали во время чтения, и словами не передать. Столько боли, когда Элис вспоминает свое прошлое, как Джаспер вошел в ее жизнь и крепко пустил корни в девичье сердце. И не на брата она ровняла всех своих мужчин, а на того единственного, которого любила всегда. Есть такие люди, которые влюбляются один раз и навсегда, и все, ни шага влево или вправо. Так вот Элис именно такая, и если бы не этот случай с аварией и ранением Джаспера, они бы никогда не встретились, девушка никогда бы не решилась произнести те заветные слова, а Джас никогда бы не узнал истинных чувств Элис. И что было бы с ними в таком случае? Завяли бы оба от тоски. И это так больно! Видеть, думать, жить человеком и понимать, что тебе ничего с ним не светит. Конечно, отчасти виноваты оба, не смогли высказаться, а ведь стоило набраться смелости и произнести заветные слова, так все встало бы на свои места, но нет. Только страх за жизнь Джаспера пересилил страх признаться ему. И черт, думаю сломанная нога стоила того, что услышать эти чудесные и трепетные слова, которые все расставили по своим места раз и навсегда happy Великолепная, нежная, эмоциональная и чувственная история! Мои благодарности автору за столь чудесную историю, это нечто, это сказка, это очень красиво! Удачи на конкурсе wink

0
21 marykmv   (27.01.2017 20:43)
Милый и спокойный рассказ о первой и единственной любви. Реалистично.
Спасибо. И удачи на конкурсе.

0
20 Валлери   (27.01.2017 13:57)
Отличная история и ролику соответствует) Джаспер получился очень "вкусным" - благородный, жертвенный, спасает людей! Элис тоже пошла в стезю спасения, так что в этом смысле они друг другу очень подходят, но... если они станут разъезжать по планете на места всяких катастроф, то А - долго ли выживут и Б - как семью создать в таких условиях? biggrin Вряд ли Джаспер из тех, кто готов остепениться и осесть на одном месте)))
С другой стороны, зато не скучно) И такие сумасшедшие пары, растящие детей в экстремальных условиях, несомненно, существуют. И тем необычнее и интереснее вырисовывается перспектива у этого романа, что довольно небанально выглядит рядом с другими историями)
Спасибо за приятный слог и за красавчика-Джаспера-супермена! happy

0
19 Герда   (26.01.2017 23:32)
Что тут скажешь, история очень проникновенная и в каком-то смысле даже жизненная. Сестра лучшего друга, к тому же младшая. Страх, неуверенность, желание сделать всё, как можно лучше... Можно ли винить за это Джаспера? Он хотел для Элис лишь лучшего, но не заметил, что лучшее для нее это он сам. И даже представлять не хочется то, что ждало бы героев, если бы Рождество не предоставило им шанс. Шанс на счастье.
И какое счастье, что они не упустили его, смогли поймать. И в этом большая заслуга Элис. Не выдержала, не смогла промолчать, сдержать свою любовь и не прогадала. А нужен то был всего один разговор, и они были бы счастливы. Но хорошо, что всё так хорошо разрешилось. Время, конечно, не вернуть. Но они обязательно всё наверстают и будут более добросовестно относиться к нему.
Спасибо за историю! Она, как самая настоящая жизненная сказка!

+1
18 Солнышко   (26.01.2017 21:56)
Очень ровная, тихая, спокойная история о нерешительности персонажей, которые по своей глупости потеряли столько лет своей жизни. Но слава богу, что хоть не в 50 лет (и не в 100) до них дошло, что они всю жизнь любили друг друга. И мне интересно, что было бы, если бы судьба их не свела вместе в больнице? Счастья так и не было бы? Имхо, довольно неблагоразумно строить свою жизнь, надеясь на судьбу. Мне понравилась критичное отношение автора к таким безвольным персонажам. Спасибо за историю!

0
17 Marishelь   (26.01.2017 21:03)
Замечательная история - искренние чувства, запертые на замок, бурлили и кипели, пока не "высадили дверь". Конечно, так долго держать в себе эмоции очень тяжело. Но почему же за 9 лет Джаспер ни разу не попробовал как-то сблизиться с Элис? Если ты любишь человека, то стараешься обратить на себя его внимание, быть к нему ближе, а он мотался по свету, и даже не сделал попытки.

0
16 Диметра   (26.01.2017 18:51)
Ммм, милая история, оставляющая приятное послевкусие хэппиэнда. Очень даже по ролику, очень даже в тему smile Благодарю, автор, за чутко прописанную ситуацию "недоговоренности" бывших друзей. А Джасу я бы таки по шее надавала что решал за Элис smile надеюсь теперь по свету они будут мотаться вместе. К тому же сейчас последний сезон "Склифасовского" смотрю, так что врачебная тема в тему :)))
Благодарю и бету за чистую работу.
Спасибо, за милую и оптимистичную историю, благодарю и за выбор пусть каноничной пары, но не эдобеликов, хотя они тоже потоптались в тексте :)) и удачи на конкурсе

0
15 sonador   (26.01.2017 14:22)
очень душевная история о любви к другу старшего брата. и как это часто бывает кажется это чувство безответно. но наступает момент, когда не можешь совладать с молчанием и признание рвётся из сердца. так получилось и с Элис. Джаспер едва не умер, и вот он шанс сказать слова любви, пока он не слышит. но не знала она, что её чувство взаимно. жаль, что она не открыла медальон, как хотела. не пришлось бы столько времени ещё мучиться от "безответной любви". объяснение Джаспера, что раньше он был не готов заботиться о ней во всей полноте, вызывает уважение. понимал свои возможности даже на тот момент.

0
14 Lidiya3397   (26.01.2017 02:21)
История взяла за душу. Жизненно. Терпение и выдержка у героев колоссальная. За это они теперь будут счастливы. Спасибо за прекрасную историю и хороший слог. Удачи на конкурсе.

+1
13 ♥Ianomania♥   (25.01.2017 23:44)
Прекрасная история!
Часто мы делаем такие ошибки как Элис. Она поверила тем словам Джаспера, сказанным со сцены бара, не увидев правды в глазах... А он не решился рассказать эту правду. Будь они оба немного смелее, все могло быть совсем иначе.
Но у судьбы на них были свои планы. Джаспер оказался в Сиэтле, хоть и не при самых приятных обстоятельствах, но встретился с любимой. И если бы Элис не осмелилась рассказать правду "спящему" Джасперу, они могли бы снова разойтись, так и не поговорив о своих чувствах. Вот она, магия Рождества!
Я очень люблю такие романтичные истории. Огромное спасибо автору! Удачи в конкурсе!
Уверена, что еще вернусь и перечитаю ее несколько раз wink

0
12 case   (25.01.2017 22:54)
Мило, просто, красиво! Ну и встреча после расставания у взаимно влюбленных! Ах!)))
История пусть и банальна, но читалась очень легко и есть после нее такое романтичное послевкусие...
Как хорошо, что они смогли сделать шаг друг к другу, да и было бы глупо, если в таком возрасте они бы, как подростки ьоялись своих чувств. Но судьба знает свое дело! И пусть неприятный соучай их свел, но только для будущего счастья!
Спасибо за удовольствие, Автор! Удачи!))

0
11 Beshenayabelka   (25.01.2017 22:17)
Оооо... Так мило... Причем абсолютно без сарказма.
Дров, конечно, Джаспер наломал. Надо было поговорить им. Еще тогда. Давно. Но как вышло, так вышло.
Да ладно они - глупые влюбленные. Но Эдвард куда смотрел? Неужели не увидел, что Джаспер засматривается на Элис? Неужели не почувствовал, что сестра влюблена в его друга? Или они великие конспираторы(((
В любом случае история красивая, нежная, трогательная. Автору большое спасибо!

0
10 kotЯ   (25.01.2017 20:34)
Я расчувствовалась cry
Думала в тот момент «гляделок» в баре, я вдруг прозрела- Джаспер любил. Любил Элис. Только вот звание «сестра друга» , как часто бывает, становится препятствием на пути этого чувства. И девушка-это лишь щит от любви. От любви к сестре друга. А всё оказалось не совсем так. У них, чувства к друг другу возникли одновременно, я бы даже сказала всё произошло в один миг. И в находиться в качестве "друга" стало и тесно и не уютно. Можно ли судить их за то, что каждый по тем, или иным причинам промолал о метаморфозе своих чувст? Можно -ли сетовать-советовать быть смелее и не бояться раскрываться. Не знаю. В жизни всё так бывает не предсказуемо. Но читая, как это происходило у них- сердце разрывалось. И не поспоришь- доводы что у одного, что у другого, вроде бы железные. И, лишь, время смогло разрушить их, оставив на поверхности, словно ржавчину, осознанеие того, что же они натворили. Что же они упустили. И очень обидно, что никто из их любящего родственного окружения не подтолкнул их, не наставил на путь истины. Неужели не увидели?
Спасибо автору за очаровательно-трогательную историю.

+1
9 Solt   (24.01.2017 23:35)
Так я и не поняла, почему Джаспер уже позже не пошел на сближение с Элис, ведь у него, выходит, тоже были к ней чувства. Отлично, что случайность столкнула их в больнице и отлично что Джас во время исповеди Элис не спал, а то ему бы так и не хватило духу начать просто ухаживать за любимой. Вот простой, казалось бы шаг, а люди чуть на всю жизнь не остались несчастными.

0
8 Evgeniya1111   (24.01.2017 11:42)
Спасибо за историю , удачи в конкурсе )))

0
7 pola_gre   (23.01.2017 23:14)
Чувства, проверенные временем и расстоянием smile


Спасибо за историю!

0
6 Котова   (23.01.2017 21:24)
Главные герои - врачи. Интересная профессия и интересная история.

Автору желаю удачи в конкурсе. smile

0
5 Dunysha   (23.01.2017 21:17)
Ох не хочу судить героев это их жизнь.
История мне очень понравилась очень хорошо отображено видео,когда читала прям перед глазами стояли кадры из ролика.
Красивая местами грустная и печальная но в целом очень романтическая история

0
4 verocks   (23.01.2017 13:07)
Очень красивая и хорошая история! Написана просто шикарно! Как же приятно было ее читать, погружаясь с каждым словом в эту удивительную историю! Конечно, сюжет не нов и в общем-то предсказуем, но это не помешало получить настоящее удовольствие!
Джаспер, конечно, поступил глупо... Хорошо, я могу понять, почему он сначала отказался от Элис, но ведь у них было 9 долгих лет! Не могу понять, чем он мешал Элис..
Но несмотря на это, рассказ мне очень-очень понравился!Огромное спасибо!

0
3 ёжик-ужик   (22.01.2017 22:16)
История очень тронула,почему то было очень грустно практически до слез ,хотя закончилось все хорошо.Спасибо.

0
2 Vivett   (22.01.2017 20:38)
Очень хорошая,теплая история happy
То,чего ждешь от чудесных новогодних конкурсов фф.
Огромное вам спасибо за доставленное удовольствие,желаю удачи smile

0
1 Satellite_Heart   (22.01.2017 18:07)
Такая странная история однако. Она влюбилась как бы безответно, а он хотел лишь оградить ее от себя оболтуса. И нужно было пройти многим годам, чтобы случайно проболтавшись, вся правда вышла наружу. Как-то глупо... Сколько времени они потеряли... в пустую...
Но как говорится, все хорошо, что хорошо кончается. И радостно за их хэппи энд, хотя появилось чувство в самом конце, что просто подводили к такому финалу, что концовка не выплыла из всех вытекающих событий, а ее специально подстроили. Ведь читалось все интересненько, а потом бац, и на душе мелкий осадок.
По поводу самих героев, то Джаспер прям вверх благоразумия. Простите, это был сарказм. Может он и хотел как-лучше, но ведь не зря говорят: благими намерениями, да дорожка в ад. Он вроде как и спас Элис от себя, но с другой стороны, ведь столько боли причинил...
Ну а Элис типичная влюбленная девушка, добившаяся больших успехов в учебе и карьере, но со взрослым пониманием. Она ведь сразу поставила цель, как только Джас уедет домой, на этом все заканчивается. И как последний разговор резко повернул планы судьбы.
Это и, правда, хоть и предсказуемая, но очень милая праздничная история. именно таким чудесам и стоит происходить на Рождество. Спасибо, и удачи! wink

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]