Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1675]
Из жизни актеров [1623]
Мини-фанфики [2531]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [3]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4770]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2391]
Все люди [15066]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14277]
Альтернатива [8973]
СЛЭШ и НЦ [8855]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4346]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Tamita_92
Горячие новости
Топ новостей февраля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (12.18-01.19)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Больно больше не будет
После года отношений Эдвард покидает Беллу, ради своей новой любви, встреченной им в Нью-Йорке. Но через полгода возвращается в Форкс на Рождественские каникулы со своим братом Джаспером. Как забыть своего бывшего, если тебя так тянет к его старшему брату?

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Крылья
Кирилл Ярцев - вокалист рок-группы «Ярость». В его жизни, казалось, было всё: признание, слава, деньги, толпы фанаток. Но он чертовски устал, не пишет новых песен. Его мучает прошлое и никак не хочет отпускать.
Саша Бельская работает в концертном агентстве, ведет свой блог с каверзными вопросами. Один рабочий вечер после концерта переворачивает ее привычный мир…

Страсть и приличие / Passion and Propriety
Изабелла была слишком благоразумной, чтобы воспылать чувствами к человеку богатства и положения лорда Мейсена… к человеку, преисполненному решимости разрушить проклятие, на протяжении нескольких поколений преследовавшего его семью и угрожавшего полному вымиранию рода.

Одна на тату
Сейчас никого не удивишь тату. Вот и главный герой решает запечатлеть рисунок на своём теле, но помимо татуировки на теле, в салоне можно найти и свою судьбу.

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

Одно ветреное утро
Можете записать это в своём дневнике. Разве не так делают маленькие девочки вроде вас?



А вы знаете?

... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Робстен. Пиар или реальность?
1. Роб и Крис вместе
2. Это просто пиар
Всего ответов: 6698
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Мини-фанфики

Красные плащи

2019-3-19
21
0
От автора: Ксюша, с днем рождения! Этот подарок я написала для тебя. Однажды я тебе рассказывала, что у меня есть вкусная идея для альтернативы, но повода воплотить ее не было – и благодаря тебе повод появился. Надеюсь, тебе понравится этот необычный вариант Новолуния.

Дорогие читатели, эта история и для вас – она, хотя в шапке и стоит жанр ангст, рождественская! С прошедшими праздниками вас, дорогие мои!


___________________________________

Они очень спешили. Элис понимала, что рискует всем – и Беллой в первую очередь. Но в ее уникальном разуме теплилась крохотная надежда на благополучный исход, если она все рассчитает правильно, и они остановят Эдварда прежде, чем он выйдет на залитую солнечными лучами площадь.

- Быстрее, Элис, быстрее! – молила Белла, в ее голосе зазвучала паника с нотками истерики.

Порше летел с огромной скоростью, но даже ясновидящая могла ошибиться в такой ужасной спешке – не предусмотреть появление патрульного. А если их остановят за превышение, то до Вольтерры вовремя уже будет не добраться.

Стрелка неумолимо приближалась к полудню, город был наводнен людьми - толпами, двигающимися к центральной площади, разодетыми для праздника. Пробки повсюду. Ход машины замедлился, что с каждой секундой приближало их к неизбежной трагической развязке.

- Почему все в красном?! – руки Беллы дрожали – от волнения она сама на себя не была похожа. Элис в который раз подумала, сколь ошибочным было вытащить девушку в логово красноглазых вампиров, но другого выхода не было – Эдвард иначе бы ей не поверил.

- День Святого Марка, - как можно мягче объяснила ясновидящая, надеясь внушить Белле толику спокойствия, иначе казалось, что девушка от нервов рассыплется на кусочки. – День изгнания из города вампиров. Идеальная возможность! Вольтури не дадут ему показаться людям.

- У нас пять минут! – взмолилась Белла, действуя на Элис подобно удару кувалды: видение пришло внезапно, заставив вампиршу ударить по тормозам. Иначе она могла наехать на кого-то из прохожих.

- Что такое, Элис? Что ты видишь? – голос Беллы сорвался в крик, но Элис слышала его как в тумане, поглощенная ужасной картиной, происходящей прямо сейчас. Они опоздали. Всего нескольких минут не хватило – как же мало надо судьбе, чтобы нанести удар.

Видение запаздывало на пару мгновений. Однако им все равно не хватило бы времени – уже нет. Вольтури бдительно следили за каждым шагом Эдварда, и едва он снял рубашку, не церемонились с ним. Сейчас его тащили в тронный зал, хотя фактически закон нарушен еще не был. Они решили не ждать. Вспышкой сознание Элис резануло разочарованное лицо Аро, перед величественной фигурой которого Эдварда поставили на колени, и ухмыляющиеся лица незнакомых красноглазых вампиров. В миг, когда голова и тело Эдварда разделились, Элис услышала свой собственный жалобный душераздирающий крик.

Разум не хотел верить в случившееся. Вампиры теряют сознание? Как из тумана, Элис выплывала из кошмарного видения, чувствуя боль утраты каждой клеточкой бессмертного тела. Мышцы одеревенели, лица родных с укоризной смотрели на нее из глубин потерянного сознания – что она скажет им? Как сообщить Эсми, что не уберегла любимого сына? Как переживет потерю Карлайл?

А Белла? Элис должна была позаботиться о ней в первую очередь. С трудом вампирша сосредоточилась на сидящей рядом девушке, и тут же поняла, что та трясет ее неподвижно замершую фигуру, вцепившись пальцами, - Элис даже не ощущала этого.

- Не молчи, Элис, не молчи! – хрипела Белла страшным голосом, а ее сердце билось с таким надрывом, что могло не выдержать в любое мгновение.

Вампирша с ужасом поняла, какой ошибкой было привезти Беллу сюда, разбередить едва начавшие заживать раны! О чем она только думала?! Новой депрессии ни Чарли, ни дочь не переживет.

Первый удар башенных часов возвестил о наступлении полудня, и хриплые вопросы Беллы превратились в истерические рыдания. Элис повернула голову, уставившись на подругу – та вцепилась пальцами в собственное лицо, словно собиралась содрать кожу живьем. Из-под ногтей вот-вот могли появиться капли крови. С каждым последующим ударом девушка испускала вой, напряженные плечи дрожали, а кожа стала синевато-красной. Элис понятия не имела, как помочь пережить потерю. Любые слова казались лишними. Вампиры застывают от стресса, а людям помогает только плач.

- Пожалуйста, Элис, скажи, что еще можно все исправить, - вдруг обретя свежие силы, закричала девушка высоким голосом, и от сочувствия, от сухих застывших слез у Элис невыносимо заболели глаза.

- Они забрали его раньше, чем он вышел на солнцепек, - пришлось приложить усилие, чтобы выдавить из скованного горла одну фразу.

- Но ведь нарушения не было! – закричала Белла, обвиняя предсказательницу и весь мир в том, что произошло. – Если все им объяснить, они обязаны будут отпустить его!

- Слишком поздно, - покачала Элис головой, меньше всего желая быть той, кто разрушит ярко вспыхнувшую в карих глазах надежду. - Они уже убили его.

Видение оторванной головы брата с остановившимися мертвыми глазами будет преследовать Элис целую вечность. Она боялась за Беллу, переживала за семью, и понятия не имела, как сама справится с чудовищной утратой. Боль была острой как бритва, жгучей как огонь и тяжелой как Эверест. Элис не могла дышать, не могла оправиться от удара, плохо контролировала себя.

Белла зарыдала горше, но уже не так напряженно – ее всхлипы стали обреченными, пик боли миновал. А вампирша завела мотор негнущейся рукой, ища в себе частицу самообладания, чтобы не доломать смятый непослушными пальцами руль и доехать до аэропорта без приключений.

Белла, поняв, что они разворачиваются, чуть не совершила самоубийство, практически выпав из порше, когда открыла дверь.

- Нет, нет, я пойду туда, - бормотала она бессвязно, сопротивляясь схватившим ее холодным рукам. Элис пришлось применить силу, вернув девушку на сидение и пристегнув ремнями, а затем она заблокировала двери.

- Прости, но я не могу отпустить тебя, - извинялась вампирша. – Это все, что я могу теперь сделать – позаботиться о твоей безопасности и вернуть домой невредимой. Мне очень жаль, что мы не успели, Белла. Поверь, мне очень жаль…

- Я хочу увидеть его в последний раз, - плакала девушка, разрывая мертвое сердце.

- Они тебе не позволят, - шептала Элис, выруливая из Вольтерры прочь – спеша, пока Вольтури их не заметили, не обратили внимания на подозрительные речи. Стражники были повсюду. – Вероятнее всего, они уже сожгли его.

- Боже мой, Элис, я этого не переживу, - высоким голосом закричала Белла, закрывая уши руками и подтягивая колени к груди, съеживаясь в маленький жалкий комочек. Элис чувствовала себя точно так же. Но хоть один из них должен был думать о будущем: о Чарли, который не хочет потерять дочь, о Джаспере, ради которого Элис обязана вернуться живой…

***


Больница Форкса была небольшой, специалистов едва ли хватало. Доктор Джеранди тихо разговаривал с Чарли возле пункта приема, в то время как Элис, сгорбившись, будто она человек, сидела за стеклянной перегородкой зала ожидания, стиснув пальцы. Сожаления окутывали ее с головы до ног – в том, что Белла оказалась здесь, была полностью и только ее вина.

Прошло уже несколько месяцев с той злополучной поездки в Вольтерру. Для Беллы она закончилась нервным срывом и больничной койкой, с которой она с тех пор по сути и не слезала. Несколько раз возвращалась домой, но спустя пару недель Чарли приходилось снова класть ее в больницу, так как бедная девочка не пила, не ела, полностью утратила вкус к жизни – даже хуже, чем было до этого.

Чарли помнил – несмотря на ночные кошмары и явную депрессию, дочка ходила в школу, исправно училась и, хотя ела плохо, не доводила себя до истощения. Теперь же приходилось кормить ее внутривенно, так как она совсем отказывалась от еды.

К счастью, против больницы Белла не возражала, позволяя отцу делать с ней все, что угодно, даже колоть успокоительным и отвозить на прием к психиатру. Никакого желания жить дальше в глазах Беллы больше не наблюдалось, и иногда Чарли приходила в голову кощунственная мысль, что она вот-вот попросит ее «отпустить».

Сначала шериф рассчитывал на помощь Джейкоба – до злополучного возвращения Элис у Беллы и Джейка все как будто складывалось, он практически вытащил ее из депрессии. Но на этот раз даже Блэк не смог помочь – кажется, девочке даже становилось хуже от его появлений, после общения с ним она всегда плакала половину ночи.

Затем шериф хотел отправить Беллу к Рене, но отмел эту мысль, так как Фил постоянно находился в разъездах и мать не смогла бы оказать дочери полноценный уход, уложила бы в клинику для душевнобольных и приезжала раз в неделю. Чарли решил, что справится сам.

Он рвал и метал, когда спустя три дня после исчезновения Элис вернула Беллу в бесчувственном и невменяемом состоянии. Дочь все время повторяла: «Он умер, пап… Его больше нет… И меня, значит, нет…». Тогда он был так зол, что вообще не стал слушать Элис – попросил ее уйти и никогда не ступать на порог. Лишь позже одумался, что она могла бы больше рассказать о проблеме, но никаких координат Каллен не оставила, а полицейские связи найти покинувшую Форкс семью не помогли.

И теперь, спустя столько месяцев, Элис приехала, заявившись прямо в больницу, чтобы проведать Беллу. На ней не было лица, оно посерело, точно девушка постоянно переживала внутреннюю боль. Чарли не знал точно, что произошло тогда, но догадывался – что-то случилось с Эдвардом.

Шеф Свон сердился из-за поступка Элис, но сейчас уже остыл и ждал беседы с Каллен не меньше, чем она с ним. Доктор Джеранди рассказывал о состоянии Беллы, предлагал поместить ее в клинику Сиэтла, утверждая, что местный психиатр не обладает достаточной квалификацией, чтобы помочь девушке. Чарли, скорее, выписал бы врача сюда за любые деньги, чем согласился сослать дочь.

Элис подняла голову, как только шериф направился к залу ожидания. Ее лицо отображало серьезное беспокойство и искреннее волнение.

- Привет, Элис, - устало поздоровался мужчина, присаживаясь рядом. В данный момент в зале они были совершенно одни.
- Здравствуйте, Чарли, - не скрывая вины и боли, тихо сказала Элис. – Как она?

Как будто у него был ответ. Как будто Каллен не догадывалась, насколько все плохо.

Постаревший и осунувшийся, шериф Свон пораженчески пожал плечами.
- Я думал, что полтора года назад она была в депрессии, но то, что с ней творится сейчас, не могу сравнить ни с чем. Она отказывается жить.

- Она… пыталась что-то сделать с?.. – голос Каллен превратился в шепот, а Чарли медленно покачал головой, догадавшись, о чем девушка спрашивает.

- Нет, ни разу. – Отец и сам был удивлен этому обстоятельству – Белла не собиралась накладывать на себя руки. Притом, что предпосылки к этому были очень серьезные, и все именно этого ждали и опасались – попытки самоубийства. Но девочка словно дала кому-то слово жить и держала его, даже против своей воли. – Только это не важно, ведь она все равно что мертвая. Делает все механически, словно робот, никаких увлечений, интересов, друзей, ничего. Даже учебу бросила. – На лице Чарли отразилось глубокое застарелое отчаяние. – Смотрит телевизор, но словно сквозь него. Листает книгу, а по глазам вижу – не читает, мысли далеко. Если они вообще есть – глаза пусты, Элис. Ставлю перед ней тарелку – машинально съест одну ложку и даже не жует. Она будто не здесь. Будто ушла, покинула нас, но по какой-то причине оставила нам оболочку. Приходится класть ее в больницу раз в пару месяцев, чтобы хоть немного поддержать физически – девочка похудела так сильно, что смотреть страшно.

Слушая признания отца, Элис закрыла лицо руками, сгорбившись от чувства вины.
- Мне очень жаль, Чарли. Вы даже не представляете, как мне жаль!
- Мда, - крякнул он, соглашаясь, что затея Элис оказалась плохой идеей. – Ты не могла бы рассказать, что произошло? Наверняка тебе неприятно и больно это вспоминать, но мне нужно знать, отчего Белла впала в эту ужасную депрессию. Что случилось с Эдвардом?

Стиснув белые от напряжения пальцы еще сильнее, Элис кивнула. Несколько секунд она вообще не могла дышать – боль пронизывала ее насквозь. Но Чарли нужно было узнать правду, она это понимала. Шеф терпеливо ждал, пока Каллен справится с волнением и поведает подробности.

- Я хотела как лучше, - низко и хрипло начала она, не поднимая головы. – Вам кажется, Эдвард бросил ее, но все было не совсем так, как вы думаете.

Элис не могла раскрыть некоторых деталей – в частности, о вампирах, о настоящей причине ухода брата, - но придуманная ею легенда не сильно отличалась от правды. Такой могла быть история двух обыкновенных влюбленных людей.

- Еще когда Эдвард и Белла начали встречаться, мы знали, что уедем. Карлайлу часто предлагают работу в других городах, и если это связано с чем-то новым, чему он может научиться в медицине, то наша семья снимается с места. Привязываться к кому-либо в таком случае неправильно. – Элис вздохнула, прикрывая глаза. – Так и вышло – мы должны были уехать. Если бы не той осенью, то через год – все отправились бы в разные университеты. Эдвард решил – ошибочно, как выяснилось позже, - что проще порвать связь раз и навсегда, чем мучиться, любя на расстоянии. Знаю, глупо, - подняла она руку, прося Чарли не возражать, - мы все ему это говорили! Но в тот момент он думал, что поступает благородно, позволяя Белле забыть его и идти дальше своим путем. Сами знаете, рядом с ним с Беллой постоянно приключались всяческие несчастья – вспомните Финикс и сломанную ногу! Он искренне считал, что Белле будет лучше без него. Но он ошибся… в обоих случаях.

Чарли молчал, новая информация с трудом укладывалась в его голове. Эта история была так сильно похожа на трагедию Ромео и Джульетты, что он с укоризной потряс головой.

- Он думал, что она забудет его. Но сам он не мог забыть ее никак. Слишком сильно любил.

- Почему не вернулся? – вспылил шериф, вспоминая, как его дочь безутешно страдала – и, как выясняется, зря. – Почему хотя бы не позвонил?

- Уверена, все к тому шло, - кивнула Элис. – Но получилась путаница. Бывает, я предвижу некоторые будущие события – ну, знаете, типа я экстрасенс. – Элис видела, как нахмурился шериф, но иначе никак не смогла бы объяснить ему причинно-следственные связи. – И я увидела, как Белла умирает. Нет-нет, и в этом я ошиблась! – подняла руки девушка, умоляя мужчину дослушать. – Но Эдвард позвонил в ваш дом, чтобы убедиться. А вы как раз были на похоронах Гарри. Он не дослушал, решил – это хоронят Беллу. И…

- И?.. – нетерпеливо потребовал Свон, надеясь услышать конец мучительной истории.

- И решил покончить с собой, не желая жить без Беллы, - вздохнула Элис, снова опуская плечи.

- Зачем же ты потащила Беллу с собой? – возмутился отец. – Хотела, чтобы она еще и посмотрела на это?!

- Надеялась спасти его! – воскликнула девушка. – Он бы увидел, что она жива. Появись я одна – он бы мне не поверил. Хотела столкнуть их лицом к лицу, и чтобы брат перестал бегать от собственного счастья. Так или иначе, у них бы все сложилось, как-нибудь. Мы бы вернулись в Форкс – Карлайл был готов, устав смотреть на страдания сына. Колледж выбрали бы вместе с Беллой. Я хотела им только счастья, - всхлипнула девушка, и гнев Чарли как ветром сдуло – стало так жаль и Элис, и всю семью, потерявшую сына и брата.

- Как видно, не судьба, - вздохнул шериф.

И они оба надолго замолчали, каждый думая о своем. Мысли, полные сожалений и упущенных возможностей, безвозвратности и горя, наполняли их головы.

- Вы позволите мне увидеть ее разок? – тихо спросила вампирша, прекрасно предвидя ответ.

- Не пойми меня неправильно, Элис, я не хочу, чтобы Белле стало хуже, - хотя куда уж хуже, добавил он мысленно.

- Обещаю, я сразу уйду, если она будет мне не рада.

- Пару месяцев назад я сказал бы категоричное «нет», - поднялся Чарли, приглашая девушку следовать за ним. – Но сейчас уже не знаю, что лучше. И готов уцепиться за любой предлог, способный хоть немного оживить дочь. Вдруг тебе удастся расшевелить ее?

Они поднимались на лифте, затем шли по длинному больничному коридору в самый конец. Элис не нужно было прилагать особых усилий, чтобы увидеть, чем дело закончится – видение пришло само собой: Белла, неподвижно смотрящая в потолок. Ее лицо не изменилось, когда она увидела Элис у своей кровати, но затем медленно девушка развернулась к посетительнице спиной. Лишь зашкаливающее сердцебиение могло подсказать вампирше, какую буру эмоций вызвал ее приход. Сильных. Но отнюдь не положительных. Как бы ни любила Белла Элис, ее появление причинило девушке огромную боль.

- Нет, вы правы, - остановилась Элис внезапно, не дойдя до палаты, обнимая собственные плечи руками и чувствуя себя здесь чужой. – Простите, мне не следовало приезжать. – Развернулась и бесшумно бросилась прочь, оставив Чарли в недоумении.

***


Время шло. Говорят, оно лечит, но не в этом случае. Сложно вылечить то, что давно мертво. Пока Эдвард был жив, пусть и не с Беллой, сердце девушки кровоточило от незаживающей раны… Но наверное есть предел боли, после которого уже остается одна лишь пустота, и Белла давно перешагнула эту границу. С тех пор как Эдварда не стало, она не чувствовала абсолютно ничего. Выжженная пустыня вместо прежней Беллы, сухая и безжизненная.

Эмоции в ней мог расшевелить только Джейкоб, но не в приятном смысле. Глядя на него, она видела красные плащи, забравшие ее вампира навсегда… Колышущееся море красного пролегло между ней и любимым – океан цвета крови. На одном берегу стояла Белла, на другой – сжигали Эдварда. Сжигали вместе с ее сердцем и душой. Алая кровь стала толчком к его уходу, алые плащи стали олицетворением его гибели.

С тех пор Белла ненавидела красный.

Он был причиной смерти Эдварда. Из-за него они с Элис не успели. Все те люди, идущие на праздник, улыбающиеся и веселящиеся, не догадывающиеся, что, замедлив продвижение спасителей, допустили убийство хорошего человека. Ладно, пусть не человека, а вампира, но Белла никогда не считала его таковым.

Девушка выбросила все красные вещи из дома, пряталась от всего, что хоть чем-то напоминало Эдварда – в том числе и от Джейкоба. Избегала красного в повседневной жизни, потому что он причинял ей боль. Однако не могла спрятаться от него во сне… Каждую ночь она переживала один и тот же кошмар – бежала, расталкивая красные волны руками, слышала полуденный бой часов и падала, раздирая колени и ладони в кровь… алая жидкость растекалась по мостовой, перед внутренним взором всплывали различные варианты смерти Эдварда. Пусть она не видела ее вживую – Элис не позволила посмотреть, - фантазия девушки была достаточно богата, чтобы раз за разом рисовать страшные картины возможного прошлого. Было ли ему больно? Одно она знала наверняка – больно было ей. Непрестанно, мучительно.

До тех пор пока Белла не поняла, что боль эта опустошила ее до дна. Словно нечему стало болеть в груди – души и сердца попросту не осталось, они сгорели дотла. Белла была мертвой.

Так стало легче жить. Она никогда не думала о суициде. По какой-то странной причине девушка считала своим долгом жить ради Чарли, ради Рене. Ради Эдварда, которому было все равно, но которому она это пообещала. И она жила.

Ей существование было, скорее, механическим, нежели осознанным. Белла понимала, что ее поведение беспокоит родителей, но как она могла заставить себя есть, если любая пища казалась безвкусной? Она искренне старалась… но была уверена, если съест второй кусок – ее просто стошнит.

Чарли клал дочь в больницу, и она не жаловалась – понимала, что это нужно для поддержания тела на ногах. Иначе истлела бы, довела себя до истощения так, что сердце бы остановилось.

Когда Белла находилась дома, то старалась быть хорошей дочерью – у Чарли всегда был свежий завтрак, обед и ужин. Она составляла ему компанию за просмотром бейсбола и соглашалась читать в гостиной у него на виду. Единственное, от чего она сознательно и уверенно отказалась – это от дальнейшей учебы, не видя в ней смысла. Закончила школу кое-как и собиралась работать в магазинчике Ньютонов до конца своих дней… Шериф был вовсе не против, чтобы дочь немного отдохнула – надеялся, что спустя время она оправится. Белла тоже отчасти на это надеялась… жила ожиданием, когда пройдет боль, потом – когда пройдет поглотившая ее пустота. Жила этим до сих пор.

Психиатр пытался работать с ней. Но как достичь результата, если Белла не могла быть откровенной и рассказать правду? Да, она была влюблена, да, ей разбили сердце и она не хотела забывать. Таблетки от потери любви всей жизни не существовало. Должно было вылечить время, но и оно оказалось бессильно. Пока…

Старые папины часы в гостиной пробили час дня, и Белла слегка очнулась от каждодневного летаргического сна. За окном крупными хлопьями падал снег, белым пушистым слоем покрывая землю и ветки деревьев. В гостиной распространяла хвойный аромат украшенная к Рождеству ель, поставленная заботливой папиной рукой, старающимся пробудить в дочери замершую жизнь. Но Белла словно застыла, превратилась наполовину в вампира – ее сердце еще билось, но не было души, а вместо сердца образовался бесчувственный лед.

Что-то неприятно щипало пальцы и нос – сосредоточившись, Белла поняла, что это хлорка. Она часто замечала за собой подобную задумчивость – делая какие-то действия, замирала, позабыв о цели. Сейчас девушка оттирала пол – стоя на четвереньках, двигала пенной губкой по полу. На одном месте в течение пятнадцати минут… До тех пор, пока от усилия не порвалась резиновая перчатка.

Вздохнув, но не ощутив свободного доступа воздуха в вечно сжатые легкие, Белла продолжила уборку, не обратив внимания на едкий состав, попавший на кожу руки – ей было все равно.

К вечеру все было готово: жареная индейка, заливная рыба и печеный картофель. Легкий салат на закуску и пиво для Чарли в холодильнике. Красиво упакованный подарок под лапой елки. Вот и Рождество…

Глядя на праздничный стол, Белла попыталась вспомнить, какова на ощупь радость – силой мышц подняла уголки губ вверх. Но даже без зеркала было ясно – получилась гримаса. Вряд ли Чарли одобрит, если дочь ему так улыбнется.

Полицейский крузер подъехал, когда почти стемнело, и когда Белла разговаривала по телефону с Рене.

- Как ты там, девочка моя? – в неугасаемом оптимизме матери слышалось нескрываемое беспокойство.

- Нормально, мам, - постаралась дочка придать голосу искусственной бодрости.

- Ты начала есть? – прорезалась строгость, и Белла почти ощутила сквозь корку равнодушия укол вины – Рене приезжала раз в месяц, и каждый раз до слез сокрушалась о том, как ее девочка чахнет. Белла бы переехала с ней, если бы мать попросила, но вряд ли это заполнило бы пустоту внутри нее. Белла не знала, о чем они договорились с Чарли, но в итоге она осталась с отцом. Она не радовалась этому и не огорчалась – приняла бы любой абсолютно расклад. Не было больше смысла цепляться за Форкс… как и не было больше того, кто удерживал ее на этом свете.

- Конечно.

- Что ты ела в последний раз, когда это было и сколько ты съела? – допытывалась Рене.

- Жую орешки прямо сейчас, - уверила Белла, обращая взгляд на первое попавшееся на столе блюдо – это оказалась вазочка с арахисом. Посыпанный сахаром, он должен был ощущаться приторно сладким, однако на зубах захрустел как сухая земля. – А на вечер у нас индейка, запеченная с яблоками.

- Ну, тогда хорошо, - слегка угомонилась Рене.

Они еще немного поговорили, в основном поздравляли друг друга и произносили стандартные пожелания. Чарли вошел, когда мать с дочерью прощались – его цепкий взгляд всегда устремлялся на Беллу, как будто он ждал, каждый раз возвращаясь домой, что застанет ее хладный труп. За напряжением всегда следовало облегчение. Которое позже сменялось усталостью и затаенной болью. Девушке было жаль, что она не могла ничем порадовать отца.

Возможно, ей следовало поступить разумно – уехать в колледж и притвориться, что с ней все хорошо. Если она жила не ради себя, то могла сделать это ради родителей. Но у Беллы совершенно не было моральных сил нести ответственность за свои решения и поступки. В последние месяцы она могла делать лишь одно – плыть по течению, поддерживая видимость жизни.

- Белла, какие запахи! – воскликнул Чарли нарочито восторженно, пытаясь вызвать в душе дочери хоть какой-нибудь отклик. Он заметил накрытый стол. – Может, следовало все же позвать Джейкоба с Билли?

Он все еще не терял надежды на дружбу Беллы с Джейком. Когда-то – по ощущениям, это было лет сто назад – Джейк стал для Беллы личным солнышком, вытаскивая из черной депрессии, в которой она оказалась после ухода Эдварда. Но после смерти вампира все изменилось… она больше не могла ни с кем дружить, не пыталась бороться с унынием – теперь она в него бесповоротно и окончательно погрузилась.

В некотором роде Белла чувствовала себя сейчас даже лучше, чем тогда. Потому что тогда она была комком боли. А теперь – не ощущала даже ее.

Может, ей нужно было время. Больше времени, чем обычному человеку, для того чтобы оправиться. Может, не все еще потеряно – однажды девушка проснется и поймет, что стало легче. Что в окно заглядывает солнце. Что хочется жить. И снова станет обычной девчонкой…

Но пока этого не происходило, оставалось лишь ждать.

- Нам и вдвоем хорошо, - тихо запротестовала Белла – вот уж кого видеть не хотела, так это Джейка. Его наигранное веселье и попытки ее растормошить вызывали раздражение, остро приправленное сильным чувством вины за то, что отталкивает друга, столько раз помогавшего в прошлом. Ужасная смесь эмоций, которая позже выливалась в долгие слезы и несколько бессонных ночей.

К тому же, последним ее воспоминанием о Джейке был отъезд в Вольтерру, и всякий раз, когда она видела смуглое лицо, красные плащи неудержимо вставали перед глазами…

Было проще, когда Беллу оставляли в покое и переставали бесконечно опекать с требованиями прийти в себя и все такое… Тогда она действительно чувствовала себя немного лучше.

К счастью, папа заметил резкую реакцию дочери на Джейкоба и перестал настаивать на дружбе с ним.

Он что-то проворчал, снимая форму и моя руки перед тем, как сесть за стол. По глазам было видно, что он голодный, а запах индейки сводил его с ума. Но он все же нашел в себе силы сначала достать подарок.

- Ты же не против навестить маму во Флориде? – осторожно начал он, кладя на стол конверт. Заглянув внутрь, Белла нашла там билет туда и обратно. – Рене обрадуется, если ты проведешь с ней остаток Рождества. Чего торчать в холоде? Слетай, погрейся хоть немного.

- Хорошо, - согласилась девушка – по лицу отца хорошо было заметно, насколько сильно ему не понравилась ее равнодушная реакция. – Спасибо, пап. Это то, что надо.

- Правда? – склонил голову он – Белла ненавидела, когда он вынуждал ее притворяться и выдавливать из себя чувства искусственно.

- Посмотри и свой подарок, - Белла поднялась, чтобы достать из-под елки коробочку и передать отцу. Заметив красный блеск на ветке, вытащила застрявший кусочек мишуры и незаметно выкинула его за ель, чтобы не мозолил глаза.

Недовольный шериф постарался придать лицу радостное выражение – понадеялся, что Белла пошла на поправку, раз подумала о презенте. Мысли Беллы задумчиво утекли вдаль, незаметно завертелись вокруг красной мишуры и плавно переросли в колышущееся море плащей. Грудь сковало напряжением, она не могла дышать. Снова.

- Белла, это прелестно! – папин восторг с трудом пробивался сквозь пелену накрывшего девушку ужаса: мысленно она в который раз представляла смерть Эдварда от рук вампиров-стражников.

Белла заморгала, глаза заслезились от долгого смотрения в одну точку. Глоток воздуха вызвал головокружение, и девушка, наконец, смогла взглянуть на отца. Он примерял на нос новые темные очки – Белла понятия не имела, понадобятся ли они Чарли в вечно дождливом Форксе, но они шли со скидкой, к тому же менеджер отдела была очень настойчивой. И дочь решила – чем этот подарок хуже других?

- Тебе идут, - сказала она. – Ты словно тайный агент из «Людей в черном».

Чарли порадовал комплимент, и вскоре он разложил в тарелки нарезанную индейку, при виде которой на Беллу накатывала тошнота. Лениво ковыряя мясо, девушка положила за вечер в рот не больше пары кусочков, через силу их проглотив. Не знала, как заставить себя вновь ощутить тягу к пище – вся она казалась теперь невкусной и бессмысленной. Белла помнила слова врача о грозящей анорексии, но если съедала больше, ее рвало.

Вечер незаметно подходил к концу: девушка убрала со стола продукты и накрыла Чарли пледом – он задремал в кресле, устав смотреть скучные рождественские телефильмы. Автоматически Белла включила воду и встала мыть посуду, глядя в окно, на белый пейзаж: фонарь выхватывал часть двора с засыпанной снегом перевернутой лодкой. Снежинки, попадая в электрический свет, нежно сверкали, пока кружили и падали.

Раньше девушку завораживала зимняя красота – в Финиксе снега не бывало, а в Форксе она жила совсем недолго, чтобы он успел ей надоесть. Но теперь ледяной блеск олицетворял душевную смерть и совсем не вызывал энтузиазма. К тому же, он ассоциировался с холодной кожей вампиров – того, что Белла потеряла навсегда, - за это она тоже не жаловала снежное время года.

Сначала Белла увидела свет на подъездной дорожке – мысли ее текли слишком замедленно, и о Джейкобе она подумала только когда раздался краткий звонок в дверь. Девушка напряглась – совсем не хотелось разрушать спокойный вечер. Она собиралась вскоре лечь спать, а теперь придется выслушивать чрезмерно восторженные предложения Джейка и, мучаясь виной, отказывать раз за разом.

Но ее раздражение как ветром сдуло, когда она, вытирая полотенцем руки, открыла дверь. Белла думала, уже не существует ничего, способного содрать с нее привычный слой усталого равнодушия и заставить мозги работать с удвоенной силой, а сердце – вновь отбивать хаотичный, стремительный ритм. Но в тот миг, когда она открыла дверь и увидела их – и мгновенно узнала, конечно, - ее сердце буквально остановилось. Замерло, окоченело… и пустилось бешеным галопом.

В одну секунду девушка шагнула за порог, широко распахнув в ужасе глаза и закрывая за спиной дверь как можно плотнее. Задыхалась, быстро и четко подбирая необходимые слова:
- Пожалуйста, не трогайте моего отца! Убейте меня, но он, клянусь, ничего не знает!

***


Маркус и Кай неподвижно застыли на тронах, в то время как Аро медленно ходил по залу, заложив одну руку за спину. Разница была в том, что в глазах Маркуса читалось отсутствие, полное безразличие, а глаза Кая неотрывно и цепко следили за владыкой. Он был недоволен. Впрочем, он был таким всегда.

Переведя алый взгляд на пальцы, украшенные драгоценными перстнями, Кайус любовно покрутил каждый из них, рассматривая со всей сторон. А чем еще заняться скучающему правителю вампирского мира? Новости о нарушениях приходили редко, да и тогда ему всего лишь нужно было отдать приказ властным жестом, а не марать свои белые руки.

Камерно наигрывала негромкая классическая музыка, нарушаемая лишь гулом электричества в толстых каменных стенах и голосами людей с поверхности, а также рокотом моторов машин – привычным повседневным шумом.

Беззвучно в дверях появился Сантьяго – темноволосый вампир южного происхождения. Аро остановил его поднятием ладони, прикрыв глаза и сделав несколько плавных пассов в ритме завершающейся мелодии.

- Ну, как там наш кататоник? – умиротворенно спросил пришедшего.

Сантьяго выразил почтение уважительным кивком.

- Без изменений, господин.
- Что, совсем?
- С тех пор как четыре месяца назад мы оставили попытки спровоцировать его свежей кровью, он ни разу даже не пошевелился.

- Ну что ты будешь делать, - всплеснул руками Аро, взглянув на Кая так, словно тот был сочувствующим слушателем, хотя на лице блондина отражалось очевидное отвращение. – Не силой же его кормить!

- С вашего позволения, господин – Джейн пыталась. Не иначе как ради баловства, но собрались поглазеть почти все.

- Почему мне не сообщили? – воскликнул Аро, раздосадованный, что пропустил эпический момент.

- Вы были заняты в архивах, - извинился Сантьяго, - а идея пришла вашей любимой дочери внезапно, так что…

- И каков результат?

Вампир-южанин лишь пожал плечами:
- Все равно что кормить статую, господин.

Алые глаза Аро задумчиво сверкнули под нахмуренными бровями.

- Хочу на него посмотреть, - решил он.

Подземелье замка Вольтури было холодным и сырым, стены покрыты плесенью. Человеку бы это место показалось ужасным, но вампиры видели в нем мрачную красоту, оставляя нетронутым веками. Ржавые решетки бывших камер менялись только по необходимости, сгнившие двери выбрасывались прочь, оставляя полукруглые арки со свисающей паутиной.

Пол осушали только в сезон дождей, когда он начинал чавкать под ногами и портить дорогие ботинки. Сейчас внизу скрипел влажный песок вперемешку с намокшей пылью, превратившейся в липкую зловонную грязь.

- Почему он отказался от собственной комнаты? – Кай, увязавшийся за Аро, театрально зажал нос рукой, словно выражения брезгливости на его лице было недостаточно.

- Лишь бы не хулиганил, - усмехнулся Аро. – Если подвал – это то, что его устроило, чтобы остаться, кто я, чтобы возражать?

- Не понимаю, почему ты вообще с ним возишься, - с нескрываемым пренебрежением прошипел Кайус в спину владыке, прежде чем за ним войти под своды темного, без окон, помещения – некогда это была, возможно, камера для какого-нибудь заключенного-смертника. – Нужно было убить его еще когда он пришел…

- Тс-с-с, - прервал властно Аро, с интересом глядя на застывшую в углу фигуру.

Вампир будто присел ненадолго отдохнуть. Колени были согнуты и обхвачены сцепленными пальцами, голова откинута на стену, глаза закрыты. На первый взгляд казалось, что вампир делает вид, будто спит. Задумался или слушает доносящуюся издалека мелодию. Если бы не множественные но: в позе читалось неимоверное напряжение, губы сцеплены добела, одежда, не менявшаяся много месяцев, набухла тухлой водой и пришла в негодность – кое-где ее даже погрызли крысы. Волосы и лоб облепили несколько слоев паутины.

- Мы даже его с места на место переставляли – ничего, - без капли такта Сантьяго коленом толкнул сидящего вампира, сдвинув его в сторону. – Как каменная глыба, даже руки не разомкнуть – пытались, но чуть не оторвали ему пальцы.

Шагнув поближе, владыка осторожно, чтобы не запачкаться, приложил ладонь к руке сидящего, но, как и несколько месяцев назад – не прочел никаких мыслей…

- Я слышал о таком, - тихо пробормотал Кай. – Но никогда не видел своими глазами. Выходит, это правда, что мы можем умереть? Окаменеть, если слишком долго не двигаться?

- Выходит, и заморить себя голодом тоже можем, - резюмировал Аро тоном ученого, сделавшего новое, хоть и неприятное открытие – смесь сожаления и любопытства.

- Мне не нравится, что он находится в нашем замке, - ворчал Кай, в то время как Сантьяго, забавляясь, накрутил «рожки» на голове каменного мертвеца из покрытых пылью и паутиной волос.

Аро нахмурился, представляя, как его подданные не раз уже глумились над этим телом, пока он бездельничал наверху, читая книги или слушая музыку. Вершил великие дела, строил планы и мечтал… а в подземелье медленно умирал вампир, не пожелавший стать частью его свиты. Аро мог подарить ему освобождение в виде смерти, о которой тот просил, но вместо этого предпочел ломать, используя магию Корин и хитроумные провокации с помощью свежей крови. Этот странный вампир, отказывающийся жить, разбил в пух и прах все теории Аро о собственном всесилии и хищной вампирской природе. Видано ли, чтобы зверь отказывался пить человеческую кровь – то, ради чего был создан? Невозможно, но ни наркотический дар Корин, ни созидательный дар Челси, ни даже чудовищный дар Джейн не смогли покорить его. И Аро внезапно стало как-то не по себе, нехорошо на душе, будто там зашевелилось давно забытое, тошнотворно неприятное, едкое человеческое чувство. Совесть.

- Хватит! – прикрикнул он, заставив Сантьяго вздрогнуть и вытянуться по струнке.

- Что ты намерено делать, Аро? – Кайус продолжал распространять флюиды раздражения, шагая за правителем в обратную сторону. – Нужно избавиться от него, пока в свите не начались брожения и сомнения в твоей твердости.

- Ай, брось, братец, - отмахнулся Аро от попытки манипулировать его решениями. – Свиту забавляют мои причуды.

- Но он – не один из нас, - ворчал белокурый монстр, мечтая своими руками разорвать и сжечь эту никому не нужную мертвую оболочку. – Не станем мы кормить его с ложечки! Это безумие!

- Не станем, - согласился Аро, выбираясь в жилое крыло и отдавая распоряжение прислать к нему Деметрия и Ренату как можно скорее. – Но есть тот, кто станет.

- Ты говоришь о Карлайле? – поднял брови Кай, остановившись в дверях, в то время как Аро изящно перемещался по своей богато обставленной комнате, собирая небольшой дорожный саквояж.

- Он ведь его создатель, к тому же мой друг – я не могу просто убить его сына и забыть об этом. Не стал убивать тогда, не хочу и теперь.

- Как ты собираешься объяснить ему, что восемь месяцев смотрел, как его создание умирает?

- Было бы хуже сообщить о том, что я убил его, чем о том, что пытался спасти, верно? – усмехнулся Аро, его глаза приобрели фиолетовый оттенок благодаря синим линзам – такие надевали все Вольтури, если необходимо было выйти в город открыто. – Это смотря с какой стороны посмотреть на ситуацию, мой мудрый, старый, но немного узкомыслящий брат. К тому же скоро Рождество, время делать подарки!

- Ты стал таким сентиментальным, Аро. Сульпиции не понравится, что ты бросил ее накануне праздника.

- Она принимает мои недостатки как должное, - отмахнулся владыка.

- Но мы затеяли бал, - возмутился Кай, когда Аро бесшумно проплыл мимо него.

- Уверен – без меня этот бал станет намного разнузданнее и краше, - засмеялся миролюбиво Аро. – Считай это моим подаркам вам!

***


Аро редко видел снег. За три тысячи лет своего существования он бывал в северных широтах нечасто – всю черную работу выполняли другие члены клана, он лишь щелкал пальцами. Вольтерру покидал единожды в век, да и то если находил талантливых представителей рода, которыми хотел пополнить свою коллекцию и увеличить власть.

Итака, где жили Каллены, не изобиловала сугробами, но снежный узор инея, лежавший на траве вдоль шоссе, ветвях деревьев, крышах домов и других поверхностях, производил впечатление.

В Америке иначе готовились к Рождеству, чем в Италии. Повсюду мигали яркие гирлянды и вывески, на каждом углу, в каждом окне стояли наряженные зеленые елки, а загородные дома старались переплюнуть друг друга в украшении дворов. Итальянцам, живущим плотно, было не понять размаха людей, владеющих огромной территорией с нехожеными лесами и расстоянием между городами в сотни миль.

- Мы едем рассказать Карлайлу о смерти члена его клана? – не выдержала Рената – ох уж эти женщины! Аро не слыл болтуном, его приказания выполнялись беспрекословно и без вопросов, но это был не тот случай, когда стоит молчать.

- Зачем же, праздник ведь на дворе, - ответил владыка с мягкой улыбкой. Он был доволен путешествием и скорой встречей со старым соратником, хотя его слегка напрягала необходимость сообщить Карлайлу попахивающее лицемерием известие.

К счастью, из них двоих только Аро читал мысли, так что Каллен вряд ли узнает истинные мотивы итальянца. По крайней мере, сейчас. Подарок с душком – не очень хорошо, но лучше, чем ничего, и Аро не терпелось примерить на себя роль Санты, так что в уме он прикидывал, как и что сказать.

Яркие рождественские вывески закончились, сменившись однообразным лесным массивом и лентой пустого шоссе.

- Долго еще? – скучающе спросил Аро у Деметрия, сидевшего за рулем взятой напрокат дорогой машины с тонированными стеклами.

- Минут пять, владыка, - сообщил одаренный вампир – именно благодаря Деметрию, лучшему ищейке в мире, Вольтури не пришлось искать Калленов точно иголку в стоге сена.

Плавный поворот руля на посыпанную гравием дорогу, и через две минуты открылась поляна, на ней дом. Белый, что немало позабавило Вольтури – Карлайл не иначе как сравнивал себя с ангелом, раз стремился во всем приблизиться к стоявшим на стороне добра существам, даже в цвете.

Вампиры думают и действуют быстро, так что, не успели еще открыться дверцы автомобиля, как Каллены приветствовали гостей.

- Аро, не ожидал нашей встречи здесь, так далеко от Италии, – удивленно проговорил Карлайл, пожимая руку старому другу, с которым у него когда-то был общий дом. Во времена, когда Карлайл еще был одинок, Вольтерра стала ему пристанищем, а Аро – другом. Пусть их диета и мировоззрение не совпадали, зато было о чем поговорить – их объединила культура, любовь к произведениям искусства и философия.

- Твоя жена… - не прерывая рукопожатия, повернул Аро голову к Эсми, приветствуя ее изящным кивком.

- Нет смысла рассказывать обо мне, ты ведь все и так уже знаешь, - понимающе улыбнулся Карлайл, намекая на способность Вольтури читать мысли через прикосновение. Длительность рукопожатия говорила сама за себя – Аро успел познакомиться со всеми членами семьи, а также узнать подробности многолетней жизни приятеля-вегетарианца за затянувшееся мгновение. – Что привело тебя в наши края?

Казалось, Аро слегка растерялся, будто забыл, о чем хотел рассказать. Но быстро взял себя в руки. На его лице расплылась преувеличенно радостная улыбка.

- Друг мой, я оказался здесь случайно, вот и решил заглянуть. Не то чтобы мы были поблизости, но все же не так далеко, как обычно. Мои сопровождающие не возражали чуть-чуть отклониться от курса, а Деметрий помог найти твой дом. Разве это не чудесно – снова нам с тобой увидеться через столько лет! – взяв Карлайла под руку, Аро повел его в дом, совершенно игнорируя недоуменные лица своих подданных, оставленных за спиной.

- Прошу вас, - пригласила их радушная Эсми, стараясь быть доброжелательной, хотя это было тяжело, учитывая то, что любой из них мог быть убийцей Эдварда…

***


Вольтури провели в доме Карлайла несколько часов. Аро подробно расспрашивал Калленов об Элис – конечно, он знал о ней, ведь прочитал сначала в мыслях сына, затем – отца. Но ему было интересно услышать высказанные вслух мнения.

Дома гости застали семью не целостной. Обе пары – Розали с Эмметом, а также Элис с Джаспером – уехали путешествовать, но должны были вернуться к самому Рождеству, то есть, уже к этому вечеру. Услышав это, Аро заторопился покинуть дом, упомянув о праздничном бале в Вольтерре, куда еще лететь и лететь. Хотя ему, безусловно, очень хотелось познакомиться с детьми Карлайла поближе.

Всем сторонам было очевидно, что общение выходит немного неловким, вследствие того, что Аро уничтожил одного из Калленов несколько месяцев назад, - по понятной причине этой темы деликатно не касались. Карлайл знал, что Эдвард нарушил закон и был наказан заслуженно, Аро молчал, чтобы не бередить раны. Рената не отходила от Аро ни на шаг – это было ее обязанностью, защищать владыку, даже если казалось, что угрозы нет. Деметрий скучающе ждал, когда хозяин закончит затеянную игру, сбивающую всех с толку. Стражники Вольтури привыкли, что Аро знает больше других, и не смели вмешиваться в его интригу.

- Почему вы не сказали ему? – подала голос Рената сразу, как только их автомобиль отъехал на достаточное расстояние от дома Карлайла. – К чему был этот цирк? Что заставило вас передумать?

- Ты даже не представляешь, моя дорогая, - лицо Аро было похоже на морду довольного кота, только что съевшего упитанную мышь. – Эта история оказалась намного интереснее известной нам банальной версии. Поворачивай на западную трассу, Деметрий. Мы едем в Форкс. Белла жива!

От неожиданности машина вильнула – новость поразила водителя. Но спустя полсекунды Деметрий уже восхищенно ухмылялся – у Аро был отличный нюх на забавы.

- Вы думаете, смертная сможет вернуть к жизни этого самоубийцу?
- Посмотрим, - усмехнулся безгранично довольный Аро. Он думал, что везет подарок Карлайлу, но получилось, что судьба подкинула сюрприз ему самому.

***


Домик смертной возлюбленной Эдварда Каллена оказался на вид совершенно невзрачным. Хотя из троих только Деметрий и Рената не знали, что увидят – Аро насмотрелся на этот дом и лицо девушки во всех подробностях еще в Вольтерре, во время прикосновения к руке Эдварда, а теперь информация дополнилась памятью Карлайла. Он знал каждую мельчайшую деталь каждого мгновения этих отношений. Был в курсе всего, о чем знала человеческая девушка. Но не предполагал, конечно, как она поведет себя при встрече.

Не особо церемонясь, Вольтури позвонил в дверь – его не волновали свидетели, он убивал людей сотнями и не задумывался об их семейных или дружественных связях. Эдварду в этом смысле очень повезло – он оказался сыном Карлайла, а значит, Аро была не совсем безразлична его судьба. Точнее, он бы не стал причинять старому другу боль намеренно, поэтому и не согласился сразу на убийство мальчишки. Одна из причин, спасшая жизнь Эдварда в тот момент. Вторая – это его телепатия, которую Аро с удовольствием бы изучил, если бы вампир не упрямился так сильно.

Ох уж эти смертные, Аро успел подумать о тысяче вещей, прежде чем раздались шаги и открылась дверь. Этот дом не был украшен так броско, как другие, хотя в глубине гостиной можно было разглядеть мигающие огоньки на елке. И запах… Эдвард был прав, эта смертная пахла восхитительно!

В отличие от лица – оно было обыкновенным, ничем не примечательным. Худое, в меру бледное, болезненное. Карие глаза моментально распахнулись, а дальше смертная сделала то, чего никто из Вольтури не ожидал – шагнула навстречу гибели вместо того, чтобы убежать.

- Пожалуйста, не трогайте моего отца! Убейте меня, но он, клянусь, ничего не знает! – забормотала она сбивчиво и торопливо, проглатывая слова и едва дыша. Кровь отлила от ее лица, казалось, она готова упасть в обморок, однако она твердо была намерена защитить своего беспомощного родителя от монстров.

- Как мило, дитя, - улыбнулся Аро, откровенно наслаждаясь видом живой девушки – своей новой игрушки.

- Она знает, кто мы, - заметил Деметрий.
- Конечно, знает, она же была невестой вампира, - отозвалась Рената.

Белла выглядела плохо – покачнулась, и теперь не удерживала дверь спиной, закрывая от незваных гостей, а опиралась на нее, собираясь упасть. Дыхание стало прерывистым, а вторая рука обхватила грудь.

- Конечно, моя дорогая, выбирай местечко, - не отрывая восторженного взгляда, позволил Аро, чуть отступая в сторону и давая возможность Белле увести его куда угодно для разговора, если он не может состояться в доме.

Вольтури слышали, как стремительно колотится человеческое сердце, притом что на лице не отражалось страха, к которому они так привыкли в общении с людьми. Страх или подобострастие – всегда одно и то же. У этой девушки дрожали колени, пока она вела вампиров куда-то в лес – идеальное место, чтобы умереть. Тонкие ножки с надетыми домашними тапочками утопали в глубоком снегу, но Белла даже не подумала накинуть куртку – с ее точки зрения в этом не было смысла, раз ее вели на эшафот.

- Ты не представляешь, моя милая Белла, как мы тоже рады видеть тебя! – сплел пальцы перед собой Аро, когда девушка, наконец, повернулась, остановившись на границе света и тьмы – сюда едва достигал луч фонаря, но достаточно, чтобы человек мог что-то видеть. Довольная улыбка на лице вампира сбивала ее с толку.

- Прошу вас, обещайте, что не тронете отца, - повторила девушка просьбу дрожащим голосом, глядя на вампирского повелителя словно затравленная овечка, способная, однако, показать зубки, судя по решительному выражению блестящих глаз.

Аро умилило бесстрашие девушки – читая о нем в мыслях Эдварда, он не очень-то в него поверил, думая, что всему виною любовь. Однако теперь убедился – Белла в самом деле была необыкновенной, непростой. Соблазнительный аромат, самоотверженность и храбрость – не самые плохие черты в человеке. Оставалось проверить, привязана ли она к своему вампиру до сих пор? Лучше, если она поедет в Вольтерру добровольно, чем по принуждению – это существенно облегчит доставку смертной на место.

- Позволь, дорогая, лучше узнать тебя, - жаждущим голосом промолвил итальянец, беря Беллу за руку и нависая над хрупким человечком – он знал, это всегда лишало жертв способности к сопротивлению, парализовало ужасом.

На этот раз Белла не обманула его ожиданий, съежившись, стушевавшись и испуганно глядя снизу вверх в алые глаза. Но… владыку ждало огромное разочарование, потому что касание не принесло никакого результата. Ничего не изменилось – разум Беллы блокировал его непревзойденный дар.

- Весьма… неожиданно, - улыбка исчезла с лица Аро, и стражники тут же его обступили.

- Что-то не так? – Рената хмурила брови, привыкшая чуять опасность.

- Друзья мои, мы имеем дело с весьма необычным явлением. Эта девушка не только вкусно пахнет, много знает и, вполне вероятно, является ключом к нашей затее. Я так же не слышу ее мыслей. Совсем.

Бурно обсуждая невиданную новость, никто из вампиров не обратил внимания в этот удивительный момент, как Белла снова побледнела, услышав знакомое словосочетание. Она не знала, что Аро тоже был телепатом, а упоминание о подобном даре не могло не причинить ей боль.

- Пожалуйста, - пробормотала она, чувствуя, как немеют в холодном снегу ноги, а ветер пробирает до костей, - покончим с этим побыстрее. Вы пришли убить меня, так сделайте это, чего тянуть.

- Что? Убить? – засмеялся Аро, взглянув на человечка так, словно чуть не забыл об ее существовании – конечно же, ему были безразличны людские проблемы. Холод ли, или снег доставлял дискомфорт, да и времени владыка не считал. – Я не собираюсь убивать тебя, милый ребенок. Я проделал такой огромный путь не для того, чтобы вкусить твоей крови, даже если она, несомненно, приятна на вкус.

- Тогда зачем? – от удивления Белла почти перестала дрожать. В ее голове теснились множественные вопросы, не находившие ответов.

- Моя дорогая, - любитель пространных размышлений и метафорической речи, вампир не замечал, что одетая в домашний костюм девушка попросту замерзает, стоя полуголой в лесу. – Я долго прожил и много знаю, но таких, как ты, еще не встречал. Сколько смелости, сколько рационализма, жертвенности – это поражает! Надеюсь, ты и дальше сможешь удивить меня, а это, не скрою, немалого стоит вознаграждения. Тем более, посмотри вокруг, наступило Рождество! – обвел он белый лес руками. - Но прежде, прекрасная Белла, мне нужно узнать кое-что.

- Что вы хотите? – зубы девушки совсем не попадали друг на друга, и Деметрий, внезапно вспомнивший о манерах, а также о том, что эта смертная нужна Аро живой, скинул с плеч черный плащ и передал его Белле.

Девушка удивленно взглянула на красноглазого вампира, но спорить не стала, немедленно укутавшись в плотную ткань.

- Прелестно, - оценил Аро ее новый внешний вид, представляя алые глаза на болезненно-худощавом лице.

Картинка не впечатлила – девушка была некрасивой. Но внутреннее содержание серой оболочки, без сомнений, стоило внимания с его стороны – никогда прежде никто не мог противиться его дару. И он уже загорелся посмотреть, что же получится из этого невзрачного человека, когда девочка превратится в вампира.

- Итак, Белла, - Аро сложил пальцы домиком, - ответь мне, насколько взаимными были ваши чувства с Эдвардом Калленом?

Владыку удовлетворила реакция девушки: она распахнула глаза и задышала чаще, успокоившееся за последние минуты сердце вновь забилось быстрее. Это значило лишь одно – девушка все еще любила вампира. Если это так, его миссия существенно упрощалась.

- Ответ и так понятен, - лицо человека практически посерело, а ответ сбил с толку всех троих. – Он ведь бросил меня.

Вампиры переглянулись, не сразу сообразив, отчего девушка ответила столь странно. А затем весело рассмеялись, - глупышка не знала о силе вампирской привязанности и посчитала себя нелюбимой.

Лицо Беллы изменилось, отразив неожиданную злость. Эта ситуация напомнила ей случай с Лораном – тогда голос Эдварда внушал ей, что надо бежать, отвлечь, пригрозить… Теперь он молчал – его обладатель был мертв и уже ничем не поможет.

- Не понимаю, чего вы хотите от меня! – закричала внезапно девушка, поразив владыку снова – сделала шаг вперед, потрясая маленьким кулачком и глядя в глаза монстра с удивительным презрением к собственной жизни. – Если не собираетесь убивать, зачем пришли?! К чему вопросы, если ответ очевиден? Он ведь оставил меня полтора года назад! Вы явились, чтобы поиздеваться спустя столько времени?!

- Что ты, конечно, нет, - поднял ладони Аро, деликатно прервав смех. Телепатия сыграла с ним злую шутку – он знал о любви Эдварда все, но забыл представить, как выглядит ситуация со стороны Беллы. Она решила, будто он спрашивает о его чувствах к ней. И, хотя Аро уже догадался, что девушка не забыла вампира, все же хотел услышать прямой ответ из ее уст. – Меня интересует, что ты чувствуешь к нему, девочка. На что ты готова ради него? Насколько сильно твое желание быть с ним?

Несколько секунд Белла выглядела растерянной и удивленной. Затем плотнее закуталась в черный плащ, вжав в голову плечи, и процедила сквозь зубы:
- Какое это имеет значение теперь, когда вы убили его…

Этих слов владыка и ждал.

- А что, если нет? – шепотом спросил он, наклонившись как можно ближе, чтобы увидеть мельчайшее изменение в человеческом лице.

Карие глаза стали круглыми и большими. Сердце человечка пропустило целых два удара, прежде чем забиться вновь.

- Что?.. – беззвучно зашевелились побелевшие губы. – Он жив?..

- И да, и нет, - пожал плечами Аро, усмехнувшись. – Но ты можешь попробовать вернуть его к жизни. Если хочешь.

***


Белла зябла даже в самолете. Даже после того, как стюардесса принесла ей теплый плед. Это было нервное потрясение. До сих пор не веря, что летит в Италию, она все прокручивала и прокручивала слова Аро в голове.

Он предложил ей отправиться в Вольерру для спасения Эдварда, и она, конечно же, согласилась. Еще не зная, как объяснит отъезд отцу, попросила лишь одного – позволить ей собрать сумку и написать записку. Аро был в хорошем настроении – дал ей целый час и пообещал все рассказать в машине.

Девушка взяла паспорт и минимум вещей – интуитивно понимала, что живой из этой истории не выйдет. Так или иначе, станет либо вампиром, либо пищей. В записке она написала только тысячу извинений отцу и просьбу не искать ее. Обещала, что позвонит и все объяснит, когда – или если – сможет. Белла знала, что ее исчезновение станет для Чарли ударом, но что еще могла предпринять? Это был единственный способ защитить его. В некотором роде было благом, что он спал, когда она уходила…

До Аро Белла встречала только однажды красноглазых вампиров, и все они были дикими. Ее удивило, что Вольтури путешествуют как обычные цивилизованные люди – машиной и самолетом. Это несколько успокоило волнение, поднимающееся в душе всякий раз, когда она понимала, что находится в обществе монстров, не ценящих человеческую жизнь. И объяснило, почему оборотни не заметили чужаков. Впрочем, Сэм и стая теперь не патрулировали территорию вокруг Форкса постоянно – после того, как убили Викторию почти год назад, здесь стало очень спокойно.

По пути в аэропорт Аро рассказал свою версию истории после того, как Белла поведала свою. Делиться ей, в сущности, было нечем – депрессия не покидала все это время. Особенный интерес итальянца вызвала только та часть, где они с Элис опоздали – этих подробностей Аро не знал.

Владыка дополнил недостающие звенья цепи, прояснив ситуацию со своей стороны. Удивительно, но Белле было почти комфортно с ним рядом находиться – мужчина оставался галантен и вел себя почти как человек, только сошедший со страниц исторического романа.

- Я не впервые столкнулся с вампиром, не желающим жить – как он думал, после смерти возлюбленной, - размышлял Аро, не замечая, как сильно влияет на Беллу каждое сказанное им слово – как она бледнеет, затем краснеет, меняется ее лицо от растерянности до удивления, а сердцебиение имеет хаотичный ритм. – Но никогда не видел такого упорства и изворотливости в изыскании смерти. Признаться, он чуть не добился своего! Еще бы шаг, и мне пришлось бы лишить его жизни.

- Что же произошло? – шепотом спросила Белла, вспоминая, как они с Элис спешили. Видение подруги было ясным – Эдварда убили. Как она могла так ошибиться?

- Он действовал мне на нервы, - вспоминая, Вольтури вальяжно откинулся на спинку кресла, постукивая усыпанными перстнями пальцами по кожаной обивке и глядя в потолок. Для него описание казни было делом обыденным, для Беллы – шоком, но она старалась дышать ровно, смотря на вампира во все глаза и впитывая образы. – В его намерения входило добиться своего – я ясно прочел это в мыслях. Дурная голова, как еще я мог остановить его от нарушения закона? – воскликнул Аро с досадой – это воспоминание ему не нравилось. – Пришлось отделить его голову от тела и разнести по разным комнатам, чтобы утихомирить глупое буйство. Да, - фыркнул он, качая головой и игнорируя то, как побледнела рядом девушка. – Сейчас ты думаешь – боже, как это ужасно! Но разве это не оправданно, если помогло сохранить его жизнь?

- Не все в замке одобряют твое великодушие, Аро, - заметил Деметрий, ведущий автомобиль по ночной трассе с огромной скоростью.

- Не все, - развел руками Аро, усмехаясь. – Но обязан ли я, скажи, кого-то слушать?

Деметрий рассмеялся – ему, как и многим другим, нравился непредсказуемый нрав хозяина. Вечность не была скучна для Вольтури – у них была миссия и строгий, но справедливый Аро.

- Не буду скрывать, моя Белла, – протянул итальянец имя, - я имел более чем корыстную цель заполучить Эдварда в свой клан. Я, знаешь ли, коллекционирую таланты. Да и Карлайл мне не посторонний человек. Но кто же знал, что его создание окажется столь упрямым?

Белла переживала настоящий шок после каждого признания. Конечно, Эдвард рассказывал о том, каковы по натуре обычные вампиры, да и сама она помнила, натерпевшись от Джеймса, что они кровожадны, жестоки и равнодушны к чужой беде, однако слушать о том, как Эдвард страдал, было тяжело.

- Почему он так настаивал? – воскликнула она, недоумевая. – Неужели его чувство вины было так велико?

- Ох, моя дорогая, - снисходительно ухмыльнулся Аро, - я все время забываю, что ты не знаешь всей правды. Неужели он действительно сумел убедить тебя, что больше не любит?

Ответ озвучивать не пришлось – вампир понял все по выражению лица человека. Наклонившись вперед, он поведал самую романтичную часть трагедии:
- Сокровище мое, вампиры любят только один раз! Так странно, что ты поверила его лжи, - в любимой наигранной манере, но совершенно искренне сокрушался итальянец. – В его воспоминаниях я прочел, что он убедительно показывал свою вечную привязанность, но, видимо, это какая-то человеческая привычка – не замечать очевидного.

Белле стало нехорошо. Внезапно вся кровь устремилась к лицу, превратившись в мерцание черных точек перед глазами. Она отвернулась и зажмурилась, приходя в себя. Любит? Аро сказал, что Эдвард любит ее? Но как же это?..

Пока ехали в аэропорт, а затем летели, Аро открыл еще много тайн, но именно это признание отпечаталось в разуме, душе и сердце девушки огненным клеймом. Любит! Все разлетевшиеся кусочки головоломки встали на место – его желание покончить с собой обрело смысл, голос, звучавший в голове в моменты опасности, получил объяснение. А все слова, который Эдвард говорил до этого, всплыли в памяти – как же Белла раньше все это упустила? Неуверенность в себе – а если быть точной, убежденность в собственной непривлекательности и недостойности – сыграла злополучную роль.

«Теперь ты – моя жизнь»…
«Я так долго ждал тебя»…
«Лев влюбился в овечку»…

Поцелуй, полный отчаянной страсти и боли, накануне прощания… такой долгий и горький, что сбил девушку с толку – уже тогда она почуяла неладное, но упустила истину из страха перед неизбежным…

А затем:

«Белла, ты мне не пара»…
«Ты не нужна мне там»…
«Ты просто мне не подходишь»…

Злость на то, что Эдвард жестоко обманул ее, росла, смешиваясь с радостью, что он жив. Почему же, не могла девушка понять, Эдвард оставил ее, если любил? Аро объяснил и это, когда она спросила.

- Это так нетипично для нашего рода, но зато вписывается в концепцию моего дорогого друга Карлайла, - усмехнулся он – его забавляла любознательность девушки, наравне с храбростью и отсутствием подхалимства. – Он не хотел превращать тебя в вампира и считал, что уйти - единственный способ предотвратить это. Если б я знал, какое нарушение совершается за моей спиной! – воскликнул Аро преувеличенно возмущенно. – То ты была бы вампиров уже давным-давно!

- Или мертвой, - равнодушно добавила Рената.

К концу путешествия Белла уже знала все – хотя еще с трудом верила в некоторые вещи. Разум разделился на две половины – одна ликовала, что Эдвард любил ее, другая с невероятным упорством цеплялась за привычную версию.

Вольтерра встретила девушку ярким солнцем и сильным ветром. Боль вернулась, когда Белла стала узнавать знакомые места – те, которые они проезжали с Элис. Но в самом городе они поехали другой дорогой и вскоре остановились перед старым домом и непримечательной дверью.

Аро раздражала медленная ходьба девушки – она видела это и старалась идти побыстрее. Но было сложно поспевать за вампирами, особенно в темноте – спустившись в подвал дома, они долго шли вдоль бесконечного канализационного канала. Прошло еще немало времени, прежде чем мрачные подземные туннели вывели их на благоустроенный этаж, к лифту и затем к богато обставленному, похожему на офис холлу, из которого открылся вид на королевский зал.

- С возвращением, господин, - почтительно приветствовали несколько встреченных по пути красноглазых вампиров, а совсем юная девочка с миловидным лицом и светлыми волосами поцеловала Аро руку, при этом с любопытством и насмешкой поглядывая на человека.
- Привет, Джейн, - судя по отеческой улыбке Аро, эта вампирша была его любимицей.

Войдя в тронный зал, Белла изумленно разглядывала помещение, которое до этого видела на картине в доме Калленов: невероятной красоты барельефы, белые мраморные колонны и блестящий мозаичный пол, достойный музея древностей; на куполообразном полотке – цветные витражи, пропускающие причудливо преломляющийся свет. Вампирам оказались не чужды человеческие праздники – зал был украшен новогодней мишурой и лентами, чуть в стороне стояла высокая, увешанная блестящими стеклянными шарами ель.

На возвышении располагались троны, и они не были пусты. Маркуса и Кая Белла узнала. Маркус не проявил особого интереса, лишь кратко кивнул вошедшим, но Кай поднялся и провожал Беллу враждебным взглядом все время, пока она семенила по залу за Аро. Они прошли дальше – во внутренние помещения замка Вольтури.

- Они не довольны моим появлением, да? – тихо спросила Белла у Аро, как только они скрылись за массивной дверью, ведущей в библиотеку, и пошли по длинному вычурному коридору, увешанному бесценными картинами великих мастеров.

- Им не нравится, что я устроил здесь зверинец, - усмехнулся Аро, заставив Беллу густо покраснеть, ведь она отнесла прозвище к себе – собачонку Калленов привели на поводке к хозяину. Мало приятного, даже учитывая то, что она уже знала правду. Аро был словоохотливее остальных вампиров, провожавших их молчаливыми настороженными взглядами. – Вольтури никого не принуждают служить, быть в команде избранных – большая честь. Карлайл не рассказывал тебе об этом?

- Немного, - созналась Белла, не уверенная, что может раскрывать секрет. Хотя для Аро, читающего мысли, вряд ли это оставалось тайной.

- Мы дали твоему Эдварду время подумать, чтобы присоединиться к нам, - продолжил владыка, и сердечко Беллы затрепетало при мысли об очень скорой встрече с возлюбленным. – У нас есть Корин – у нее дар смягчать боль, она могла помочь парню, сделать его существование приемлемым. Но он уперся, как баран, а она не захотела тратить свою энергию на кого-то, кто даже не является членом клана. Конечно, она попыталась… но быстро бросила затею, когда он стал на нее рычать – и я понимаю ее. Я думал, Карлайл весьма странен с его необычными убеждениями, но сын намного превзошел своего создателя, - Аро недоверчиво рассмеялся, проходя в распахнутую перед ним дверь, вновь ведущую в подвалы.

Белла испуганно последовала за ним, робко окинув взглядом вампира-стражника, смотрящего на нее откровенно плотоядным взглядом. Хоть Аро и сказал своим подданным, что она ему нужна, а потому неприкосновенна, Белла понимала, что никто не смог бы дать ей гарантию сохранности в этом страшном месте. Она была окружена хищниками – настоящими чудовищами, не вегетарианцами. Любой из них мог броситься на нее в один момент, и Аро ничего не сможет с этим поделать.

Но ее вела вперед любовь. Она считала себя мертвой больше года, а теперь ее сердце окрыляла надежда. Она до сих пор не верила, что не спит, и что получила свое рождественское чудо – воскрешение Эдварда. Но больше всего ее восхищало знание, что Эдвард ее любит – одно оно было способно вылечить измученное сердце.

Только когда ее ноги попали в воду по щиколотку, и кроссовки сразу промокли, эйфория спала, и девушка поняла, что находится в самом кошмарном месте, которое только могло привидеться: со стен свисала влажная паутина, запах стоял невыносимый – протухшей кислой воды и растительной гнили. Темноту рассеивал захваченный Аро фонарь – без него Белла давно оступилась бы и упала.

- Он здесь? – ужаснулась девушка, дрожа от холода и страха, вдруг осознав, что Аро мог и не быть таким любезным, каким казался – иначе зачем он закрыл бы Эдварда в темноте и грязи. Ее голосок упал до шепота: – Вы держите его в плену, как в тюрьме?

- Окстись, дитя, - рассмеялся владыка с малой долей раздражения. – Никто не заталкивал его в этот склеп, он сам выбрал мрачное подземелье. Ты же не думаешь, что вампира можно силой где-либо удержать?

Аро отступил, пропуская Беллу внутрь какой-то маленькой темной кельи с мокрыми и ржавыми потрескавшимися стенами. Белла была как на смотринах – добрая часть клана столпилась в дверях, с любопытством наблюдая за разворачивающейся драмой. Драмой для Беллы, для остальных она была скорее развлечением – незначительным любопытным событием в длинной скучной вечности.

Сначала Белла ничего не увидела – помещение оставалось недвижимым. В опустившемся внезапно безмолвии было слышно лишь ее дыхание. С огромным трудом она угадала в самом дальнем углу сидящий силуэт, а подойдя ближе, разглядела и родные черты.

- О… боже… - выдохнула она потрясенно, поняв, что ее любимый полностью слился с окружающей обстановкой – в пыльных, торчащих вверх волосах запуталась паутина, лицо было серым от влажной осевшей пыли, глаза закрыты. Он был похож на старую мраморную статую, которую забыли навсегда.

- Бог тут не поможет, - пробормотал кто-то позади - насмешка в голосе жестко подчеркнула, что Белла находится среди бездушных монстров, а не среди людей. Для них чужая жизнь была игрушкой, чужие чувства ничего не значили. Как можно быть настолько черствыми?

- Эдвард, - судорожно выдохнула девушка, протягивая руку и боясь коснуться – вампир выглядел как камень, абсолютно неживой, но в то же время казался Белле хрупким, и она боялась, что он расколется на мелкие осколки, если она до него дотронется и нарушит равновесие.

- Эдвард, - позвала она снова, со всхлипом падая на колени, прямо в гнилую воду, но не чувствуя холода. В этот важный и страшный момент мелочи вроде комфорта стали не важны.

Протянув руку, кончиками пальцев Белла осторожно коснулась переплетенных у колен пальцев и вздрогнула, осознав, насколько они холодны – даже холоднее, чем она привыкла. Эдвард не пошевелился. Никак не отреагировал, хотя всю дорогу девушка переживала о том, насколько ему трудно будет рядом с ней находиться после многомесячного перерыва в охоте. Белла представляла его изможденным и жаждущим – как рассказывал некогда Карлайл об обратившем его вампире, ослабевшем от голода старике. Но никак не ожидала, что Эдвард окажется настолько плох… словно он, и правда, мертв… Ее мечта о чуде могла и не осуществиться…

Слезы, не удержавшись внутри, выскочили из глаз. Всхлипнув, Белла качнулась вперед, хватая Эдварда за щеки и задрожав от ужаса, когда ощутила пальцами неподвижный камень. Эдвард всегда был твердым, но его тело оставалось податливым – она могла его, шутя, толкнуть; движение мышц, губ, ресниц присутствовало как у людей, грудная клетка поднималась от вздохов.

- Эдвард, Эдвард, очнись, пожалуйста, - бормотала девушка, счищая с любимого лица налет грязи и не веря в то, что он совершенно никак не реагирует на нее. Она была в логове убийц, ей грозила нешуточная опасность – одного этого должно было хватить, чтобы Эдвард кинулся ее защищать. Но он продолжал сидеть, мертвый и неподвижный.

Сердце поразила сбивающая с ног боль оттого, что она опоздала – вампиры не умирают, но никогда никто этого таким способом не проверял. Никто еще не был способен отказаться от еды на несколько месяцев, доведя совершенное бессмертное тело до полного истощения. Белла подмечала впалые щеки и темно-фиолетовые, почти черные круги на нижних и даже верхних веках. Тонкая полоска белых, плотно стиснутых губ контрастировала с расслабленным выражением лица, словно перед гибелью вампир обрел покой.

- Что же вы стоите? Помогите! – закричала она в отчаянии, оборачиваясь к равнодушно взирающим на нее Вольтури. Ухмылки на лицах некоторых поразили ее до глубины души.

- Девочка, мы думали, это сделаешь ты, - напомнил Аро, повесив фонарь на торчащий из стены ржавый гвоздь и сцепив перед собой пальцы.

Белла словно очнулась. Вспомнила, зачем приехала.

- Надо его перенести, - скомандовала она. Глупо было думать, что вампиры послушаются приказа человека, но у Беллы был шок, и она не слишком соображала, что правильно. – Пожалуйста, есть у вас место получше?

- Людовик, Феликс, - позвал Аро, величаво дав отмашку рукой делать то, что велит гостья.

Вампиры не выглядели довольными, поднимая окаменевшее тело сородича из грязной воды и вынося его прочь. Белла находилась в ужасе оттого, что руки и ноги Эдварда даже не разогнулись – похоже, он действительно превратился в камень за несколько месяцев. С трудом поспевая за процессией в серых и красных плащах, спотыкаясь и молясь, чтобы не упасть и не разбить колени, Белла думала о том, что ее рождественское чудо обернулось настоящим кошмаром. Что, если ничего не поможет и Эдвард никогда больше не откроет глаза? Что, если он действительно умер? Что она дальше будет делать?

- Куда его, босс? – слышала она бормотание вампиров, оставивших ее далеко позади, - рядом с ней шла лишь одна вампирша, при взгляде на алые глаза которой Белле хотелось оказаться рядом с Аро – он единственный здесь мог защитить ее. Девушка чувствовала себя овечкой среди стаи голодных волков, и с каждой минутой ей становилось все страшнее. Если ей не удастся пробудить Эдварда к жизни, ее не отпустят домой, не дадут даже позвонить отцу – просто убьют.

Впервые с момента отъезда из Форкса Белла отчетливо осознала всю серьезность своего положения. В самолете она еще находилась в эйфории от мысли, что Эдвард жив; дальше ею всецело завладело стремление увидеть его. Теперь же она поняла, что находится совершенно одна в логове жаждущих крови монстров, и ее смерть - дело времени, а то и случая. И защитника у нее, по сути, не было вообще. Даже если бы Эдвард был способен подняться, что он смог бы сделать против двух десятков убийц?

Белла вздохнула, отгоняя ужасные мысли и напомнив себе, что она бы в любом случае умерла. Слишком много знала, а Вольтури не оставляют свидетелей в живых. С тех пор как Аро понял, что Белла жива, она была обречена.

Наверху было теплее, хотя мокрые ноги не позволили Белле ощутить облегчения. Аро распорядился выделить гостевую комнату, и теперь Белла вошла в нее, пройдя сквозь едва расступившуюся шеренгу красных плащей. Точнее сказать, они были темно-бордовыми, но разве это имело значение? Красный цвет любого оттенка вызывал у Беллы душевное страдание, невзирая на то, что физически Эдвард не был сожжен почти год назад.

Его каменная статуя теперь восседала на кровати, перепачкав вышитое золотом покрывало черной жижей. Несмотря на то, что подпоры в виде стены больше не было, Эдвард продолжал сидеть в той же позе, раня бедное сердце влюбленной девушки. Увидев лицо своего вампира в свете электрических ламп, Белла заплакала, не сдерживая горя.

- Все в твоих руках, девочка, - рука Аро, опустившаяся на плечо человека, должна была утешить, но ее холодная тяжесть морально раздавила ее, заставив чувствовать себя еще беспомощней, чем раньше. – Не отчаивайся.

Белла осталась наедине с мертвым возлюбленным – комната внезапно опустела, вампиры ушли, повинуясь жесту владыки. Девушку окружила давящая, липкая тишина, от которой звенело в голове. Зябко обняв себя руками, Белла присела на кровать, не отрывая полного слез взора от любимого. Он был неподвижен, не подавая никаких признаков жизни. Ни одного.

Белла не знала, сколько просидела без движения, - никто не беспокоил ее. Ее мысли вначале были сумбурным мучением – она оплакивала возлюбленного, погрязнув в печали и не видя выхода. Она позволила себе пару часов простого человеческого горя, когда ни одна светлая идея не разбавляла мрачных перспектив. Лишь после этого Белла стала способна шагнуть немного дальше.

Она встала, потому что сидеть дальше стало невозможно – ей было холодно, у нее закостенели напряженные мышцы. Ходя туда-сюда по просторной комнате, утроенной практически как у людей, Белла ругала себя за то, что поверила словам Эдварда, сказанным в лесу, о том что он не любит ее, и позволила уйти так легко. Уйти, чтобы страдать, истязать себя и в конце концов пойти на смерть. Чтобы быть несчастным, сделав несчастной и ее. Почти убив ее!

Затем она дошла до стадии, когда стала ругать вампира за упрямство, за никому не нужное благородство, за попытку самоубийства, в конце концов.

- Ты представляешь, что я пережила за эти годы?! – восклицала она, не понимая, что говорит это вслух. Слезы то высыхали, то вновь вырывались из покрасневших и опухших глаз. – Ты представляешь, что стало с твоей семьей? – вспоминала она посеревшее лицо Элис, сообщавшей, что они опоздали. Она не видела остальных Калленов, но знала, что для них это был огромный удар.

Высказав все и наплакавшись вдоволь, Белла пришла к принятию ситуации такой, какова она есть: перед ней сидел окаменевший Эдвард, но, возможно, внутри он еще не был окончательно мертв. Ей нужно было придумать, что сделать с этим. Как вернуть его к жизни? Как заставить услышать ее?

Обида и гнев закончились, сменившись желанием позаботиться. Разве Белла могла позволить любимому оставаться в том виде, в котором его принесли? Девушка нашла душевую комнату и, сняв с подушки хлопчатобумажный колпак, два часа отмывала с Эдварда грязь.

Итог не слишком порадовал: даже будучи чистым, Эдвард все еще выглядел как мертвец. А круги вокруг глаз и худоба щек стали даже больше заметны. Вокруг шеи виднелся неровный шрам с грубыми, плохо зажившими краями – последствия отделения головы от тела. Если бы Аро не рассказал, как все было, и что спустя несколько месяцев, когда Эдварда решили воскресить, он еще мог двигаться и реагировать на раздражители, она бы решила, что этот шрам и есть причина неподвижности любимого – что расчленение привело к окончательной и бесповоротной смерти. Глядя на белый след кощунства Вольтури, Белла испытала всепоглощающий ужас, представляя, как происходило убийство – она не хотела думать об этом, но картинки сами лезли в голову. Они стали частью ее разума давным-давно, еще когда они с Элис опоздали, но теперь обрели визуальное подтверждение.

Протянув дрожащую руку, Белла робко коснулась шрама – он был ледяным. Пальцы скользнули вверх, вдоль гладкой щеки, нежно обвели контур скулы, ладонь замерла напротив холодных губ. Ни один мускул не дрогнул на лице вампира, не было привычного прохладного дыхания. Кожа напоминала отполированный камень во время зимней стужи. Одежда оставляла желать лучшего – пропитанная гнилой водой, стала темной от расплодившейся там плесени и неприятно пахла. В небольшом шкафу висели лишь бордовые плащи – Белла сначала захлопнула его, со злостью стукнув створками, но затем, вздохнув, вытащила два. Один надела на себя, потому что сильно замерзла, второй накинула на плечи Эдварду – продеть его руки было невозможно, ведь они не отделялись от колен.

Скинув мокрые кроссовки, девушка взобралась на кровать, свернулась калачиком и стала смотреть снизу вверх неотрывно на любимое лицо. Ей представлялись разные способы оживления Эдварда, и один из них, самый верный, был связан с кровью. Вампира нужно было накормить. Но как это сделать, если он не открывает рот, не может глотать? Это было не под силу слабому человеку, а Вольтури вряд ли захотят возиться с этим. Идею порезать собственный палец Белла отбросила сразу – Эдвард не дышал, так что не почует вкусный запах, а вот другие вампиры наверняка сбегутся целой толпой, и девушка понимала, что проживет после подобного эксперимента не дольше нескольких секунд.

Проснулась Белла от кошмара. Конечно же, ей снились красные плащи – они окружали ее плотным кольцом, не давали дышать, больно хватали за руки и волокли куда-то. Из порезов на руках появлялась алая кровь, и Белла кричала, умоляя Эдварда откликнуться, спасти ее от монстров. Но он не слышал. Его больше не было рядом…

Казалось на первый взгляд, что вокруг не изменилось ничего – все та же комната, неподвижная статуя посередине кровати, электрический свет. Но затем тишину разорвало урчание в ее пустом желудке, а когда Белла села, у нее сильно закружилась голова. Сколько времени прошло с рождественской ночи, в которую она покинула Форкс? Поездка на машине до аэропорта в Сиэтле, многочасовой перелет с двумя пересадками… выходило больше суток. Как Чарли пережил ее исчезновение? Знает ли уже обо всем Рене? И за все это время Белла ни разу не ела, даже то, что разносили в салоне стюардессы. Вчера ей и кусок бы в горло не полез, но сегодня запасы прочности хрупкого тела закончились – если девушка не поест, от истощения начнет терять сознание.

Поднявшись на ослабевших от долгого лежания ногах, Белла отправилась искать Аро – единственного, к кому могла здесь обратиться за помощью. Понимала, как нелепо и смешно прозвучит ее просьба – зачем кормить того, кого собираются вскоре убить? Но и терпеть больше не было сил, она ведь была всего лишь слабым человеком…

По пути к главному залу, к счастью и облегчению, вампиров девушка не встретила – коридоры были пустынны, сквозь стеклянные витражи пробивался яркий дневной свет. Услышав громкие голоса, Белла пошла тише – она не хотела ворваться в неправильный момент и помешать разговору, особенно если он похож на скандал. Она должна была убедиться, что выйдет не к враждебным и голодным существам – что в зале точно есть Аро и он не будет против ее появления.

- Ты должен избавиться от нее, Аро, от них обоих, - кричал кто-то неприязненно режущим голосом, похожим на злобное шипение кобры. – На этот раз ты перешел границы. Что дальше?! Устроишь в своей комнате зоопарк, принесешь ей лоток и будешь выносить ее дерьмо? Она человек, Аро, она захочет есть и пить, попросит позвонить по телефону… Ты сумасшедший, если думаешь, что я это позволю! Что мы позволим. Мы не должны допустить, чтобы подданные заподозрили нас в мягкотелости! Мы Вольтури.

- Дело не в только том, что Карлайл – наш друг, - узнала Белла голос Аро. – И не в том, что мне понравилась роль Санты, хотя она мне идет, безусловно. И даже не в таланте телепата, который в нашем клане лишним бы не был. Но во всех этих причинах разом. Я вижу перспективы, мой ворчливый брат, в отличие от тебя.

- Он никогда не станет одним из нас, - скрипучий голос Кая резал как кинжалом.

- Меня интересует девушка, - Белла вздрогнула от этих слов. – Она не поддается талантам ни одного из нас, я такое впервые встречаю! Джейн оказалась бессильна, Алек, Рената, Корин! Ты понимаешь, что это может значить? Из нее выйдет прекрасный вампир.

- Так обрати ее и воспитай, - прорычал Кай, - но не позволяй подданным думать, будто ты стал слабохарактерным и сентиментальным.

Аро молчал – в дверной скважине Белла увидела развевающуюся черную мантию, владыка ходил задумчиво по залу, теребя подбородок.

Чуть левее Белла заметила троны, два были пусты, на одном сидел светловолосый Кай. Беллу насквозь прошиб пот, когда она поняла, что он смотрит прямо на нее – прямо в замочную скважину, через которую она подглядывала. И лицо его при этом было полно неприкрытого омерзения.

Испуганно распрямившись, девушка закрыла лицо руками, - как она могла забыть об остром вампирском слухе? Конечно, они знали, что она здесь. Только чудо спасло ее только что от расправы.

Никто не вышел забрать ее и наказать за нарушение уединения, так что Белла тихонько пошла в выделенную ей комнату, решив больше не рисковать. Так или иначе, ее судьба решалась сейчас в тронном зале. Так или иначе, скоро она услышит вынесенный ей приговор. Она надеялась – это будет смерть; вечная жизнь среди Вольтури и услужение им, тем более без Эдварда, было ей не нужно.

- Очнись, Эдвард, или они убьют нас, - бросилась она на кровать, едва войдя. Обняв холодную статую за шею, прижалась лбом ко лбу и горестно заплакала. – Или обратят меня и я останусь здесь навсегда… одна!

***


Ее судьба решилась пару часов спустя. Шаги вампира беззвучны, но в полной тишине даже слабый скрип двери отлично слышен. Аро изящно вплыл внутрь, когда Белла обернулась. За ним шел еще один вампир, но это был не Кай, и девушка вздохнула с некоторым облегчением – она была уверена, что белокурый монстр собственноручно захочет свернуть ей шею.

- Как твои успехи? – осведомился владыка, цепко разглядывая каменную фигуру на кровати. Не успела Белла ответить – да и что бы она сказала? – как Аро, оказавшись рядом, приложил пальцы к виску Эдварда. Несколько секунд его лицо оставалось бесстрастным, затем стало разочарованным – он не услышал мыслей.

- Теперь вы меня убьете? – робко шепнула девушка, опуская глаза.

- Да, именно это я и должен сделать, - ответил итальянец, и сердце Беллы забилось от испуга стремительно и резко. Она убеждала себя, что ей все равно, жить или умереть – она давно существовала по инерции, с тех пор как потеряла Эдварда. Но тело… человеческое тело не было согласно с таким решением. – Ты слишком много знаешь. Я мог бы обратить тебя, но что-то мне подсказывает, хоть я и не знаю твоих мыслей, что ты не жаждешь стать одной из нас. А Вольтури не нуждаются в ненадежном члене.

Аро помолчал, ожидая ответа Беллы, даже не поднявшей головы, полной тихого смирения. Она могла умолять Аро пощадить ее – наверняка ему бы это понравилось, - но не ценила свою жизнь настолько. Она даже не заметила, что автоматически схватилась за каменную руку Эдварда, ища поддержки, а может, заодно защищая его от неизбежной грядущей гибели.

- Я мог обратить тебя, чтобы ты продолжила мой эксперимент, - кивнул он на Эдварда, поморщившись, когда представил лицо Карлайла. – Но первый год ты будешь бесполезна, а мои подданные и сейчас уже недовольны твоим присутствием. К тому же, мне неприятна мысль, что это опечалит моего друга.

- Так вы меня убьете? – переспросила Белла – пространственные речи Аро усиливали гнетущий страх. Чего тянуть, если все давно решено? Разве повелитель вампиров нуждается в оправданиях и объяснениях?

- Это был бы наилучший вариант – свидетель и нарушитель мертвы, мой друг Карлайл ничего даже не узнает. Хотя какая мне, в сущности, разница? Не так уж сильно мы были с ним дружны, если не сказать больше – у вампиров не бывает приятелей.

- Так что же вам мешает? – не выдержав, подняла Белла голову, глядя в глаза своего палача с присущей ей проницательностью.

Изящно пожав плечами, Аро сцепил пальцы перед собой, задумчиво рассуждая:
- Эдвард Каллен фактически не нарушил закон – мы успели предотвратить его попытку. Да, конечно, он рассказал тебе о нас, но в подобных случаях смерть необязательна – достаточно сделать тебя вампиром. Учитывая мой безусловный интерес – я хочу знать, что из тебя получится, - я мог бы дать тебе шанс.

Белла не верила ушам – Аро хотел отпустить ее.

- Из мыслей этого окаменевшего создания я знаю – ты хотела стать бессмертной. Осталось ли твое желание прежним, дитя?

Белла взглянула на Эдварда, понимая, какой ей предстоит ответственный шаг – если она изменится, то ее жизнь превратится в ад в случае, если Эдвард так и не вернется к нормальному состоянию. Но если она откажется, то их неминуемо убьют, и она даже не узнает, была ли возможность пробудить любимого к жизни…

- Да, я согласна, - кивнула она, ради Эдварда готовая попытаться.

Она думала, ее ждут огромные сложности с адаптацией – Аро обратит ее и ей год придется жить среди враждебно настроенных Вольтури. Но владыка удивил ее снова, протянув стражнику за своей спиной белый конверт с большой и старинной печатью древнего королевского клана.

- Это Деметрий, - пояснил Аро, - он поедет с тобой. С ним я передаю сопровождающее письмо, прочитав которое, Карлайл как можно скорее обратит тебя. Надеюсь, что в ближайшем будущем ты сообщишь мне о своих успехах лично, девочка, - повелительным жестом указал он на неподвижного Эдварда. – Надеюсь так же, что мое сегодняшнее снисхождение обеспечит твою лояльность к клану Вольтури до конца твоих дней…

- О… - прошептала Белла, ее глаза расширялись от шока с каждым сказанным Аро словом.

О таком подарке она и мечтать не смела. Даже кровожадные монстры порой могли проявить доброту, что существенно изменило отношение девушки к Вольтури. В ее груди разлилось тепло необъятной благодарности, - она никак не ожидала настолько легкого финала смертельно опасного путешествия.

Слезы внезапно скопились и потекли по щекам – комната стала размытой. От силы чувств Белла вскочила с постели в порыве обнять Аро – в этот момент он казался ей лучшим человеком на земле, спасителем.

- Это лишнее, - жест руки Аро – единственное, что ее остановило от безрассудства.

***


Элис и Джаспер сразу после Рождества отправились на охоту, - может быть поэтому ясновидящая пропустила столько значимых событий, в корне меняющих все их нынешнее существование. Оно, к слову, складывалась не очень: пусть вампиры и притворялись счастливой семьей, справляя вместе праздники, ведя привычный образ жизни, а некоторые даже готовились к очередной имитации свадьбы, - радость в их душах существенно потускнела. Каждый остро ощущал отсутствие Эдварда, - так, словно тот ушел буквально вчера, но уже никогда не вернется домой…

Боль постоянно прорывалась сквозь маски: Эсми замирала, когда ее взгляд внезапно цеплялся за зачехленное фортепиано; Джаспер временами искал уединения, где его находила Элис и возвращала к реальности нежными отвлечениями; Карлайл, приходя с работы, чаще запирался в библиотеке и прятал горе в чтении. Даже с лица Эммета порой слетала улыбка, а Розали постоянно пребывала в плохом настроении, даже если не призналась бы, что это из-за Эдварда, - она считала виноватой в его смерти именно себя.

Вместе с вернувшимися с охоты влюбленными через двери ворвался вихрь снежинок. Джаспер помог Элис скинуть модельную курточку и оставил на пороге обувь, чтобы не натоптать мокрых следов. Он все еще смеялся над шуткой жены, когда Элис внезапно закачалась на месте, потеряв равновесие. В такие моменты семья реагировала стремительно: звуки смолкли, наступила удушливая тишина, кто-то забыл о том, что делал или что держал в руках, кто-то вскочил. Все головы повернулись к Элис, на лица Калленов легла печать страха.

- Что такое, Элис? – схватив девушку за плечи, Джаспер помог ей удержаться на ногах.

Она не ответила. Бледное лицо застыло в маске потрясения, широко раскрытые глаза смотрели в пустоту.

- Б… Белла, - прошептала она спустя очень долгое количество времени, ни разу не моргнув и не вернувшись из поразившего ее воображение «видения».

- Что с Беллой? – взорвался дом вопросами, перебивающими друг друга. – Она в беде? Она умерла? Мы можем помочь? Элис, мы успеем? Как сильно она пострадала?

Розали трясла неподвижно застывшую ясновидящую за плечи, Карлайл умолял ответить, глядя в безучастное лицо приемной дочери. Но лишь спустя еще несколько минут Элис смогла оправиться от шока и ответить.

- Белла едет сюда, - тихим, убийственно изумленным голосом говорила она; ее глаза при этом оставались пустыми, обращенными в будущее; тело замерло в вертикальном положении лишь благодаря Джасперу, будто у вампирши совсем ослабели колени. – С ней один из Вольтури. С ней… с ней… Эдвард?

Шок, поразивший семью при этом имени, был огромен. Теперь и у остальных Калленов лица вытянулись и побледнели.

- Я… я не знаю, что это такое, Карлайл… - Элис выглядела беспомощной, как тряпичная кукла в руках кукловода – совершенно обманутой, сбитой с толку.

- Он жив? – спросил отец, беря дочь за плечи.

Взор Элис медленно сфокусировался на Карлайле, а губы задрожали:
- Я не уверена… я не знаю…

Приближающийся рокот мотора отвлек всеобщее внимание – грузовая машина направлялась сюда, в их загородный дом в Итаке, и точного адреса не знал никто.

- Это они? – спросил Карлайл, хоть это уже было лишнее – он знал о талантливом умении Деметрия найти кого угодно.

- Простите, я не знаю, почему не увидела этого раньше. Я не думала… не следила специально за Беллой, иначе, конечно бы, не пропустила…

- Все в порядке, дорогая, - успокоил ее Карлайл, в то время как вся семья выбежала наружу встречать нежданных гостей. – Никто не требует от тебя непогрешимости.

Надежда вкупе с недоверием и шоком читалась на лицах, когда возле дома затормозил грузовой фургон. Белла – все еще человек – сидела на переднем сидении, пристегнутая ремнем безопасности, бледная и похудевшая, но очень взволнованная, с розовыми от румянца щеками.

Деметрий вышел первым, пока Белла возилась с ремнем. Когда она спрыгнула наземь, Карлайл уже успел поприветствовать Вольтури и получить письмо, подписанное Аро. Воспитанный в лучших традициях прошлых столетий, Деметрий передал от повелителя итальянского клана поздравление с праздниками и, пока Карлайл обеспокоено вскрывал конверт, вытащил из грузовой кабины большой деревянный ящик с ярлычком авиаперелета. Каллены недоуменно следили за действиями Вольтури, кусающей губу Беллой и вытягивающимся по мере чтения лицом Карлайла.

- Что передать Аро? – торопился домой не горевший желанием общаться Деметрий, открывая дверь к водительскому креслу – он хотел вернуться в Италию как можно быстрее и успеть на королевский бал.

Карлайл потрясенно взглянул на него, с трудом оторвавшись от письма, которое прочитал уже дважды. Или трижды. Слова старого друга Аро обжигали не хуже настоящего огня: «Я поступил алчно, мой друг, мы оба знаем эту нелицеприятную сторону моей натуры. Но в этот раз жадность сыграла хорошую службу, как мне кажется, ведь благодаря ей твой сын вернулся к тебе. Мне было неловко лишать жизни твое самое первое создание – в его мыслях была очевидна твоя отеческая любовь. В этот светлый праздник, несмотря на то, что мы – темные и кровожадные существа по своей природе, я возвращаю твоего сына домой в целости, пусть и не совсем в сохранности. Это не моя вина, что он отказался питаться, но, надеюсь, твоей заботы хватит, чтобы вернуть ему разум. Считай это рождественским подарком и не держи зла. Твой друг Аро».

- Так что передать? – повторил Деметрий любезно, но нетерпеливо.
- Благодарность, - кивнул Карлайл, в полной мере оценив поступок Аро – пусть им двигало стремление заполучить Эдварда к себе, но он не мог сердиться на старого приятеля, если это спасло жизнь сыну. – Передай ему мою огромную, искреннюю благодарность!

Чуть улыбнувшись – даже монстрам не чужды эмоции, - Деметрий кивнул и вспрыгнул за руль. Грузовая машина заурчала, отъехала и вскоре скрылась за поворотом.

В эти полторы минуты изумленные Каллены спешили обнять Беллу – видя ее живой, здоровой, с горящими глазами и порозовевшими щеками, немного испуганную, но, несомненно, взволнованную и воодушевленную. Совсем другую, нежели она была последние полтора года.

- Что случилось? – наперебой спрашивали они; девушка не успевала ответить, попадая в новые объятия.
- Ты была в Вольтерре?
- Что ты там делала? Каким ветром тебя туда занесло?

- Белла, где Эдвард? – вопрос Карлайла заставил всех смолкнуть. Каллены замерли, в шоке глядя то на Карлайла, но на смущенную и встревоженную, нервничающую девушку.

- Он там, - указала она на деревянный ящик, оставленный Деметрием. Ее голос дрожал, а в карих глазах замерцали слезы. – С ним что-то не так, Карлайл… Он цел… но будто бы мертв…

***


- Давай воронку, Джаспер!
- Эммет, держи ровнее!
- Стоп, пока хватит.
- Еще.
- Это сработает?
- Нужно немного терпения…

Звуки, раздающиеся из другой комнаты, сводили Беллу с ума. Когда раздался хруст, она закрыла уши руками, в то время как Эсми и Элис обнимали ее нежно с двух сторон, покачивая в утешении.

- Господи, что если это бесполезно? – молила она, закрывая глаза от ужаса – теперь, когда девушка была дома, среди родных вампиров, страх навалился неподъемной тяжестью и съедал ее заживо. Как и всех членов этой сплоченной семьи.

- Все будет в порядке, - уверила девушку Элис, хотя в ее видениях пока творилась полная сумятица. Она не могла видеть того, кто не принимает решений, но в то же время Эдвард был с ними, так или иначе, живым или… нет – это она могла разглядеть.

- Карлайл поможет ему, - добавила Эсми, поглаживая девушку по спутанным волосам. – Он же врач, он найдет решение.

Белла покачала головой, вспоминая, о каком решении идет речь. Так как накормить Эдварда обычным способом не представлялось возможным, Карлайл предложил доставлять кровь напрямую в желудок. Это означало, что в соседней комнате сейчас проходит фактически хирургическая операция – зрелище не для слабонервных, пусть у вампиров и быстро заживают раны.

Сначала Каллены хотели отнести Эдварда в лес, но Белла, измученная долгой разлукой с возлюбленным, впала в истерику от мысли расстаться с ним даже на несколько часов. Грядущее ожидание лишило ее рассудка, и она начала безудержно рыдать, страшась, что Карлайл вернется с известием об абсолютной смерти. Никто не мог успокоить ее, и это было понятно – Белла пережила немало стрессов за этот год, начиная с бесчисленных больниц и заканчивая путешествием в Вольтерру. Учитывая состояние психики бедной девушки, Карлайл согласился провести экзекуцию прямо в доме.

Сначала Белла присутствовала: наблюдала, как отец обследует сына, слушала теории и высказанные догадки членов семьи. Она даже предложила свой вариант: перво-наперво, и это было очевидно, Эдварда нужно было напоить. Белла даже предложила воспользоваться ее кровью, - эту идею, разумеется, сразу отвергли.

Эммет и Джаспер отправились охотиться и через несколько часов притащили огромную тушу мертвого медведя. Вот тогда, несмотря на бурные возражения, Элис и Эсми увели Беллу в холл, убедительно объяснив, что, очнувшись, изголодавшийся вампир будет не в состоянии справиться с жаждой и отличить любимую девушку от добычи.

И теперь Белла, хоть и закрывала уши руками, мысленно представляла себе, как Карлайл по капле вливает в мертвое окаменевшее тело кровь, ожидая пробуждения сына. Как терпеливо выдерживает паузы, чтобы порция усвоилась, прежде чем приступить к новой.

Белла видела, сколь хрупка стала оболочка вампира после восьми месяцев абсолютного голодания: шрам на шее выглядел зажившим, но Вольтури, похоже, глумились над телом много позже, когда он уже не подавал признаков жизни, отрывая ему пальцы. И вот там на стыке кожа так и не срослась, как бывает у гипсовых статуй, которые собирают в музеях из разрозненных частей. Это говорило об очень, очень плачевном состоянии Эдварда. В том числе и о том, что вампира можно убить не только сожжением.

Что-то изменилось. В один момент напряглась Элис и вздрогнула Эсми, и Белла услышала новые, вселяющие надежду слова из запертой комнаты.

- Эдвард, ты меня слышишь? Очнись, сынок. Ты должен напрячь все силы и вернуться к нам. Белла здесь, она жива! Прочти мои мысли: она ждет тебя в другой комнате!

Девушка вскочила, вырвавшись из объятий и напрягая слух: из комнаты раздавалось шуршание, неприятный режущий скрежет, тяжелое дыхание нескольких человек. Послышался удар, что-то упало и пролилось, и Белла беспомощно обернулась к Элис, но та ничем не могла ей сейчас помочь, напряженно смотря в разделяющую тонкую стену отсутствующим взглядом.

Белла хотела броситься туда, невзирая на предостережения и опасность, но дверь вдруг распахнулась, раздались крики.

- Прикройте Беллу, он не в себе!

- Нет! – закричала она, возражая против спин Розали, Элис и Эсми, закрывших ей весь обзор. Приподнявшись на цыпочки, она вытянула шею, стремясь скорее убедиться, что это Эдвард и он в порядке.

Высокий вампир стоял, держась обеими руками за косяки. Его блуждающий взгляд был безумным, до тех пор пока не остановился на ее лице. Рваное дыхание, хрипло вырывающееся из его рта, замерло, а Белла, смаргивая слезы, счастливо улыбнулась. Она хотела бежать к нему, обнять за шею, прижаться к крепкому торсу и никогда, никогда больше не отпускать.

- Я люблю тебя, - беззвучно прокричала она одними губами, боясь даже моргнуть, чтобы не пропустить ни единого движения любимого лица. Бледная, но уже не такая хрупкая гладкая кожа, круги вокруг глаз никуда не исчезли, но стали менее заметными, хрустнувший деревянный косяк под пальцами свидетельствовал о возвращении силы. Белла не заметила на животе Эдварда никаких ран, хотя он был по пояс обнажен. И он смотрел на нее. Не отрываясь и не мигая, смотрел измученным, тяжким, болезненным взглядом вернувшегося из ада существа.

- Пустите меня к нему! – воскликнула она, толкая неприступные плечи защитников, расступившихся под внезапным и отчаянным натиском человека.

- Он сейчас опасен, Белла, - предупредил Карлайл, в ответ на что в горле Эдварда завибрировало рычание.

Никто не сделал попытки остановить влюбленных, несмотря на испуганные вздохи и высказанные вслух предостережения. Белла обогнула женщин и, ничего не страшась, кинулась вперед, преодолевая ненавистное ей расстояние. Глаза Эдварда были черны, как непроглядная ночь, но от нее не укрылось, с каким облегчением он встретил ее приближение, точно не верил до этой секунды, что она не привидение.

Лаская, Белла взяла любимое лицо в ладони, тянясь на цыпочках. Эдвард покачнулся, выпустив один косяк, и зарычал, когда его колени подогнулись, и он стал опускаться. Белле хотелось поддержать его, но он был слишком тяжел: оседая, она оказалась в его крепком объятии. В долю секунды все Каллены ахнули и напряглись: лицо вампира оказалось ровно у шеи девушки, и было так легко сорваться, утолить жажду, которая его, однозначно, поглощала. Но в следующее мгновение они успокоились: Эдвард, подрагивая от слабости, громко дышал, как будто плакал… а Белла, утешая его, нежно гладила по волосам, пропуская пряди сквозь тонкие хрупкие пальцы. И тоже рыдала.

- Ему нужно поохотиться, - вмешался Джаспер, первым осмелившись прервать душераздирающий романтический момент. – Эдвард, ты должен пойти с нами, мы тебе поможем.

Вампир с трудом поднял голову, его чернющие глаза в упор уставились на Беллу, но в них читался не голод, а паника, нежелание даже на мгновение расставаться. Он не мог говорить – должно быть, некоторые функции тела еще полностью не восстановились. Но во взгляде застыл безмолвный вопрос – любое решение Беллы он бы исполнил.

Девушка собрала все свое мужество, глотая страх и быстро вытерев слезы. Холодные пальцы, слегка дрожа, лежали на ее спине, лицо омывало прохладное дыхание, и это было так хорошо, что она лучше бы умерла, чем отпустила. Но Эдварду нужно было вернуть силы.

- Все хорошо, - кивнула она, ласково погладив напряженные мраморные скулы. Теперь она точно знала – все будет в порядке. Эдвард вернулся, и значит, больше уже не уйдет. Не превратится в камень и не отвернется. Она часть семьи, а если он станет вновь возражать – у нее есть письмо от Аро, и у Эдварда уже не будет выхода. – У нас еще будет время поговорить. Иди.

Эммет и Джаспер подняли его под руки, однако Белла успела бесстрашно прижаться к твердым холодным губам в прощальном поцелуе. Они смотрели друг на друга все время, пока братья не скрылись в лесу. Зябко обнимая себя руками, Белла даже не заметила, что оказалась на пороге, на пронизывающем зимнем ветру, не чувствовала, как Эсми принесла ей теплый плед и вернула в дом. Не спавшая больше двух суток, ничего не евшая столько же времени и перенесшая множество серьезных испытаний, девушка отключилась, едва оказалась в тепле…

***


- Стой! – окрик Эммета не сработал, но рука Карлайла, схватившая Эдварда за плечо, остановила его.

- Я в порядке, - сказал сын отцу, чувствуя себя лучше, почти что прежним. Скованность и слабость мышц прошли, голода Эдвард не чувствовал – все, чего хотел, это вернуться к Белле.

- Сынок, - Карлайл смотрел на него тем самым взглядом, который всегда пристыжал, заставляя вспомнить о насущном, сосредоточиться на важном и не действовать сгоряча. – Твои глаза еще черны, а силы не до конца восстановились. Подумай о том, как трудно будет Белле видеть тебя таким. Подумай о ее безопасности. Продолжим охоту.

Боль в тысячный раз скрутила Эдварда, когда в воспоминаниях Карлайла он увидел Беллу, морально изничтоженную его смертью. Больница, капельница и девушка, отказывающаяся есть. Отказывающаяся жить. Всего несколько часов назад его разум вернулся, но проклятие, подаренное вместе с бессмертием – чтение мыслей, - в полном объеме позволило восстановить события пропущенного времени. Все, что он узнал, привело его в настоящий ужас.

Элис ошиблась – Белла не погибла, спрыгнув со скалы. Жертвуя собой, она помчалась спасать его от роковой ошибки, но опоздала. Элис ошиблась снова – она увидела, как Вольтури отсекли его голову, но не знала, что Аро приказал сохранить ему жизнь. Он помнил то время как сгусток невозможной, непереносимой, разрушительной боли – это был ад, и все, чего он тогда хотел, это умереть. Он молил о костре. Никто его не слышал.

Он лежал в темноте, не ощущая собственного тела. Не был способен двигаться. Но он все помнил, все сознавал. Все чувствовал. Медленно горел, уничтожая самого себя ни на минуту не ослабевающей ненавистью. Белла спрыгнула со скалы, покончив с собой. Она умерла из-за него. И он сгорал в бесконечной и мучительной агонии слишком медленно приближающейся смерти.

Воспоминания со временем стирались, превращаясь в безрассудное инстинктивное сопротивление жизни. Все, что могло продлить его существование, отвергалось телом, потому что боль уничтожила его. Он плохо помнил события после восстановления – после того как Аро приказал воссоединить разрозненные части. Но точно знал, что даже пролитая кровь людей не привлекала его. Спрятавшись подальше от искушений, он был рад, что слабость, поразившая каждую мышцу из-за длительного голода, мешает инстинктам возобладать над разумом – если бы даже поблизости оказался человек, Эдвард уже не смог бы напасть на него. Он умирал. В буквальном смысле уходил куда-то в небытие, очень медленно, постепенно исчезая. Настал момент, когда он перестал чувствовать – и звуки, и запахи, и потребности тела оставили его. И боль. Он не мыслил больше. Его не стало.

Первая встреча с Беллой казалась безумием – сейчас, когда он, послушавшись Карлайла, бежал по звериному следу, вампир с трудом мог поверить в то, что видел Беллу живой. Тот ужасный момент, когда он вернулся в реальность, оставался размытым воспоминанием – его мозг был сильно поврежден, насильно влитые несколько литров крови позволили встать, чтобы убедиться, взглянуть своими глазами, что Белла жива… коснуться ее. И боль вернулась. Вместе с тысячью картин о том, как Белла существовала без него. Вместе с ее глазами, полными отчаяния и слез.

Что она сделала? Он не мог поверить, что она снова отправилась в Вольтерру и на этот раз спасла его. Это было чудом, что Аро отпустил осведомленного человека и нарушителя закона. Эдвард понимал – им просто повезло, что итальянец оказался в хорошем настроении; что на него повлияла память о старой дружбе. И все же был благодарен итальянскому чудовищу за неожиданно проявленное милосердие… Конечно, он запросил высокую цену за это – обращение Беллы, но Эдвард знал, что, так или иначе, к этому все и шло. Элис всегда видела Беллу вампиром, не важно, насколько упрямо Эдвард старался это предотвратить.

Учуяв большого гризли, Эдвард нагнал его и быстро повалил. Он знал, что братья и отец внимательно наблюдают за его охотой, готовые помочь, и не оглядывался больше, пока не насытился сверх всякой меры. Чувствуя, как свежая животная кровь постепенно расходится по самым дальним уголкам тела, размягчая окаменевшие в буквальном смысле мышцы и возвращая силы, он повернул домой – теперь его не смог бы остановить никто.

Белла спала, когда он ворвался в комнату. Укутанная в теплый меховой плед, выглядела как ангел – вот только круги под глазами и чудовищная худоба рвали душу вампира на части. Эдвард присел рядом с кроватью, не в силах оторвать немигающего взора от возлюбленной. Слушая усталый ритм ее сердца, читал и мысли семьи, коря себя последними словами за глупость, недальновидность и эгоизм. Его смерть оставила отпечаток на всех без исключения, ранив их навечно.

Элис беззвучно вошла, принеся чистую и свежую одежду. Он с благодарностью принял заботу, прося прощения за причиненную боль.

- Это все я виновата, - присела сестра рядом; они говорили так тихо, что Белла их услышать не могла. – Ошиблась столько раз.

- Не кори себя, - попросил Эдвард – силе его вины мог бы позавидовать любой. – Если бы я не спорил с судьбой, если бы послушался тебя с самого начала, всего этого можно было бы избежать… А теперь? – вскинул он болезненный взор. – Простит ли она меня?

- Неужели ты не видишь? Она уже простила, - грустно улыбнулась Элис и тихо выскользнула прочь, потому что Белла, словно почувствовав рядом Эдварда, распахнула глаза.

- Тш-ш, - умолял вампир ее не вставать – она выглядела слишком надломленной и истощенной. Кончиками пальцев он коснулся ее задрожавшего рта. – Я буду рядом, когда проснешься. Отдыхай.

Но разве она когда-нибудь его слушала? Упрямо села, покачивая головой. В глазах заблестела горестная влага. Руки сами собой поднялись, легли на гладкие холодные щеки, и вампир, поддавшись неосознанному порыву, взобравшись на диван, крепко обнял и прижал к себе вздрагивающую от истеричных рыданий любимую.

- Ты жив, - повторяла она; не сразу Эдвард понял, что Белле просто приснился кошмар. Она боялась очнуться и обнаружить, что не было поездки в Вольтерру, не было рождественского чуда, не было Эдварда.

- Я жив, - клялся вампир, целуя заплаканное лицо. Тяжело дыша, держал в руках самую главную драгоценность, чувствуя, что и его сердце вот-вот забьется от силы боли. – Я рядом.

Взор Беллы прояснился, всхлипы стали реже, а глаза расширились, как будто она боялась моргнуть. Горячие пальцы ласково гладили по волосам, обводили контур век, глаза тревожно и внимательно изучали каждую черточку.

- Ты в абсолютном порядке, - сделала вывод она с очевидным облегчением.

- Я вернулся, - поклялся Эдвард, имея в виду не только свое воскрешение. Его лицо внезапно посерело и осунулась, в выражении проступил неподъемный стыд.. – Должен… многое тебе объяснить. Белла, я так виноват…

- Не надо, - прервала девушка, накрывая его рот теплой ладонью. Покачивала головой, а глаза светились особенным прощением. Нежным пониманием, которого вампир – он считал – не заслуживал. – Я все знаю. Аро мне рассказал.

- О том, что я лгал? Ты знаешь?

- Ты любишь меня, - кивнула Белла, прижимаясь крепче, мечтая обнять любимого и не отпускать целую вечность. – Все это в прошлом, ошибки меня не волнуют, главное – ты здесь. И больше я никогда, никогда тебя не потеряю…

Холодные губы накрыли рот Беллы быстрее, чем она успела договорить. После стольких месяцев безнадежной тоски лучшего лекарства и быть не могло. Закрыв глаза, девушка полностью отдалась надежным рукам и сладким губам, чувствуя, как затягивается ее огромная рана, а место волнения занимает убаюкивающий покой. Любовь разливалась внутри сердца с каждым прикосновением поцелуя. Счастье… для него еще оказалось слишком рано, но и оно было на подходе.

- Когда Карлайл меня обратит, - расслаблено и мечтательно произнесла Белла, откинув голову и позволяя Эдварду скользить нежными губами вдоль шеи. Прекрасный аромат, когда-то сводивший его с ума, теперь казался эликсиром жизни, вместо боли принося облегчение. – Ты от меня не отделаешься.

- Белла, - любимое имя сорвалось с губ вампира как клятва, как целое откровение. Медовые глаза горели от безумства чувств, сжигающих бывшее мертвым сердце – слишком долго оно не позволяло себе любить, слишком мало разрешало себе надеяться. – Забудь о Карлайле, я сам тебя обращу. Я люблю тебя, - бормотал он в перерывах между новыми и новыми поцелуями. – И буду любить. Вечно.

***


Маленький эпиложек
(Не оставим же мы некоторых героев несчастными? Рождество все-таки)


Чарли Свон с постаревшим за последние несколько дней лицом сидел перед пачкой распечатанных листовок об исчезновении дочери. Все ли он учел? Все ли проверил? Голова шла кругом – отцовское волнение мешало мыслить здраво, как детективу. Он был готов горы свернуть, но Белла исчезла без следа. Записка, оставленная ею, ничего не объясняла. Только то, что она, вероятно, тронулась умом, - а это было вполне возможно, учитывая ее состояние.

Телефонный звонок заставил шерифа подскочить. Это могли быть новости из полицейского участка – он боялся и жаждал услышать их. Не медля, он поднес к уху трубку.

- Дом Свонов.
- Папа!

От шока Чарли чуть было не выронил телефон. Ему пришлось сесть – тяжело плюхнуться на стоявший рядом стул, настолько он не ожидал услышать родной голос. Он напридумывал себе столько разнообразных вариантов, и ни один из них не включал в себя счастливый финал: похищение (следы мужских сапог в лесу и автомобильных шин на подъездной дорожке указывали на это), самоубийство (записка Беллы могла быть уловкой, чтобы запутать, осложнить поиски и обмануть отца).

- Белла?!

- Пап, прости, что так уехала. Со мной все в порядке! – голос дочери звучал противоестественно, неправильно – наперекор последним месяцам депрессии сейчас голос его девочки звенел от счастья.

- Где ты? Что произошло? – в отце включился шериф – он должен был знать подробности.

- Я с Эдвардом, - выдохнула девочка, и у Чарли волосы зашевелились на затылке. – Пап, вышло недоразумение, он не погиб!

- Ни черта не понимаю, - в голове шерифа сумбурно перемешались события последних лет. Он не знал, чему верить. И все еще склонялся к версии о похищении – возможно, Беллу заставили лгать ему. Но… ее голос. Он был таким живым. Твердым, искренне воодушевленным.

- Прости, я не могу сказать тебе больше. Звоню, чтобы ты не волновался. Со мной все будет хорошо.

- Постой, постой, - затараторил Чарли, с ужасом поняв, что дочь собирается повесить трубку. – О чем это ты сейчас? Ты где? Ты что же, не приедешь домой?

- Я не могу, - голос Беллы стал умоляющим, полным вины. – Прости, пап. Я не могу вернуться. Все… сложно.

Они затеяли спор о том, что Белла должна рассказать ему все, и если не приехать, то обязательно назвать телефон и адрес своего местонахождения. Чарли слышал бормочущие голоса на заднем фоне, Белла упрашивала его не искать ее – все это было странно, подозрительно, веяло опасностью. Отец, будучи шерифом, не мог согласиться с тем, чтобы просто оставить все как есть.

Но дочь оказалась непреклонна. В конце концов он понял – если не уступит, то действительно потеряет ее. Что бы там ни случилось, она была жива и, похоже, счастлива. Она обещала звонить, но только если он свернет расследование – в противном случае никогда больше ее не увидит и не услышит. Отцу ничего не оставалось, кроме как смириться.

- Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, - устало сдался Чарли, закрывая лицо рукой и пытаясь привыкнуть к новой реальности: его Белла жива, с ней все хорошо. Со временем все наладится. Она обещала, что когда-нибудь обязательно найдет способ повидаться, и он поверил.

Уже попрощавшись с дочерью – заручившись ее обещанием очень скоро перезвонить, - он услышал в трубке голос Карлайла. С этого нужно было начинать – если бы Чарли знал, что Белла находится рядом с Калленами (а не с какими-то гипотетическими, предполагаемыми маньяками), ему было бы легче.

- Чарли, - спокойным, убежденным, теплым голосом уверил доктор Каллен, - мы позаботимся о Белле, клянусь вам. Это была ее идея – позвонить вам, и мы надеемся, что нам не придется пожалеть об этом. Пожалуйста, проявите понимание. Тогда вы сможете сохранить с дочерью контакт. Вы должны ей верить – это все, в чем она нуждается. Обещаю, она в надежных руках. Все будет в порядке.

Некоторое время Чарли сидел, замерев на стуле и слушая короткие гудки. Беспокойство не исчезло, но ушла хотя бы тяжелая боль от потери, вина за то, что не уберег ребенка. Он должен верить. Если бы Беллу похитили, вряд ли бы дали позвонить. Он вновь поговорит с дочерью завтра. И послезавтра, и через неделю. Все будет хорошо. И может даже лучше, чем прежде. Она нашла того, кого всегда хотела и без кого отказывалась жить. Эдвард и Карлайл позаботятся об его девочке.

Собрав листовки, Чарли решительно выбросил их в мусорное ведро. Он поверил в чудо.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/58-36970-1
Категория: Мини-фанфики | Добавил: Валлери (08.01.2017)
Просмотров: 3354 | Комментарии: 102


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 1021 2 »
0
102 Jesus   (16.05.2018 17:04)
Умеешь в каждой работе ухватить нерв. Замечательная история smile

0
101 Мирбас   (16.04.2018 19:08)
Спасибо Автору за ещё одну волшебную рождественскую альтернативу Новолуния!
И, несмотря на постоянное переживание и волнение за главных героев, прочла на одном дыхании)
Ооочень порадовал хэппи-энд, так как история вышла очень напряженной.... Но ведь на то оно и Рождество - время чудес и хэппи-эндов, а также многообещающих начал wink

0
100 Черный_кот   (08.06.2017 11:33)
Нравится мне эта история. Уже в четвертый раз перечитываю. И вернусь наверное еще. А сцена когда Эдвард, наконец-то, пришел в себя и кинулся к Белле и они обнялись - моя любимая.
Спасибо.

0
99 bor   (21.02.2017 13:27)
Обожаю все твои Работы, и эта тоже великолепна! Спасибо!

0
98 natik359   (16.02.2017 23:39)
Спасибо за очень интересную альтернативную историю! а главное, что все окончилось очень хорошо!

0
97 L6vuca   (05.02.2017 15:47)
Эх...))))
Спасибо большое за такую мини-хеппи историю.
Правда в такую "доброту"красных мантий не сразу поверилось-все ждала подвоха

0
96 Twilighter_anetta   (01.02.2017 22:42)
Добродушный Аро? Это что-то новенькое! happy

0
95 3Litra   (01.02.2017 17:22)
Валлери спасибо за интересную альтернативную историю. История, поначалу мрачная, с не менее пугающими неожиданными поворотами событий, приятно удивила ХеппиЭндом.

0
94 робокашка   (26.01.2017 10:28)
В очередной раз любовь хрупко, зыбко, но победила

0
93 Helen77   (20.01.2017 10:20)
Спасибо огромное за великолепную историю. Прочитала на одном дыхании.

0
90 asya_81   (18.01.2017 02:44)
Спасибо за замечательную историю, она вернула мне чувство праздника, хоть они уже и прошли и стала настоящим подарком! Побольше вдохновения и свободного времени автору, чтобы создавать новые шедевры! :-)

0
92 Валлери   (18.01.2017 23:32)
Спасибо happy

0
89 agat   (17.01.2017 23:59)
Необычная история, но интересная.
Спасибо! Прочитала с удовольствием. О таком " добром" Аро впервые читаю... biggrin

+1
91 Валлери   (18.01.2017 23:31)
А как же оригинал? Он в Новолунии тоже отпустил Эдварда и Беллу wink biggrin

0
84 pcholka_lenivka   (14.01.2017 08:33)
отличная история! спасибо!

0
88 Валлери   (14.01.2017 13:53)
пожалуйста happy

0
83 vea   (14.01.2017 03:00)
Слов не хватит, чтобы выразить мою благодарность!!! Не оторваться)))

0
86 Валлери   (14.01.2017 13:53)
Спасибо happy

0
82 Madlen   (14.01.2017 00:45)
Это потрясающе! Я сегодня чуть свою станцию не проехала — зачиталась!

0
85 Валлери   (14.01.2017 13:53)
Круто! biggrin
Спасибо happy

0
81 -Piratka-   (13.01.2017 23:48)
Света,спасибо за Рождественский подарок! Чудесная история!

0
87 Валлери   (14.01.2017 13:53)
Спасибо smile happy

0
69 Lucinda   (11.01.2017 22:09)
Ох, Света, какой чудесный фанф!! я потрясена! Огромное спасибо!!!! Как удивителен оказался Аро! Я даже прониклась к нему уважением) он, конечно, рассчитывает на благодарность со стороны Калленов, которая может проявиться присоединением к его клану, а может просто развлекает себя... Чем ещё заняться в Вечности?

0
80 Валлери   (13.01.2017 14:20)
Повезло Калленам и белле, что Аро был в хорошем настроении biggrin

0
68 Katerina1988   (11.01.2017 19:21)
Спасибо большое)
Ты не перестаёшь удивлять нас все новыми и новыми удивительными историями про Эдварда и Беллу!
Спасибо!

0
79 Валлери   (13.01.2017 14:19)
Стараюся!
Спасибо wink smile

0
67 Ялло   (11.01.2017 14:09)
Автор как всегда и удивила и впечатлила,одним словом талантище.Спасибо за рождественский подарок.

0
78 Валлери   (13.01.2017 14:19)
Спасибки happy

0
66 lenyrija   (11.01.2017 13:06)
Спасибо за прекрасную версию развития событий Новолуния, какие характеры и поступки! Я ждала (впрочем, как и Аро), что присутствие Беллы, ее запах вернёт Эдварда из небытия, но все оказалось гораздо сложнее. С наступившим Новым годом, Рождеством и наступающим Крещением - желаю всего самого доброго: здоровья, счастья, любви и исполнения желаний! Спасибо за талант и подаренное нам творчество!

0
77 Валлери   (13.01.2017 14:19)
Спасибо за пожелания smile Тебе тоже всего хорошего желаю wink happy

Если бы Эдвард ожил от присутствия Беллы, ХЭ наступил бы очень нескоро, Аро вряд ли бы их тогда отпустил wink

0
65 waxy   (10.01.2017 23:53)
Спасибо, Валлери! Настоящее рождественское чудо, от которого нельзя оторваться! Эксперименты с телом Эдварда впечатлили творческой новизной и последствиями. Все-таки пытливый ум у Аро. Немного неловко было представлять Эдварда в позе застывшей сидящей статуи, передвигаемой в пространстве- сразу всплыл в памяти застывший Грызлик из "Трудного ребенка-2", -но, действительно, как тут не окаменеть? Встреча реанимированного Эдварда, не стоящего толком на ногах и Беллы просто потрясла накалом эмоций! Спасибо ещё раз за такой чудесный зимний подарок!

0
76 Валлери   (13.01.2017 14:17)
Писать тоже было немного неловко, но иначе было не преодолеть этот огромный срок в несколько месяцев - без еды Эдвард бы не высидел, а значит, не было бы ХЭ, он бы нашел способ самоубийства cool
Позже, собранный, он опять же не выдержал без еды, если бы не оказался слаб.
А еще позже им вряд ли дали бы свободу, если бы у Эдварда были мысли и он ожил бы сам...

Вот и пришлось поднапрячь фантазию biggrin

0
64 Niki666   (10.01.2017 22:00)
Отличная история.
Спасибо большое!

0
75 Валлери   (13.01.2017 14:15)
Спасибо! И пожалуйста happy

0
62 Natavoropa   (10.01.2017 14:07)
Я уже как то думала, ну что еще интересного можно написать про Эдварда и Беллу, оказывается можно, более того Аро удивил, главный вампир, а именно из за него и ХЭ. biggrin
История понравилась, Аро - порадовал, спасибо. smile

0
74 Валлери   (13.01.2017 14:15)
Это старая идея, которую я давно мечтала написать, но не было времени happy

Аро может и монстр, но цивилизованный монстр и ему не чужды хорошие поступки - в оригинале он тоже отпустил Беллу и Эдварда wink

0
61 Герда   (10.01.2017 12:55)
Ого! Вот это да! Одна история и просто буря эмоций! Превосходно, спасибо!
А еще так живо написано, ох, читала со слезами на глазах, сначала от горя и страха за героев, а потом от радости.
Вот что делает Рождество с вампирами, они чуточку добрее становятся. Хотя Каю это совсем не помогло, его, наверное, ничем не проймешь. А вот Аро, к счастью, поддался этому дню, что хорошо, иначе ничего бы хорошего не произошло, никого бы не спасли.
Надеюсь, Эдвард да и другие надолго запомнят этот тяжелый жизненный "урок" и глупостей творить не будут. А пока хорошо, что все так хорошо разрешилось. Большое спасибо за эмоциональную и просто прекрасную историю, которая заставляет поверить в чудеса: ведь если даже, казалось бы, в такие темные и тяжёлые времена, оно случилось, то и с нами когда-нибудь произойдет. Главное верить и любить, что Белла и делала. Спасибо!

0
73 Валлери   (13.01.2017 14:14)
Повезло героям, что Аро был в благодушном настроение)) Вдвойне повезло, что ему приглянулся талант Беллы biggrin

0
50 VeLina   (10.01.2017 10:32)
Интересная история! Казалось бы, ну что еще можно придумать в качестве альтернативы? Но вот такого развития событий я еще не встречала. Не перестаю восхищаться вашей фантазией.
Депрессия Беллы и горе Элис прямо передавались на расстоянии пока читала. Так все мрачно в начале: Белла с Элис не успели, Эдвард погиб, но где-то, в глубине души, знала, что в конце все будет хорошо. Не зря Аро в этой истории в образе эдакого добродушного Санты.
Спасибо за новую историю!

0
60 Валлери   (10.01.2017 11:35)
Спасибо большое за теплые слова! Очень рада, что история понравилась happy Это одна из самых любимых моих идей, я ее долго берегла и очень рада. что наконец-то перенесла на бумагу happy
А Аро... ну, он и в оригинале не был совсем плохишом, тоже ведь отпустил Калленов и Беллу wink

0
49 Valeri5035   (10.01.2017 09:02)
Очень понравилась альтернатива. Прочитала на одном дыхании. Могу сказать одно: по-вампирски рождествеская история получилась.

0
59 Валлери   (10.01.2017 11:34)
Спасибо happy happy

0
48 blabla   (10.01.2017 01:31)
Ох, какая замечательная история! Спасибо огромное, прочла на одном дыхании! В восторге от Вашего творчества, желаю в дальнейшем таких же невероятных творческих успехов! wink

0
58 Валлери   (10.01.2017 11:34)
Спасибо happy

0
47 Marishelь   (10.01.2017 00:45)
Светик, огромное спасибо за рождественскую историю! happy Больше всего потряс альтруизм Аро biggrin Нуаче, должен же кто-то и чудеса показывать wink
Ужасней всего был подвал Вольтерры. Неужто там есть такие места? У вампиров же супернюх, как они это нюхают? dry wacko Ну, тебе лучше знать wink

0
57 Валлери   (10.01.2017 11:33)
Аро и в оригинале отпустил влюбленных, напоминаю biggrin так что тут я от истины не отошла так уж далеко))

Подвал Вольтерры не думаю, что располагается близко от жилой части - они же долго шли wink Они же живут в канализации фантически - они физически всю ее очистить не смогут, даже если зададутся целью)) так что такие заброшенные места там точно есть, город то большой! wink

0
63 Marishelь   (10.01.2017 21:56)
Отпустил, не спорю. Добряк наш Аро biggrin А что, вампиры и правда жили в канализации? surprised Я как-то упустила этот момент wacko Это так у Майер?

0
70 Валлери   (12.01.2017 09:34)
Да, в системе БЫВШЕЙ канализации, и системе старых туннелей, опоясывающей весь город (но я не знаю, есть такое в Вольтерре, может это придумано Майер! Придумано в смысле туннели, канализация-то там точно есть biggrin ).

Надземная часть тоже есть, но это судя по фильму, в книге не помню, были окна, нет? По-моему нет surprised biggrin

0
71 Marishelь   (12.01.2017 21:26)
Ну, в принципе, где еще жить вампирам, чтобы не было солнца? wink
Окон я не помню в Вольтерре wacko

0
72 Валлери   (13.01.2017 14:13)
Учитывая, что Италия солнечна почти круглый год, неудивительно, что они живут под землей)))

0
46 kaktus6126   (09.01.2017 23:59)
Чудесно, правда! Спасибо, Света! Неожиданно и хорошо, как всегда.Сначала не поверила, что Эдварда нет - и была права!!Отличный конец! Как-то не верилось в доброго Аро - но почему бы нет? Раз у самого не ролучилось - берите свое добро назад, но с условием. И все вышло отлично! Рождественская ведь история!))

0
56 Валлери   (10.01.2017 11:31)
Ну а почему бы Аро таким не быть? У него бывает разное настроение)))))))))
В оригинале он тоже отпустил Беллу, притом что нарушение почти было совершено и человеку Эдвард рассказал о вампирах... и тут ситуация ничем не отличается от той)) Ну разве что я добавила Арочке немного хорошего настроения, а почему нет? Он что, не человек что ли? biggrin

0
45 Tusya_Natusya   (09.01.2017 23:32)
Интересный, просто замечательный фанфик! Отличный подарок на ДР для Шантика.
Поначалу было тяжело читать, все-таки день Рождения, Новый год, хочется чего-то радостного, а начало было напряженным. Но в результате все закончилось хорошо. Аро удивил меня. Он оказался гораздо добрее.
Спасибо!

0
55 Валлери   (10.01.2017 11:29)
Но в итоге-то все как радостно wink А просто радостные истории мне скучны biggrin

1-30 31-53
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]