Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1688]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2606]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4828]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2397]
Все люди [15133]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14441]
Альтернатива [9028]
СЛЭШ и НЦ [9054]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4377]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей февраля
Top Latest News
Галерея
Фотография 4
Фотография 3
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за февраль

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Чужое лицо
Я теперь другой - другое лицо, другое имя. Имею ли я право вмешиваться в ее жизнь? Ведь я для неё умер.

Добровольная зависимость
Конец XIX века, Уэльс.
Отставной капитан, ныне успешный предприниматель, Джейсон Готье, планирует жениться на девушке из обедневшей семьи... Она, между тем, уже задумала выйти за другого, но все планы могут рухнуть из-за настойчивого богача.
На помощь несчастной приходит её единственная сестра: она жертвует своей свободой и мечтой ради чужого счастья.

Противостояние
В то время как все ведьмы и маги имели напарника, Изабелла была одинока. Вступив во взрослую жизнь, молодая волшебница надеялась забыть подколки и злые шутки своих одноклассников. О возможности работать в отряде магического правопорядка стоило забыть. Привыкнув к одинокой и спокойной жизни, Изабелле придётся вновь вспомнить о старом. Ибо по её душу пришел самый злобный и ненавистный маг в жизни.

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Мышиные сумерки
Если бы Белла Свон была мышью, а Эдвард Каллен котом…

Каллены и незнакомка, или цена жизн
Эта история о девушке, которая находится на краю жизни, и о Калленах, которые мечтают о детях. Романтика. Мини. Закончен.

Прекрасное время для развлечений
Элизабет хочет всего лишь немного развлечься..



А вы знаете?

вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Ужасно
5. Плохо
Всего ответов: 9625
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Мини-фанфики

Ядовитый цветок

2020-4-5
21
0
Название: Ядовитый цветок

Категория: Авторские истории. Сумеречная Сага
Обложка: 84
Аытор: Валлери
Жанр: романтика, сказка
Рейтинг: R
Пейринг: Белла/Эдвард
Саммари: Терпя огромные потери на линии фронта, король Чарлз Мудрый решается отдать самое драгоценное, что у него есть, ради прекращения бессмысленной многовековой войны, - свою единственную дочь, обладающую редким магическим даром, за который надеется купить мир у враждебной стороны. Согласится ли на щедрое предложение принц Эдвард Неуязвимый, прозванный в народе «монстром» за жестокость и беспощадность к врагам?





- Прости, Джейк, мне больше нечего тебе сказать, - развела я руками, почти чувствуя себя виноватой.

- Да как же так?! – вскричал он, теребя свои длинные черные волосы с вплетенными в косички перьями. – Разве ты не вольна выбирать свою судьбу сама? Разве в нашем королевстве больше не действует демократия?!

- Это мой долг перед народом, - напомнила я о своем особенном положении: дочь короля разделяла ответственность отца.

- Эти дремучие времена давно прошли, - спорил Джейкоб, его черные глаза полыхали яростью, которой я уже начинала побаиваться. – Белла, ты не обязана становиться пешкой в чьей-то политической игре!

Может, я и зря пришла сюда, решила с ним поговорить до того, как он узнает новость из сплетен. Я хотела быть честной, но рисковала остаться непонятой. Я вздохнула: мне было жаль Джейка, жаль себя, но другого выхода не существовало.

- Я бы мог увезти тебя на край земли, спрятать где-нибудь в укромном месте, чтобы спасти от предстоящего унижения, - воскликнул Джейк, обессилено присевший на большой серый камень и потирающий лицо. Он поднял глаза, в которых горело отчаяние. – Беда в том, что ты, похоже, сама хочешь этого? – с досадой взмахнул он рукой. – Зачем тебе это замужество, Белз? Ты ведь ненавидишь этого монстра.

- Как и все мы, - подтвердила я очевидное. Принц Эдвард Неуязвимый прославился дурными поступками. Еще даже не успев взойти на трон после смерти своего отца, Карлайла Справедливого, он отличился жестокостью по отношению к пленным и мирным жителям. Несколько квилетских воинов, сбежавших от врага, рассказывали о пытках, применяемых не ради добычи ценных сведений, а ради забавы. Деревни королевства Квилетии, захваченные войсками под знаменами принца Олимпии, опустошались и сжигались, жители бежали в страхе и ужасе, покидая свои дома.

Карлайл Справедливый, хоть и тоже был завоевателем, никогда не опускался до таких бесчинств, не убивал мирных крестьян и не уничтожал деревни и посевы с такой бессмысленной расточительностью.

Народ Квилетии очень быстро осознал, что на сей раз война с Олимпией закончится не победой одной из сторон, а полным истреблением жителей прибрежного королевства. Принцу Эдварду не нужны были ни города соседа, ни их обитатели – он собирался очистить себе выход морю с помощью огня, железа и жестокосердия.

Конечно, его ненавидели все! В Квилетии не нашлось бы ни единого человека, который не смешивал бы ненавистное имя принца со злобным шипением и не посылал бы в сторону востока смачный плевок.

- Ну, а что насчет нас, Белз? – напомнил о себе Джейкоб, требовательно разведя руками, словно я была ответственна за то, что теперь он самый несчастный на свете парень. – Получается, ты бросаешь меня?..

- Я не давала тебе никаких обещаний, - нахмурилась я; мне не нравилось, что Джейк пытается заставить меня чувствовать себя виноватой за свою привязанность ко мне. – Мы просто друзья.

Его глаза сузились. На смуглых щеках заиграли желваки.

- Вот как? Говорят, он красавчик, - мстительно усмехнулся мой друг. – Может, тебя тоже очаровала его смазливая мордашка?

Я закатила глаза:

- Не будь дураком!

Мы целую минуту дулись друг на друга. Я почти решила уйти, оскорбленная несправедливым обвинением, но мне не хотелось расставаться на такой мрачной ноте.

- Почему это должна сделать именно ты? – в интонацию друга теперь просочилась глубокая обида, то ли на меня, то ли на судьбу. – В королевстве много высокородных девушек, чьей привлекательностью можно было бы выкупить нам мир не сложнее, чем твоей.

- Ты знаешь, почему, - прислонилась я устало к каменному выступу, скрывающему нас от любопытных случайных прохожих. Только здесь, в нашем тайном месте на горном плато, мы могли встречаться, оставаясь незамеченными. Только здесь я сбрасывала с себя кокон придворных манер и могла побыть собой – просто девчонкой, а не принцессой. Но мы оба знали: однажды придет время покончить с детством. – Только я могу противостоять его магической способности.

- Ты не знаешь этого точно, - покачал головой Джейкоб. – Ты никогда не находилась рядом с ним, чтобы проверить, настолько ли велика твоя защита.

- Но шанс есть, - возразила я с самонадеянной улыбкой. – Наши мыслечтецы ни разу не проникали за мой барьер.

- Что если он сможет? – теперь мой друг смотрел на меня с естественным беспокойством. – Белла, о его силе ходят легенды! Если у тебя есть, что скрывать, он убьет тебя, не раздумывая!

- Никто не сможет причинить мне вреда, даже он, - пожала я плечами самоуверенно. – И пальцем меня не тронет, если я не позволю.

- Так это правда? - встрепенулся Джейк, услышав двойной смысл между строк. Он встал, его глаза заблестели от надежды. - Ты не намерена по-настоящему становиться ему женой?

Он был так мил и трогателен в своей любви ко мне, на которую я и хотела бы, но так и не смогла ответить. Он верил, что однажды я возьму его в мужья, и я не разубеждала его в этой слепой вере. В конце концов, кто знает, вдруг он окажется прав? Он нравился мне, потому что был отличным другом. Сильный мужчина, умеющий к тому же слушать и развлекать, добрый человек и храбрый воин, Джейк был тем, с кем я вполне могла связать свою судьбу... когда-нибудь в будущем. Мы дружили с самого раннего детства, и я не желала причинять ему боль, даже если обстоятельства складывались не в его пользу. Он был дорог мне.

- Думаю, до этого не дойдет, - многозначительно улыбнулась я. Если в чем и была уверена, так это в том, что не позволю бездушному монстру забрать ни мою душу, ни тело. Осталось только воплотить в жизнь идеи, позволяющие этого избежать.

Джейкоб вскочил, его лицо осветилось недоверчивой радостью.

- И каков план? – схватил он меня за руки, почти закружив в танце на краю скалы. – Собираешься обмануть и предать его? Доставишь нам ценные сведения? Будешь тянуть время, отвлекать его от сражений, пока мы не завоюем всю Олимпию? Влюбишь его в себя и веревки из него будешь вить? Просто не дашь коснуться? – Он сощурился, когда его посетила «гениальная» мысль: - Убьешь его?!

- Тссс, - зашипела я на него, понижая тон и нервно оглядываясь по сторонам: скалы тоже могли иметь уши. – Прошу тебя, осторожнее!

- Я не могу не беспокоиться о тебе, - жалостливо проговорил мой друг, сжимая мои пальцы. – Ты будешь одна во дворце самого могущественного чародея, рожденного за последние десятилетия. Как тут не волноваться? Вдруг ты не справишься?

- Не о чем переживать, - смущенная его горячностью и близостью, я все же кокетливо улыбалась, радуясь просто тому, что рад был он. Надежда – та нота, на которой я рассчитывала расстаться. Надежда спасает всех нас в самые темные времена. – Магистр Элазар научил меня всяким шпионским тонкостям, и он уверен, что я готова и справлюсь. Ты глазом не успеешь моргнуть, как я вернусь с победой. Все будет хорошо, обещаю, Джейк!

- А твой отец?..

Я замотала головой:

- Он ничего не знает. И не должен узнать! – Я сжала пальцы Джейкоба в ответ, напоминая о серьезности положения. – Это только наше с Элазаром дело, миссия тайного магического ордена, и чем меньше людей знают подробности, тем выше процент успеха. Принц Эдвард – уникальный телепат, он не должен заподозрить о готовящемся за его спиной заговоре, иначе план провалится, и многие люди пострадают.

- Я ничего никому не скажу, - поклялся Джейк. – Но, Белла, пообещай мне, что будешь осторожна! И что вернешься живой. Ко мне.

В отдалении послышались голоса: наше время подошло к концу, мне пора было вернуться домой и заняться приготовлениями перед отъездом.

- Обещаю.

❋ ❊ ❉ ❊ ❋


Воинственная Олимпия славилась златоглавыми городами и белоснежными горными хребтами, встающими на горизонте за бескрайним вечнозеленым бором. Огромные охотничьи угодья делали восточное королевство главным поставщиком мяса и шкур, а большие пространства плодородных земель позволяли в достатке производить зерно, в то время как более маленькая и скалистая Квилетия торговала одной лишь морской рыбой.

Ни зависть, ни ответственность, которые поглощали меня, пока мы с отцом добирались до столицы Олимпии, города Форкса, не мешали мне наслаждаться из окна кареты удивительными видами необъятных полей и мрачных густых лесов. В это время года все было покрыто сверкающим в лучах солнца снегом, а свежий воздух без примеси морской соли казался непривычным, но головокружительным.

По традиции свадьбы в Олимпии играли только зимой, во времена всеобщего безделья и пира, когда не нужно было до седьмого пота трудиться в полях, и большая часть жителей собиралась в городах на зимовку.

Кутаясь в теплый плащ, я с удивлением разглядывала в окно кареты почти безлюдные деревеньки, мимо которых мы проезжали, улыбалась редко встречающимся местным жителям, машущим мне рукой. Глядя на мирный пейзаж, было довольно сложно представить этих доброжелательных олимпийцев на поле боя, с ненавистью втыкающих в сердце врага меч. Вдали от линии фронта восточное королевство было таким же тихим и спокойным, как и Квилетия. Приходилось силой напоминать себе, что во главе этого государства стоит настоящий монстр. И на следующее утро я стану его женой…

Я напоминала себе и о долге. Повторяла все, что говорил мне магистр Элазар. Старый учитель магии знал толк не только в волшебстве и зельеварении, но и в хитрости и коварстве. Но даже он, при всех его величайших способностях, не смог бы проникнуть в стан врага незамеченным и подобраться к телепату достаточно близко, чтобы покончить с ним. Это могла сделать только я, потому что обладала мощным магическим щитом, и мои мысли всегда оставались скрыты.

Мой собственный отец и наша ничего не подозревающая свита были моим прикрытием. Король Чарлз искренне и наивно полагал, что действует из лучших побуждений, отдавая дочь замуж за врага. Он рассчитывал на милость победителя, но я, несмотря на нежный возраст, не питала таких глупых иллюзий: монстр не может стать ни добрым, ни милым. Папа, возможно, получит отсрочку в войне, - пока жестокосердный принц будет развлекаться со мной. Но этот щедрый подарок не приведет два королевства к миру, и рано или поздно война продолжится. Люди снова будут умирать в бою и под пытками, терять свои дома, землю и скот, пока Квилетия полностью не опустеет и не станет частью соседнего королевства. Просто скалой, удобной для выхода в море, на котором монстр Эдвард Неуязвимый построит свой город и свой флот.

Я должна была остановить кровопролитие любой ценой. Даже если ошиблась, и принц прочтет мои мысли и покарает меня, если даже придумает пытки, способные обойти мой щит, я буду знать, что пыталась спасти свой народ. Я умру с достоинством, гордясь своим предназначением и презирая врага.

Я лишь надеялась, что тайный план Элазара сработает. Что в Форксе окажутся наши люди – знающие ровно столько, сколько необходимо, чтобы не раскрыть основной план, -которые защитят моего отца в нужный момент. В противном случае мне следовало привыкать к исполнению супружеских обязанностей, чего я делать категорически не желала.

Не будь я такой упрямой, могла бы выждать время после свадьбы, когда отец вернется в Квилетию, и лишь тогда приступить к исполнению. Я бы успела осуществить все тихо и незаметно до того, как после достижения восемнадцатилетия Эдвард неуязвимый взойдет на трон, получит полную власть и, не сдерживаемый больше никакими законами, натворит еще худших дел. Но я обещала Джейкобу, что Эдвард не тронет меня… и намеревалась сдержать слово.

❋ ❊ ❉ ❊ ❋


Столица Олимпии впечатляла: высокие златоглавые купола, неприступные каменные стены, выбеленные башни, широкие улицы, переполненные людьми. Город был так непохож на скромные поселения Квилетии, затерянные в густых лесах, или на рыбацкие деревеньки с кособокими портами. Поразительно, что крошечная по здешним меркам, но храбрая Квилетия столько веков сдерживала превосходящую количеством и обеспеченностью армию врага. И, пока одно королевство процветало, другое нищало, бросая все имеющиеся ресурсы на борьбу с соседом.

Из окна моей спальни открывался чудесный вид на королевский сад, с фонтаном, водяные струи которого замерзли, образовав причудливую ледяную скульптуру, цветочными клумбами, превратившимися в снежные сугробы, и вычищенными дорожками между ними, по которым прогуливались благородные дамы и господа неспешным шагом. Мне могло бы здесь и понравиться, - вздохнула я, наслаждаясь пейзажем, столь отличным от привычной моему глазу простоте. - Или, что вернее, я бы вскоре возненавидела эту вылизанную до блеска чистоту и эти ограничивающие со всех сторон стены и стала бы мечтать о возвращении в любимую квилетскую деревушку и о прогулках по скалам с Джейкобом.

Джессика позвала меня, поторапливая надеть подвенечное платье, и мое сердце сжалось от страха перед неизбежностью бракосочетания и выполнением моего предназначения. Сколько бы ни учил меня Элазар, это были просто слова. Я никогда не бывала на войне, не применяла оружия по-настоящему. Я была девушкой, воспитанной во дворце, и, как все, мечтала стать когда-нибудь чьей-то женой, необязательно даже королевой. Жить в мире и спокойствии, рожать детей и заботиться об очаге. А не стоять здесь, хладнокровно обдумывая план чьей-то смерти. Я не была героем. Но ради тысяч жизней моих подданных обязана была им стать.

Вздохнув, я уселась в удобное мягкое кресло, позволив Джессике и нескольким другим служанкам позаботиться о моих волосах, наложить румяна и блеск для губ, подвести тушью глаза и укрыть всю эту красоту полупрозрачной фатой, которая останется до самого мгновения венчания. Ежась от непрерывающегося озноба, я думала о последних словах отца, его напутствии перед началом моей новой жизни: «Принц Эдвард будет тебе хорошим мужем. Не слушай сплетен и не руби сгоряча: я знал его отца, когда-то давно мы были хорошими друзьями, прежде, чем наша дружба была разрушена войной. Если сын хоть немного похож на Карлайла, то ты не пожалеешь о моем выборе. Дай ему шанс, моя девочка».

Мне было горько и больно осознавать наивность Чарлза, считавшего, что жестокость принца можно смягчить или исправить такой мелочью, как любовь. Тираны не становятся вдруг сострадательными и добрыми, они продолжают убивать. Потому что именно это им нравится.

Отныне меня мог защитить только мой дар. И если б не он, боюсь, я никогда не нашла бы в себе смелости стать троянским конем в этой бесконечной войне.

❋ ❊ ❉ ❊ ❋


Своды церкви пронзала невообразимой красоты органная музыка, заставляющая сердце трепетать, солнечное сплетение сжиматься, а глаза – наполняться невольными слезами. Высокие монументальные колонны украшали ветви стелющегося цветущего мирта, а длинные скамьи с гостями обвивали стебли благоухающих белых роз.

Под руку с отцом я шла навстречу своей судьбе, к арке из переплетенных крон двух рябин - символа верности и плодородия, над которыми в золотой чаше горел огонь, символизирующий восходящее солнце. Под ним меня уже ждал священник и мой новоявленный жених, которого я увижу воочию сегодня впервые в жизни.

Дрожа, я боялась поднять на него глаза, неуверенная, что мой дар защитит меня, и могущественный чародей не прочтет все мои мысли в моем испуганном взгляде. Здешние служанки много чего наболтали за прошедшие вечер и утро, и я убедилась, что магическая способность принца гораздо сильнее, чем мы предполагали. Он не просто улавливал чей-то страх путем прикосновения, не считывал мимолетные мысли того, на кого настроится. Он слышал всё. Всех людей, находящихся на расстоянии в несколько миль, одновременно. Это сильно поубавило мне самонадеянности.

Я видела носки его блестящих кожаных башмаков на длинных и стройных ногах, обтянутых светлыми чулками, и белыми с золотом – по случаю женитьбы – штанами. Великолепно сидящий на фигуре дублет без отложного воротника и обилия кружев казался более строгим и менее вычурным, чем было принято в королевстве, что сразу отличало моего жениха от большинства находившихся тут помпезных гостей. То ли он предпочитал комфорт и простоту военной формы праздному роскошеству, то ли диктовал подданным собственную моду. То, что этот тиран противопоставляет себя обществу по каким-то другим соображениям, вряд ли можно было предположить. Очевидно было одно: мой будущий муж точно не слаб и не прост. Сражаться против него, обмануть его, даже имея щит, будет сложно.

Последним я взглянула на его лицо: оно оказалось хмурым и напряженным, со сдвинутыми бровями и цепким, «стальным» взглядом, его обладатель привык видеть людей насквозь и не ждать ничего хорошего. Я оступилась, запутавшись в собственных ослабевших ногах, - только рука отца удержала меня от неловкого падения. Черты лица моего жениха тут же слегка расслабились, и дернулся уголок рта. Ему было смешно! То, что его невеста до смерти напугана, так что едва может стоять на ногах, веселило его, и эта мысль помогла мне вернуть присутствие духа, наполниться прежним гневом и желанием отомстить за все зло.

С этим тяжким чувством я пришла к алтарю, храбро встречая свою судьбу. Моя маленькая рука опустилась в протянутую мужскую ладонь по велению отца, громко благословляющего наш брак, заключающийся во имя примирения двух враждующих королевств. Глупые надежды, которые принц вскоре после свадьбы превратит в прах, если оставить его в живых.

Я вновь оступилась, на сей раз запутавшись в длинном платье, когда поднималась за женихом на постамент. Его рука не позволила мне упасть, став надежной и сильной опорой, поразительно бережной для тирана. Я удивленно взглянула на принца, и он, убедившись, что я не собираюсь упасть снова, аккуратно поднял мою фату и убрал назад. Зал замер, музыка заиграла приглушенно и торжественно.

Несколько секунд мы внимательно разглядывали друг друга без преград. Я заметила, какие невероятно зеленые у моего будущего мужа глаза, цвета свежескошенной травы с брызгами меда. Ровные, благородные черты лица были, скорее, мягкими, чем жесткими, какие должны быть у не знавшего жалости, склонного к зверствам полководца. Рыжие волосы – верный признак сильного магического таланта – находились в полном беспорядке. Мой жених оказался невообразимо красив, – тут Джейкоб не ошибся. Никакие портреты не отражали истинного совершенства его облика, а колдовские чары уже действовали на меня, заставляя сердце биться все быстрее и сильнее. Даже жаль, что такой прекрасный экземпляр придется убить. За привлекательной внешностью пряталось чудовище, которое я должна остановить.

В то же мгновение я поняла, что наши надежды оправдались, и моих мыслей он не слышит: иначе тут же отменил бы церемонию, прочитав, какие коварные планы я строю в голове. Но вместо этого он ободряюще улыбнулся, взяв меня за обе руки и подводя к алтарю. Так нежно и мягко, будто не отдавал пару часов назад приказы о сожжении деревень соседнего королевства и вырезании мирных жителей, женщин и детей. Его славная внешность была обманчива: внутри прятался монстр, и я не должна была об этом забывать, даже если хочется верить, глядя в эти открытые и чистые глаза, что мнение о нем было ошибочно, основано на дурных сплетнях завистливых людей, и в глубине души он такой, каким сейчас и кажется. Что это не наложенные им чары заставляют меня трепетать, а я сама испытываю естественным путем возникшее влечение к красивому юноше и одаренному силой чародею, просто запутавшемуся в хитросплетениях политических интриг.

Священник стал зачитывать клятвы – мы повторяли за ним. Тембр голоса принца оказался под стать его впечатляющей красоте – бархатный и глубокий, с обволакивающей горячей хрипотцой, словно мало ему было только привлекательной внешности. Я и не заметила, как церемония подошла к концу, полностью очарованная моментом. Как священник объявил нас мужем и женой, зал зарукоплескал, и Эдвард потянулся ко мне за поцелуем. Его горячие влажные губы с необъяснимой осторожностью прижались к моим губам, вызвав во мне бурю неожиданных ответных чувств: кровь прилила к лицу, губы раскрылись, а руки потянулись навстречу и обвили сильную шею.

Принц отстранился – в его теплом и восхищенном взгляде я могла утонуть, навсегда потерять себя, отдавшись спонтанному влечению, заставляющему забыть о цели моей миссии. Он улыбнулся слегка удивленно, почти неуверенно, по-настоящему нежно, как самый обычный парень, проявляющий искреннюю симпатию. И развернул меня к гостям, принимая овации, поздравления и горсти риса, сыплющиеся со всех сторон. Его большая рука оберегающе сжала мое плечо, и на минуту я расслабилась в этом приятном объятии, веря, что оно защитит меня от всего. Мужчина, которого я должна буду убить, занял место в сердце за считанные мгновения, не иначе как магией завладев заодно и моей душой. Последний бастион – мое тело – недолго продержится, если я позволю чувствам брать верх над долгом.

❋ ❊ ❉ ❊ ❋


Огромный зал дворца был полон благородных господ, смеющихся и пирующих, поднимающих хрустальные бокалы и выкрикивающих напутствия будущему королю Эдварду и его прекрасной жене. Столы ломились от яств, количество которых превышало нужды присутствующих в сотню раз. Вино лилось рекой. Оркестр, разодетый по последнему писку моды, задорно играл в конце бальной залы, которую заполнили танцующие пары.

Мы с Эдвардом сидели во главе стола, вот уже несколько утомительных часов изображая молодых супругов, которым по этикету положено было кивать, улыбаться и целоваться, когда это требовалось. Мы едва успевали поесть – вереница гостей выстраивалась в очередь, чтобы лично поздравить молодоженов, пожать нам руки, выразить свои пожелания и поднести дары. Вино, выпитое на голодный желудок, кружило голову, - а может, все дело было в бесконечных поцелуях, к которым я уже начинала привыкать, все более охотно припадая к горячим губам, движения которых вызывали сладкую истому по всему моему телу, соблазну которой становилось трудно противиться.

Воспользовавшись всеобщей суетой, я нажала скрытую кнопку на одном из моих перстней, позволяя яду шестикрыла попасть в бокал Эдварда, пока он отошел из-за стола. Один укус этого злобного маленького насекомого грозил смертью в течение часа; капля яда, попавшего через желудок, продлевала мучения жертвы, вначале вызывая просто сонливость, а через несколько суток – постепенно нарастающую слабость и остановку сердца. Это позволит мне избежать супружеских обязанностей в первые несколько ночей, а в будущем не вызовет подозрений в отравлении – все решат, что Эдвард умер естественной смертью от сердечной недостаточности.

Чувство вины заполнило меня в тот же миг, но было поздно, - Эдвард вернулся за стол, и возможность передумать, например, «случайно» разбить бокал с ядом, была потеряна. Мое сердце заколотилось с удвоенной силой, когда муж взял бокал и отпил половину. На моих висках выступил пот. Как бы ни готовил меня Элазар, и какой бы самоуверенной я сюда не заявилась, на деле оказалось очень сложно смириться с ролью убийцы. А мне ведь предстояло еще и играть свою роль: показывать искреннее удивление и ужас из-за болезни, а затем смерти мужа. И все это на глазах родного отца, который знал меня, как облупленную… Я судорожно вздохнула.

Настроение Эдварда почему-то моментально испортилось, словно яд имел привкус, который можно было различить в вине. Или мне так казалось, потому что я слишком внимательно и напряженно следила за его реакцией? Вот он поставил бокал на стол и хмуро уставился на него, словно в кроваво-красной жидкости мог разглядеть крупицы перемещающейся отравы. Он повернул голову направо, внимательно рассматривая веселящихся гостей. Обвел сосредоточенным взглядом зал, пока не остановился на ком-то конкретно. Его красивые гладкие скулы зашевелились, как будто он раздраженно сжал зубы, затем расслабились, когда он посмотрел на моего отца, сидевшего за соседним столом в окружении обслуживающих его местных красавиц, вовсю старающихся угодить. Король Чарлз добродушно улыбался и довольно хохотал, опрокидывая в себя не первый бочонок вина, словно находился не в замке врага, а в гостях у лучшего друга.

Эдвард опустил взгляд на пол и глубоко о чем-то задумался, а я постепенно успокоилась, решив, что для волнения нет причин. Как вдруг принц решительно повернулся ко мне и заключил мои руки в свои большие горячие ладони, заставив вздрогнуть. Широко раскрытыми глазами я уставилась на него, задержав от страха дыхание.

- Белла, - тихо и медленно начал он, поглаживая мою кожу большим пальцем, но я никак не могла расслабиться и выглядеть естественно, ожидая худшего. К этому времени дарители, наконец, закончились, предоставив нам немного уединения, возможности спокойно поесть и немного поговорить. – Твоего отца недаром прозвали Мудрым, он предложил хорошую цену для прекращения войны.

Я нервно сглотнула: на смену испугу пришла злость. Я знала об этой цене: земли нашего севера почти до залива Неа и я в придачу. Будет ли ненасытной Олимпии этого достаточно – хороший вопрос.

- Ты всерьез считаешь, что эта уступка Чарлза остановит кровопролитие? – выразила я сомнение.

- Это хороший задел на будущее, - с ясными и чистыми глазами, полными неподдельной надежды, проговорил Эдвард, и я сердито поджала губы. Он что, в самом деле не понимает, что это значит для жителей деревень, перешедших под власть его королевства? Он думает, солдаты Олимпии их облагодетельствуют? Не знает, что они будут просто убиты, а их дома сожжены дотла?!

- Почему бы тебе просто не отвести войска? – сквозь сжатые зубы процедила я, не сумев сдержать свое истинное отношение к его действиям. Если принц – дурак, не ведет войска в бой сам и не знает, что происходит на линии фронта, кто-то должен открыть ему глаза. Если это цинизм, я тем более имела право быть резкой.

Его зеленые глаза вспыхнули и потемнели, а пальцы на моих руках сжались, как будто он просил меня вести себя спокойнее.

- Я не могу, - тихо проговорил он, с улыбкой прижимаясь губами к тыльной стороне моей ладони, и я моргнула, осознавая, что он ведет себя слишком необычно для произносимых слов. Как будто он подразумевал одно, а делал совсем другое, и я нахмурилась, не в силах постичь в этом смысла. Зачем притворяться, будто ему весело, когда речь идет об убийствах?

- Почему нет? – злость ушла, сменившись растерянностью перед непостижимостью загадки.

- Не я правлю королевством.

Он дал мне обдумать это, просто ненадолго замолчав. Он выглядел спокойным и уверенным, но я вдруг поняла, что это только казалось: в его глазах отражалась тысяча необъяснимых вещей, тщательно скрываемых, спрятанных за внешней невозмутимостью и беспечностью. Он словно горел изнутри, но не позволял себе выпустить этот огонь наружу: лишь приоткрыл завесу, чтобы я увидела, что он не безразличен.

- Поясни, - потребовала я озадаченно.

Его пальцы снова настойчиво сжались, когда он начал рассказывать: его улыбка при том была почти естественной, как будто на самом деле он говорит мне милые нежности, а не выбалтывает государственные секреты. И я постаралась тоже ничем не выдать своего потрясения.

- По законам Олимпии мужчина получает право стать королем лишь по достижении восемнадцати лет. В случае преждевременной смерти старого короля власть временно переходит к опекуну старшего сына, пока тот не достигнет зрелости. Но, по сути, полнота власти никогда не была в руках настоящих королей – Олимпия целиком и полностью принадлежит касте серых кардиналов, и именно они переписывают законы и издают указы. Короли – лишь пешки в их теневой игре, куклы, повторяющие кем-то придуманные слова для зрелищных выступлений, ставящие свою подпись под составленными кем-то другим документами.

От изумления мое лицо вытянулось и наверняка отражало весь спектр подходящих признанию эмоций. То, что сказал Эдвард, не укладывалось в голове.

- И кто же на самом деле правит королевством? – шепотом выдавила я, надеясь, что сумею скрыть растущий внутри ужас, потому что воспринять такую новость спокойно было невозможно. Она рушила известную картину мира до основания, а моя миссия в подобном случае становилась абсолютно бессмысленной.

- Подумай, кому это может быть выгодно? – предложил Эдвард, массируя мне пальчики с видом безумно влюбленного мужа.

Я никогда не задумывалась о таких вещах, поэтому пришлось некоторое время поломать голову.

- Ну, военным? – предположила я, и Эдвард едва заметно кивнул, осторожно выражая согласие.

- На содержание армии уходит огромный процент имеющейся казны. Жители сами готовы отдать последние гроши, если считают, что их будут защищать солдаты. Эта война длится уже настолько давно, что стала еще и ареной торговли между сторонами. Под этим прикрытием можно безнаказанно убивать, насиловать и грабить, покупать и продавать ценности. Используя войну как инструмент для наживы, генералы растят личные капиталы. Думаешь, тот, кто создал эту индустрию, легко от нее откажется?

Мою грудь словно бы сжали стальные тиски, затрудняющие дыхание. Слова Эдварда были не лишены смысла, поэтому делали все происходящее – нашу ненависть к олимпийцам, мою благородную миссию – чудовищной ошибкой. Которую, к моему безграничному сожалению, было уже не исправить.

- Кто еще? – мягкий взгляд принца призывал меня к сдержанности, и я изо всех сил старалась вернуть на лицо легкое выражение.

- Те, кто считает казну?

Он снова кивнул.

- Министр экономики и финансов Аро Вольтури является заодно и моим опекуном…

Я помнила этого черноволосого мужчину с острым взглядом и хищными чертами лица, который неприятно поразил меня еще при знакомстве, первым подойдя в церкви с поздравлениями. Слишком долго удерживал мою руку и хмуро смотрел, как будто подозревал во мне шпионку, чем немало смутил и напугал. Я осталась в недоумении, почему он столь враждебно был ко мне настроен, ведь большинство подданных принца Эдварда отнеслись ко мне благосклонно.

Я начала поворачивать голову, чтобы взглянуть на министра, сидевшего у окна, но Эдвард перехватил мой порыв, внезапно прижавшись к моим губам и удержав за щеку рукой.

- Улыбайся. Смотри только на меня, - тихо прошептал он мне на ухо, прежде чем отстраниться. – Дыши, Белла.

Когда он отодвинулся, то улыбался, как обычно, и тут я уже испугалась по-настоящему, осознав, что за нами ежесекундно пристально следят. Проявив волю, я приподняла уголки своих напряженных губ, медленно начиная верить Эдварду.

- Именно семья Аро из поколения в поколение передает власть, тайно управляя королевством и всеми решениями короля. Под его подчинением находится и армия во главе с генералом Кайусом – очень жестоким и злобным братом Аро, занимающимся не только войной, но и куплей-продажей оружия и редких ценностей. Пока мой отец был жив, он сдерживал братьев, как мог. Его влияние было невелико, но некоторые его требования все же удовлетворялись, в основном чтобы король оставался доволен и продолжал безропотно играть свою роль. Было бы проще и одновременно сложнее, будь король народным избранником, как давно уже заведено в Квилетии. Аро мог посадить на трон своего человека и продолжать беспредельничать. Однако велик был риск, что на трон придет народно избранный революционер и порушит всю их идеальную систему. Поэтому наше королевство продолжает поддерживать монархию. Нет ничего сложного в том, чтобы запугать молодого, еще не оперившегося короля и заставить его повиноваться серому кардиналу, которому подчиняются абсолютно все структуры королевства от стражей до мелких слуг. И мой отец, и все его предшественники были слишком незначительными фигурами, чтобы изменить ситуацию к лучшему.

Он замолчал, задумчиво разглядывая браслеты и перстни, украшающие мои руки.

- Зачем ты все это рассказал мне? – прошептала я, не в силах прийти в себя от потрясения.

Эдвард поднял глаза. В них плескалась глубокая, ошеломляющая искренностью надежда.

- Потому что я хочу, чтобы мы с тобой из врагов стали союзниками. Я надеюсь на это так же сильно, как Чарлз.

Я обернулась на отца, с явным удовольствием принимающего ухаживания трех девиц, невольно вспоминая все высказанные им умозаключения, которые до сих пор считала наивными, но которые теперь обрели новые смыслы. Что если он знал о тайном сговоре военных структур, просто ничего не мог поделать с этим? Эдвард сказал, что Чарлз и Карлайл когда-то дружили. Что если папа увидел в Эдварде что-то большее, чем просто выгодную партию для меня и возможность купить временный мир?

- Ты думаешь, что сумеешь сломать эту систему? – округлила я глаза, заглядывая в зеленые омуты Эдварда с немалым удивлением.

- Мы сможем, - поправил он, одарив меня широченной улыбкой, от которой даже в такой напряженный момент у меня сбилось дыхание.

- С чего ты взял, что это возможно? Твой отец был старше и мудрее и все равно не смог. Тебе семнадцать, и ты думаешь, что сильнее?

- Мой отец был слаб и мускулами, и духом, - с горечью сообщил Эдвард. – Он боялся. Не знал, с кем и с чем борется. Кому можно доверять. У меня перед ним есть огромное преимущество: я слышу, о чем думают враги, знаю не только, в чем их сила, но и в чем их слабости. К каждому королю у Аро и подобных свой подход, в основном они действуют через соблазны или страх. Если короля не удается прогнуть под себя с помощью удобства и удовольствий, то они действуют через устрашение. Идти против системы, значит подписать себе смертный приговор. Карлайл выбрал нечто среднее: идя на уступки Аро и позволяя тому проворачивать свои темные делишки, он все же сумел добиться некоторых улучшений, и во времена его правления остроту конфликта во многом удалось погасить.

Эдвард был прав: о том, какие зверства совершали солдаты пять десятилетий назад, во времена, которые мы называли безвластием, ходили легенды.

- Между мной и Аро заключен договор, - продолжал принц тихим мягким голосом, - потому что я представляю угрозу его власти: я знаю все его планы наперед, имена всех его многочисленных сторонников. Обладая этим знанием, я мог бы создать собственную тайную сеть противников Кайуса и Аро, и в нужный момент поднять настоящий мятеж. Но сложность в том, что Аро – не простой министр, он тоже сильный чародей, и его способность отличается от моей только тем, что он читает мысли через прикосновение.

Мои глаза распахнулись, но Эдвард не дал мне опомниться.

- Он смог бы раскрыть мой замысел по его свержению в любой момент, и я не успел бы набрать столько сторонников, сколько необходимо. Все это закончилось бы массовыми казнями предателей и моей смертью, либо, в случае, если бы мне удалось, гражданской войной. Поэтому я предпочел действовать умнее. Согласившись на все его условия, притворяясь праздным легкомысленным мальчишкой, я выторговал себе лишь одно: он никогда, ни при каких обстоятельствах не будет читать мои мысли, а я в ответ никому не раскрою его секреты. Я был всего лишь ребенком, который лишился отца и которого легко запугать – и Аро поверил мне. С тех пор я только и делал, что внимательно, пристально слушал и запоминал, выжидая момента, когда появится шанс применить свои знания против Аро. И этот момент настал, когда в мое окно однажды влетела птица с тубусом, привязанным к ноге. Я думал, пройдут десятилетия, прежде чем я смогу что-либо предпринять против власти Вольтури, но теперь… - он посмотрел на меня с величайшей нежностью, - теперь у меня появился реальный шанс. Если это правда, и ты – тот самый щит, о котором Чарлз написал мне в личном письме.

- Личном письме?.. – растерянно переспросила я, ведь щедрое предложение Чарлза о капитуляции в Олимпию возил официальный посол, и в нем не говорилось об особенностях моего дара.

- Ястребиная почта, оставшаяся еще со времен дружбы наших отцов, - кивнул принц. – В нем содержалось предложение, не предназначенное для вездесущих ушей Аро. Там говорилось о возможностях, которые откроются благодаря твоим способностям: ты можешь хранить тайны, которые никто никогда не узнает, защитить тех, кого стоит скрыть, и осуществить то, чего не мог до сих пор никто – подобраться достаточно близко к врагу, оставаясь для него недоступной. Я говорю об Аро и его многочисленной свите, каждый из которых – сильнейший чародей. Я – всего лишь читаю мысли, а у них – боевые навыки. Но, может, твоя защита поможет нам создать защищенную сеть, с помощью которой мы свергнем их власть и освободим наши народы?

От шока я потеряла дар речи. Отправляясь сюда, считая принца чудовищем, цинично и равнодушно отнимающим жизни, я столкнулась с более опасным и многочисленным врагом, и вовсе не была уверена, что победить его возможно. Пока что все сказанное Эдвардом выглядело слишком недостижимым, чтобы добровольно взойти на этот эшафот. Одно было очевидно – Эдвард опоздал, и его в любом случае ждала смерть, рискну я поверить ему или нет.

- Чего же ты хочешь от меня? – испуганно прошептала я, трепеща от волнения.

- Пока что – всего лишь быть мне женой, - улыбнулся муж обезоруживающе и поднял свой бокал, предлагая тост. – Женой, которая на моей стороне, и которая заслуживает моего доверия, - добавил он многозначительно.

Я судорожно сглотнула, думая о ядовитом веществе и ошибке, которую по незнанию совершила. Был ли смысл признаваться в предательстве именно сейчас, когда смерть Эдварда в любом случае неминуема? Стоило ли навлекать на себя его гнев, разрушать тот росток доверия, на который он рассчитывает? Может, мне и нужно было сказать, что я наделала, открыть душу и просить его прощения. Но язык прирос к нёбу, пока я брала дрожащей рукой свой бокал и смотрела, как Эдвард подносит свой к губам.

- Постой, - прошептала я в самую последнюю секунду, но так и не нашла в себе силы признаться в коварстве. – Может, выпьем другого вина? – А вдруг половины капли яда окажется недостаточно, и Эдвард все-таки выживет? Вдруг еще не слишком поздно все исправить?

- И это все, что ты можешь сказать? – мне показалось, что в зеленых глазах промелькнуло разочарование, когда мой муж улыбнулся, нежно провел кончиками пальцев по моей щеке, застав меня затрепетать, и… осушил свой бокал до дна, ни секунды не сомневаясь. Все мои мысли о том, что он, может быть, догадался о яде, рассыпались в прах, иначе зачем бы он стал травить себя сознательно? И я… что ж, я так и не решилась ни в чем ему признаться.

❋ ❊ ❉ ❊ ❋


Солнце медленно опустилось за горизонт, оставляя меня в клубке волнений и тревог, неизбежно следующих за свадебной церемонией и длительным пиром. После множественных тостов и все более нетрезвых поздравлений гостей, после нашего первого, второго и других танцев было, наконец, объявлено о наступлении времени консуммации для закрепления брака. Эта унизительная традиция, давным-давно ставшая в Квилетии пережитком прошлого, все еще поддерживалась в Олимпии высшим обществом, охочим до сплетен и зрелищ. Новоявленный муж и будущий король должен был продемонстрировать свою мужскую силу перед восхождением на трон.

Идя по красной ковровой дорожке, ведущей в тихую часть дворца, к личным покоям принца, держа мужа под локоть, а боялась, что по-настоящему вспыхну пламенем, настолько силен был жар на моих щеках от стыда. Толпы благородных пьяных господ, ликующих зрителей, стоявшие по обе стороны от нас, выкрикивали смущающие пошлости, вновь обсыпали нас крупой и, кажется, даже поливали водой.

Мне стало немного легче лишь тогда, когда я, решительно пройдя через большую, богато обставленную комнату, выпорхнула на балкон и подставила пылающее лицо и плечи морозному воздуху, надеясь, что принц будет великодушен и даст мне хотя бы немного времени.

Он вышел вслед за мной. Накинул мне на плечи мягкое вязаное покрывало. Не нарушая тишину, остался рядом, тоже смотря вдаль, на потемневший город за оградой, укутанный снегом, и усыпанное яркими звездами черное небо. Я все ждала, когда же его свалит яд, но принц пока держался, не выказывая ни слабости, ни недомогания. Выглядел только немного уставшим.

Осторожно поглядывая на него, я чувствовала теперь неуверенность во всем: в себе, поспешившей отравить принца прежде, чем лучше его узнала; во взаимной ненависти наших королевств, которая не имела никакого смысла после всего, что я узнала; в обещании, которое дала Джейкобу. Разглядывая идеальный профиль мужа, невольно представляла себя его женой, какой я могла бы стать, если бы дала ему шанс, послушав мудрого отца. Мне становилось больно оттого, что вскоре мне придется смотреть, как Эдвард Неуязвимый умирает, а с ним умирает и надежда прекратить войну. Цель моей миссии казалась теперь жалкой и несущественной по сравнению с грандиозным планом свержения настоящих монстров, который Эдвард мне описал. Все это разрушила одна маленькая ошибка – сначала Элазара, затем моя.

Заметив мои косые взгляды, муж придвинулся ко мне и обнял за плечо, прижимая к себе. Закрыв глаза, я прислонилась к его широкой груди, вдыхая запах, не смешанный с ароматами еды и алкогольными испарениями, перенасыщенными в зале. Мой муж пах приятно: это было сочетание кедра и корицы, терпкое и немного сладкое, идеальное, как и он сам.

- Прости, - пробормотал вдруг он, целуя меня в висок, и я вздохнула от непроизвольной волны облегчения, настолько было хорошо ощущать его рядом. Несмотря на все ужасы, что он описал, и мое крайне хрупкое здесь положение, я чувствовала себя защищенной в его руках. В этом было что-то необъяснимое, поистине мистическое, как будто чародей просто меня околдовал с помощью магии или трав, силой своего дара заставил ему довериться, ведь несколько часов назад я искренне его ненавидела, а теперь почти готова была полюбить.

- За что? – пробормотала я, натягивая покрывало поглубже, потому что уже становилось прохладно.

- Я знаю, что эту традицию считают дикой на твоей родине. Мне тоже от нее не по себе…

- Ну, это твой дом, - слегка пожала я плечами: ничего не поделаешь. Сейчас мы были одни, и постепенно мне становилось все легче. Тишина и покой действовали умиротворяюще, холодный воздух остудил лицо. И я почти была готова следовать в спальню, желая, чтобы неизбежная процедура превращения меня в женщину, а принца – в мужчину, поскорее закончилась.

На случай, если первая попытка отравления не сработает, у меня было припасено кое-что еще, но теперь я была уверена, что ни за что этими средствами не воспользуюсь. Мой план провалился, и я жалела о своей поспешности так, что становилось больно дышать. Впитывая заботливое объятие мужа, больше всего на свете я сейчас хотела, чтобы он выжил. И потому то, что произойдет между нами в эту ночь, не имело теперь никакого значения. Я не чувствовала ни страха, ни предвкушения, ни радости. Я была морально разбита.

- Пойдем в дом, - настойчиво развернув, когда я начала дрожать, Эдвард вернул меня в тепло. Плотно закрыв балконную дверь, вновь обнял сзади, согревая, и, пока я рассеянно разглядывала огромную спальню с высокой кроватью, позолоченной мебелью и горящими повсюду свечами, осторожно и ненастойчиво принялся меня целовать. Его губы скользили по моему виску и щеке, двигались вниз вдоль плеча и шеи, вызывая в ногах странную, необычайно приятную слабость и дрожание. Я собиралась предотвратить это, но вместо этого безропотно стояла, прислушиваясь и даже наслаждаясь своими ощущениями. Это было ни на что не похоже: будто во мне разгорался какой-то внутренний огонь, подогревая замерзшие чресла и нашептывая соблазнительно: «Еще немного, позволь ему еще немного продолжать».

Мое дыхание сбилось, когда рука принца вдруг скользнула по моей груди и опустилась на талию, крепко обхватив ее. Слегка прогнувшись под его высокую фигуру, я широко распахнула глаза, не в силах сдержать увеличившуюся дрожь.

- Пойдем, - мягко подтолкнул меня Эдвард в сторону камина, и я послушно присела перед огнем, одновременно грея окоченевшие руки и сбегая от собственных, слишком сильных и пугающих ощущений. Все это я испытывала впервые и совершенно не знала, чего ожидать. Ясно мне было одно: падать и умирать, или хотя бы спать, муж не собирается.

Пока я грелась, Эдвард стащил с высокой кровати перину и вместе с бельем и подушками перетащил к огню. Я оценила его жест: не было ничего романтичнее, чем познавать азы любви на полу перед камином. Это самопроизвольное ложе пугало меня меньше, чем вычурная обязывающая кровать.

Пока я сняла только ботинки, Эдвард скинул с себя вышитые золотом верхние штаны и дублет, обувь и чулки, оставшись только в нижнем белье. Свободная рубашка с расстегнутым верхом открывала слишком много деталей для моего воображения, заставляя мой взгляд волей-неволей обращаться в прорезь ткани и, несмотря на естественный страх перед близостью мужчины, с любопытством рассматривать его покрытую редкими волосками полуобнаженную грудь.

Он развалился на подушках, вытянув руки над головой и сладко зевнув. Расслабился – губы растянула усталая, но удовлетворенная улыбка, что он наконец-то может отдохнуть после тяжелого дня. Я бросила на него напряженный и испуганный взгляд, с ужасом ожидая, что он вот-вот отключится, но он продолжал смотреть на меня из-под прищуренных век.

- Ты тоже можешь прилечь, я не собираюсь брать тебя силой, - сообщил он миролюбиво. – Мы оба устали, мне ли не знать.

Ему ли не знать, - скептически усмехнулась я. Не то чтобы я не любила корсет, но отдохнуть, находясь в нем, представлялось проблематичным.

- Ты отослал слуг? – заметила я, потому что вокруг не было ни души, дворец в этой части словно вымер. К тому же, я видела, пока мы шли сюда, как Эдвард сделал пару предупредительных жестов подобострастным слугам, готовым броситься за нами.

- Подумал, что ты не захочешь сейчас кого-либо видеть. – Он приподнялся и потянулся рукой к шнуровке на моем платье, в то время как я вытаскивала из прически заколки одну за другой. С каждым его движением мне становилось легче дышать, и вскоре я почувствовала себя почти освобожденной, когда он удовлетворенно пробормотал: - Свою невесту я хотел бы раздеть сам, с этим я смогу управиться без посторонней помощи.

Повернувшись вполоборота, я посмотрела на него удивленно, признательная за его чуткость и такт. А он улыбался, намного более естественный и искренний сейчас, чем был в зале. Его неземная красота буквально ослепляла меня и сбивала с ног, красота лица действовала оглушающе. Пришлось моргнуть несколько раз, чтобы немного сосредоточиться.

Он снова не дал мне опомниться: как будто он все же читал мои мысли, Эдвард неожиданно серьезно взглянул на меня, едва дышащую от близости его идеального лица, и, наклонившись, прижался к моим губам, придерживая меня за плечи, - иначе я бы точно упала. Мы целовались, и на этот раз – без принуждения. Не было зала, полного гостей, скандирующего традиционное «горько», не было священника со словами «можете поцеловать невесту». Были только мы двое, и я тянулась к Эдварду с той же силой, как и он ко мне. Задыхаясь, охотно отвечала на движение его губ. Обвив руками за шею, сама притягивала мужа к себе.

Он отстранился через несколько минут, глядя на меня с неподдельным восхищением: я в ответ ошеломленно смотрела на него. Не понимала, что сейчас произошло, и как с этим бороться. Каждая моя клеточка хотела, чтобы то, что должно сегодня произойти, произошло. Моя кожа горела, жаждая прикосновений. Мысли рассеивались.

Пока я робко исследовала мягкие волосы мужчины на затылке, он времени не терял, распустив шнуровку окончательно и помогая мне высвободиться из платья. С мягкой улыбкой он принялся за корсет, и только когда я осталась в одной сорочке, ко мне вернулась застенчивость.

Руки Эдварда пробегались по моим рукам и плечам, огибали шею, пальцами расчесывали спутанные волосы, но я оставалась напряжена, понимая, что до самого важного события этой ночи осталось почти мгновение. Сомнения вновь одолели меня, вернулся страх.

- Приляг, - посоветовал Эдвард, проявляя величайшее терпение, когда уложил меня на подушки и даже прикрыл наши ноги пуховым одеялом. Нависнув надо мной, он вновь прижался к моим губам, а его блуждающая по моему телу рука вызывала во мне противоречивое желание сжаться и одновременно просить, чтобы он не останавливался. Его губы двигались медленно и ласково, мужественное тело с одной стороны приятно прижимало меня к перине, а пальцы изучали прячущиеся под сорочкой изгибы, – и я мысленно следовала за ними, с жадностью ловя каждое свое отзывчивое ощущение.

Было довольно страшно, но и любопытно, куда это все приведет. Я знала о брачной ночи только понаслышке. И не всё хорошее. Юные невесты наперебой твердили, что это причиняет большую боль, но мне пока что было исключительно хорошо. И становилось лучше с каждым мгновением.

Мужская ладонь накрыла мою грудь, и я застонала от невыразимо острого жжения где-то внутри моего тела. Сама испугавшись своей реакции, я удивленно распахнула глаза и взглянула на мужа, боясь его осуждения, но он был слишком увлечен своими действиями: мягко перекатывал рукой полушария, глядя вниз. Его дыхание было слегка учащено, рот приоткрыт, а зеленые с медовыми вкраплениями глаза потемнели от страсти. Картина оказалась слишком откровенной для меня: в животе томно сжалась пружина, вызывая головокружение и темноту в глазах.

Я резко села, испуганно хватая ртом воздух и стараясь вновь отыскать себя в этом клубке новых и совершенно непонятных чувств. Слишком острых и сильных, слишком интимных, чтобы быть моими.

- Что ты со мной делаешь? – с придыханием прошептала я, закатывая глаза от сладкой волны, прокатившейся сверху вниз от горячих губ, прижавшихся к моей спине у основания шеи. Пальцы моих ног сжались от лихорадочного возбуждения, бросающего то в холод, то в жар.

- Ты хочешь чего-то особенного? – хрипловато пробормотал позади меня Эдвард, медленно продолжающий ласкать меня, отчего я снова начала терять рассудок. Я была вся как натянутая тетива, звенящая и желавшая распрямиться, чтобы избавиться от мучительного и сладкого напряжения. – Ты только скажи, я попробую.

- Перестань применять на мне свои чары, что бы ты ни делал, - обвинила я, с трудом заставляя себя уклоняться от его обжигающих кожу прикосновений. – Колдовством принуждать девушку поддаться тебе, даже если она по праву твоя жена, нечестно!

Эдвард замер. Передвинулся, чтобы видеть мое лицо: на его губах застыла недоверчивая, почти нерешительная улыбка. Я посмотрела на него обиженно.

- Белла, я ничего такого на тебе не применял, - поклялся он со всей честностью. – Я всего лишь телепат - это все, что я умею. А в случае с тобой, - подняв руку, провел он кончиками пальцев по моей щеке, отчего я вспыхнула, - даже этого не могу. Я понятия не имею, о чем ты!

- Но… как же тогда… - я была так уверена в том, что Эдвард околдовал меня, что теперь чувствовала себя растерянной. Поддавшись ласке, я потянулась щекой к его руке, потому что отчаянно не хотела, чтобы он отнимал ее. – Что же со мной происходит?..

- Я тоже это чувствую, - прошептал он низко и горячо, его глаза внезапно потемнели еще сильнее: зрелище было поистине завораживающим, по моему телу вновь прошла волна жара. – Не знаю, что это. Может, так бывает со всеми. А может, этот дар только наш. Не думаешь, что мы предназначены друг другу судьбой? – Моргнув, он задумчиво насупился. – Я бы поставил на то, что это любовь с первого взгляда. Время покажет, прав я или нет…

Он оставил меня в покое, откинувшись назад и дав возможность обдумать его слова. Мне понадобилось несколько минут, чтобы привести в порядок мысли и чувства. Если муж не применял на мне никаких заклинаний и любовных напитков, тогда все обретало новый смысл. Влечение, которое я к нему испытывала, было только моим. Принц Эдвард, которого я должна была ненавидеть, прокрался в сердце, заставив влюбиться в него за несколько часов. И моя дрожь в ответ на его ласки была не поддельной, а истинной.

Я медленно легла, испуганно повернув к нему лицо и с жадностью разглядывая его спокойные черты, потрясенная до глубины души. Во мне металось слишком много противоречий, чтобы так быстро принять эти изменения. Из самого ненавистного врага принц Эдвард Неуязвимый стал лучшим выбором, который только мог сделать за меня отец. А я, не прислушавшись к мудрому родителю, слепо веря в собственную непогрешимость, отравила его своей же рукой…

Подперев ладонью щеку, второй рукой Эдвард взял мою ладонь и поднес к губам, ни на секунду не отрывая взгляда от моего растерянного лица. Его глаза были чистыми и ясными, усталость исчезла без следа, как будто ее и не было. И он все еще не собирался падать замертво от немалой дозы выпитого яда. Я напряженно раздумывала, почему. И на сколько еще хватит крепости его молодого и сильного организма.

- Все будет хорошо, - пообещал мой муж, на секунду заставив меня уверовать, что все же читает мои мысли, отвечая на не заданные вслух вопросы. Но разве он смотрел бы тогда на меня с таким нескрываемым обожанием, как сейчас?

- Это вряд ли, - вырвалось у меня с горькой досадой на обманщицу-судьбу. Если бы я только немного подождала, если б не торопилась. Сейчас не винила бы себя, напряженно ожидая конца, а наслаждалась каждым волшебным мгновением первой брачной ночи с человеком, несомненно, достойным моего доверия.

- Почему? – с вызовом спросил он, резко нависнув надо мной и прижимая к кровати коленом, отчего в моем животе вновь вспыхнул негасимый пожар, а дыхание сбилось в неровный ритм.

Схватив мою руку, принц Эдвард прижал ее к своей щеке, на ощупь перебирая мои пальцы, украшенные перстнями. Его лицо стало предельно серьезным, но в глазах плясала скрытая насмешка, - она же тронула уголки его совершенных губ.

Раздался щелчок, когда Эдвард нажал скрытый замочек одного и перстней, выпуская иглу. Я вздрогнула и испуганно задохнулась, а он, резко дернув меня на себя, перевернул нас в обратное положение, заставив усесться на его бедра.

От ужаса меня почти парализовало: мысли спутались, и вместо того чтобы устрашиться своего очевидного разоблачения, я дергала рукой, боясь поранить мужа. Это было все равно что двигать скалу – его рука стальным капканом держала мою, игла скользила вдоль кожи, приближаясь к сонной артерии и заставляя меня по-настоящему паниковать.

- Не надо, - пробормотала я тоненьким голоском, исполненным глубокого отчаяния и непередаваемого страха. Я уже и так наломала дров, зачем он делает ситуацию еще сложнее?! Я готова была умолять его, чтобы он одумался. Признаться в преступлении, лишь бы спасти.

- Разве не за этим ты оказалась в моей постели? – его глаза сверкнули недобрым огнем, пугающим хуже, чем самый сильный гнев, которого я заслуживала. Лицо стало решительным, рука прижала иглу прямо к бьющейся под кожей жилке. – Делай то, что должна.

От потрясения и леденящего душу ужаса я абсолютно, безвозвратно онемела.

- Но я обязан предупредить: убить меня не так-то просто, - откровенно насмехающийся Эдвард продолжил водить иглой вдоль своей шеи, забавляясь моим неподдельным страхом за его жизнь. Он улыбнулся широко и самоуверенно, прожигая меня колющим взглядом, полным тлеющего огня: - У меня имеется иммунитет ко всем известным науке ядам. Тебе придется воспользоваться чем-то другим, если только вы не придумали какое-то новое смертоносное сочетание, о котором я не знаю… - Он посмотрел на меня многозначительно, наслаждаясь моей безумной реакцией: дрожа, я продолжала смотреть на него широко распахнутыми глазами, не в силах сделать ни единого вдоха от ужаса. – Так я и думал. Что здесь? – Он потрогал иглу кончиком языка.

- Гремучник, - сдаваясь, бессильно призналась я.

- Темный век, - легкомысленно заявил он, выпуская, наконец, мою руку. Воспользовавшись свободой, я отшатнулась как можно дальше и испуганно отползла назад, сжавшись в комочек возле диванного пуфа, в который уперлась спиной на краю нашей импровизированной постели. Меня охватил жгучий стыд. Огромное сожаление, что я не сама ему раскрылась, и теперь доверие между нами навсегда будет подорвано.

Но в то же время меня пронзило такое небывалое облегчение, что Эдвард не умрет… и ставшие сухими и колючими глаза внезапно наполнились слезами.

Нервно сорвав с пальцев все «заряженные» перстни, я злобно выбросила их в камин, мстительно наблюдая, как их содержимое шипит, пощелкивает и плавится в огне. Я сожалела о каждом принятом до сего момента решении. Ненавидела саму себя, мысленно просила прощения у отца, к которому по юношеской недальновидности и из простого упрямства не прислушалась.

- Когда ты это понял? – горестно прошептала я, пряча глаза от Эдварда, который приблизился ко мне и осторожно погладил по голове. Словно это я была предана и нуждалась в утешении, а не наоборот. Разве он на меня не сердится? Я думала, он захочет публично повесить меня за измену или, как минимум, придушить собственными руками. И будет прав.

- Яд шестикрыла, впрочем, как и любой другой, меняет привычный вкус вина, - безошибочно угадал он насекомое, - это незаметно только для тех, кто употребляет его впервые. Карлайл хорошо подготовил меня: с детства приучал к микроскопическим дозам, постепенно их увеличивая. Заставлял принимать с самыми разными напитками, чтобы я научился хорошо их отличать. Я только не сразу осознал, что отравить меня пытаешься именно ты: думал, пропустил чьи-то враждебные мысли из-за увлеченности свадьбой. Признаю, ваш план был хорош, и мог иметь шансы на успех: так все продумать, что даже твой отец не в курсе двойной жизни дочери, это потрясающе. Никто из его и твоей свиты ничего не знает об этом, а ты – единственная, чьи мысли я не сумею прочитать. Да это же почти гениальный план моего устранения!

Я вспомнила, как он внимательно оглядывал зал, теперь понимая, что уже тогда он искал своего убийцу. И когда целовал мои пальцы, доверчиво заглядывая в мои глаза – уже тогда разузнал все содержимое перстней и понял, с кем и с чем имеет дело.

Он поднял мое лицо за подбородок, заставив посмотреть на него. Под его взглядом, неожиданно теплым и совсем не злым, я сначала сжалась, потом растерянно моргнула и удивленно выдохнула.

- Ты понял, что я отравила тебя, и все равно привел меня сюда? – недоуменно пролепетала я, почувствовав в груди робко забрезжившую надежду. – Почему?!

- Потому что я все еще верю в наш союз, - сказал он, аккуратно прижимаясь к моим губам, прося расслабиться. – Потому что раньше ты не знала меня, а я не успел тебе все рассказать – не думал, что это понадобится так скоро. Потому что я видел тот момент, когда ты передумала. Наблюдал, как сильно это гложет тебя, и как ты сожалеешь о содеянном. Быть может, я и не слышу твоих мыслей, но зато прекрасно могу читать по твоим глазам. Ты, верно, ждала, что я вот-вот грохнусь в обморок, а ты станешь звать на помощь, притворяясь, будто не знаешь, что со мной случилось? В конце концов все спишут на укус шестикрыла или гремучей змеи?

- Все именно так и планировалось, - мое лицо исказила мучительная гримаса вины.

- Интересно, как ты собиралась объяснить появление насекомого и змеи в моих покоях зимой? – усмехнулся Эдвард.

- Мухи часто прячутся от стужи в теплых домах, а змея могла сбежать из вашего же серпентария – такие есть у каждого уважающего себя чародея, - вздохнула я. – Но все было бы проще, если бы я так не торопилась и дождалась весны. Изображая жену, втерлась в доверие и подобрала идеальное время для покушения. Нам, главное, было успеть устранить тебя до провозглашения королем, ведь мы считали, что твою жестокость сдерживает лишь отсутствие полноты власти.

- Хотя на самом деле все было ровно наоборот – Аро и Кайус распустились махровым цветом именно из-за отсутствия королевской руки. – Эдвард задумчиво, расслабленно улыбнулся: - А если б не сработало и это, ты привела б в исполнение еще какой-то план? Наверняка у тебя припасено что-то посерьезнее отравления? Самое действенное – обычно и самое простое. Признавайся, где у тебя спрятан кинжал?

Мое лицо вспыхнуло, - ничего от него не скроешь! Как он узнал? Эдвард не мог видеть, как я его прятала, я действовала крайне осторожно, пока он отходил в уборную.

- Каждая приличная девушка носит при себе кинжал, особенно если не уверена в своем кавалере. И если я не обнаружил его закрепленным на твоем ажурном чулке, - рассуждал принц, глядя мне пристально в глаза и медленно ведя ладонью вдоль края нашего импровизированного ложа, - то, значит, он находится где-то здесь! – С этими словами он остановил движение руки ровно там, где было необходимо – видимо, прочитав ответ по моим перепуганным глазам, - и выхватил маленький, но очень острый серебристый клинок с инкрустированными в рукоятку рубинами.

Я вздрогнула, когда он удивленно рассмеялся над нелепым размером оружия, слишком легкомысленно к нему отнесясь.

- Кто учил тебя убивать? – потешался он, схватив мою ладонь и силой притягивая меня к себе. – Наверное, это были глупые маленькие гномы. – Его лицо оказалось слишком близко, ошеломляя и путая мысли, сильная рука обвила мою талию и накрепко прижала нас друг к другу.

Не успела я охнуть, как вновь оказалась сидящей на бедрах мужчины верхом. На этот раз он был гораздо менее нежен, чем прежде, как будто уже терял терпение. Его ладонь принуждала меня оставаться на месте, пока он развлекался, покручивая лезвие между пальцами. И, хотя я уже знала, что он нечувствителен к ядам, проверять это на практике не было никакой необходимости: выставив вперед руку и активировав щит, я выбила оружие из пальцев Эдварда, отбросив клинок в самую дальнюю часть помещения.

Опешивший принц изумленно проследил его полет и уставился на меня со смесью потрясения и восторга:

- Впечатляет!

- Я не рассчитывала пронзать тебе сердце, только парализовать, - объяснила я. - Лезвие смазано тимулином, токсичным веществом степного плевела. Одного пореза было бы достаточно, чтобы обездвижить, а дальше я проделала бы любой из фокусов с моими перстнями.

- Снова яд, - усмехнулся он саркастически. – Очень оригинально!

Я пожала плечами.

- Я думал, что беру замуж кроткий и нежный цветочек, обученный во всем повиноваться мужу, а оказалось, ты настоящий боец. Что ж, - он покачал головой, и вдруг, схватив мои запястья, резко перевернул меня на спину, навалившись сверху и заставив меня испуганно пискнуть от неожиданности и удивления, - это мне даже больше нравится. – Его глаза сверкнули и потемнели, приобретя почти черный цвет, рот приоткрылся, выпуская учащенное дыхание. Я ахнула от обжигающей волны, прошедшей сквозь все мое тело при виде такой устрашающей и горячей картины, непроизвольно дернулась прочь, но принц больше не собирался мне потакать, заявляя свои мужские права. Одной рукой удерживая мои запястья над головой, другой торопливо потянул шнуровку спереди сорочки, а когда понял, что не справляется, попросту разорвал ткань напополам.

Я ахнула, потрясенная до глубины души не его горячностью и нетерпеливостью, а своей реакцией: страх куда-то исчез, я хотела, чтобы Эдвард продолжал. Был еще смелее и быстрее, овладел мной грубо и не церемонясь. Мои руки, освободившись от хватки, зарылись в его густые волосы, пока Эдвард меня целовал, лишая дыхания; нащупав край рубашки, потянули ее вверх и стащили ему через голову.

Отбросив ее в сторону, муж взглянул за меня с торжествующим чувством победы и абсолютным обожанием, пока освобождал меня от остатков моей сорочки, чтобы прижаться ко мне, открытой и обнаженной перед ним. Я таяла от его напора, от его решительных и уверенных ласк, от влажных губ, двигающихся по моей дрожащей коже. Мой разум распался на множество частей, перестав управлять податливым и жаждущим прикосновений телом, охотно отвечающим на призыв.

Пружина вновь сжималась где-то внутри, распространяя волны сладостного напряжения. Уста мужчины обжигали кожу в тысяче разных мест, ладони требовательно прижимали нас друг к другу. Острый кинжал пронзил меня насквозь, но эта кратковременная боль сменилась новой волной возбуждения и сильным всепоглощающим желанием, чтобы Эдвард ни за что не останавливался. Пружина собралась до предела, а затем разорвалась на тысячу маленьких частей, волнами восхитительного удовольствия растекаясь по всему телу, пока не утихла, оставив меня абсолютно и полностью опустошенной.

Уткнувшись в мужественное плечо лбом, слушая горячее дыхание шепчущего слова восхищения мужа, я счастливо закрыла глаза и позволила неге окутать меня, укачать в колыбели и унести в сказочные дали безмятежного сна.

❋ ❊ ❉ ❊ ❋


- Пора, - кто-то разбудил меня поцелуем в висок. Открыв глаза, я обнаружила себя на прежнем месте, но огонь в камине погас, а из окон лился солнечный свет. Надо мной сидел улыбающийся Эдвард в рубашке и штанах, а вокруг раздавались звуки женских голосов – это служанки уже приступили к своим обязанностям, убирая следы разрушений, нося полотенца и готовя горячую ванную.

Я села, смущенная и деморализованная, прикрывшись одеялом. Никогда не смогу привыкнуть к бесцеремонному вторжению: в Квилетии слуги давно уже не входили без разрешения хозяев. Но это еще полбеды… главное испытание ждало меня впереди! Однако ничто, - приказала я себе, - не испортит мне настроения после прекрасной ночи. А став королевой, я получу возможность изменить какие-то правила на свое усмотрение.

С этой жизнеутверждающей мыслью я направилась в ароматную лохань с горячей водой, а Эдвард, уступив свою спальню и дав мне время на уединение, ушел приводить себя в порядок в другое место, напоследок нежно поцеловав.

Мы предстали перед ликующей толпой через несколько часов: чисто вымытые, причесанные и разодетые по этому особому случаю в белые наряды с оторочкой из красного меха. Эдварду еще только предстояло стать королем спустя полгода, после его восемнадцатого дня рождения, но уже сейчас было видно, как сильно его обожает народ. Его заслуги пока что ограничивались разрешением спорных судебных случаев и поимкой преступников, - благодаря телепатии он на раз-два выводил обманщиков, воров и убийц на чистую воду, - но этого оказалось достаточно, чтобы добропорядочные граждане, не нарушающие законов, возвели будущего короля на пьедестал уже сейчас.

Толпа приветствовала принца и его жену. Я снова горела от стыда, когда из окна главной башни вывесили простыню с нашего брачного ложа, и толпа взорвалась бурными аплодисментами. Эдвард что есть силы прижал меня к себе, обняв за плечо, напоминая, что находится рядом.

- Когда я стану королем, обещаю: я отменю эту зверскую средневековую традицию, - поклялся он, улыбаясь толпе, гудящей под нашим балконом, как ни в чем не бывало. Мне до его хладнокровия было далеко.

- Спасибо, - прошептала я с благодарностью, даже и не пытаясь улыбнуться.

- Клятвопреступница! – раздался громкий голос над толпой, перекрывший остальные звуки. Люди внизу завертели головами, удивленно ища нарушителя спокойствия. Я заметила, что Эдвард повернулся в сторону источника крика за секунду до него.

- Гори в аду, обманщица! – голос был до боли знаком, но в свете яркого солнца, слепящего снега и пестрящих на площади разноцветных лент я не могла разглядеть обладателя.

Все, что последовало, развивалось очень стремительно. Эдвард отодвинул меня за спину в то же мгновение, когда раздался характерный звук выпрямившейся тетивы и тоненький писк выпущенной смертоносной стрелы. Эдвард слегка отклонился в сторону и поднял руку: в тот же момент в его пальцах оказалась вибрирующая стрела.

- Сдохни, тварь! – я узнала голос своего друга и заледенела до кончиков волос. Мгновение – и новая стрела зазвенела в другой руке Эдварда, оглушая меня пониманием, почему ему дали прозвище Неуязвимый. Сложив их вместе, мой муж легко сломал их напополам о колено и бросил к ногам.

Третья стрела ударилась о выпущенный мной щит. Ее металлический наконечник звякнул, создав россыпь искр, когда бесполезное оружие отлетело в сторону, не достав до нас метров двух. Эдвард обернулся ко мне через плечо, его глаза были круглыми.

- Это ты сделала? – изумленно воскликнул он и сделал шаг ближе ко мне, встав под мою защиту, когда я кивнула.

На площади происходило столпотворение: люди гудели, показывали пальцами куда-то вверх, на окна четырехэтажного здания, недовольно роптали на того, кто посмел обидеть их будущего короля. Стражники Аро в красных мундирах и черных мантиях бежали туда, расталкивая плотно стоящий народ. А я, наконец, увидела в одном из окон Джейкоба, лицо которого было искажено яростью, направленной на меня. Он что-то кричал, но теперь его обвинения перекрывали вопли людей с площади.

Его выволокли из дома и потащили к дворцу. Толпа расступалась, а Джейкоб, сопротивляясь с такой силой, что его едва могли удержать шестеро человек, изрыгал проклятия, глядя на меня.

- Ты обещала убить его, а не становиться его королевой! Ты поклялась спасти свой народ, но вместо этого предала!

Я ахнула, испуганно отшатнувшись от его обличающих обвинений, но Эдвард схватил меня за руку и крепко удержал подле себя.

- Отрицай, - мрачно посоветовал он, передвинувшись так, словно защищал меня теперь от совершенно иной угрозы: выглянув из-за его спины, я увидела дюжину стражников во главе с Кайусом, с пиками наперевес бегущих к нам. – Скажи им, что он лжет.

- Но он мой друг… - растерянно пролепетала я, находясь в ужасе и растерянности, что Джейкоб прокрался в столицу Олимпии через охраняемую границу, узнал о моем провале и теперь так глупо подставил и себя, и меня.

- Твой «друг» только что предал тебя из чувства мести. Поверь, он знал, что за этим последует твое суровое наказание, но его это не остановило.

Я горько сглотнула: мне было больно оттого, что Джейк возненавидел меня и забыл нашу дружбу, даже если отчасти его обида и была заслуженной. Он, как и я еще вчера, не понимал причин моей измены, не знал, каким на самом деле оказался Эдвард, но вместо того чтобы сначала поговорить, решил обречь меня на смерть. Разве он питал ко мне дружеские или сердечные чувства, в таком случае?

Нас окружили стражники Кайуса: первый ряд с пиками, второй – с заряженными арбалетами. Среди них, очевидно, были чародеи: безоружные, но с характерно выставленными вперед руками, они собирались применить свои таланты в случае сопротивления. Кайус потребовал выдать изменщицу, коварством прокравшуюся в спальню короля, чтобы убить его. Прижав к балконным перилам, Эдвард прикрывал меня собой.

- Воу-воу, полегче, Кайус, - потребовал он враждебно настроенного военачальника остановиться. – Это ошибка. Тот квилет лжет.

- Мы вытрясем из нее всю правду, мой король, - слова прозвучали холодно и жестко, без должного уважения, ясно показывая мне, что Эдвард насчет своего положения не врал.

- Это не потребуется, - Эдвард понизил тон. – Я знал об их плане, Белла мне все рассказала. Она на нашей стороне.

Кайус мотнул головой, и арбалетчики приготовились стрелять.

- Вы этого не знаете, мой король. Аро не смог прочесть ее мысли. Нам следует избавиться от нее, как от возможной угрозы, а заодно и от всех этих предателей, - указал он в сторону Чарлза, со своей свитой спешащего на помощь Джейкобу и преградившей путь стражникам Аро. Выхватив мечи, они громко спорили с черными мантиями за право взять Джейкоба под свой контроль, судить и, если понадобится, казнить, но в родном королевстве Квилетии.

Ситуация становилась необратимой: непохоже, что кто-то из сторон согласится сдаться. Я знала отца: он был миролюбивым и справедливым правителем, но за своих людей сражался бы до последней капли крови, если понадобится. Он не позволит пленить и пытать ни меня, ни Джейкоба, даже если мы действительно виноваты. Наша миссия стала дипломатическим провалом.

Что я могла сделать? Даже мой щит не выдержит такого количества оружия, а если я растяну его до отца, он станет тонким и легко порвется. Единственным выходом было признать свою вину и умолять отца не доводить дело до драки. Джейкоб и я пострадаем, но это была меньшая цена по сравнению с той, что заплатят квилеты, если начнется сражение. Нас убьют всех. А Квилетию, лишившуюся короля и защитника, не ожидавшую нападения, покорят за считанные дни.

Или… я могла попробовать другой план, только что пришедший мне в голову. Слушая вой разгневанной толпы и громкие обвинения сторон, уличающих друг друга в заблаговременном заговоре, я понимала, что ситуацию спасет только настоящая правда.

Мы и так стояли у перил балкона, так что я повернулась к площади лицом и оглядела бормочущую толпу, состоящую и из благородных господ, и из обычных крестьян, прибывших сюда поглазеть на свадьбу.

- Что ты делаешь? – тихо поинтересовался Эдвард, проницательно заметив изменение моего поведения.

- Я поверила тебе, - прошептала я, переводя дыхание, - теперь ты поверь мне.

- Граждане Олимпии и Квилетии! – призвала я самым зычным голосом, на который была способна. Толпа и спорщики притихли, изумленно повернув ко мне головы. – Вы видите, что здесь происходит? Этот человек, - указала я на Джейкоба, не говоря ничего, кроме истины, - пытается очернить мое королевство в ваших глазах, чтобы стравить нас друг с другом, когда мы только-только стали надеяться на мир! А все потому, что он в меня влюблен и не перенес моего отказа. Это низко, - обратилась я прямо к нему, скованному по рукам и ногам стражниками. – И глупо!

- Но вы посмотрите, что делают ваши блюстители, - рукой показала я на Кайуса и Аро, стоящих в окружении охранников в черных мантиях, с оружием, направленным на Чарлза, Эдварда и меня. – Они готовы убить короля соседнего королевства по не доказанному навету, только за то, что один обиженный мальчик предал нас! Они не послушали своего будущего короля, - указала я на жмущегося ко мне Эдварда, - хотя он сказал им, чтобы они опустили оружие! Кто, как вы думаете, на самом деле правит вашим королевством? Думаете, это был Карлайл? Думаете, им станет Эдвард?

Я услышала грозное роптание за своей спиной – это Кайус и его стражники обалдели от моей откровенной речи, подписывающей мне смертный приговор. Аро и его черные мантии, полностью позабыв о Джейкобе, все как один развернулись ко мне и прицелились из арбалетов. Их власти пришел конец, но так просто сдаваться они, очевидно, не собирались. Толпа неодобрительно загудела, то ли веря моему обвинению, то ли нет.

- Что вы хотите этим сказать? – крикнул кто-то особенно сомневающийся. – Братья Вольтури защищают нас от нападений квилетских партизанов вот уже много лет! Если бы не королевские указы…

- Вы всерьез полагаете, что Олимпия, превосходящая маленькую Квилетию размерами, ресурсами и числом воинов, не смогла бы захватить ее за столько лет, если бы захотела? Думаете, что Квилетия настолько глупа, чтобы нападать на ваши границы, не имея ни малейшего шанса на победу? Терять своих мужей ради пары мешков зерна, которого и так хватает нам на наших, пусть и немногочисленных, полях? – Горожане стали переглядываться и удивленно обсуждать мое предположение, и я воспользовалась последней возможностью донести правду, которую от них долго скрывали: - Наше королевство давным-давно прекратило бы эту бессмысленную войну, если бы не те, кто на самом деле развязал и поддерживает ее, - я указала на Кайуса, затем на Аро, - ради наживы. Мой отец привез меня сюда, чтобы уладить дело миром, и посмотрите, к чему это привело. Они собираются стрелять в меня, только чтобы я замолчала навсегда!

Аро сделал почти незаметный жест, останавливая арбалетчиков, потому что все глаза на площади повернулись к нему.

- Просто подумайте, кому это может быть выгодно? Кто собирает с вас дань на нужды воинов, опустошает зернохранилища на питание якобы армии? Кто держит вас в страхе перед мифическим нападением соседа? Кто-то из вас сталкивался с адептами Аро, если выражал сомнения по поводу действий власти?

За моей спиной что-то происходило: я чувствовала множественные нападения на щит. Пока что это были только чародеи, и щит справлялся с их атаками, незаметными для других. Но каждую секунду ситуация могла измениться, я играла с огнем. Я чувствовала прижимающуюся спину Эдварда – он закрывал меня собой. Но я была уверена – в случае чего Кайус пожертвует даже будущим королем.

- Аро угрожал мне, когда я спросил, почему не должен ковать на новой партии лат наш опознавательный знак, - крикнул один из горожан, судя по одежде, кузнец. – Мой сын, служащий на линии фронта, был удивлен и сообщил, что новое обмундирование им уже несколько лет не поступало, хотя мы регулярно куем доспехи в большом количестве. Я так и думал, что вся партия была продана какой-то третьей стороне! Но Аро пригрозил мне «случайной» гибелью, если я продолжу задавать неудобные вопросы.

- Несколько лет назад в нашей деревне ночевал военный обоз, - выступил невысокий крестьянин под руку с женой. – Глазастая свора любопытных мальчишек рассказывала потом, что везли они вовсе не мертвые тела наших солдат – что их телеги битком набиты золотой и серебряной посудой, явно где-то награбленной. Двое старших мальчишек исчезли вместе с ушедшим обозом. Нашли их только весной, мертвыми глубоко в лесу, с дырками от арбалетных стрел в груди! Должно быть, они устранили старших ребят, а младших не тронули, потому что решили, что им не поверят.

Стоило только начать, и обличения посыпались со всех сторон – горожане вспоминали разные подозрительные случаи, галдели и перебивали друг друга.

Нашлись и сторонники, которые начали защищать власть. Все это вот-вот могло перерасти в гражданскую войну, когда вперед, отодвинув меня, выступил Эдвард.

- Все, что сказала ваша будущая королева, истинная правда! Аро и Кайус, а также их предшественники, имеют реальную власть вот уже десятки лет, обкладывают города и деревни Олимпии неисчислимыми налогами, обманывают и запугивают не только вас, но и собственных королей! Я могу поручиться за все слова жены, я могу рассказать вам все, о чем эти двое, - показал он на отвратительных братьев Вольтури, застывших в оцепенении от неожиданного признания главного их союзника, - думают! И только мы с вами можем это изменить: собственными силами, сами, свергнуть злодеев и избавиться от их многовековой тирании!

- Они собираются расстрелять королеву и короля, а потом примутся за вас! Никто не уйдет отсюда живым! – выкрикнул с балкона личный слуга Эдварда и тут же погиб, пронзенный пикой стражника, сбросившего труп несчастного юноши прямо на головы толпе.

- Посмотрите на них – они просто убили этого мальчика!

- Они собираются убить и нашего короля!

- Мы не должны позволить этому случиться! Принц Эдвард много лет спасал нас от убийц, очистил от преступников улицы нашего города! Послушайте его! Защитите нашего короля!

- За мир! За свободу! За Эдварда Неуязвимого!

Это послужило сигналом. Стражники Аро вытащили клинки, а арбалетчики спустили тетиву, и сотня стрел полетела в нашу с Эдвардом сторону, стукнулась о щит и распалась в разные стороны, заставив меня охнуть от резко съежившегося щита и осесть под силой их удара. Толпа взревела и, вытащив, кто что мог, мечи, ножи и просто палки, горожане бросилась на Аро и его свиту, побежали по ступеням дворца, чтобы защитить нас. Камни, вытащенные горожанами из мостовой, полетели в стражников.

- Сейчас или никогда, - пробормотал Эдвард и, вытащив свой клинок, выступил против Кайуса и его стражей, изо всей силы тыкающих мой сдувающийся щит.

- Я не смогу защитить тебя там, - воскликнула я, схватив его за руку, с ужасом представляя бой его одного против восьмерых – остальные были брошены на оборону Кайуса по другую сторону, против возмущенных жителей Олимпии.

Эдвард вернулся, только чтобы с безумной улыбкой и горящими огнем глазами жарко прижаться к моим губам.

- Все будет хорошо, ты в этом вскоре убедишься. Оставайся здесь, защищай себя, - и бросился в самый бой.

Задыхаясь от страха, я в панике следила за развернувшимся сражением: Эдвард врезался в строй противников словно таран, разбрасывая опытных воинов в разные стороны, как кукол. Уже спустя несколько секунд я поняла, что он имел в виду: все стражники будто внезапно растеряли свои навыки, нелепо промахиваясь по необычайно увертливому и неуловимому принцу. Любой их выпад попадал в то место, где Эдвард уже не стоял, коварные удары проносились в миллиметре от цели. Бывалые воины выглядели неумело, как дети, впервые взявшие в руки копья. И падали один за другим, сраженные в самый неподходящий момент. Мой неуязвимый король-телепат был самым прекрасным, сильным и храбрым воином на всем белом свете. И я была счастлива, что нашла в себе силы поверить ему.

Поняв, что от меня здесь ничего не требуется, я обернулась к площади, взволнованно ища глазами своего отца. Картина напоминала побоище: почти безоружные горожане кидались на копья стражников Аро, рядами падали под выстрелами арбалетчиков, прячущихся на крышах и балконах. Единственное место, где битва напоминала справедливое сражение, было там, где свита моего отца сражалась с красными мундирами, оттесняя тех дальше и дальше от площади.

Все изменилось тогда, когда Аро, совершив обходной маневр, напал на Чарлза со спины и, схватив его за длинные седые волосы, поставил короля на колени и приставил к его горлу меч.

- Папа! - Я ахнула, вцепившись побелевшими пальцами в перила.

Аро выкрикнул угрозу, и свита моего отца остановилась, а затем начала складывать оружие. Бой был проигран, но если бы это остановило Аро! По его приказу стражники просто начали закалывать безоружных квилетов, покрывавший мостовую истоптанный снег окрасился кровью людей, которых я знала с детства, и то, что на моих глазах сейчас умрет и отец, было делом самого короткого времени.

Я находилась далеко, но все же был способ им помочь, пока не стало поздно. Призвав все силы до последней капли, которые только имела, я собрала щит перед собой, сконцентрировала его до предела и выстрелила им по врагам. Щит соскользнул с меня, оставив меня обнаженной перед выстрелами или ударами. Вибрирующий магией прозрачный кулак ударил стражников, выбив оружие из всех рук и разбросав закованных в латы мужчин ровным полукругом. Силы оставили меня: ноги стали ватными, мир начал темнеть и ускользать. Последним, что я увидела, был Джейкоб, целящийся в меня из своего большого, красивого букового лука…

❋ ❊ ❉ ❊ ❋


Когда я открыла глаза, рядом сидел Эдвард и держал меня за руку. Он широко улыбнулся, увидев, что я пришла в себя.

- Ну, наконец-то! – его ладонь скользнула по моему лицу, большой палец нежно очертил линию подбородка и губ.

- Что произошло?

- Ты истратила все силы, защищая отца. – Эдвард покачал головой, на его лице отразилась вина: - Если бы не Джейкоб, ты бы погибла…

- Джейкоб?.. – растерянно переспросила я. Память подводила меня: последнее, что я помнила, это как друг собирается выстрелить в меня, воспользовавшись моим уязвимым положением.

- Один из стражников Аро подобрался к тебе слишком близко, - кивнул мой муж, сжимая зубы от негодования. – А я понятия не имел, что ты уже стоишь без щита, что ты пожертвовала собой ради отца! Услышал мысли Джейкоба слишком поздно: он был единственным, кто заметил, что случилось, и понял, что тебе грозит опасность от подкрадывающегося врага. Он знал, как работает твой щит, и что на некоторое время после такого удара ты слабеешь, поэтому он убил того, кто хотел напасть на тебя. Нам повезло, что он так хорошо умеет стрелять!

- Он жив?

- Жив и ждет тебя, чтобы извиниться за свое ужасно глупое и низкое поведение, - улыбнулся Эдвард. – Хотя, думается мне, он уже в стельку пьян: горожане опустошили все бакалейные лавки города и пируют напропалую!

Мы находились в комнате: я лежала на постели. Судя по солнечным лучам, проникающим через окно, прошло не слишком много времени, возможно, я отключилась всего на пару часов. Снаружи раздавались крики ликования и залихватские пьяные песни.

- Мой папа?.. – испуганно вспомнила я о грозившей ему опасности и битве.

- С ним тоже все в порядке. Из ваших пострадали только несколько солдат.

- Кайус и Аро?

- Оба мертвы, а с ними и почти все, кто их поддерживал, - кивнул мой муж и благодарно мне улыбнулся, поглаживая по щеке. – Некоторые сбежали, но вряд ли они когда-нибудь вернутся – конечно, если не хотят лишиться головы. Все остальные, - махнул он рукой в сторону окна, - празднуют победу и, - он улыбнулся шире, - собираются провозгласить новых королеву и короля, как только ты придешь в себя. Нас ждут в тронном зале, чтобы водрузить на наши головы короны и подписать с Квилетией мирный договор! Ты совершила революцию, жена!

Я улыбнулась: счастье и облегчение переполнили мое сердце. Эдвард взял мое лицо, помог мне привстать на постели и прижался горячими губами к моим губам.

- Ну что, готова предстать перед твоими новыми подданными и взойти на трон? – спросил он восторженно спустя несколько нежных минут, подавая мне руку и помогая подняться на ноги.

Я перевела дух. Распрямила плечи. Быстренько проверила прическу, умудрившуюся не растрепаться после стольких приключений. Взглянула на великолепного мужа, лучшего мужчину на земле.

- Готова! – и вложила свою руку в его надежную ладонь.

____________________________

От автора: если вам есть, что сказать, приглашаю пообщаться на Форум


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/58-37945-1
Категория: Мини-фанфики | Добавил: Валлери (31.01.2020) | Автор: Валлери
Просмотров: 1970 | Комментарии: 17


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 17
0
17 ♥Ianomania♥   (22.03.2020 14:52) [Материал]
Отличная история!
Прочитала с огромным удовольствием! Спасибо автору!

0
16 kaktus6126   (05.03.2020 00:40) [Материал]
Очень хорошо получилось. И Белла тут такая революционерка) Мне напомнила Кристен Стюарт в роли Белоснежки - она там вот прямо так тоже речь толкала))).
Все хорошо получилось - и начало, и история с ядами, и внезапное пробуждение чувств, и находчивость Беллы, все хорошо, спасибо. Давно не была на сайте, теперь вот нагоняю с удовольствием!

0
15 katerina420   (16.02.2020 18:19) [Материал]
В целом хорошая, законченная история получилась - как говорится, все ниточки сплелись в одну. Но как они сплетались... это отдельная история biggrin biggrin
Так плавно выкручен конфликт с Джейкобом на решение основной проблемы - Аро... А я уж призадумалась ближе к концу рассказа, как весь глобальный ворох проблем разрешить героям после нашего конкурса-то))

Хорошо продуман мир, вражда, перенос смысловых фишек из Сумерек (неуязвимость Эдварда, например).
Немного банальной показалась мгновенная любовь героев друг к другу. Пусть не в одну секунду, но как бы и не быстрее wacko wacko
Хотя железная логика и быстрая смена векторов Беллы (иногда стрелочками в совсем уж неожиданную сторону) мне даже понравилась - словно на американских горках проехалась biggrin happy
Спасибо)))

0
14 Frigitta   (16.02.2020 15:25) [Материал]
Это было очень захватывающе. Спасибо огромное! wink

0
13 робокашка   (10.02.2020 13:36) [Материал]
В ашуе оттого, насколько всё оказалось "квази" Герои так быстро меняли цели, планы и средства! Горепут Джейкоб оказался выстрелом Авроры по логову серых кардиналов biggrin Новоявленной принцессе дали высказаться во всей красе, чтоб дать пищу для ума и наводку для выбора конкретного врага. Молодая чета шустро обыграла козырные карты и раздраконила нужные силы. Виват!
Спасибо и удачи в конкурсе!

0
12 Nikarischka   (08.02.2020 23:27) [Материал]
Цитата Текст статьи ()
Острый кинжал пронзил меня насквозь,

Господи, это звучит в моей голове так, как будто Эдвард прибил Беллу. В контексте постельной сцены и с учетом только что упомятуго кинжала - это реально пугает. Только потом поняла, в чем тут дело... ну, вы поняли.

В общем-то, было довольно интересно читать, хороший сюжет. Сначала я подумала, что Белла будет этакой исправительницей монстров, красавицей для чудовища. Потом, когда Эд признался в том, что на самом деле происходит, я думала, что он все равно кокнется от яда, а Белла будет продолжать восстание. Когда оказалось, что он реально неуязвимый и стал обыскивать женушку на предмет другого оружия, то подумала, что он соврал ей, чтобы заманить в ловушку, а на самом деле является настоящим тираном. Столько раз я еще никогда не заблуждалась в сюжете.

А потом неожиданное появление Ддейка, приведшее к восстанию и так быстро закончившейся революции. Удивительно, что люди способны тут же начать радоваться и веселится, короновать королей, когда как только что многих их сограждан просто поубивали в битве. Мне кажется, было бы логично провести хоть сутки в погребении павших и скорби по ним, ведь они умерли за справедливость. Хотя кровавых сцен описано и не было, но они там и не чай пили, а стрелами и камнями перекидывались. Так что, это смущает немного.

А так спасибо, хорошая революционно-политическая сказка с легким налетом сумеречного шарма и необычными поворотами повествования.

Удачи на конкурсе!

0
11 Валлери   (06.02.2020 12:44) [Материал]
Какая политическая сказка получилась, прямо аллюзия на наше общество, где президент - это всего лишь "лицо" (хотя я в это не верю).
Радует, что для героев все хорошо закончилось, а то могло ведь и плохо после того что сделала Белла. Я даже взгрустнула, подумав, что сказка может оказаться трагедией - к этому все шло. Но к счастью, обошлось, Эдвард оказался тем ещё хитрецом, и сказка закончилась стандартным Хэппи ендом , где зло повержено, а добро живёт долго и счастливо.
Спасибо за историю, автор, и удачи в конкурсе.

0
10 mari2311   (05.02.2020 00:57) [Материал]
Милая, красивая сказка.
Быстро Белла переворот устроила. Не пришлось долго ждать.))

0
9 MiMa   (03.02.2020 17:01) [Материал]
Мне очень понравилась история, интрига до конца и хэппи енд. Все как мне нравится. Удачи.

0
8 leverina   (02.02.2020 11:45) [Материал]
Понравилось: чёткое описание ядов - и автор не поленился разобраться, и героиня тоже, что произвело на меня очень приятное впечатление.
Не упрёк, просто мини-сожаление: яды были в основном животного происхождения, а в названии - "цветок", что, кмк, осталось недообыгранным.
Не очень понравилось: очередное (в фф сайта) уменьшительно-ласкательное нарциссическое "моё" у героини


Вообще вселенная получилась очень интересная, хоть и описана она немного поспешно, приблизительно и в лоб (что, в общем-то, понятно - цейтнот и ограниченный мини-форматом объём).

Приятно удивил главгерой - нетипичной для 17-летнего (и для канонного Эдварда) уравновешенностью, проницательностью и дипломатической жилкой. Надо же, сколько достоинств.

И в этой истории я тоже не заметила никаких зимних традиций - ну и бог с ними, раз я такой читатель невнимательный.

Победили ли герои коррупцию у себя на родине? Согласно этому рассказу - уже да. Но как-то больше верится классику


Насчёт того, что временами похоже на теледебаты... Мне моменты истории, слегка похожие на ТД, показалось всё же гораздо более доброкачественными. Всё-таки ТД - это уже терминальная стадия...

ЗЫ
И кстати уж - "демократическая монархия"?! Это само по себе нечто. Куда до этого любым теледебатам.

0
7 Lidiya3397   (02.02.2020 11:25) [Материал]
Спасибо за историю. Удачи в конкурсе.

+1
6 Танюш8883   (01.02.2020 18:44) [Материал]
Белла блестяще исполнила роль бомбы, подложенной под правящий в Олимпии режим, хоть и не так, как планировала вначале. Воистину, многие ваши не те, чем кажутся. Вот и Джейкоб, сначала казавшийся сердечным другом, перевоплотился в ревнивого мстителя, но в конечном итоге стал катализатором революционной ситуации и избавителем от смерти для Беллы. Спасибо за историю полную неожиданных поворотов и разоблачений)

0
5 marykmv   (01.02.2020 13:34) [Материал]
Напомнило политические баталии на фейсбук. Присутствуют исполнители всех ролей - угнетатели, добрый, но увы беспомощный монарх и, о классика, супруга либеральных взглядов. Не хотелось бы особо углубляться, но автор явно находилась под впечатлением теледебатов и очень жаль, что они буквально зеркально отобразились в истории. Особо хотелось бы отметить придурка Джейка, но раз уж все закончилось хорошт..
Спасибо, автор. Удачи на конкурсе.

0
4 NJUSHECHKA   (01.02.2020 08:46) [Материал]
Спасибо

0
3 pola_gre   (31.01.2020 22:12) [Материал]
Непредсказуемой и закрытой для чтецов мыслей Белле удается быстро довести ситуацию до крайности, не зря ее заслали в королевство Эдварда. Миссия выполнима, хоть и изменена cool

Спасибо за историю!

+1
2 MissElen   (31.01.2020 17:12) [Материал]
Ух, какая остро политическая или даже революционная сказка получилась! Враждующие короли, воющие королевства, Квилетия и Олимпия, использующие не только стреляюще-режуще-колющее холодное оружие, но и магию. Мне показалось, у Квилетии очень плохо поставлена разведка, но зато у Олимпии отлично работает политическая пропаганда wacko Первые не знали кто на самом деле правит Олимпией, считая таковыми Карлайла Справедливого и его сына Эдварда Неуязвимого по кличке Монстр biggrin ; вторые же поддерживали это заблуждение, сея ненависть и страх у своих врагов. Возможно, король Квилетии Чарльз, лично знакомый с покойным Карлайлом, считал иначе и именно потому решился выдать свою дочь Изабеллу за принца Эдварда, тем самым прекратив войну и примирив народы. А сама Изабелла, в плену у своих заблуждений, решилась на опасный и страшный шаг - убить принца прямо на свадебном пиру. Однако, все пошло не так и впервые увидев зеленоглазого Монстра, она почувствовала к нему неудержимую симпатию и приязнь, но инерция своих убеждений и принятого решения подтолкнули её всыпать яд в бокал мужа и со страхом ожидать неизбежного конца... Тем временем, Эдвард, как ни в чем не бывало, рассказал своей только что обретенной жене как в действительности обстоят дела в королевстве и кто стоит у власти. Изабелла тут же пожалела о своем скоропалительном поступке, но дело было сделано... ну, почти... То, чего она ждала так и не происходило, зато брачная ночь была в самом разгаре и обещала быть весьма приятной вопреки ужасным ожиданиям. И тут Эдвард её разоблачил, не в смысле что одежду снял, хотя, конечно снял wink , а сказал что знает о яде в своем бокале, но у него к ядам иммунитет и карать отравительницу он не намерен, так как влюбился в неё с первого взгляда wacko И ночь продолжилась... А по утру началась настоящая революция, спровоцированная ревнивым и отчаянным Джейкобом. Короче, "наши" победили, "серые кардиналы" повержены, народ ликует и славит новых короля и королеву...
Спасибо. Удачи в конкурсе.

0
1 vsthem   (31.01.2020 15:45) [Материал]
Так я и думала, что тут не всё так однозначно, как кажется Белле, и что за видимой ясностью всего происходящего определённо кроется подвох. В принципе стоило ожидать того, что Эдвард, выглядящий вполне мирно и нисколько не жестоко во время свадьбы, вряд ли может быть тираном и убийцей. Что он скорее марионетка, чем действительно такой повелитель, как все вокруг твердят, основываясь лишь на внешнем положении дел и не имея ни малейшего понятия о том, что изнутри всё может быть гораздо сложнее. А что касается возникших впоследствии переживаний Беллы, когда она узнала всю правду, но ещё до того воспользовалась моментом и добавила в бокал яд, но потом так и не увидела, чтобы Эдварду сделалось плохо, то я ещё в тот момент подумала, что у него есть что-то вроде иммунитета перед такими способами физического устранения. Потому что он почувствовал новый привкус в напитке и, думаю, сразу заподозрил отравление, но при этом не стал выглядеть нервным и обеспокоенным из-за скорой смерти. Скорее, наверное, удивлённым, раз посмотрел на Чарли, зачем ему травить его после тайного письма, а значит, Эдвард наверняка ещё в тот момент понял, что это Белла действует за спиной своего отца. Потому что только её мысли он не может читать, а всех остальных присутствующих мгновенно прочёл. Всё-таки Эдвард не дурак, пусть и не мог на тот момент сладить с более могущественными силами вокруг себя. Но с Беллой у них всё получилось, хотя и пришлось несколько понервничать, когда ни с того ни с сего здесь вдруг появился Джейкоб, а потом и тогда, когда Белла сознательно оставила себя без защиты. Хорошо, что все живы, пусть лично у меня и есть ощущение, что всё произошло уж слишком резко и быстро. Наверное, это касается не столько того, что события стали стремительно сменять друг друга, сколько того, что я, пожалуй, ожидала, что Белла в некоторой степени пострадает. Окончательная развязка показалась мне несколько чрезмерной безоблачной. Не совсем реалистичной что ли... Но в целом история качественная, интересная и ощущающаяся достоверной. Желаю вам удачи в конкурсе, автор!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями