Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1648]
Из жизни актеров [1616]
Мини-фанфики [2464]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [16]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4681]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2368]
Все люди [14894]
Отдельные персонажи [1454]
Наши переводы [14190]
Альтернатива [8954]
СЛЭШ и НЦ [8727]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4247]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей июня
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (01-15 июня)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Эсме. Сумерки
В мыслях промелькнуло лишь окутанное дымкой воспоминание: я держу на руках маленький, завернутый в голубое комочек... Накатила новая лавина боли, и сердце предательски сжалось. Его больше не было и я тоже должна уйти. Вслед за ним, вслед за Мэри и моими родителями, в манящую неизвестность. Возможно, там я найду ответы. Я бессмысленно улыбнулась и шагнула. Теперь мы будем вместе. Навсегда.

Последняя грань
Покинутая всеми и забытая, от своей серой жизни и ненавистного Султана Изабелла Свон сбегает к брату в Ирак. Но начавшаяся в 2003 году война круто меняет всю ее жизнь. Теперь судьба девушки в руках жестокого американского полковника...

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!

Жена и 31 добродетель
Ни воспитание, ни воображение не подготовили леди Изабеллу к тому, что ее ожидало в браке. Как должна в этом случае поступить благородная дама? Принять то, что ей дала судьба…или бороться с нею?

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Делай меня живым
На каждую ситуацию и даже преступление можно посмотреть с разных точек зрения.
Просто прохожий, сыщик, убийца, коллега, свидетельница, кто-то ещё?
Да, наверняка, просто он пока не представился.



А вы знаете?

...что на сайте есть восемь тем оформления на любой вкус?
Достаточно нажать на кнопки смены дизайна в левом верхнем углу сайта и выбрать оформление: стиль сумерек, новолуния, затмения, рассвета, готический и другие.


... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимый женский персонаж саги?
1. Элис Каллен
2. Белла Свон
3. Розали Хейл
4. Ренесми Каллен
5. Эсми Каллен
6. Виктория
7. Другой
Всего ответов: 13009
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Общее

Я родилась пятидесятилетней... Часть II. Главы 3-6

2018-7-19
11
0
Глава 3. Мир принадлежит тому, кто ему рад

Освободи своё сердце от ненависти —
прости всех, на кого ты был обижен.
Освободи своё сердце от волнений —
большинство из них бесполезны.
Веди простую жизнь и цени то, что имеешь.
Отдавай больше. Ожидай меньше.

Его Святейшество Далай Лама XIV


Белла


— Ну, и что это было? — задумчиво спросил Ньютон, пребывая всё ещё в шоке от моей неожиданной махинации и вполне прогнозируемой мной развязки.

Лично у меня на душе было чуть паршиво. Не было привычного удовлетворения от проделанной шалости.

— Почему Каллен использовал твою фамилию, как кодовое слово в тир, Белоснежка? — Тайлер, как и я, не совсем понимал причину такой чести.

В моей голове был логичный ответ, что из-за молчания мыслей телепат воспринимает меня, как надоедливую загадку, но не говорить же об этом друзьям…

— Может, потому что он хочет её застрелить? — то ли пошутил, то ли предположил Ли всерьёз.

Ну, убить он меня хочет с первого дня… Я поджала губы, раздумывая над этой идеей, но потом отбросила подобный вариант, так как чего-чего, а убийственных взглядов от своей махинации я от Эдварда не получила.

— Белла, а эта рубашка случайно тобой не с Бо снята? — спросил внезапно молчавший до этого Йорки с выражением огромного подозрения на физиономии.

Все взгляды тут же приковал бедный предмет гардероба.

— Он случайно вылил на мою рубашку кофе, — я даже не понимала, кого именно оправдываю: себя или Бо.

Парни странно переглянулись, Тайлер присвистнул, Ли пробормотал что-то удивлённое, а Эрик…

Эрик посмотрел на меня, как терапевт на смертельно больного и тупого пациента.

«В морг», — считалось на чуть усталом азиатском лице будущего журналюги.

В морг очень не хотелось, да и вообще, у меня на эту жизнь диаметрально противоположные планы, так что я оставила неизвестные подозрения Йорки, типа тех вчерашних, что мы с Калленом встречались, и бодро поторопила всех в тир.

Там я мило объяснила, что ранний склероз — это семейное, мои «братья» оказывается, сняли оба тира по растерянности, так что все «Каллены» будут стрелять во втором тире… Как же его название? — мои мальчики тут же поддержали ложь-игру, назвав контору конкурента.

Когда же я спросила, могут ли друзья семьи остаться тут, меня мигом заверили, что никаких проблем не возникнет.

— А вы очень похожи на своих братьев, мисс, — на прощание сказал парень, оглянувшись и прервав инструктаж, за что получил подозрительные смешки от школьников.

Интересно, чем?

«Реальным возрастом», — гаденько пропело подсознание.

— На самом деле, я приёмная, — тихо и наигранно грустно ответила я, бросив предупреждающий взгляд на мальчишек.

О том, что я не стреляю, так как документов у меня на фамилию Каллен нет, мы договорились ещё у первого тира. Я заверила, что прекрасно погуляю одна по городу, а вечером можно будет встретиться где-то возле башни Спейс-Нидл.

Повесив на здоровое плечо рюкзак, в который, не глядя, кинула книжку Бо, кошелёк, мобильный и маленький местный путеводитель. Его, кстати, скинувшись, любезно купили парни, от сопровождения которых я успешно открестилась… С этой маленькой, но ценной брошюркой я уверенно обойду за свободные пять часов всё самое интересное.

«Изумрудный город», как неофициально называют Сиэтл из-за большого количества зелени, оказался куда интереснее, чем я думала. Глядя на внушительный список музеев, смотровых площадок, кафе, парков и скверов, я могла только догадываться, как этот город расцветает и оживает с приходом весны и теплолюбивых туристов… Папа рассказывал, что ещё до моего рождения они с мамой часто ездили сюда в сезон цветения магнолии, в честь которых тут назван целый район.

Сегодня город выглядел не особенно изумрудно, хотя снег уже сошёл, а деревья были готовы вот-вот проснуться от зимней спячки. Хмурое небо с редкими проблесками солнца предупреждало, что разница с климатом Форкса не столь существенна. Но с каждым шагом, который я делала под бодрую музыку CD-плеера, моё настроение шло в гору. Мимо меня проезжали и наверняка сигналили машины, когда я, пританцовывая, проходила рядом с яркими витринами или прыгала по белым линиям, когда все люди вокруг с серьёзными минами стадно, скучно переходили по пешеходному…

В моей душе звучала задорная песня молодости, решение вопроса с Калленом дало возможность расслабиться и жить в своё удовольствие, не ощущая груза ответственности за тот сложный путь, что был выбран мной с детства. Это было похоже на состояние, когда внезапно отменяют соревнование, к которому человек подсознательно не готов. Да, ты хотел его выиграть, но ты его и не проиграл, верно?

Проходя мимо знаменитого на весь штат Вашингтон Собора Сент-Джеймс, я шутливо отдала честь Богу, благодаря судьбу за то, что, подарив столь многое, она не захотела спрашивать меня по счетам, возможно, решив, что с меня хватит и любимой работы.

Кто знает? Может, лекарство от рака изобретут и без меня? Вдруг где-нибудь в 2010 году полностью победят это заболевание, как когда-то победили оспу, а я переживаю… А, согласно тем же майя, в 2012 всё равно апокалипсис, так стоит ли париться?

Я улыбнулась про себя, точно припоминая как минимум три даты конца света, которые скучно отпраздновала у себя дома, сварив любимую и заранее купленную гречку. Ни на что, кроме цен, эти даты, вроде, не влияли.

Загляделась на здание Бенаройя-Холл, которое вмещает в себя один из лучших концертных залов страны, тут часто выступает городской симфонический оркестр Сиэтла. Бенаройя-Холл уже несколько лет считается одной из лучших музыкальных площадок в мире благодаря отличным акустическим свойствам и роскошной отделке. Полюбовавшись со стороны на огромную стеклянную стену, я пообещала себе выбить выходной и съездить сюда на концерт классической музыки.

Знаменитый музей научной фантастики и истории музыки я решила пройти как-нибудь в другой раз, справедливо ожидая, что в субботний день в этом оригинальном здании меня просто раздавят туристы. Помимо знаменитых мест, указанных в путеводителе, я часто ахала, просто остановившись рядом с каким-либо интересным домиком в районе Pionееr Square.

Пару раз я брала такси, один раз чуть не заблудилась, когда по рассеянности свернула не туда, но быстро поняла свою ошибку, когда услышала за поворотом чей-то басовитый неприятный гогот. Пластинка как раз закончилась, и я перезапускала диск… Короче, мне просто повезло, что услышав подобное, мой мозг тут же скомандовал тикать ногам в темпе вальса в сторону светлой и людной улицы и по подворотням не шастать, даже если там мелькают интересные арт-объекты, нарисованные уличными художниками-умельцами.

Вообще, я в очередной раз пожалела, что со мной нет Светы. Вот кто с удовольствием бы побродил и посмотрел местные красоты, рассказал мне, тёмной, в каком точном архитектурном стиле сделано то или иное здание, солнечно поулыбался, с удовольствием позируя мне для фотографии, и даже разделил со мной вот этот греховно вкусный пирог с клубникой, попробовав который, можно смело умирать, либо продолжать жить, зная, что рай на земле тоже возможен. Ох, я просто нуждалась в Казанцевой, как в человеке, который без лишних вопросов выпил бы всю мою пенку с кофе…

Да, когда моё плечо опять разболелось, я решила, что можно сделать вкусную остановку и сейчас сидела в уютном кафе, интерьер которого мне понравился приятным сочетанием древесных-кофейных, молочно-белых и зелёных оттенков. Ну и аппетитным запахом свежайшей выпечки, чего лукавить… Отстояв приличную очередь, которая наглядно говорила о качестве продуктов, нагуливая аппетит азартом и советуясь с улыбчивыми постоянными клиентами пекарни, с чего лучше приобщиться к прекрасному и высококалорийному, я удачно успела к тут же освободившемуся столику, прицельно кинув свой рюкзак туда, куда уже было навострили лыжи менее внимательные посетители.

После ложки десерта я поняла, что народ тут тусуется не зря. После глотка крепкого кофе решила, что зайду сюда ещё не раз и обязательно затащу сюда сладкоежку Джейкоба.

Сверив время, я прикинула, что у меня ещё чуть больше часа до встречи. Несколько мест для магазина я тоже присмотрела и записала прямо на путеводителе, решив скинуть адреса с описанием помощнице Роба, с которой мы познакомились в мой прошлый приезд. Милая девочка, в отличие от деда, была в восторге от идеи индейского магазина и мёда, к ней дедушка советовал отправлять любые вопросы по лавке, аргументируя это тем, что её отец имеет несколько цветочных и книжных лавок в Нью-Йорке, и Ребекка неплохо понимает тонкости «малого бизнеса», как выразился Роб.

В общем, всё, что я хотела, было просмотрено, струны куплены, я даже приобрела новую нотную тетрадь для Бо, помня, что старая порвалась. Единственное, что было мной забыто, так это книжный, хотя многие из них я встречала по дороге, но всё время находилось какое-либо отвлекающее событие.

Мне вдруг стало интересно, что за томик я схватила, убегая от Квона, а достав книгу, не удержалась от восторженного смеха. «Трудно быть богом» Стругацких. Да, не оригинал, но того, кто читал на русском, английский не сильно расстроит…

— Мисс, все столики заняты, можно нам присесть к вам?

Я подняла глаза в ответ на звонкий, почти детский голос, чтобы увидеть колоритную пару явно влюблённых. Девочка-цветочек, нежная, вся как будто выполнена в пастели, пара французских косичек перекинуты на грудь, еле заметные ромбики белой отглаженной кофты напоминали скорее детские гольфы, чем деловую форму, а добрый взгляд широко распахнутых глаз моментально располагал.

Чуть усталый взгляд её взрослого спутника, который был, кажется, заранее готов к моему отказу, помог мне быстро сориентироваться с ответом:

— Конечно, присаживайтесь! Не люблю есть в одиночестве, — подмигнув девочке, я повесила на спинку стула свой рюкзак, освобождая новоприбывшим место.

— Спасибо огромное, я просто забыла, что тут нельзя зарезервировать столик, — хихикнула незнакомка, как-то подбадривающе дёргая за рукав мужчину.

Улыбнулась поверх чашки:

— Я тоже бываю рассеянной.

«Каллен и мальчик из тира подтвердят»…

— Меня зовут Сара, а это Джордж, ой, — говорушка обратила внимание на то, что я лопаю, — я тоже обожаю клубничный оргазм!

Я подавилась продуктом. А в глазах спутника впервые мелькнуло что-то человеческое. Кажется, ребята забавлялись за мой счёт.

— Простите? — вежливо переспросила я, вытирая губы салфеткой.

— Ой, этот десерт не так называется, конечно, но клубника, как символ Венеры, считается афродизиаком со времён древнего Рима… Согласно поверью, если разломить клубничку пополам и одну часть отдать человеку, который очень нравится, то вы непременно влюбитесь друг в друга, — начала тараторить девчушка, пока на её плечо не опустилась тяжёлая мужская рука.

— Дорогая, ты же не сексолог, прекращай смущать мисс… — он тактично сделал паузу, позволив мне представиться:

— Белла, Белла Свон.

Очаровательная Сара тут же смутилась и спряталась, как котёнок, на груди Джоржа.

Он успокаивающе опустил ладонь ей на голову, с тёплой улыбкой поглаживая пушистые косички:

— Она на первый взгляд очень смелая, даже дерзкая, но смутить её легче, чем ребёнка.

— Вы очень красивая и милая пара, — честно ответила я, получая почти эстетическое удовольствие оттого, как они взаимодействуют.

— Совет нашего университета так не думает, — мягко заметил мужчина, пощекотав кончиком косы шею Сары, от чего она тут же с веселым визгом вырвалась и погрозила ему пальцем.

До меня вдруг дошло, кем эти люди ещё, наверняка, являются друг для друга.

— Роман между преподавателем и студенткой?

Пара весело рассмеялась:

— Вообще-то, студентом этого милого профессора являюсь я, — улыбаясь, просветил меня мужчина.

И они снова начали смеяться, но уже над моим выражением лица.

— На самом деле, я старше его на полгода, — заговорчески подмигнув, поделилась Сара.

Мужчина закатил глаза и проворчал о том, что маленькие собачки до старости щенки.

— А она замещает на кафедре своего отца и опыта преподавателя, по сути, не имеет, — нашёлся и сдал девушку парень, улыбнувшись так задорно и по-мальчишески, что я моментально поверила в то, что ему не больше двадцати восьми.

— Я потомственный преподаватель, — взвилась Сара, чем заставила Джо откашляться, спрятав улыбку.

— Хотя я больше люблю историю изучать, чем просвещать в неё других, — девушка очаровательно сморщила носик. — Поэтому я без сожаления сменила работу, когда отец заболел, а должность координатора экспонатов занял какой-то малообразованный хлыщ, думаю, по знакомству…

— Примерно, как ты в колледж, где ректор — дед, а отец — профессор, — мужчина невозмутимо отхлебнул свой кофе и хитро посмотрел на любимую, которая тут же зарделась, но быстро взяла себя в руки и напустила на себя чопорный вид:

— Мистер Холл, на следующей неделе, не позже вторника, будьте добры, сдать мне написанное от руки эссе на тему: «Двойные стандарты в Древнем Египте или мужской шовинизм, как причина воцарения Клеопатры»…

— Давай просто посмотрим «Мумию», крошка? — попытался сторговаться парень.

Сара пронзила его яростным взглядом, но быстро смягчилась, стрельнув глазками на очередь у витрины и проворчала:

— Два, Джордж… Два клубничных оргазма для нас с Беллой, и я подумаю над твоим сомнительным предложением…

Что-то мне подсказало, что она больше кокетничает, чем обижается. Наверное, этим «что-то» была ложечка десерта, которую девушка соблазнительно облизала. Боясь откровенно фривольного разговора без мужских ушей, я решила перевести разговор на безопасную тему:

— Значит, ты работала в музее и должность скромного чичероне променяла на строгого преподавателя?

— Да, пока работала гидом-экскурсоводом, мечтала наказывать оценками или дополнительными отработками зевающих посетителей.

Сара улыбнулась воспоминанию, аккуратно расправила бумажную салфетку и снова свернула её в треугольник:

— Как думаешь, я не перегибаю?

Это она спрашивала про забавную тиранию Джорджа, который, кажется, только и ждал подсказок, как бы побаловать свою девушку? Кажется, да…

— Я думаю, что мне пора по-доброму завидовать вам двоим, — я решила быть максимально честной. — Сейчас редко встретишь столь эмоционально созвучные пары.

— У тебя не так?

Глядя в это открытое и по-детски милое личико, я почему-то решила открыться. В конце концов, разве встретимся мы ещё раз? Куда проще излить душу и спросить совета случайного знакомца, чем рассказать то же самое хорошему другу, который прочтёт по лицу больше, чем ты готов раскрыть.

— Когда-то было так… Но сейчас на этом месте пустота, которую почти невозможно заполнить никакой приятной компанией.

— Скучаешь по нему? — проницательно спросила Сара, увидев мои глаза, впрочем, скорее утверждая и не уточняя ничего более.

— Смертельно, — согласилась, не совладав с лицом и голосом, который очевидно дрогнул.

— Соболезную.

Потянувшись через стол, девушка ободряюще сжала мою ладонь, которая была непривычно холодной по сравнению с её, и протянула салфетку, которой я, впрочем, не воспользовалась. Слезы не покинули глаз, я просто приказала себе не сметь расклеиваться и подумать о чём-то весёлом… Например, о лице Эдварда, когда я назвалась его сестрой…

— Но ты жива, наверняка он хотел бы видеть тебя счастливой… Он наблюдает за тобой с небес и радуется, если улыбаешься ты.

Меня хватило лишь болезненно усмехнуться её искренней вере, уж я-то знала кое-что о жизни после смерти.

— Делаю все, что в моих силах. Вообще предпочитаю гидры сомнений и меланхолий уничтожать в зародыше, а не нянчить этих хлопотных питомцев, но иногда они такие миленькие, такие хорошенькие, что так и хочется пригреть их на груди в припадке рефлексии… Эх, лучше бы завела английского мастифа…

Сара рассмеялась:

— Я такая же, пытаюсь держать себя в узде, но натуру не спрячешь. Джордж не такой… Со стороны может показаться, что он угрюмый, закрытый, однако это не так… Просто ему нужно чуть-чуть привыкнуть к чужим людям. Именно он научил меня, что рефлексировать и страдать ради духовного очищения или внутреннего роста необязательно. И это чертовски странно, ведь это я старше… Это я привыкла ходить мимо полотен Веласкеса, слушать Моцарта, читать стихи… Я привычно проходила мимо этого, кичась своей эрудицией вместо того, чтобы остановиться и впитать это в себя, прочувствовать, — Сара с любовью посмотрела на своего мужчину, который уже расплачивался за десерт.

— Мир заиграл причудливой мозаикой витражей из маленьких и больших удовольствий. Кажется, что я всю жизнь, как дурочка, собирала эти маленькие кусочки, не зная, что с ними делать, а он, такой большой, немного неуклюжий, наконец пришел и собрал из них мою историю, а потом показал, как причудливо падает свет солнца из такого окна… И я влюбилась.

Джо бесшумно подошел и сел рядом с Сарой, приобняв девушку за плечи.

— Когда впервые увидел её, я подумал, что это восковая куколка, — мужчина улыбнулся воспоминанию и заправил светлый локон за ушко любимой. — Ну, знаете, из тех, что представлены у мадам Тюссо… Все в аудитории шумели, бурно жестикулировали, но не она… Она неподвижно сидела за столом, читала книгу и даже, кажется, не моргала.

— Я бываю чертовски увлечённой, если сталкиваюсь с хорошей книгой, — фыркнув, девушка с интересом заглянула под обложку Стругацких, но Джо властным жестом пресёк её поползновение и пододвинул том ближе ко мне.

— О, да… А если книга не так хороша, как ожидалось, она летит в стену, — засмеялся мужчина, ласково дразня подругу, но в его голосе звучали лишь тепло и любовь. — Маленький варвар… Знаете, Сара единственный преподаватель, который позволяет себе вырывать листы и сто раз зачеркивать неудачные эссе.

Девушка закатила глаза, поясняя мне:

— Если у меня хорошее настроение, я рисую грозный смайлик цветными карандашами, который грозит пальцем и советует переписать работу.

— Ммм… То есть, когда твой нарисованный Сэм показывал мне фак, ты была в хорошем настроении?

— Конечно, в хорошем, ты же фактически признался мне в любви в этом эссе!

Я рассмеялась над неповторимым выражением лица Джо, который, к слову, быстро оправился от шока и начал щекотать свою спутницу, от чего Сара завизжала, как девчонка.

Я смотрела на них, чувствуя тепло и лёгкую тоску… Эта пара смотрелась столь органично, столь мило, что мне банально захотелось испытать нечто подобное ещё раз. Как никогда остро по внутренним нервам ударило одиночество. Да, я стремилась окружить себя близкими, друзьями, но той особенной связи, что бывает между влюбленными, я не испытывала вот уже двадцать пять лет…

Я почти забыла это упоительное ощущение чужой твердой и уверенной руки, которая обхватив твоё запястье ведёт по жизни, считывая твой пульс, как нечто обязательное, что должно наполнять картину счастья.

— Я хочу всегда знать, как бьётся твоё сердце, — как-то сказал Леша, вызвав минутный приступ тахикардии у не сентиментальной, в общем-то, меня.

Ощущения жизни, полноценной, наполненной чем-то важным, даже во время повседневных забот… Я, которая поставила невероятную цель шестнадцать лет назад, этого не ощущала. Пропустила мимо, как нечто неважное, ненужное… А в итоге?

В памяти всплыли покалывающие ощущения губ в предчувствии поцелуя, волнение. Тёплое утро, завтрак, шутки, смех Бо и его синие глаза, что смотрят внимательно, так непривычно серьёзно, взросло… Мое сердце забилось быстрее, а щёки опалило жаром.

Я поняла, что тоже хочу смотреть на солнце сквозь цветной витраж.




Глава 4. Жизнь - это то, что происходит, когда ты строишь совсем другие планы

Лет через двадцать вы больше будете жалеть о том,
что вы не сделали, чем о том, что сделали.
Поэтому поднимайте якоря и уплывайте из
тихой гавани. Ловите попутный ветер в свои
паруса. Пользуйтесь. Мечтайте. Делайте открытия.

Марк Твен


Я с огромным удовольствием поболтала с Сарой и Джо о внешней политике, потом мы как-то незаметно перешли на тему истории и религии, затем после упоминания книги Дэна Брауна плавный и доброжелательный разговор на, казалось бы, острые темы неожиданно превратился в горячий диспут, в котором мы с Сарой давили аргументами Джорджа, что писатель сильно преувеличил историчность собственного бестселлера. Я эмоционально возмущалась его описанием картин, где его главный герой, профессор религиозной символики, например, перепутал на полотне «Мадонна в скалах» младенца Иисуса и младенца Иоанна, тогда как достаточно обратиться к более поздней версии картины, чтобы понять, что Дева Мария обнимает в защитном жесте именно Иоанна Крестителя, которого благословляет маленький Иисус.

Сара же возмущалась конкретно историческими неточностями:

— Этот Браун говорит, что за три века инквизиция сожгла пять миллионов женщин, но это неправда! Если бы ты внимательно слушал на лекциях, ты бы знал, что средиземноморские инквизиции были куда менее кровожадными, нежели европейские светские суды раннего Нового времени. Например, согласно последним исследованиям, между 1550-м и 1800 годами перед церковным судом предстало около ста пятидесяти тысяч человек, но не больше трех тысяч из них были приговорены к смерти. Улавливаешь соотношение?

— Суды инквизиции — самые гуманные суды в мире? Кажется, даже суды штата Вашингтона не имеют такой красивой статистики… — Джо откровенно паясничал, пока его любимая мило пыжилась и вспоминала почти дословно некоторые христианские и исторические тексты, о существовании многих из которых лично я слышала впервые.

— Бог мой!

Кинув взгляд на часы, не поверила своим глазам. Буквально через десять минут мне нужно быть возле башни Спейс-Нидл! Заметив мою нервозность и поспешность, новые знакомые удачно предложили меня подвезти, аргументировав тем, что Джо снимает квартиру в том же районе. Быстро собрав вещи, мы выскочили из кафе и доехали до места, где меня терпеливо дожидались мои ворошиловские стрелки. По дороге мы с Сарой обменялись номерами, так как очевидно оказались в восторге друг от друга.

И хоть сегодняшний спор о загадках Да Винчи невольно напомнил мне о Каллене и наших высококультурных беседах, я не собиралась разбрасываться такими интересными знакомствами. Мало ли, когда мне захочется больше узнать о Древней истории? Может быть, я вскоре увлекусь гностицизмом и буду искать истоки символа уроборос? Зная мой лёгкий на подъём характер, исключать подобную возможность недальновидно.

Одноклассники были приятно взбудоражены, тир за счёт вампиров им явно понравился, я же ни секунды не жалела, что провернула свою маленькую афёру и оторвалась от своих спутников на несколько продуктивных часов.

Дорога до Форкса прошла в рассказах, парни делились своими восторгами, я — скромно своими. Единственное, о чём я жалела, так это об отсутствии Бо рядом. Он умел слушать… Сопереживать… Мне вдруг представилось, как мы сидим вчетвером с Сарой и Джо в том кафе, обсуждая музыку или книги…

На миг в моём воображении вместо Бо предстал Леша. Вот кого слушать я могла часами, как завороженная дурочка. Бывший муж прекрасно знал историю, мифологию, философию, часто рассказывал мне древние легенды, а, может, и придумывал их. Мне только удивляться приходилось широте его знаний. Он всегда казался неистощимым источником жизни, моим собственным Святым Граалем, из которого я жадно пила, чувствуя себя слишком глупой для этого мужчины, слишком молодой.

Я задумалась о своей прошлой внезапной симпатии к Эдварду, проведя простую аналогию. О, да… Я опять тянулась к мудрости, забыв, что сколько бы не прожил этот мальчик, он навсегда останется семнадцатилетним взбалмошным подростком, чей жизненный опыт заканчивается на университете. Только моё ближайшее окружение не имело и его, благодаря чему Каллен выгодно выделялся на их фоне.

Глядя на мелькающий пейзаж за окном, мне вдруг показалось, что я еду сейчас не по знакомой дороге в Форкс, а лечу по своеобразной ленте Мёбиуса, способной перемещать человека по изогнутой линии пространства и времени, чтобы посмотреть на себя прежнюю и будущую со стороны.

Будем честны, я сильно изменилась за эти несколько лет. От Валентины почти ничего не осталось. Где та спасающаяся работой женщина, которой я стала после смерти мужа? Где мой возраст, больная спина, внучка, которая своим звонким визгом: «Бабушка!» — казалось, перечеркнула мою, возможно, внутреннюю молодость, которую всячески продлевал супруг? Нет ничего… Мне семнадцать, я сижу в машине с подростками, слушаю их весёлый трёп, качаю головой под позитивную песенку, транслируемую радио, вижу, как Ньютон превышает скорость, и не собираюсь парня одергивать.

Стоит мне открыть рот и сказать то, что я реально думаю, и я несколько выбиваюсь из общей массы сверстников, но пройдёт пять-семь лет, и никто не заметит несоответствия содержания и формы. Перед моими глазами возник образ Сары. Подумать только, девушка, которая выглядела лет на двадцать, была серьёзным профессором в колледже. Я представила себя чуть старше в операционной. Отточенные движения, уверенность, голос не дрожит, чёткие команды, безупречная статистика. На своём месте.

А рядом кто?

Увидев кого, в моей голове будет играть музыка Пуччини, как говорилось в одном фильме? Неужели это будет Бо? Я попыталась представить его старше, но моё хваленое воображение буксовало.

Я легко могла представить Майка через пятнадцать лет: доброго соседа, работника семейного магазина походного снаряжения и любителя барбекю, располневшего из-за вечного пива. Весельчака Тайлера, отрастившего усы и редко бывающего в Форксе, оставшегося таким же бабником и немного хулиганом. Эрика, который уедет покорять большой город и станет журналистом, как и мечтал; всё свободное время он будет уделять карьере, где-то умом, а где-то лестью начальству пробивая себе путь в светлое будущее.

Но не Бо. Я не видела его будущего, я не знала, кем он хочет стать, к чему он стремится. Он нравился мне сиюминутным. Простым, теплым мальчиком, с которым мы столкнулись в коридоре из-за его сломанного шкафчика.

Проанализировав свою симпатию, я поняла, что банально отождествляю его с мужской версией любимой Светы. Слишком много схожих черт. Почему-то тут же появился образ Казанцевой и Квона рядом, они энергично бились подушками так, что перья летели во все стороны, напоминая снег, резвились как дети. Они были счастливы, а я смотрела на них с чётким чувством дежавю, понимая: они — целое.

Вот это меня торкнуло… Я помотала головой, стараясь выкинуть из неё эту странную сцену. Они даже не знакомы! С чего я решила, что они будут вместе?

Вздрогнув от кашля Майка, я поняла, что мы почти подъехали к дому Бо — Ньютон в отличие от меня помнил, что мне нужно забрать пикап…

— Майк, не останавливай тут, вези меня сразу к Чарли, — почему-то я боялась оглянутся в окно и увидеть Бофорта, встреча с ним после того, что случилось утром, казалась локальной катастрофой.

Парень посмотрел на меня удивлённо, но без лишних вопросов проехал мимо дома помощника шерифа. В это время я как можно ниже съехала по сидению, прикрыв лицо копной волос для верности.

— Эй, девочка из Звонка, может объяснишь? — Майк отвел прядь волос от моего лица, заправив их за ухо, и обратился ко мне только тогда, когда припарковал свой «Шевроле» рядом с моим домом.

Парней мы завезли первыми, так что разговор тет-а-тет мог бы получиться даже душевным, если бы я не собралась соврать без зазрения совести:

— У меня болит рука, — судя по прищуренным глазам, мальчишка мне не поверил, вот Эдвард бы тут же обеспокоился, — подумалось мне, но я себя одернула: многовато мыслей о Каллене в этот день.

— Короче, спасибо, что подвёз, Майк, до понедельника!

Дома я обнаружила сытого отца, который успешно нашёл оставленную вчера еду и сейчас спокойно смотрел спортивный канал.

Быстро поздоровавшись и незаметно проскочив в чужой мужской рубашке, я принялась судорожно расстегивать маленькие пуговички. Глупо, но мне казалось, что едва я сниму эту голубую гладкую ткань, как превращусь в прежнюю невозмутимую себя.

А надо ли?

Прав был Ремарк: «Самая тяжёлая болезнь на свете — это привычка думать. Она неизлечима»… Я потерянно и чуть потрясённо смотрела на себя в зеркало, застыв на последней пуговичке на груди. Чувствовала, как бешено бьется сердце, а к горлу подкатывает комок.

Рванула, чудом не оторвав фурнитуру. Скинула ткань, как будто она была пропитана ядом, и побежала в душ. Двадцать пять лет фанатичного внутреннего одиночества. Можно ли сказать, что Света стала частью меня за все те годы, что мы прожили вместе? Да, безусловно. Я воспринимала её как сестру, если не ближе. Сейчас я стояла под холодными струями, пытаясь выкинуть из головы чёткий внезапный образ девушки и Квона. Картинка была правильной и слишком правдоподобной. У этих двоих ещё больше общего, чем у меня с Бо.

Глупость, но, выйдя из душа, я принялась гипнотизировать собственный телефон, заключив с собой мысленно пари: если сейчас первой позвонит Света, то мне только что привиделась химера. Короче, я сжульничала. Понимая, что Бо слишком смущён утренним происшествием и вряд ли решится позвонить мне, даже чтобы спросить про пикап, а Света звонила мне каждый вечер субботы…

Несмотря на ожидание, я вздрогнула, увидев заветный номер звонящей. С огромным облегчением, которое было обязано только моему подсознанию и его глупой вере в судьбу, я пролепетала в трубку:

— Привет, Лисёнок!

— Привет, Песёнок! Никто не обижает моего маленького шерифа? — от ласкового голоса подруги хотелось срочно взять билет на самолет, чтобы через несколько часов после моей исповеди она щелкнула меня по лбу, назвала дурочкой, отчего я тут же поняла бы, что все мои проблемы надуманы.

— Я практикую летальный исход для обидчиков, пока не посадили…

— Я не сомневалась в тебе, Беллз, — такой знакомый смех на том конце и поток новостей далёкой подруги: новые интересные предметы и проекты, Света участвовала в конкурсе колледжа, познакомилась с симпатичным молодым старшекурсником:

— Ты, знаешь, кажется, это надолго… — в её голосе достаточно томных ноток, чтобы я представила, как далеко она решила зайти.

— Неужели он надеется продержаться месяц в твоих фаворитах? — я не скрываю скептицизма.

Света ужасно ветреная, и мне на мгновение становится смешно от моего прошлого предположения, что они с Бо могут стать хорошей парой. Странно, что я не вспомнила очевидное: Свете всегда нравились парни постарше и попроще в плане отношений. Трепетный, серьёзный и основательный Квон вызвал бы у неё разве что приступ умиления и не больше.

— У Кайла есть задатки на полтора, но я ещё не знакома с его мамой, — деловито доложила Казанцева, но сбилась на счастливое хихиканье. — А как поживает моя принцесса в добровольном изгнании?

Я рассказала ей про Сиэтл и немного про Бо:

— Помнишь музыкальный конкурс в Калифорнии? Кажется, мы не захватили с него самое главное — знакомство с моим новым голубоглазым соседом по парте и сына сослуживца отца.

— Ух ты, это одно и то же Гран-При? Скажи, что он неглуп, высок и красив, и я обещаю подумать о приезде в твой дождливый городок на Пасху.

Я улыбалась и валялась на кровати, беспечно болтая ногами:

— Ммм… Даже не знаю… Я сейчас держу томик Стругацких, который одолжила в его комнатной библиотеке, а в первый день мы с Бо с удовольствием обсудили творчество Леру. Его рубашка вполне может послужить мне коротким платьем, если я её, конечно, ему не верну, и да, я удивлена, что мы не заметили его на конкурсе, его глаза даже не голубые, а ярко-синие… В сочетании с тёмными волосами и бледной кожей это выглядит слишком шикарно, чтобы я прошла мимо, не обернувшись.

— Замолчи, я уже смотрю цены на билеты на конец марта. Я должна видеть парня, у которого ты свистнула рубашку и говоришь об этом слишком небрежно, чтобы я поверила, что это тебя не взволновало, милочка!

Она знала меня, как облупленную. Я застонала сквозь зубы, услышав победный смех Казанцевой.

— Ты чудовище, Света… Но я освобожу тебе место для сна, потому что ты реально должна познакомиться с этим парнем. Приедешь с Кайлом?

— После описания твоего школьника, он смотрится слишком бледно… Вечно тебе везёт на кадры.

Я представила, как девушка сморщила носик и фыркнула, решив напомнить ей:

— Ты — главное из моих «везений», детка.

Завершив разговор с подругой, я спустилась вниз, чтобы услышать:

— Дочка, тебе Бо звонил, ты не слышала?

***

В воскресенье с утра приехали Джейкоб с отцом и как-то незаметно уничтожили все стратегические запасы продуктов. Старшие мужчины смотрели бейсбол, а младший Блэк в основном вертелся волчком где-то рядом со мной и помогал готовить.

Зайдя в мою комнату, Джейк сморщился, объявив, что у меня в комнате жутко воняет. Когда я спросила, чем, мне сказали, что чем-то приторно-сладким. Я рассмеялась, решив, что мальчишке не понравился запах Светиной подушечки-саше. В любом случае, я напомнила, что после инцидента с перцовым баллончиком, его нюху я не доверяю. Для меня в комнате больше пахло забытым на столе кофе и мокрыми деревянными рамами окна. Заглянув в него, я поняла, что если не хочу вернуться затемно, мне нужно ехать прямо сейчас:

— Пап, я за продуктами! — крикнула отцу, спускаясь по лестнице.

— Пешком?!

— Нет, на твоей машине шерифа, — показательно звякнув его ключами, я захлопнула двери раньше, чем он бы успел меня остановить.

Кто бы мог подумать, что банальный вечерний поход в продуктовый обернется в небольшое приключение? Наверное, так как я начала его с угона шерифского крузера…

Эсми


Почти неделю моя семья жила как на пороховой бочке. После внезапного отъезда Эдварда и объяснений Элис наше будущее становилось то радужным, то мрачным. Радостью и надеждой был наполнен тот день, когда Элис объявила, что мой сын возвращается, но тревогой и жалостью заканчивался каждый день, когда Эдвард возвращался с ночной «прогулки» на рассвете, неся с собой запах человеческой девушки. Он выглядел подавленным, уставшим, несчастным, растерянным… Таким… человеком, что это рвало мне сердце. Он был похож то на Тантала, то на Сизифа: вечная мука и тщетные усилия, о чём не забывала едко напомнить предсказательница:

— Своей слежкой ты просто подкладываешь дров в свой личный котел, милый мой. Будущее не меняется. Я вижу, что ты сорвёшься… Благодаря ревности скорее рано, чем поздно.

Элис смерила мрачного брата строгим взглядом.

— Да, ревность — страшное чувство, — протянул Эмметт, не отрываясь от телевизора. — Неужели Белла поцеловала этого Бо?

Я с ужасом посмотрела на Элис, которая, предупредив мой вопрос, отрицательно покачала головой.

— Не то, чтобы я слежу за нашим новым мелодраматичным шоу «Бедный Эдвард», но Бо — это тот спотыкающийся мальчик? — Роуз дождалась сочувствующего кивка мужа, чтобы усмехнуться:

— После её выбора твоя самоуверенность скончалась от болевого шока, не так ли, Эдвард?

— Розали! — я часто пресекала неуместную язвительность дочери.

Что поделать, Карлайл ошибся, когда думал, что эти двое смогут стать парой. Но в последние дни это было похоже на открытую конфронтацию.

— Всё в порядке, мам, — сухой голос Эдварда и тяжёлый взгляд, которого сын не спускал с Роуз, напомнили мне, что он давно не ребёнок. — Она просто забыла, что моё самомнение допускает и принимает в расчёт сильные стороны соперников…

«В отличие от самомнения Розали», — не было произнесено, но так и повисло невысказанным замечанием в воздухе.

— Я соперниц не имею! — излишне эмоционально фыркнула девушка и подсела ближе к мужу, который тут же её обнял в знак поддержки.

Уголок губ Эдварда дёрнулся, а в глазах блондинки промелькнула угроза:

«Только попробуй вякнуть, голову оторву», — яростно предупреждал её взгляд, направленный на телепата, и, конечно, сын промолчал.

Эдвард был джентльменом, и что бы он не прочел в мыслях сестры, он никогда не стал бы пользоваться этим, чтобы задеть её за живое. Я знала это. Как и быстро остывшая Роуз. Подозрительно быстро.

Но потом я увидела, что Джаспер спокойно смотрит на Розали и в очередной раз заметила, как он тонко гасит конфликт. Воздействовать на Эдварда, как бы то ни было, ему запретила Элис, зная, что кто-кто, а телепат следит за своим эмоциональным фоном.

— Дорогая, так какие вещи лучше купить для детского приюта? — я с улыбкой обратилась к предсказательнице, решив перевести разговор в другое русло.

Эдвард с благодарностью посмотрел на меня и скрылся в своей комнате, не мешая нам обсуждать будущие покупки. Занимаясь благотворительностью, я чувствовала себя счастливой, представляя, а иногда и видя, как детки радуются нашим подаркам. Мы оказывали поддержку детским приютам, жертвовали игрушки в небольшие детские сады, иногда помогали бедным семьям, у которых было много детей, но мало денег.

Розали и Элис помогали мне в этом, хотя для Роуз это было едва ли не так же болезненно, как для меня. Но дочь любила ездить со мной, выбирая детскую одежду, игрушки, мебель, чтобы потом какая-нибудь кроха восторженно спросила её:

— Вы добрая принцесса, да?..

Элис часто, особенно зимой, принимали за эльфа Санты Клауса, отчего кличка «Эльф» стала домашним позывным предсказательницы, которая, впрочем, совсем не возражала против него.

Все мы справлялись со своей невозможностью иметь детей по-своему. Для меня детьми стали Эдвард, Розали, Эмметт, Элис и Джаспер. Даже несмотря на то, что последний был фактически старше меня.

Элис сама была немного ребёнком, который, казалось, не наигрался в куклы. Она не помнила своей человеческой жизни, не помнила своей семьи, из-за чего нежно и трогательно тянулась к моей материнской любви. Подобно немного капризной, маленькой девочке, она надувала губы, ябедничала и бедокурила чаще других моих детей.

Я очень любила свою крошку-эльфа. Ей очень повезло с Джасом. А ему с ней. Этот спокойный, серьёзный мальчик поначалу пугал меня своим сканирующим опасность взглядом, но видя, как знакомо загораются его глаза, когда он смотрит на свою предсказательницу, я поняла, что его холодное сердце в шрамах умеет горячо любить.

Он был нашим защитником, таким же, как Эмметт. Эмметт… Этот добродушный гризли, несмотря на грозный вид, был главным весельчаком семьи. Азартный, инициативный заряд вечного позитива, который научил нас играть в бейсбол и футбол во время грозы, разбавляя этой замечательной традицией повторяющиеся вампирские будни. Любитель пари и соревнований, он часто приходил ко мне пожаловаться и поныть на школьный бадминтон или очередное отклонённое им предложение участвовать в школьной команде по футболу.

Роуз не зря выбрала его. В нём было что-то от маленького озорного хулигана, чьи шалости никогда, в сущности, не направлены во вред кому-либо. Его поддержка и тепло позволили Розали смириться со своим бессмертием. Несмотря на язвительность, моя приёмная дочь была заботливой девушкой. Она часто скрывала своё доброе сердце, но я знала, что сейчас она переживает за Эдварда так же, как и все мы. Её пугает и нервирует возможность любого изменения в нашей устоявшейся и размеренной жизни, но подсознательно она чувствует, что как раньше уже не будет.

Я вздохнула, с грустью посмотрев на рояль Эдварда. Одинокий и покинутый, он сейчас, как никогда, был похож на своего хозяина.

Я понимала причины терзаний сына. Он видел, как несчастна была Роуз после превращения, как гнетёт её невозможность материнства, даже взросления и старости. Он понимал опасность для Беллы общения с нами, помня о запрете Вольтури, ведь девушка была человеком. И я была бы в отчаянии, если бы не видела, как счастлив мой сын был ещё недавно, общаясь с дочерью шерифа до своего внезапного побега. Лишь эти воспоминания и доверие к дару Элис наполняли моё сердце надеждой на лучшее.

Если Эдвард решится попросить Карлайла обратить девушку, я сделаю всё возможное, чтобы они были счастливы. Вместе с Беллой моя семья, наконец, станет цельной.

Острый слух вампира уловил шорох со второго этажа. Кажется, я невольно расстроила своими мыслями сына.

— Очередная пробежка до Сиэтла, не волнуйся, Эсми, — не отрываясь от списка будущих покупок, пробормотала Элис.

Через несколько минут она победно улыбнулась и рассправила чуть напряжённые до этого плечики, внезапно спросив:

— Мама, ты не хочешь съездить в местный магазин за продуктами?

Я перевела недоумевающий взгляд на дочь. Она же знала, что обычно я езжу во время их школьных занятий. Конечно, я не планировала делать это в воскресенье вечером.

— Нет, ты очень хочешь съездить в местный магазин за продуктами, — многообещающе пропела Элис, метнувшись в кухню и очень быстро вылетев оттуда с уже наполненными мешками нетронутой еды, которые, судя по звукам, тут же скинула в мусорный бак, невинно отряхнув ладошки.

В моей голове что-то щёлкнуло.

Улыбнувшись, я негромко позвала мужа, зная, что он читает что-то в библиотеке:

— Дорогой, я возьму твой «Мерседес», если ты не против?

Я услышала, как Карлайл перестал шуршать бумагами, а в следующее мгновение он обнял меня со спины и ласково забрал ключи из моих рук:

— Я отвезу тебя, милая. Мне и самому интересно, как поживает мисс Свон…

По дороге я заметно нервничала, пока Карлайл с улыбкой вёл машину.

— Не волнуйся, вы поладите, дорогая. Белла хорошая девушка.

Я сглотнула:

— Но Элис сказала… То есть, в её видениях… — я выдохнула и беспомощно поджала губы, боясь озвучить вслух свои сомнения. Слишком противоречивой была последняя информация.

Муж беспечно пожал плечами и ободряюще сжал мою ладонь:

— Боюсь, Элис что-то напутала или намеренно сгустила краски ради скорейшего приезда Эдварда. Я бы на месте сына не стал обвинять девушку раньше времени.

Когда Карлайл так говорил, мне становилось намного легче. Его уверенность и спокойствие действовали на меня волшебно с самой первой встречи, когда я увидела его еще шестнадцатилетней девчушкой, которая упала с дерева и сломала ногу.

Я улыбнулась собственному воспоминанию.

— На кого из нас она больше похожа?

Я пыталась нарисовать образ девушки таким, каким увидел её супруг.

— На всех понемногу. Когда Белла разговаривала со мной, я был готов поспорить, что разговариваю с опытным врачом. Когда девушка смотрела на Эдварда, я вспоминал его самого во времена сомнений… Белла очень проницательна. Знаешь, они с Эдвардом шутили, что она посещала курсы телепатов. Её рассуждения небанальны, я хорошо понимаю, почему Эдвард «подсел» на её образ мыслей. В ней присутствует авантюризм Элис, иначе я не могу объяснить, зачем она, зная риски, сняла гипс раньше срока. Хотя в день знакомства я был уверен, что ей присуща, скорее, осторожность Джаспера. Белла не любит казаться слабой и нерешительной, в этом она копия Роуз… Пока были в больнице, я слышал, как они обменивались шутками с Эдвардом, так что с Эмметтом она точно найдёт общий язык.

— А на меня? На меня она похожа?

Мой любимый доктор мягко рассмеялся и с тёплой улыбкой посмотрел на меня:

— Я видел её всего дважды, дорогая, но уверен, в ней есть твои черты. Смотри, мы почти приехали.

Он завернул на небольшую парковку возле магазина, где я заметила машину шерифа:

— Она приехала с отцом?

Муж прошёл мимо водительского сидения полицейского «крузера» и усмехнулся:

— Не факт. Это же Белла Свон.

Тысячи запахов ударили мне в нос, стоило Карлайлу открыть передо мной двери магазина. К этому почти невозможно привыкнуть. Сотни надушенных людей ежедневно посещают это относительно небольшое помещение, плотно заставленное стелажами и полками, холодильниками с полуфабрикатами, мясом и рыбой, ящиками с овощами и фруктами. Всё это имеет свой специфический запах, который часто прорывается даже сквозь герметичную упаковку. Ад. Собственно, примерно такой же ад, как и школьная столовая, которую почти ежедневно вынуждены посещать мои дети.

Слегка оглушённая сегодняшним разнообразием и концентрацией ароматов, я порадовалась, что недавно ходила на охоту с мужем.

— Кажется, у них отказал кондиционер и несколько морозильных камер, — тихо пояснил мне Карлайл, видя моё состояние.

Он взял тележку, которой я обычно не пользовалась, здесь для неё всё же слишком узкие проходы. В это время я с любопытством осматривала магазин на наличие одной хорошей девочки.

— Ищешь что-то особенное, дорогая? — промурлыкал Карлайл, хитрыми глазами наблюдая за мной.

Я несильно ткнула его в бок, чтобы он прекратил смеяться надо мной, но добилась этим лишь ослепительной улыбки на лице самого красивого мужчины, которого когда-либо видела. Сглотнула и в который раз поразилась, что этот мужчина принадлежит мне. С нежностью и любовью муж наклонился и коснулся моей щеки почти целомудренным поцелуем, от которого по моей коже пробежали искорки удовольствия.

— Смелее, миссис Каллен.

Вдохнув полной грудью, я ответила на его ободряющую улыбку. Муж понимал моё волнение. Эдвард всегда был моим любимчиком. Я всегда переживала за него больше, чем за других, тайно грустила из-за его одиночества, боясь, что Карлайл обратил его слишком юным… Видя мучение сына сейчас, мне была невыносима мысль, что спустя столько лет он отдал сердце недостойной его девушке.

— Берегись! — звонкий женский окрик и грохот падающих тяжёлых коробок с чем-то стеклянным заставил нас поспешить на звуки, но на всякий случай я задержала дыхание, опасаясь, что кто-то мог порезаться о битое стекло.

Картина, представшая перед нами, походила на иллюстрацию маленькой катастрофы. Рядом с перевернутыми коробками с томатным соусом на коленях сидела девушка, прижимая в защитном жесте испуганного мальчика лет пяти. Красная густая масса из разбитых банок медленно вытекала на пол. Ребёнок побледнел, но пока было непонятно, испугался он просто громкого звука, либо коробки грозились упасть прямо на него…

— Чудо, ты зачем туда полез? — в голосе кареглазой девушки слышалось облегчение.

— Туда упал мой самолетик бумажный… — ребёнок обернулся, махнув рукой в сторону подверженных авиационному налету коробок.

— Знакомься, родная. Это Белла Свон, — прошептал мне на ухо муж с довольной улыбкой.

Стоило на шум прибежать хозяину магазина и его неприятной жене, которая начала громко кричать на подоспевшую мать мальчика и самого ребенка, как девушка растеряла всё своё недавнее благодушие. Встав с пола и отряхнув джинсы, мисс Свон гордо вздернула подбородок и спокойно спросила:

— А по какому, в общем-то, праву вы кричите на этого ребёнка?

— Он опрокинул коробки! Вот скажите, кто оплатит мне причинённый ущерб?! Я вызову полицию, если эта дамочка мне не заплатит! — кричала женщина, размахивая руками.

— Вы видели, как он опрокинул эти коробки? Или у вас есть камеры? Нет? Какая досада…— Белла обвела демонстративным взглядом стены и тихо, но как-то угрожающе цедила слова. — Тогда сделаю для вас открытие: коробки задела я. Они неустойчиво стояли в проходе и мешали проезду тележки. При попытке пододвинуть, они начали падать на ребенка. Ваша «Пизанская башня» не имела право сокращать и без того малое пространство между стеллажами. Проход должен быть полтора метра, дорогуша. Это как я в длину, минус дюйм. Тут в два раза меньше! А если бы они упали на этого мальчика? Или на меня? Вы понимаете, какими могли оказаться последствия для вашего магазина, если бы дошло до сотрясения? Это подсудное дело. Чем бы вы спасали пострадавшего? Тёплым мясом? Вы можете внятно объяснить мне, почему морозильники не работают? Мясо не может храниться в таких условиях, это противоречит санитарным нормам. Вы решили отравить тухлятиной своих клиентов? Я напишу жалобу на ваш магазин. Будьте уверены, штраф за подобное превысит ваш месячный бюджет. Хамское отношение к покупателям. Вымогательство. Угрозы. Вы уверены, что действительно хотите, чтобы сюда приехал мой отец для составления протокола?

Кассирша Дейзи, как загипнотизированная, смотрела на Беллу, поигрывающую шерифским брелоком от машины. Поняв, кем приходится девочка мистеру Свону, она быстро расхотела вызывать полицию.

— Морозильники починят уже в понедельник, мисс Свон, — начал оправдываться Билли Питерсон, хозяин магазина. — Мы не успели сделать объявление, что сегодня оно по скидке. Тридцать, то есть пятьдесят процентов.

— Вы предлагаете мне купить пропавшее мясо по той цене, за которую вы его купили? — в голосе Беллы звучало вежливое удивление, она даже подняла бровь, отчего глазки мужчины нервно забегали.

— Нет!

— Но вы подумали об этом…

На лбу Билли выступил пот. Его сердце неистово билось. Карлайл сделал несколько шагов навстречу, чтобы в случае чего помочь мужчине. Но Белла, не заметив моего мужа, вдруг мило улыбнулась и успокаивающе взяла паникёра за руку. Заметив отточенное движение, я удивилась. Она считала его пульс.

— Успокойтесь, я не хочу крови, судов и не собираюсь раздавить вашу репутацию в городе. Сегодня меня вполне устроят извинения в виде бесплатной корзины фруктов за счет магазина. Вы же учтёте пожелания относительно организации пространства и санитарных норм?

— Ваш отец никогда не делал нам замечания, — миссис Питерсон поджала губы. — Это единственный магазин в городе, если его закроют, то…

— То мой дед выкупит здание, сделает ремонт, расширит площадь и расставит всё так, чтобы ни одна коробка не могла упасть на его любимую внучку. Неужели вы думаете, что мистер Хиггинботам позволит своему родному городу, в котором живу я, загнуться без магазина? — козырнула мисс Свон связями и родословной, добив оппонентов.

Не знаю, блефовала ли девочка, но после упоминания последней фамилии кассирша поняла, что не сдерёт с этой говорливой девочки ни цента выше той суммы, что она захочет заплатить:

— Какие фрукты вы любите больше всего?..

Через несколько минут Белла вручила бесплатно доставшийся пакет фруктов матери с ребёнком, которые пробивали свою скромную еду и не ожидали такого подарка. Когда мама мальчика начала лепетать, что это неудобно, Белла взяла из компенсации одно красное яблоко, которое бросила в оплачиваемые продукты, видимо, в качестве сувенира.

Нас, стоявших в очереди, она почему-то не замечала, возможно, из-за милого разговора с мальчиком, который помог и подобрал выпавшую из её рюкзака книгу:

— «Трудно быть Богом»? Вы Бог? — удивленно спросил Беллу он, на что мой муж широко улыбнулся.

— Нет, — не растерявшись, ответила девушка. — Я одна из его детей.

— Я так и знал, что вы с Ним родственники… — важно кивнул мальчик и перекрестился.

Рассмеявшись, Белла потрепала ребенка по непослушным бронзовым вихрам, оглянулась и заметила нас.

— Добрый вечер, мистер и миссис Каллен…




Глава 5. Если не можешь остановить безобразие - возглавь его!

Для воспитания ребенка требуется более
проникновенное мышление, более глубокая
мудрость, чем для управления государством.

Уильям Чэннинг


— Добрый вечер, мистер и миссис Каллен… — если честно, после тира я была неприятно удивлена этой встречей.

— Белла, просто Эсми, — женщина с пышной гривой цвета тёмной карамели и светло-янтарными глазами смотрела на меня, как на ожившую мечту.

Ну ладно, я преувеличила… Но дружелюбия там было намного больше, чем приличествовало моменту.

— Я запомню, спасибо, — мне стало неловко, и я перевела взгляд на Карлайла.

— Белла, давай я помогу тебе с покупками.

Доктор ловко перехватил самые тяжёлые пакеты из моих рук, так что я даже не успела пикнуть.

Ладно, они же сильные? Это не должно быть для них проблемой.

— Благодарю, Карлайл…

Странные они. Лучше бы взяли сумки у той матери, слишком уж она хрупко выглядит.

На парковке я заметила, как женщина с ребёнком шли пешком под мелко моросящим дождём. Неужели у них не было даже машины?

— Мэм, вас подвезти?

Женщина оглянулась на меня как-то испуганно. Она походила на оленёнка, замершего в свете фар…

— Это не задержание, просто назовите ваш адрес, — спокойно пояснила я, когда девушка ничего не ответила, постаравшись, чтобы мой голос звучал как можно мягче.

— Это неудобно… — залепетала бедняжка, пока её малыш быстро подбежал к папиной машине и бодро сдал мне номер их дома и улицу.

Сговорчивый шалопай. А возможно, ему просто не улыбалось тащиться по такой погоде несколько миль.

Всю эту сцену содействия полиции, как бесплатный цирк, наблюдали вампиры. Будь они неладны… Уж где-где, а в продуктовом я их встретить не ожидала.

Впрочем, им же нужны продукты для отвода глаз? Уговорив себя, что сегодняшняя встреча — удивительное совпадение, я, надеюсь, не натянуто попрощалась с матерью Эдварда и Карлайлом. Уезжая прочь, я головой могла поклясться, что меня провожали взглядом.

Или ты становишься мнительной, Белла…

Корректируя свой маршрут, я поняла, что новые знакомые, а именно мальчик Банни и его мама Абигаль Салливан, живут по соседству с Бо. По дороге домой малыш делился восторгами, как я «сделала» его день, неосторожно проговорившись о том, что именно он залез на коробки, которые едва на него не упали. Глаза его матушки при этом стали очень испуганными и виноватыми, но вместо того чтобы сказать ей банальное «всё в порядке», я решила свернуть разговор в нужное мне русло:

— Я слышала, миссис Салливан, вы ищете работу на неполный рабочий день?

Она сделала глубокий вдох, чего я, собственно, и добивалась.

— Да, я думала, что меня смогут принять в супермаркет… Но…

— Напрасно, Дейзи пустит туда ещё кого-то только через свой труп, — я припарковалась возле их крохотного домика, который казался раза в три меньше нашего.

Учитывая, что он был одноэтажным, я не представляла, как там помещается что-то, кроме кухни и ванной. Интересно, от каких условий она сбежала?

— Я слышала, что Ньютоны искали помощников среди школьников в их магазин, они продают походную технику и спортивные товары, если не ошибаюсь. Зарплата предлагалась небольшая, но уверена, они возьмут с большим удовольствием взрослого, чем ребенка.

После благодарного взгляда молодой девушки, а после близкого знакомства я не могла считать её взрослой женщиной, я решила, что попрошу об этой услуге Майка. В конце концов, это не займет много времени. В принципе, можно было бы даже подключить её к собственной лавке, но пока магазин был в зачаточном состоянии и в продавце не нуждался.

Мы тепло попрощались, особенно с маленьким Банни, который почувствовал свою безнаказанность и совсем повеселел.

Смешной…

Вздохнув, я развернула машину к дому Бо и вскоре припарковала папин крузер рядом с моим рыжим пикапом. Машина Квона всё ещё была в ремонте.

Постучала в дверь ногой, как учила Раневская — в конце концов, я пришла не с пустыми руками.

— Привет… — парень, открывший мне дверь, был очаровательно смущён, немного растерян, но совсем не расстроен моим визитом.

Я бы даже хотела, чтобы он был менее очарователен.

Мечтай!

— Привет… Лови! — я кинула ему в руки яблоко, его любимый красный сорт. — Судя по твоему виду, ты здоров, Бо. Отлично! Просто отлично! Заедешь за мной утром перед школой, ключи от пикапа найдёшь в бардачке…

Я попыталась развернуться и спастись бегством после раздачи ЦУ, но мою руку перехватили и за неё же нежно втянули в дом, а дверь закрыли. Никогда ещё звук поворачиваемого ключа в замке не казался мне таким зловещим…

«Замуровали, демоны», — всплыла красной строкой в голове бессмертная цитата советского кинематографа.

— Это всё, что ты хочешь мне сказать после вчерашнего, Белла?

Прикинуться дурочкой под этим пристальным, испытующим взглядом и спросить: а что было вчера?

— А я разве не сказала тебе спасибо за книгу? Ай-ай-ай, как я могла… Как нехорошо, да нет, чудовищно с моей стороны получилось… — бормотала я, пятясь к спасительной двери, как рак.

Браво, девочка, куда подевалась недавняя фурия и валькирия, что раскатала владельцев магазина? Загадка…

— Чудесная книга, просто замечательная, я её уже даже прочитала, представляешь?.. Ты вот ассоциировал себя с доном Руматой? — продолжила я заговаривать парню зубы, нащупав ключик в замке.

Бо сдержал улыбку и подошёл ближе, неудобно тесня меня вплотную к двери:

— Ммм… Донна Белла, рискнёте посмотреть ируканские ковры?

Господи, спаси… Он заигрывал?!

— Фу, поручик. Это пошлый анекдот, — нахмурилась я, призывая разум и чувство юмора подавить бунт молодых гормонов.

И не краснеть!

Бо явно не понял старой русской шутки. На его лице появилось выражение растерянности и сожаления:

— Это была просто вольная цитата, без намёков, Белла. Прости, если обидел, — он отступил на два шага, так что мне стало проще дышать. — Просто ты так убежала вчера, я боялся, что ты не остановишься на бегстве из города. Просто, зная тебя и твой масштаб, ты бы как минимум сменила штат и имя.

Он в волнении запустил пальцы себе в волосы и немного покраснел.

— Короче, когда я увидел, как к дому подъезжает шерифский крузер, я решил, что твой отец составляет список подозреваемых в причине твоего исчезновения… Так что не обращай внимания, весь мой бред я несу от облегчения. Я заеду за тобой в семь… Но с тебя завтрак.

Подмигнув и улыбнувшись, он тут же расслабился, став таким привычным и понятным, что я не удержалась и обняла его, запустив руку в карман его толстовки.

— До завтра, Бо…

Я выскочила за дверь и побежала к машине отца, чтобы услышать возмущённый окрик Квона в спину:

— Верни моё яблоко, маленькая воровка!

Всю дорогу до дома, с улыбкой хрумкая сочный, но немытый плод, я планировала наш второй совместный завтрак с этим чудным парнем.

С Бо…

***

Утром я встала ни свет ни заря, чтобы подготовить всё к сегодняшнему вторжению близнецов в школу, справедливо решив для себя, что если я не могу прекратить безобразие, то я его возглавлю. В помощь мне был подробный инструктаж от Аюши, удобная одежда, несколько таблеток валерьянки, крепкий кофе и знания… О, да. Знания — это сила, с которой нельзя не считаться. Я собиралась завладеть маленькими и наивными умами детей, чтобы направить их разрушительную энергию в созидательное русло. Ну, или хотя бы в мирное.

Когда я, приплясывая, подбрасывала на сковородке очередной толстый американский блинчик, похожий на оладушек-переросток, в дверь постучал Бо.

— Открыто! — крикнула я, скидывая это чудовище кулинарного искусства на заранее приготовленную тарелочку.

К слову, последние получились симпатичнее первых попыток, которые я безбожно спалила как минимум с одной стороны.

Посыпав избранные для съедения блины сахарной пудрой, я полюбовалась творением лап своих и обернулась к столу.

Возле двери в кухню, привалившись к стене, стоял Квон, наблюдая за мной с удивлённой улыбкой.

Я решила прервать его созерцание моего фартука, пока сама не покраснела:

— Руки чистые, Квон? Нет, грязные… Мыло там, что стоим, кого ждем? Ты будешь с джемом или мёдом?

Вздохнув и покачав головой, Бо направился в сторону раковины:

— Я думал, ты сделаешь бутерброд или вынесешь мне кофе… Ну, или вернёшь мне вчерашнее яблоко, в конце концов… Но ты решила заставить меня подавиться слюной от ароматов, едва я переступил порог твоего дома. А ты опасная девушка, Свон!

— Пожалуешься, когда умрешь, Квон, — отрезала я, с улыбкой развязывая фартук.

— Ммм… Я чувствую фруктовый аромат, или мне кажется? Это яблочный джем?

— Нет, я добавила ядовитый зарин в освежитель воздуха, милый, — невинным тоном пропела я.

— Да ты моя умница, — ласково улыбнулся мне Бо, присаживаясь рядом. — Значит, мы сейчас умрём и в школу не поедем? Какое облегчение!

Я прикусила губу, но всё равно расхохоталась.

Он невозможен!

В школу мы приехали за полчаса до начала уроков. Я искала глазами воинственных юных гномиков, пока не столкнулась, совершенно случайно, с их отцом.

— Мисс Свон! Вы-то мне и нужны! — обрадовался мне директор и потащил меня к своему кабинету. — Ваш отец отзывался о вас, как об ответственной девушке, которая имела опыт няни…

Я удивилась, но потом поняла, что директор брешет, потому как о том единичном случае, когда я сидела с ребёнком соседки, Чарли не знал. Отрицать и сопротивляться я не стала, и хватка мистера Грина заметно ослабла.

— Вы знаете, сегодня у моих детей заболела няня, и я не мог оставить их дома без присмотра. — мужчина остановился у своего кабинета, выдохнул и сказал мне единственную правду за сегодняшнее утро:

— Они очень подвижные и любознательные… Погуляйте с ними по школе, я даю вам полный карт-бланш при условии, что они будут целы и ничего не сломают…

Я внутренне расхохоталась. С его стороны было слишком опасно давать мне карт-бланш на таких смешных условиях.

За дверью послышался жуткий грохот, и мистер Грин, схватившись за сердце, распахнул дверь и уставился диким взглядом на разбитую вазу, перевёрнутый стул, кресло и шатающуюся на последнем гвозде полочку, под которой перебирали кубки, медали и грамоты два белокурых ангелочка, отличить которых друг от друга было нереально…

Директор явно не ожидал так преподнести мне своих малышей, а вот глядя на быстро переглянувшихся близнецов, я поняла, что сея акция ими чётко спланирована… Решили запугать новую няньку с первых минут… Молодцы!

— И как зовут этих сеньоров, мистер Грин?

Я намеренно не стала называть их «миленькими детками», «золотцами» или прочей уничижительной чертовщиной, давая ребятам понять: я оценила их, как серьёзных парней, от которых ожидаю… Да всё, что угодно от них ожидаю, на самом деле.

— Эм… Да, вот это Чак, — директор заглянул куда-то за шею своего отпрыска, который состроил недовольную рожицу.

— Да, точно, у Чака шрамик тут небольшой… Это он умудрился взять мою бритву под присмотром предпоследней няни… — конец фразы был сказан намного тише, что не помешало мне расслышать.

— А моего брата зовут Зак, и он хочет в туалет, да, Зак? — Чак внимательно оценивал мою реакцию.

— Да, — согласно кивнул мальчик, вставая с пола и протягивая мне ладошку. — Пойдешь со мной в мужской туалет, а то у меня молния на штанах заедает… Вдруг не смогу расстегнуть.

Я ответила на святой взгляд не менее невинной улыбкой:

— Не волнуйся, сейчас починим твою молнию.

Оглянувшись в сторону стола, я нашла на полу скинутый органайзер и достала из него простой карандаш. Спокойно присела возле ребёнка и натёрла зубчики молнии грифелем карандаша. Это, конечно, не мыло или парафин, но эффект оказал тот же.

— Пробуй, — скомандовала я парню, вставая.

Недоверчиво глядя то на меня, то на свои джинсы, Зак неуверенно попробовал сдвинуть молнию. Собачка ходила легко и просто. Я улыбнулась.

— Но если ты боишься идти один, то я могу составить тебе компанию, конечно.

— Я ничего не боюсь!

— Даже описаться? — Я подняла бровь. — Тогда ты смелый парень… Пойдём попьём чай в столовой?

— Сначала в туалет, — покраснел парень, хмуро переглянувшись с братом.

Я пожала плечом, мол, хозяин — барин. После подобного знакомства директор меня провожал неоднозначным взглядом. Кажется, я заметила у него желание позвонить Чарли и спросить, не числилось ли за мной чего криминального. Можно подумать, папа меня сдаст. Ха!

— Кстати, меня зовут Белла, — решила я представиться, гадая, почему мистер Грин не представил няню детям.

— А мы знаем. Ты новенькая. Папа сказал, что ты про нас ещё не знаешь и согласишься, — Чак ответил и за себя, и за брата.

— Вообще-то, я знаю, что вы ещё те шалопаи, меня хорошо снабжают информацией друзья…

— И почему ты не отказалась? — поинтересовался Зак, помедлив у двери, куда дамам вход запрещен.

Я усмехнулась, мальчиков не так уж и сложно различать. Особенно, если подмечать некоторые мелочи во внешности и поведении.

— Я люблю веселиться, а с вами будет весело.

Бандиты переглянулись и ответили хором:

— Это точно!

Наивные… На проблему «закончившейся» туалетной бумаги я отреагировала спокойно, отдав недовольному моей реакцией Заку небольшую пачку влажных салфеток. Не знаю, пожалуется ли уборщица на засор, но надеюсь, он эту бумагу просто спрятал.

— Куда мы идём? — поинтересовался Чак, странно разглядывая мои волосы.

Именно тогда я почувствовала, как в них что-то шевелится, запустила туда руку и вытащила крупного такого, мясистого, тараканчика.

Я на него смотрю, таракан на меня. Дети на нашу колоритную пару. К их горькому разочарованию я не завизжала, ногами не затопала, остановилась и спросила довольно миролюбиво:

— Как зовут красавца?

Чак недовольно засопел и отобрал у меня зверюшку, засунув того в специальную банку, которую неохотно достал из рюкзака:

— Это Осирис.

— В честь египетского бога смерти? — удивилась я. — Уважаю. Жаль, что это не скарабей…

За это я удостоилась внимательного, оценивающего взгляда близнецов и невольного признания:

— А ты разбираешься… Так куда мы идем?

— Сначала на английский, мне необходимо сдать своё эссе, потом я предлагаю зайти в класс музыки, там неплохая шумоизоляция и можно побарабанить на инструментах… В этот час кабинет как раз свободен… Потом у меня по расписанию химия, и я предлагаю на ней немножко пошалить, если вы обещаете быть достаточно осторожными, после экспериментов можно сделать водяные бомбочки и покидать их с третьего этажа…

— А ты знаешь, как сделать водяную бомбу?

Я смерила детей снисходительным взглядом:

— В сдутый шарик налить воды и сбросить кому-нибудь на голову с высоты, а вы знаете как сделать бомбу «Черная мамба»?

Парни переглянулись:

— Нет…

— В сдутый шарик налить воды и пустить туда чернила… При попадании в противника бомба закрашивает все: одежду, кожу и даже волосы… А смыть ужасно сложно… Но чернила я не купила, зато взяла гуашь…

— Вау…

Вот оно восхищение в мужских глазах!

— А ты стрелять из рогатки умеешь?

Вот тут я улыбнулась маленьким бандитам искренне, и решила ошарашить детей окончательно:

— Спрашиваешь! Да я с отцом-шерифом на выходных хожу в настоящий тир с огнестрельным оружием! Рогатки, луки со стрелами, трубочки из ручек… И даже самострелы… В детстве я опробовала всё, сеньоры.

Дети смотрели на меня, как на директора конфетной фабрики. Я знала, что мы найдём общий язык…

Реакция класса и мистера Мейсона на наше с близнецами пришествие заслуживала особого внимания, но шок достиг апогея, когда из моей неловко расстегнутой сумки выпал простой целлофановый пакет с подозрительно белым порошком и тяжёлый молоток…

— И ей доверили детей… — Бо прыснул и сложил руки на груди, притворно осуждающе качая головой.

— Завидовать нехорошо, Квон, — понимая, как всё это выглядит со стороны, я совершенно не обиделась на его подначку.

— Мисс Свон, скажите, что вы не ограбили отцовский склад с вещдоками, — вздохнув, попросил меня учитель, которого мне пришлось заверить, что молоток мой личный и будет применяться лишь в мирных целях, а крахмал ссыпан в пакет сегодня утром опять же мной лично, притом хихикающий и бессовестный Квон — свидетель.

Только после этого нас отпустили…

Зря…

Музыкальный класс я вскрыла шпилькой, чем заслужила немое восхищение в глазах маленьких бармалеев. Там дети отвели душу, бряцая на всём подряд, пока я с улыбкой смотрела, как они выматываются перед химией, на которой парни мне нужны чуть уставшими, но веселыми.

На химии нам рады не были, но согласились выдать посуду, халаты и защитные очки. Единственными «реагентами», которые нам доверил строгий преподаватель, были пищевые красители и вода, но мы не расстроились. Каково же было удивление класса, когда с нашей парты послышался восторженный визг детей, наблюдающих пышно вулканизирующую зеленую плотную пасту, которую я сотворила из воды, таблеток гидроперита, пакетика сухих дрожжей и жидкого мыла для посуды… После этого я достала ждавший своего часа крахмал, смешав его с водой и красным красителем до сметанообразного состояния, а потом дала детям с восторгом изучить «неньютоновскую» жидкость, которую они безуспешно били кулаком и молотком. К концу урока за нашими экспериментами завистливо наблюдал весь класс.

Потом мы ушли делать цветные водные бомбочки, несколько раз сбегав на третий этаж и обратно, ни в кого не попали, но раскрасили асфальт во все цвета радуги… Впрочем, как и собственные руки. Но оставшееся средство для мытья посуды оттёрло всё.

Когда пришло время ланча, дети были голодными и укрощёнными, хоть и не оставляли попыток проверки меня на прочность:

— Белла, а кто тебе нравится больше: я или Чак? — хитро мигнув глазками, спросил именно Чак, которого я с самого начала запомнила по вечно болтающемуся шнурку на кедах.

Я присела на корточки перед ним и заправила шнурок, чтобы мальчик не запнулся.

— Вы мне оба нравитесь, Чак, — я посмотрела мальчику прямо в глаза, давая понять, что разгадала его уловку. — Ты мне нравишься как Чак, а Зак мне нравится как Зак.

— Но мы же одинаковые! — воскликнули близнецы хором.

Я улыбнулась:

— А вот и нет. Вы совсем-совсем разные. Чак очень говорливый, инициативный и хитрый мальчик. А ты, Зак, очень любознательный, вдумчивый и осторожный. Как вас можно перепутать?

Несколько минут мальчики задумчиво молчали, но стоило нам вернуться к общему столу, как Зак оседлал своего любимого конька, задав, наверное, сотый вопрос за сегодня:

— Белла, а откуда берутся дети?

Бо подавился и посмотрел на меня с ужасом. Дело в том, что он-то знал, что до этого я на все вопросы детей отвечала предельно честно…

— Ну, вам наверняка уже пытались напеть про аистов и капусту, да, мальчики?

— Да. Какая-то не слишком правдоподобная теория, — поморщился Чак.

Я кивнула:

— Вообще-то это достаточно сложно и скучно для понимания, но я попытаюсь рассказать об этом так, чтобы вы поняли, ребята…

— Белла, им шесть лет, может, не надо? — Анжела Вебер очень переживала за детей и мою просветительскую деятельность.

— Да, брось! Они проводили со мной химические опыты, они достаточно взрослые, чтобы знать правду!

— Белла, директор тебя убьет! — Эрик пытался отговорить меня, но уже без особой надежды, видя наш с детьми энтузиазм.

Я обернулась к близнецам:

— Вы же не расскажете папе?

— Нет! — хором ответили те с самыми честными на свете глазами.

— Хорошо, я вам верю, маленькие сеньоры. Слушайте. Вы видели, как мужчины и женщины целуются?

— Фиии!

— Да, когда взрослые целуются в губы, есть риск того, что через некоторое время у них будет ребёнок… Если они серьёзно это планируют, то они едут в больницу и рассказывают о своём желании доктору. Доктор берёт у мужчины и женщины анализы, делает с ними необходимые манипуляции, а потом…

Я замолчала и обвела всех хитрым взглядом:

— А что потом? Потом доктор выписывает будущей мамочке постельный режим, во время которого её лучше не беспокоить, и даёт ей баночку особенных витаминок. Она должна выпить их все, и тогда в её животе появится ребеночек или даже несколько, как было у вашей мамы. Всё зависит от баночки и витаминок. Её живот начинает расти, и через несколько месяцев деткам становится тесно и они вылезают из животика мамы.

— А почему после посещения врача женщине нужен постельный режим? — Зак, как всегда, хотел докопаться до сути.

— Ну, это чем-то похоже на болезнь, ребят. В это время женщина страдает перепадами настроения, мучается от тошноты, даже может потерять сознание, так что беременные всегда требуют особо бережного отношения к себе. От этого зависит жизнь и здоровье малышей и будущей мамы.

— Но я видел, как ходят по улице женщины с животом. И год, и два…

— Они толстые, а не беременные, дурак, — перебил брата Чак.

— Не все беременные чувствуют себя плохо, некоторые настолько рады своему состоянию, что бегают, как окрыленные. Но это не значит, что им можно нервничать, пугаться или поднимать тяжёлое.

Мальчики молчали, задумавшись о чём-то своём, а я воспользовалась передышкой в их любопытстве, чтобы поесть.

Отстрелялась…

— Жалко, что ты не наша мама, — вздохнул после длительного молчания Зак, а Чак кивнул ему, соглашаясь.

Кажется, эти дети думали об одном и том же всё это время.

— Давайте я буду вам просто другом, ребят, — улыбнулась я детям, потрепав их по непослушным вихрам. — У вас ведь уже есть мама, и ей бы было очень больно слышать от вас подобные слова.

Близнецы надулись, как всегда происходило, когда я заканчивала их хвалить.

— Но мы же тебе нравимся, и ты нам нравишься, — Чак очень уверенно говорил за себя и за брата. — С тобой весело и интересно, ты не задавака, как многие взрослые, ты рассказываешь интересно и понятно, и ты не целуешься…

На последней фразе я от души рассмеялась. Какой важный критерий!

— Дети, я вас обожаю! — хитро осмотрела своих потенциальных сыночков и предупредила:

— Но лучше я буду вам другом, потому что если я буду вашей мамой, мне придётся укладывать вас спать пораньше, кормить здоровой едой и следить за тем, чтобы вы чистили зубы…

Мальчики с ужасом переглянулись, а потом помолчав, не сговариваясь, согласились, что в таком случае я буду их общей подружкой.

— Подружка звучит лучше, чем друг, — авторитетно заявил Зак, пока Майк и Тайлер тихо сползали под стол от моих кавалеров. — Папа говорит, что его друг никогда не бывает рядом, когда нужно…

— Настоящий друг всегда будет рядом с вами в трудный момент. — Я улыбнулась, вспомнив Свету.

— И ты будешь с нами, даже если наступит конец света? Ты спасёшь нас?

Я посмотрела в умненькие глаза Зака.

— Боюсь, что предотвратить конец света будет не в моих силах. Я же не могу остановить метеорит или ядерную бомбу, например, или прекратить войну целых стран… Но если подобное случится на нашей планете, то я отправлюсь к вам домой, и мы поедем в бассейн с водными горками или в парк развлечений… А, может быть, будем играть, кататься на лошадках и есть сладости, всё-всё, что найдем.

— Зачем?

«Чтобы мы не успели испугаться смерти», — подумала я, вздрогнув, но сказала иное: — Чтобы вы запомнили этот мир ярким и весёлым, дети…




Глава 6. Всё будет хорошо. И даже вчерашние ошибки завтра пойдут нам на пользу

Средний человек озабочен тем, как бы ему
убить время, человек же талантливый
стремится его использовать.

Артур Шопенгауэр


Белла


Эти две недели пролетели стремительно. Почти так же стремительно, как мой первый день в компании близнецов.

С мистером Грином в тот же понедельник я имела серьёзный разговор. Мужчина предложил мне работу няней на любых условиях:

— Поймите, вы очень понравились моим детям. Я не мог найти управу на них с тех пор, как моя жена сбежала из нашего города, не желая вспоминать ни меня, ни близнецов…

— И с чего вы взяли, что я, дочь такой же сбежавшей, могу послужить вашим детям достойным примером? — мне польстило, что моим талантам оторвы заинтересовались на профессиональном уровне, но соглашаться на работу не спешила.

Наверное, я ещё хорошо помнила, что этот милый дяденька планировал меня подставить утром. Без моральной и материальной подготовки я бы с мальчиками вряд ли справилась.

— С того, что ваша мать взяла вас с собой и дала неплохое воспитание, насколько я могу судить… — директор внимательно изучал моё личное дело, а закончив, продолжил доброжелательным тоном:

— С моей стороны гарантирую любое содействие в школе… Когда я говорю «любое», я именно это и имею в виду, мисс Свон.

Я оценила серьёзное выражение лица мистера Грина, мысленно перекрестилась и предложила кандидатуру Аюши. Она, насколько мне известно, как раз заканчивала контракт с прошлой семьёй, у которых жила последние пять лет, и мечтала уехать из слишком шумного для её скромной натуры Нью-Йорка. Зарплата, которую предлагал директор, не уступала её прошлой, а история брошенных деток предсказуемо растопила золотое сердце моей милой Мери Поппинс.

Компромисс был найден, и я осталась братьям «подружкой», иногда заезжая к ним в гости.

Подготовка к празднику шла полным ходом, параллельно уточнялся план далёких, но таких желанных для многих весенних танцев, а я крутилась как белка в колесе, разрываясь между Форксом, резервацией квилетов и Сиэтлом.

В Форксе была школа, где Эрик припахал меня вести небольшую колонку в местной газете, назвав её в шутку «Разговоры с Белоснежкой». Никто не сбрасывал меня и с должности школьного фотографа, так что я часто носилась по школе с фотоаппаратом на шее, словно папарацци, увековечивая исторические или забавные моменты жизни школяров.

Возможно, если бы я не участвовала в организации школьных событий, я бы так не уставала, но я почувствовала какую-то гипертрофированную ответственность за этот Валентинов день.

Скупались цветы, готовились ленты, я лично забрала на почте посылку от мамы, где лежало моё белое платье, пуанты и крылышки, также я попросилась присутствовать на физкультуре, согласно своему расписанию, убивая этим двух зайцев: во-первых, я вспоминала детство и несложные балетные па, стараясь не напрягать руку, а во-вторых, присматривала за Бо.

К слову, с Квоном у нас сложились странные отношения. Все поголовно считали нас парой, я могла без всякого стеснения обнять его на людях или наоборот, он часто сопровождал меня куда бы то ни было, сидели мы вместе, не считая чёртовой биологии, где мистер Баннер, строгих правил, рассадил нас, вернув меня в лоно хмуро молчащего Каллена… Но мы парой не были. Просто в какой-то момент, в очередной раз подвозя меня до дома, Бо повернулся и внезапно спросил меня прямо:

— Белла, мы кто друг другу?

Сказать, что я растерялась, это ничего не сказать. Но когда я наконец заговорила, мой голос меня не подвел:

— Я не знаю. Тебя очень волнует неведение?

Квон улыбнулся мне открыто и мягко, а в его глазах не было ни намёка на фальшь:

— Ну, я-то знаю, что мы с тобой как минимум друзья.

Его слова заставили меня испытать настоящее облегчение.

— Что ж, это как минимум звучит неплохо. Зайдёшь на чай?

Этот день ничего не изменил в наших отношениях, и я была рада этому. Мы так же весело общались, понимая друг друга с полуслова, дурачились, ходили в гости, смотрели фильмы, мюзиклы, мультфильмы… Квон был в шоке, когда узнал, что я не смотрела диснеевскую «Красавицу и чудовище» и подкалывал меня, пока я не села смотреть с ним этот мультфильм.

— Ну, классно же?

— Та волшебница сделала этому принцу услугу, когда превратила его в это милое лохматое чудовище, Бо, — я скептически смотрела, как моя, по сути, тёзка, кружится в вальсе с парнем, которого лично я бы назвала противно смазливым. — А та милая чёрная метёлочка для пыли? Нет, ты таки видел, во что в конце превратилась эта метелочка? В швабру какую-то превратилась, которую в мультиках лучше детям не показывать… Какой возрастной рейтинг у этой истории? А как эта девочка-колокольчик взвалила на себя эту тушу мамонтёнка после драки с волками? Кстати, этот принц боится крови, как я понимаю? Почему он свалился как подкошенный от трёх царапин?

Бо хохотал до слёз, пока я с наигранным негодованием комментировала сказку. Мы вообще чертовски многое превращали в шутку.

Почти всё.

Но иногда мне приходилось быть серьёзной. Например, когда я приезжала в резервацию, чтобы проверить состояние пасеки, или когда решала, какой товар будет продаваться в новом магазине, а какой не будет. Нам повезло выкупить первый этаж здания как раз напротив той кофейни, где я пристрастилась к клубничному десерту. Попробовав его первый раз, Блэк-младший минут на пять впал в нирвану, а потом запросил добавки. Я не смогла отказать своему любимому сладкоежке.

Ремонт в магазине шёл полным ходом, а мне не терпелось посмотреть, как будет выглядеть понравившийся дизайн не на бумаге, а наяву. К слову, помощь с проектом и планировкой пришла, откуда не ждали. Ну, я так точно не ожидала подобного от миссис Каллен, с которой мы второй раз встретились, когда я сидела в больнице и ждала очереди на восстанавливающие процедуры для многострадальной руки. Я как раз обложилась журналами интерьера, которые с удивлением нашла на столике возле диванчика, пока шелест блестящих страниц не прервал знакомый голос приёмной матери Эдварда:

— Не думала, что они реально кому-нибудь пригодятся, — миссис Каллен улыбнулась и присела рядом со мной. — Здравствуй, Белла. Задумала делать ремонт?

Поздоровавшись, я объяснила женщине свою проблему. Конечно, можно было бы заказать проект у дизайнеров интерьера в Сиэтле, но мне хотелось, чтобы это они приходили в эту лавку за вдохновением, ну и товарами…

— Стиль «Прованс» тут не подойдёт, может быть, нечто подобное? — она пролистала журнал, чтобы показать мне интересную картинку.

Через пять минут общения, обсудив цветовую гамму, мебель, отделку я была готова расцеловать эту женщину. В тот же день, сразу после лечения, мы поехали с ней на место, где она сделала наброски. Вернулась я поздно, уставшая, но абсолютно счастливая. Мне кажется, что я даже во сне благодарила миссис Каллен…

Что до её приемных детей, то отношения в школе были натянутыми. Элис часто пыталась заговорить со мной, но разговоры я неизменно поддерживала в настороженно вежливом тоне, отчего предсказательница куксилась, но не жаловалась, зная, что причин с ней держаться холодно у меня хоть отбавляй.

Роуз и Джаспер меня гордо игнорировали, в этом плане ничего не менялось. Эмметт мог игриво подмигнуть в коридоре, а как-то раз он пробил меня на смех, когда чудесно сыграл мима, которому в голову зарядил коварно слепленный снежок. Отгадать, кого он пародирует, не составляло труда, но у здоровяка были столь комично приподняты брови, что я не выдержала и расхохоталась, наверное, впервые за неделю оглянувшись на Эдварда.

Эдвард… В начале той недели до меня дошёл странный слух, который, честно говоря, сбил с толку. Одноклассницы открыто сочувствовали Каллену и говорили, что я коварная разлучница. Кого именно и с кем разлучила — я спрашивать не стала, пропустив информацию мимо ушей, но во время ланча как-то внезапно зашёл разговор о сексуальных меньшинствах, а меня спрашивали, будто специалиста. Когда я спросила о причинах подобного интереса, Майк, не ответив, задал встречный вопрос:

— Белла, вот ты бы могла дружить с геем?

— Дружила и дружу вообще-то. Лет восемь плотно общаюсь с прекрасным стилистом из Нью-Йорка. К слову, Кальяс совершенно не раздражает меня своей ориентацией, у него необыкновенный вкус в одежде и неповторимый подход к своим клиенткам. За несколько часов этот кудесник сотворит из гусеницы бабочку, параллельно сделав себе маску, а девушке массаж, — я покачала головой, вспоминая своего любимого грека. — Тем более, он влюбляется только в таких же геев, оставив мне на откуп натуралов. Так что даже в охотничьих угодьях мы с ним не пересекаемся, что, без сомнений, является залогом прочной дружбы.

После этой фразы на меня уставились все присутствующие.

— Так вот, в чём была промашка Каллена, — Тайлер откинулся на стул и хитро, но без осуждения посмотрел на меня.

— Не понимаю, о чём вы, ребята.

— Эдвард влюблён в Бо. Ты думаешь, он просто так ни с кем не встречался? — вспыхнула Джессика.

— Я вас умоляю! Эдвард не… — начала я уверенно, но осеклась.

Как-то вовремя вспомнилось, что холодок в отношениях прокрался у нас с Калленом как раз тогда, когда я начала общаться с Бофортом. Неодобрительный взгляд Элис при знакомстве с Квоном, мои мысли о том, что Бо — мужская версия книжной Беллы Свон, мрачный вид Каллена там, в тире, которым он прожигал рубашку, которая однозначно пахла Бо…

Я тихо захлопнула рот и так же тихо поинтересовалась:

— И давно вы в курсе?

— Давно, не волнуйся, — отмахнулась Джесс. — На тебя никто не подумает.

О чём именно не подумает — я, честно, не поняла, но переспрашивать постеснялась. Мало ли, что случилось в тот год, когда приехали Каллены и Бо…

У Бо, который вернулся с подносом еды, я тоже не выспрашивала, всё ещё смущённая новым пониманием. Разлучница… Ну кто бы мог подумать…

В общем, Эдвард меня презирал.

Эдвард


— Джаспер, он хочет меня убить… — простонала-проныла Элис под моим бешеным немигающим взглядом.

— В принципе, как мужик, я его понимаю, кроха… Я ведь не ошибусь, что в твоём списке смертников этот гей стоял сразу после Бо? Да, Эдди? Ну, скажи, что ты меня любишь, голубочек…

Джаспер догадался накрыть меня «тазом» спокойствия. Я не сопротивлялся, понимая, что рискую сорваться и порвать всех и вся…

Эмметт плакал от смеха без слёз:

— Эдвард, что ты обсуждал с Беллой, если эта разумная девочка сразу поверила в эту сплетню? Чую, что не танки, самолёты, поезда… Но про машины вы хотя бы раз говорили?

— Помолчи, Эм.

Розали тоже с трудом сдерживала улыбку, но в мыслях она смеялась безбожно…

— В принципе, я вначале тоже считала, что ты на мою красоту не реагируешь не просто так… Но Бо действительно миловидный мальчик, Эдвард…

Я чувствовал себя полным кретином после рассказа девушки о парне из Нью-Йорка. То, что здоровый индеец, который по словам Элис «лапал» Беллу, относится к ней как к сестре, притом старшей, я выяснил ещё раньше, чем Белла начала тепло общаться с моей матерью.

Я должен был понять, что предсказательница меня надула, когда вся моя семья неожиданно встала на защиту Изабеллы Свон. Точнее, на защиту её морального облика…

— Посмотри на себя, Эди, — вздохнул Эмметт как-то вечером, наблюдая за моей агонией. — Ты одинок и стар, как дерьмо мамонтов…

— Не придавай ему значительности, — насмешливо перебила мужа Роуз.

— Хорошо, он просто столь же старомоден, детка.

Эмметт с удовольствием поцеловал любимую блондинку и только после этого продолжил:

— Ну, смирись, брат, нету… сгинули трЭпетные барышни даже со страниц новых романов! Они уже в моё время были штучны. Что ты хочешь получить в двадцать первом веке, старикашка?

— Дело не в возрасте, Эмметт, — перебил вампира Джаспер, — дело в том, что кто-то слишком требователен…

— Он сбегал из Форкса, так как считал себя недостойным её, а вернулся, чтобы сказать, что он слишком хорош для неё, — не выдержала Элис. — Правильно она тебя назвала — ханжа!

— А мне показалось, что девочка очень добрая, — мягко вступила в разговор молчавшая до этого Эсми. — Она так защищала этого мальчика и его маму в магазине… Кстати, я думаю, что нужно будет как-нибудь незаметно принести им к порогу еды, нам продукты всё равно без надобности…

Карлайл молча читал истории болезней, не вмешиваясь, но внутренне соглашаясь с женой.

— Ты бы видела, как Белла объясняла детям сложные вещи, — внезапно поддержала Эсми Розали.

— О, да… — протянул Эм, усмехаясь. — Чего только стоит теория о происхождении детей! Сплошная оригинальность и доступность! Не знал бы истину, сам поверил!

— Кто о чём… — Джаспер закатил глаза.

Но даже в его воспоминаниях девушка ассоциировалась с чем-то светлым.

Тогда я чувствовал себя единственно зрячим среди слепцов, отгоняя от себя, как мне казалось, надуманный образ… Но оказалось, что слабым на зрение был именно я. Ревность точно затмила мой разум.

Да, ревность, чувство, которое дремало во мне столько лет, легко отыгрывалось сейчас. Я мог ревновать Беллу к друзьям, прохожим, которые слишком долго задержали на ней свой взгляд, но самые ужасные, всепоглощающие эмоции я испытывал, когда рядом с Беллой стоял он — Бо. Кто бы мог подумать, что этот хрупкий, неуклюжий мальчишка может вызвать во мне такую ненависть?

И эта ненависть была направлена не только на него. Порой я ненавидел даже себя.

Чем чаще я слушал мысли Бо, тем больше я понимал, что этот парень лучше подходит Белле. Он был намного… человечнее, чем я. Возможно, до превращения в вампира, я и мог составить Квону достойную конкуренцию, но сейчас…

Он относился к Белле с уважением, теплом и достоинством, которых она, безусловно, заслуживала. А учитывая то, что, даже виня Беллу в ветрености, я не мог терпеть хамское отношение к ней со стороны её окружения… В общем, своей галантностью чертов Бофорт кардинально отличался ото всех надоедливых подростков, что кружились вокруг девушки. И она заметно благоволила ему, наверняка, по этой же причине. Хотя и других было как будто не достаточно…

Мне стоило некоторых усилий признать, что Бофорт Квон был не глуп, про него даже можно сказать «начитан», «проницателен» и «сообразителен». Бо нравилось, когда Белла улыбается, и он всячески старался вызвать эту улыбку… И к моей сладкой боли, у него это часто получалось… Ему было не важно, рассмеётся ли она над ним или его шуткой. Парню просто хотелось слышать её смех. Он был заботлив.

Иногда мне хотелось содрать с себя кожу от зависти, насколько он был заботлив, как оберегал её, беспокоясь, чтобы его тотальное невезение не перекинулось на девушку, как заразный вирус… Но, скорее, рядом с Беллой этот неудачник то и дело вытягивал свой счастливый билет. То, как девушка смотрела на него, спасало Квона от моей удушающей и смертоносной ненависти.

Ревность иногда казалась невыносимой… Джаспер несколько раз ловил себя на мысли, что жизнь Бо может внезапно прерваться, даже если они со Свон ненадолго поссорятся. А его искорёженный труп не найдут даже с собаками. Однако они не ссорились. Этот парень никогда не обижал Беллу, не зная, что этим спасает себя от ужасной смерти. Он даже пытался неловко, но настойчиво защищать дочку шерифа от других возможных обидчиков. По мере скромных человеческих сил.

Но главное, парень не гасил её огонь своим спокойствием, а делал его контролируемым тёплым пламенем, у которого хотелось погреться.

Он понимал её. Лучше, чем я.

Привыкнув находиться в его голове, я почти сливался с его сознанием в такие болезненные моменты, как сейчас.

Они сидели в кафетерии, оба быстрее из всей компании разделались с обедом, почти не присутствуя в подростковых разговорах-перепалках. Белла чуть прилегла, опираясь на плечо парня, и с ленцой следила, как Квон решает тригонометрию. Он приобнял ее, чтобы ей было удобнее, и я испытывал тихое бешенство от того, что он не ценит эти мгновения близости так, как ценил, нет, смаковал бы их я.

Неблагодарный засранец.

И я ненавидел его в такие моменты больше всего. Моё желание подойти и впечатать его голову между страниц учебника доходила в эти минуты до абсолюта. Даже тогда, когда его мысли вертелись вокруг Беллы, и он допускал в них фантазии о совместном будущем, он не бесил меня с такой силой, как тогда, когда не видел, упускал, воспринимал как должное и постоянное её внимание, нежность, заботу. Как он мог заниматься какими-то чёртовыми уроками, когда рядом с ним сидела Она?

Конечно, я понимал свою пристрастность.

Когда Белла игнорировала этого парня, читая очередную книгу или учебник, я бесился, что он пытается отвлечь её от самообразования.

Двойные стандарты? Нет, не слышал… Она и её желания всегда были для меня в приоритете.

Даже тогда, когда я фантазировал над тем, что когда-нибудь этот идиот влюбится в другую, ведь люди так непостоянны, развязав тем самым мне руки и подписав себе смертельный приговор, я содрогался от подобной мысли, с ненавистью думая о разбитом сердце Беллы, которая, кажется, была действительно влюблена в этого парня.

— Джаспер, ты не мог бы посмотреть… — начал я, вспоминая, что могу воспользоваться даром эмпата.

Вампир понял меня с полуслова:

— Это не влюбленность. Близкое, нежное, такое встречается у близнецов. Хотя подожди… — брат пригляделся внимательнее, увидев то, чего я и боялся. — Элис права, их чувства только зреют. Они молоды. И между ними достаточный уровень доверия для того, чтобы хотя бы попытаться сделать то, что оба гонят от себя.

Элис смотрела на меня с неприкрытым раздражением.

— Ну, что? Доволен?

Я сглотнул яд… Неужели я смогу остаться в стороне?

Уже сейчас я понимал, что это потребует титанических усилий.

Белла была неисследованной землёй. Терра инкогнито. Диковинным островом. Я ощущал себя Миклухо-Маклаем у берегов хранящей свои загадки Новой Гвинеи…

Каждый её разговор я сохранял в памяти, изучал по крупицам, анализировал. Слишком часто она подкидывала мне интересные темы для рассуждения. Когда почти все девушки ратовали за равноправие с мужчинами, переплюнув в своей горячности саму Эбигейл Адамс, а молодые люди смеялись и шутили о месте дам на кухне, Белла молчала. Она молчала даже тогда, когда Джессика Стенли, желая выделиться, кокетливо стрельнула глазками в сторону Ньютона и излишне томно сказала, что каждый мужчина выбирает женщину себе под стать. То есть король всегда выберет королеву. Но когда эти дети спросили Свон, она перевернула их миропонимание.

— Там, где мужчина король, женщина редко чувствует себя королевой. Чаще народом, — задумчиво начала Белла. — Нет, нормальный мужчина не может быть в отношениях королём… Это подразумевает блестящий венец принцесски на его голове, налоги, может быть, ещё и «военную» службу со стороны женщины, где она, а не он должна стоять на страже и защищать эти отношения вассала и подданной… Не комильфо… Опять же это допускает смену подданства на другое или даже гражданство.

Она замолчала, но вскоре продолжила:

— Я предпочитаю, чтобы мужчина для женщины был Богом… Я вижу ваше удивление, друзья? — Свон улыбнулась очень понимающе. — Поясню… Видите ли, религия — это то, к чему мы приходим в сознательном возрасте и выбираем сердцем самостоятельно. Есть навязанные семьёй или обществом предпочтения, но в душе Бог один, как ни банально, и представляем мы себе его чуть-чуть не таким, как другие, оглядываясь только на свою жизнь и видя где отчетливый, а где еле ощутимый Его след. Собственно, и Мужчина в жизни женщины должен быть один. Она должна увидеть, понять его в том возрасте, в котором она будет в нём нуждаться. Повторяю, нуждаться в нём, а не любить его. Любовь может прийти позже…

Девушка улыбнулась собственным воспоминаниям:

— А может вообще не прийти. Но Его присутствие необходимо. Его одобрение или порицание её действий обязательно, но личное, не прилюдное. Его поддержка в трудную минуту должна быть ощутимой для неё, на грани чуда. Иначе религия женщины пошатнётся, особенно если она на распутье. Но после того, как женщина поверит Мужчине, той самой Верой, неотвратимой, что не будет поставлена под сомнение ни словами, ни поступками чужими… Ни даже действиями того самого Мужчины, чьи богохульные слова и поступки в свой адрес будут поняты и оправданы для неё высшим смыслом, вот тогда мужчина может гордиться собой, ведь он стал Богом для отдельно взятой женщины…

Изабелла закрыла глаза и мечтательно улыбнулась.

«Это сложно», — скажут многие. Однако это божественно, возразят испытавшие…

— Интересная мысль, — пробормотал в тот момент Эмметт рядом со мной. — Так ты, брат, осознанно отказываешься от эдвардианства?

Помню, что посмотрел на него тогда как на идиота. Отказаться от подобного? Передо мной не стояло такого выбора. К сожалению.

Или стояло?

Я сжал в руках памятный листок. Я нашел его случайно в узком отсеке под нашей с Беллой партой. На нём её рука выводила шутливые оправдания герою «Призрака оперы» Леру. Маньяку, убийце, который хотел забрать девушку, что подобно звездной, божественной искре осветила его тёмную жизнь. Аналогия напрашивалась сама собой.

Я не должен надеяться, что она писала это всерьёз. Я не должен надеяться, что когда-нибудь она сможет полюбить чудовище.

Осталось заставить себя держаться от неё подальше.

Бофорт


Я ждал Беллу возле спортзала. Смена одежды всё ещё была для неё сложной задачей, особенно когда она думала головой и берегла руку. Несколько раз я терял терпение и помогал ей обуваться, и мне было неважно, что подумают обо мне окружающие. Мне нравилось, как она сопит мне в волосы, мяукая что-то о том, что и сама бы справилась со своими пуантами.

— Я думаю, это твоё, Квон, — я непроизвольно вздрогнул от голоса Каллена, когда этот странный парень неслышно подошёл ко мне.

Его лицо было каменным в этот момент. Оторвавшись от подозрительно нездоровой синевы под глазами, я обратил внимание на то, что Эдвард протягивает.

Улыбнулся невольно, вспомнив день знакомства с Беллой и совместный урок биологии, на котором мы с ней обсуждали «Призрака оперы».

Попытался забрать листок с нашим разговором, но Эдвард держал двумя пальцами за край крепче, чем я предполагал. Встретившись взглядом с чёрными глазами, я пытался понять, собирался ли он вообще отдавать найденное.

— О, Бо, неужели Каллен, наконец, решился признаться тебе в любви в форме письма? — стоило мне услышать издевательский голос Ньютона, как Эдвард отпустил чужую переписку и презрительно скривился, отворачиваясь.

— Отвали, Майк, — грубо, но беззлобно послал я подростка, пряча листок в сумке, не зная, стоит ли отдать его Белле.

Повернувшись, я получил ощутимый тычок в плечо от Ньютона, который давно искал повод подраться:

— Нет, Квон, то, что ты встречаешься с самой классной девкой в школе, ещё не значит, что ты можешь безнаказанно мне дерзить, — он схватил меня за куртку и прижал к стене, безуспешно пытаясь казаться выше.

— Не знаю, чем руководствовалась Белла, когда выбирала тебя, но ты так и остался щуплым, нескладным очкариком, который падает через каждые три шага.

Я невозмутимо снял очки, понимая, что от этого парня не стоит ждать благоразумия. Драка так драка. Он как минимум дал мне достойный повод:

— Белла не девка. И её критерии отбора дали сбой лишь тогда, когда она немного выделила твою тупую и грубую персону. Хотя… Кажется, ты просто навязался ей, не так ли?

Удар!

Я чудом успел отвернуть голову, и кулак Майка с грохотом впечатался в дверцу шкафчика вместо моего лица, но в то же мгновение Ньютон молниеносно отлетел назад на два шага, а я увидел Каллена, который с раздражением, без видимых усилий держал парня за шкирку, как нашкодившего кота, судя по резкому, но безуспешному сопротивлению, держал крепко.

Но потом случилось нечто странное: извернувшись, Ньютон посмотрел в лицо Каллена и застыл, будто внезапно узрел приведение из Вазастана, открыл рот, чтобы в ужасе крикнуть «караул», но подавился и прижал сбитые костяшки к груди.

— Исчезни, Ньютон, — Эдвард резко, как недавно листок с перепиской, разжал пальцы, отпуская парня.

В его рыке звучало что-то чудовищное. Даже меня пробрало…

Майк же, пятясь, в страхе побежал в сторону медпункта.

Вернув очки на нос, я внимательно вгляделся в фигуру Каллена:

— Я, конечно, оценил, но не понял причины твоего заступничества, Эдвард.

Да, я совершенно не верил глупым слухам о его нетрадиционной ориентации и симпатии ко мне… С недавних пор я всё чаще ловил его взгляд, в котором ясно читалось желание свернуть мне шею.

Кстати, вот он. Тот самый взгляд.

Я должен бы бояться, помня, что было с Ньютоном, но как говорила Белла, моё чувство самосохранения атрофировалось…

— Меня действительно раздражает даже то, что ты до сих пор дышишь, Квон, — в высокомерном голосе Каллена слышалась еле сдерживаемое бешенство. — Но сегодня можешь считать, что я тоже оценил твое бездарное заступничество.

Развернувшись, он стремительно направился в сторону парковки, оставив меня переваривать свои слова.

Поздравляю тебя, Бо! Сегодня ты доподлинно узнал три вещи. Ориентация младшего Каллена такая же, как у тебя, то бишь традиционней не бывает, именно поэтому Эдвард Каллен безнадёжно влюблён в Беллу, но ты будешь последним, кто её в это просветит.

Ах, да, ещё он с удовольствием и смаком свернёт тебе шею при первом же твоём проколе.

Чудно!

Ты, как всегда, везунчик, Квон!

Рискнёшь признаться в любви Белле на четырнадцатое февраля? У тебя есть неполная неделя, чтобы решить это…


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/35-37765-1
Категория: Общее | Добавил: Maria6137 (09.07.2018) | Автор: Maria6137
Просмотров: 490 | Комментарии: 13


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 13
0
13 Риате   (Вчера 12:29)
Шикарное продолжение. Так и хочется крикнуть :- А ЧТО ДАЛЬШЕ ?
Так запутать нас в отношениях между Бо и Беллой, это просто великолепно!!!
С огромным нетерпением жду продолжения tongue

0
12 fanysha   (16.07.2018 02:29)
спасибо

0
11 Tusya_Natusya   (15.07.2018 12:21)
Белла такая умная молодая-взрослая девушка, но почему-то вымысел, что Эдвард является геем, приняла за правду. У нее даже в мысли не промелькнуло, что парню нравится не ее друг, а она.
Спасибо!

0
10 Veronicka   (12.07.2018 02:54)
Большое спасибо за продолжение!

+1
8 terica   (11.07.2018 16:45)
Цитата Текст статьи ()
Поздравляю тебя, Бо! Сегодня ты доподлинно узнал три вещи. Ориентация младшего Каллена такая же, как у тебя, то бишь традиционней не бывает, именно поэтому Эдвард Каллен безнадёжно влюблён в Беллу, но ты будешь последним, кто её в это просветит.

Оба парня хороши... и оба влюблены... Как сложно выбрать, и сделает ли Бэлла этот выбор...
Большое спасибо за замечательное, долгожданное продолжение.

0
9 Svetlana♥Z   (12.07.2018 02:22)
Да, меня тоже зацепила сообразительность БО. На самом деле Джаспер был прав, они (Белла и Бо), как близнецы. Им легко и комфортно друг с другом. Но почему-то Белла не представляет его в будущем, почему? smile В этом и есть разгадка, я полагаю. biggrin wink

0
7 pola_gre   (11.07.2018 15:26)
Цитата Текст статьи ()
— О, Бо, неужели Каллен, наконец, решился признаться тебе в любви в форме письма?
lol lol lol
Да, наконец-то Эдвард нашел свою любовь biggrin
и жгучую ревность

Белла столько дел успевает сделать... Элис наверняка жалеет, что они не подруги - энерджайзеры. Но подсылает к ней Эсми на помощь smile

Огромное Спасибо за продолжение!

0
6 Пе4ково4к@   (10.07.2018 20:44)
Ура! Спасибо огромное за продолжение

0
5 Lisu   (10.07.2018 18:27)
мням продолжение happy вот с одной стороны вроде и хочется что бы Белла была с Эди, а с другой ну зачем ты сделала таким классным Бо tongue

0
4 Irishenka   (10.07.2018 12:27)
Супер!!!
Как здорово написано! Жду продолжения с нетерпением!!!

0
3 prokofieva   (10.07.2018 06:39)
Спасибо за чудесное продолжение , за огромное наслаждение . Но ! ( Моё виденье ситуации) .
Бо и Эдвард отличные парни , но Белле , не один , не подходят . С Бо она быстро заскучает . А Эдвард , ну очень-очень не предсказуем .
Белле нужен ГЕРОЙ . А они пока этого звания не достойны .
Милая Мария ! Благодарю тебя за удовольствие . Очень соскучилось по твоим кайфо-дозам . Всех Благ тебе милая Мария !
И как закоренелый наркоша , жду следующую дозу .

+1
2 FaNATKA3178   (10.07.2018 00:57)
Наслаждаюсь каждой строчкой!!! Отличная история !!! И виртуозно написана!!! Огромное спасибо за продолжение!!!

+1
1 Svetlana♥Z   (09.07.2018 23:17)
Спасибо за новую главу! happy wink

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями