Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1630]
Мини-фанфики [2544]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [27]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4834]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2392]
Все люди [15133]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14334]
Альтернатива [9024]
СЛЭШ и НЦ [8972]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4352]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей августа
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за август

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Moonrise/Лунный восход
Сумерки с точки зрения Элис Каллен.

Ищу бету
Начали новую историю и вам необходима бета? Не знаете, к кому обратиться, или стесняетесь — оставьте заявку в теме «Ищу бету».

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

Под ледяным куполом
Несметные богатства ждут того, кто сможет растопить ледяное сердце…

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Цепь, клинок и крест
Европа с воодушевлением и верой в собственную правоту собирает рыцарей во Второй Крестовый подох. В рядах Христова воинства по разным причинам оказываются три девушки, раньше сражавшиеся на арене на потеху знати. У каждой своя история, свои враги и свой путь.



А вы знаете?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Сколько раз Вы смотрели фильм "Сумерки"?
1. Уже и не помню, сколько, устал(а) считать
2. Три-пять
3. Шесть-девять
4. Два
5. Смотрю каждый день
6. Десять
7. Ни одного
Всего ответов: 11726
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Изгнанники любви

2019-9-23
18
0
Название: Изгнанники любви
Жанр: Romance, angst
Рейтинг: NC-17, гет, слэш
Пейринг: Джейкоб/Белла, Эдвард/Белла, Джаспер/Питер
Саммари: Он – писатель, находящийся в поисках нового захватывающего сюжета. Она - домохозяйка, ищущая в книгах убежище от несчастливой реальности.
Вместе они занимаются расследованием городской легенды, раскрывая тайны прошлого.


_____________________________

BPOV

- Ну же, малышка, давай. Ты же знаешь, как я люблю это, - проговорил Джейкоб, слащаво улыбаясь и несильно надавливая на мои плечи.
Я сглотнула подступивший к горлу комок, стоило мне только представить, через что придется пройти. Опять. Я отодвинулась на коленях назад, наткнулась взглядом на полувозбужденный член мужа и подавила накативший приступ тошноты. Сколько раз, читая любовные романы, я представляла моменты близости с любимым человеком. Воодушевленная, готовилась к первой брачной ночи, подбирая красивое белье, мечтая, как появлюсь перед Джейком в соблазнительном атласно-кружевном облаке. Но мечты так и остались мечтами. Не было волшебных прикосновений, ласк, сводящих с ума, дрожи во всем теле, как описывают в книгах. Мне даже начало казаться, что все это – выдумки, чтобы девушки вроде меня не боялись выходить замуж и ложиться в постель с мужчинами. Однако по рассказам Джессики и Анжелы я догадывалась, что, видимо, только мне так не повезло – влюбиться в мужчину, который не имеет представления о красивом и чувственном сексе.
- Да, детка, вот так хорошо, - прохрипел Джейк, когда я взяла его член в рот.

В такие моменты я представляла, что мы всего лишь играем в какую-то игру, где послушная секс-рабыня готова исполнять любые прихоти своего хозяина, при этом не получая никакого удовольствия. Мне было гораздо легче верить в придуманные мной истории, нежели понимать, что такова моя участь – прожить жизнь с любимым, но совершенно невежественным в вопросах физической близости человеком. Хотя сейчас, спустя год нашей с Джейкобом совместной жизни, я уже не была так уверена в своих чувствах к нему. И порой мне кажется, что я и не любила его никогда. Просто с самого детства мы были вместе. Наши отцы дружили, а потому мы с Джейком проводили вдвоем практически все свободное время. Первый весенний бал в старшей школе, первое настоящее свидание, первый поцелуй – все это было у меня именно с Блеком, поскольку больше никто из ребят Форкса не осмеливался даже близко подойти к дочери шерифа Свона. Лишь теперь я начала осознавать, что у меня просто не было выбора, оставалось влюбиться только в друга детства.
Воспитанная в особой строгости, я даже мысли не допускала о сексе до брака, хотя Джейкоб не раз пытался завести наши поцелуи дальше установленной мною границы. И сейчас я искренне жалела, что не позволила ему пойти до конца. Или себе. Не думаю, что согласилась бы выйти за него замуж, зная, что его познания в интимном плане ограничиваются минетом для возбуждения и миссионерской позой. А уж о том, чтобы доставить удовольствие женщине, он вообще не думал. Считал, что внушительного размера его члена вполне достаточно для удовлетворения моих желаний.

Джейк застонал и заставил меня остановиться, потом уложил на спину, забрался сверху и вошел в меня. Я уже привыкла к боли и знала, что скоро все пройдет, тем более сейчас было не так больно, как в первый раз.

Тогда Джейк и не подумал подготовить меня. Он не был ни нежным, ни ласковым. Нетерпеливо раздел меня, повалил на кровать и вошел резко, одним мощным толчком. Я вскрикнула, а он всего лишь проговорил:
- Ничего, малышка, больно только в первый раз.
Но он солгал. Ни разу муж не поцеловал мою грудь, лишь грубо сжимал нежную плоть в своих огромных ладонях, больно пощипывая соски. Никогда не ласкал меня там, где я больше всего жаждала его прикосновений, даже пальцами, не говоря уже о губах и языке. И не позволял мне самой это делать. Когда один раз я попыталась запустить руку между нашими телами, чтобы хотя бы так попытаться довести себя до оргазма, Джейк обиженно возмутился: мол, я принизила его мужское достоинство, открыто показав, что он не в состоянии удовлетворить свою женщину.

Вот и сегодня Джейк грубо отымел меня, со стоном кончил, быстро прикоснулся к моим губам нетребовательным поцелуем и, проговорив: «Тебе понравилось, правда, малышка?» - ушел в ванную, а когда вернулся в комнату, лег на свою половину огромной кровати и через минуту захрапел.
Поднявшись с постели, я закуталась в халат и прошлепала босыми ногами по холодному полу. Закрыв за собой дверь ванной комнаты на щеколду, я опустилась на пол и, обхватив руками колени, уткнулась в них лицом. Хотелось плакать, жалея себя, но у меня уже даже слез не осталось. Все вокруг были уверены, что мы с Джейком – самая счастливая пара в Форксе. Мне даже не с кем было поговорить о том, что творилось у меня в душе. Стыдно было признаться в том, что я, уже год будучи замужем, ни разу не испытала то самое наслаждение, о котором пишут в книгах и перешептываются на девичниках. Я завидовала Джессике, которая спешила домой, зная, что там ее ждет Майк, нежный и ласковый, исполняющий каждое желание своей жены. Я завидовала Анжеле, которая тайком сбегала по ночам из дома, чтобы предаться греховной любви без брака с Беном Чейни на берегу океана, куда он увозил ее на своем мотоцикле. А когда девочки пытались расспросить меня о любовных утехах с Джейком, мне оставалось краснеть и изображать смущение.
Единственное, в чем я была уверена, это то, что не хотела иметь детей от Блэка. Скорее всего, подсознательно чувствовала: наш брак не продлится долго. А потому втайне от всех посетила женскую консультацию в Порт-Анджелесе, где врач выписал мне противозачаточные, которыми и пользовалась практически с самого начала своего замужества, возблагодарив Господа за то, что не залетела в первую брачную ночь. А на вопросы своих и Джейка родителей, когда же мы, наконец, осчастливим их внуками, виновато пожимала плечами.
Ведь даже с матерью я не могла поговорить откровенно. Тема секса в нашем доме всегда была под запретом, считалась постыдной и неуместной для девичьих ушей. Я даже ни разу не видела, чтобы родители при мне целовались. И вообще сомневаюсь, занимались ли они сексом после того, как Рене забеременела мной.
Однако, несмотря на все это, я продолжала тайком читать женские романы, в которых героини растекались раскаленной лавой от прикосновений умелых рук своих кавалеров, с наслаждением предавались любовным утехам и с удовольствием удовлетворяли каждое желание мужчин в ответ на их ласки.
Заставив себя подняться с пола и принять душ, я спустилась на первый этаж нашего с Джейком дома, преподнесенного в качестве свадебного подарка родителями мужа, подогрела стакан молока, бросив туда ложечку меда, и взяла в руки очередную книжку в мягком переплете, припрятанную в одном из шкафчиков с кухонной утварью. Если бы Блэк узнал, какая именно литература меня привлекает, он бы опять начал насмехаться надо мной и утверждать, что только глупые девчонки и старые девы могут увлекаться подобного рода чтивом, а замужней молодой девушке больше подойдет кулинарная книга, дабы знать, как удовлетворить неуемный аппетит мужа, весь день вкалывающего в мастерской.
Открыв книжечку на страничке с заломленным уголком, я окунулась в волшебный мир, созданный Джудит Макнот. «Рай»… Вот бы хоть на несколько мгновений оказаться рядом с таким мужчиной, как Метт Фаррел – любящим, заботливым, нежным…
Лишь на рассвете я отложила книгу, дочитав последние строки и грустно улыбнувшись. Почему моя жизнь не такая? Смогу ли я когда-нибудь обрести свой собственный рай?
- Оу, ты уже проснулась? – сонно пробормотал Джейк, ввалившись в кухню в одних трусах и почесывая покрытый щетиной подбородок.
Я вздрогнула и быстро сунула книгу под подол халата.
- Приготовишь завтрак, малышка? – поинтересовался Блек, хотя мог бы и не спрашивать. Каждое утро я поднималась раньше него, чтобы сварить кофе и нажарить блинчиков, без которых муж просто не представлял нормальное американское утро.
- Конечно, - ответила я, кивнув.
- Отлично, - бросил Джейк. – Пойду пока умоюсь.
Когда он вышел из кухни, я опять спрятала книгу в шкафчик и занялась приготовлением теста, но все время с лица не сходила улыбка при воспоминании о диалоге персонажей книги, врезавшемся в память:
«…- Если ты ответишь на поцелуй, вместо пяти миллионов получишь шесть. Если проведешь со мной ночь, я дам тебе весь мир. Но если переедешь в мой дом, я подарю тебе нечто большее.
- И что же еще ты сумеешь мне подарить, если я перееду к тебе?
- Рай. Я подарю тебе рай на золотом блюдце. Все, что захочешь, все, что пожелаешь. В придачу со мной, конечно. Это комплексная сделка…»


- Не понимаю, как ты можешь веселиться в такое время? – проворчал Джейк, вернувшись в кухню полностью одетым и с гладко выбритым лицом.
- Я не веселюсь, - пожав плечами, ответила я.
- Тогда почему улыбаешься?
- Да так, вспомнила кое-что. - Сняв со сковороды последний блинчик, я поставила тарелку на обеденный стол, налила свежий кофе и вручила чашку мужу. – Может, устроим пикник завтра? – предложила вдруг я, сев за стол с чашкой кофе в руках.
- Зачем? – с набитым ртом спросил Джейк.
- Ну не знаю… - я замялась, не зная, что отвечать. – Что-то вроде романтического свидания…
- Белла, не смеши меня, - муж поморщился, будто увидел что-то неприятное. – Какие свидания? Мы уже год женаты!
- И что? Это же не значит, что нам не нужна романтика.
- Нам нужен ребенок, Белла. А романтика ни к чему, – отхлебнув горячий кофе, сказал он.
- Но…
- Перестань. Всякие свидания нужны лишь для того, чтобы затащить в постель глупенькую девчонку. А у нас и без того регулярный секс.
Я запнулась на полуслове, осознав, что в этом и заключалась философия Джейкоба Блека. Зачем поддерживать отношения, которые скреплены свидетельством о браке?
Доев, Джейк поднялся из-за стола, даже не поблагодарив меня, поскольку считал приготовление пищи моей обязанностью, попрощался до вечера и ушел. Когда за ним захлопнулась дверь, я все же не сдержалась и заплакала. Нет, это не было истерикой. Просто слезы катились по щекам, оставляя влажные следы на коже, а в горле стоял ком, мешающий дышать. Мне так захотелось сбежать отсюда, не видеть больше ни Джейка, ни подруг, ни родителей. Оказаться в совершенно незнакомом месте, жить, не оглядываясь на мнение окружающих, одеваться как хочется, не боясь, что скажут люди о примерной доченьке шерифа. И главное – встретить настоящего мачо, которому нужен только секс. Классный секс! И для которого первостепенная задача – доставить удовольствие женщине, чтобы она стонала от наслаждения, кричала, царапала кожу на его спине, впивалась ногтями в плечи и сильнее прижималась к нему всем телом…

Звонок телефона вырвал меня из мира грез. Глянув на часы, я удивилась. С момента ухода Джейка прошло уже почти три часа, а я так и сидела в одной позе, рыдая и жалея себя. Взяв со стола сотовый, я посмотрела на дисплей. Мама.
- Белла! – даже не поздоровавшись, воскликнула Рене, как только я приняла вызов. – Ты можешь приехать? Мне очень нужна твоя помощь!
- Что случилось? – вытерев слезы, спросила я, при этом старательно сдерживая дрожь в голосе.
- Моя стиральная машинка сошла с ума!
- Опять? – протянула я и едва слышно прошипела: - Когда же это закончится… - А чуть громче добавила: - Хорошо, ма, сейчас приеду.
Отключив телефон, я поднялась наверх, чтобы хоть немного привести себя в порядок. Бессонная ночь не могла не отразиться на моем внешнем виде. Немного пудры, маскировавшей темные круги под глазами, чуть-чуть румян, розовый блеск для губ, и я уже не походила на призрак из фильма ужасов. Собрав волосы в высокий хвост, я оделась и вышла на улицу.
До дома родителей я решила пройтись пешком, заодно проветрив по пути мысли, спутанные как свалявшийся моток пряжи. На решение проблемы со стиральной машинкой ушло несколько минут. Я всего лишь отключила блокировку «anti-baby», которую наверняка выставил отец, чтобы Рене не натворила бед.
Мама предложила позавтракать с ней, но у меня совершенно не было настроения пробовать ту гадость, которую она приготовила. У мамочки явно руки росли не из того места, откуда они растут у всех нормальных людей. И я была благодарна природе, что она не наделила меня такой же особенностью.
Сказав, что мне срочно нужно купить продукты, я покинула родительский дом, но пошла не в магазин, а в ближайший парк. Неторопливо прохаживаясь по тенистым аллеям, я наслаждалась первым в этом году настоящим теплом. И впервые за сегодняшний день мне не хотелось плакать, а все проблемы отошли на задний план. Солнце играло, проникая лучиками сквозь листву деревьев, птицы радовались вступившей в свои права весне, порхая с ветки на ветку и весело щебеча. И так легко было на душе, что я совершенно забыла о времени. Опустившись на мягкую изумрудную траву, я прислонилась к мощному стволу раскидистого дерева и прикрыла глаза, тут же провалившись в сон, а проснулась от пронзительной трели мобильного.
- Алло, - сонно бросила я, приняв вызов и даже не глянув при этом на дисплей.
- У кого-то плохое настроение? – игриво поинтересовалась Джессика.
- Голова болит, - соврала я, используя свою обычную как для мужа, так и для слишком любопытной подруги отговорку. – Тебе чего?
- Слушай, Беллз, выручи.
- Началось, - вздохнула я, понимая, что Джесс опять пристанет ко мне с какой-нибудь просьбой, а у меня просто не хватит духа отказать ей, поскольку это не в характере идеальной девочки Изабеллы. – Выкладывай.
- Помнишь заброшенный дом недалеко от бухты?
- Ну…
- Ты могла бы отвезти туда одного человека? Он хочет арендовать участок, причем именно в глуши, - тараторила подруга, но вдруг понизила голос почти до шепота: - Уж не знаю, зачем это такому мужику, как он.
- И что в нем особенного?
- Красивый, богатый, судя по всему.
- Ну мало ли, захотелось человеку тишины.
- Да мне, по сути, все равно, - бросила Джессика. – Вот только ему приспичило посмотреть тот участок именно сегодня, а у меня Майк вернулся вчера. Ну ты понимаешь…
Подруга сделала многозначительную паузу, хотя этого и не требовалось. Я все прекрасно поняла. Ньютон всю прошлую неделю был в разъездах, заключал договора с поставщиками для магазинчика своего отца. И естественно, теперь они с Джесс как минимум двое суток не будут вылезать из постели. Я с завистью вздохнула.
- Ну, что скажешь? Сможешь показать ему ту развалюху? Это займет всего час, Белла, не больше.
- Ладно, - пробормотала я. – Куда от тебя денешься.
- Спасибо, дорогая! – воскликнула Джессика, торопливо прошептала: - Ладно, меня Майки зовет. Пока, подруга, - и отключилась.
Я растерянно уставилась на телефон. И что мне делать дальше? Где встречать этого покупателя? Хоть бы имя его сказала, оставила номер телефона.
И только я подумала об этом, как мобильник снова ожил, а на дисплее высветился незнакомый номер.
- Алло.
- Добрый день, миссис Блек, - проговорил приятный мужской голос. – Меня зовут Эдвард Каллен. Джессика Ньютон сказала, что вы сможете показать мне дом.
- Да, конечно, - пробормотала я без особого энтузиазма. – Скажите, где мы можем встретиться, и я отвезу вас.
- Я только что въехал в Форкс, - ответил мужчина. – Как мне вас найти?
Объяснив дорогу к скверу, я подошла к проезжей части и растерянно огляделась по сторонам в поисках серебристого «вольво», на котором должен был приехать незнакомец.
- Мистер Каллен? – спросила я, заглянув через опущенное стекло и натолкнувшись на искрящийся заинтересованный взгляд.
- Эдвард, - мужчина улыбнулся.
- Очень приятно, - я улыбнулась в ответ.
- А вы...
- Белла, - представилась я, давая понять, что обращение «миссис Блэк» тоже не очень импонирует мне, как и ему - «мистер Каллен». Забравшись в машину, я добавила: - Нам сейчас надо заехать в офис за ключами, и потом я покажу дорогу к участку.
Мой новый знакомый внимательно следовал указаниям, хотя периодически отвлекался от дороги, чтобы бросить в мою сторону заинтересованный взгляд. Я же старательно сдерживалась, лишь искоса поглядывая на него, не поворачивая при этом головы. Однако уже одно присутствие чужого мужчины радом со мной приводило меня в необъяснимый трепет. Привлекательный, намного старше меня - ему точно далеко за тридцать, хотя это нисколько не уменьшало его обаяния, скорее наоборот. А ведь я всегда была уверена, что тридцать лет – та грань, за которой жизнь начинает угасать, идти к своему логическому завершению. Но главное то, что Эдвард Каллен не из здешних мест. Он не знал, что я – дочь шерифа Свона, а стало быть, у него не было никаких предубеждений по этому поводу. Впервые за все время супружеской жизни меня посетила мысль о том, чтобы завести интрижку на стороне, хотя бы попытаться узнать, каково это – сгорать от возбуждения, рыдать от силы нахлынувших эмоций…

Я мысленно одернула себя, понимая, что такие фантазии до добра не доведут. Забрав в маленькой конторке риэлтерского агентства Джессики ключи от домика на берегу, я вернулась в машину, но перед этим немного отдышалась и привела в порядок мысли. Все же не стоит поступать опрометчиво и бросаться в объятия первого встречного залетного мужика, чтобы познать сладость физической близости. По крайней мере, до тех пор, пока я все еще замужняя женщина. Идеальная девочка Белла не имеет права поступать так.

Чем дальше мы пробирались через гущу леса по едва заметной дороге, тем больше мистер Каллен светился довольной улыбкой. В какой-то момент мне даже показалось, что его взгляд сверкнул хищным огоньком, как у маньяка, предвкушавшего свое очередное, будоражащее больную фантазию преступление. И тогда я не выдержала испытания страхом и спросила:
- Почему вы заинтересовались этим домом?
- Ммм? – недоуменно глянув на меня, промычал Эдвард.
- Вдали от людей, лишенный современных удобств маленький домик, в котором уже много лет никто не живет, - затараторила я. – Вы не похожи на аскета, привыкшего лишать себя благ цивилизации.
Я имела в виду роскошный костюм, скроенный точно по фигуре, дорогой «Rolex», шикарный автомобиль, лакированное покрытие которого сейчас нещадно царапали ветви деревьев, плотно обступивших узкую дорогу.
- А если я скажу, что просто захотел какое-то время побыть наедине с собой и природой? – проговорил мужчина, приподняв одну бровь и растянув губы в кривоватой ухмылке.
- Я бы скорее поверила в это, приобрети вы какой-нибудь островок в Тихом океане, - усмехнулась я. – Но этот полуразваленный домик в дебрях форкских лесов… Больше подходит монаху-отшельнику.
Эдвард искренне рассмеялся в ответ на мое замечание и покачал головой.
- Ну нет, монах из меня точно никудышный.
Звук мужского голоса подействовал на меня расслабляюще, словно взгляд удава, обладающий гипнотическим воздействием на жертву. Я почувствовала невероятное спокойствие внутри. Волнение растаяло, исчезло без следа.
- На развилке возьмите левее, - сказала я, указав на едва различимое ответвление от основной дороги.
- Расскажете мне немного об этом доме? – попросил Эдвард, все еще внимательно объезжая периодически попадающиеся рытвины на грунтовке.
- Да я, в общем-то, немного знаю. Это одно из тех мест, которыми обычно пугают непослушных детей и охочих до страшных, леденящих кровь историй туристов.
- Что вы имеете в виду?
- Городские легенды, - усмехнулась я. – Всякие россказни о призраках и прочие страшилки.
- О, это уже интересно. Можно подробней?
- Когда-то в том доме кто-то умер. Это все, что я знаю. Просто никогда не интересовалась щекотливыми подробностями этой давней истории. Дело было в семидесятых, меня тогда не то что на свете - даже в проекте не существовало. - Я ойкнула и уперлась обеими руками в полированную поверхность торпеды, когда колесо «вольво» угодило в ямку, и машину заметно тряхнуло. – Этот дом принадлежал одной семье, которая покинула Форкс после гибели их сына. Вот, собственно, и все, что мне известно. Но если вы хотите услышать более подробный отчет о том месте, советую обратиться к Джессике. Вот она-то практически ходячая энциклопедия во всем, что касается Форкса и его окрестностей.

Наконец впереди замаячило небольшое деревянное строение, окутанное диким плющом и окруженное зарослями высокой травы, а сквозь стену деревьев позади дома просматривался простор океанского побережья.
Остановив машину перед домиком, Эдвард вышел из нее, открыл дверцу с моей стороны и, как истинный джентльмен, подал руку. Прикоснувшись к его тонким теплым пальцам, я вздрогнула, как от электрического разряда, и тут же натолкнулась на глубокий взгляд бездонных зеленых с голубоватым отливом глаз.
- Ну что, исследуем вместе неизведанную территорию? – предложил мужчина, приводя меня в чувство шутливым тоном, и мы направились к деревянной постройке.
- Да, давненько сюда никто не заглядывал, - пробормотал мистер Каллен, с трудом отперев заржавевший замок и открыв скрипучую дверь.
Тут же в нос ударил спертый затхлый воздух, пропитанный пылью и сыростью. В ярких солнечных лучах, пробивавшихся сквозь доски, которыми были заколочены окна, танцевали блестящие пылинки. Такое можно увидеть в фильмах, когда герои непрошено врываются в такие же отдаленные брошенные жилища. Я поежилась, поскольку помнила, что в девяносто девяти случаях из ста в таких местах не ожидало ничего хорошего. Но в то же время сознание будоражил вливающийся в кровь поток адреналина. Эдвард пересек прихожую, остановившись на пороге маленькой кухоньки. Пол жалобно поскрипывал при каждом его шаге. Я проследовала за ним, опасаясь, как бы подгнившие доски не провалились подо мной. Не хотелось умереть, свалившись в мрачный подвал, если тут таковой имелся.
Здание пришло в полное запустение. Сантехника покрылась ржавчиной, мебель покосилась, рассохшись от времени. Толстый слой пыли покрывал все поверхности.
- Отлично, - прошептал завороженно мой спутник, чем привел меня в полное замешательство.
- Что здесь отличного?! – возмутилась я. – Дыра, затерянная во времени и пространстве.
- Вы знаете, чем я занимаюсь, Белла? – повернувшись ко мне с очаровательной улыбкой на лице, поинтересовался мужчина. Я покачала головой. Тогда он поставил на хромоногий табурет свой дорогущий кейс из натуральной кожи, щелкнул замочками и выудил оттуда книгу, протянув ее мне. Э.К. Чисдейл «Анатомия любви».
- Это моя последняя работа, - пояснил Эдвард, заметив мое удивление.
- Вы пишете любовные романы? – выдохнула я, не веря увиденному и услышанному.
- Каюсь, грешен.
- Но ведь… - заикаясь, пробормотала я. – Мне казалось, автор – женщина…
- Практически все в этом уверены, - ответил мистер Каллен. – Кроме моего издателя, естественно.
- Но зачем скрывать это? – нахмурилась я.
- Видите ли, существует предубеждение, что подобного рода писанина, во-первых, недостойна звания литературы, а во-вторых, такое могут придумывать только женщины и исключительно для женщин, причем и те и другие должны быть неудовлетворены своей личной жизнью, а потому вынуждены искать недостающее в сказках.
Я передернулась от невероятно точного определения своей личности. Все слово в слово обо мне. Я неудовлетворена своей супружеской жизнью, а потому с огромным удовольствием растворяюсь в женских романах, пытаясь отыскать там нечто волшебное. И истории Чисдейл, хотя нет, Эдварда Каллена, как мне стало известно, были одними из любимых мной. Каждая книга содержала в себе довольно откровенные описания сексуальных отношений героев, а сюжет строился в основном на психологии отношений между двумя любящими людьми.
И вдруг меня осенила догадка:
- Вы работаете над новой книгой! – выпалила я, и мужчина кивнул, улыбнувшись.
- Вы рассекретили мои планы. Теперь мне придется вас убить, - шутливо промурлыкал он, однако я пропустила шутку мимо ушей, спросив:
- Но почему именно это место?
- Потому что это одно из тех мест, которыми обычно пугают непослушных детей и охочих до страшных, леденящих кровь историй туристов, - слово в слово повторил он сказанную мной фразу.
- Так вы слышали эту легенду?
- Не легенду, - покачал головой мистер Каллен. – Это вполне реальная история. Я наткнулся на статью, просматривая архивы в поисках интересного сюжета.
- Но это нечестно! Вы все знали и заставили меня судорожно вспоминать услышанные когда-то обрывки пересудов! – Мое возмущение было скорее наигранным, но в нем присутствовала толика обиды.
- Я знаю только то, что было написано в статье. И поверьте, там было не намного больше, чем рассказали мне вы. Я надеялся узнать подробности от местных жителей, а еще хотел окунуться в атмосферу этого места лично. Может, удастся отыскать какие-то снимки, свидетельства о случившемся.
- И все же вы знаете больше, чем известно мне, - предположила я, прищурившись.
- Откуда такой вывод?
- Просто смерть молодого парня - еще не повод писать книгу.
- Согласен. А вам не откажешь в наличии логики.
Я все еще вопрошающе смотрела на собеседника.
- Да, вы правы, Белла. Смерть молодого парня - не есть захватывающий сюжет. А вот таинственное исчезновение двух молодых парней… Предположительно, убийство одного и самоубийство второго…
Я передернулась, когда по спине прошел тревожный холодок, словно кто-то быстро пробежал так близко от меня, что поток воздуха задел мою кожу, пробираясь под одежду.
- Два парня? То есть… вы имеете в виду… геи?..
- Скорее всего, - абсолютно спокойно ответил Эдвард, даже не поморщившись при этом, в отличие от меня.
- И вы… собираетесь об этом… писать?
- Да, а что вас удивляет?
- Ничего, - быстро покачав головой, бросила я. – Просто…
- Что?
- Не думаю, что эта история… будет пользоваться популярностью. Тема довольно… щекотливая…
- Мне так не кажется. История любви, какой бы она ни была, всегда цепляет, берет за душу. Главное, написать ее так, чтобы люди увидели смысл, скрытый или явный.
Я скептически глянула на собеседника, и от него не ускользнуло мое недоверие.
- Еще одно предубеждение. Очередной стереотип, - в голосе Эдварда явно слышалось недовольство. – Я думал, мир уже избавился от ярлыков типа «гомосексуальность – грязное извращение». Оказывается, человечеству все еще не удается излечиться от этого явления.
Развернувшись на каблуках, мистер Каллен прошел по коридору и скрылся в дверном проеме. Я поспешила за ним и оказалась в небольшой комнате, по всей видимости, служившей гостиной.
- Простите, я не хотела обидеть вас.
- А вы и не обидели, - запротестовал мужчина. – Просто я еще раз убедился в своем желании написать эту историю и показать своим читателям, что любовь прекрасна во всех ее проявлениях, и когда такая любовь умирает, это не меньшая трагедия, чем когда обрываются гетеросексуальные отношения.
- Но почему? Вы же никогда не писали ничего подобного, - поинтересовалась я, надеясь, что мужчину не сильно оскорбили мои предыдущие замечания.
- Потому что сейчас я могу себе это позволить, - проворчал он. – У меня довольно широкий круг читателей, которые ценят мои работы не только за откровенные сцены, но и за глубокий анализ человеческих взаимоотношений. И это вселяет в меня уверенность, что такие люди прочтут мою историю независимо от сексуальной ориентации персонажей. Пусть не все, но большинство.
На этом я предпочла заткнуться, чтобы не наговорить еще каких-нибудь глупостей, после которых Эдвард и вовсе посчитает меня абсолютно закомплексованной, запертой в своем неидеальном мирке особой с узкими взглядами. А мне не хотелось, чтобы у него создавался в голове именно такой образ. Я обожала его книги и вот теперь, столкнувшись с одним из любимых авторов, чуть не испортила все своим длинным языком.
Я следовала за мужчиной по пятам, когда он обследовал одну комнату за другой, и внимательно ловила взглядом каждое его движение. Когда мы оба оказались в спальне с большой кроватью, покрытой потемневшим от старости и пыли покрывалом некогда ярко-голубого цвета, Эдвард остановился в центре и огляделся по сторонам, словно искал ответы на свои невысказанные вопросы, как будто считывал информацию с обстановки, хранившей секреты событий сорокалетней давности. На лбу мужчины над переносицей между бровями проявились морщинки – признак сосредоточенности, а спустя несколько минут он подошел к кровати, провел ладонью по покрывалу, оставляя след вытертой пыли, и на его губах застыло некое подобие улыбки, наполненной грусти. Создалось впечатление, что он увидел происходившее здесь когда-то. Потом подошел к тумбочке у изголовья кровати, открыл ее, снова закрыл, обнаружив, что она пуста. Пересек комнату и заглянул в ящики старомодного массивного комода, разочарованно вздохнув. Там тоже не оказалось ничего. Дальше исследованию подверглась и остальная мебель: шкаф и небольшой письменный стол.
Внезапный звонок моего мобильного разрезал тишину. Увидев на дисплее имя Джейка, я задохнулась и тут же обратила внимание на время. Половина шестого. День промчался совершенно незаметно, Джейкоб вернулся с работы и не застал меня дома. Скандал неизбежен.
- Не ответите? – кивнув в сторону зажатого в моей ладошке телефона, поинтересовался мистер Каллен.
- Да, конечно, - пробормотала я и выскочила на улицу, только там приняв вызов. – Привет, Джейк.
- Белла, где тебя черти носят?! – даже не поздоровавшись, выпалил муж.
- Прости, я потерялась во времени, - виновато проговорила я.
- Ты где, черт тебя подери? – еще более раздраженно выдавил он.
- Я… меня… Джессика попросила показать ее клиенту один дом.
- Черт, Белла! Неужели твоя подруга не может самостоятельно справиться даже со своей работой?
- Нет, просто у нее…
- Да плевать мне на нее! Я хочу, чтобы моя жена была дома, когда я, уставший и голодный, возвращаюсь из мастерской!
- Я скоро приеду, - быстро выпалила я и отключила телефон, чтобы еще больше не злить Джейка.
- Проблемы? – послышался за спиной голос Эдварда.
- Небольшие. Это мой… муж. Он переживает…
- А мне показалось, он злится, - поправил меня мистер Каллен. – Он говорил достаточно громко, чтобы я услышал, - пояснил мужчина.
Я виновато опустила голову, не желая вдаваться в подробности моей невеселой супружеской жизни.
- Давайте я отвезу вас домой.
- Но вы же не закончили…
- Я арендую этот дом на ближайшие несколько месяцев, - сообщил свое решение Эдвард. – Так что у меня будет еще масса времени.

***

Джейк ждал меня на веранде, сидя на ступеньках, и яростно блеснул взглядом в сторону водителя «вольво». Попрощавшись с мистером Калленом, я пожелала ему удачи с новой книгой и направилась к крыльцу.
- Это он? – взметнулся Джейк, махнув в сторону отъезжающего автомобиля. – Это и есть тот загадочный клиент, с которым ты провела весь день? Я знаю, что ты ушла из дома еще утром.
- Сука, - прошипела я, бросив раздраженный взгляд в сторону соседнего дома, хозяйка которого подробно информировала Джейкоба о каждом моем шаге «за порог», и понадеялась, что муж не примет это на свой счет. В противном случае мне точно несдобровать.
- Будешь мне лапшу на уши вешать, что целый день показывала ему дом?
Меня бесили безосновательные претензии мужа. Но я не сделала ничего плохого, а потому не собиралась оправдываться. Только сказала:
- Сейчас приготовлю ужин.
- Будь добра, коль уж за просьбами своих подруг забываешь о существовании мужа, - прошипел Джейкоб и захлопнул за мной дверь, оставшись на крыльце. Это и к лучшему. Мне не хотелось сейчас ругаться с ним.
Быстро приготовив пюре, куриные ножки и салат, я поставила еду на стол, но ужинать с Джейком не стала, сославшись на усталость. И хотя я понимала, что таким образом даю еще больший повод для подозрений, все равно поднялась наверх с твердым намерением принять ванну. Нежась в теплой воде, на поверхности которой снежными сугробами возвышалась ароматная пена, я снова и снова прокручивала в голове сегодняшний день. Никак не могла выбросить из мыслей Эдварда Каллена, который становился все более загадочным для меня.
Уже несколько лет любовные романы, написанные им, не сходят с полок книжных магазинов, а имя Э.К. Чисдейл числится в рейтинге самый популярных авторов наряду с Линдсей, Макнот, Филлипс. Сегодняшнее открытие, что автор всех этих эротических историй мужчина, привело меня в состояние полной растерянности, а то, как он говорил о своем новом проекте, наводило на мысль, что Эдвард и сам принадлежал к людям с нетрадиционной ориентацией. Все это выглядело очень странно. Но больше всего меня настораживали мои собственные ощущения по отношению к этому загадочному мужчине.
Как только я вызвала в памяти практически совершенное в своей красоте лицо, моя рука сама опустилась вниз, туда, где тлело непривычное для меня возбуждение. Несмело погладив живот, спускаясь ниже к бедрам, лаская горящую кожу, я скользнула пальцем между складок и осторожно коснулась шелковистой плоти. Вздрогнула и отдернула руку, словно обожглась, а лицо залила краска стыда. Впервые я решилась ласкать саму себя, если не считать той несмелой попытки сделать это во время секса с Джейком.
- Господи, что я делаю! – прошептала я в пустоту и с головой окунулась в теплую воду. Вынырнув через несколько секунд, я поспешно вылезла из ванной, вытерлась насухо полотенцем и, натянув шелковую ночную сорочку, залезла под одеяло. Эмоции, пережитые за последние несколько часов, настолько измотали меня, что я провалилась в спасительный сон. Проснулась от жадных прикосновений требовательных мужских рук, нагло сдирающих с меня тонкую ткань.
- Джейк! – в панике воскликнула я. – Не надо! Не сегодня…
Слишком поздно сообразила, что своим отказом переполнила чашу терпения мужа. Его лицо перекосилось от гнева, а взгляд потемнел, наполнившись злостью. С еще большим остервенением Джейк принялся стаскивать с меня сорочку, в итоге просто разорвав ее.
- Показывала дом, говоришь? И так устала, что решила отказать своему мужу в исполнении супружеского долга? – прорычал Джейкоб, сжав мой подбородок, не давая отвернуться и заставляя смотреть на него. – Так что, малышка, все еще не хочешь меня?
- Хочу, - выдохнула я, понимая, что выхода у меня нет.
- Вот и замечательно, - бросил Джейк, срывая с меня трусики, и, широко раздвинув мои ноги, ворвался одним мощным толчком. Резкими выпадами он снова и снова входил в меня, отступал всего лишь на мгновение, и все повторялось, а мне хотелось одного – чтобы это скорее закончилось. Едва сдерживая сдавившие горло рыдания, я закусила губу, чтобы не закричать, и крепко зажмурилась, а руками сжала простыни, до боли стискивая ладони в кулаки. Я старалась отгородиться от всего происходящего, чтобы не вызвать еще больший приступ гнева у Джейка, и лишь когда он кончил и скатился с меня, поднялась и метнулась в ванную. Забравшись под душ, прислонилась к стенке и сползла на пол, пытаясь осознать случившееся. Меня изнасиловал собственный муж.
Спустя час или больше я осторожно приоткрыла дверь и заглянула в спальню. Джейкоб храпел, развалившись на кровати, и даже не пошевелился, когда я схватила джинсы с футболкой и покинула комнату. Одевшись в гостиной, я покинула дом, тихонько прикрыв за собой дверь.
Запрыгнув на водительское сиденье старенького пикапа, я включила зажигание и рванула с места. Слезы не переставая катились по щекам, обжигая кожу. Дорога сливалась в одно темное пятно, рассекаемая бледной разметкой, стершейся за зиму. Фонари уже не горели, и я неслась на огромной скорости в зияющую темноту наугад.
Припарковавшись перед домом родителей, я выскочила из машины и побежала к крыльцу.
- Белла? – мама наконец вышла на мой громкий стук в дверь и сонным взглядом уставилась на меня. – Что случилось, детка?
- Я не могу больше, мама, - сквозь слезы проговорила я. – Не могу там оставаться. Не хочу.
- Так, Белла, для начала войди в дом. Не желаю, чтобы твою истерику завтра обсуждал весь город.
Я вошла и тут же направилась на кухню. Мама последовала за мной.
- Сядь и расскажи, что случилось, - скомандовала Рене.
Я послушно опустилась на стул и виновато втянула голову в плечи, сложив руки на коленях. Я не могла осмелиться озвучить, что со мной произошло.
- Белла, не молчи, – голос матери звучал требовательно и строго.
- Джейк… - прошептала я. – Он…
- Что сделал Джейкоб, Белла?
- Он… - я попыталась набраться смелости, но сдулась при первой же попытке.
- Если ты немедленно не расскажешь, я буду вынуждена позвонить твоему мужу и узнать все у него, - предупредила Рене.
- Нет! – испуганно воскликнула я. – Не делай этого!
- Рассказывай, Белла. Я жду.
- Джейк изнасиловал меня, - выдохнула я и зажмурилась, будто ожидая удара. И он последовал. Не физический. Эмоциональный.
- Что ты несешь?! Бред какой-то! Зачем ему это делать? – в голосе мамы слышались явные неверие и насмешка.
- Это не бред, мама! Он силой взял меня! Я не хотела, просила его остановиться. - Я опять начала плакать, но мои слезы не произвели на Рене никакого впечатления.
- Что значит, ты не хотела, Белла? Джейкоб твой муж.
- Но это же не значит, что он может делать со мной все что угодно, когда ему захочется… - пробормотала я, надеясь на поддержку.
- Значит, Белла. – Я ошарашенно уставилась на мать. – Ты его жена и обязана добросовестно исполнять супружеский долг.
- Мама, ты слышала, что я сказала?! – воскликнула я, не веря своим ушам. – Джейк изнасиловал меня!
- Белла, детка, все, что происходит за закрытой дверью спальни между мужем и женой, не должно становиться достоянием общественности. Даже я, твоя мама, не имею права влезать в ваши с Джейкобом отношения. Поэтому ты сейчас умоешься и вернешься домой, понятно?
- Что?! – выдохнула я, понимая весь ужас сложившейся ситуации. – Я не могу… Он… Он взбесится, если узнает, что я… была здесь… рассказала тебе…
- И будет прав, Белла. Ты не имела никакого морального права уходить из дома посреди ночи. Твое место в постели рядом с мужем.
- А если он…
- Хватит, дочка, - отрезала Рене. – Я больше ничего не хочу слышать. Немедленно приведи себя в порядок и поезжай домой. Если Джейк спросит, где ты была, скажи, что… Ну не знаю… Скажи правду. Что ездила ко мне, посоветоваться по поводу… Придумай что-нибудь. Я, так и быть, подтвержу…
- Нет, мама! Я не вернусь домой! – выпалила я и тут же спросила: - Где папа?
- На дежурстве.
Я вскочила со стула и направилась к двери.
- Я сейчас же поеду в участок и напишу заявление!
- Ты не сделаешь этого! – завизжала мать, хватая меня за руку и резко разворачивая к себе. – Глупая девчонка! Как ты не понимаешь, что из-за какой-то дурацкой супружеской размолвки сломаешь жизнь не только себе, но и нам? Твой отец – уважаемый человек. Что скажут люди, если ты обвинишь собственного мужа в изнасиловании?!
- Но это так и есть! А ты ведешь себя как злобная мачеха из средневековья!
Звонкая пощечина оглушила меня, заставив замолчать. А спустя мгновение я уже выбегала из родительского дома, желая поскорее запрыгнуть в пикап и уехать подальше. Сама того не понимая, я направилась в лес, стремясь сбежать от всех, и успокоилась лишь тогда, когда пикап, разбрасывая мелкие веточки и опавшие с листья, затормозил перед домиком, в котором я была сегодня с Эдвардом. Достав из бардачка фонарик, я направилась в дом, но слишком поздно сообразила, что ключ от двери остался у мистера Каллена. Тогда я вернулась к пикапу, отыскала в кузове какую-то железяку и сорвала доски, закрывавшие окно рядом с дверью. Стекло было наполовину разбито, мне оставалось только осторожно вытащить осколки и забраться внутрь. Поднявшись на второй этаж, я вошла в спальню, сдернула с кровати пыльное покрывало и одеяло, намереваясь переждать здесь ночь, а утром попытаться раздобыть немного денег, чтобы сбежать из города. Свернувшись калачиком на вонявшей затхлостью кровати, я обняла подушку, но тут же села, услышав подозрительный скрип. Включив фонарик, я навела луч света на стену. Изголовье кровати, рассохшееся от времени, словно раскололось надвое, выдавая тайник. Поддев край практически незаметной дверцы, я открыла ее, и на подушку упала старая тетрадь в потрепанной обложке из кожзаменителя.
Осторожно открыв ее, чтобы не повредить ставшие хрупкими страницы, я навела лучик фонарика и начала читать:

«27 августа 1972 года
Начало учебного года. Мой первый день в качестве учителя физкультуры. Мне страшно… Что меня ждет? Я вообще не представляю, что скажу кучке подростков, одним из которых и сам был не так давно.
«Здравствуйте, дети. Я ваш новый учитель физкультуры. Меня зовут мистер Уитлок». Смешно! Да какие они дети?! Всего лет на пять младше меня…»


Почерк был довольно ровный, красивый, но чернила потускнели, а потому я с трудом разбирала слова в неярком свете фонарика.
Из последующих записей мне удалось выяснить, что автор дневника, получив диплом, выбрал для работы школу Форкса, чтобы сбежать из большого города. Тут было много рассуждений об учениках, сотрудниках, соседях, которые стремились сблизиться с новым жителем городка, но мистер Уитлок избегал общения вне школы.
Я уже хотела отложить дневник, поскольку усталость брала свое, и жутко хотелось спать. Но, пролистав несколько страниц, быстро пробегая по ним взглядом, наткнулась на одну запись:

«15 октября 1972 года
Я старался держаться. Должен был! Но сегодня сорвался… Не смог больше смотреть, как над ним издеваются! И кто?! Его родной отец! Как он смеет так поступать со своим сыном?! Ведь понятно же, что мальчишка никогда не станет спортсменом! Так зачем заставлять его?! Делать посмешищем на глазах у всего этого гребаного городка?! Меня просто раздирало желание набить морду этому козлу, который стал оскорблять своего ребенка прямо там, на стадионе.
И слава Богу, что не сделал этого, а просто увел Питера в раздевалку, где смог спокойно поговорить с парнем.
У меня сердце разрывалось, когда я смотрел в его ярко-синие глаза, наполненные виной за свою несостоятельность. Да, он пропустил два важных мяча, из-за чего команда проиграла. Но мальчишка в принципе не создан для спорта. А его отец…»


Запись прерывалась на полуслове, однако я живо представила себе те эмоции, которые бушевали в душе у молодого парня. То же самое творилось сейчас в моей душе, с той лишь разницей, что я сама находилась на месте того мальчика, которого оттолкнул отец. И защитить меня было некому.
Я перевернула страницу и продолжила читать:

«21 октября 1972 года
Мне казалось, я сумел справиться со своими эмоциями еще тогда, в университете. Но сегодня все вернулось…
После тренировки я зашел в раздевалку, чтобы проверить перед закрытием. Он сидел там, в углу, на полу, обхватив руками колени и уткнувшись в них лицом. Я попытался поговорить с ним, узнать, что случилось. Ведь не может молодой мальчишка просто так впасть в депрессию настолько, что и говорить не в состоянии. А он только молчал и мотал головой на мои замечания, что ему пора домой. И только когда я сказал, что вынужден буду позвонить его родителям, он вцепился в мою руку и умолял не делать этого. А потом вскочил и выбежал из раздевалки.
Я не мог просто так отпустить его. Видел, что мальчишка в истерике. Догнал его возле дороги, ведущей в самую гущу леса, затолкал в машину и повез к себе. Знаю, что не должен был этого делать, но и оставить его на дороге не мог.
И вот сейчас смотрю на него, похожего на маленького запуганного зверька, свернувшегося комочком на моем старом диване, а сердце сжимается от непонимания того, что с Питером происходит.
Но больше всего меня пугает то, что я чувствую к нему. Это не просто волнение за моего ученика. Это нечто большее. И я сам себе противен! Одно дело – Джеймс. Мы учились на одном курсе, были одногодками, оба знали, чего хотим. И совсем другое – этот мальчишка… Я не могу! Не должен! Даже думать не смей об этом, Джас!
Но ничего не помогает… Я бессилен в своих ощущениях. Не могу бороться с собой, с отчаянным желанием прикоснуться к платиново-белым волосам, ощутить их шелк в своих пальцах, провести по щеке, пока еще нетронутой щетиной…
Закрываю глаза, но все равно вижу его… Что мне делать? Просто сбежать из города? И оставить его одного?.. Смогу ли я?..»


«13 ноября 1972 года
Я больше так не могу… Мне кажется, я схожу с ума… Даже во сне тянущее, отдающее болью желание не отпускает меня. С каждым днем мне все труднее сдерживаться. Еще немного, и я сорвусь в пропасть, ведомый его кристально чистым взглядом. Но я не должен. Не имею права так поступать с Питером. Не могу остаться, но и уехать не в силах… Во мне он нашел защитника. Я тот, кто может противостоять его отцу и одноклассникам, жестоким и неумолимым. Со мной он чувствует, что не одинок. Видит незримую поддержку. Стену, за которой может спрятаться. А я предаю его доверие, мечтая о нем по ночам лежа в холодной постели…»


«1 декабря 1972 года
Мне конец! Мне определенно конец! Сегодня Питеру исполнилось семнадцать… И будто в один момент он повзрослел. Еще вчера он был наивным мальчишкой, а сегодня передо мной предстал молодой мужчина. Мы встретились случайно, в коридоре школы, переполненном учениками и преподавателями, и паренек смотрел на меня с вызовом, не стесняясь никого. Вызывал меня на дуэль… Питер знает. Знает все обо мне. Чувства, эмоции, мысли… Каждую мелочь, каждое желание… Но как? Почему именно сегодня он решил сломить меня? Уже несколько месяцев мы общаемся, и ни разу до этого дня он не показал, что видит меня насквозь. А сегодня…
Он щадил меня, не давая повода сорваться, пока не станет достаточно взрослым, чтобы самому отвечать за свои поступки перед обществом. Но тоже устал, не дотянул… Эта мысль пронзила меня отравленной стрелой так внезапно, что я едва сдержал стон там, среди людей. И только оставшись наедине с собой, позволил эмоциям выплеснуться наружу. Отчаянно избивая боксерскую грушу в спортзале, я изливал свою ненависть к себе за собственные слабости, ненависть к природе, сделавшей меня таким, ненависть к обществу, осуждающему, не принимающему. Ненависть к Питеру за то, что провоцирует меня, делает слабым и беспомощным перед своим очарованием.
Где взять силы, чтобы продолжать бороться теперь, когда я вынужден преодолевать не только свои собственные эмоции, но и сдерживать его? А он пойдет вперед, я знаю это. Увидел в его глазах обещание…»


«15 января 1973 годa
Я долго держался, видит Бог… Слишком долго… Намного дольше, чем рассчитывал… Думал, сломаюсь еще несколько недель назад, но я терпел. Избегал смотреть ему в глаза, а когда встречался с требовательным взглядом, просто отключался от реальности. А сегодня Питер застал меня врасплох. Я как раз был в раздевалке, собирался принимать душ, после того как школьники разошлись. Как раз открыл шкафчик, чтобы достать полотенце, и вдруг услышал голос прямо за спиной. Я даже не заметил, как парень подкрался. Слишком тихо, как хищник, охотившийся на добычу. Я вздрогнул от звука его тихого голоса, резко развернулся и… Потерялся в глубине голубых озер, потемневших, как вода перед бурей. А он стоял передо мной, чертовски красивый, по-юношески наглый и дерзкий, вызывающе смотрел мне в глаза и улыбался, довольный моим замешательством. А я, как загнанный зверь, не видя выхода, мысленно готовился к смерти… И умер, когда Питер протянул руку и коснулся моих волос, растрепанных, спутанных, немного влажных после тренировки… Я сорвался в пропасть, рухнул на холодные камни и разбился, а душа воспарила ввысь. Туда, где птицы смотрят на землю свысока, не тревожась о судьбах людей. Туда, где облака разрезают синеву неба. Туда, где солнце каждое утро рождает новый день, а луна скрывает в своем блеске тайны ночи.
И я воскрес вновь, восстал из обрывков моей собственной души, когда пальцы Питера прошлись по моей щеке, очертили контур скул, чуть задержались на покрытом щетиной подбородке и замерли на моих губах.
Мальчишка силой вернул меня в действительность, заставив окончательно признать свое поражение. Я молил его остановиться, просто уйти, дать мне свободно вдохнуть, но он оставался глух к моим просьбам. Стоял рядом, слушая мое тяжелое прерывистое дыхание, едва касаясь меня, наблюдая за сменой эмоций на лице.
Нет, между нами ничего не было. Всего несколько прикосновений, которые я позволил. Не мог не позволить. А потом он ушел, так же тихо, как и появился, только поблагодарив меня перед этим. Просто исчез, словно растворился в темноте. Будто его и не было здесь всего мгновение назад. И только едва ощутимый аромат зарождающегося чувства все еще витал в воздухе…»


Я смогла перевести дыхание, только дочитав запись до конца. И сердце словно остановилось. Те чувства, которые сквозили в каждом слове, в каждой строчке вонзались в сердце, оставляя в нем след. Выключив фонарик, чтобы не расходовать зря энергию, я откинулась спиной на подушку и уставилась в сторону окна. Сквозь доски просачивался занимающийся рассвет. Начинался новый день.
Еще несколько часов моего затворничества, и я попытаюсь освободиться. Будет непросто, я знаю, что на моем пути встретится не одна преграда. Но так же я знаю, что до конца дней буду корить себя, если сдамся сейчас, если вернусь к Джейку.
Немного восстановив дыхание, я снова включила фонарик и продолжила читать.

«11 марта 1973 года
После того случая в раздевалке прошло уже несколько недель. Питер ведет себя так, будто ничего не произошло. Все так же ходит на тренировки, у него не получается, но он старается, прилагает максимум усилий, чтобы добиться хоть малого результата. А мне остается лишь тайком наблюдать за ним и убеждать самого себя в том, что все привиделось. И те несколько мучительно долгих минут, показавшихся вечностью, были всего лишь миражом.
Я стараюсь оставаться спокойным, но что-то неумолимо тянет меня к этому мальчишке… Нет! Он не мальчишка! Он мужчина… Молодой хозяин жизни, стойко выдерживающий неприязнь окружающих. Я же вижу, как к нему относятся одноклассники. Он среди них как белая ворона. Изгой, которого открыто ненавидят за то, что он не такой, как все. Они как свора породистых собак, злобно огрызающихся на волка, случайно забежавшего на их территорию. Он хорош, но не для них…
Я и сам был таким когда-то. На собственной шкуре испытал все прелести общественного порицания. Могу только мысленно восхищаться выдержкой Питера. Будь сильным, мой мальчик. Будь сильным…»


«1 мая 1973 года
Мой мир перевернулся… Разрушились песчаные замки, прахом развеялись преграды, растворились каменные стены, которые я воздвиг для себя, за которыми прятался. Мне казалось, что я в безопасности. Глупый Джаспер… Ты ничего не понимал. Он ждал, просто ждал, когда ты сломаешься и больше не сможешь противостоять ему. Он ждал, когда твое чувство станет настолько сильным, что ты не сможешь бороться. Питер ждал, когда ты сам падешь к его ногам, готовый на все, только бы он подарил тебе один взгляд, один поцелуй, одно несмелое прикосновение…
И я сдался на милость победителя. Признал свое поражение. Огласил полную капитуляцию. Когда вчера я услышал стук в дверь, то и не думал прятаться, скрываться, избегать. Просто не ожидал увидеть на пороге его. В свой день рожденья я был совершенно один.
Понятия не имею, как он узнал. И вот уже вижу его на пороге своей скромной квартирки, с бутылкой дешевого вина, к которому ни он, ни я так и не притронулись. Мы утоляли другую жажду – жажду желаний, страсти. Мы были ненасытны в прикосновениях, смелы и напористы, но в то же время каждый из нас медлил, ждал, что произойдет в следующую минуту. Мы боялись вырваться вперед, хотели идти вместе рука об руку к самой вершине наслаждения. Я был наравне с ним, будто впервые познавал сладость поцелуя любимого мужчины. Кутался в покрывало хрипловатого шепота, поведавшего мне самые сокровенные тайны.
И все в эту ночь было правильно. Именно так, как и должно было быть. И сейчас лежит оно, мое счастье, теплым комочком пригревшись на моем плече, а я слушаю его ровное дыхание и не могу поверить в то, что все происходит на самом деле.
Я говорил, что умер? О нет! Я врал! Я жив. И буду жить еще очень долго, до тех пор пока мое счастье будет со мной…»


С замиранием сердца я читала дневник, как развивались отношения между Джаспером и Питером. Как они прятали взгляды, жесты, когда были на людях, как отчаянно ждали встреч, а потом с головой бросались в океан своей любви, когда оказывались где-нибудь подальше от людских глаз. Украдкой передавали друг другу записки с указанием времени свиданий. Прятались здесь, в охотничьем домике, принадлежавшем отцу Питера, проводя вечера, а иногда задерживаясь до утра. А еще, когда совсем потеплело, они выходили на побережье, разводили костер и подолгу нежились в теплоте и свете огня, мечтая когда-нибудь оказаться в таком месте, где им не нужно будет скрываться.
Они любили отчаянно, безоглядно, но при этом были затворниками своих чувств, заложниками той самой страсти, которая вынуждала прятаться, скрываться, воровать минуты у вечности.
И вдруг записи прервались. Последняя была сделана в июле семьдесят третьего, а следующая - спустя три года.

«3 августа 1976 года
Вот и все… Закончилось наше маленькое путешествие, малыш. Именно здесь и сейчас. Хотя нет… Оно закончилось три года назад, в тот теплый июльский вечер, когда мы, как всегда, сидели у костра на берегу залива, слушая тихий шелест волн, мечтая о нашем будущем, вглядываясь в пестрые переливы пламени, отражавшиеся в темноте. Ты помнишь, как побежал к воде и закричал: «Пойдем купаться, Джас! Я так хочу окунуться в эту бездну! Раствориться в волнах с тобой! Потеряться в этой глубине!» А я вернул тебя, сказал, что это слишком опасно. Но нет, малыш, опасно было оставаться на берегу, чувствовать землю под ногами. Уж лучше мы бы тогда уплыли вместе в этот бескрайний водный мир и тогда могли бы жить вечно…
Эти три года изо дня в день я корил себя за то, что не последовал за тобой. И вот чем все обернулось… Люди так и не смогли принять нашу любовь, которая казалась нам спасением. Я не виню их, не хочу оставлять после себя злость и ненависть. Мне просто жаль, что мы подошли к этому вот так, слабые, обессилевшие, измученные жаждой и человеческой заботой. Мнимой заботой. Тебя уверяли, что так будет лучше, что они все сделают правильно. Меня наказали за то, что я позволил себе любить тебя. Ну и пусть, но зачем они так с тобой? Каждую ночь, лежа в тюремной камере, я думал о тебе. Я бы и днем думал, но все силы уходили на то, чтобы выжить там и вернуться за тобой. А вот ночи были только нашими. Я часами смотрел через зарешеченное окно на звездное небо, гадая, что с тобой. Я разговаривал с тобой, пытался передать хотя бы частичку своих сил, своего терпения. Умолял дождаться меня. Знал, что мы еще увидимся. Обещал, что рано или поздно приду за тобой. Тебе стоило только дождаться меня, продолжать дышать, заставлять свое сердце биться. И ты справился. Ты все сделал правильно, малыш. Это я опоздал. Ты прости меня, прости…
Но все же мы рядом. Ты здесь, как в нашу первую ночь, пригрелся на моем плече, и твое ровное дыхание щекочет мою кожу. Ты все чувствуешь, все знаешь, просто молчишь… Но я вижу в твоих глазах все, что ты хотел бы сказать. Ты любишь меня, все так же сильно любишь, как и тогда, тысячу дней назад. И тебе все так же нравится, как я неторопливо перебираю твои волосы, ощущая их шелк. И легко касаюсь твоих губ. Не отвечаешь на мой поцелуй, но я знаю, что тебе это нравится, и ты хочешь, чтобы так продолжалось всю жизнь.
Да, малыш, так и будет. Вот только допишу последнюю страничку… Хотя… Для кого я пишу? Не знаю… В тюрьме я тоже писал. Только записи эти были в моей голове, я словно запечатлевал их, записывал на пленку, чтобы потом дать послушать тебе. Ты слышишь это, ведь так? В том, как бьется мое сердце, как шумит в венах кровь, как шелестит ветерок в моих волосах…
Знаю, малыш. Я все знаю… И обещаю, что мы уплывем. Далеко-далеко, как ты хотел тогда, в наш последний вечер. И будем плескаться в прохладных волнах океана, слушая их неторопливые разговоры, купаясь в их бесконечной нежности…»


Outlaws of Love
перевод песни

Запись оборвалась. А я так и продолжала сидеть, глотая слезы. Почему?! Почему такая любовь должна умирать? Просто потому, что это неправильно? А что правильно, кто ответит? Неужели то, что есть в моей жизни, более достойно существования?
- Белла? – удивленный голос Эдварда вырвал меня из прошлого, из того далекого семьдесят шестого года, в котором я оказалась, перенеслась, как в машине времени.
- Они были здесь, вот на этой кровати, - выпалила я, судорожно стирая со щек слезы. – И он писал. Продолжал писать до последнего!
- Кто, Белла? Кто?
- Джаспер! Он продолжал писать. Слово за словом, строчку за строчкой. Он знал, что кто-нибудь найдет это, - я протянула Эдварду дневник. – Знал, что их история не останется в прошлом. И ты… - я подошла и сгребла в кулачки его рубашку на груди. – Ты должен написать. Рассказать.
- Я напишу, обязательно напишу. Ты только успокойся.
Но я уже не слушала его. Со всех ног бросилась туда, откуда доносился шум волн. Слышала, что Эдвард следует за мной, а потому закричала, остановившись у самой кромки холодной воды:
- Они не умерли, Эдвард! Они живы! Просто уплыли далеко-далеко… Но они там, я знаю это! - Я вглядывалась вдаль, туда, где солнце играло белыми барашками волн, и пыталась рассмотреть два силуэта, счастливых в своем единении.
- Конечно, они живы, - прошептал Эдвард, обнимая меня, прижимая к своей груди, поглаживая мои растрепавшиеся на ветру волосы. – Конечно, живы, - повторял он за мной.

Два года спустя.

Я проснулась от негромкого жужжания принтера, быстро выбрасывающего в лоток отпечатанные страницы.
- Ты закончил? – посмотрев на Эдварда сонным взглядом, поинтересовалась я.
Он кивнул.
- Хочешь почитать?
Я помотала головой, грустно улыбнувшись.
- Нет, дорогой, прости, но… не думаю, что смогу пройти через это… снова…
Я тогда так и не вернулась к Джейку, а Эдвард выкупил мою свободу, заплатив Блеку десять тысяч долларов за то, что тот просто подпишет бумаги о разводе, не предъявляя никаких претензий. Все остались довольны. У Джейкоба, наконец, появилась собственная мастерская, о которой он мечтал. А мы с Эдвардом обрели друг друга.
- Я понимаю, - согласился Каллен.
Мы оба замолчали, следя, как листы, испещренные текстом, быстро выскальзывают из принтера. Эдвард несколько месяцев собирал информацию о Джаспере Уитлоке и Питере Майлзе, но узнать удалось немного. Слишком давно все это произошло. Практически не осталось свидетелей тех событий. Но все же Каллен сумел отыскать в архивах информацию. Джаспер Уитлок был обвинен в совращении несовершеннолетнего, и никто даже слышать не хотел, что Питер был с ним по собственной воле. Джас был старше, а значит, нес ответственность за случившееся. В итоге он был осужден на шесть лет, однако его освободили через три года за хорошее поведение. Все время в тюрьме, Уитлок поддерживал связь с внешним миром через единственного друга, который у него оставался – Джеймса О’Нила, своего бывшего любовника, с которым они расстались незадолго до окончания университета. Из-за этой связи Джас, довольно перспективный бейсболист, вылетел из сборной университета, за которую играл больше трех лет, потеряв шанс на спортивное будущее. В семидесятые годы с этим было довольно строго.
Джеймс узнал, что Питера упрятали в клинику для душевнобольных в пригороде Сиэтла, где пытались лечить от гомосексуализма всеми известными на тот момент способами, от медикаментозных до шоковых. Но О’Нил так и не успел ничего предпринять – разбился в автокатастрофе. В итоге, когда Джас освободился и вытащил любимого из клиники, подкупив санитара, в чем пригодилось небольшое наследство, оставленное Джеймсом, Питер уже не говорил, с трудом передвигался и больше был похож на растение.
Когда Майлзы кинулись на поиски, узнав о пропаже сына из клиники, было уже поздно. Парни словно растворились. Никто не знал об их дальнейшей судьбе, кроме нас с Эдвардом. Сначала обоих признали пропавшими без вести, а спустя пять лет – погибшими. Родители Питера покинули Форкс сразу после этого, и нам так и не удалось разыскать их.
Но все же Эдвард выкупил тот охотничий домик по моей просьбе, вместе с куском пляжа, огороженным скалами. А я настояла на том, чтобы отреставрировать домик и установить там круглосуточное освещение. Мне хотелось верить, что когда-нибудь Джаспер и Питер вернутся туда, где были счастливы…

Когда аппарат затих, Эдвард аккуратно сложил рукопись и сколол ее черным зажимом, после чего протянул мне. Он так и не сказал, как назовет книгу.
На титульном листе красовалась надпись:
«Изгнанники любви.
Эдвард Э. Каллен»
- О, - протянула я. – А что случилось с мисс Чисдейл?
- Канула в Лету, - усмехнулся Эдвард.
- А как же заработанная репутация и надежда на то, что верные поклонники твоего таланта проглотят даже историю про геев, если она выйдет из-под пера любимого автора? – с некоторой ехидцей в голосе проговорила я.
- Не хочу прятаться за спиной былых заслуг, даже если придется снова проделать непростой путь с самого начала. – И добавил, самодовольно усмехнувшись: - Я решил, что раз уж избавляться от ярлыков, то от всех разом.
- Ну… Некоторые мне очень даже нравятся, - обнимая мужчину за шею и притягивая к себе, прошептала я.
- Например?
- Например, тот, что во время секса женщина обязательно испытывает оргазм…
Эдвард сделал театральную паузу, закатив глаза, а когда вновь посмотрел на меня, в его взгляде плескалось возбуждение.
- Да, ты права. Этот ярлык мне определенно нравится.
Я хихикнула, но когда теплые губы любимого мужчины обхватили мочку моего уха, застонала, выгнув спину. Пыльцы Эдварда проворно расправились с пуговицами на моей, точнее его, рубашке, надетой на мне, и легонько сжали мою грудь.
- Кстати, забыл уточнить, - вдруг прервав ласки, проговорил Эдвард, приподнимаясь на локте. – Всего лишь один оргазм?
- Минимум два. Верхний предел отсутствует, - мечтательно ответила я. – Поэтому предлагаю тебе замолчать и заняться делом.
И Каллен не заставил долго себя упрашивать. Вмиг расправившись с одеждой, он начал покрывать все мое тело поцелуями. Его волшебные пальцы гладили мою кожу, едва касаясь, срывая стоны с моих губ. Эдвард заставлял меня следовать за его поцелуями к вершине наслаждения, осторожно ведя за руку, как маленького ребенка, открывая все новые и новые стороны этого увлекательного путешествия под названием любовь. Я зарывалась пальцами в бронзовые волосы, направляя любимого туда, где сосредоточилась моя страсть, и он послушно подчинялся. Все мое тело натянулось как струна и в момент разорвалось тысячей электрических разрядов. Но Эдвард не останавливался. Знал, насколько я ненасытна до наслаждения. Однако при этом я отдавала столько же, сколько принимала. И не осталось ничего запретного и нежеланного в постели. Заставив любимого лечь на спину, я оседлала его бедра и начала свое личное исследование, используя весь имеющийся в запасе арсенал: руки, губы, язык. Оставляя влажную дорожку из поцелуев, я проделала путь от шеи до паха, гладко выбритого, как мне нравилось. Едва касаясь кончиком языка, я дразнила подрагивающий от возбуждения член Эдварда – идеальный в своей красоте, чуть терпкий на вкус, словно бархатный на ощупь. Обхватив губами головку, я слегка пососала и снова отступила, лишь поглаживая пальчиками твердый ствол. Чуть прикусила кожу на внутренней стороне бедра, вызвав дрожь во всем теле любимого, лизнула место укуса, подобралась к яичкам, лаская мягкий бархат язычком.
- Белла, - протянул Эдвард.
- Ммм?
- Я так долго не выдержу…
- Вот и замечательно, - выдохнула я и, обхватив член ладошкой, накрыла его губами. Я знала, что он на грани, чувствовала любимого так же хорошо, как и Эдвард - меня. И намеренно подводила его к той грани, за которой обязательно взорвутся яркие фейерверки в темной бездне. А я с удовольствием испивала его наслаждение до последней капли.
Немного отдышавшись, Эдвард приподнялся и потянул меня к себе, укладывая на грудь. Положив ладонь на мой затылок, мужчина прошептал мне в губы:
- Сладкая, любимая, моя…


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/33-13472
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: zasada-nata (23.06.2013)
Просмотров: 3918 | Комментарии: 41


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 411 2 »
0
41 оля1977   (11.01.2019 19:29)
Да уж. История началась и закончилась минетом. А различия очень ощутимы. Мужчины, ее личное восприятие. biggrin

0
40 modnuxa060708   (30.04.2015 23:06)
Интересно. Спасибо

0
39 Olga01   (19.09.2014 07:46)
Всегда терпеть не могла Джейка , а теперь просто тихо ненавижу . Не менее странное поведение матери , вместо поддержки своего ребенка она готова своими руками вытолкать Беллу обратно и все сделать , лишь бы никто не узнал . Какой маразм , на дворе какой век ? С моральными и физическим насилием необходимо бороться иначе уничтожат . Умничка Белла , своим побегом помогла Эдварду , нашла дневник . Интересно почему люди отрицают однополую любовь , ну кому какое дело кто с кем спит ? Пока это конечно по взаимному согласию . Можно понять в семидесятых прошлого века , но сейчас ? А если они другие , что им нужно сделать ? Пойти лечиться , а лечить то что будут ? Так порой думаю традиционных нужно лечить , бывают совсем больные . Спасибо дорогая , большое .

0
38 _Ежик   (06.11.2013 11:57)
Очень страстный фанф. Оригинальный сюжет и достаточно сложная линия повествования.Так сказать история в истории.Красиво и достаточно прилично написано,без всяких пошлостей.
Поведение Джейкоба меня убило просто наповал,как и Рене. Ну как мать может своему ребенку сказать,что изнасилование собственным мужем это просто сказка,которую придумала Белла по среди ночи. Не могу понять до сих пор.
Очень жаль Питера и Джаспера. У них такая любовь,а их ни кто не понял.Вот что самое печальное в этой истории.

0
37 ♥ღАврораღ♥   (24.08.2013 15:28)
замечательная история, интересный сюжет и очень сложная тема!!! мне безумно понравился данный коктейль, написано потрясающе wink
история Джаспера и Питера - я тоже плакала пока записи дневника cry это так ужасно то, что произошло с ними, особенно с бедным Питером cry
он просто стал растением - ужас cry
Белла...с таким мужем жить невозможно, а он еще и детей хотел dry он действительно насиловал жену, тиранил ее и жить ей не давал >(
мать Беллы меня вообще добила wacko у нее дочь страдает, а ей лишь бы скандала не было!!! ужасная мамаша >(

0
36 Georgy   (22.08.2013 21:30)
Потрясающая история! Спасибо, автор!

0
35 Lora-S   (13.07.2013 23:11)
Наточка, красивая история! Спасибо!

+1
34 zasada-nata   (11.07.2013 04:29)
Вот я и дождалась момента, когда можно отвечать на оставленные комментарии! Ура!

Во-первых, хочу сказать огромное спасибо всем, кто оставил отзыв. Вы не представляете. как я переживала за то, как воспримут эту историю читатели. Из всех, написанных на конкурс, именно эта прошла через сердце и душу. Как бы смешно это не звучало, я плакала, когда писала последнюю запись из дневника Джаспера.

Во-вторых, низкий поклон всем, кто проголосовал за эту истории или же отметил ее, как понравившуюся, в теме голосования! Это тоже очень важно. Даже если читатель отдал голос за другую историю, мне было приятно видеть, что Изгнанники тоже зацепили и запомнились.

Ну и конечно же хотелось бы прояснить некоторые моменты, которые упоминались в комментариях.

Как заметили многие, линия Джаспер/Питер здесь основная. Второстепенных же две линии: Белла/Джейкоб и Белла/Эдвард. Причем вторая - исключительно эпизодическая. Тут важнее даже желание Эдварда написать книгу, его мотивы, его действия, его побуждения. И то, что он в итоге решил писать под реальным именем, даже несмотря на то, что книга может и не пользоваться популярностью, вполне отражает разговоры в теме обсуждения конкурса (как подметила ИрисI) - автором должно двигать не рвение к популярности, а исключительно своя душа, к чему именно она лежит. В Эдварде я отразила частично себя, ведь задумывая писать слэш, я и не надеялась на особую популярность истории.

К тому же линию Э/Б я использовала лишь для того, чтобы показать разницу в интимных отношениях с любимым и нелюбимым человеком. Да, некоторые читатели посчитали заключительную сцену лишней, но ведь в начале была практически такая же сцена. Вспомните, как Белла реагировала на мужа? Ей было противно. А вот с любимым человеком и оргазм есть и желание доставить ему наслаждение, любым путем. Может, я где-то не дожала концовку эмоционально, однако все же я сосредотачивала свое внимание при написании истории совсем на других вещах (возможно, это и помешало мне "дотянуть" линию Э/Б)

В отношении же Джаспера/Питера я изначально задумывала эту часть истории, как основную, и мне жаль, что некоторые этого не поняли, а восприняли, как пикантное дополнение к гетеро паре. Это не так. Мне хотелось показать разницу в восприятии "правильности" и "неправильности" обществом. И слова Беллы:
Цитата (Текст статьи)
Почему?! Почему такая любовь должна умирать? Просто потому, что это неправильно? А что правильно, кто ответит? Неужели то, что есть в моей жизни, более достойно существования?
прямое подтверждение этому. Для всех окружающих брак Беллы именно то, что принято считать нормой, а отношения между двумя парнями - извращение. Но так ли это при ближайшем рассмотрении? Во избежание обвинений в пропаганде гомосексуальных отношений, хочу отметить, что не это было целью, но мне хотелось показать, насколько узкие зачастую взгляды у нашего общества. И судя по тому, как восприняли читатели отношения Джаспера и Питера, у меня получилось показать, что любовь - самое главное, и если есть чувства, обоюдные, настоящие и сильные, не важно, какого пола партнеры, равно как и их вероисповедание, цвет кожи и прочие различия, зачастую отторгаемые людьми.
Может, я замахнулась на слишком высокие материи? Возможно, однако я не жалею, что написала эту работу. Из всех, написанных на конкурс, она самая важная для меня.

Еще раз огромное спасибо всем за оказанное внимание! С радостью отвечу на любые вопросы, если они, конечно, возникнут.

0
32 Nikki6392   (10.07.2013 23:43)
История очень понравилась. В ней есть какое-то особое очарование, наверное, создаваемое благодаря этой абсолютно волшебной и такой проникновенной линии Джасера и Питера. Вот этот слеш мне пришелся по душе, я прониклась им, поверила в любовь двух этих мужчин. Круто.

Но по порядку.

Белла. Белла бедняжка. Никому такого мужа, как ей, не пожелаю. Тупой потребитель, знаюший только толк в удовлетворении собственных потребностей. Кошмар. Очень хотелось его чем-нибудь треснуть. Родителяи ее тоже полный ахтунг, особенно мама, которая, по идее, должна поддерживать дочь, а вместо этого, отчитав ее, приказала отправиться домой. В общем, час от часу нелегче. Особенно жалко ее на фоне ее подруг, которые счастливы в тех отношениях, в которых они находятся. Спасибо Джессике, которая так удачно свела Беллку со своим прелестным клиентом, ыыыы. Хоть какая-то радость.

Эдвард. Эдвард мне показался не слишком раскрытым героем, но, тем не менее, мне он очень импонирует. Герой он более чем позитивный и вызывающий положительные эмоции. Ну, и как тут они не будут возникать, учитывая, что он счастье Беллки? К тому же писатель... я смотрю у нас в этом конкурсе и на псиателей моды, ыыы. Что ж, этот явно авантюрист, который ищет новенькие и свежие идеи. И вообще, смело, что он решиляс потом начать свою писательскую карьеру, как бы с чистого листа. Такой шаг дорогого стоит.

Джаспер и Питер. Честно, я сама удивлена, что так прониклась их трогательной и душещипательной историей. И вот здесь мне действительно было обидно, что такая искренняя любовь осуждалась. Сколько этим отчаянно влюбленным пришлось пройти: Джасу тюрьму, Питеру психушку. У Питера. насколько я понимаю, еще и с родителями отношения не ладились, что вдвойне не комильфо, поскольку только родители, которым плевать на своих детей, видя здорового ребенка, отправляют его в психушку. Хотя тогда это и впрямь болезнб считалось, и все же... Единственное радует, что эти двое все-таки живы, что они где-то там живут себе счастливо, наслаждаясь жизнью. Хочется верить, что Джаспе вернул Питера к жизни, после потрясения в виде психбольницы. Ну, и я поняла автора, что эта линия отношения основная в отличие от линии Белла/Эдвард. И вот знаете в конце мне немножко не хватило любви в их нц, здесь будто нц было написано ради нц. Надо было дожать чувств, но не беда.

История оставляет только хорошие впечатления, несмотря на кое-какие недочеты, так что жеаю вам удачи!

0
31 Fleur_De_Lys   (10.07.2013 21:18)
История в истории - прекрасный прием, и он удался, особенно часть про Джаспера и Питера. Тяжелая и безрадостная жизнь Беллы с Джейком выписана подробно, ее неудовлетворенность ею и желание все изменить - понятные мотивы для того, чтобы с головой окунуться в новые отношения с Эдвардом. А вот уже вторая линия немного недотянула, не хватило той страсти, которая предполагалась как совершенно новый уровень отношений. В целом, история понравилась.
Автору спасибо и удачи.

0
30 kotЯ   (10.07.2013 18:40)
Вот,почему читаю?Потому что всегда вызывает восторг авторское изложение его личных фантазий.Узнав о представленном пейринге,я подумала о пошленьком,неглубоком сюжете.А прочитала,нет,читала с замиранием сердца ,со слезами на глазах(особенно,когла включила музыкальное сопровождение)Я, обычно ,оценивая чей-то труд,руководствуюсь эмоциями,которые он вызывает.Спасибо.Очень понравилось.

0
29 ღSolarღ   (09.07.2013 14:02)
Спасибо автору!
Интересная задумка не плохое воплощение! Ну и на переживалась я тут за Беллу. Честно совсем не поняла ее мать, но катилась бы она с большой дороги такая "хорошая" семейная жизнь и такая "поддержка" матери. Не знаю, что там за вавки в голове у Рене, но лечить нужно. Хорошо что Белле встретился на пути Эдвард, который смог спасти ее из "капкана", в котором она была. Отношение Джекоба к жене даже не знаю, как его можно прокомментировать, у меня нет слов.
Очень понравилась линия с отношениями Джаспера и Питера, да и вообще идея написать историю в истории была не плохо осуществлена. Мне очень нравиться история! Удачи вам в конкурсе!
smile

0
28 FoxyFry   (07.07.2013 17:13)
Рассказ в рассказе. Оригинальный, сложный в исполнении, но убивающий сразу двух зайцев элемент. История мне понравилась, однако часть про Джаспера и Питера явна оказалась удачней и вышла на первый план. Сюжетную линию Эдварда с Беллой как-то плохо прописали. Вы создали живую картинку ее несчастной жизни с Блэком, а с Калленом хватило только на минет. Посыл автора вполне ясен, что с любимым и любящим мужчиной, готовом позаботится о ней, она счастлива и испытывает оргазм от этого счастья. biggrin
Возможно, действительно, истории не хватило места. Ограниченный конкурсными рамками, сюжет оказался немного урезанным.
Тем не менее, спасибо за историю.

0
27 Inwardness   (06.07.2013 01:09)
По мне, сюжету рамки миника жмут. А так неплохо.

0
26 Лиzа   (05.07.2013 13:45)
Оригинально получилось с двумя историями. Слэш история понравилась больше. Но и в целом впечатление приятное. Спасибо.

0
25 Диметра   (03.07.2013 19:17)
Написано легко представляемо, без ошибок (для меня), наверно поэтому такой отвратный Джейкоб, а потом и Рене помешали мне воспринять адекватно дальше текст. Куча же канонических неприятных персонажей. Возможно автор хотел сыграть на неожиданности, но мне скорей было неприятно. Все потом ждала подвоха от Джаса. Вдруг он оказался сексуальным маньяком или еще что такое. Не хватило и развития отношений между Белкой и Эдом. Причем так листнула по комментам, есть мнение, что минет лишний. Но мне показалось, что по задумке типа любимому и минет приятно. А вот жизни Эда и Белки вместе мне не хватило.

0
24 Ange-lika   (03.07.2013 15:46)
Оригинально построен сюжет: в один рассказ вместилось две истории... не могу сказать любви, потому что если у пары Джаспер-Питер я ощутила и любовь, трагизм их истории и яркое счастье друг с другом, то в отношениях Беллы-Эдвард я этого не нашла. Так подробно рассказать, как плохо Белле было с Джейком, описать встречу с Эдвардом, и... они уже пара. Возможно автору не хватило объёма, чтоб развернуться, или времени, но хотя бы несколько абзацев тут дорассказать надо бы...
Спасибо за историю в дневнике и за необычный сюжет 2-в-1...

0
23 Rara-avis   (02.07.2013 23:22)
Двоякие впечатления от истории. Преобладает, безусловно, ощущение сказки, легко разрешаемой ситуации. Если поначалу веришь Белле в её несчастливую супружескую и интимную жизнь, показанную во всех её нерадостных красках, то долгожданное счастье показано обрывочно, на контрасте с предыдущим: там оргазма нет, а тут он есть. Это, конечно, хорошо, что он есть. Но где же отношения новоиспеченной пары? Одним сексом их не уравновесишь - последняя сцена кажется аппендиксом самой истории, а не логичным её концом. История Джаспера и Питера тронула, наверное, больше истории основной пары, и так же контрастна со стилем самой истории, которая на её фоне меркнет. В целом получилось неплохо, и сказка вроде, но верится почему-то с трудом.

+1
22 Farfalina   (01.07.2013 23:51)
Честно? Прочитав саммари и пейринг ожидала гораздо худшего! Так что, спасибо автору за приятный сюрприз в виде качественной работы!)))

+4
21 ИрисI   (01.07.2013 02:20)
Так Блэк или Блек? smile Ну, это я так... придираюсь. Потому что, в целом, написано хорошо и мне понравилось. Что касается дневниковых записей, постоянно вспоминала "арборетум", прям навеяло.
А вот жизни Беллы ДО не поверила вовсе. Как вкусно все описали от Джаспера, и так совсем не по-настоящему в фрагментах с Рене и Джейком. Верю (знаю), что так оно бывает, но... Не так.
Линия Белла/Эдвард тоже фрагментарная, и она удалась. Если б еще не абсолютно лишний кусок с описанием орального секса, не вписался в канву. Тут так хотелось уже абсолютных соплей, эмоций и никакой механики. Условия конкурса давно выполнены, так что не вижу вообще побудительных причин.
И еще есть одно впечатление: сильное влияние как историй этого конкурса, так и обсуждений и даже комментариев. Но порадовало, что этот синтез написан ровно-гладко и романтично. Спасибо!

0
20 Annetka   (30.06.2013 22:17)
Спасибо за историю!
Очень чувственная и проникновенная история у Вас получилась, дорогой автор! Спасибо Вам большое за то удовольствие, что я получила, читая эту историю. Я даже перелистывала немного вниз посмотреть, а скоро ли она закончится, потому что так не хотела конца! Так интересно было читать! И даже слэш меня не отпугнул, хоть и затронут он косвенно!
Ещё раз спасибо и удачи на конкурсе!

0
19 luluka   (28.06.2013 22:44)
Неоднозначное мнение у меня сложилось об этой истории... начала читать я с воодушевлением... а потом сбилась как-то...ну, думаю, историю двух влюбленных парней почитаю, разберусь. кстати, написано отлично, проникновенно...и вдруг опять обрыв... и уже столько времени прошло, и дальше все быстро, как мне показалось, немного скомканно, небольшое описание орального секса (которое как-то не очень вписалось, но это мое мнение, ничего личного). И все... Хорошо, конечно, что Белла не вернулась к Джейку, что влюбилась в Каллена... Но я чего-то другого ожидала, больше Беллы и Эда
Спасибо за историю и удачи в конкурсе)

+4
18 tess79   (27.06.2013 18:18)
Наивная, в романтике тонувшая,
В своей уверена была ты сказке.
Друг детства ожидаемо стал мужем,
Но только не принес с собою ласки.

Вы - с виду пара просто идеальная,
На зависть всем, родители довольны.
Не видят, что улыбка все печальнее...
Неужто это все, чего достойна?

Но помощи просить, увы, бессмысленно.
Отчаяньем стучит в мозгу бессилие.
И влага на щеках с соленым привкусом.
Насилие от мужа - все ж насилие!

Собрать в кулак всю волю, всю решимость,
Куда глаза глядят, сквозь темень, под шум волн.
Пусть строчки про чужую одержимость
Твой собственный "раскрасят" небосклон.

И ты поверишь вновь - любовь реальна,
Лишь нужно не сдаваться никогда.
И ждать ее, неистово, отчаянно,
Не меньшее не соглашаться, сквозь года.

Спасибо, Автор, каждой строчкой потрясли!
Глаза не отрываясь, мчались вскачь!
Красиво "прорисованы" пути,
Где люди-звери, и где муж-палач.

И те, где ласково плечо подставят,
Где любят искренне, где борятся и ждут.
Здесь драма есть... но и она не давит,
А в сердце лишь эмоцией маршрут.

Одна беда - ну очень, очень мало!
Хочу про Эда с Беллкой я прочесть.
Ах, как же хорошо вот прямо стало!
И слезы, и улыбок мне не счесть!

Спасибо огромное и удачи! Самой удачливой!

+1
17 Miss_Flower   (27.06.2013 16:26)
История получилась хорошая, написано увлекательно и гладко. Честно говоря, я зачиталась.
Очень хорошо показаны отчаяние Беллы и недалекость Джейка. Скромница и молчунья Белла терпела равнодушие и твердолобость мужа, чувствуя одиночество и тоску, пока терпение не лопнуло, и она не сбежала из дома. Кинулась было за помощью и пониманием к родителям, но те оказались глухи к страданиям дочери, и она по зову души оказалась в старом, заброшенном доме, который накануне показывала приезжему писателю Эдварду.
В доме совершенно случайно ей в руки попадает старый дневник с очень трогательной историей любви двух мужчин друг к другу, а точнее учителя физкультуры к его несовершеннолетнему ученику.
Не смотря на то, что автор пытался свести две разные истории в одну, чувствуется некоторая разобщенность. Читая про Джаспера и Питера, я забыла, о чем читала вначале, вернее не забыла, а меня начало посещать сомнение, что я читаю не одну и ту же работу. Слишком много, что ли дневника wacko Хотя содержимое старых записей очень интересно и прекрасно прописано.
А потом... потом вы, автор, видимо решили схалтурить. Безо всяких более или менее основательных причин через два года мы выясняем, что Эдвард и Белла живут вместе. Не было показано ни первого чувства симпатии, ни намеков на их притяжение... Под впечатлением от прочитанного Белла просит, чтобы Эдвард написал историю про несчастных влюбленных, он ее успокаивает обещанием написать и бац!
Вам места чтоли не хватило? Очень жалко, что финал такой недоработанный. Возможно, после конкурса вы допишите то, что пропустили.

+1
16 LadyMorgana   (27.06.2013 01:09)
Две истории в одну - замечательно рассказано. "Дневниковая история" даже показалась сильнее. Спасибо! Желаю удачи на конкурсе!

+1
15 ♥KrasotulkA♥   (27.06.2013 00:49)
Спасибо автору за идею и воплощение!
Это просто замечательная задумка не просто показать историю Беллу,а провести в истории ещё одну параллельную историю любви. И она здесь не просто так.Ведь найдя дневник Джаспера Белла смогла не только узнать другую историю любви,но и понять,что же она должна сделать в своей жизни.Бороться и не терять надежду на светлое будущее. Как и эти два влюбленных она попала практически в такую же ситуацию...её не понимают и не принимаю родные...она просто обязана и должна выполнять супружеский долг и не позорить родителей...все,в этом вся её настоящая и будущая жизнь. Но о такой ли жизни она мечтала,это ли было её представлением о семейной жизни? И вдруг все изменилось с приездом писателя.Он не из из их тихого мирка и что-то в его рассказе задело Беллу.Все сразу и как итог находка дневника.
Прочтя его она уже воспринимала любовь Питера и Джаспера не как "грязное извращение",а как красивую историю, которая зародилась между этими двумя. Не смотря даже на тюремное заключение и все испытания Джаспер нашел любимого и они...исчезли,растворились в этом мире для всех остальных.Если они смогли это тогда,то сейчас Белла точно могла перекроить свою жизнь.И она решилась.
Что мне ещё особо понравилось,что Эдвард в первой части рассказа появился ,как "прекрасное виденье". Ему не отведена такая уж большая роль в рассказе ,но именно он и явился тем спасителем для Беллы!
Мне бы лично хотелось видеть развитие отношений Эдварда и Беллы,понимаю,что у автора конечно своё видение этой истории и именно так он захотел её закончить,но...хочется чуть растянуть удовольствие и почитать об этом. А может и просто хочется узнать ,как повел себя "золотой " муж Джейк... dry
Спасибо ещё раз автору за историю,идею и воплощение! Удачи в конкурсе! wink

+3
14 Мила_я   (25.06.2013 22:37)
Спасибо за двойное удовольствие!
Вот читаю конкурсные работы и сама себе удивляюсь surprised Никогда прежде не приближалась к фанфам с пометкой Слеш. А в рамках конкурса сталкиваюсь уже не в первый раз с этой темой и не испытываю никакого дискомфорта от прочитанного. А в данном случае мне это даже понравилось. Может потому, что отношения Джаспера - Питера были описаны в виде дневника, может потому, что эта любовь по своей силе не отличалась от гетеросексуальной любви. Но о их отнощениях читать было интересно. И за это автору респект, что гомосексуальные отношения были описаны так, что это заставляло замирать сердце при их чтении.
Ну и, как поклоннице традиционных отношений и классического пейринга было приятно видеть в конце концов счастливых Эдварда и Беллу щедро дарящих друг другу свою любовь ))

0
13 kosmo   (25.06.2013 19:17)
Спасибо за историю!

0
12 MiMa   (25.06.2013 12:59)
Спасибо за историю, желаю удачи на конкурсе.

0
11 KrisiK   (25.06.2013 01:02)
спасибо

1-30 31-40
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]