Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [266]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1619]
Мини-фанфики [2346]
Кроссовер [679]
Конкурсные работы [5]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4564]
Продолжение по Сумеречной саге [1231]
Стихи [2325]
Все люди [14644]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13779]
Альтернатива [8924]
СЛЭШ и НЦ [8344]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [152]
Литературные дуэли [104]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3919]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Топ новостей января
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-31 января

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Искупление
Можно ли предотвратить повторение истории многолетней давности? Спасти девушку из цепких лап смерти? Наверное можно. Особенно если любовь способна указать вам верный путь.

Almost Perfect, Almost Yours
Семья чистокровных волшебников похитила Гермиону, когда она только родилась. В мире красоты и богатства она - девушка мечты Драко Малфоя. Что произойдет, если он узнает, что ее кровь не так чиста, как он думал?..
История "Почти идеальна, почти твоя..." от команды переводчиков TwilightRussia
Работа над переводом ЗАВЕРШЕНА!

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

Русская
В жизни 19-летней Беллы Свон главное место занимают выпивка, «травка» и слепая привязанность к депрессивному музыканту Джасперу Хейлу. Правда, длится все это ровно до тех пор, пока бог знает откуда взявшийся Эдвард Каллен зачем-то не решает увезти ее из Америки! И не куда-нибудь, а на самый край земли – в неизведанную, чужую и страшно холодную страну – в Россию…

АРТ-дуэли
Творческие дуэли - для людей, которые владеют Adobe Photoshop или любым подходящим для создания артов, обложек или комплектов графическим редактором и могут доказать это, сразившись с другим человеком в честной дуэли. АРТ-дуэль - это соревнование между двумя фотошоперами. Принять участие в дуэли может любой желающий.

Не было бы счастья…
Осенняя ненастная ночь.
Белла убегает от предательства и лжи своего молодого человека.
Эдвард уносится прочь от горьких воспоминаний и чувства вины.
Случайная встреча меняет их жизнь навсегда.

Кровавое Рождество
Эта история о любящей сыновей Эсми, творившей зло. О Белле - жертве этого зла. О её мести обидчикам. О любви, которая живёт в наших сердцах несмотря ни на что!
Средневековье, вампиры

Горячий снег
С колотящимся сердцем девушка отпрянула от края и, ни жива ни мертва, вжалась спиной в холодные камни, понимая, что бежать ей некуда, и чудовище вот-вот закроет от нее солнечный свет и выход из пещеры. Она с испугом наблюдала, как камни покатились ей под ноги, когда огромные когтистые лапы вцепились в скальный уступ...



А вы знаете?

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
С кем бы по вашему была Белла если бы не встретила Эдварда?
1. с Джейкобом
2. еще с кем-то
3. с Майком
4. с Эриком
Всего ответов: 440
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Продолжение по Сумеречной саге

Испытание, или Однажды, семь лет спустя. Эпилог. Начало

2017-2-26
12
0
- Белла! Белла, ты спишь?

Молчание. Ещё дуется. Что ж, пожалуй, повод у неё есть. А может быть, на самом деле уснула – последние дни были не из лёгких. Пусть поспит, лететь ещё долго, а сон ей всегда помогает, в этом Белла очень напоминает свою мать. Да они и внешне похожи – два его рыжих солнышка. Только у Несси глаза карие, а у Беллы зелёные – неужели правда в Эдварда? Джейкоб тихо хмыкнул, вспомнив, как в раннем детстве дочка недоумевала: почему все говорят, что у неё дедушкины глаза, если у самого дедушки они вовсе не зелёные, а золотистые? Попробуй объясни ребёнку.

Хотя это ещё не самая большая странность в их семействе. Маленькой Белле приходилось задавать родителям очень много вопросов. Почему у Карин бабушка и дедушка старые, у Ларса и Маргреты тоже, а у неё даже прабабушка и прадедушка – молодые и красивые, чуть ли не моложе на вид, чем мама и папа? А почему ни бабушка Белла с дедушкой Эдвардом, ни остальные родственники по материнской линии ничего не едят во время праздничных обедов по случаю Рождества или каких-то семейных праздников? Почему они никогда не ездят в гости в резервацию, ведь там так здорово? И почему тогда дедушка Билли и старый, и ест как полагается, но не ходит, а ездит в коляске?

Тогда Блэки ещё жили в Норвегии неподалеку от Бергена и радовались тому, что их «нормальная» дочь не вынуждает их вести отшельнический образ жизни. Рано, как оказалось, радовались. К пяти годам общительная Белла своими рассказами о странностях родственников начала привлекать слишком много внимания. И если правящая династия Вольтури до определенного времени могла снисходительно относиться к опасным рассказам малышки, то соседи начали настоятельно рекомендовать Блэкам проконсультироваться со специалистами относительно странных фантазий их дочери. Джейку с Несси пришлось потрудиться, чтобы найти такие объяснения, которые хоть в какой-то мере удовлетворили бы детское любопытство и при этом не стали предметом обсуждения с малолетними приятелями их дочурки.

К счастью, молодые родители не успели как следует обеспокоиться вопросами дозирования информации и сохранения семейных тайн, всерьёз озаботившись второй, как шутил Карлайл, «скоротечной беременностью» Ренесми, которая вынудила Блэков переехать в Вадсё под бдительный контроль доктора Каллена. Так проблема сама собой оказалась решена: Каллены и Блэки поселились вдали от людей, а в постоянном близком общении с вампирами трудные вопросы пытливой Беллы потеряли свою остроту: какими бы ни были её многочисленные родственники – холодными или горячими, смуглыми или сияющими на солнце – все они любили её и неизменно ладили друг с другом.

Хуже стало, когда младшие братья-близнецы Билли и Чарли к двум годам обогнали в росте свою семилетнюю сестру, а в пять лет уже щёлкали как орешки задачи, над которыми Белла просиживала часами, и играючи осваивали один за другим иностранные языки – в точности как когда-то Несси. И при этом вампирского в них было не больше, чем в самом Джейкобе – никакой жажды крови, никакого яда… Вот тогда-то и появились вопросы, на которые ответить оказалось ещё сложнее, чем на вопросы дочери о странностях старших родственников.

Джейк вздохнул, вспомнив, как именно после рождения сыновей Несси вдруг впервые задумалась о том, что их старшая дочка может оказаться обычным человеком, не унаследовавшим ни вампирских, ни волчьих генов – а значит, ни вампирского, ни волчьего долголетия. И опасения эти только усилились, когда близнецы доказали, что насчёт них в этом смысле, вероятно, можно не волноваться – в месяц сказали первые слова, а в полтора уже пошли – словом, достаточно явно демонстрировали наличие вампирских генов. С тех пор тревога за Беллу, которая росла и развивалась практически с человеческой скоростью и не проявляла особенных способностей, отравляла Ренесми радость материнства. Конечно, природная жизнерадостность не давала ей унывать постоянно, но Джейкоб видел, как временами гасла улыбка жены при взгляде на дочку, с каким трудом иной раз удавалось Несси сохранять лёгкий и весёлый тон, когда взрослеющая Белла начала задавать вопросы о самой себе.

Недоумение девочки несколько ослабло в последние два года, когда семья переехала в Олимпию, поближе к состарившемуся Билли, и младшие Блэки поступили в обычную школу, а Белла оказалась окружена подростками, которые ничем не отличались от неё самой. Почти ничем. Однако тревога родителей, убеждающихся в том, что Белла родилась обычной смертной, только усилилась.

Казалось бы, что может быть проще – нужно просто спросить у Элис. Ведь как эта коротышка помогла Сэму и Эмили: благодаря ей у альфы квилетской стаи растут уже двое прекрасных здоровых сорванцов, и это именно Элис убедила Эмили, что психическое расстройство её матери детям не передастся и они вырастут полноценными оборотнями. Однако ни Несси, ни Джейк не могли заставить себя спросить ясновидящую о судьбе их собственной дочери и выслушать приговор. Не сговариваясь, они избегали этой темы даже между собой. Несси тихо плакала по ночам, глядя на безмятежно спящую Беллу, да и днём не раз и не два Джейкоб перехватывал её горестный взгляд, направленный на дочку. Но слов утешения не находил, только прижимал к себе крепче жену и давал возможность выплакаться, когда той становилось совсем невмоготу.

Блэк снова тяжело вздохнул, вспомнив, как буквально пару месяцев назад Несси заявила, что больше не хочет иметь детей. Он не стал её переубеждать, потому что видел – любимая на грани. Да и кто бы не понял мать, которая боится пережить своего ребёнка. Джейк, во всяком случае, прекрасно её понимал. Он и сам холодел от таких мыслей, поэтому старался как можно больше времени проводить с Беллой, которая, на радость отцу, росла настоящим сорванцом.

Но всё чаще, заглушая тревогу, Блэк с головой уходил в работу, порой до утра засиживаясь в домашнем кабинете, из которого обычно управлял своей растущей компанией, несмотря на то, что бизнес давно был налажен и Джаред, возможно, вообще справился бы с делами без него.

Подчиненные, абсолютное большинство которых никогда не видело своего босса, с опаской шутили, что их патрон явно в сговоре с дьяволом, если ухитряется держать дела под контролем двадцать четыре часа в сутки. Но Блэк просто не умел сидеть без дела и, используя свою колоссальную работоспособность, планомерно расширял бизнес и увеличивал прибыль, чтобы иметь возможность почаще баловать свою любимицу необычными подарками – как будто можно было компенсировать чем-то материальным досадную ошибку Судьбы, не давшей его дочери бессмертия…

Самолёт провалился в воздушную яму, но Белла даже не пошевелилась в соседнем кресле – впрочем, её никогда не укачивало, и такая мелочь вряд ли могла её разбудить. Убаюканный мерным гудением двигателей, Джейкоб тоже ненадолго задремал, а когда проснулся, Белла уже поменяла позу, теперь он мог видеть, что лицо девочки стало расслабленным, губы сложились в лёгкую улыбку. Сон её явно не был тревожным, и Джейк бездумно залюбовался дочерью.

К четырнадцати годам Белла стала настоящей красавицей – густые тёмно-рыжие локоны ниже пояса, прозрачные зелёные глаза – скорее аквамарины, чем изумруды, они фантастически смотрелись в обрамлении длиннющих чёрных ресниц на смуглом – в него, в Джейкоба – лице. Про улыбку и говорить нечего – улыбаться эта девочка умела. Изящество точёной фигуры Белла явно унаследовала от матери, но была немного выше ростом и чуть шире в плечах, отчего её красота казалась не такой нежной, как у Ренесми, а скорее дерзкой. Впрочем, возможно, тому виной был переходный возраст.

Джейк покачал головой, уличив себя в хвастливой отцовской гордости, но легко нашёл себе оправдание – разве запал бы так на их малышку Гарри Клируотер, первенец Сета и Баниико, предмет воздыханий всех девчонок резервации, если бы Белла не была первой красавицей! А ведь парнишка и собой весьма недурён, и оборотень из него получился что надо – спокойный, сильный и неглупый, весь в отца. Обе семьи сожалели, что его влюблённость в Беллу так и не обернулась запечатлением. Гарри и сам был озадачен этим и, хотя упрямо отмалчивался на все увещевания отца не переступать границ их с Беллой детской дружбы, всё-таки, повинуясь приказу своего альфы, в этом году впервые не приехал к Блэкам на летние каникулы.

Младший брат Гарри, пятнадцатилетний Джей, крестник Блэка, названный в честь него, пока не перекидывался, но всё шло к тому – лихорадка, перепады настроения… Родители уже осторожно готовили сына к предстоящим переменам, а сам Джейкоб-старший не упускал случая серьёзно поговорить с тёзкой. Почему-то все казалось простым и правильным в отношении Гарри или Джея Клируотеров, но кардинально менялось, когда дело касалось его собственной дочери.

Блэк покачал головой, удивляясь, что его мысли настолько отклонились в сторону. Впрочем, это же семья Сета, практически его собственная… Незаметно для себя Джейк растроганно улыбнулся, вспомнив, как встретила Сью будущую невестку. Сам он не видел, но Сет не мог об этом не думать, находясь в волчьей ипостаси, поэтому эффект присутствия был полный. У Баниико появилась мать, которой ей так не хватало, а у Сью – нежная и любящая дочь. Это не Ли с её взрывным темпераментом, у той никогда не было по-настоящему тёплых и доверительных отношений с матерью.

Потом его мысли перескочили на Несси и сыновей – Билли и Чарли, которые блестяще завершили последний год обучения в средней школе и в один голос заявили, что хотят учиться в том же университете, который окончили их родители, правда, выбрали другой колледж. «Археологи, ну надо же!» - Джейкоб покрутил головой, не сдержав иронической улыбки.

К сожалению, Зои, приёмная дочь Розали и Эммета, весной уже отпраздновала выпуск из этого же университета, а то парни могли бы начать обучение под надежным присмотром – Джейк ухмыльнулся, вспомнив красавицу-полукровку, «брюнет-вариант Розали», как со смехом называли Каллены и их друзья девушку, словно унаследовавшую сильный характер, острый язык и вспыльчивость своей приёмной матери. Вместе с этими качествами Зои переняла и страсть Розали к восстановлению считавшихся безнадёжными раритетных автомобилей, поэтому Эммет, души не чаявший в своих девочках, проводил долгие часы за компьютером, раздобывая им «пациентов», а иной раз лично мотался за обнаруженными экземплярами на другой край света.

Ренесми, которой нелегко было смириться с необходимостью отправить в самостоятельную жизнь девятилетних сыновей, решила сама помочь мальчишкам устроиться на новом месте, объясняя это тем, что хочет хоть на несколько часов вернуться в беззаботную студенческую юность, и сейчас они, наверное, уже подлетали к Лондону. Джейкоб ещё дома дал Билли и Чарли все необходимые наставления. К тому же за младшими Блэками обещали присматривать жившие относительно недалеко от Кембриджа Каллены - о малейших признаках приближающейся трансформации они должны были немедленно сообщить Джейку и Несси.

Отъезд сыновей в Кембридж очень удачно снял часть проблемы – с кем оставить детей на время ежегодного официального визита в Вольтерру. Но вторая часть проблемы сейчас мирно посапывала в соседнем кресле и беспокоила Джейкоба гораздо сильнее, хотя основной страх за судьбу дочки, к огромному счастью, прошёл буквально неделю назад. Блэк расплылся в невольной улыбке, вспомнив, как через день-другой после того, как к ним приехали погостить Элис и Джаспер, Несси примчалась к нему в кабинет с сообщением о том, что у Беллы поднялась температура. Наверное, ни одни родители на свете ещё не радовались так подобному событию. Джейк никогда не забудет, какое облегчение испытал, приложив руку к пылающему лбу дочери. Как дружно рассмеялись они с Несси в ответ на нескрываемое раздражение во взгляде их подросшей малышки, которая явно с трудом сдерживалась, чтобы не отбросить руки родителей, с небывалым энтузиазмом интересовавшихся её самочувствием.

Разумеется, через несколько часов, слегка привыкнув к радостной мысли, что их дочь не простая смертная, Несси и Джейк осознали все связанные с этим сложности – до сих пор единственной волчицей среди оборотней была Леа, причины трансформации которой так и остались для всех загадкой. Пополнение стаи новыми женскими особями грозило стать своего рода сенсацией, поскольку издавна считалось, что женщины племени квилетов только передают волчьи гены и трансформаций от девочек никто не ожидал, тем более что в остальных смешанных семьях дочери или унаследовали в какой-то мере качества полукровок, или были ещё слишком малы.

«Смешанные семьи», - с ума сойти. Совет старейшин поначалу как раз и сошёл, с перепугу вообще запретив квилетам браки с полукровками. Даже Карлайл, ставший весьма популярным в племени после поголовной вакцинации оборотней против вампирского яда, не смог переубедить Совет, зато это незаметно сделала маленькая Баниико. Старейшины заколебались, когда стало ясно, что эта миниатюрная, но выносливая, не по-женски сильная и ловкая девушка обладает лёгким характером и редкостным трудолюбием, а окончательно сдались после рождения Гарри и Джея – вид крепкого потомства Сета и Баниико действовал лучше всяких уговоров. Сейчас, когда Гарри Клируотер на глазах становился правой рукой Сэма и непререкаемым авторитетом среди молодых оборотней, члены Совета убедились, что зря так долго сопротивлялись матушке-природе, двукратным запечатлением оборотней на полукровках подтвердившей пользу таких союзов для племени.

С тех пор квилеты стали не такими уж редкими (и очень желанными, надо сказать) гостями в Гнезде. Правда, старейшины, посоветовавшись с Карлайлом, разработали целый кодекс правил, позволяющих соблюсти интересы родного племени, но правила эти не вызывали протеста даже у истомившихся одиночеством холостяков.

Первым пунктом значилось, что отправляться за море на поиски невесты может лишь совершеннолетний оборотень, не состоящий в браке, не имеющий несовершеннолетних детей и до достижения двадцати пяти лет не запечатлившийся ни на ком из местных девушек. Последнее условие, конечно, было сущей формальностью – какой же запечатлённый волк будет искать себе ещё какую-нибудь невесту? Видимо, члены Совета хотели таким образом удержать от опрометчивых действий совсем молодых оборотней, и это им блестяще удалось.

Второй пункт гласил, что увезти полукровку из Гнезда в резервацию можно лишь в том случае, если произойдёт запечатление – хотя бы одностороннее. На этом пункте особенно настаивала Леа, сейчас заправлявшая всем в Гнезде. Её беспокоила судьба покидающих Гнездо полукровок. В этом же пункте разрешалось незапечатлившимся оборотням, которые ухитрялись за время трёхдневного визита (продолжительность его была ограничена тоже по настоянию Леа) влюбиться в кого-то из девушек, с их разрешения остаться в Гнезде на более длительный срок. Обман исключался – это строго контролировали вожаки. В третьем и последнем пункте говорилось о том, что, если в смешанной семье родится необычный ребёнок, способный своими качествами привлечь к племени внимание посторонних, такой семье надлежало переселиться в Гнездо и оставаться там до достижения ребенком видимой зрелости.

И вот уже тринадцать лет эти правила неукоснительно выполнялись, а когда-то пустеющая и стареющая резервация теперь радовала глаз молодыми лицами и многочисленными стайками малышей, играющими возле ухоженных обитаемых домов. С бизнесом тоже всё было в порядке: и большая автомастерская – один из филиалов фирмы «Black Industries», и компания Сета «B&S» по разработке, установке и сопровождению программного обеспечения процветали, давая работу жителям резервации и привлекая клиентов со всего Олимпийского полуострова и даже из более отдалённых мест.

Джейк поймал себя на том, что опять отвлёкся от главного, из-за чего, собственно, они с Беллой-младшей сейчас и совершали этот перелёт: предстоящее перевоплощение Беллы и всё, что с ним связано. Хотя неожиданно для всех оказавшаяся оборотнем Леа в своё время, мягко говоря, не скрывала от стаи своих проблем, совсем ещё молодой тогда Блэк всеми способами старался закрыться от смущающих мыслей волчицы, даже не подозревая, что когда-нибудь ее опыт ему очень пригодится. И вот теперь без Леа было не обойтись. Джейк никому не доверял так, как брату и сестре Клируотерам, но в подобных обстоятельствах все свои надежды возлагал только на Леа. Он надеялся, что волчица лучше, чем кто-либо другой, подготовит Беллу к ожидающим её чисто женским проблемам, связанным с трансформацией. Сет в этом смысле совершенно не годился, как и сам Джейкоб.

Тем не менее, Джейк непременно остался бы в Гнезде рядом с дочерью до самого перевоплощения и насколько возможно – после. Даже если ради этого пришлось бы перенести несколько важных переговоров и отказаться от пары перспективных сделок, с которыми Джареду в одиночку справиться было не под силу - Джейкоб мог легко пренебречь чем угодно ради интересов любимой дочери. Чем угодно, но не этим проклятым ежегодным приемом у Верховных Кровососов!

После предотвращённого восемнадцать лет назад дворцового переворота и возвращения Аро к полноценной политической жизни правящая династия Вольтури признала, что одарённый многочисленными талантами клан Калленов – сила, с которой следует считаться, поэтому старалась не выпускать своих новых друзей из поля зрения и всеми способами выказывать им свою благодарность и уважение. Таким образом, участие в разного рода официальных мероприятиях стало одной из почётных, но утомительных обязанностей Калленов. Правда, взамен они получили серьёзное влияние в решении важнейших проблем сумеречного мира, так что приходилось терпеть скуку и фальшь светской вампирской жизни. Но семья прикладывала все усилия, чтобы по возможности держать подальше от Вольтерры Ренесми.

И всё же напряжённости в отношениях с Вольтури никто не хотел, а по меньшей мере раз в год Несси в замке ждали с особым нетерпением – Аро и Сульпиция не забывали добра и никогда не упускали случая лично поблагодарить юную спасительницу всесильного главы клана. Их обижало уже то, что Ренесми Блэк ни за что не соглашалась принимать от них материальные знаки благодарности в виде чеков на крупные суммы или старинных драгоценностей. А уж если она пренебрежёт приглашением на «Тосканские ночи» - фестиваль классического искусства, учреждённый и финансируемый кланом Вольтури, – обида может перейти в совершенно нежелательные формы, в этом отношении видения Элис были однозначны. Поэтому уклониться от предстоящего визита чета Блэков никак не могла, хоть никогда ещё подобный официоз не воспринимался ими с таким отвращением, как в этот раз.

Джейк был уверен, что его собственного отсутствия в Вольтерре никто из хозяев наверняка даже не заметил бы, а заметившие только выдохнули бы с облегчением, но ни одна причина не была достаточно веской для того, чтобы Джейкоб отпустил Ренесми одну в вампирское логово. Ни боевой опыт Джаспера, ни телепатия Эдварда, ни пророчества Элис не являлись для Блэка достаточной гарантией безопасности жены, так что его поездка даже не обсуждалась. Поэтому, как ни болела у него душа за обиженную Беллу, проходящую сейчас «лечение сном» в соседнем кресле, остаться с ней он никак не мог. И точно так же не мог предложить ей более безопасного времяпрепровождения, чем несколько скучных дней под присмотром строгой волчицы. Оставалось целиком положиться на Леа, которая клятвенно обещала сделать для Беллы всё, что в её силах, и тщательно подготовить девочку к предстоящим переменам.

Если бы не этот дурацкий визит к Вольтури, Джейкоб, конечно, ни за что не расстался бы с дочерью. Показал бы ей «места боевой славы» - старое Гнездо, до которого ещё не дотянулись жадные руки одной из транснациональных нефтяных компаний, уже подобравшейся к укромной долине Жавари. А потом отвёз бы в новое Гнездо, перебравшееся на симпатичный островок в Тихом океане.

Блэк уже несколько раз заезжал туда, чтобы помочь Леа обновить стайные связи. Сама она редко покидала Гнездо – её удерживали там многочисленные обязанности «матери-хозяйки», перешедшие к ней от Эсме, и двое маленьких сыновей-погодков, относящихся к категории «необычных детей» по классификации Совета старейшин – четырехлетний Джон и трехлетний Квил. Старшая дочь Леа и Науэля Суаресов, восьмилетняя Мария, готовилась к поступлению в университет, и Джейкоб не исключал, что совсем скоро, возможно, уже через год, младшим Блэкам предстояло взять её под свою опеку в Кембридже.

Он снова усмехнулся, вспомнив, как много лет Леа и Науэль своей бездетностью ставили в тупик Карлайла, хотя платоническими их отношения не были, что становилось ясно любому с первого взгляда на эту горячую пару. Первые три года брака Леа находила утешение в заботе об Уалемо, но вскоре юный полукровка вырос и покинул Гнездо, поступив в университет Сан-Маркос в Лиме.

Стальная Клируотер уже смирилась с мыслью о том, что ей не суждено стать матерью, но однажды во время одного из своих визитов на остров Джейкоб стал невольным свидетелем поворотного момента в жизни Суаресов. Кашири, прибывшая в Гнездо на очередной сеанс профилактики Мэрион, положила свою холодную руку на живот не успевшей отпрянуть волчицы, а потом резко повернулась к Науэлю и строго сказала:
- Если хотите сохранить эту новую жизнь, твоя жена должна отказаться от превращений.

Джейкоб до сих пор не мог забыть, как задохнулась от возмущения Леа и с какой мольбой посмотрел на неё полукровка.

Однако Мистеру Совершенство, похоже, всё-таки удалось убедить строптивую волчицу прислушаться к совету мудрой шаманки, потому что вскоре живот Леа недвусмысленно округлился, а Сету с семьей пришлось на некоторое время переселиться в Гнездо, чтобы поддерживать стайные связи вместо сестры.

Беременность была короткой, но очень тяжёлой, и Карлайл, срочно прибывший в Гнездо, последние три недели практически не отходил от волчицы.

Когда спустя месяцы Джейкоб увидел в мыслях Сета лицо Науэля, почерневшее от раскаяния и страха за жизнь своей любимой, он содрогнулся от ужаса и малодушного облегчения, что всё уже позади: ему вдруг вспомнилась умирающая Белла и обезумевший от горя и чувства вины Эдвард. Блэк не был уверен, что смог бы второй раз пережить те бесконечные, полные бессильной злости дни, снова держать в ладонях холодную слабеющую руку своей подруги и ненавидеть мужчину, заставившего её пройти через это…

Не только Суаресы вздохнули с облегчением, когда появление на свет маленькой Марии, явно в большей степени унаследовавшей гены своего отца, обошлось без серьезных осложнений. Молодые родители были на седьмом небе от счастья. После появления на свет дочери Леа продолжила перекидываться и меньше чем через год полностью восстановила форму. А потом, несмотря на яростные возражения Науэля, сделала ещё один перерыв в трансформациях и подарила Мистеру Совершенство двух сыновей подряд, тоже как две капли воды похожих на отца.

К счастью, рождение мальчишек доставило Суаресам гораздо меньше волнений, словно судьба смирилась наконец с решимостью Леа обзавестись большим семейством. Вызывать Карлайла не потребовалось, а за беременной волчицей неотступно присматривала Кашири, к которой Стальная Клируотер после рождения дочери прониклась безграничным доверием.

Джейкоб много раз придирчиво искал те или иные изъяны в составленных с безукоризненной точностью семейных планах, но, казалось бы, всё складывалось вполне удачно: Белла должна впервые перекинуться не раньше чем через пару месяцев, визит к Вольтури, просмотренный вдоль и поперёк Элис, не таил в себе никаких неприятных неожиданностей и задержек, в будущем Беллы маленькая провидица тоже не видела ничего тревожного. Леа, строптивый нрав которой несколько смягчили материнство и счастливый брак, готова была принять дочь своего альфы с распростёртыми объятиями – ну, насколько это вообще возможно, учитывая непростой характер обеих. В крайнем случае необходимую эмоциональную страховку обеспечит Науэль – воплощение спокойствия, терпения и уравновешенности… по-прежнему Мистер Совершенство, как ни крути. Заранее предупреждённые «амазонки» обещали эти несколько дней держаться подальше от Гнезда, чтобы случайно не спровоцировать преждевременное перевоплощение Беллы, тем более что очередной приезд Мэрион на курс профилактики, требовавший непременного присутствия Кашири, ожидался не раньше октября, а на дворе стоял ещё только конец августа.

Однако этот тщательно продуманный и с трудом согласованный план неожиданно наткнулся на яростное сопротивление их рыжеволосой «проблемы». Белла решительно заявила, что не желает ехать за тридевять земель и торчать целую неделю «на необитаемом острове» и вообще прекрасно может дождаться возвращения родителей в резервации, у дедушки Билли. Осторожные уговоры родителей не действовали, а испугать не имеющую представления об оборотнях девочку откровенным рассказом о том, что может с ней произойти на глазах у всей резервации, казалось верхом жестокости и глупости. Правда, вымотанный этими недомолвками и бесплодными препирательствами Блэк уже начал было подумывать, что отвести упрямицу в лес и перекинуться практически у неё на глазах, возможно, не такая уж плохая идея – сработало же это однажды с Чарли.

Но для начала он всё же решил просто употребить родительскую власть, и ошарашенная непререкаемым тоном отца Белла замолчала, по-матерински прикусив губу, а потом заперлась у себя в комнате, игнорируя все уговоры матери и дипломатические попытки братьев.

В конце концов девочку оставили в покое: всё-таки реакция была отчасти ожидаемой, а утром тучи, возможно, и вовсе рассеются, как это уже неоднократно бывало.

Бывало, но не в этот раз. Когда утром Белла спустилась к завтраку, Несси всхлипнула от неожиданности: рыжие кудри дочери были коротко и неровно острижены и по-детски торчали вихрами во все стороны. Довольная реакцией матери, бунтарка провела рукой по волосам и прищурилась, испытующе посмотрев на отца и братьев:
- Ну что, в ссылку - значит в ссылку. А татуировку с порядковым номером мне куда набьют – на плечо, на шею, или на спину? А, нет, теперь можно прямо на лоб – заметнее.

Билли и Чарли стояли, онемев, с округлившимися от созерцания такой неслыханной дерзости глазами, Несси закрыла ладонями рот… И только Джейкоб, не переставая жевать (кто бы знал, чего ему стоило не поперхнуться), ухмыльнулся уголком рта и невозмутимо констатировал:
- Что ж, Беллз, так даже лучше, - признаться, его пугала необходимость остричь роскошную шевелюру дочери, и в тот момент он действительно почувствовал некоторое облегчение от того, что дело уже сделано.

Довольное лицо Беллы померкло, и она ожесточенно выкрикнула:
- Вам совсем наплевать на меня! Я - ваша неудача! Не удивительно, что вы решили от меня избавиться!

Плечи девочки напряженно ссутулились, и она опрометью бросилась вверх по лестнице.
Сердце Джейкоба затопила жалость. Он сосчитал до пяти, одним обжигающим глотком допил кофе и встал из-за стола.

- Джейк? – растерянно прошептала Ренесми.

- Всё нормально, Несс, - пробормотал он.

Ступени скрипнули под его нарочито тяжёлыми медленными шагами – он хотел, чтобы дочь знала о его приближении.

Комната Беллы была пуста, из-за неплотно притворенной двери ванной пробивался косой жёлтый луч. Джейк тихо стукнул костяшками по косяку:
- Можно войти?

- Нет! - огрызнулась она из-за двери.

- Надеюсь, ты одета. Если нет, оденься, потому что я вхожу, - сказал он тоном, не допускающим возражений.

Белла сидела на полу, обхватив колени одной рукой, а другой бессмысленно перебирая срезанные бронзовые локоны, толстым ковром покрывавшие белый кафель. Джейк опустился рядом, оперся спиной на запертую дверь, блокируя выход и заполняя собой всё пространство ванной.
- Кажется, нам пора поговорить, Беллз.

Девочка демонстративно отвернулась к стене. Джейкоб невозмутимо продолжил:

- Ты почти всё знаешь о Калленах, дочь. Это понятно: сияние их холодной кожи, необычную бледность, не меняющуюся красоту и таланты скрыть невозможно. Так же, как невозможно скрыть дар твоей мамы и скорость развития твоих братьев. Но кое-чего ты всё-таки не знаешь.

- Да? И чего же? – небрежно спросила Белла, не оборачиваясь.

- Например, обо мне ты знаешь далеко не всё, - веско сказал Джейкоб, пристально наблюдая за реакцией дочери.

Белла презрительно фыркнула:
- Что же я должна знать о тебе, кроме того, что ты преуспевающий бизнесмен и красавчик?

Джейк усмехнулся – насмешка дочери неожиданно польстила ему.

- Многое.

- Я тебя умоляю! Что в тебе может быть необычного?

- Сила. Выносливость. Горячая кожа. Чутьё, зрение и слух, каких не встретишь даже у зверей…

Белла молчала, вероятно, анализируя полученную информацию: отец был хоть и не так силен, как дядя Эммет, но всё же намного сильнее, чем любой из обычных мужчин. Во всяком случае, она не знала никого, способного в одиночку приподнять застрявший задним колесом в промоине внедорожник с пассажирами, как это сделал однажды у неё на глазах отец. Его кожа, покрытая причудливыми тонкими шрамами, была такой же горячей, как и у мамы, и это было действительно немного странно – ведь дедушка Билли не был вампиром, как дедушка Эдвард.

- Кто же ты? – прошептала она.

- Я оборотень, Белла.

- Оборотень? Ты шутишь?

- Нисколько. И ты, по всей вероятности, тоже оборотень.

- Я???

Разговор получился долгий – тайны, тщательно оберегаемые годами, раскрывались тяжело, преодолевая подростковый скепсис. Наконец Джейкоб обнял дочь за плечи, чувствуя через тонкую ткань футболки жар её кожи, а она спрятала лицо у него на груди.

- Значит, волосы – это теперь навсегда? – всхлипнула Белла.

- Да. Но думаю, что мама может помочь кое-что исправить, - улыбнулся Джейкоб.

- И всё равно я не могу понять, почему мне нельзя дождаться обращения в резервации! – упрямо буркнула девочка. – Там дядя Сет и Гарри – ты же сам говоришь, что они… тоже.

- Белла! – простонал Джейкоб. – Не начинай всё сначала! Просто поверь – так будет лучше.

После обеда Белла всё же поехала с матерью в салон красоты, откуда вернулась со стильной стрижкой. Впрочем, отцу юная бунтарка по-прежнему отвечала односложно, а с братьями разговаривала неохотно, так ни разу и не улыбнувшись на их неуклюжие попытки её развеселить, полностью поглощённая раздумьями о предстоящих ей изменениях.

Полёт из Олимпии в Сиэтл на принадлежащем фирме Блэка вертолёте, кажется, немного отвлёк девочку от тяжёлых мыслей, но в самолёте она снова замкнулась, молча села в указанное ей стюардессой бизнес-класса кресло и, пристегнувшись, закрыла глаза.

***


Размышляя под ровный гул двигателей о странностях собственного семейства, Белла не заметила, как уснула, и даже удивилась, когда тронувший её за плечо отец сказал, что самолёт заходит на посадку.

В аэропорту изображать обиженную самостоятельность было трудно – вырвав свою ладонь из огромной руки отца, Белла всё же старалась не отставать от него в многолюдной суете, благо он возвышался над толпой на две головы, не меньше. Сейчас, когда он не смотрел на неё своими проницательными и немного виноватыми глазами, она могла, идя позади, украдкой бросать на него восхищённые взгляды… и наконец-то сознаться себе, что злится не на годы недомолвок, как ей казалось вначале, и даже не на то, что родители не вняли её просьбам заменить место «ссылки». Все эти обиды на самом деле были пустяками по сравнению с предательством отца. Как может он бросить её одну в этом до неузнаваемости изменившемся мире? Одну среди совершенно посторонних людей! Ведь это ему они друзья. А ей, Белле, – совсем чужие. Она так и не смогла понять, почему ей нельзя было отправиться в резервацию квилетов – поближе к друзьям детства и… к Гарри, который, оказывается, всё уже знал о трансформации. И тоже молчал – друг, называется!

Такси домчало их вначале до города, который оказался гораздо больше и современнее, чем ожидала Белла, а потом к неприметному на вид причалу, где уже ждала довольно большая парусная яхта-катамаран. Удивительно было то, что экипаж яхты состоял исключительно из девушек, которые ловко управлялись и с такелажем, и с двигателями. Белла молча сжимала ручку своего чемодана – она так и не позволила отцу забрать его – и кусала губу, с отчаянием ожидая, что вот-вот всё будет кончено. Все уговоры. Обещания. Виноватые взгляды. Белая рубашка отца станет маленькой точкой на берегу, затем потеряется, сольётся с белыми корпусами пришвартованных яхт и наконец исчезнет за горизонтом. Тогда можно будет больше не притворяться сильной, а просто закрыться в каюте и как следует выплакаться.

Белла пыталась справиться с подступающими слезами и не заметила, как на палубе появился молодой мужчина – едва ли старше её отца – ловко спрыгнул с борта прямо на причал и протянул для приветствия смуглую руку:
- Здравствуй, Джейкоб.

- Здравствуй, Науэль, - отец ответил на рукопожатие.

Имя показалось Белле смутно знакомым – наверное, родители что-то рассказывали ей про этого парня. Но она, поглощённая своей обидой, до последнего надеялась, что сумеет уговорить отца и маму отправить её в резервацию, и слушала в пол-уха. Обычно они очень легко соглашались на все её просьбы, именно поэтому в этот раз их упорство так выводило Беллу из себя. Впрочем, в последние несколько дней её раздражало буквально всё.

Теперь она украдкой рассматривала незнакомца, пытаясь припомнить, кто он такой. Улыбка мужчины была доброжелательной и открытой, а чёрные длинные волосы заплетены в тугую блестящую косу. Настоящий красавец, даже эта нелепая коса ему шла. Белла разочарованно вздохнула: «Эх, надо было внимательнее слушать объяснения родителей!»

- Знаешь, не могу отделаться от ощущения дежавю: я снова вынужден доверить тебе самое дорогое, - сказал с лёгкой усмешкой отец.

- И снова можешь быть спокоен: с твоей дочерью всё будет хорошо, - улыбнулся Науэль.

- Жаль, что не успеваю лично переговорить с Ли, - покачал головой отец.

- Она тоже расстроилась, что не смогла выбраться, - согласился полукровка.

- Эй, пап, ты же сказал, что это всего на несколько дней? – возмущённо вклинилась в их разговор Белла.

- Надеюсь, не больше, чем на неделю, Беллз, - подтвердил он. - И я вернусь к тебе. Прости, детка, но по-другому действительно никак.

Белла не выдержала и бросилась к отцу, отчаянно обхватив его слишком сильными для девочки-подростка руками. Джейкоб легко оторвал её от земли, прижал к себе:
- Всё будет хорошо, - шептал он, огромной ладонью гладя остриженные кудри. – И я обязательно буду рядом, когда это случится с тобой первый раз. Тебе понравится, вот увидишь.

- Угу, - всхлипнула Белла. – Ты простишь меня, пап?

- Конечно, солнышко, всё в порядке. Знала бы ты, что я сам вытворял в твоём возрасте, - усмехнулся отец.

- Правда? – Белла отстранилась, чтобы посмотреть отцу в глаза, неловко улыбнулась и торопливо вытерла слёзы. – Я постараюсь, чтобы тебе не было за меня стыдно.

- До встречи, Беллз, - он поставил дочь на ноги, окликнул деликатно отошедшего в сторону Науэля и широкими шагами пошел по пирсу к берегу.

Белла спустилась в каюту, которую ей вежливо показал Науэль, и ничком упала на узкую кровать. Но плакать почему-то расхотелось. Ссылка больше не казалась такой безнадежной – особенно если на этом проклятом острове живут такие красавцы, как Науэль.

И потом – вот оно, её первое самостоятельное путешествие. Возможно, впереди не самые тоскливые несколько дней полной свободы от родительского контроля. Кто знает, какие приключения её ждут? И вообще, после дождей Олимпии сидеть в каюте в такую роскошную погоду просто глупо, а торчать на палубе в джинсах и футболке – ещё глупее. «Элис этого не простила бы, - с усмешкой подумала Белла, шаря в своем чемодане. – Ага! Вот он!»

Она извлекла с самого дна недавний подарок тёти (на самом деле двоюродной бабушки, но хотелось бы посмотреть, кто осмелится назвать так великолепную Розали) – яркий пёстрый купальник и зелёное парео точь-в-точь такого оттенка, как глаза Беллы при ярком солнечном свете. Обвязав полупрозрачную ткань вокруг талии и немного – ну совсем чуточку – повертевшись перед зеркалом, она поднялась на палубу. Непривычно короткие волосы были аккуратно причёсаны, а солнечные очки – стильно приподняты выше лба, выполняя роль обруча. Насколько могла судить Белла, вид у неё был достаточно взрослый – даже без косметики, которую она терпеть не могла и никогда не использовала.

Мечтательно глядя в тёмно-бирюзовую даль с одного из носов катамарана, юная кокетка не забывала искоса посматривать на капитанскую рубку, где красавчик Науэль о чем-то разговаривал с девушкой-капитаном. Стекло капитанской рубки и плеск волн не позволяли слышать их разговор, но с чисто женской ловкостью девочка сумела перехватить пару его взглядов и мысленно возликовала, когда молодой человек направился к ней.

- Привет, - сказал он с лёгкой улыбкой. - Твой отец, наверное, рассказывал обо мне. Меня зовут Науэль.

- Имя я запомнила, - ответила Белла. «Кажется, это единственное, что я о тебе запомнила», - подумала она и, чувствуя, что краснеет, опустила глаза.

- Ты очень похожа на свою маму.
- А ты знаешь мою маму? – удивилась она.

Чёрная бровь Науэля едва заметно дернулась, но он ответил всё с той же спокойной улыбкой:
- Да, мы знакомы, хоть и не виделись очень давно.

Белла почувствовала лёгкое разочарование, которое сама не могла себе объяснить.
- Как вы познакомились? – спросила она несколько жёстче, чем следовало.

Науэль легко рассмеялся:
- Это очень длинная история, которую, похоже, тебе не рассказывали.
«Мне много чего не рассказывали», - подумала Белла, а вслух сказала, пытаясь скрыть досаду под самой очаровательной из своих улыбок:
- Я с удовольствием её выслушаю, тем более что времени у нас, кажется, достаточно, - она указала рукой на бесконечно далекую линию горизонта без признаков какой бы то ни было суши.

- Что ж, если хочешь… Только давай пройдем на корму, чтобы не мешать девчонкам управляться с парусами, - он крепко взял её под локоть и провел вдоль борта к корме, туда, где ступеньки спускались к самой воде. Белле захотелось опустить ноги в бурлящую пену, но Науэль, по-прежнему крепко удерживая девочку, словно угадал её намерения:
- Нельзя во время движения – я обещал обеспечить твою безопасность. Поверь, у тебя ещё будет возможность искупаться.

Она разочарованно фыркнула, а Науэль расположился на предпоследней ступеньке так, чтобы преградить дорогу. Белла села ступенькой выше и опустила солнцезащитные очки на лицо – всё равно чары её аквамариновых глаз на этого парня явно не действовали.

- Я вся внимание, - проговорила она, подставляя лицо солнечным лучам. - И как же ты познакомился с моей мамой?

- Первый раз? – улыбнулся Науэль. - Это было около двадцати пяти лет назад, она тогда была ещё совсем малышкой.
- Что? – Белла от удивления снова приподняла очки, пытаясь внимательнее разглядеть своего собеседника: - Сколько же тебе лет?
- По паспорту тридцать семь.

«С ума сойти, я пыталась кокетничать с таким стариком!» - машинально ужаснулась Белла, но спросила вежливо:
- По паспорту? А на самом деле?

- Думаю, что-то около ста семидесяти… Первые сто пятьдесят лет у меня не было необходимости считать, - улыбнулся Науэль, явно забавляясь произведённым эффектом.

Девочка невольно покачала головой: крепкое телосложение, ясные и смешливые темно-карие глаза, белоснежная улыбка, ни единой морщинки на смуглом лице, ни единого седого волоса в черной блестящей косе – Науэлю на вид нельзя было дать больше двадцати пяти…

- Черт возьми, всё не то, чем кажется… - пробормотала она. – Значит, ты тоже не человек.
- Сын вампира и смертной женщины. Тогда, двадцать пять лет назад, я был единственным мужчиной-полукровкой.

- Ты… Вы… - смутилась Белла, не зная, как теперь обращаться к своему новому знакомому.

- «Ты», так проще, - подсказал Науэль.

- Ты сказал, что двадцать пять лет назад был единственным. А сейчас?

- А сейчас один из двоих. Есть ещё мой брат. Кроме нас, насколько мне известно, при появлении на свет выжили только девочки. И все они приходятся мне сёстрами. Все, кроме твоей мамы. Видишь ли, мой папаша был одержим идеей выведения новой породы сверхлюдей. И почти преуспел в этом, создав целую колонию полукровок в непроходимых джунглях Амазонки. Разумеется, под покровительством сильных сумеречного мира.

- Зачем? – прошептала Белла, начиная догадываться, что будет дальше.

- Наша кровь обладает массой полезных свойств, - объяснил Науэль. - К тому же, полукровки выносливы, быстро растут и восстанавливаются, а внешне почти неотличимы от людей. Идеальная пища. Идеальные шпионы. Идеальные воины. Идеальные слуги. Была только одна проблема: они не воспроизводили сами себя – не давали потомства ни с вампирами, ни со смертными…

- Значит, ты единственный мужчина-полукровка, а моя мама – единственная полукровка, которая не была тебе сестрой… - Белла почувствовала, как от страшной догадки закипает её кровь. Ей захотелось ударить Науэля ногой в грудь, чтобы он свалился в эти бирюзовые волны за кормой.

- Да, – подтвердил Науэль, перехватив полный ненависти взгляд девочки. - Но у них ничего не вышло. Каллены совершили невозможное - они уничтожили этот концлагерь, освободили твою маму, меня и всех моих сестёр. Дали полукровкам новую жизнь, в которой не нужно быть чьей-то пищей… чьими-то рабами.

- Но ты и мама… - казалось, это единственное, что волновало озадаченную Беллу.

- Только друзья, - успокоил её Науэль. - После всего, что нам пришлось пережить в Старом Гнезде, не раз спасая друг друга от верной смерти… Мы были и остаемся друзьями - твоя мама всегда любила только твоего отца.

- Что такое Старое Гнездо? - успокаиваясь, Белла попыталась сменить неприятную тему.

- Место, где раньше располагалась колония. Если честно, оно больше походило на тюрьму и было скрыто за неприступными скалами. Около пятнадцати лет назад Каллены купили остров, на который мы сейчас направляемся, и переселили туда девчонок, чтобы ничто не напоминало о старом тюремном укладе. Ли тебе всё покажет.

«Ли. Должно быть, это Леа Клируотер, сестра дяди Сета», - поняла Белла.
- Ли? Папина подруга? – холодно переспросила она и скептически поджала губы: интересно, у этой «дружбы» тоже была какая-нибудь сомнительная история?

- Да, - широко улыбнулся Науэль, и добавил с гордостью, мечтательно глядя в бирюзовую даль: – Моя жена. И единственная женщина-оборотень.

Они вдруг понимающе посмотрели друг на друга и подумали одновременно: «Пока единственная».

***


Белла, уже одетая в футболку и шорты, стояла рядом с Науэлем в капитанской рубке позади девушки-капитана и смотрела, как смуглые морячки быстро и ловко убирают паруса. Наконец яхта малым ходом вошла в небольшую бухту и пришвартовалась к длинному языку пирса, где уже стояло на приколе несколько разномастных катеров и лодок.

Пока Науэль руководил разгрузкой (не гонять же порожняком яхту!) и отдавал распоряжения нескольким молодым полуодетым парням, перетаскивавшим мешки и коробки в маленькие моторные лодки, единственная пассажирка, о которой, казалось, все позабыли, с любопытством смотрела по сторонам. Вода напоминала застывшее стекло необычного аквамаринового цвета – совершенно такого же оттенка, как глаза Беллы. Определить глубину не получалось – вода была настолько прозрачной, что, перегнувшись через перила пирса, девочка видела проплывающих рыб, камни и замысловатые наросты кораллов на дне.

С трёх сторон бухта была окружена горами, которые казались мохнатыми из-за покрывавшей их буйной зелени. От пирса круто вверх уходила узкая и длинная деревянная лестница, отсюда, снизу, казавшаяся шаткой и ненадежной.

«Сколько же там ступеней?» - подумала Белла, с опаской глядя наверх – тащить чемодан по этому сомнительному сооружению ей совсем не улыбалось – и вдруг увидела, что по ступеням вниз бежит высокая смуглая девушка в белой просторной блузке и коротких джинсовых шортах. Две толстые чёрные косы были перекинуты ей на грудь и свисали почти до пояса, а их концы девушка удерживала в кулаках – вероятно, чтобы не болтались на бегу. Рука Беллы непроизвольно потянулась к затылку – туда, где больше не было роскошных бронзовых локонов.

- Ой, чуть не опоздала, - по-испански весело прокричала на бегу девушка, совсем не запыхавшись. – Привет. Я Мария. А ты – Белла?

Белла поняла её, хоть и не была сильна в испанском, – всё-таки до близнецов-вундеркиндов ей было далеко и кроме английского она свободно владела только норвежским, французским – после пары лет, проведённых с родителями в Канаде, - ну и, разумеется, квилетским. Она страдальчески закатила глаза и коротко ответила, чтобы не попасть впросак с какой-нибудь сложной фразой:
- Si.

Девушка рассмеялась, сверкнув белоснежными зубами:
- Можно и по-английски, извини, не догадалась. Пойдём, я провожу тебя, только предупрежу отца, - и на каком-то незнакомом языке прокричала несколько фраз Науэлю. Тот так же коротко и непонятно ответил ей и махнул рукой. Мария повернулась к Белле и спросила по-английски: – Хочешь, понесу твой чемодан? Наша «лестница Иакова» новичкам дается тяжело.

- Спасибо, я сама, - Белла поудобнее перехватила ручку чемодана и двинулась наверх.

Вопреки ожиданиям, лестница оказалась добротной и прочной, ступени удобными, и Белла сама не заметила, как без единой остановки поднялась до верхней смотровой площадки, даже не почувствовав тяжести своего чемодана.

- Для первого раза отличный подъём, – воскликнула позади Мария. – У мамы ещё уроки, поэтому я покажу тебе твою комнату. Надеюсь, ты не обидишься, что мы поселим тебя в гостинице, а не у нас дома? Нет, если хочешь, конечно, можно и у нас, но тогда тебе придется жить вместе со мной. После рождения младшего брата мы как-то не собрались переехать в дом побольше, а теперь вроде как и ни к чему – через год я уезжаю учиться… Я тебя не очень утомляю разговорами?

Белла снова закатила глаза, пользуясь тем, что Мария не видит её лица – перспектива жить в одной комнате с этой балаболкой её совсем не прельщала.
- Ничего, гостиница меня вполне устроит. Тем более что я сюда ненадолго, - ответила она почти вежливо.

Узкая дорожка, мощённая плоскими камешками, долго петляла среди деревьев и цветущих кустарников, и наконец вывела к небольшому двухэтажному зданию. Первый этаж его опоясывала галерея, крыша которой служила балконом для второго этажа.

- Наверху несколько комнат для гостей, а на первом этаже – служебные помещения. Сейчас из гостей здесь никого нет, кроме тебя, поэтому обслуживающий персонал занят на других работах, а за порядком тут приглядываю я. Кухня тоже закрыта, но если проголодаешься - в холле есть чай, сахар, кофемашина, печенюшки и фрукты, а завтракать, обедать и ужинать будешь у нас, это совсем рядом. Сегодня, кстати, мама устраивает большой семейный ужин – явка обязательна, - Мария рассмеялась, приоткрывая тяжёлую деревянную дверь и пропуская Беллу в прохладный сумрачный холл.

Поднявшись на второй этаж, они оказались в коридоре, по обе стороны от которого располагались двери – четыре с одной стороны и три с другой – обычная гостиница, только очень маленькая.

- Я тебе приготовила самую лучшую комнату - из окна будет видно океан, - объяснила Мария, толкнув одну из дверей.

Белла немного удивилась – если это остров, то вид на океан не должен быть редкостью:
- А из остальных? – спросила она, оглядывая свое новое жилище.

Номер был просторный, оформленный в шоколадно-сливочных тонах, и Белла, после своей увешанной постерами комнаты в Олимпии, снова почувствовала себя взрослой. Впрочем, это ведь всего лишь гостиница, и эта комната наверняка была точно такой же, как и остальные – все комнаты во всех отелях мира - безликой, ничего не говорящей о своем жильце.

- С другой стороны гостиницы окна выходят в сад, а с этой – в сторону океана, но почти везде его заслоняют деревья, - Мария раздвинула плотные шторы сливочного цвета, открыв огромное, во всю стену, французское окно, ведущее на широкий балкон с белой балюстрадой. Вид был действительно потрясающим: океан плавно переходил в небо, постепенно меняя оттенки от бирюзового до густого ультрамарина там, где должен быть горизонт, и снова постепенно светлея до прозрачной лазури. Вдалеке виднелись несколько небольших зеленых островов, утопающих в синеватой дымке.

У Беллы защипало глаза от подступающих слёз: она вдруг остро осознала, какое огромное расстояние отделяет её от родителей, от дома, от друзей. От привычной жизни, к которой она уже больше никогда не вернется.

- Нравится? – восторженно спросила за спиной Мария, и Белле пришлось изо всех сил сжать кулаки, чтобы не сказать что-нибудь резкое. – Располагайся. Отдыхай. Я приду за тобой часа через три и отведу к нам на ужин. Душ – вот здесь…

Оптимизм Марии откровенно раздражал Беллу, ей хотелось поскорее остаться одной.

- Всего лишь душ? Я-то думала, мраморная ванна… – саркастически пробормотала она себе под нос. Уж лучше бы вежливо промолчала, потому что её спутница тут же развернула бурную деятельность:
- Ванна? Ванна здесь только одна – в комнате Мэрион. Но доктор О’Грейди приедет нескоро… Думаю, ничего страшного не случится, если мы один раз используем её ванну. Пойдём! – и Мария выскользнула за дверь.

Белла обречённо закатила глаза: как бы её новая знакомая не вызвалась потереть ей спинку – с неё, пожалуй, станется. Она решительно шагнула в коридор, чтобы остановить излишне гостеприимную «хозяйку» или, в крайнем случае, направить её энтузиазм в какое-нибудь другое русло – подальше от неё, Беллы.

Дверь номера напротив была приоткрыта, и оттуда раздавался плеск воды и тихое мурлыканье Марии.

- Перестань, пожалуйста! – громко сказала Белла, входя в номер - Не нужно всё понимать так буквально. Я просто глупо пошутила… - и замерла, поражённая, на пороге чужого дома: это был именно дом, а не безликий гостиничный номер. Это был кусочек чьей-то жизни.

На стенах, оклеенных бледно-розовыми обоями в цветочек, висели несколько детских рисунков – некоторые совсем неумелые, другие выполненные значительно более уверенной рукой. Но все они изображали мужчину, женщину и трёх девочек: девочки были то совсем маленькие, то постарше, однако все пятеро неизменно держались за руки и улыбались.

На туалетном столике вместо косметики были расставлены несколько рамок с фотографиями. Белла не удержалась и подошла ближе, чтобы их рассмотреть. На одной из них были запечатлены жених и невеста – слишком взрослые, чтобы смущаться, и всё же искренне счастливые. У женщины в причёске красовался белый цветок, мужчина был в смокинге, их окружали три девочки в одинаковых белых кружевных платьях, с венками из роз на головах. На другой фотографии девушка в квадратной шапочке выпускницы обнимала за плечи поседевшего мужчину и совсем не изменившуюся женщину со свадебной фотографии. На третьей та же самая женщина была окружена взрослыми девушками, одна из которых держала на руках крошечного ребёнка – все они улыбались, только у малыша было такое отчаянное личико, словно он готовился разреветься. Были и другие снимки, но на всех была одна и та же женщина. Мужчина рядом с ней седел, девочки росли, и только она почти не менялась.

- Кто это? – спросила Белла.

- Это доктор О’Грэйди, - охотно отозвалась Мария. – Мэрион О’Грэйди.

- Она здесь живёт?

- Нет, только приезжает каждый год и остается ровно на один месяц для лечения.

- Разве полукровки болеют?

- Доктор О’Грэйди не полукровка. Она человек.

- Почему же она не стареет? – Белла задумчиво провела пальцем по чуть-чуть запылившемуся стеклу фотографии.

- Это длинная история, я могу что-нибудь напутать… - неожиданно смутилась Мария.

Белла огляделась по сторонам: в кресле, покрытом пёстрым вязаным пледом, сидела потрёпанная тряпичная кукла с глазами из разных пуговиц – совершенно очевидно, что она не являлась обычным сувениром или предметом интерьера. Вероятно, эта кукла долгие годы была другом и хранителем детских тайн одной из уже выросших девочек, запечатлённых на фотографиях.

- Кажется, сегодня у меня день длинных историй, - пробормотала Белла. Было что-то пугающее в том, что эта женщина оставалась молодой в то время, как её семья взрослела и старилась. Ведь так взрослеть и стариться рядом со своими вечно юными родственниками придется ей, Белле, если вдруг ожидания родителей не оправдаются и окажется, что она на самом деле никакой не оборотень. – Расскажи мне, пожалуйста, - попросила девочка тихо.

- Мне рассказывал Лем, он сам доктор и часто помогает Кашири, - начала Мария, переставляя фотографии и смахивая с них пыль. – Мэрион О’Грэйди была врачом, её похитили и силой удерживали в Старом Гнезде вампиры, а чтобы добиться покорности, шантажировали жизнью и здоровьем маленькой дочки, Люси. Вот она, - Мария указала на одну из девочек на фотографии. – Доктор О’Грэйди помогала травмированным полукровкам, выхаживала тех, кому удавалось выжить после казни. Она многое сделала для моего отца и твоей мамы… Ведь твоя мама Ренесми Каллен?

- Ренесми Блэк, - машинально поправила Белла. – А как Мэрион стала бессмертной?

- Она не бессмертна... то есть это пока неизвестно, конечно… Просто Кашири нашла способ спасти её от неизлечимой болезни, а молодость стала побочным эффектом. Но ты лучше спроси потом у Лема, а то я не знаю подробностей.

Было что-то неправильное в том, что они находились здесь: ворвались в чужой дом, трогали чужие вещи, узнавали чужие тайны. Лезли в чужую жизнь.

- Давай уйдём отсюда, - тихо попросила Белла и выскользнула в коридор.

- Разве здесь нет замков? – спросила она, глядя, как Мария прикрывает дверь в комнату доктора О’Грэйди.

- А зачем? Здесь все знают друг друга. Но если ты боишься спать одна, я скажу папе, и он пришлет кого-нибудь подежурить внизу.

- Не надо, - промямлила Белла. – Я не боюсь.
- Вот и славно. Тогда я тебя оставлю, мне ещё нужно маме помочь с ужином. До вечера!

Мария, махнув на прощанье рукой, ловко скатилась по перилам вниз. И почти сразу тяжёлая входная дверь со стуком захлопнулась за ней. Белле стало не по себе. Она закрыла дверь своей комнаты на задвижку, задёрнула шторы и отправилась в душ.

***


Стук высоких каблуков отдавался эхом от стен коридора, совершенно заглушая мягкие шаги мужчин-вампиров. Среди ровного мысленного гула родных, который Эдвард по привычке старался игнорировать, он невольно выделил внутренний голос дочери – она по-прежнему была среди них самой уязвимой. И оставалась предметом живейшего интереса Вольтури.

Хотя за все прошедшие годы ни Аро, ни Маркус, ни Кай ничем не выдали какой-либо крамольной составляющей своего внимания к уникальной девушке, больше того – всеми способами старались добиться её расположения, безопасность Несси до сих пор оставалась для Калленов первоочередной задачей. Особенно теперь, когда дар их девочки, поднявшись ещё на одну ступень, стал работать на расстоянии. Для того чтобы воздействовать на чью-то память, ей по-прежнему нужен был физический контакт, а вот считывать или передавать эмоции и воспоминания она могла, оставаясь в нескольких метрах от объекта.

Сейчас Ренесми испытывала дискомфорт, осознавая, насколько глубоко под землёй они находятся. Она едва заметно повела плечами, и Джейкоб тут же обнял её, ободряюще улыбаясь. Несси, пользуясь тем, что здесь, в катакомбах Вольтерры, пока ещё не нужно было изображать светскую утонченность, прижалась к его боку и отрывисто вздохнула.

- Всё будет хорошо, принцесса, - прошептал Джейкоб и невольно добавил про себя: «Хотел бы я в это верить», но тут же постарался отогнать эту мысль, опасаясь, что жена почувствует его пессимизм, хотя она никогда не применяла свои выдающиеся способности дистанционно в отношении членов семьи – только через прикосновение и спросив предварительно разрешения. К счастью, в отличие от самого Эдварда, Ренесми была наделена умением управлять своим даром, «выключая» и вновь вызывая его к жизни при необходимости.

Все мысли Блэка были настолько наполнены тревогой за дочь, оставленную на попечение Леа и Науэля, что для привычного раздражения, вызванного близостью «кровососов», почти не осталось места.

Эдвард не без гордости за зятя отметил, насколько хорошо этот квилетский парень владеет собой. Пожалуй, не было ничего удивительного в том, что его успехи в бизнесе превзошли самые смелые ожидания: даже в рискованных ситуациях ему удавалось сохранять видимость хладнокровия и уверенности, а зачастую именно это - при прочих равных, разумеется, - переламывало ход дела в его пользу.

Вот и сейчас его ровное сердцебиение и открытая улыбка успокаивали Несси, и Эдвард услышал, как зреет в мыслях дочери отчаянно смелое решение: как только закончится эта «Тосканская каторга», отправиться вместе с мужем в Новое Гнездо.

За семнадцать лет Ренесми так и не смогла преодолеть отвращение к месту, где ей пришлось пережить самые страшные дни в своей жизни. И не имело никакого значения, что уже больше десяти лет Гнездо располагалось на живописнейшем острове, а не в непроходимых амазонских джунглях. Для Несси оно продолжало оставаться тюрьмой, в которую она не могла заставить себя вернуться даже для того, чтобы повидать Науэля и Иори - старых друзей, которым была многим обязана. Поэтому теперь Эдвард с удовольствием отмечал, что его девочка, кажется, окончательно повзрослела, если готова ради своей семьи посмотреть в глаза собственным страхам.

Белла без слов плотнее прижалась к локтю мужа. Пока она не раскрыла свой щит, её мыслей Эдвард не слышал. Каждый такой светский раут невероятно выматывал Беллу – многолетняя дружба с Вольтури казалась ей обманчивой, как весенний лёд, когда на кону была безопасность семьи. Поэтому в ближайшие несколько суток ей предстояло непрерывно использовать свой дар, а к исходу «Тосканских ночей» почти без сил рухнуть на руки мужа. Но сейчас она таинственно улыбалась, и Эдвард с восторгом заглянул в её сияющие золотые глаза.

- Ты что-то задумала? – прошептал он, прикоснувшись губами к её виску.

- Лучше скажи ему, Белла, - оглянулся Джаспер, - держу пари: Элис уже в курсе, а значит, и твой муж вот-вот…

- Я всем вам скажу. Когда всё закончится, - Белла бросила в сторону Элис предупреждающий взгляд, и на Эдварда обрушился шквал портновских терминов: в голове его сестры, скрывая последние видения, сменяли друг друга эскизы, образцы тканей, готовые и ещё недошитые платья из новой коллекции.

Швейный цех, открытый Элис в Гнезде, за эти годы превратился в модный дом - небольшой, но настолько популярный, что пять лет назад его штаб-квартира переехала с маленького тихоокеанского острова в престижный район Лондона. Элис очень расстроилась, когда одна из её самых талантливых мастериц и организаторов, Иори, выйдя замуж за Эмбри, наотрез отказалась покидать Гнездо. Тем не менее, замужество не помешало деятельной зеленоглазке устроить на острове кружевную мастерскую и всё-таки остаться в модном бизнесе Элис далеко не последней персоной.

Эдвард тихо застонал, поднимая ладони в защитном жесте:
- Сдаюсь-сдаюсь! Вы победили!

Наконец Аллира, полукровка-секьюрити, сопровождавшая их группу, остановилась около массивных двустворчатых дверей, ведущих в зал. Основная часть приглашённых уже была там – Эдвард слышал обрывки их мыслей. Вампиры, собравшиеся на фестиваль классического искусства «Тосканские ночи», предвкушали оргию, которой традиционно заканчивалось это ежегодное «культурное мероприятие».

Эдвард не удержался от обречённого вздоха и бросил короткий взгляд на Элис. Она посмотрела на брата с сочувствием: «Увы, всё как всегда, - мысленно ответила она. Калленам было известно, что Вольтури возвели наслаждение в культ, подсадили на наркотик удовольствия и свиту, и тех, кого хотели держать на коротком поводке, зная, что никто не в состоянии добровольно отказаться от дурманящего лакомства. – Но нас они снова не осмелятся принудить к участию в этом, - продолжала Элис. – Они хотели бы, но у них нет шансов. Единственное, что им нужно – чтобы мы продолжали сохранять в тайне существование «гарема». Так что всё будет как обычно».

«Гаремом» с лёгкой руки Эммета называли бывших обитательниц Гнезда, добровольно выбравших жизнь в Вольтерре. Поскольку «итальянская группа» больше не пополнялась, каждая полукровка представляла для Вольтури большую ценность и за потерю самоконтроля со смертельным исходом вампир должен был расплатиться собственной жизнью, поэтому такие происшествия стали чрезвычайно редкими.

Сульпиция взяла девушек под своё личное покровительство, и за несколько лет ей удалось превратить невежественных, забитых, испуганных и озлобленных дикарок в образованных, утончённых гейш, способных не просто быть едой, но и доставлять вампирам наслаждение, а кровь, которую они отдавали, была только одной из его составляющих. Полукровки хорошо разбирались в литературе и изобразительном искусстве, умели играть на музыкальных инструментах, пели и прекрасно танцевали. Именно они были звёздами этих «Тосканских ночей», являясь одновременно и предметом вожделения, и изысканным деликатесом.

Члены «итальянской группы», не пожелавшие учиться и совершенствоваться (за исключением нескольких особо преданных Вольтури бывших боевиков, выполнявших теперь обязанности внешней охраны), специализировались исключительно на сексуальных и «питательных» услугах и составляли так называемый «нижний гарем». Но их было немного, ведь чем более изысканное удовольствие могла доставить девушка, тем лучше ей назначались условия содержания, тогда как в «нижнем гареме» нередки были случаи физического насилия и превышения норм выпиваемой крови. Однако в обоих «гаремах» существовали и строго соблюдались графики питания, и вне графика использовать полукровку можно было только с её согласия.

Эдвард предпочёл бы не знать этих подробностей, но всё это стало ему известно из видений сестры и мыслей вампиров, посвящённых в тайну существования «гарема» и имевших специальный допуск к этому источнику высочайшего наслаждения.

Постоянно услугами «гейш» пользовались только Вольтури и их ближайшие приближённые, вампиры помельче награждались разовыми посещениями за особые заслуги перед кланом. Но и те, и другие обязаны были хранить тайну во избежание повторения перуанской истории и попыток приумножить количество «кормящих» - на этом настаивали сами Каллены при заключении мирного договора с Вольтури семнадцать лет назад. Как и на том, чтобы эмиссары Вольтури ни при каких обстоятельствах не приближались к Гнезду. Впрочем, с тех пор, как там обосновались в достаточном количестве оборотни, эта угроза превратилась в чисто теоретическую.

Аллира сделала шаг в сторону и словно перестала существовать, оставив Калленов перед входом в зал. Карлайл и Эсме, до сих пор не вступавшие в разговор, но счастливые от того, что все их дети были с ними рядом, пусть даже в таком сомнительном месте, как Вольтерра, переглянулись. Эсме поправила булавку в галстуке Эммета.

- Ну что? Готовы? – спросил Карлайл и подмигнул с видом заговорщика. – Белла?

Белла сосредоточенно кивнула.

Ренесми торопливо стянула перчатку и прижала ладонь к щеке Джейкоба: не только для того, чтобы использовать свой дар, но и подчеркивая этим ласковым жестом их близость. Блэки тихо рассмеялись чему-то понятному только им двоим, а Джейк перехватил руку жены и быстро поцеловал её пальцы. Момент был таким интимным, что Эдвард смущённо отвел глаза и… увидел полный страсти поцелуй Эммета и Роуз.

- Сделаем это, детка! – наконец воскликнул Эммет, отстраняясь. – Ты лучшая! – шепнул он жене.

Эдвард почувствовал, как щит Беллы накрывает всю семью и тут же услышал её мысленный голос: «Люблю тебя».

- И я, - шепнул он, глядя, как открываются двери и Карлайл с Эсме первыми входят в зал, полный трепещущего света свечей и мерцания драгоценностей.

Прежде чем сделать первый шаг, он оглянулся на Элис и Джаспера и увидел, как померкла лучезарная улыбка сестры, а взгляд стал расфокусированным. Элис неловко покачнулась, едва не запутавшись в собственном шлейфе. Эдвард удивленно прислушался к мыслям сестры, но в её видениях не было ничего опасного – просто морской пейзаж.

- Белла, я сейчас, - шепнул он жене. – Позаботься об остальных.

Белла напряженно кивнула и ускорила шаги, чтобы уже в дверях догнать дочь и зятя и вместе с ними войти в зал.

«Белла! Не ходи, вернись!» - уловил Эдвард отчаянную мысль и бросился к сестре:

- Элис, что?

- Не знаю… Не вижу… - маленькая вампирша прижала пальцы к вискам и пробормотала невнятно: – Она ничего не решила, а он изо всех сил сопротивляется очевидному… Что-то меняется, но я не понимаю… не понимаю, что именно...

- Здесь или в Гнезде, Элис? – раздражённо прошептал Эдвард, не в силах разобрать, старшей или младшей Белле угрожает опасность.

Джаспер обнял жену за плечи и отвёл за колонну, чтобы не привлекать внимания.
- В Гнезде, - простонала Элис и тут же вскинула на мужа потемневшие от тревоги глаза: - Отвлеки Блэков, Джас, дай мне разобраться с этим…

Джаспер без лишних слов направился в зал, а Эдвард, обхватив сестру за плечи, уводил её по сводчатому коридору, пока Элис на ходу искала в сумочке телефон и набирала номер Беллы-младшей.

- Эдвард! Она не отвечает! Упрямая девчонка! И в кого она только такая?! – всхлипнула маленькая вампирша.

Эдвард усмехнулся – у него было как минимум три варианта, от кого Белла Блэк могла унаследовать своё упрямство.

- Тихо, Элис! Прекрати панику – напугаешь Несси и Джейка!

Элис тихо вздохнула и обречённо прикрыла глаза:
- Поздно… Джейкоб не успеет. Никто не успеет. Белла уже вышла в море. И что бы теперь ни случилось, это всё равно произойдет – я не вижу других вариантов. Ни одного.


____________________________________________________


Авторы: O_Q (Ольга); partridge (Анна)
Редактирование: lilit47



Окончание следует.
Ждем ваших впечатлений и прогнозов здесь и на
ФОРУМЕ.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/36-12690-85
Категория: Продолжение по Сумеречной саге | Добавил: O_Q (06.09.2014) | Автор: O_Q (Ольга), partridge (Анна)
Просмотров: 2987 | Комментарии: 29 | Теги: Джейкоб Блэк, Ренесми, переходный возраст, трудный подросток, Будущее, Каллены


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 29
+1
29 Sharon9698   (29.03.2015 23:19)
Ох, девчонки, покой нам только снится!!! Ну и эпилог вы замутили!!! Прям как первая глава новой истории wink Меня совсем не удивляет то, что Белла младшая получилась наредкость упрямой - уж ей-то есть в кого))) А Джейкобу не привыкать нянчиться с норовливыми девушками-подростками)) Столько интересных фактов из новой жизни семьи Калленов-Блэков и всех их друзей, приятно, что у всех пар появилось замечательное потомство и расслабляться новоиспеченным родителям не приходится - одни малыши становятся оборотнями, другие вундеркиндами, но все счастливы)) даже Марион рядом со своей дочерью, молодая и красивая)) Надеюсь с Беллой младшей не произойдет ничего страшного, что омрачило бы такой позитивный финал)) Спасибо за начало эпилога, бегу читать продолжение)))

0
28 ♥Miv@♥   (29.09.2014 00:11)
Ух, честно говоря, у меня даже голова слегка закружилась сначала от такого количества родившихся тёзок, но потом вроде ничего - привыкла biggrin Ну вот, теперь все образовавшиеся парочки на своих шкурах прочувствовали, что такое быть родителями: покой нам только снится smile Не удивлюсь, если уникальная (вторая по счету) девушка-оборотень запечатлится на уникального (тоже второго) мужчину-полувампира Уалемо... Бегу читать вторую часть.
Спасибо за первую часть эпилога.

+1
26 KatyIv   (13.09.2014 18:32)
Я походу того , но после фразы " Джейк не успеет . Она уже приняла решение " мне на секунду показалось что Беллз утопиться решила . Хотя это глупости smile
С такими орегинальными авторами она решит сбежать , а в этот момент вытягивают что у неё мега сильный дар исполнения всех желаний , или она трансформируется в какой-то самый интересный момент . У авторов фантазия просто зашкаливает . Написать такой фанфик , сродне книге . Жду каждую главу с нетерпением !

0
27 O_Q   (15.09.2014 15:08)
Нет, конечно, не утопиться. Она любит жизнь и, несмотря на все свои обиды, понимает, что её любят, о ней заботятся.
И всё же теперь мы, наверное, достаточно близко познакомились с Беллой-младшей, чтобы понять, что она способна на импульсивные, необдуманные поступки. В окончании эпилога можно будет узнать, что же так встревожило Элис и чем закончится очередная авантюра Беллы, сосланной на "необитаемый остров".
Спасибо за комментарий!

+2
24 KsanaMishina   (09.09.2014 21:41)
Спасибо, огромное. Как всегда вы выше всяких похвал. Такое ощущение, что вы не эпилог истории пишете, а пролог новой)))) Молодцы. С нетерпением жду продолжения.

+1
25 O_Q   (10.09.2014 23:37)
На здоровье smile
И спасибо на добром слове. Мы специально постарались отойти от привычной формы эпилога, иначе получилось бы сухое перечисление фактов - уж больно много героев, о судьбе которой хотелось рассказать. Надеюсь, окончание эпилога не разочарует.
Спасибо за комментарий!

+1
20 natalj   (08.09.2014 21:47)
Спасибо!

+1
23 O_Q   (08.09.2014 22:14)
На здоровье smile

+3
19 Sveta25   (08.09.2014 21:44)
Уж не Братца ли Ноуэля захомутает Белла, или он её?
Почему то я сразу о нём подумала wink
Спасибо девочки за продолжение,как всегда восхитительно..
и конечно же не без интриги biggrin

+1
21 O_Q   (08.09.2014 22:08)
Ну, пока она его даже не видела, так что возможно всякое.
Очень рада, что начало эпилога понравилось, надеюсь, удастся не разочаровать и окончанием.
Спасибо за комментарий!

+1
18 Alice_Ad   (08.09.2014 14:29)
Ох и заинтриговали, девушки! Спасибо большое за эпилог, жаль, что история близиться к логическому завершению, но это такое произведение, которое перечитаю еще не один раз! Все-таки Каллены заслужили стать важной частью Сумеречного мира, надеюсь, многие разделят их ценности....До чего же интересно читать о жизни любимых героев через много лет...что же будет дальше с Беллой?

+1
22 O_Q   (08.09.2014 22:12)
Когда-то же нужно заканчивать даже такой "роман". Да и дракончик наш скоро все запасы огня израсходует, нужно успеть, пока этого не случилось.
У Беллы впереди очень важные и не всегда приятные события - правильно кто-то из читателей заметил, что у неё наследственное свойство притягивать неприятности, это точно.
Но хэппи-энд никто не отменял wink
Спасибо за комментарий!

+1
16 rori1988   (08.09.2014 00:31)
Спасибо! Блин, опять интрига) Щас мишками начну кидаться)

0
17 O_Q   (08.09.2014 00:32)
На том стоим smile
Зато в следующей части эпилога интриги уже не будет - некуда. Хотя... wink

0
10 Lisu   (07.09.2014 21:22)
спасибо happy

0
15 partridge   (07.09.2014 22:03)
На здоровье smile

0
9 Стефания   (07.09.2014 18:42)
вау-концовка! ждем продолжения

0
14 partridge   (07.09.2014 21:48)
Спасибо, надеемся, что окончание не разочарует.

+1
7 kolomar   (07.09.2014 04:20)
Я уже подумала что Белла Блек захамутает Науэля но скорее это будет Джейк Клиротер ...на форум ..мерси за главу.

+1
8 Филин   (07.09.2014 17:25)
Двойное запечатление Леа и Науэля не оставит никаких шансов ни Белле Блэк, неумело испытывающей свои чары на ком попало, ни тем более Джею Клируотеру - Науэль останется верен своей волчице! biggrin biggrin biggrin

+1
11 partridge   (07.09.2014 21:45)
Очень хотелось бы ответить, кого в конце концов "захомутает" младшая Белла (или кто "захомутает" ее), но никак нельзя! Просто никак! Потерпи до окончания эпилога, Мария, - он уже почти готов.

0
6 Анастасьюшка   (07.09.2014 01:04)
Спасибо!!! biggrin

0
12 partridge   (07.09.2014 21:46)
Пожалуйста:)

+1
5 kamrik   (07.09.2014 00:20)
Что же, что же произойдет с Беллой?Ох,заинтриговали до нельзя!Спасибо за начало эпилога-много интересных событий,как счастливых,так и не совсем(это я про полукровок при Вольтури,но они сами это выбрали).Буду ждать продолжения сколько потребуется.)))

+1
13 partridge   (07.09.2014 21:48)
Надеемся, что сроки будут гуманные: сюжет готов, сейчас идет чистовая доводка текста. Потом правка. Спасибо за верность истории smile

+2
3 MissElen   (06.09.2014 21:41)
В главе столько событий, как уже произошедших, так и происходящих и будущих, что мало похожа на эпилог, разве что в нем будет штук эдак с десяток подобных глав ... wink

+1
4 O_Q   (06.09.2014 21:42)
Нет-нет, упаси Боже! Всего две smile

+2
1 робокашка   (06.09.2014 20:37)
все женщины в этой ветви магнит для неприятностей cool

+1
2 O_Q   (06.09.2014 20:53)
Пожалуй, с этим придётся согласиться. Но, надеюсь, на этот раз неприятности всё-таки не такие крупные, а приятности - наоборот.

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: