Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1648]
Из жизни актеров [1616]
Мини-фанфики [2464]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [16]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4682]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2368]
Все люди [14894]
Отдельные персонажи [1454]
Наши переводы [14191]
Альтернатива [8954]
СЛЭШ и НЦ [8724]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4251]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей июня
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (01-15 июня)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Такая разная Dramione
Сборник мини-переводов о Драко и Гермионе: собрание забавных и романтичных, нелепых и сказочных, трогательных и животрепещущих приключений самой неоднозначной пары фандома.
В переводе от Shantanel

Столен кар
Тебе всего семнадцать. Ты один. Нет ни родных, ни близких, ни друзей, никого, кому бы ты был небезразличен. Есть только душная летняя ночь, дорогая машина и пустая улица.

Всё, что есть, и даже больше
Вы любили так, что это заставляло вас задумываться, а существует ли способ, как ощущать всё сильнее, интенсивнее, ярче? Как меньше уставать как разделить с ним как можно большее количество моментов, когда эйфория и счастье угрожают разорвать сердце?
Я любила, и я задумывалась, и когда такой способ появился, я не смогла удержаться и не попробовать.

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!

Бойтесь желаний
Бойтесь своих желаний – они исполнятся совсем иначе.

No limits
Эдвард Каллен – мужчина, чьё тёмное прошлое будоражит воображение жителей маленького провинциального городка, сумел разжечь пламя страсти в душе Беллы Свон после первой же встречи. Захочет ли дочь шерифа связать своё судьбу с местным отщепенцем и узнать все его тайны?

Игра началась, Детка
Все дни тянулись долго и обыденно. Ему было безумно скучно, пока, однажды, в город не приехала новая девчонка. Он думает, что он знает всё, может иметь всех и всюду! Но она не так проста, как может показаться на первый взгляд. Она собирается доказать ему обратное! Кто победит в этой игре? Какова цена выигрыша?

Последняя грань
Покинутая всеми и забытая, от своей серой жизни и ненавистного Султана Изабелла Свон сбегает к брату в Ирак. Но начавшаяся в 2003 году война круто меняет всю ее жизнь. Теперь судьба девушки в руках жестокого американского полковника...



А вы знаете?

вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваш любимый сумеречный актер? (кроме Роба)
1. Келлан Латс
2. Джексон Рэтбоун
3. Питер Фачинелли
4. Тейлор Лотнер
5. Джейми Кэмпбелл Бауэр
Всего ответов: 470
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Иллюзия выбора. Глава 9

2018-7-20
18
0
Глава 9
Мне дико хотелось спать, хотя, честно говоря, еще больше нужно было совсем другое. Несмотря на пережитый кошмар, тело все еще помнило, как ловко Саша с ним поработал, нажав на все самые горячие клавиши. Я дрожала, не понимая, от чего, плакала, сама не зная почему, но при этом чувствовала некий комфорт, хотя до умиротворения и спокойствия еще было жить и жить.
Мельников не сказал больше ни слова. Он позволил мне положить голову себе на плечо, аккуратно встал и перенес мою нелегкую тушку в спальню, чтобы уложить в кровать.
- Поспи немного, - предложил он, откидывая одеяло. – Пусть мысли улягутся.
Хорошая идея. Правильная идея. Я вообще удивлялась тому, как легко могла ему доверять и позволять к себе прикасаться после всего, что только что произошло. Казалось бы, нужно послать его куда подальше; ан-нет, что-то в моем отношении к этому человеку лишь укрепилось, и это было нечто... доверительное. Возможно, тому причиной оказалась молниеносная и единственная правильная реакция Саши на "красный" свет, а может, просто тот факт, что он расставил все точки над i и обозначил правила игры, которые жестко ограничивают определенные рамки дозволенного. Но, скорей всего, дело было в нем самом. В том, какой желанной, удовлетворённой и, как это ни странно, защищенной я стала чувствовать себя рядом с ним.
Одного только не хватало:ванны со льдом для моей крови, буквально кипящей от того, что сделал этот мужчина всего каких-то минут десять назад. Почему я сказала «красный»? Почему вдруг мне стало так не по себе? Я ведь была уверена, что смогу, что Саша не тот козел, которого я так боюсь. Откуда всплыло это желание свернуться в клубочек и исчезнуть?
- Подожди, пожалуйста, - захныкала я, когда Мельников направился к выходу. – Скажи мне кое-что…
- Да? – Саша улыбнулся и повернулся ко мне, показав всем своим видом, что готов ответить на все вопросы, всплывающие в моей ненормальной коре больших полушарий.
- Мне теперь до завтра ничего не положено?
Как красиво он улыбается, как классно смеются его глаза! Это теплое, доброе, заботливое выражение на лице! Ох, Соня, смотри не привяжись к такому!
- С чего ты взяла? – Он присел на край кровати и протянул руку к моей щеке.
- Ну… наказание вроде как не состоялось и… я не знаю. – Из моей груди вырвался тяжелый вздох. – Не могу сказать, что это классно, когда тебя заставляют терпеть. Потом вроде как хорошо, но… У меня аж болит все… К тому же я лет десять имела именно такой секс, а потом ты и все эти оргазмы...
Мне было стыдно за собственный несвязный поток слов. Набор абсолютно глупых и разорванных мыслей, ничего кроме! Однако Саша, кажется, как всегда разобрался в этом резонерстве (прим автора: один из видов нарушений мышления, характеризующийся пустым, бесплодным многословием, рассуждательством с отсутствием конкретных идей и целенаправленности мыслительного процесса. Определение взято из «Википедии») намного лучше меня самой. Он приподнял одеяло и положил ладонь мне на живот. Еще секунда – и его рука нагло поползла ниже, раздвинула ноги и коснулась заветныхточек.
- Болит здесь? – спросил он, усмехаясь.
Я застонала в ответ, невольно приподнимая бедра навстречу его ласкам. Он остановится, в этом не было сомнений, оставит меня на взводе снова, но я хотя бы урву немного, понаслаждаюсь процессом, ведь этого-то никто не запрещал!
В темных глазах Саши мелькали озорные бесята, губы не унимались, кривясь в улыбке, руки… ох эти руки!
Спустя пару мгновений, он раздвинул мои колени и оказался сверху. Его губы накрыли мой рот осторожным и вполне нежным поцелуем, рука исчезла, но вместо нее появилось кое-что другое.
- Ааах, - вырвалось у меня, когда он наполнил меня и начал медленно двигаться.
Мельников впервые был таким… другим. Никаких заморочек с дисциплиной или правилами, никаких намеков на наказание или то, что такое вообще существует. Я была ему благодарна за это, ибо в тот момент фишечки из того лайфстайла, в который он упорно меня завлекал, мне были совсем не интересны.
Мы словно слились воедино, объединили свои души, переплелись телами настолько прочно, что не существовали больше по отдельности. Да, согласна, здесь очень подошло бы любимое слово Саши – иллюзия, но жить моментом же никто не запрещал. Carpe Diem (крылатое латинское выражение, означающее «живи настоящим», «лови момент») , черт возьми!
Мельников не стал препятствовать моему оргазму, не делая ничего из набора своих штучек, призванных принести мне и ему удовольствие сквозь боль или подчинение. Да оно и не нужно было. Я и без того слишком долго находилась на грани, чтобы прочувствовать всю интенсивность собственного взрыва, а следом и еще одного одновременно с этим восхитительным мужчиной.
Саша стер большими пальцами остатки слез на моих глазах, поцеловал, скатился в бок, оставив некое ощущение пустоты после себя. Избавившись от презерватива, он повернул меня к себе спиной, крепко прижал и приказным тоном сказал:
- Спи!
Мне хотелось замурлыкать как кошке, свернуться комочком и, пригревшись, уснуть. Что я, в принципе, и сделала, поняв, что волшебное средство с надписью «Александр» на этикеточке только что избавило меня от кошмара, преследовавшего с того самого момента, как Саша отшлепал меня в игровой комнате. Я знала, тот ужас все еще где-то оставался, он не мог так быстро исчезнуть, но была и крепкая, совершенно нерушимая стена, которая отгораживала меня от всех напастей. Пока.
***
Во сне я снова была маленькой девочкой. Давно ко мне не приходили эти образы из прошлого, не было поводов будить это страшное чудовище, но… Если дракон спит, то всегда есть вероятность, что его разбудят, так ведь? Вот и тут, плетки и шлепки разбередили мои старые затянувшиеся раны. Я помнила этот сон наизусть, видя его миллионы раз, и потому сильно удивилась, когда образ врага внезапно рассыпался на части, стоило мне сказать «красный».
Откуда я могла знать? Ведь в той моей жизни не было светофора, не было контроля над происходящим, который мне давал Саша. Почему все стало иначе? Кто объяснит?
Я проснулась в холодном поту и поняла, что Мельникова рядом нет. Он уложил меня, словно маленькую девочку, и отправился прочь. Помню, это было самое большое разочарование в детстве: засыпаешь – мама рядом, все заботы позади, а просыпаешься, когда она где-то на кухне делает свои дела, пока озорница-дочь угомонилась и не мешает. Отдышавшись немного, я встала с постели, посмотрела на часы – проспала всего минут сорок, а такое ощущение, что ночь глубокого сна позади, даже если учесть, что мне приснился очередной кошмар.
Накинув на себя халатик, я хотела было сходить в душ и попробовать по привычке смыть все проблемы, да только сердце, бешено стучащее в груди, подсказывало, что это не поможет. Раньше у меня не было способа лучше, потому что с Лешей просто было комфортно, а вот с Сашей,оказывается, мне еще и спокойно, поэтому я понеслась вниз искать его, понимая, что мной движет лишь эгоистичный порыв оказаться рядом. Точнее, то была дикая и неконтролируемая нужда почувствовать его мужскую силу.
Нагло распахнув дверь кабинета, я опустилась с небес на землю,сообразив, что мужчина мой вообще-то занимается своим бизнесом и зарабатывает денежки, разговаривая с кем-то там по телефону.
- Извини, - тихо пробормотала я и вышла, прислонившись к стене и кусая губу.
Мельников появился на пороге всего через пару секунд и открыл было рот, чтобы что-то спросить, но я с силой врезалась в него и прижалась головой к сильной груди. Сердце немного успокоилось, дыхание выровнялось, и я с облегчением выпустила слегка обалдевшего Мельникова из своих женских объятий.
- Прости, помню, что обещал в эти выходные не возвращаться к работе. Тебе нужно что-то? – участливо уточнил он.
- Только это, - пролепетала я и отстранилась. – Прости, что помешала, просто… сон плохой приснился.
Я подняла глаза, предугадывая просьбу посмотреть на него, и улыбнулась, всем своим видом показывая, что все хорошо. Мельников отступил к двери и сказал:
- Сейчас поедем пообедаем где-нибудь. Я только закончу этот важный разговор.
Я лишь кивнула и ретировалась, чтобы больше не отвлекать этого бизнесмена и не мешать ему зарабатывать на свои увлечения… развлечения. Не важно...
***
Позже вечером мы сидели в огромной ванной, наполненной пеной, и тупо релаксировали, наслаждаясь тишиной и спокойствием. Рядом стояла ваза с фруктами и ведерко со льдом для белого вина. Идеальный ужин!
- Что за сон тебе приснился днем? - спросил Саша, проводя пальцем по моей спине и вычерчивая узоры.
- Ерунда, - отмахнулась я. – Какая-то глупость.
Точнее окончание сна глупость, а вот его начало… В любом случае, я не хотела говорить об этом, тем более с Сашей. Сомневаюсь, что даже Нинке-то расскажу. Если она узнает, что мой новый «только секс» разбудил во мне старые страхи, то вряд ли сможет одобрить дальнейшее с ним общение, да только… не могу ж я ей сказать, что у меня выбора не было и нет!
- Не хочешь об этом поговорить?
- Нет, - вздрогнула я, абсолютно не желая посвящать этого мужчину в жизнеописание своих тараканов.
- Может потом, - миролюбиво согласился он и облокотился назад, закидывая руки за голову.
Мы долго еще сидели, расслабляясь после сложного дня, ели фрукты, потягивали вино и болтали о какой-то отвлеченной ерунде. Я узнавала Сашу как человека, с удовольствием понимая, что он такой же, как и все мы, простой смертный со своими проблемами и загонами. Он совсем не принц на белом коне, хотя и хорош во всех отношениях, особенно когда управляет своим синим мерседесом. Не знаю, почему он позволял себе столько мне рассказывать. Может, это все равно не важно, а может, понимал, что так мне будет проще дать ему то, что он уже больше двух недель у меня выпрашивает, - доверие.
- Я хочу еще поговорить о сегодняшней игре. - Мельников, наконец, завел разговор о чем-то более значимом, заставив меня напрячься. – Расслабься, пожалуйста. Ты можешь не хотеть говорить со мной о личных кошмарах, которые тебе снятся, но об этом, так или иначе, придется. Так это работает, Соня, или мы никогда не придем к тому, что обоим бы понравилось.
Я вздохнула и откинулась назад, позволив себе положить голову на его грудь и повернуть шею так, чтобы видеть своего временного бойфренда. За день его прилично надергали звонками по работе, пара человек даже реально разозлила, поэтому, боюсь, что ломаться мне тут не позволят. К тому же, возможно, что он не ошибается. Он ведь всегда прав! И он не желает мне зла.
- Что ты хочешь услышать? – вздохнула я.
- Что ты чувствовала? Что тебе не понравилось, что заставило остановить всю сцену?
Уфф… зачем ему это знать? Что такого важного и полезного будет, если я расскажу, что не гожусь для его веселых затей? Да и вопрос о том, зачем ему все это, не переставал меня мучить!
А говорить-то все равно придется, делать нечего.
- Я… не знаю, как это объяснить, - после очередного длинного выдоха начала говорить я. – С… флогером вроде бы все было хорошо, немного страшно, но интерес перевесил, да и вперемешку с возбуждением оказалось вполне… прикольно.
Саша хихикнул и провел рукой по моему плечу вниз, остановившись, только когда достиг кончиков моих пальцев, сжал мою ладонь и тихо так на ухо прошептал:
- Я же говорил, что тебе понравится!
Мррр! Надо ли говорить про гормональный бунт, который немедленно откликнулся на тихий шепот и теплое дыхание моего личного Аполлона? Я аж прогнулась немного в пояснице от такого накала страстей, чем вызвала у Мельникова одобрение.
Ага, сказал бы мне кто месяц назад, что я буду сидеть с мужиком в одной ванной и возбуждаться от одного его слова! Я бы покрутила пальцем у виска и сказала бы, что у человека неправильные мозги. Оказывается, бывают еще и неправильные партнеры. Сейчас я уже понимала, за что и почему бросила Лешу - разница между тем, что он давал мне, и тем, что продемонстрировал Саша сегодня днем в кровати, была колоссальной. Тот же медленный секс, та же простая нежность без правил и прочих усложняющих моментов, но он был не для него лично, а для меня тоже, для нас обоих. Я не чувствовала, что исполняю свой долг перед мужчиной, мне не казалось, что мы сношаемся слишком часто, как это происходило со Смирновым - не дай Бог он тронет меня третий раз за неделю. Я чувствовала, что все происходящее - не только мужская прихоть удовлетворить себя, а обоюдное желание получить удовольствие двоим.И я поспешила об этом сказать Саше.
Он прикоснулся губами к моему виску и ответил с улыбкой:
- Я же сразу сказал, что твой бывший совсем никуда не годится.
- Он просто… - Я встала на защиту Лешки. – Он хороший, правда, просто стеснительный сильно. Возможно, он бы и мог быть лучше, но боится спросить, когда что-то не так, а я не хочу ему говорить, чтобы не развивать комплексов. - И через пять секунд поправилась: - Не хотела. - Не то чтобы мне было о чем с ним теперь говорить…
Мельников кивнул и потянулся к сливу, чтобы вытащить пробку. Пора было вставать, а то мои пальцы уже напоминали руки прачки, да и вода, к сожалению, совсем остыла. Хорошего понемножку, в общем.
Саша не дал мне притронуться к лейке душа, сам настроил воду, смыл с нас пену и, накинув на бедра полотенце, укутал меня в огромный махровый халат.
- Это твой? – спросила я, прикладываясь щекой к мягкой ткани на воротнике и вдыхая запах своего мужчины.
Он кивнул и, подождав, пока я надену тапочки, взял остатки вина с фруктами и повел в гостиную, продолжать бездельничать там.
- И все-таки не переводи тему, - сказал он, глотая очередную виноградинку. – Я должен знать, почему ты сказала мне «красный»?
- Извини, - пожала я плечами. – Не думала, что тебя это так расстроит.
Я превращалась снова в маленького колючего ежика, всем своим видом показывая «не трогай меня, не подходи». Как я вообще могу говорить эти слова, обозначающие сигналы светофора, если вижу потом, как недоволен мой водитель?
- Это не то, что ты думаешь, - мягко сказал Саша, увидев мою реакцию. – Я пытаюсь понять, что сделал не так и почему мы не обошлись «желтым»?
- Зачем? Выкинь из головы! Было и было, - немного успокоившись, выдала я.
Какая теперь-то разница?
- Я должен знать, как вести себя в следующий раз, где быть осторожней. Это как с дорогой: ты должна знать, где опасный поворот и когда сбросить газ. И где яма, и с какой стороны ты ее объедешь.
Святые угодники, откуда в нем столько водительских аналогий? Светофоры, повороты… Что еще мне предложат? Странно только, что понятные они до абсурда. Все становится предельно ясно, и начинаешь осознавать все детали новой жизни.
- Надо подумать, - решившись ответить, сказала я. – Сначала все было хорошо, мои мозги куда-то пропали, возбуждение, желание и любопытство привели меня к дивану… Первый удар был совсем неплох, а вот дальше… не было больно, но стало вдруг страшно, понимаешь? И с каждым разом было только хуже. В общем, я…
Я набрала полную грудь воздуха, чтобы попытаться подобрать слова для своих эмоций, которые двигали мной, да притом не выдать волнения и страшной тайны, но Саша кивнул и сам все сказал:
- Ты хотела убедиться, что это все под контролем, - вздохнул он. – Тебе просто хотелось поверить в то, что «красный» сработает.
Ммм…. Не думаю, что это истина на все сто процентов, но учитывая, что он не знает и половины из моей прошлой жизни, вряд ли я стану его переубеждать. К тому же Саша прав в одном, и теперь мне будет намного проще дать ему то, что он так просит – доверять ему.
***
В воскресенье по доброй традиции меня подняли ни свет ни заря. На часах семь утра, а если учесть, что мы до полуночи смотрели телевизор, а потом еще долго не расходились, болтая о всяческой ерунде, то у меня всплыл резонный вопрос:
- Ты вообще спишь когда-нибудь?
- Иногда случается, - ответил Саша и протянул мне кофе.
Мррр, это становится приятной традицией!
- Грех спать, знаешь ли, - добавил он, - когда в доме девушка.
Ах, товарищ, я должна покраснеть? Улыбнувшись, я сделала глоток любимого утреннего напитка и решила пошутить.
- Если так будет продолжаться дальше, то первое, что я сделаю в свою свободную апрельскую субботу – высплюсь. Эти подъемы в семь утра плохо влияют на мою кожу!
Мельников засмеялся и вышел, сообщив, что умирает с голоду, и я должна срочно накормить его завтраком. Ну что поделать, мужик же! Да мне и в радость быть для него женщиной, а не просто объектом применения своей сексуальной энергии.
Кое-как вытащив себя из кроватки, так и манящей остаться, я поплелась умываться и готовить еду временно своему личному троглодиту. Избрав на сей раз методом покорения мужского желудка блинчики, я в довольно хорошем настроении стояла у плиты и напевала песенки.
- Тебе медведь по ушам в каком возрасте прошелся? – уточнил Саша, заходя на кухню, как раз когда я выкладывала на тарелку стопку тепленьких блинов.
- Думала, ты не слышишь, - пожала я плечами.
Ну да, тут он прав, петь я не умею, совсем. По мне косолапый прошелся, видать, еще в утробе матери. И даже непонятно, как так вышло, потому что и мама, и тем более папа всегда отлично попадают в ноты, когда речь заходит о вокале. Зато мы с сестрой, словно неродные дети, никогда не можем спеть что-то правильно. И главное, ведь слышу, что пою неверно, а сделать с этим ничего не получается, как ни крути, голос не поддается пресловутому контролю.
- Такое и не услышать, - поддразнил меня Саша. – В следующий раз буду ходить исключительно с бирушами, чтобы тебя не смущать.
Я криво улыбнулась и поставила перед Мельниковым стакан свежевыжатого сока и всякие вкусности, коими можно блины намазать. Смотреть, как он с аппетитом уминает мою стряпню, было лучшей наградой за все.
- Мне через полчасика надо уехать по работе, - грустно сказал Мельников, допивая чашку чая. – Меня не будет несколько часов. Если хочешь, чтобы время не терять, могу закинуть тебя домой, и на этом распрощаемся с этими выходными, а хочешь – можешь остаться, тогда поиграем, когда вернусь.
- Ты предлагаешь мне выбор? – Мои брови поползли кверху.
- Как обычно, - пожал плечами Мельников.
- Как обычно, иллюзию выбора, - вздохнула я. – Это, видимо, твоя месть за только лишь видение контроля?
Саша поперхнулся и встал со стула, чтобы не запачкать свежий костюм. Я протянула ему салфетку, подперла руками голову и стала наблюдать за тем, как он красиво двигается.
- Извини, - наконец сказал он. – Но что-то ты перегибаешь. Если считаешь, что меня расстроит тот факт, что ты поедешь домой, то глубоко ошибаешься. Если я предлагаю выбор, значит, я его предлагаю!
- Значит, перекладываю ответственность на тебя, - огрызнулась я. – Как и со всей этой эпопеей наших псевдоотношений, Саш. Ты предложил мне два варианта, но очевидно было, что мне придется остановиться на одном конкретном. Зато тебя не упрекнешь ни в чем, я ж сама решила быть шлюхой и трахаться за деньги.
- Скажи еще, что недовольна тем, что имеешь после этого, - самоуверенно буркнул Мельников, скидывая тарелки в мойку. – Поверь мне, сейчас все не так, я действительно предлагаю тебе…
- Ага, очень мило, - фыркнула я, перебив. – Посмотрела б я, как ты справишься с такой нелегкой задачей! У меня перспектива пять суток не иметь того, к чему я пристрастилась, как к наркотику. Больше даже, потому что следующие выходные выпадают на цикл. И ты мне говоришь, что есть возможность надышаться перед смертью! Ага, как же, непростое решение!
Саша улыбнулся и открыл кран, чтобы сполоснуть тарелки.
- Оставь, я помою, надо же будет скоротать время.
Мельников совсем растаял, довольный тем, что я выбрала его. Снова. Как мало, черт побери, мужику для счастья надо! Всего лишь потешить его самолюбие и сказать в адрес его способностей что-нибудь приятное. А если это еще и правдой оказывалось, то вообще тушите свет, он ваш у ваших ног!
- У меня к тебе просьба одна есть, если можно, - вздохнула я, когда Саша поставил чистую тарелку в мойку и вытер руки полотенцем.
- Говори. - Его тон сообщал, что в таком расположении духа этот человек согласится на все.
Хах, а вот вам и пресловутый контроль, тетя Соня нашла рычажок, который отлично работает в отношении интересного ей носителя У-хромосомы.
- Я знаю, что ты не подписывался со мной ни на какие отношения и тому подобное. Между нами, в принципе-то, как мы и договорились, только… - я не смогла произнести слова «секс», - отработка долга, но…
- Господи, Соня, говори уже! – не выдержал Саша моих хождений вокруг да около.
- Не мог бы ты помочь мне с машиной? Я имею в виду, быть тем мужчиной, который поговорит с мастерами. Я в этом ничего не понимаю, меня разведут, как курицу, заставив потратить вдвое больше на ремонт. Придумают замену несуществующих деталек…
Мельников рассмеялся и прижал меня к себе.
- Что случилось с твоей способностью доверять людям, девочка? – прошептал он.
Я не отвечала, наслаждаясь моментом, когда тепло его тела пронизывает каждую клеточку моего.
- Но ты права, развести тебя легко, да и работа это мужская, так что помогу.
- Спасибо, - выдавила я и потянулась, чтобы прикоснуться к его щеке губами. – Ключи у меня в куртке в кармане, возьми их и скажи, сколько денег привезти?
Тут Саша громко рассмеялся и уткнулся мне в макушку, все еще сотрясаясь от хохота. А я и не против, мне нравится, когда он рядом, такой мужественный и классный, до чертиков привлекательный, способный одним взглядом снять с меня трусики.
- Сегодня не обещаю, но на неделе этим займусь, а сейчас мне пора. – Мельников вдруг стал строгим, выпустил меня из объятий. – Буду в районе трех-четырех, так что иди немного поспи. А то мне потом весь вечер слушать твои обвинения, что я тебя разбудил рано.
С этими словами он легонько шлепнул меня по заднице, прищурился, убедившись, что это не вызвало во мне бури страхов, и исчез. А я поплелась наверх в сладком предвкушении глубокого и приятного утреннего сна. Как бы не так! Голова была забита всяким непотребным мусором! Сначала я думала о том, что же такого он задумал на вечер, потом размышляла над тем, что случилось вчера, пытаясь анализировать, какой же момент стал переломным и не позволил возбуждению доминировать. Потом я вспомнила о Нинке и том, как она смотрит на Игоря, как ведет себя при нем, как говорит… Может ли быть вероятность, что моя подруга давно уже увлеклась тем, во что меня так активно, но осторожно посвящает Саша? Боюсь, спросить у меня не хватит смелости. А жаль!
Ближе к десяти часам, провалявшись в кровати, я поняла, что выполнить наказ Мельникова у меня не получится. Что ж делать, пришлось поднимать свою задницу и искать, чем бы занять себя в эти долгие часы ожидания. Прослонявшись где-то полчаса по квартире и помыв десять раз посуду, я плюхнулась на диване в гостиной и стала бездумно щелкать пультом. В какой-то момент я наткнулась на уже знакомую мне дамочку, обещающую создать великолепную фигуру. Мррр! А почему бы и нет? Может, попробовать?
Стоит ли говорить, что я больно дернула связки на колене, подвернула лодыжку и ударилась локтем о стойку бара, когда падала? Ага, лучше не буду расписывать все в подробностях, а то вы скажете, что я совсем слониха!
Расстроившись, я решила это горе заесть, вытащила из холодильника кучу продуктов и с диким аппетитом начала уничтожать все, что попадалось под руку. ПМС, даже сказать нечего! Какой уж там целлюлит? В конце концов, обжорство мне наскучило, телевизор радовать перестал, книги не читались, и я, наконец, нашла себе занятие по душе, о котором почему-то раньше не могла никак догадаться. Саша придет с работы, небось, злющий и голодный. Почему бы не сварганить вкусный обед, а? Мысленно проштудировав свои способности, я соотнесла знакомые рецепты с тем набором продуктов, который имелся в прекрасной холостяцкой кухне и начала творить.
Мельников вернулся в начале четвертого, как и обещал. Ровно тогда, когда мясо подоспело да гарнир оформился. Как и предполагалось, недовольный и злой, как сто чертей, накинулся на еду, даже не поблагодарив за предусмотрительность. Ох и вывели его на этих выходных, наверное! Бедная я!
Желая сделать мужчине приятное, я, кусая губу, заметила, что мысли мои сейчас витают где-то в районе Сашиного паха. Я то и дела стреляла глазами и думала, как бы подобраться к искусителю да заработать поощрение. В голове уже крутилась совершенно грязная и непотребная мысль что-нибудь уронить под стол и сделать свое дело, но мне не хватало… нет, не развращенности - решительности.
Собравшись с духом, наконец, я наклонилась, чтобы поднять чайную ложечку, которую зачем-то решила подать к салату и… у Саши зазвонил телефон.
- Что? – закричал он. – Пусть даже не смеет трогать.
Я подпрыгнула и стукнулась головой о столешницу. Потрясное фиаско! Вот она я, вся такая напористая, вылезаю совершенно красная и напуганная, так и не совершив того, что задумала.
- Я же сказал, что не стану увольнять эти отделы, чем ты слушаешь? – продолжал кипеть мой бизнесмен.
Он быстро окинул меня взглядом, оценил появившиеся мурашки на теле и, тяжело вздохнув, прикрыл трубку рукой и прошептал:
- Извини за это.
С этими словами Саша удалился к себе в кабинет, не позволив мне больше видеть себя таким, и я была за это безумно благодарна. Одна проблема – мне все еще было слышно. Он продолжал разговаривать с кем-то на весьма повышенных тонах, и это будило во мне нечто совсем уже древнее и совершенно неприятное.
Мечтая удалиться куда-нибудь в безопасное и комфортное для себя место да скрутиться в позе эмбриона, чтобы переждать бурю, я стремительно бросилась к лестнице, позабыв даже убрать со стола после трапезы. Каково же было мое удивление, когда я поняла, что ноги сами привели меня вовсе не в спальню. Я стояла, прислонившись к двери спиной, в той самой игровой комнате, которую уж никак не могла назвать приятным местом в квартире. Не знала, как к ней относиться. Пока. Но выбор не мог порадовать, ибо в этом помещении оказалась на удивление классная звуковая изоляция.
Угомонив свое сердце и выровняв дыхание, я решила, что не стану высовывать нос во внешний мир, где снова будет многое слышно, а может, даже и видно. Здесь проще абстрагироваться от страшных мыслей и думать о чем-то более приятном… В конце концов, все, что здесь происходило, всегда было под контролем светофора, под моим контролем, и это не могло не приносить облегчения.
Желая себя чем-нибудь занять, я направилась к стройным рядам ящиков в глубине комнаты и стала изучать их содержимое. Для чего все эти штуки? Я часто задавала себе вопрос, после того как увидела их на витрине соответствующего магазина. Неужели всему этому есть применение, и даже вот эти две железные прищепки, соединенные цепочкой, могут принести удовольствие?
Помню, как решилась однажды зайти в «Неугомонного кролика» недалеко от дома. Было это несколько лет назад, когда Нинка мне впервые сказала, что всякие россказни о том, что оргазм для женщины позорен, это бред. Хочу сказать, теперь я понимала - Веселова еще в тот день поселила в моей голове червя сомнения, который и привел к недавнему разрыву с Лешкой. Много же времени мне потребовалось, чтобы понять все, прийти к этому решению.
Тогда же я предприняла неудачную попытку спасти отношения, которые меня почти всем устраивали, кроме того, что, как оказалось, не устраивали вовсе. Набравшись смелости, я попробовала завести разговор о фаллоимитаторах со Смирновым, но он взбесился при одном упоминании, сказал, что это ужасное извращение, а женщина, которая этим пользуется, может быть приравнена к неверной. Что ж… так я и приняла очередное решение об измене парню, которого, думала, любила…
Недели две я ходила вокруг да около того магазина и оглядывалась по сторонам, каждый раз мне казалось, что я сейчас встречу кого-то из знакомых, или, того хуже, родителей. Потом в конце концов я собралась с духом и зашла в эту Обитель Зла, испугалась того, что за прилавком стоял молодой паренек, и было ретировалась, но тот уже скакал ко мне с улыбкой и спрашивал, чем может помочь.
- Просто посмотрю, что у вас есть, - дрожащим голосом ответила я, твердо решив, что не собираюсь ничего покупать.
Я долго разглядывала всякие девайсы, удивляясь, куда же их пристраивают и зачем оно
людям вообще надо. В конце концов добралась до выкладки с вибраторами и ахнула. Вот уж не думала, что глаза разбегутся! Я, наивная, полагала, что они все одинаковые, куплю один и пойду домой, успокоюсь.
- У нас сейчас скидка на фаллоимитаторы, - счастливо прощебетал консультант за моей спиной. – А при покупке фирмы «Magic Touch» второй получите в подарок!
Сжав кулаки и чуть ли не прокусив губу до крови, я глянула на ценник, достала кошелек и повернулась к продавцу.
- Пробивайте.
Мое лицо отражалось в зеркале за спиной у мальчишки, красное как спелый помидор.
- Вам какие? – радостно спросил парень. – Платить надо за тот, что дороже, естественно. Что хотите? К пластику потом можно насадки докупить, а силикон или латекс, сами понимаете, понатуральней ощущаются. Ну силикон-то конечно вообще поприятней… Еще бывают из кожи, но я вам не советую.
Щеки заалели так, что мне казалось, будто я сейчас воспламенюсь. Впервые мне было понятно выражение «сгореть со стыда». Да тут испепелиться можно!
- Один такой, один такой, - быстро произнесла я и стала открывать кошелек в надежде, что паренек заткнется и, наконец, завернет мне эти чудо-приборы.
- Подождите, - улыбнулся он. – Надо выбрать еще цвет и размер. Ну и определиться, что вы хотите от него, просто вибрации или…
Не выдержав больше натиска собственной совести, которая кричала мне, чтобы я немедленно делала ноги из непристойного магазина, я быстро ткнула в два приборчика наобум и сказала:
- Этот и этот.
Мое лицо становилось уже багровым, температура кожи, несмотря на зимний мороз, приближалась к отметке закипания, стыд так и лез наружу, еще и этот чертов продавец что-то там начинал возражать, якобы я сказала силикон, а ткнула в кожу.
Наконец он пробил товар и положил в пакет с логотипом своего магазина. Пришлось спрятать его под пальто, чтобы никто не видел, что я несу.
- Спасибо за покупку, приходите к нам еще, - улыбаясь, сказал мне продавец.
Я вышла, ничего не ответив, и дала себе зарок, что никогда больше не зайду в подобное заведение!
Но сейчас я стояла в комнате для развлечений, где было раз в пять больше всяких примочек, и думала о том, что раз это кто-то придумал, значит, это кому-нибудь нужно. Не знаю, смогла бы я теперь без стеснения зайти в секс-шоп и купить себе вибратор? Наверное, все же пока нет, но в голове больше не было того скептицизма, с которым я разглядывала анальные пробки и зажимы на соски. В конце концов, говорят, что они призваны доставлять удовольствие…
Возможно ли в это поверить? Очень сложно! Но если посмотреть на вопрос иначе? Саша-то говорит, что это так, и он меня еще ни разу не обманул в том, что связано с сексом.Может ли он ошибаться?
- Вот ты где! – Саша незаметно подкрался сзади и сцепил руки у меня на животе, напугав до чертиков. – Тише, не дрожи, - шепнул он, забирая у меня непонятную штуку и бросая ее обратно в ящик. – Тебя никто обижать не собирается.
- Извини. - Я мгновенно избавилась от непонятного ощущения и расслабилась, зная, что не могу не довериться этому мужчине. – Решила немного позаниматься самоподготовкой.
Мельников хмыкнул, повернул меня к себе лицом, изучил взгляд и спросил:
- И что ты успела выучить?
- Ничего, - пожала я плечами и призналась, хихикнув: - Без учителя не получается.
Саша улыбнулся, достал все из того же ящика вещицу, похожую на ту, что я вертела в руках пару минут назад.
- В любом случае, я обещал их использовать, - произнес он. – Те, что ты смотрела, нам пока не подойдут. - Саша продемонстрировал мне то, что достал: - У этих есть внутри покрытие из силикона, и они регулируются по жесткости.
Я сглотнула и отступила на шаг назад. Он хочет нацепить это на мои соски?
- Не бойся, - хрипло сказал он. – Выглядит намного хуже, чем есть на самом деле.
- Но это же боль! – возразила я.
- Сладкая боль, - с улыбкой поправил Саша. – Ты сейчас не возбуждена, видишь незнакомую вещь, я понимаю, почему тебе страшно. Но, поверь мне, попробовать стоит.
Я не могу! Я не выношу боли! Вообще! Неужели ему не понять, что я сломанный человек, который уже натерпелся в своей жизни этой фигни! К чему портить потрясный секс старыми воспоминаниями?
- Дай мне руку, - сказал Мельников таким властным тоном, что я даже подумать ни о чем не успела, как вложила кисть вего ладонь.
Саша надел странный зажим мне на чувствительную и тонкую кожу между указательным и большим пальцем.
- Больно? – уточнил он.
- Немного, - кивнула я, прислушиваясь к своим чувствам и эмоциям. Еще не хватало, чтобы сейчас снова проснулись старые тараканы и пошли маршем по моим слезным железам.
- Но вполне терпимо?
Я снова кивнула, немного подумав, и поднесла руку к лицу, чтобы лучше разглядеть изучаемый агрегат. Странно, но в голову абсолютно не лезли те мысли, которых я так боялась. Возможно, дело было вовсе не в самом чувстве, пронизывающем сейчас кожу между пальцами? Может быть, я просто не ассоциировала эти зажимы со свистом воздуха и колючим прикосновением кожаного ремня к моему телу? Скорей всего, так оно и было. Мое прошлое не высовывало голову сейчас, значит, во время возбуждения оно и подавно заткнется, ведь так? Протянув руку Саше и позволив себя освободить, я твердо решила, что хочу испытать волшебное действие этой вещицы на себе…
***
Саша положил меня на непонятного виду скамью-кресло спиной вниз, что-то где-то повернул и волшебным образом установил две небольшие стойки, призванные, как мне объяснили, чтобы на них широко расставленными лежали ноги. Этого оказалось мало, голени привязали к этим выступам, а руки оказались заведены за голову и сцеплены кожаными браслетами у специальной перекладины.
Я напряглась, совершенно не улавливая ни единой возможности подумать о сексе и чем-то приятном, ибо в таком положении смущалась и думала лишь о том, как все мои прелести выставлены напоказ.
- Отпусти меня, пожалуйста, - простонала я, когда широкий ремешок припечатал мою талию к спинке кресла.
Саша даже внимания не обратил, как я и думала, ведь он ждал другого сигнала.
- Кр… - выдала я и закусила губу. Может, мне и было немного неловко, но в лидеры вышел таракан, который выступал в интересах тела и хотел знать, куда же подобная игра приведет.
Мельников остановился, посмотрел мне в глаза и строго спросил:
- Ты сказала «красный»?
Его рука взметнулась вверх к сковывающим запястья кожаным штукам и остановилась там, словно предлагая выпустить, скажи я только слово.
- Нет… я просто… Господи, Саша, я чувствую себя в кресле у гинеколога!
- В следующий раз переоденусь в костюм доктора для пущей правдоподобности, - хихикнул он и нагло дотронулся до того самого места, которое входит в обязанности осмотра упомянутого врача. – Ну-ка, напомни мне, какие правила действуют в этой комнате?
Его пальцы начали мастерски орудовать с моей промежностью, мешая сосредоточиться.
- Никакой одежды, - вздохнула я и застонала, пытаясь вспомнить, что же он говорил еще. А он определенно называл и другие требования, вот только память моя приказала долго жить, собрав вещи и поселившись в районе лобка. Все, о чем я уже думала, так это о том, как он меня возбуждал.
Саша отошел на шаг, остановив свои ласки, и пробормотал:
- Еще два, девочка!
Сознание немного прояснилось, я вздохнула, ахнула, когда моего живота коснулся флогер, и прошептала:
- Я должна называть тебя «мой Господин».
Саша удовлетворенно кивнул и продолжил работу с хвостатой плеткой, разогревая мое тело и приближая его к отметке закипания. Я лихорадочно соображала, но не могла не отвлекаться на то, как сильно начинало щемить внизу живота, на то, как плавились все мои внутренности и возрастало дикое желание.
- Еще я тебе говорил, что эти стены не терпят смущения! – строго произнес Мельников, ударив в этот раз по груди. – В следующий раз мне придется тебя наказать!
Смущение? Какое смущение? Я и представить уже не могла, что несколько секунд назад что-то было не так. Над головой летали птички и звездочки, как в детском мультфильме, бедра то и дело пытались податься вверх, чтобы найти вожделенную ласку, но, сковавшие движения, ремни не давали сделать никакого действия, и это только усиливало мое возбуждение.
Решив, что с меня хватит, Саша отложил в сторону кожаный девайс и, пристроившись у меня между ног, занялся грудью. Все то время, что он обхаживал мои соски, его член упирался мне в самый центр вселенной, и я, потеряв всякое благоразумие, пыталась хоть как-то пошевелиться, чувствуя искры в глазах и мечтая, чтобы Мельников уже оказался во мне.
- Закрой глаза, вдохни глубоко, - строго приказал Саша, натягивая кожу на одной груди.
Я повиновалась и на высоте вдоха охнула от того, как меня пронзило непонятное пока ощущение. Нечто новое, вроде бы и боль, но действительно сладкая, смешавшаяся с диким желанием и возбуждающаяся все новые центры в мозгах, о существовании которых я раньше даже не догадывалась.
Мы повторили фокус со вторым соском, и я чуть не кончила от того, насколько интенсивными были мои чувства. Эмоции накрывали, сила их зашкаливала, а в момент, когда Мельников вошел в меня, разум окончательно отключился, поняв, что его все равно никто не слушает.
Саша двигался довольно быстро, периодически потягивая за соединяющую зажимы цепь и тем самым стимулируя и без того закипающее тело еще больше. Я превращалась в расплавленную лужицу, чувствуя, как сладкая волна удовольствия накрывает снова и снова, как на высоте очередного оргазма Мельников снимает новую для меня игрушку, провоцируя тем самым очередную опустошающую лавину блаженства.
***
Вернувшись в реальный мир, я обнаружила на мобильнике штук пятьдесят непринятых вызовов: мама с Нинкой разыскивали меня на пару, причем, если я знала, что подруга умеет мыслить трезво и сообразит, что я могу и не слышать, то мама, небось, со второй попытки села обзванивать морги между порывами достучаться до меня.
- Алло! – услышала я веселый папин голос, перезвонив по одному из пропущенных номеров.
Надеюсь, матери плохо не стало от волнения! А то, чего доброго, обвинит во всех смертных грехах.
- Па-ап? Что за срочность? – осторожно спросила я, хихикая и отмахиваясь от Сашиной щекотки.
Мы как раз валялись рядом на кровати в моей спальне и дурачились, когда мне втемяшилось в голову посмотреть время на экране телефона.
- Простите, девушка, вы кто? - засмеялся отец.
- Дочь твоя! – заорала я в трубку, немного раздражаясь.
- Дочь? – притворно вздохнул мой папочка. – Ах, ты так давно не звонила, что я уже и забыл, как твой голос звучит. Как тебя там зовут-то?
На этот раз я засмеялась и ответила:
- Соня, пап! Надеюсь, как я выгляжу, ты еще помнишь?
- Сомневаюсь, - протянул мой родитель и посерьезнел. – Что у тебя случилось там? Мать целый день мне талдычит, что дозвониться не может. Всех на уши поставила! Нину и Лешу! И, между прочим, мы кое-что про тебя узнали…
Главное, чтобы не узнали, что я тут увлеклась плетками, шлепками и зажимами на соски, а остальное не так страшно!
Договорившись с папой, что заеду на неделе в гости, я отключилась и перезвонила Нинке, чтобы дать команду прекратить поисковую операцию и врезать кое-кому по зубам за то, что сообщает моим родителям новости, которые им предпочтительней узнавать от меня лично!
- Да, Сонь, тут…
- Знаю, - прорычала сквозь зубы я. – Отзвонилась уже.
- Отлично, - вздохнула Веселова и, шепнув что-то Игорю, продолжила: - Я еще хотела тебе сказать, что мы отпросились с работы, так что поездка…
- Твою двадцать! – застонала я. – Перезвоню!
Ну что за дни пошли такие? Все не так! Планы к чертям собачьим рушатся! И ладно бы только мои! Но чужие-то люди за что страдают?
Выпросив у Саши планшет, который он принес мне прямо в постель, я чуть было не заплакала, когда увидела, что проворонила все сроки! Дни, которые мы собирались посвятить короткой поездке на пароме, уже были забиты так, что ни одной приличной каюты не оставалось. Либо какие-то супер-пупер-люкс классы, либо полный отстой! Получалось, что нужно ехать в другие дни, а это… у меня уже отпуск давным-давно оформлен, Нина и Игорь тоже вроде со своим начальством договорились. Ну что за…
- Все ты виноват! – злобно прошипела я Мельникову, обвиняя в тот момент его во всех смертных грехах.
Мужчина только закатил глаза и сказал:
- Ну что за манера начинать диалог с наезда? Мало тебе наказаний было?
Да пошел ты! От обиды было тяжело дышать, глаза становились мокрыми от подкатывающих слез, мышцы наливались непонятной энергией, и хотелось скорей врезать кому-то или чему-то.
- Что я людям скажу теперь? Мы же договаривались! Планировали! Они не смогут постоянно перекраивать свой рабочий график из-за моей забывчивости!
- Ага, - вздохнул Саша. – Забывчивость твоя, а вина моя. Интересно получается. Логика железная! Выкладывай, что случилось, раз уж я оказался причастен!
Я закусила губу, чтобы только не ругнуться хорошенько, матом, отложила в сторону дорогущий планшет, дабы тот не полетел случайно в стену, и только после этого рассказала о том, что совершенно потерялась во времени и забыла заказать каюты вовремя. Да и потом, я не знала, сколько мест заказывать. Вроде как планы со Смирновым вместе строили еще…
- И когда ты собиралась рассказать об этом мне?
- А должна? – моргнула я в непорядках. – С какой стати я буду отчитываться перед своим «сексом на выходных»?
- Пфф…
Мельников встал с кровати, забрал свой плоский девайс и, отойдя к двери, сообщил:
- Паром отходит в воскресенье вечером – это выходной.
- Ну поехали с нами тогда, а в понедельник выкину тебя за борт! – заорала я и, швырнув в него подушкой, заревела. – Ты у меня и так полгода жизни перекроил, можно я хотя бы отпуск проведу так, как планировала?
- Собирай вещи и вызывай такси, на сегодня мы закончили, - сухо ответил Мельников и ретировался, оставив меня наедине со своей истерикой.
Ну и ладно! Не очень-то и хотелось! Ишь чего удумал! Ему сказать должна была! А не тяжела ли корона, а? Думает, что раз трахаться умеет, то все теперь можно, да?
Продолжая пыхтеть от злости, я собрала свои немногочисленные шмотки и пятьсот раз пожалела о том, что согласилась остаться еще утром вместо того, чтобы съездить, например, к родителям или сходить в кино с друзьями. Я даже не попрощалась, только громко хлопнула дверью, известив хозяина квартиры о том, что покинула его на неопределенный срок, и спустилась к поджидающей меня желтой машинке с «шашечками».
Решив, что мне надо немного остыть и привести мысли в порядок, я приехала к дому родителей, и, купив вафельный тортик к чаю, пришла искать утешения в отчем доме.
- Вы к кому? – продолжая свою игру, спросил с порога мой отец.
Издеваться будет? Ну получай, дорогой папочка. Я развернулась и пошла прочь, не забыв пробурчать о том, что ошиблась квартирой.
- Впусти дочь! – послышался голос мамы, спустя пять секунд она явилась на порог и буквально втащила меня внутрь. – Я с ней поговорить хочу.
Ну точно не к добру! Вручив родителям купленные мною сладости, я разделась и поплелась на кухню ставить чайник. Сейчас семейное чаепитие мирно перерастет в вытягивание из Сони сплетней и работу над моей личной жизнью. Ах да, мама же наверняка знает, как лучше, ведь ей так хотелось погулять на нашей с Лешей свадьбе!
- Рассказывай давай, - подтверждая мои опасения, потребовала моя добрая мамочка. – Почему вы поссорились?
- Мы не поссорились, - фыркнула я, наблюдая, как спокойно папа потягивает чай и заправляется тортиком. – Мы просто расстались!
- Почему? – продолжала на меня напирать моя родительница.
Потому что все ждут от меня чего-то! Потому что все всё решили за меня и плевать хотели на то, что хочу я! Потому что я не могу с ним больше!
- Просто… мам, я не хочу обсуждать, ты сейчас скажешь, что я дура, но Леша, он… в общем, это не мое. Можно мне спокойно чаю попить, а? Кто вам вообще сказал?
Мама тяжело вздохнула, добавила себе немного кипятка, кинула ложку сахара в чашку и ответила:
- Ты не собираешься к нему возвращаться?
- Н-Е-Т!
- Ну слава богу! – выдал папа, отламывая кусок шоколадки. – Я уж думал, вы и правда поженитесь с этим занудой.
Я чуть чаем не облилась! Горячим, прошу заметить! Мои мамочка с папочкой, которые активно поддакивали кудахтанью Смирновской мамашки, были против моей мнимой свадьбы с Лешей?
Мама спокойно размешивала сахар, папа пил свой чай со сладкими вкусностями, а я застыла аки истукан и переводила взгляд с одного на другого. Что я упустила в этой жизни? Когда они стали такими?
- Вам не нравился мой парень? – еле выдавила я, собирая мозги в кучку и подбирая челюсть с пола.
- Мягко говоря, да, - оживилась мама. – Максим, передай мне торт, пожалуйста.
Я захлопала глазами и, еле ворочая языком, спросила:
- Но вы же мою свадьбу спланировали раньше, чем Смирнов вообще сподобился кольцо
купить!
Папа улыбнулся и ответил:
- Милая, мы такого не говорили, это все были причитания его родительницы, которой не терпелось женить сыночка! Не могли же мы попросить ее заткнуться! Просто кивали головой, вот и все.
А ведь и правда! Я пыталась прокрутить в голове те моменты, когда на нас напирали родственники, требовали скорейшего праздника и выводка маленьких детей.Воспроизводила бесконечные разговоры о «пора» и никак не могла вспомнить, что же говорили мои отец и мать… Они всегда вежливо соглашались с моей несостоявшейся свекровью, но никогда… никогда не принимали активного участия в игре «доведите Соню».
- Почему же вы тогда не сказали мне, что Леша вам не симпатичен? – аккуратно спросила я, облизывая ложку из-под варенья.
В голове не укладывалось! И почему я смотрела на вещи под таким неверным углом?
- Солнышко, - мягко сказала мама, - ты взрослая девочка, и мы не сомневались в том, что ты умеешь принимать правильные решения. Скажи мы тебе, чтоб ты его бросила, ты б только назло продолжила с ним встречаться, а так приняла взвешенное и самостоятельное решение.
- И главное, что мы вроде как ни причем, - засмеялся папа. – К тому же, мои родители тоже были против того, чтоб я на Надьке женился, а вон как вышло, столько лет вместе, и все у нас прекрасно!
Почти… Если не считать тех семи долгих месяцев, когда мои родители собирались разводиться. Мне тогда было двенадцать, но помню я каждый день, прожитый в том аду.
Мама встала, обогнула стол и подошла ко мне.
- Мы любим тебя, - прошептала она мне на ухо, обняла и поцеловала. – И просто хотим, чтобы ты была счастлива. А с кем, тебе решать самой.
- Только умоляю, найди кого-нибудь повеселее в этот раз, - закатил глаза папа. – Мне надоело смотреть футбол в одиночестве!
Я засмеялась. На душе стало так легко и хорошо! То, что казалось самым сложным и ужасно страшным, а именно, поговорить с моими родными о разрыве с женихом, оказалось вполне легким и приятным делом.
Кажется, я начинала смотреть на мир другими глазами. Во мне исчезало ожидание подвоха от других. Я уже почти верила в то, что есть те, кто не просто не желают мне зла, а более того, искренне желают мне добра!
Кокон, в котором я пряталась пятнадцать лет, начинал растворяться, мои собственные стенки - рушиться кирпичик за кирпичиком. Отгородиться - не вариант, надо бороться, и тогда обязательно найдутся те, кто тебя поддержит. Как со мной! Первым шагом моей борьбы за новую, лучшую жизнь, был разрыв с Лешкой. А мама с папой, как и в далеком детстве, наблюдавшие за моими первыми шагами, страховали в этих сперва неуклюжих потугах стать лучше.
Я уехала домой часов в одиннадцать в приподнятом настроении, с головой, полной дум о Сашиных причудах. Мне казалось теперь, что я всецело понимала - он и правда не желает мне зла. И если он шлепает меня по заднице, берет в руки флогер или, например, плетку, то лишь ради моего же собственного удовольствия, которое, кстати, всегда остается под моим контролем. Это как с теми зажимами; никогда не знаешь, чего стоит бояться, а что можно полюбить.
Единственное, что омрачало душу в тот момент, так это факт моего некрасивого ухода сегодня вечером от Саши. Это ж надо было такого наговорить! А ведь и половины правдой не считала! Да что уж там? Все неправда! И самое сложное теперь - это решить вопрос с извинениями. Вроде бы и позвонить можно, но что-то мне подсказывало, что одним простым словом я не отделаюсь – молить пощады буду либо с голой пылающей задницей, либо стоя на коленях, либо… Саша придумает что-то, я в этом уверена. Весь вопрос оставался, когда он это сделает…
Отпирая дверь, я строго пообещала себе, что сбегаю в душ и лягу спать, чтобы завтра не искать спички на работе вместо того, чтобы творить важные дела. Я спокойно позвонила маме и сообщила, что добралась до дома без приключений, разделась, не включая свет в комнате, и, мурлыкая себе под нос песенку, уединилась в ванной-комнате.
Теплая вода привела меня в чувство, смыла остатки сомнений по поводу моего отношения к Саше, добавила решительности и с уверенностью танка прошествовала на кухню, чтобы заварить на ночь успокаивающий чай с мятой.
Сказать, что я испугалась, значит не сказать ничего! Но попробуйте представить себе ситуацию: живешь одна, пришла, разделась, помылась, открываешь кухонную дверь, а там на фоне окна, подсвеченного фонарями, чей-то мрачный силуэт. Мой визг, наверное, услышали соседи из других домов! Рука судорожно шарила в поисках выключателя. В мыслях вертелась команда «бежать», но мне хотелось успеть разглядеть лицо злоумышленника, чтобы потом описать его полиции. Глупая, а?
Он схватил меня за плечо и прижал к себе. Теплый, пахнет знакомым парфюмом, в теле привычная дрожь и всплеск желания. Не я, мои гормоны узнали Мельникова первыми.
- Что ты здесь делаешь? – пропищала я.
- А ты как думаешь? – довольно строго уточнил он.
Я только вздохнула и протянула, наконец, руку к выключателю, чтобы увидеть лицо своего мужчины. Ага, как и предполагалось, злой как черт! Ну что ж, вопрос о том, когда приводить в порядок то, что я сама же и испортила, отпал сам собой. Одно радовало: раз уж Саша тут, значит, не собирается прекращать со мной никаких дел, а просто выбьет из меня эту дурь, перестанет злиться и… Или он пришел потребовать денег за разбитую машину? Ведь получается, если мы прекратим наши встречи сейчас, то я снова становлюсь ему должна…
Самое ужасное, что я успела совершенно забыть о том, что меня привело в постель к Мельникову. Мне там хорошо, так какого черта выпендриваться? Совмещать, так сказать, приятное с полезным еще никто не запрещал! Я ловила кайф, а он медленно, но верно прощал меня за свой покореженный автомобиль.
- Как ты вошел? – задала я новый вопрос, пытаясь услышать хоть какие-то знаки того, что не все потеряно.
- Ты сказала утром взять ключи в кармане, я и взял. Сделал дубликат. – Голос рассерженный, на лице маска.
- Я говорила про машину! – удивленно сказала я.
- Их я тоже брал, - кивнул Саша. – Но кто ж откажется от возможности?
- Засранец, - обессиленно пробормотала я и пошла в свою спальню.
Я слышала, что он идет следом, знала, что просто так из дома его не выставлю, знала и то, что мне вряд ли понравится то, что предстоит. Единственное, на что я отвлекалась, так это на то, как легко мне было идти в компании мужчины совершенно раздетой – я не могла этому научиться за десять лет с Лешей, а Саша всего за пару встреч убил все смущение!
Я осторожно села на краешек кровати, закинула ногу за ногу и, похлопав глазками, спросила:
- Я так понимаю, словесными извинениями я не отделаюсь?
- Ты правильно понимаешь, - все еще гневно, но уже с легкой улыбкой сказал Мельников. – Ой, как не отделаешься.
Боюсь, боюсь!
- Я все же скажу, - пробормотала я. – Пожалуйста, прости мой ПМС! Я, честное слово, не думала, что несу…
- В следующий раз подумаешь, - пожал он плечами.
Я чуть было не ляпнула, что гад он немилосердный и далее по тексту, но от очередной глупости спас незнакомый гость-полуночник, настойчиво давящий на кнопку звонка.
- Извини, - пробормотала я и, накинув халатик, поспешила заглянуть в «глазок».Чтобы узреть, как оказалось, Смирнова.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/304-36763-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Шмёлочка (11.07.2018) | Автор: Шмёлочка
Просмотров: 262 | Комментарии: 8


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 8
0
4 Korsak   (12.07.2018 22:53)
Спасибо за долгожданное продолжение!!!
Ребята чудесные!!!

0
5 Шмёлочка   (16.07.2018 14:01)
сама их люблю)

0
3 pola_gre   (12.07.2018 18:15)
Цитата Текст статьи ()
- Почему же вы тогда не сказали мне, что Леша вам не симпатичен?

Столько открытий! biggrin

Спасибо за продолжение!

0
6 Шмёлочка   (16.07.2018 14:02)
Она начинает вытаскивать голову из песка, надоело быть страусом biggrin biggrin biggrin И вокруг столько всего интересного сразу!

0
2 Valeri5035   (12.07.2018 15:10)
Спасибо за продолжение!!!

0
7 Шмёлочка   (16.07.2018 14:02)
Спасибо вам! smile

0
1 МакКайла   (12.07.2018 12:02)
Спасибо! Прочиталось на одном дыхании. Мрр, как же мне нравится эта история.

0
8 Шмёлочка   (16.07.2018 14:03)
Сама от нее отвлечься не могу. Как-то ребятки эти все из головы не выходят. Хочется добавлять, добавлять, добавлять моменты...

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями