Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1654]
Из жизни актеров [1617]
Мини-фанфики [2495]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [22]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4708]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2368]
Все люди [14942]
Отдельные персонажи [1454]
Наши переводы [14205]
Альтернатива [8959]
СЛЭШ и НЦ [8760]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4335]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей августа
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (16.08 - 15.09)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Отблеск судьбы
1840 год. Англия. Леди Элис Брендон - молодая вдова, возвратившаяся в свет после окончания траура. Она намерена воспользоваться сполна свободой, молодостью, красотой, богатством и положением в обществе. Однако коварная судьба уже зажгла костер, отблески которого не позволят сбыться планам, уведя события по совсем иному пути...

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Тайны крови
Вам нравится темный Эдвард? А если их двое? И каждый хочет Беллу только для себя? Изабелла тоже не идеальна, но она устала от ада, в котором жила и хочет счастья, такого, как у простых людей..

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Домовой
Что делать домовому, оставшемуся без дома? И так ли просто отыскать новое место в огромном и неприветливом мире?

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel

Ад для двоих
Пройдя не одну войну, вспомнишь ли ты, гордый ищейка, скольким принёс страх и смерть? Смотря сверху вниз на глубоко униженных, растоптанных и поверженных, ощущая себя идеальным воплощением своей расы, задумывался ли ты о них? Упиваясь одиночеством, женщинами и победами, заглядывал ли ты в свою истлевшую душу? Шагая по улице времени, ты опрометчиво забыл, что за всё приходится платить. Но судьба пр...



А вы знаете?

... что победителей всех конкурсов по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?




...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимый мужской персонаж Саги?
1. Эдвард
2. Эммет
3. Джейкоб
4. Джаспер
5. Карлайл
6. Сет
7. Алек
8. Аро
9. Чарли
10. Джеймс
11. Пол
12. Кайус
13. Маркус
14. Квил
15. Сэм
Всего ответов: 15720
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 95
Гостей: 83
Пользователей: 12
Maryklo, Tane4ka93, optimistkaya, mari1131981, larayakovec, solnyschko4313, gfgfgfg, Мила_милая, Zenya7717, АленчикС, valeriia-kn2017, ryj74
QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Иллюзия выбора. Глава 8

2018-9-24
18
0
Я заперла дверь за своим "хозяином" и, все еще пританцовывая, отправилась к комоду. Пора было отобрать белье «для выходных». Ага, вот вам и поворот от "я не хочу быть шлюхой" к "я хочу нравиться своему мужчине"!
Нацепив на себя один из последних купленных мною комплектов, я стала вертеться перед зеркалом. Но полюбоваться собой вдоволь не успела – гость вернулся, наверное, забыл еще что-то отобрать.
Решив, что лиловое кружево сидит на мне вполне впечатляюще, я на всякий случай кинула на тумбочку рядом со входом халат и открыла, не глядя в «глазок». Мамочка моя бабуся! Явление блудного сына народу! На пороге-то стоял не Саша, а Смирнов!
- Привет! – томно сказала я и облокотилась о дверной косяк. – Чем обязана?
Я никогда не вела себя с ним развратно, не пыталась казаться сексуальной, просто была сама собой, обрастала комплексами и жиром, а, видимо, не хватало именно этого. Если честно, строить из себя вот такую козу доставляло мне невиданное удовольствие. Любоваться собой в кружевном белье, глядеть, как смотрит на меня Мельников, как пожирает глазами - феерично! Но видеть глаза-блюдца на лице офигевшего Смирнова - бесценно!
- Что это с тобой? – Лешка жадно прошелся глазами по моему телу и схватился за сердце.
Ага, я именно об этом. В его понимании, я, наверное, упала до уровня шлюхи. Как же так, приличная девушка да так себя показывает пред мужчиной. Где свитер с горлом и юбка до пола? Может, сразу чадру надеть? Ладно, ладно, передергиваю!
- Не ожидал такую красоту увидеть? – нагло спросила я, хватая халат и прикрываясь. Нечего нервировать бедного мальчика и дальше. Того и гляди, сердце остановится, а меня его мамочка обвинит в преступлении против целомудрия.
- Ты всегда ослепительна, ты же знаешь! Меня порой очки не спасают! – И как ни в чем не бывало добавил: - Представляешь, я сейчас такого извращенца видел, выходил из парадной и сжимал в руке эти штучки, которыми плохие девочки любят баловаться. Ужас! Как можно к этому прикасаться?
Действительно, ужас! Я, оказывается, по Лешкиной классификации "плохая девочка". Что ж, вполне реально смириться с такой ролью! Хорошо, что Саша не знает моего бывшего в лицо, а то случилась бы катастрофа при их встрече на лестнице!
Лешка тем временем вошел как будто к себе домой и пихнул мне в руки букет гвоздик.
- Кого хороним? – спросила я, отталкивая цветы.
Ну сколько раз твердить, что ненавижу я этот вид растений! Ну ассоциируются они у меня разве что с кладбищем или с памятными мероприятиями по случаю Блокадных или военных дней... Я даже в зеркало могла не смотреться, чтобы понимать, как сильно искривилось мое лицо, когда мне пытались сунуть этот несчастный веник.
Смирнов, однако, сделал вид, что не заметил моего хамского жеста, а может, и правда не понял, что я откровенно вела себя по-свински. Парень опустился на одно колено.
- Сонечка, пожалуйста, выслушай меня! – забормотал он. – Уже почти неделя прошла, я так больше не могу. Мне солнце не светит без тебя, тучи закрыли небесный свет…
Я отстранилась, поняв, что минут десять еще придется слушать про ох-ох-ох и ах-ах-ах. Лет в шестнадцать мне это нравилось, потом я стала относиться к этому индифферентно, позволяя Смирнову развлекаться и воспевать себя, сейчас же… тошнит, право слово! Почему я повзрослела, а он нет? Ведь люди должны меняться, разве не так?
Леша засунул руку в карман и вытащил оттуда бархатную коробочку. О нет! Неужели он так ничего и не понял?
- Я хотел подождать до твоего дня рождения, но не могу больше терпеть! Родная, я прошу твоей руки и твоего сердца!
Я, мягко говоря, обалдела от такого поворота событий. Вроде бы ясно давала понять товарищу, что между нами все кончено! Он с первого раза не понимает?
- Ты не мужик, Леш, - отчеканила я и распахнула дверь, предлагая ему покинуть помещение, совсем забыв, что на мне один только тонкий халатик поверх белья, да и тот не запахнут. На мой голос обернулся поднимавшийся по ступенькам сосед и с улыбкой показал большой палец. Мррр... А я ведь нравлюсь мужикам! И что меня столько времени комплексы-то не отпускали?
- Не говори так! - ахнул Смирнов растерянно.
И тут на меня нашло что-то совсем невероятное. Конечно же, позже я пожалела о своей грубости, но тогда... Наверное, все еще была под впечатлением от Сашиных методов, но, как выясняется, в них не было ничего плохого!
- Был бы мужиком, - процедила я, - трахал бы как следует, чтобы удержать! Забирай свой веник!
С этими словами, я швырнула ему в лицо гвоздики и встала у двери, помахав соседу, застывшему на верхней ступеньке лестничного пролета и очумело наблюдавшему разворачивающееся перед ним действо.
- Проваливай, кому говорю! - гаркнула я и сердито свела брови.
- Что ты такое говоришь? – побледневший Смирнов, испуганно заморгал, взирая на меня из-под съехавшей с переносицы оправы очков, поднялся на ноги и отступил назад.
Я хотела ему крикнуть что-то вроде пожелания забыть дорогу ко мне, но решила, что стрессов бедному мальчику на сегодня достаточно, а я ведь надо научиться уважать носителей Y-хромосомы, чтобы снова не облажаться перед Александром.
Пять минут спустя мне позвонила Нинка и воодушевленно сказала:
- Подруга, что бы ты там ни учудила, я полностью это поддерживаю!
- Ты о чем, Нин? – устало спросила я.
- Да о том, что мне только что звонил наш общий знакомый и минут пятнадцать полоскал мозг, предлагая отвести тебя в церковь и изгнать бесов!
Я не смогла удержаться и громко захохотала. По-любому, это была победа в достижении определенного уровня раскрепощенности!
***
Понедельник – день тяжелый! Согласна с этим высказыванием на все двести процентов! Но вторник, оказывается, еще хуже. Продрать глаза и собраться на работу, зная, что снова предстоит ехать в ненавистных маршрутках и метро, так сложно! Я буквально стонала каждый день, совершая пересадку на "Гостинке" и пытаясь совладать с собой. Надо заняться машиной, надо заняться машиной... Мысль эта тюкала меня каждые пять минут, но стоило подобраться к интернету, как я принималась за поиски волшебной таблетки для похудения или суперкрема для упругости кожи, порой углубляясь в чтение о всяких сексуальных делах, пытаясь выудить информацию о том, как можно доставить удовольствие мужчине. Но самым насущным, конечно же, был вопрос моего внешнего вида! Так хотелось выглядеть для Саши красиво, но так лень было тратить на это силы и садиться на диету. А по сему, я стала изучать отзывы о различных волшебных чаях и кофейных напитках, наблюдая на экране, как знаменитости прямо-таки тают на глазах. И плевать, что фотошоп и видеомонтаж...
Среда выдалась немного попроще. Наверное, потому что Нинка позвала меня на обед и начала расспрашивать о том, что же произошло между мной и Лешей.
- Убери все острые предметы из его квартиры, умоляю тебя, - вздохнула я. – Не хочу быть ответственной за его суицид.
- Не парься ты, - улыбнулась Нинка. – Он заявился к нам в понедельник вечером совсем пьяный. Наверное, кефиру полизал... Игорь ему мозги немного почистил и пообещал сводить в клуб на выходных, так что, если хочешь спасти меня от скуки, можешь составить компанию для похода куда-нибудь на девичник. Можем даже заняться поисками твоего нового принца!
Я закусила губу. Уикенды теперь принадлежали Александру, это правило я не смела и не желала оспаривать.
- Черт, Нин, в выходные никак не могу, прости.
Мне было стыдно, если честно. В конце концов, ее парень за мной подчищает и тащит Лешку развлекаться только потому, что хочет сделать Нинке приятное и помочь ее другу. Все ж таки, мы все нежно любим Смирнова. Но что я скажу Саше?
- Если это как-то связано с тем, - прищурилась подруга, - кто трахал тебя все выходные, то ты прощена! Так и быть, потусуюсь с мальчиками самостоятельно.
- Прости, что? – поперхнулась я и стала озираться по сторонам.
На нас уже поглядывали из-за соседних столиков.
- Детка, я качественный секс за версту чую! Ты звонила мне в пятницу и дрожащим голосом просила одобрения, а сейчас, впервые за много лет, я вижу как твои руки, вопреки привычке теребить салфетку или этикетку от минералки, ровно и уверенно лежат на столе.
- Какая наблюдательность, - пробормотала я и покраснела.
Это что же, мелкие и глупые действия могут выдавать даже самые интимные подробности моей жизни?
- Не хочешь рассказать? – хитро оскалилась Веселова.
- Ну... он свое дело знает, а остальное давай потом, - вздохнула я, понимая, что не знаю, о чем тут можно говорить.
О том, как я оказалась в Сашиной постели? Нинке не понравилась бы история про шантаж. О том, что он толкал меня к краю пропасти, мечтая отшлепать или отстегать плеткой? Хм… сомневаюсь, что Веселова могла бы понять, что я там вообще делала со своими-то тараканами. Поведать, как меня утром наказали? Ну это как-то… совсем личное.
Странно, но Мельников, сам того не подозревая, создал раскол между мной и моей лучшей подругой. Впервые в жизни я не рассказываю ей так много. И впервые в жизни кто-то услышал мой секрет, не важно о чем он, раньше Нинки. Ну, хотя бы это я могла исправить. Похоже, пришло время сравнять счеты и поведать подруге о первом парне...
- Я тебе лучше вот что выложу, - хихикнула я и придвинулась поближе к столу, подводя разговор к той самой вечеринке на даче у одноклассницы и к ее брату.
- Господи, вот почему он пару лет назад с пеной у рта доказывал, что девственность не определить... - присвистнула Нинка. - Соня, он ведь даже не понял ничего за все эти десять лет и считал себя твоим первым...
Я пожала плечами и уткнулась глазами в стол. Одной тайной меньше, и как же хорошо на душе! Бояться больше нечего. Лешке могут и рассказать - теперь плевать, не могу я все время думать о его чувствах, а Саша и так в курсе.
- Сонь... - вздохнула Нинка. - Прости, я... не сразу я это заметила, в общем.
- О чем ты? - вылупилась я.
- О том, что вы друг другу не подходите. Я поняла это совсем недавно, когда было уже поздно что-либо предпринимать. Но потом он заговорил про свадьбу, и мне стало так страшно, что вы продолжите этот цирк под названием "отношения"...
Я вздрогнула, представив на минуту, как же фигово было бы, если бы, в прямом смысле этого слова, Саша не встал на моем пути и не прекратил это недоразумение, которое я выдавала за нормальную жизнь... Поверила бы я Нинке, предложи она мне расстаться с Лешей? Внял бы он ее словам? Мне казалось, что такой выпад подруги привел бы только к катастрофе в нашей дружбе...
- Вы оба мои друзья, - вдруг вздохнула Нинка. - Я не знала, как должна поступить, извини. А теперь меня и вовсе будет разрывать на два фронта.
- Знаю, - кивнула я, внезапно почувствовав угрызения совести за все те обидные слова, что мы сказали в адрес Леши. - Возможно, ему ты даже нужнее...
Нина закатила глаза.
- А как же женская солидарность, детка? - Она улыбнулась. - Ладно, проехали! Я рада, что у тебя теперь все хорошо!
- Спасибо, - пробормотала я, закусив губу, и подумала о том, как же сильно Веселова была далека от истины. Ведь Саша взял меня в рабство всего на полгода... Или, лучше сказать, он дал мне только шесть месяцев...
Четверг выдался тяжким. У меня возникло стойкое жжение между ног, которое не снималось ни ерзанием на стуле, ни попытками отвлечься. Только не подумайте, что я о чем-то нехорошем - мне всего лишь хотелось мужика! Не спасало и осознание того, что привычный способ лечения теперь был недоступен благодаря проискам Мельникова, и терпеть приходилось аж до самой пятницы.
Следующий день был и того хуже. Воображение то и дело подсовывало мне картинку с обнаженным Александром, и я от нехватки его внимания начала срываться на окружающих и огрызаться на коллег. К тому же не порадовал и тот факт, что мой мужчина написал смс с извинениями, мол, не сможет забрать. И потому попросил воспользоваться услугами такси.
Естественно, заказная машинка простояла во всех пробках, заставив меня помучиться и постенать. Плюс ко всему, не только гормоны ударили в голову, ибо мне стало снова казаться, что я маленькая шлюха, которая легла подстилкой под незнакомого мужика ради собственной свободы. И откуда снова повылезали эти мысли после той тонны удовольствия, которое я получила?
Саша впустил в свою квартиру и ретировался в кабинет, сказав, что у него важный звонок из какого-то забугорья. Что я могу ответить? Работай, мальчик, с моим появлением в твоей жизни затрат у тебя несомненно поприбавилось! Одну машину вон сколько стоит починить!
Мне даже не сказали, куда идти и где ждать, поэтому я решила воспользоваться гостеприимством и сообразить себе что-нибудь на ужин. Благо, холодильник оказался забит! Настругав овощного салатика и умыкнув кусочек рыбы, я потрапезничала и, немного подобрев, отправилась в гостиную смотреть телевизор.
Наткнувшись на спортивный канал и передачу «фитнес с Аниссой Мастерссон», я засмотрелась на то, как тетка в открытом топе скачет в компании трех танцовщиц и обещает зрителям великолепную фигуру за шесть недель.
- Вот ты где, - Появившись в гостиной, Саша отобрал у меня пульт, даже не восхитившись формой мелькавшей там женщины. – Поела, надеюсь?
Я кивнула и, взявшись за протянутую мне руку, встала, чтобы снова упасть в объятия этого мужчины. Мммм! Как он целуется! Я мгновенно растаяла, превратилась в желейную субстанцию и обмякла. У меня болело внизу живота, и я уже не могла ждать, когда же, наконец, меня наградят.
- Извини, не успел закончить с нудными, но очень важными делами до встречи с тобой, - промурлыкал он, убирая прядь моих волос, чтобы подобраться губами к шее. - Пойдем, с бизнесом я на этой неделе завязал, а вот другой работы теперь накопилось много! – доверительно сообщил Мельников и повел меня на второй этаж.
- Еще одна причина, чтобы скорей к ней приступить, - хихикнула я, готовая наброситься на него.
- Мне нравится твое настроение!
Он остановился у той жуткой комнаты с плетками и вынул из кармана ключ. О, нет! Почему мы идем сюда? Ведь я не готова! Не хочу! Не могу!
- Открой глаза и заходи, - строго приказал Александр, не желая церемониться с моими колебаниями на пороге. Я даже не осознала, что крепко зажмурилась.– Тебе никто не собирается вредить, пора бы уже в это поверить.
Может, рассказать ему? Может, он поймет? Ведь я... ведь я не подхожу для этого!
Нет, я не могу поведать это, как бы отчаянно меня не просили о доверии. Слишком личное! Делать нечего, пришлось войти на негнущихся ногах и заставить себя промолчать, когда мозг так активно орал «стоп».
- Что ты видишь? – требовательно спросил Саша, предлагая мне устроиться на какой-то странной формы скамейке.
- Как я должна на нее залезть? – хрипло поинтересовалась я, игнорируя вопрос.
- Как тебе будет удобно, пока мы просто поговорим. Итак, что ты видишь?
Я благодарно кивнула и попробовала найти комфортное положение на гладкой полированной деревяшке. Ага, как будто это так просто!
А что делать?
Выполнять команду, конечно, и отвечать на вопросы.
Огляделась, чтобы вдохновиться и выдать развернутую тираду и оду ненависти плеткам, и... не поверила своим глазам! Мне хотелось накинуться на Мельникова и расцеловать его. Ни одной жуткой штуки в поле моего зрения! Нет, ну тут были всякие прибамбасы, но не те, которыми обычно избивают.
- Приспособления всякие, - выдохнула я, чувствуя волну облегчения и понимая, что у меня даже получается расслабиться. – Я даже не представляю, куда половину из них впихивают!
- В отличии от твоих механических друзей, тут не все впихивается, - улыбнулся Саша. – Что ты чувствуешь, глядя на все это?
Странный вопрос! Но еще более непонятен стал мне мой ответ.
- Я… не знаю. Мне немного страшно. И я не уверена, что смогу здесь нормально расслабиться.
Саша кивнул.
- По крайней мере, ты понимаешь, что это надо сделать. Уже хорошо.
Откуда этот учительский тон? Зачем вообще пинать меня и заставлять в это вживаться? Ради чего? Ради того, чтобы к концу нашей полугодовой эпопеи я раскрылась перед ним, а потом потеряла все и снова бы нашла нормального мужика без плеток, отчаянно умоляя его понять, простить и отшлепать? К чему был этот цирк? Ну не хочу я, позови сюда другую! Почему я?
- Не думаю, что это для меня развлечение, - наконец призналась я. – Не понимаю всего этого. Как оно может нравится?
- Хороший вопрос, - снова это чертово одобрение. – Здесь дело в контроле и доверии.
Ах, ну да, как я могла забыть о втором?
- Ты меня контролируешь: связываешь и шлепаешь, а я вроде как доверяю, надеясь на лучшее и то, что ты меня не прикончишь во время очередной сессии?
Приятно видеть, что мои слова вызвали у него улыбку. Зато я распаниковалась, как последняя истеричка. Все равно не пойму никогда таких игрищ! Да и с доверием у меня и правда проблемы...
Саша вздохнул и подошел ко мне.
- Представь на секунду, что оказалась на оживленном перекрестке где-нибудь в центре. К примеру, Невский и Литейный. Машины не едут просто так, а подчиняются определенному закону. Что регулирует движение там?
- Светофор, - непонимающе уставилась я на него.
Мельников уложил меня на спину и слегка подтянул ноги к краю скамьи.
- Правильно, а какие у него есть сигналы? – Он расстегнул мои джинсы и стащил с меня.
- Красный, желтый, зеленый.
Вопросы для детского сада! Младшая группа! Я совсем потеряла нить его размышлений.
- А что будет, если светофор на том перекрестке сломается?
Ну хорошо, не младшая, а старшая группа! В нашем городе даже пятилетка знает, как получаются пробки.
- По идее, нужно будет пользоваться знаками, но с учетом трафика будут лишь заторы, аварии, хаос... что ты хочешь услышать?
- Именно это и хочу, - пробормотал Саша, стягивая с меня и трусики. – Теперь скажи мне, кто контролирует движение машин на этом перекрестке?
Мы переводимся в ясли?
- Светофор, - повторила я, наслаждаясь, как его умелые пальцы принялись за дело. – Главное, чтобы водители его слушались, иначе снова фигня получается.
- Вот! – Мельников был отчего-то слишком доволен моим ответом. – А проезжая на зеленый, ты доверяешь тем водителям, которые стоят на красном, и знаешь, что они не приедут тебе в бок. Верно?
Угу. Я даже почти кивнула, только вовремя вспомнила, как некоторые не проехали на зеленый! Верь после этого людям!
- Давай-ка поиграем в одну игру, - предложил Мельников, снимая с меня свитер и лифчик.
Ну вот, снова я голая, возбужденная, а он одетый!
- Какую? – тяжело дыша, спросила я.
Ну как у него так вышло? Я ж вроде как не хотела ничего делать в этой ужасной комнате, и вот они мозги - хочу, и все тут!
- Ты можешь использовать только три слова. Зеленый – в том случае, если тебе нравится направление моих действий, желтый – если ты хочешь их чуть-чуть притормозить или что-то пошло не так, что-то неприятно. И красный в том случае, если все должно прекратиться немедленно.
Ну… пожалуй, я так смогу.
- Других слов я не воспринимаю. Ты можешь сколько угодно просить остановиться или, наоборот, продолжить, но я буду реагировать только на сигналы светофора.
Я молча согласилась, понимая, что уже плыву от его прикосновений. Его ладони играли с моей грудью, пальцы катали сосок, сжимали кожу…
С губ сорвался первый стон.
- Не останавливайся, - пробормотала я, когда Саша прекратил свои действия. – Пожалуйста!
Ноль эмоций.
- Зеленый, черт возьми, - захрипела я, испугавшись снова оказаться в подвешенном состоянии. Второй раз подряд мне такая пытка не нужна.
Ласка возобновилась, умелые ладони Саши переползли на живот, его губы приблизились к моим, но он не спешил целовать.
- Зеленый, - пробормотала я, осознав, наконец, правила.
Угадала. Он довольно нежно меня поцеловал и отправился путешествовать по моему телу, спускаясь все ниже и ниже, пока, наконец, его лицо не оказалось у меня между ног. И снова ненавистная пауза!
И снова чертова стеснительность! Он не понимает, что для меня это равносильно тем колебаниям при минете? Как я могу просить об этом, не краснея. Но, черт подери, с губ сам собой сорвался визг с нужным цветом.
Что ж, запомню этот день, как тот, в котором я впервые поссорилась со своими мозгами. Аааай! Да какое там? Что я вообще смогу запомнить, когда мое напряжение нарастает и хочется только одного? Хоть Мельников и был первым, кто меня так ублажал, я знала наверняка, в мире лучше мастера не найдется! И пошли все противники этого вида ласки куда подальше! Я не собираюсь больше соглашаться с ними, что это извращение!
- Как насчет того, чтобы я разделся? – оторвался Саша, чтобы задать этот вопрос.
Я усиленно закивала, но он лишь только ухмылялся, ожидая от меня правильной команды.
- Или… - так и не дождавшись ответа, он вытащил ремень из штрипок и сложил его вдвое.
Мой разум атаковал с такой силой, что пришлось собраться с мыслями и вспомнить, что мы тут вообще делаем. Тем временем, теплая кожа осторожно коснулась моего соска, скользнула вниз к лону, задержалась там, а потом снова к груди… Я молчала, тяжело дыша и копаясь в собственной голове, пытаясь отыскать болезненные воспоминания. Странно, но сочетание этих привычных ощущений с таким диким возбуждением казалось чем-то совершенно новым. Что там писали в интернете? Центр боли рядом с центром удовольствия? Похоже было, что у меня они вообще слились воедино, и теперь я занимаюсь мазохизмом, не останавливая этот кошмар.
Саша приподнял пояс над моей кожей и легонько стеганул по набухшему соску. Эмоции снова смешались в непонятную кашу, я теряла последние крупицы разума. Удар повторился, а я снова, задыхаясь, пыталась сообразить, какой цвет выбрать. Нет, я не могу сказать «зеленый», но и «красный» называть не хочу.
- Желтый, - пискнула я, когда ремень коснулся меня в третий раз.
- Хорошо, - одобрительно кивнул Саша и отбросил свой атрибут садиста в сторону.
Он расстегнул ширинку, снял джинсы и положил руки на пояс своих боксеров.
- Зеленый, - задохнулась я от возмущения, что он так долго разоблачается и возится с презервативом.
Довольно ухмыльнувшись, Мельников все же занялся мной.
Дальше я только и орала «Зеленый, зеленый, зеленый!!!», пока не почувствовала, как мышцы ритмично сокращаются вокруг его члена.
- Вот видишь, а говорила, что не сможешь расслабиться, - сказал Саша.
- Само как-то получилось, - призналась я.
- Хорошо, - мой самец улыбнулся и помог мне сесть. – Суть игры ты поняла верно, теперь скажи мне, кто контролирует все, когда дело касается игр со всеми этими штучками? – Он обвел рукой комнату.
Ну что опять за вопросы? Детский сад, ясельная группа! Я уж было начала возмущаться, как вдруг поняла суть. О, святые яйца! Светофор! Все контролирует светофор!
- Я?
В награду за правильный ответ получила поцелуй.
- Умница, - сказал Саша. – Теперь смотри, в обычной ситуации "зеленый" так часто не используется. Я, вроде как, доверяю тебе, что ты вовремя воспользуешься двумя другими словами. Однако, если что-то тебе сильно нравится, то нет причин не сказать. "Красный" и "желтый" разрешено говорить в любой ситуации. Даже если тебе было приказано не издавать ни звука. Поняла?
- Ага! – улыбнулась я, понимая, как резко меняется мое отношение к игре.
- Отлично, - Мельников потер руки и сел рядом на стул, пересадив меня к себе на колени.
Его пальцы нежно перебирали мои волосы, дыхание приятно щекотало шею, тепло его тела придавало уверенность пред лицом страха.
- С этой минуты нет больше слова «стоп», с этой минуты ты - светофор.
- Ладно, - я кивнула и положила голову ему на плечо. – А что тогда с этого получаешь ты? Если контроль и доверие мои? Я думала, что первый пункт нужен мужчине.
Саша коснулся губами моего носа и тихо ответил:
- Иллюзию контроля.
Наверное, мне еще предстоит углубиться в эти тонкости. Мало я понимала в принципах его игр, хотя и узнавала их с каждым разом все больше.
- К тому же, доверие здесь обоюдный фактор. – Саша потянул меня за волосы вниз и дотронулся губами до шеи, прокладывая дорожку к ключице. – Я должен быть уверен в том, что ты вовремя меня остановишь, если что-то станет неприятно, а ты должна понимать, что если сказала «красный», значит, я прекращаю свои действия без колебаний.
Это не сложно. Наверное. Думаю. Возможно, я смогу попробовать что-то простенькое… Может, мне даже понравится…
- И еще кое-что, - Саша поставил меня на ноги и протянул ключик на мохнатом брелке с сердечком. – Я даю его тебе, чтобы ты могла выполнить мою команду ждать здесь. Эта комната с завтрашнего дня имеет для тебя несколько правил. Первое – никакой одежды. – Он подождал, пока я кивну. – Второе, - его рука убрала мою невольно прикрывающую грудь ладонь, - никакого стеснения. Третье – ты меня ждешь в уже знакомой тебе позе вон на той подушке, если не сказано иного.
Я повернулась посмотреть на указанное место и продолжила слушать.
- И Четвертое, - произнес Саша. – В этих четырех стенах ты будешь обращаться ко мне «мой Господин».
"Оу, фак!" - Я чуть было не выругалась вслух на американский манер! А вот с этим будут проблемы, я уверена! Включится мой дух противоречия, желание к сопротивлению, и огребу я по полной программе только потому, что не смогу произнести этого вслух…
- Тебе все ясно? – спросил Мельников.
- Да, - сказала я.
Он прищурился и посмотрел на меня с укором.
- Да, мой Господин, - как-то легко поправилась я.
Фуууф. Боялась, что будет сложнее, а оказалось вполне сносно. Ну а что мне не порадовать его, а?
- Молодец, - Саша накрыл мой рот требовательным поцелуем и повернул лицом к двери. – А теперь иди спать.
Не хватало только шлепка по заднице! Ну прям вписывался он сюда по всем законам жанра!
- Ай, - взвизгнула я, поняв, что мои мысли только что материализовались, и поспешила скорей в душ.
В этот раз Саша оказался куда более милосердным, и разбудил меня в начале десятого. Он даже великодушно принес мне чашечку кофе прямо в постель и поставил ее на тумбочку у изголовья кровати. Я задумалась. Вот вроде жест одинаковый, а как-то все равно у Леши это было проявлением прислуживания, у Саши – заботы.
Я потянулась, зевнула и улыбнулась. Села, облокотившись о спинку кровати, и поправила подушку, чтобы удобнее было пить кофе. Мельников прищурился и неодобрительно на меня уставился. Ну что опять не так?
- Я не понял, почему ты одета? – сухо сказал он. – Разве тебе не было сказано, что в этой кровати не позволено иметь на себе тряпье?
Вот тебе на! Во-первых, я думала, что он шутит! Во-вторых… совершенно забыла о том, что должна теперь вопреки многолетней привычке спать голая. И в-третьих, я пыталась понять, почему расстроилась больше от того, что разочаровала этого мужчину, нежели от того, что он снова пытается во мне что-то сломать?
- Я… забыла, - пискнула я, не придумав ничего лучше, чем избавиться от пижамки в тот же момент.
- Не думай, что избежишь наказания, - подмигнул Мельников и отошел к двери. – Спускайся на завтрак, у меня на тебя большие планы.
Планы, говоришь? Ох, мои гормончики вступили в неравную схватку со страхами. Кто победит в этой нелегкой борьбе? Как так получилось, что моя мирная и комфортная жизнь кончилась, и я пошла по лезвию бритвы, рискуя провалиться в пропасть к старому синьору Ужасу? И почему вполне законный в таком случае адреналин приносит мне столько удовлетворения и кайфа? Где объяснения моим эмоциям? Где мотивы моих желаний? И вообще, почему я задаю так много вопросов?
Спустившись, я получила порцию пшеничных хлопьев, залитых молоком, и чашку изумительного китайского зеленого чая. Небось привез прямиком с плантации, заставив какого-нибудь раба прямо на глазах собирать отборные листочки с отборных деревьев!
- Ну не злись, пожалуйста, - захныкала я, когда поняла, что дело пахнет керосином. Молчаливый и задумчивый Мельников чреват очередным издевательством в постели. Не то, чтобы я была против, в свете последних событий, но…
- С чего ты взяла, что я злюсь?
- Ты всегда смотришь на это кольцо, когда злишься, - пробормотала я, выдав собственное наблюдение.
- Я не злюсь, - раздраженно ответил мне он и отставил чашку, оторвавшись-таки от предмета своих созерцаний.
На столе завибрировал его мобильник.
- Слушаю, - резким и непривычным тоном ответил Мельников, подняв кверху указательный палец и призывая меня подождать, что бы я там не придумала.
Я наблюдала за ним. Разговаривая по телефону о своих делах, он выглядел совершенно иначе. Взгляд жесткий, движения уверенные, мышцы напряжены, словно у хищника. Даже голос другой, более властный, сухой, не терпящий возражений. И при всем при том, Мельников не терял своей сексуальности!
- Назначьте мне встречу на понедельник и отпишитесь на почту, - наконец сказал он и отключился, мгновенно снова вернувшись к тому прежнему Саше, которым был до звонка.
Интересно, каков он на самом деле?
- Можно я задам тебе вопрос? – Собравшись с мыслями, я решила вернуться к своим баранам, пока не стало слишком поздно.
- Конечно, - ответил он, собирая со стола посуду и пристраивая ее в посудомоечной машине.
Соберись, Акимова, не бойся, он терпеливый и спокойный, вряд ли ты выведешь его своими глупыми приставаниями из себя.
- Я не понимаю, - пробормотала я, - почему должна говорить «зеленый» на все эти пошлепывания. То есть, фишка с контролем мне теперь видится совсем иначе, но кто в своем уме добровольно на этой пойдет? Разрешит калечить, даже зная, что контролирует.
- Это все или еще что-то? – уточнил Мельников, смахнув со стола крошки и задвинув стулья.
В одночасье навел идеальный порядок, но как-то все равно не так, как Лешка. Кухня по-прежнему живая, кран слегка повернут, на мойке видны брызги воды, да и полотенце висит не симметрично. А губка для мытья посуды и вовсе в пене!
- Еще, - призналась я, - только обещай, что не разозлишься?
- Разозлюсь, если будешь постоянно это говорить, - нахмурился Саша. – Выкладывай.
Хих, я глупо улыбнулась и выдала:
- Не понимаю, зачем ты меня дрессируешь. Ну то есть, - я поправилась, увидев, как брови Мельникова поползли вверх, - ты мог бы привести в свою игровую комнату кого-то поопытней и не заморачиваться с моими тараканами. К тому же, я так понимаю, не каждому нравится этим заниматься. И… дело вовсе не в той аварии, в которой мы познакомились. Не может быть. Должно быть что-то еще. Тебе, по сути, наплевать на багажник с бампером!
Саша ухмыльнулся и взял меня за руку. Отвел в гостиную и посадил на диван.
- Я не привык сорить деньгами, девочка, как бы много их не имел. Ты должна мне, и я предложил самый удобный способ это вернуть. Мы оба от этого что-то выигрываем, разве нет?
Я проглотила тот факт, что меня снова назвали шлюхой, и попыталась вернуться к реальности.
- Ты хочешь забыть ту девицу, - кивнула я на кольцо. – И снова, почему я?
Мельников сжал кулак и сделал несколько глубоких вдохов. Ой-ей! Уже вывела из себя? Быстро я, однако!
- Послушай, если бы я не видел в тебе склонности к подчинению, то не начал бы всю эту эпопею. Ты этого хочешь, просто еще не понимаешь.
- Я хочу?
Моему возмущению не было предела! Да что ж ты все поставил-то с ног на голову? Притащил меня в свою обитель разврата и теперь пытается посвятить в почетные члены клуба!
Саша достал коробку из стенного шкафа и протянул мне.
- Не говори, что тебя все устраивало, пожалуйста, иначе бы ты не купила это.
Спасибо, что не выкинул мои вибраторы. Так и хотелось съязвить. Черт подери, ну что с ними не так?
- Я просто хотела нормального секса, - чуть не плача ответила я. – Это понятие никак не включает связывание и причинение боли! Зачем?
- А что включает? – рассвирепел Саша и начал тереть виски. – Миссионерскую позу два раза в неделю в одно и то же время под одеялом без света?
Аррр! Ну причем тут это?
- Саш, я просто не понимаю, что приятного в этих забавах. Плетки призваны причинять боль, причем тут секс?
- Дай руку, - немного успокоившись, сказал он.
Я послушалась, протянула ладонь. Мельников задрал мой рукав и осторожно, едва касаясь, провел пальцем по внутренней стороне локтя. Такое нежное прикосновение, что аж мурашки побежали по коже. Я забыла обо всем и замурлыкала. Тогда Саша повторил движение, но, на этот раз, чуть сильнее надавил на кожу. Эмоции совсем другие, но тоже приятно… В третий раз он сделал это с еще большей интенсивностью, оставив на коже след. Но снова приятно… в четвертый раз уже стало больно, и я отдернула руку.
- Чувствуешь разницу? – спросил меня Саша. – Движение одно, а вот характеристики у него разные. Так же и тут, похлопывания призваны разогреть кожу, сделать тебя более чувственной, а не заставить орать от боли. Это должно быть приятно!
- Но как ты можешь знать, какую силу применить? – удивилась я, заморгав глазами.
- А как ты можешь знать, когда проезжать перекресток? – уточнил Саша. – Ты
ориентируешься на светофор.
Чувствовала себя маленькой девочкой на уроке ОБЖ. Светофоры, переходы, проезды перекрестков. Что за автошкола тут такая?
- Пойдем, - Саша потащил меня наверх в пресловутую игровую комнату.
Он открыл дверь, впустил меня первой и выжидающе уставился. Ах, да, никакой одежды, говорилось мне. Что ж, этот вопрос решаемый и, по-моему, уже не такой сложный, как раньше. Нагло бросив в Мельникова свои джинсы с остальными предметами гардероба, я прошествовала к предложенной мне вчера подушке и плюхнулась на колени с широкой улыбкой.
И главное, паразит, только что я была в совершенно противоположном настроении, и вот вам, хочется сделать мужику приятное, пусть даже если это противоречит моим бывшим убеждениям. Глупым, надо сказать, убеждениям! И ведь прав, засранец, меня тогда нифига не устраивало, а теперь даже и вспоминать про друзей на батарейках не хочу. Все равно они не дадут мне того, что может дать Саша…
Сбросив на пол мою одежду, Мельников, ухмыляясь, подошел ко мне и приказал расстегнуть его штаны. С задачей я справилась на твердую «четверочку» – руки немного дрожали. Да и то скорей от возбуждения. Как бы я ни боялась того, что может случится в этой комнате, воспоминания о том, что уже было, придавали сил в противодействии собственному страху. Я постоянно напоминала себе про светофор, который, благодаря объяснениям Саши, стал для меня символом безопасности и спокойствия.
- Запомни еще одно правило для этой комнаты, - приказным тоном оповестил мой мужчина. – Говорить ты можешь только тогда, когда это позволено. Исключение, как я уже отмечал раньше, составляют сигналы светофора. Их можно называть свободно, не боясь наказания.
Наказания? Я чуть было не превратилась в колючий шарик, съежившись на подушке, которая была под моими коленями, но… на наказания же тоже распространяется красный свет? Так? Если пойдет что-то не так, он ведь послушается моего слова? Да и потом в прошлое воскресенье наказание было вполне… приятным.
- Ты поняла меня? – Саша дотронулся до моего подбородка и заставил на себя посмотреть.
- Да.
Расстроенный вздох, прищур его глаз, и я, испугавшись, исправилась:
- Да, Господин.
Мммм… какая красивая улыбка! Она сдержанная, едва касается его губ, но делает Мельникова чертовски привлекательным. Кажется, я начинаю, вопреки Нинкиному совету, привязываться к человеку, который меня… ну вы поняли, использует.
- Поднимайся на ноги и вставай вот тут. - Саша показал на пару столбиков, с которых свисало несколько кожаных браслетов. Как я понимаю, для фиксации рук и ног. – А теперь напомни мне, - спросил он, - какие слова ты должна говорить свободно?
- Красный, желтый, зеленый, - дрожащим голосом выдала я, дергая своими пристегнутыми руками. Самое удивительное, что запястья могли свободно выскользнуть из браслетов. Может, стоит сказать Мельникову, что он плохо затянул? Нет, он не хочет, чтобы я говорила, но и оплошность допустить явно не мог… Я нахмурилась, посмотрела на него с немым вопросом в глазах.
- Вероятно, ты хочешь узнать, почему они так слабо держат? - поймав мои мысли, спросил Мельников.
Я кивнула, решив, что этого мне не запрещали.
- Потому что так тебе проще будет мне доверять, - сказал Саша. – Мне же, я уже говорил, хватит и иллюзии того, что они есть. Пока. В следующий раз я затяну их получше.
Мое лицо расплылось в блаженной улыбке, я закусила губу, чтобы не рассыпаться в благодарностях там, где они были совсем неуместны. Мельников знал мое тело и душу лучше меня самой или кого-то другого, очень близкого. А это при условии, что мы знакомы намного меньше месяца! Что же будет, когда он изучит меня? Сколько времени ему потребуется? Полгода? После этого меня выкинут, как что-то с истекшим сроком эксплуатации?
- Я хочу наказать тебя за то, что ты ослушалась моих приказов, - Мельников прищурился и внимательно посмотрел мне в глаза.
Уж не знаю, что он искал, но паника пока не началась.
- Ответь мне, ты согласна с тем, что нарушила мое правило и заслуживаешь расплаты?
Я? Конечно, я облажалась, но неужто так сложно простить? Ага, интуиция подсказывала, что скажи я это, и мы закончим день, когда перепробуем на мне все плетки, а это, с Сашиной манерой подготавливать меня морально, случится только к концу следующего года!
Мельников тем временем обводил комнату глазам, явно что-то выискивая.
- Жду ответа! – параллельно требовал он.
- Да, Господин. – Единственный логичный для меня метод выживания – не перечить мужику, который на тебя зол.
- Что ж, - Он подошел к ящику и вытащил оттуда старый добрый флогер, чуть было не заставив меня бежать без оглядки. – Пока я разогреваю твое тело, разрешаю выбрать метод наказания. Первый – я трахаю тебя в рот, но учти это будет намного сложнее, чем в тот раз. Второй – я тебя отшлепаю. Третий – то же, что и в то воскресенье, но только терпеть придется сутки.
Я застыла, пытаясь вспомнить как дышать. Ну почему, почему, зная, что ничего плохого со мной не случится, что Саша никогда не перейдет черту, что все это делается лишь для моего удовольствия, я продолжаю так бояться этой штуки? Уверена, им даже сделать больно невозможно, слишком мягкая кожа!
Он провел по моей спине этой штуковиной вверх, собирая позвонки в единую линию и заставляя меня невольно выпрямиться, спустился по ребрам на правом боку, вызвав чуть ли не приступ одышки. Уверена, я стояла бледная как моль! В глазах начали скапливаться слезы.
- Я не слышу заветных слов, - глядя на мою разваливающуюся тушку, прошептал Саша и добавил мягко: - Красный?
Остановился.
Я открыла было рот, чтобы сказать пресловутый цвет, как вдруг поняла, что остановка позволила мне успокоиться. Меня перестало колотить, да и кровь вернулась к мозгам. Видимо, в ней было слишком много адреналина, потому что неожиданно для себя я прошептала совсем иной цвет: «Зеленый!».
Сашу это тоже, надо сказать, удивило. Ухмыльнувшись, он вернулся к использованию кожаной штуки и первый раз меня хлестанул. Это было… не больно. И даже оказалось совсем не страшно. Приятно, наверное. Хотя я не могла сказать наверняка.
- Зеленый, - повторила я, почувствовал заминку, и получила второй удар.
Вроде бы звук громкий, знакомый, страшный, но черт возьми, то, что приносит этот шлепок никогда в жизни нельзя назвать болью, а вкупе с диким сексуальным возбуждением получается и вовсе какая-то ерунда. Я не чувствовала привычного невыносимого жжения от удара, не сжималась, как в прежние годы, не пыталась стать маленькой и незаметной, я старалась распробовать то, что мне предлагали, и абстрагироваться от того, что уже знала. Мои плечи расправились, насколько это было возможно, спина выпрямилась, и я подставила под ненавистную раньше плетку свою грудь.
Саша продолжал обхаживать мое воспламенившееся тело, внимательно наблюдая за реакцией моих мышц. Удары флогера становились чуть сильнее, разогретая кожа чувствовала их чуть лучше, но действия Мельникова ни разу не вышли за грани моих новых возможностей.
- В следующий раз попробуем добавить зажимы, - пробормотал Саша, оттягивая мои соски и заставляя меня чуть податься вперед. – Тебе понравится, обещаю.
Не уверена, что расслышала все верно. Уж не до того было, поверьте. Все, о чем я могла в тот момент думать, так это о том, как желание в виде тягучей и вязкой субстанции растекается по венам, опаляя кожу и уничтожая все вокруг. Существовала я и существовал Саша. И ничего больше не волновало в тот дикий и совершенно неуправляемый момент.
Мельников стеганул своей игрушкой по внутренней поверхности моих бедер, потом еще и еще раз, заставляя понять, что то возбуждение, которые уже уничтожало меня, далеко не предел. Казалось, он сам выбрал один из трех способов, и это было то, что я никогда не захочу снова получить. Терпеть невыносимо, откладывать оргазм не вариант, пусть даже ради наказания.
Апофеозом стал его удар по самому причинному месту, заставивший меня взорваться и громко закричать не своим голосом.
- Да, девочка, ты готова, - улыбнулся Саша и разоблачился.
Черт, черт, черт! Как можно спокойно смотреть на его тело? На сильные изгибы, на контуры мышц, на чертовски красивый пресс. Сукин сын, до чего довел меня! Уверена, если посмотреть на пол, то там уже появилась мокрая лужа!
- У тебя было время подумать, - сообщил Саша, отстегивая мои руки и обрабатывая запястья смягчающим кремом. Как масло на раскаленную сковородку, чесслово! – Если ты выбрала вариант с «потерпеть», то можешь пока выйти из комнаты, если хочешь меня обслужить, то вернись на свое место и встань на колени, а если хочешь, чтобы тебя отшлепали, то, будь добра, подойди к дивану.
Я остолбенела. Мельников что, думал, будто мне делать больше нечего, кроме как выбирать себе наказание, пока мои гормоны устраивают кострища из остатков мозга? Очень любопытно, да еще и, ах черт, как же хочется, чтобы меня трахнули! Прости меня, совесть, за эти слова!
- Я жду! – напирал Мельников, пока я только и думала, как справиться с этим настойчивым ощущением внизу живота.
Я закусила губу и попыталась собрать остатки разума, чтобы мыслить рационально. Ага! Сейчас! Бушующее в крови нечто явно не хотело, чтобы что-то умное включалось в этот внутренний спор. Но как же сложно, черт подери!
Тогда я попыталась понять, а что же хочется моему телу, кроме как получить пресловутое удовольствие. Остаться без самого главного? Явно не вариант, так что выход из комнаты даже рассматривать не стала. Обслужить? Хм… ну даже если учесть, что Саша обещал усложнить задачу, я была знакома с процедурой и вполне была уверена в том, что с этим будет проще всего. Предложение получить по заднице я поначалу даже рассматривать не хотела, но кожа так и горела от прикосновений флогера, требуя, чтобы госпожу Акимову немедленно окунули в бассейн со льдом. И что самое удивительное, несмотря на прежний страх, мне вдруг стало интересно, а что же принесет этот вид развлечения.
Сама того не заметив, я, преодолевая ужас, направилась к дивану на негнущихся ногах.
***
Мельников сидел, перекинув меня через собственное колено, и сжимал рукой мои ягодицы. Ну, Акимова, ты попала! Нужно было соглашаться на что-то менее стрессовое, девочка!
- Сколько раз? – спросил Саша.
Это тоже я решаю? Уф, сложный вопрос, дорогой! А сколько я вытерплю? А сколько тебе хочется? А сколько вообще положено? Три или сто три? Каков порядок?
- Я спросил, сколько раз? Еще раз замнешься, и умножу твою цифру на пять!
- Семь, господин, - выдала я в ответ, подумав, что семерка – это как раз не мало, но и не много.
Мельников хмыкнул и приказал мне считать вслух. Думаю, не стоит говорить, как дрожало мое тело, как сильно хотелось встать и уйти, как ужасно было это ожидание, и как страшно оказалось получить первый удар.
- Один! – чуть не задохнувшись от взбунтовавшегося желания, пробормотала я.
Второй шлепок пришелся на противоположную ягодицу, заставив меня ненадолго застыть и сжаться. Третий разбудил желание стать незаметной. Четвертый… В глазах потемнело, и я поняла, что оказалась полнейшей дурой, раз согласилась на это. На пятом нахлынули воспоминания, и я истошно заорала: «Красный».
Саша среагировал мгновенно, посадив меня к себе на колени, прижимая и успокаивая.
Не было больше моего господина, желавшего связать и отстегать, был совершенно другой человек, готовый окружить заботой и стать тем самым плечом, на которое можно опереться в трудную минуту.
-Ты в порядке? – спросил он, убирая волосы с моего лица и целуя.
-Вроде да, выдохнула я и закрыла глаза, понимая, что мечтала о существовании красного сигнала светофора с двенадцати лет.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/304-36763-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Шмёлочка (09.04.2018) | Автор: Шмёлочка
Просмотров: 317 | Комментарии: 3


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 3
0
3 pola_gre   (10.04.2018 23:34)
Надо было выбирать - один biggrin

Спасибо за продолжение!

0
2 Valeri5035   (10.04.2018 17:19)
Спасибо за продолжение!

0
1 Lana4858   (10.04.2018 16:29)
Я так понимаю, что у Сони было очень грустное детство с избиваниями. Вряд ли она сможет до такой степени расслабиться, чтобы испытывать восторг от шлепков. Хорошо иметь светофор с красным цветом.
Надеемся на скорое продолжение.

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]