Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1602]
Мини-фанфики [2380]
Кроссовер [679]
Конкурсные работы [8]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4580]
Продолжение по Сумеречной саге [1253]
Стихи [2333]
Все люди [14592]
Отдельные персонажи [1447]
Наши переводы [13949]
Альтернатива [8915]
СЛЭШ и НЦ [8413]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4035]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

love-raging
Горячие новости

Акция со значками

Топ новостей июня
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 июня

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Mortem Sacerdos
У Джека ночью в незнакомой безлюдной местности глохнет машина. Телефон разряжен. Его внимание привлекают огни с другой стороны леса. Ведомый инстинктами, он идёт на свет. Что он найдёт там: спасение или погибель?

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Клуб Критиков открывает свои двери!
Самый сварливый и вредный коллектив сайта заскучал в своем тесном кружке и жаждет свежей крови!

Нам необходимы увлекающиеся фанфикшеном пользователи, которые не стесняются авторов не только похвалить, но и, когда это нужно, поругать – в максимальном количестве!

И это не шутки! Если мы не получим желаемое до полуночи, то начнем убивать авторов, т.е. заложников!

Белая лебедь
Древний Рим. Последние годы правления Гая Юлия Цезаря. Сестре богатого влиятельного римского сенатора Эдварда Антония Каллона понадобилась новая личная рабыня взамен погибшей.

Неотвратимость
Я был опасен для Беллы, я знал это всегда, а сейчас удостоверился в правильности своих мыслей. Я бы оставил её навсегда, чтобы уберечь от такого монстра в человеческом обличии, но не мог нарушить клятву. Тогда я уже принял это, как потом оказалось, неверное решение, которое едва не привело к её и моей гибели. Хотя бы эту ошибку я постараюсь не повторять.

Три глотка свободы
Это были самые счастливые и вместе с тем самые сложные дни в моей жизни. Всего три дня в августе шестьдесят девятого года. Три глотка свободы, которых мне хватило на всю жизнь…

The Girl Under The Bed
Белла Свон остаётся без дома в одну из самых суровых зим в Сиэтле. Когда надежда покидает её, и положение вещей становится ужасным - появляется таинственный незнакомец, переворачивая её жизнь с ног на голову. Всё изменится навсегда.



А вы знаете?

... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Образ какого персонажа книги наиболее полно воспроизвели актеры в фильме "Сумерки"?
1. Эдвард
2. Элис
3. Белла
4. Джейкоб
5. Карлайл
6. Эммет
7. Джаспер
8. Розали
9. Чарли
10. Эсме
11. Виктория
12. Джеймс
13. Анджела
14. Джессика
15. Эрик
Всего ответов: 13462
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Sound & Video
Elite Translators ~ РедКоллегия
Write-up ~ PR campaign
Delivery ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Игра. Глава 40. Преходящее счастье

2017-7-22
18
0
Арнав

Я тряхнул кистями рук, затекшими от работы на ноутбуке, сбрасывая физическое напряжение. День подходил к концу, рекламная акция прошла «на ура», хоть и не без мелких помарок. Но все они были устранены до «выхода в свет», поэтому разбор полетов, который я устроил Вишалу и ответственным за мероприятие, ограничился выговором – на первый раз. Уже после рекламной акции я чуть не потерял сознание за рабочим столом, вспомнив о том, что не принял таблетки от диабета, только когда головокружение достигло пика, и я начал медленно оседать на стул. Хорошо, что мои указания были выполнены, и шоколад, как и таблетки, находились на положенном месте – только протяни руку. Спустя полчаса я более-менее пришел в норму, и смог закончить просмотр документов, не терпящих отлагательств.

Я глотнул кофе и открыл ежедневник, просматривая планы на завтра. Н-да… все-таки не умеет Вишал распределять объем работы - день получался загруженным под завязку. Переговоры, контракты, деловые предложения, рассмотрение заявок, встречи. С самого утра до позднего вечера. Я встал, потянувшись, и подошел к окну. Открывшаяся панорама успокаивала взгляд своей серо-черной безликостью, разбавленной тонувшими в тумане огнями вечернего города. Слабость все еще давала о себе знать, накатывая редкими волнами, усугубляя усталость от нервного напряжения последних часов. Честно говоря, больше всего хотелось приехать домой, поужинать, принять долгую ванну и завалиться с Кхуши в постель, включив какой-нибудь из старых английских фильмов. Я прикрыл глаза, поглощенный представшей моим глазам картиной уюта, позволяя себе окунуться в созданный воображением образ предстоявшего вечера. Нет, увы. Я обещал Кхуши сводить ее на колесо обозрения. Она и так целыми днями сидит дома, что с ее деятельной натурой просто противопоказано. Надо спросить ее еще раз насчет провожатого для экскурсий по Лондону. С той девушкой – как ее зовут – их отношения, похоже, разладились. А жаль. Я видел, как светились от радости ее глаза от предстоявшей встречи. Может быть, сделать заказ в экскурсионном бюро? Я знал, что предоставляли подобные vip-услуги, подбирая сопровождающего по заявке клиента.

Нажал на клавишу телефона, вызвал секретаря. – Эльза, принесите воды. И найдите мне координаты парочки лучших фирм, оказывающих услуги по организации экскурсий. – отдал приказ, когда девушка вошла. Кофе никак не мог опуститься в желудок, остывшей бурдой плескаясь где-то на уровне пищевода. Я скривился, явно чувствуя каменный ком пищи, отказывавшейся перевариваться. Желудок, привыкший к домашней пище, не желал переваривать доставляемую из ближайшего ресторана хоть и относительно качественную, но тяжелую и непривычную пищу. При этом непонятным образом он посылал голодные сигналы мозгу. Мои мечты об ужине раскрасились яркими картинками любимых и знакомых с детства кушаний.

- Хотя, Кхуши, наверное, сегодня не будет готовить. – остудил я разыгравшееся воображение. Я же пригласил ее в ресторан после посещения колеса обозрения. Досадно. Сегодня я явно был не в лучшей форме для прогулок с женой, но мне не хотелось ее расстраивать в очередной раз откладываемой прогулкой. Поэтому я, решительно покопавшись в аптечке, выбрал подходящее лекарство, и запил водой еще одну таблетку, искренне надеясь на растворение залегшего на дно желудка обеда.

Убрав документы, с которыми только что работал, в сейф, я вызвал шофера и отправился домой, несмотря ни на что, предвкушая очередной полный света вечер с любимой девушкой.

Кхуши

Я в задумчивости вошла в дом и, не задерживаясь в каминной, прошла на кухню. Мне надо было подумать, а лучше всего выстраивать в какое-то подобие порядка мысли мне удавалось в процессе готовки. К тому же я собиралась наконец-то вернуться к обязанностям жены и приготовить Арнаву полноценный домашний ужин и обед на завтра. Распахнула дверь кладовой и вскинула брови, удивленно рассматривая ломившиеся от продуктов полки. Основная часть полок была забита консервными банками с самым различным содержимым. Из них мне понадобилось только пара банок с кокосовым молоком. Морковь, тыква, кабачок, помидоры, чеснок, лук, маш, чечевица, рис, мука, масло – руки автоматически набирали нужный набор продуктов, который я складывала в стоявшую у входа для этих целей корзину. Пристроив сверху большой пучок свежего кориандра, я с трудом подхватила тяжелую ношу, радуясь, что путь до кухни составлял всего несколько шагов.

Разгрузив корзину, я проверила наличие всех необходимых продуктов для задуманных мною дхала, кичари, тыквенного карри с кабачком и морковного пудинга. Тыквенный карри хорошо переживет ночь и замечательно подойдет для обеденного перекуса Арнава, ну а морковного пудинга, который хранится совершенно без проблем около недели, я планировала приготовить на два дня. Убедившись, что ничего не забыла, я, наконец, приступила к готовке, привычными движениями нарезая овощи для тушения, и сосредоточилась на предложении Тери. Оно отпечаталось в памяти дословно, и я прокручивала его снова и снова. «Счастье, я просмотрела, нет, внимательно изучила проделанную тобой работу. Я в восторге. И у меня к тебе деловое предложение. Официальное. Я предлагаю тебе работу, с заключением контракта. Ты оформляешь полностью каталог этой коллекции, и, если тебя заинтересует, я готова предложить тебе для оформления следующую коллекцию». А после этого она назвала сумму вознаграждения, услышав которую, я потеряла дар речи. Деньги были большими, для меня – просто огромными. Правда, была незначительная проблема с самим оформлением каталога. Описание, которое я составляла, было на хинди. Тери попросила сделать перевод на английский, правда, уточнив, что это не проблема, и если у меня не получится, с переводом справится нанятый специалист.

Но была и ложка дегтя в этой бочке меда. Я не могла рассказать Арнаву о контракте. Вернее, могла, но не называя ее имени. Как пояснила мне Тери, надежный деловой партнер, с которым она сотрудничала много лет, категорически отсоветовал ей заключать контракт с «АР-дизайн», посетовав на неблагонадежность ее владельца. На мои яростные заверения в абсолютной честности в делах Арнава Сингх Райзады, Тери ответила понимающей улыбкой, которая, правда, пропала, когда я на эмоциях рассказала ей, что работала у Арнава в корпорации. Конечно, я не затрагивала наши личные моменты и причины, по которым он меня нанял. Но я же не глухая и не слепая. Несмотря на жесткость в делах, все его партнеры отзывались о нем с пиететом, особый упор делая на его маниакальной честности и порядочности. Задумавшись, Тери пообещала проверить информацию об «АР-дизайн» по другим каналам.

Я радостно улыбнулась, вспомнив об этом. Возможно, Тери поменяет мнение и Арнав обрадуется, если ему удастся заключить контракт с тем самым дизайнером, с которым он хотел работать. Но тут же нахмурилась, вспомнив условие Тери – не рассказывать Арнаву о ее предложении мне. И, хоть она и убеждала меня в том, что моя работа никак не может навредить Арнаву, но я понимала, что это условие разбивало все мои надежды на эту работу.

Хотела ли я закончить каталог и продолжить работу в этой сфере? Вопрос даже не стоял. Я не просто хотела, я жаждала этого всем своим существом. В ней соединялось все, что я хотела от деятельности – полное погружение в мир фантазий - то, что в обычной жизни частенько вызывало непонимание и раздражение окружающих меня людей, то, за что меня называли Лунатичкой, сумасшедшей. Изысканность творений, которой наслаждался мой начинающий становление, почувствовавший тягу к настоящей красоте вкус. Работа мозга, вытаскивающего из глубин подсознания эпитеты, метафоры, аллегории и просто редко используемые мной в обычной жизни слова. Это сочетание просто завораживало меня. И если бы я занялась этой работой всерьез, я бы обязательно сделала перевод с хинди на английский сама, обложившись всеми видами словарей, я бы постаралась создать такие же изящные и невесомые словесные конструкции на чужом языке, попутно овладевая им. Но – Арнав. Арнав был важнее…
…Я отказала Тери. С грустью, всей глубины которой она, возможно, даже не увидела. Хотя ее глаза и светились искренним сочувствием и каким-то глубинным пониманием, когда она просила меня подумать еще раз. Через день Тери покидала Лондон и пригласила меня приезжать к ней в гости во Флоренцию. Ее модный дом находился традиционно для Италии в Милане, но сама она проживала именно в этом городе. Тери оставила все координаты мне, пообещав ждать моего решения в течение двух недель, после чего будет вынуждена передать мою работу другому человеку, так как начнут подходить сроки выхода коллекции в свет.

Я знала, что не соглашусь на таких условиях. Я не могу подставить Арнава, что вполне возможно, учитывая мою неопытность, даже полнейшее профанство в деловом мире.

Ожесточенно вмешивая в упарившуюся морковно-молочную смесь орешки, изюм и специи для гаджреллы, я ощущала, как к глазам подступают слезы. Слишком много эмоций для одного дня, вызванных подаренной надеждой и осознанием ее неисполнимости.

- Ну и ладно! – зло бормотнула я, смахивая непрошенных гостей с глаз. Я пыталась найти что-то, чем подбодрить себя, скорее по привычке, чем действительно надеясь увидеть положительные моменты в сложившейся ситуации.

Настроение стремительно падало, и, когда я закончила готовку спустя почти два с половиной часа после отъезда Тери, грусть полностью овладела мною. Я с тоской подумала о том, что Арнав сегодня приглашал меня на колесо обозрения и в ресторан. Мне совершенно не хотелось никуда идти. С большим бы удовольствием я бы провела вечер в каминной, уткнувшись носом в его плечо, растворяя в привычной пляске огня и теплоте его объятий свое разочарование и грусть по несбывшемуся, невозможному, потерянному. Я присела около стола, положив голову на руки. Прикрыла глаза, вспоминая время, проведенное за работой, когда я собирала из слов-бусинок красивые ожерелья.

Арнав

Издергавшись в очередной пробке, я наконец-то съехал с трассы, осторожно управляя автомобилем в подступавшей черноте ночи, смягчаемой белесым стелющимся туманом. Как привычна стала эта картина за недолгий срок пребывания в Англии. Впрочем, я быстро адаптировался к перемене мест, вот только Шантиван всегда оставался до недавнего времени единственным местом, который я мог назвать своим домом. Сейчас же, провожаемый тусклым в тумане, желтым светом фонарей подъездной дорожки, я чувствовал, что приближаюсь не просто к месту проживания, а к дому – к ней, чье место обитания делало им обычное строение. Нетерпение прорывалось само, сказываясь в нервном нажатии на кнопку пульта гаражных ворот, на чуть более сильном, чем обычно, хлопке дверцы автомобиля, на торопливости, с которой я подхватил букет роз с заднего сиденья автомобиля. Увидеть, прикоснуться, вдохнуть ее запах.
Войдя в дом, я не поверил своему обонянию. Целый сонм наивкуснейших ароматов любимых блюд вел меня к своему источнику – кухне. Желудок выдал приветственную трель, радуясь предстоящей трапезе. Кхуши сидела на барном табурете, сложив руки на столе и уронив на них голову. Спала? Я медленно подошел к ней и слегка коснулся розой ее щеки. Она вздрогнула, вскидывая голову, поднимая ко мне заспанные глаза. – Арнав?

Я положил букет перед ней, придвигая ногой такой же табурет и устраиваясь рядом. Наклонился, с удовольствием вдыхая пробивавшийся сквозь яркий запах специй нежный аромат прохлады, сроднившийся с моей женой, коснулся губами щеки. Еще раз. И еще раз, каждый раз задерживая поцелуй дольше и дольше, пока она сама не перехватила мои губы, даря нежный и теплый, влажный и томительный, такой долгожданный поцелуй. Тепло ее губ проникало в самое сердце, унося тяжесть рабочего дня и растворяя физическую усталость. Оставив легкий поцелуй на виске, я привлек ее к себе, устраивая в своих руках. Легкое молчание, невесомое, воздушное. Ее окончательное пробуждение и мое впитывание домашнего уюта. Спокойное биение сердца. Увы, наше недолгое единение прервал мой разбушевавшийся желудок, из-за чего Кхуши чуть не подскочила на месте.

– Арнав, вы же голодны! - выскользнула из моих объятий, заметалась по кухне, ловко сервируя еду на поднос. Я засмотрелся на ее движения, непроизвольно улыбаясь.

- Кхуши, не суетись. Мы же собирались с тобой в ресторан. Зачем ты наготовила столько еды? – спросил я, обводя рукой заставленный кастрюлями и разномастными блюдами стол.
Кхуши притормозила, и подняла на меня виноватый взгляд. Замешкалась, явно желая что-то сказать.

- Что? – подтолкнул я ее к откровенности.

- Арнав, давайте никуда сегодня не пойдем. Пожалуйста. – озвучила она мое скрываемое желание. Я обрадовался, но не мог не поддразнить уже покрасневшую девушку.

- Ну вот… - я скорчил разочарованную гримасу. – А я так готовился… - и рассмеялся, не выдержав и нескольких секунд сменявшихся чередой яркости эмоций на ее лице – растерянности, сожаления, неловкости, грусти, вины…

- Кхуши, Кхуши, relax… поспешил успокоить жену, пока она окончательно не заблудилась в расстроенных чувствах. – Это именно то, о чем я хотел тебя попросить. – И я озвучил свои желания на сегодняшний вечер, которые, судя по проявлявшейся все отчетливее улыбке, совпадали с ее. Она радостно хлопнула в ладоши, и помчалась наверх, на ходу крикнув, что включит воду, чтобы ванна наполнялась, пока я наполняю свой желудок.

Мы с желудком не возражали против такого расклада, поэтому я, не дожидаясь, пока она вернется, с удовольствием налил в тарелку дхал, дегустируя чудесный суп с чечевицей, и посматривая жадными глазами на блюдо с кичари.

Кхуши

Я так обрадовалась, что Арнав решил никуда не идти сегодня, что совсем позабыла о произошедшем днем событии, торопясь наполнить поистине необъятную ванну водой. Перебирая баночки и бутылочки, выбирая подходящий аромат пены, я задумалась о совпадении наших желаний – побыть дома, вдвоем. Улыбнулась, чувствуя, как надежда на наше совместное будущее с Арнавом превращается в уверенность, что так и будет. Что все будет хорошо. Ловя такое мимолетное ощущение чистой радости, наслаждаясь ее присутствием уже сегодня, сейчас, в эти самые минуты…

Снова сделав свой выбор в пользу древесного аромата, с едва уловимыми нотками корицы, я щедро насыпала морскую соль в ванну. Приготовила свежие полотенце и халат. Замялась, гадая, придется ли по вкусу Арнаву пришедшая в голову идея, но в итоге все-таки решила осуществить ее. В шкафчике на полках находилось все необходимое для моей задумки, и я минут пять расставляла десятки свечей по бортикам ванны. Странно, раньше понятие уюта никогда не ассоциировалось у меня с огнем. Но пребывание в прохладном климате Англии внесло свои коррективы. Тепло и комфорт, которые дарил огонь зажженного камина, стали непременным спутником этого ощущения. Осмотрев полученный результат, я осталась довольна и, положив спички рядом с последней свечей, поспешила вниз – подавать явно голодному мужу ужин. Обернулась, охватывая взглядом всю картину подготовленного романтика, ловя себя на кольнувшем сердце, остром, почти болезненном, ощущении счастья…

Арнав

Когда Кхуши вернулась на кухню, я уже поставил на газ чайник, и накладывал себе морковный пудинг. Она удивленно смотрела на наполовину опустошенные тарелки, приоткрыв ротик. – Арнав? Вы уже поели?

Хм. Интересное заявление, если учесть, что она отсутствовала минут пятнадцать.

- Кхуши, ты же знаешь, я ем быстро. Где ты была так долго? – Я закончил возню с пудингом и обнял ее за талию, привлекая к себе. – Все было очень вкусно, спасибо. – прошептал в прикрывающие ушко волосы, проведя по ним щекой. Шелковистое скольжение покалывало, будоражило. Пальчики ее рук медленно гладили мои плечи, она уютно устроилась, положив голову мне грудь.

- Я включила воду, чтобы набрать ванну. – Ее ответ донесся тихим шепотом. Чайник свистнул, напоминая о себе, и я легонько отстранил от себя жену. – Заваришь чай? Она кивнула, не отводя от меня наполненного теплотой взгляда, и я не выдержал, снова привлекая ее к себе, нетерпеливо склоняясь к ее губам. Стараясь не сделать поцелуй излишне требовательным, я пытался контролировать желание, прикасаясь лишь слегка, лаская губы щекочущими прикосновениями – губами, кончиком языка. Кхуши отвечала, предугадывая мои желания, так же невесомо, томно, мягко. Вот только вместо того, чтобы насытить или хотя бы приглушить физический голод, эти нежные, умопомрачительные движения только разжигали кровь, возбуждая все больше и больше, так, что хотелось взять ее сейчас, здесь, жадно, без остатка.
С трудом взял себя в руки, отрываясь от губ, легкими поцелуями покрывая ее лицо. Дыхание успокаивалось. Почему я остановился? Ответ был прост – я не желал каждый раз превращать наши занятия любовью во вспыхивающий пожар, требующий погасить его быстро, резко. Да, иногда это дарит ярчайшие ощущения. Но мне хотелось подарить нам обоим медленное наслаждение, долгое. Хотелось научить этому свою нетерпеливую жену, показать ей, что заниматься любовью можно иначе, доставляя друг другу море удовольствия, более мягкого, более тягучего, длящегося. Я же был тороплив. Всегда. Почти всегда. Но опьянение от ее тела, запаха, от ее таких же, как и мои - зеркальных, рваных, жадных ласк, смывало мое терпение, и я просто вел нас обоих к финалу, лишь краткими вспышками запоминая удовольствие от прикосновений к ней, от мягкости и нежности кожи, упругости податливого тела… Но не сегодня.
Не доверяя своему голосу, я кивнул вопросительно взглянувшей на меня жене на чайник.
Привычно уютный вечер с неспешными разговорами за горячей масалой с вкусным десертом. Я приоткрыл окно, впуская в дом звуки вечернего леса с хорошо различимым шелестом разбивающегося о листву частого мелкого дождя. Сочетание врывающегося в дом прохладного влажного воздуха с горячим, исходящим от камина, создавало дрожащую, видимую глазу, пелену. Полностью раствориться в комфорте вечера не давала Кхуши, каждые пять минут бегая в комнату проверять количество воды в ванне. Увещевания не помогали, и я просто лениво позволял себе не думать ни о чем в ее отсутствие. Время бежало, летело незаметно, безостановочно сплетая секунды в минуты, а те – в часы. Так что когда моя жена, сбегав очередной раз в ванную проверить, наполнилась ли она, все-таки пришла к выводу, что «воды для вас достаточно», часы показывали начало десятого. Я хмыкнул – для вас? И, увидев, что она собралась заняться хозяйственными делами, решил не тратить время на убеждение, что с посудой прекрасно справится в том числе и для этого нанятая домработница, просто подхватил ее на руки, игнорируя возмущенные возгласы, и спустил на пол только в ванной комнате. Кхуши шутливо ударила кулачками по моей груди. – Арнав, вы не дали мне прибрать кухню! Вы же… - и осеклась, пытаясь поймать спускаемое с ее плеч моими руками платье. Я перехватил ее руки, заводя их ей за спину, вынуждая сделать шаг ко мне, вставая так близко, что тела соприкасались.

- Кхуши, мы принимаем ванну, да? Вместе. Или ты приготовила эту красоту для меня одного? – я взглядом показал на расставленные по бортикам ванны свечи. Это был так мило, непривычно мило. Она по привычке покраснела и выдохнула – Хорошо.

Кхуши

Я почему-то растерялась, когда Арнав начал раздевать меня в ванной. Казалось бы, я должна была привыкнуть к нему, оставив смущение далеко в прошлом. Но до того момента, как его руки касались моего тела, заставляя отключаться разум, я всегда стеснялась своей наготы. Видимо, отголоски девичьего прошлого. Я даже перед Паяль стеснялась раздеваться с тех самых пор, как тело начало формироваться из девчоночьего в женское. Но ведь пора привыкать, так? Арнав ведь мой… муж? Громкий хлопающий стук забытого открытым окна заставил меня вздрогнуть, испугавшись. Я не сразу и поняла – что это.

- Relax… - Арнав был само спокойствие. – Я схожу закрою окно. А ты пока приступай… - улыбнулся, недвусмысленно кивнув на свечи. Он ушел, и я в спешке начала зажигать свечи, чувствуя неизвестно откуда взявшуюся неуверенность в своей затее. Так же торопливо стянула платье и вошла в ванну, пожалев, что не выбрала в качестве добавки пену. Морская соль, растворившись в воде, дарила приятный аромат, но совершенно не замутняла остававшуюся прозрачной воду. То ли дело островки пушистой, щекочущей тело пены, покрывающие всю поверхность мини-бассейна. Я покачала головой, сокрушаясь о своей несообразительности.
Арнав вернулся, поставив на пол большой поднос с невидимым мне из ванны содержимым, и остановился у бортика, раздеваясь и совершенно откровенно разглядывая меня. Вот же! Я нырнула в воду с головой, стараясь смыть свое напряжение и никак не желавшее проходить смущение. Ох, это приятное чувство прикосновения воды к коже головы, дарящее мгновенную свежесть и заряд бодрости. Я замерла на несколько секунда, чувствуя, как всплывают волосы, распределяясь по поверхности воды. Я вынырнула, когда воздух в легких начал заканчиваться. Привстала, собираясь устроиться поудобнее на скрытой водой ступеньке. Влажные волосы пристали к лицу, облепили тело. Собирая их в единую массу, я подняла взгляд на Арнава. Улыбнулась, заметив, как он замер на месте, снимая рубашку. Скользнула взглядом по открывшейся груди, любуясь напряженными мышцами, вспоминая, как приятно ощущать их под рукой. Спустила взгляд ниже, чувствуя, как мгновенно пересохло во рту от открывшегося зрелища. Внизу живота наливалось ставшее таким привычным, но от этого не менее обжигающим желание. Взгляд Арнава стал еще откровеннее, а охватившее его возбуждение можно было заметить невооруженным взглядом.

- Иди ко мне. – я изумилась и тому, какие слова я произнесла, и почти приказному тону, и своему низкому голосу, почти не узнав его. Почти испугалась, ожидая его реакции, почти… но, судя по его загоревшемуся взгляду, и торопливым, резким движениям рук, сдирающим с себя остатки одежды, мое поведение его совсем не обескуражило, скорее наоборот. Я приподнялась ему навстречу, спеша почувствовать на себе его руки, губы, тело…

Жадные руки, сжимающие грудь, спускающиеся на бедра… сводящий с ума ритм его языка, хозяйничающего в моем рту… я сама, сама горела, задыхаясь от желания… сама откинула голову назад, подставляя под поцелуи, под сладкие покусывания свою шею… сама впивалась ногтями в его спину, расчерчивая ее бороздами страсти… сама торопила наше слияние, закидывая ноги ему на бедра, когда он почти грубо прижал меня к стенке ванны, резко входя в меня.

- Когда он успел выключить свет? – последняя мелькнувшая мысль, растворившаяся вместе с осознанием реальности.

…Танцующие на воде блики зажжённых свеч разгоняли темноту, позволяя ей поглощать лишь стены комнаты, раздвигая пространство до бесконечности. Пляшущие язычки огня мерцали, видимые даже через закрытые веки, вторя вспышкам удовольствия от каждого движения любимого, подстегивая ощущения, делая удовольствие почти непереносимым. Я слышала стоны, хриплые выдохи, с трудом осознавая, что это я… мы… наше. Подчинялась каждому движению Арнава, подаваясь навстречу одновременно с ним. Ритм нарастал, свивая все тело в тугой ком… быстрее, чаще, грубее… так, как просят тела. Зажмурилась еще сильнее, вжимаясь в мужа всем телом, впиваясь в его губы поцелуем-укусом, когда он последним глубоким и резким ударом бедер довел нас до оргазма, наполняя каждую клеточку тела восхитительным чувством высвобождения, наслаждения, парения…

Арнав

Я медленно водил губами по ее шее, чуть касаясь языком чувствительной мочки уха, вдыхая ее аромат, наполняясь им, ею. Удовольствие за гранью мыслимого владело мною целиком и полностью. Не сдержался, да. Какой мужчина сдержится от такого откровенного женского призыва? Кхуши, Кхуши… Что же ты делаешь со мной?

Я осторожно вышел из нее, подхватывая расслабленное тело, и с любимой на руках опустился на ступеньку. Устроил ее удобнее, откинулся сам на бортик ванны, глубоко вдыхая исходивший от воды древесный аромат, в котором нежными нотками плыл запах роз. Розы! Ассоциативная цепочка всплыла в моей голове – розы – шоколад – вино. Я вспомнил о принесенном вине.

- Кхуши… - я легонько потормошил расслабленно водящую по воде руками девушку.

- Что? – она подняла откинутую на мое плечо голову и чуть повернулась, чтобы видеть мое лицо.

- Пустишь меня? – я улыбнулся мимолетно скользнувшей недовольной гримаске на ее лице. – Я налью нам вина. – Пояснил причину своего ухода. И, предваряя готовый сорваться с губ жены вопрос, одновременно любуясь сложившимися домиком бровками на ее лице, добавил. – Оно безалкогольное.

Недоумение на ее лице проступило явственнее, но она подалась вперед, позволяя мне подняться и выйти из ванны.

Поднос ожидаемо находился там, где я его оставил. Я составил с него на бортик ванны два бокала, бутылку сухого красного вина, шоколад и небольшую вазочку с тремя розами, которые я достал из привезенного букета, с трудом разобрав сложную конструкцию из проволочек. Хмыкнул сам с собой. Романтик был из меня никудышный, но уж сообразить про вино и розы я смог. Необычайно гордый собой, тем, что внес лепту в создание мягкой и романтичной атмосферы, я забрался в ванну, возвращая жену к себе на колени.

Легкий хлопок озвучил открытие бутылки, и я аккуратно разлил вино по бокалам. Кхуши, на удивление молча улыбаясь, открывала шоколад. Мою сладкоежку ждал сюрприз, так как шоколад был горьким.

- Кхуши. – я передал ей бокал. Она все также недоверчиво приняла его.

– Арнав, а вы уверены, что вино безалкогольное? И как это?

Я понял, что она вложила в свой вопрос, но отложил ответ на потом, просто кивнув. Чуть коснулся бокалом о бокал, отчего они издали тонкий звон, и произнес краткий, но полный смысла тост – За нас!

Кхуши эхом повторила, помедлив лишь секунду. – За нас.

Мы одновременно пригубили вино. Терпкий, пряный вкус высококачественного напитка щекотал нёбо, и я глотнул еще немного, ожидая отзыва Кхуши о его вкусе.

- Вкусно. Но необычно. Кисленько. – она тоже пригубила еще немного и покрутила бокал, сквозь него глядя на огонь ближайшей свечи. Рубиновый цвет вина сиял в ее пламени. – Как вино может быть безалкогольным, Арнав? – спросила она, снова откинувшись на меня.

Прежде чем ответить на ее вопрос, я отодвинул прилипшую к ее щеке прядь волос. Ее губы сложились в легкую полуулыбку, и она прикрыла глаза, делая еще один глоток вина.

- Я не буду вдаваться в процесс изготовления вина, Кхуши, но что касается безалкогольной его версии, то его делают по такой же технологии, а потом просто выпаривают из него винный спирт. Существуют разные способы. Что касается этого конкретно вина – сделал я еще глоток – то тут использована бережная перегонка и высокотехнологичная фильтрация. – Я чувствовал, что углубляюсь в неизвестные ей дебри, и поспешил закруглиться. – В целом, на качестве этого вина процесс практически не сказывается, хотя и удаляется большая часть его букета. Зато его можно употреблять при диабете. – Добавил я весомый аргумент и потянулся за шоколадом. Прихватил два квадратика, один из них поднеся к губам жены. Она приоткрыла рот, забирая лакомство, коснулась моих пальцев губами. Такие мягкие, прохладные, манящие… Relax! Да что же это такое-то. Кхуши что-то говорила, кажется, про завтрашний обед, а я сосредоточился на том, чтобы пригасить снова просыпавшееся желание. Не прошло и получаса, как мы нежимся в воде, попивая безалкогольное вино, после сумасшедшей близости, а я опять… Полный решимости не уступить самому себе… полный желания воплотить в жизнь свой план… я закрыл глаза, мысленно выстраивая перед глазами схему деятельности филиала. Помогло, напряжение отступило, не исчезая полностью, подспудно тлея в глубине тела, ожидая разрешения снова вспыхнуть ярким пламенем желания.

Кхуши

Я лукаво улыбнулась, впрочем, тут же постаравшись согнать улыбку с лица, оставляя ее только в своих глазах. Я видела-чувствовала, что происходит с Арнавом, предугадывала реакцию его тела, неосознанно провоцируя его сама. Мне мало, мало его. И это не пугало, не смущало, даже не удивляло меня. Было так естественно – любить друг друга, выражать свои чувства не словами – телами, действиями, заботой. Неуверенность отношений оставалась, пока оставалась неизвестной причина нашего брака и его уснувшей – я это осознавала – ненависти ко мне. Но я верила в нас, верила в Арнава. Надеялась, что создаваемая нами семья сможет справиться в любыми трудностями. Если только я не ошибаюсь в Арнаве… я мотнула головой, пытаясь выгнать из нее отозвавшуюся холодом в сердце последнюю мысль. Нет. Он же не играет со мной. Нет.
Вскинула голову, надеясь поймать его взгляд, растворить в нем льдинку сомнения, но он откинул голову назад, а позвать его мне что-то помешало. Да что со мной такое? Тело покрылось крупными мурашками и меня затрясло, внезапно и сильно. В глазах потемнело, сильный страх охватил сознание в один удар сердца. Не думая о своих действиях, я вскочила и быстро вышла из ванны. Схватила один халат из стопки, накинула на себя, туго затянула пояс и ушла в комнату. В ушах стоял гул, и я ничего не слышала. Мысли смешались, и я, удерживаясь в реальности остатками самообладания, уцепилась за одну из них – чай. Мне нужен чай. Сбежала по ступенькам, едва контролируя свое тело, все еще трясущееся в ознобе, поскользнулась. Устояла на ногах, вцепившись в поручни лестницы. Пыталась сделать вдох, но воздух не входил в легкие. Согнулась, прижимая руку к животу. Страх врывался в меня ледяным порывом, и я как издалека услышала свой стон. По щекам текли слезы от захлестнувшей безысходности. И тут все прекратилось, крепкие теплые руки оторвали меня от пола, одновременно приподнимая, разворачивая, и прижимая к горячему телу. Сильно-сильно. Я все еще ничего не слышала, но паническая атака отступала, не успев овладеть мной полностью. Сердце прекратило свои попытки вырваться из груди – я сумела вдохнуть воздух. Глоток, еще один, я вдыхала жадно, и не могла надышаться.

- Кхуши… Кхуши! Что с тобой? – ворвался в мое сознание голос Арнава, полный тревоги, но несущий успокоение.

- Я… я не знаю, Арнав. – выдохнула я одними губами. Сжала зубы, вдохнула и повторила попытку – Не знаю.

Он или услышал или догадался, но подхватил меня на руки, и понес в каминную. Подбросив дров в почти догоревший камин, он ушел на кухню, предварительно убедившись, что я спокойно лежу на диване. Еще через десять минут я уже пила обжигающий чай из его рук. Зубы стучали о кружку, но каждый глоток напитка на основе имбиря и меда придавал мне крупицу энергии и, когда закончилась чай, я уже почти полностью пришла в себя.

- Я в порядке. – ответила на не озвученный Арнавом, но плещущийся в его озабоченных глазах, вопрос. Похоже, не убедила его, потому что он кивнул своим мыслям, и снова поднял меня на руки, теперь уже относя в спальню, проигнорировав мой лепет о том, что я могу идти сама. Когда он положил меня в кровать и отстранился, я остановила его, вцепившись в руку. – Не уходи. – мой голос звучал более жалобно, чем мне хотелось бы, но мне не было до этого дела. Сейчас он был мне необходим, как воздух. Казалось, что я могу дышать только в его присутствии, в его руках.

- Не уйду, Кхуши. Только погашу свечи и камин и вернусь. – Он ласково погладил меня по волосам, и плотнее закутал в одеяло.

Я лежала, молча отсчитывая секунды, не давая никаким мыслям обосноваться в моей голове. Он действительно вернулся быстро и улегся рядом, подтягивая меня ближе в свои объятия. Я только успела почувствовать невесомый поцелуй в висок и, вцепившись в его руку двумя руками, провалилась в сон.

Источник
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Кейт (18.02.2017) | Автор: Арип Пира
Просмотров: 204 | Комментарии: 3


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 3
0
3 Alin@   (26.02.2017 13:05)
Очень хорошо провели вечер, за исключением плохого самочувствия. Уже как несколько дней ее организм чувствует себя неважно. Все чувствуется беспокойство.

0
2 Dunysha   (19.02.2017 09:09)
И что это за приступ? Перегрелась в ванной?

0
1 NJUSHECHKA   (18.02.2017 23:22)
Спасибо!!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]