Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1630]
Мини-фанфики [2574]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4842]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2393]
Все люди [15142]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14347]
Альтернатива [9026]
СЛЭШ и НЦ [8976]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4353]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей сентября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за сентябрь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Город, где живут воспоминания
Только отпустив прошлое, получаешь счастливое настоящее…

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Реверс
…Леа вспомнила плавно летящие хлопья в мягком свете фонарей. Когда это было? Меньше суток назад. А кажется, что в другой жизни. В той жизни у Леа была работа, дом и любимый муж. Но вот ее ли это была жизнь?..

Кровные узы
Едва перевалил полдень, когда я затормозил у своего дома и выскочил как безумный. На первый взгляд все выглядело обычным: входная дверь не сломана, стекла не разбиты, крови нигде не видно.
- Белла! – заорал я, волнуясь за ее жизнь. Она что, все еще спит? Или ей настолько плохо? Или Джейкоб похитил ее и убил?
Новая 8 глава от 13 октября.

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Каллены и незнакомка, или цена жизн
Эта история о девушке, которая находится на краю жизни, и о Калленах, которые мечтают о детях. Романтика. Мини. Закончен.



А вы знаете?

...что теперь вам не обязательно самостоятельно подавать заявку на рекламу, вы можете доверить это нашему Рекламному агенству в ЭТОМ разделе.





... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Фанфики каких фандомов вас интересуют больше всего?
1. Сумеречная сага
2. Гарри поттер
3. Другие
4. Дневники вампира
5. Голодные игры
6. Академия вампиров
7. Сверхъестественное
8. Игра престолов
9. Гостья
Всего ответов: 558
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Мини-фанфики

Игра

2019-10-21
21
0
Название: Игра

Категория: Перевод. Другие фандомы.
Оригинальное название: The Game
Заявка: 170. Я думал, что это просто дружба, пока не начал ревновать. (с) Брэд Питт
Фандом: Обмани меня / Lie to me
Бета: -
Жанр: Драма, романтика
Рейтинг: R
Пейринг: Кэл Лайтман/Джилиан Фостер
Саммари: Кэл уверен, Фостер просто заблуждается. Он сможет ее завоевать.




1. Ты водишь!

- Опять, Кэл! Серьезно?
Джилиан Фостер бросила синюю папку на стол Кэла Лайтмана. Он сидел в кресле, закинув ноги на этот самый стол и аккуратно сложив руки на коленях.
- Ах, ты чертова плутовка, - Кэл отразил ее убийственный взгляд. – Ты снова залезла в мой сейф.
- По крайней мере, мог бы использовать другую папку, - всплеснула она руками.
- По крайней мере, могла бы не совать нос в мой сейф.
- Ты так и не сменил пароль.

Кэл склонил голову на бок и поджал губы.
- Верно подмечено, доктор.

На мгновение она пристально уставилась на него, изучая, затем нахмурилась:
- Не переводи стрелки, Кэл Лайтман. Я очень зла на тебя.

Он кивнул и одним махом опустил ноги на пол. Хлопнул ладонями по коленям и встал.
- Дорогая, я это прекрасно вижу, но мне совсем не жаль.
- Жаль? – Глубоко вздохнув, Джилиан скрестила руки на груди. – Кэл, здесь не отделаешься простыми извинениями. Как давно ты копаешь под него?
- А как давно ты встречаешься с ним? – спросил он, обходя стол.

Одна из бровей Джилиан взметнулась вверх.
- Три месяца.
Кэл кивнул, выпятив губы.
- Точно. Тогда примерно три месяца.
- Три месяца… - повторила Джилиан, запустив руки в волосы. Стараясь совладать с раздражением, она скользнула руками на шею, разминая напряженные мышцы. Кэл держался на расстоянии. Стоял смирно, слегка кивая головой, словно одобряя увиденное.

- Знаешь, Фостер, - начал Лайтман, нарушая молчание, - он тебе не подходит. Слишком писклявый.
- Писклявый. В этом причина?
- Да, - согласился Кэл. – И от него дурно пахнет.
- Дурно пахнет.
- А еще этот халявщик привык только брать и ничего не давать взамен. Тот еще паразит.
- Халявщик и паразит.

Кэл развел руками, делая шаг в ее сторону.
- Знаешь, психолог из тебя так себе, судя по тому, как ты ведешь диалог.
Джилиан шагнула навстречу, впиваясь в него взглядом.
- А ты не думал, что это потому, что я изо всех сил сдерживаю себя, чтобы не оторвать тебе голову.
- Ууу! – Кэл отпрянул, покачнувшись на пятках. Однако лицо его просияло. – Видишь? Вот здесь? Эта страсть, этот пыл, которых ты будешь лишена с этим неудачником.
- Лишена?
- Ага, - Кэл улыбнулся. – Он никогда не узнает настоящую Фостер. Да, он даже завтрак тебе правильно заказать не может.
Джилиан закипала, напряжение росло.
- Ты следил за нами во время завтрака?
- Он не знает ни какие ты любишь цветы, ни какую пиццу ешь. – Фостер нахмурилась. – Он даже не может дверь перед тобой открыть. – Смутившись, она отвела взгляд. – А ведь мы все знаем, как ты любишь эти мелочи, а, Джил?
- Да, пошел ты, Кэл, - в ее глазах блеснули слезы.
- Что?
- Отстань!
- Детка, знаешь, что тебе сейчас нужно?
Она не пошевелилась.
- Обнимашки и потрахушки, - Кэл оглядел ее с головы до ног и пожал плечами. – Ты так напряжена.

Стиснув зубы, она угрожающе посмотрела на него потемневшими от гнева глазами. Покраснев, Кэл резко вдохнул и быстро добавил:
- Я имею в виду, что же он будет делать, когда наконец раскроет все твои тайные фетиши, а, Фостер? Сбежит, сверкая пятками. Как только ты достанешь кляп и веревку.

Движение было настолько быстрым, что он не успел среагировать. Хук справа идеально достиг своей цели. Кэл пошатнулся назад, едва устояв на ногах. Джилиан потрясла рукой.
- Черт! – потерев костяшки, она оглядела дрожащую кисть.
Кэл бросил на нее осторожный взгляд и улыбнулся.
- Я ожидал пощечину.
- Сюрприз, - она вскинула брови.

Вздохнув, он снова приблизился к ней, пошевелил челюстью из стороны в сторону, пытаясь восстановить чувствительность.
- Так, значит с кляпом промашка вышла? – Он стоял прямо перед ней, достаточно близко, чтобы чувствовать ее дыхание на своей коже. – Кожаные ботфорты? Кнут?

В этот раз он был готов и перехватил ее раскрытую ладонь. Она замахнулась другой рукой, и снова он поймал ее за запястье. Джилиан глубоко вздохнула, на мгновение прикрыв глаза, и он, воспользовавшись моментом, навалился на нее, оттеснив к ближайшей стене.
- Что, милая, задел за живое?
- И что же заставило тебя так думать?
- Ты дрожишь. Температура тела повышена. Румянец на щеках, губы припухли.

Она нервно улыбнулась, стиснув зубы.
- Отпусти меня, Кэл.
- А ты не ударишь меня?
- А ты не будешь больше вторгаться в мою личную жизнь?
- Не могу обещать.
- Что ж, тогда велика вероятность, что я все-таки могу тебя ударить.

Он изучил ее лицо, заглянул в глаза.
- Лишь вероятность, да?
Она утвердительно кивнула.
- Тогда, видимо, - начал он, - я все же рискну.

Он наклонился, прижимаясь к ней всем телом. Его губы быстро нашли ее, пробуя на вкус. Она была сладкой и манящей. Как сахарный леденец. Он не мог не задуматься, чем таким она сейчас полакомилась, что ее губы и язык приобрели этот невероятный привкус.

Она попыталась отстраниться, но поняла, что зажата между стеной и его губами, а запястья все еще в плену его рук. Она покрутила кистями, пытаясь высвободиться из захвата, но ничего не вышло. Он лишь сильнее сжал ее в своих объятиях.

Прервав поцелуй, Кэл отстранился, лицо у него было раскрасневшееся, зрачки возбужденные. Он ничего не сказал, лишь посмотрел на нее, подмечая ярость в небольшой складке на лбу, смущение, отразившееся в ее чертах.

- Закончил? – спросила она, скрытый гнев просочился в ее тон. И снова потянула запястья.

Резко выдохнув, Кэл расслабился, лицо снова стало нечитаемым. Он прошелся взглядом по ее телу.
- Ну, - начал он, силясь собраться: мысли блуждали, голодные руки задержались у разгоряченной кожи ее поясницы. – Да, закончил.
- Тогда можешь отпустить меня?
Он склонил голову.
- А ты не ударишь меня?
- Ударю, - кивнула она, говоря голосом, лишенным эмоций. – Определенно.

Кэл помедлил, взвешивая возможности.
- Ладно, - он аккуратно выпустил ее руки и быстро шагнул назад.
Он ожидал, что в него тут же полетят кулаки, ожидал потоки ярости, но Джилиан Фостер лишь выпрямилась и поправила юбку.
Не глядя на него, она подошла к столу и взяла синюю папку.
- Ты и правда говнюк, Кэл Лайтман, - она шагнула в его сторону. Он насмешливо сделал еще один шаг назад.
- Доктор Лайтман, - поправил он ее. – И да, я знаю. Мне уже говорили.
Вздохнув, она ткнула пальцем в папку.
- Ты как мальчишка в песочнице со своим безумным увлечением, не отдающий себе отчета в том, что он делает.
- Но ты все еще здесь, а?

Она проигнорировала его слова.
- Ты прячешься за своей работой, за «именем на вывеске», как ты любезно на него ссылаешься. Ты надменно размахиваешь им перед всеми, потому что боишься подпустить кого-то близко. Ты слишком боишься признать, что тебе нужна помощь, что, возможно, кто-то из нас может справиться лучше тебя. И ты так увлечен своей игрой, что совершенно не видишь целой картины.
- Какой же?

Она выпрямилась, расправив плечи, совсем по-докторовски.
- Что тебя здесь все уважают, хотят у тебя учиться. Что все хотят быть здесь.

Он сделал небольшой шажок в ее сторону.
- И ты тоже?
Она переступила с ноги на ногу.
- Мы все хотим быть здесь. Иначе кто-нибудь ушел бы еще много лет назад.
- Мальчишка в песочнице, значит. – Он не спеша оглядел ее. – С безумным увлечением.
- Именно. На самом деле, это даже печально. Ты в таком очевидном восторге от этой игры, что забыл элементарную истину.
- Какую?
- Тебе нужно было просто спросить.
- Спросить?
- Легко и просто.

Размышляя над ее словами, Кэл задумчиво облизал губы и, ощутив на них ее вкус, снова улыбнулся.
- Ты это о папке?

Вздохнув, она обошла его и направилась к двери.
- Ты и в самом деле не видишь границ?
- Боюсь, нет, дорогая. Только не в этом случае.

Она обернулась, указывая на него пальцем.
- И именно поэтому у нас с тобой ничего не выйдет.
- Нет, - возразил он, поворачиваясь к ней. – Ничего не выйдет, потому что ты предпочитаешь тратить свое время на низкосортных неудачников, которым не достает решимости бороться за тебя. Они тебя не стоят.

Джилиан обхватила пальцами ручку двери из его офиса.
- Маркус не был низкосортным неудачником. И я буду тратить свое время на кого захочу и когда захочу. Это моя жизнь, Кэл.

Он слушал, кивая в такт ее словам. Затем вдруг замер, сердце гулко забилось в ушах.
- Не был? В прошедшем времени?
- Мы расстались три недели назад. – Джилиан швырнула папку на пол, содержимое разлетелось у его ног. – Забавно. Этой информации я там не нашла. – Она быстро открыла дверь. – Вам лучше пересмотреть свою тактику, доктор Лайтман. Или это будет последним, что вы увидите.

Она развернулась и вышла, оставив его стоять неподвижно, напряженно поигрывая желваками и сжимая руки в кулаки. Он проводил ее взглядом до самого угла, пока ее раскачивающиеся бедра не скрылись за поворотом. Медленно на его лице расплылась лукавая улыбка.
- Игра началась, доктор.

2. Ближний бой

Их обвиняемая оставила яркие огни Куба позади и, сжимая в руке носовой платок, спустилась по лестнице. К ней тут же подоспела Риа Торрес и сопроводила к выходу.

Жаркий допрос закончился, и, глубоко задумавшись, Кэл наблюдал, как Джилиан увлеченно набрасывает заметки по делу. Она вздохнула и закинула ногу на ногу, перебирая бумаги, разложенные перед ней на металлическом столе. Несмотря на то, что воспоминания о их недавней ссоре были свежи, а образ ее раскачивающихся бедер, покидающих его кабинет, весьма ярок, мысли его убежали далеко от ее стройных ног и мускулистых икр.

Его бурный любовный роман с Зоей подарил ему Эмили, дочь, без которой он не представлял своей жизни. И он рад, что именно она оказалась тем маленьким свертком, что он взял на руки много лет назад. Он считал себя счастливым человеком, которому повезло принять те решения, что привели к ее появлению на свет.

Но жизнь с Зоей требовала постоянных усилий. Жизнь с ней состояла из ссор, и усилий, и бессонных ночей, и новых усилий, и ночевок на диване, и еще больших усилий, и притворства. Даже если бы его профессиональные навыки не привели к супружеской конфронтации, что в конечном итоге разрушила его брак, он не стал бы ничего менять. Эта конфронтация подарила ему еще три месяца семейной жизни без лжи и обмана. До тех пор, пока его с Зоей объединяла любовь к дочери, он мог довольствоваться тем малым, давая Эмили возможность расти в стабильном окружении. Пока она не стала достаточно взрослой, чтобы узнать всю правду о почившей любви своих родителей.

Но он сожалел о всех тех годах, прожитых без любви, чувствовал себя обделенным, лишенным возможности обнимать любимую и целовать перед сном.
И боль росла. Боль сочилась из него.
Но даже после всех этих лет сожалений, всей той любви, которой он себя лишил, оставалась одна константа, одна неизменная величина.
Джилиан Фостер была не просто альтернативой, она была единственным, что имело смысл в его жизни.

Она ни разу не ранила его. Никогда не жаловалась и не плакалась на плече, даже когда отчаянно нуждалась в жилетке для слез. Она сохраняла ту черту, что они однажды провели между собой, видимой и непогрешимой. Она надежно охраняла ее. Возвела до таких высот, что Кэл уже пожалел о ее существовании, и отчаянно желал разрушить ее, как любую преграду между ними.

И вот они остались одни в тишине под покровительством Куба. Джилиан сидела, скрестив ноги, весь ее вид безупречен, ни единой складки на одежде. Кэл вздохнул и расслабил плечи. Он видел, как застыл ее взгляд, как растянулись губы в усмешке, когда она почувствовала, что он наблюдает за ней. Видел, как она сглотнула и как дрогнули мышцы на ее гладкой белой шее.

Она щелкнула ручкой и, не поднимая на него взгляда, боясь того, что она может прочесть по его лицу, спросила:
- Что? – В голосе все еще слышался накал их недавней ссоры.
Он хмыкнул, стараясь разгадать ее хитрые уловки.
- Ничего, дорогая. Просто смотрю.

Она буднично улыбнулась и развернулась к нему в кресле.
- Прекрати. Это отвлекает.
- Нет, милая. Это ты отвлекаешь меня.

Ее щеки вспыхнули, и румянец окрасил кожу вдоль веснушек. Ресницы дрогнули, и, отведя взгляд, она поправила волосы: в отличии от него Джилиан не была столь искусна в сокрытии эмоций.
- Так что ты думаешь о подружке невесты? – спросила она, намеренно погрузившись в изучение своих записей. – Заметил изменение в ее голосе, когда она заговорила о женихе? Тончайший намек на раскаяние?

Кэл улыбнулся и подошел к двери. Закрыв собой подсвеченную панель, он вынул руку из кармана и ввел какую-то комбинацию. Прозрачные стены Куба стали непроницаемо белыми. Обернувшись к Джилиан, он заметил явное замешательство на ее лице.

- Что происходит, Кэл? – в ее голосе снова слышалось напряжение.
Он направился к ней и небрежно плюхнулся на соседний стул, уткнулся локтем в стол, подперев щеку рукой.
- Я не хочу говорить о работе, - признался он откровенно, глядя на нее с теплотой в глазах.
- И о чем же ты хочешь говорить?
- О тебе.
- Забавно.
- Разве я смеюсь?

Нервно улыбнувшись, она снова отвела взгляд и в присущей ей манере щелкнула каблуками, что говорило о возросшем напряжении в икрах. Кэл находил весьма соблазнительными все ее тщательно продуманные движения.

Она знала, что он наблюдал и когда она села, расправив плечи и сложив руки на коленях. Его слова, тембр голоса говорили о его серьезности. Тело расслабленно, взгляд нежный, глаза блуждали по всей ее фигуре, смотрели так внимательно, что ей становилось неловко. Она чувствовала себя абсолютно обнаженной.

Он вбирал каждый изгиб ее тела, читал ее мимику, а когда он сосредоточился на мягких линиях ее рта, на уголках ее губ, слегка приоткрытых, она подняла раскрытую ладонь, словно отгораживаясь от него, и резко встала на ноги.
- Нет! – скорее нервный выдох, чем слово. – Не смей анализировать меня.

Он улыбнулся по-мальчишески очаровательно и потер руками лицо, пока она торопливо шагала к выходу. Надавила на ручку вниз и толкнула дверь. Ввела пароль на панели и, снова надавив на ручку, посмотрела на него. Дверь на открывалась.
- Кэл, - казалось, ее не впечатлила его выходка. – Открой дверь.

Она снова дернула ручку, а обернувшись, увидела, что он приближается. Она вскинула руки, упираясь ему в грудь, пытаясь оставить хоть какое-то расстояние между ними, но он практически вжался в нее.

Джилиан проклинала себя за собственную слабость, что снова разрасталась внизу живота. Как она позволила ему так легко ворваться в свои мысли? Но как он смотрел на нее.

«Черт!» - она мысленно выругалась.
Он читал ее, как раскрытую книгу.

Кэл качнул бедрами, упираясь в нее пахом, поднял руку и осторожно убрал ее правую ладонь с груди. Его касания были такими нежными, что она с готовностью сдалась ему, позволяя судорожному выдоху жаром обдать его кожу.
«Черт».

Он бережно поднес руку Джилиан к губам, не разрывая с ней зрительного контакта. Она неуверенно покачала головой и толкнула дверь, ища пути отступления. Он целовал ее костяшки одну за другой.
- Как рука?

Она тяжело сглотнула пересохшим горлом, и его взгляд побежал вниз, останавливаясь на высоко вздымающейся груди.
«Черт!»

- Открой дверь, Кэл, - повторила она менее напористо.

Если он и слышал ее, то проигнорировал, завороженный цветом ее кожи, россыпью веснушек в вырезе ее блузки. Он бы мог пересчитать их все до единой. Словно загипнотизированный он следил, как возвышалась ее грудь от частого дыхания.

Ему стало любопытно, как она отреагирует, если он обведет всю длину ее шеи языком, осторожно коснется нежной кожи зубами, чтобы запустить по телу дрожь, чтобы она льнула к нему.

Он видел ее внутреннюю борьбу. Видел, что барьеры наконец-то начинают опускаться перед ним. Об этом свидетельствовала впадинка у основания шеи. То, как она втягивалась внутрь, когда Джилиан отчаянно пыталась вернуть самообладание. Она завела левую руку за спину, пытаясь вслепую нащупать ручку двери.

Раздвинув в стороны полы пиджака, он прошелся руками по ее бокам до самых бедер, отыскал край блузки и нырнул пальцами под нее, ощущая теплую кожу поясницы.

- Ты дрожишь, Фостер.
- Ничего подобного.

Он улыбнулся, чувствуя, как ее тело буквально завибрировало, отдаваясь во власть эмоций.

Вдруг она встряхнула головой, и в ее взгляде что-то изменилось. Она скинула с бедер его руки и выпрямилась. От пылкого возбуждения не осталось и следа. Кожа постепенно приобретала привычный оттенок. Осталось лишь отчаянное разочарование.
- Открой дверь, - приказала она.

Он наклонился, зажимая ее, хотя явно мог дотянуться и без этого, и нажал несколько клавиш на панели. Она внимательно следила за быстрыми движениями его пальцев по клавиатуре. Затем он потянулся ей за спину и, нажав на ручку, открыл дверь.

В Куб тут же ворвался прохладный воздух, и, развернувшись, она грациозно зашагала вниз по ступенькам. Джилиан остановилась на мгновение, столкнувшись лицом к лицу с Анной. Девушка стояла, прижимая к груди папку, а взгляд ее широко раскрытых от удивления глаз метался между двумя боссами.
- Доктор Фостер, - очнулась секретарь. – Вам звонят. Он говорит, это срочно.

Джилиан держалась достойно, даже бровью не повела.
- Спасибо, Анна. Я отвечу из кабинета.

Почти у самой двери она остановилась и слегка развернулась.
- Ах, да, Анна, - добавила Джилиан. – Сделай мне одолжение: поменяй коды доступа в Кубе. – Она бросила свирепый взгляд на Кэла, который не спеша спускался по ступенькам.
- Будет сделано, доктор Фостер.
- И еще кое-что.
- Да, доктор Фостер?
- Доктору Лайтману новые комбинации не сообщай.
Развернувшись на каблуках, Джилиан быстрым шагом направилась в свой кабинет.

3. Желание

Он пробирался перебежками по оживленным коридорам офиса, стараясь не попадаться на глаза, и замер прямо перед стеклянной дверью кабинета Джилиан Фостер. Шагнул назад, прячась за широким дверным проемом и выступающей от него стеной.

Он видел, как она потянулась в шкафчик рядом с письменным столом и достала оттуда пузырек со спрей-дозатором. Взяла трубку телефона и, зажав ее между ухом и плечом, брызнула лосьон на ладонь. Джилиан устроилась за столом и тщательно потерла руки друг об друга. Кэл прислонился к дверному косяку, завороженно наблюдая за ее плавными движениями. Она подняла ногу и заскользила длинными ловкими пальцами вдоль по тронутой загаром коже.

У Джилиан Фостер был дар, о котором она была хорошо осведомлена, и которым немало гордилась.

Крайне редко скрываясь под длинными брюками, ее ноги, как правило, были на виду. Ее пошитые на заказ юбки лишь повышали интерес окружающих, интригуя их воображение. Ее стройные икры, натренированные бегом, обворожительно сокращались при ходьбе. На нее оборачивались, ее желали.

«Ах, эти ноги…
Если б только коснуться их…»

Его пальцы были бы нежнее шелка. Он бы обуздал свой голод и не позволил себе торопиться. Постепенно он бы скользил вверх по ее коже, чувствуя, как подрагивают ее мышцы, отдаваясь страсти, зарождающейся внутри, концентрирующейся внизу живота, выдающей ее крайнее желание.

Ее запах поведет его выше, задурманивая его разум, лишая возможности мыслить, пока весь мир не превратится в девственно чистый белый лист. И он поднимется выше, он поглотит ее, доведет до безумия одними лишь губами и языком.

«Ах, эти ноги…
Его личный афродизиак».

Любому мужчине было бы трудно игнорировать великолепие Джилиан. Оно сияло, озаряя все вокруг. Ее лучистые голубые глаза, казалось, смягчались с особой легкостью. Она искала внимания.

Одного ее женского очарования было достаточно, чтобы мужчины томились по ней, превращаясь в глину в ее умелых руках. А когда она улыбалась, весь мир будто растворялся, отрешаясь от всех своих проблем. Оставалась только она, она одна и больше никого. Но страсть никогда не утихнет, лишь затаится в глубине, заставляя бедолаг изнемогать от неутолимой жажды.

Даже уму не постижимо, почему никто до сих пор не заявил на нее своих прав. То есть неужели никто не заметил этой красоты, этой грации и не пожелал, чтобы она принадлежала только ему. Вот, что Кэл чувствовал, глядя, как она увлажняет лосьоном голень, чуть запрокинув голову и улыбаясь в трубку. Джилиан Фостер засела глубоко в его сердце и не собиралась оттуда уходить.

Он поднял руку и прижал ладонь к лицу там, где она его недавно ударила. Он бы стерпел тысячу таких ударов, только бы она не оставалась равнодушна к нему. Всегда такая правильная и пристойная Джилиан Фостер будет его.

Однако уверенности в нем вдруг поубавилось, стоило ему заметить, как она покраснела и слегка наклонила голову, смахивая волосы. Джилиан улыбалась в трубку, обнажая два ряда белоснежных зубов. «Искренняя улыбка», - печально констатировал Кэл. Фостер и в самом деле была впечатлена и польщена звонящим.

Он вынырнул из тени, и она тут же заметила его. Улыбка исчезла с ее лица, прихватив с собой счастливые морщинки в уголках глаз. Он толкнул дверь и успел услышать ее «Я перезвоню», окрашенное вполне явным разочарованием.
- Позже, - добавила она, понизив голос и с едва заметной улыбкой. – Да, перезвоню позже.

Он поймал ее искреннюю улыбку, но она испарилась так же быстро, как и появилась, лишь потому что он пристально за ней следил.

Джилиан опустила ноги на пол и встала, возвращая лосьон на место.
- Кэл, - обозначила она его присутствие.
- Фостер.
- Чем могу помочь? – вздохнула она.
- Я чему-то помешал? – поинтересовался он, проходя дальше в кабинет. – Хотя бы немного?
- Что тебе нужно, Кэл?
- Какое-то важное дело?
- Кэл…

Он приблизился к столу, поражаясь ее защитной позе.
- Грязные секретики, Фостер?

Она впилась в него взглядом, сведя брови, крепко сжав зубы и выпятив подбородок.

Легкий стук в дверь заставил ее перевести взгляд, и она вздохнула с заметным облегчением, увидев по ту сторону стеклянной двери Анну с огромным букетом красных роз. Джилиан поспешила придержать дверь для девушки, которая притащила за собой шлейф двух дюжин роз на длинных стеблях.
- Для вас. Только что доставили, - отчиталась Анна, кладя цветы на стол. – Есть карточка.

Секретарь одернула блузку, вытащила из кармана небольшую открытку и передала ее Джилиан.

- Просто шикарно, - недовольно протянул Кэл, оглядывая необъятный букет.
Джилиан не обратила на него никакого внимания и открыла карточку, улыбнулась, прочитав содержимое, и заправила прядь волос за ухо. На щеках появился легкий румянец. Она наклонилась и вдохнула терпкий аромат.

- Мило.
- Не будь дурой, - фыркнул Кэл.
- Что, прости? – взвилась Джилиан, отходя от подарка.
Он вынул одну руку из кармана и с отвращением махнул в сторону роз.
- Детка, это совсем не те цветы.

Она возмущенно открыла рот, закипая от гнева.
- Тебе-то откуда знать?
- От кого они, Джил? – спросил он презрительно и подошел ближе, улавливая запах лосьона. – Дай угадаю…

Продолжая убивать его взглядом, она шагнула назад, предотвращая его нападение, и снова укрылась за столом, восстанавливая дистанцию между ними.
- Они от Маркуса, - призналась она. – И я была бы благодарна, если бы ты ушел. – Джилиан обратила внимание, что Анна как можно более незаметно прокралась к выходу и шмыгнула за дверь. – У меня еще куча работы.

- Я думал, ты сказала, что между вами все кончено, - произнес Кэл, успешно маскируя боль в голосе.
- Если тебе интересно, он хочет поговорить. За ужином. Сегодня. – Она пододвинула букет к себе.
- Чудесно, - улыбнулся Кэл.
- Сочится из всех щелей, - покачала она головой.
- Что сочится?
- Желчь. – Она переступила с ноги на ногу, и он увидел осуждение в ее властной позе. Она многозначительно погладила костяшки правой руки и спросила: - Мы закончили?
- Так ты позволишь ему «ужинать тебя и танцевать»? – спросил он прямо.
- Сильно сомневаюсь, что тебя это касается, - выплюнула она в ответ.
- И за что? – спросил он, скривившись от отвращения. – За какой-то веник из роз.

Она снова пронзила его гневным взглядом.

- Серьезно? – завелся Кэл. – Это все… - он потянул за один из лепестков, пока тот не оторвался, и поднял его вверх. – Это все, что требуется, Джилиан? – Ее имя прозвучало со злостью. – Все, что нужно, чтобы залезть тебе под юбку?

От ее ледяного потемневшего взгляда у него даже дыхание сперло. Мышцы ее лица напряглись, глаза ожесточенно сузились.
- Выметайся.

Он медленно кивнул, понимая, что в данный момент у него нет других вариантов.
- Хорошо, дорогая. Будь по-твоему. – Развернувшись, он направился к двери. – Но, как я и сказал, Фостер, цветы не те. – Он взглянул на нее через плечо. – Я бы подарил тебе каллы.

Он открыл дверь и ушел, порывисто размахивая руками. В безопасном уединении собственного кабинета, она наконец расслабилась и облегченно выдохнула. Приоткрыв рот, она качнула головой, прогоняя скопившиеся в глазах слезы, но они все же пролились, стоило ей опуститься в кресло и расслабить дрожащие коленки.

4. Ужин

Затаившись в тени укромного уголка шикарного ресторана, Кэл Лайтман сидел за столом, пригнув голову, кусок в горло не лез. Ему было не досуг думать ни о пасте карбонара, ни о тортеллини, ни о том, какое блюдо лучше подать с дорогущим Бароло. Все его мысли были о других, куда более важных вещах.

Он посмотрел через зал ресторана в сторону счастливой парочки, наслаждающейся неоправданно дорогой итальянской едой. Он видел, как женщина поднесла руку к груди и неосознанно покрутила цепочку. Затем она выпустила украшение из своих ловких пальчиков и игриво склонила голову, слегка покраснев. Кэл отвлекся, когда украшенный драгоценным камнем кулон упал, приземлившись над ложбинкой ее груди, и не заметил, как она кокетливо заправила волосы за ухо.

Что-то постороннее привлекло внимание Кэла. Краем глаза он уловил какое-то движение и обернулся в сторону машущих ему рук. Его стажер Сара нервно улыбалась, приближаясь к его кабинке.
- Ты чертовски вовремя.
- Простите, - пробормотала Сара, плюхаясь рядом с ним. – На дорогах пробки.
- Что? – поморщился Кэл.
- Я говорю, пробки на дорогах.
- Говори громче, - он смотрел ей за спину, сфокусировавшись на важном для него столике. – Не понимаю, что ты там мямлишь.
- Я не мямлю.
- Как скажешь.
- Вот именно.

Он посмотрел на нее безучастно и снова перевел взгляд на пару, увлеченную веселой беседой.

- Что на ужин? – спросила Сара.
Так как она села напротив него, он дотянулся до ее руки, схватил и подтянул к себе в тень кабинки.
- Итак, цель игры, - он указал рукой между ними, - мы здесь тайно.
- Тайный ужин?

Кэл подцепил пальцами ее подбородок и развернул в интересующем его направлении. В противоположном конце зала под тусклым освещением она разглядела нарядную пару, ужинающую при свечах. Ей потребовалось всего несколько секунд, чтобы узнать объект его наблюдения и догадаться, что за план у него на уме.
- Мы шпионим за доктором Фостер? – воскликнула стажер, глядя на него с отвращением. – Можете не рассчитывать на меня. – Она схватила свою сумочку и начала продвигаться вдоль сидения к выходу.

Он снова потянулся за ней и поймал за руку.
- Уйдешь сейчас, и ты уволена. Тебе выбирать.
Она посмотрела на пальцы, обернутые вокруг ее запястья, и выдернула руку из их захвата.
- Да, вы и так мне гроши платите, - парировала Сара.
- Что? – переспросил он из-за звона бокалов и вежливых застольных бесед.
- Неважно, - она закатила глаза и продолжила отодвигаться от него. Она уже хотела встать, когда он протестующе поднял руки.
- Стой! Подожди! – он осторожно повысил голос, дабы перекричать болтовню за соседним столом. Заполучив ее скептический взгляд, он указал на место рядом с собой. – Сядь. У меня есть для тебя стоящее предложение.

Кэл не дожидался, пока стажер проползет обратно, вместо этого он вернул свое внимание к Джилиан, внимательно наблюдая, как она улыбнувшись поднесла к губам бокал с красным вином. Они сидели достаточно близко, чтобы он сумел прочесть выражение ее лица по мимическим морщинкам, глазам, кокетливым подергиваниям уголков губ.

Он сумел прочесть язык ее тела во время безобидного флирта. Судя по тому, как она пробегала языком по губам, по тому, как аккуратно отправляла каждый кусочек в рот и медленно пережевывала, Джилиан Фостер поистине наслаждалась свиданием.

Он мог бы читать ее всю ночь, ловить каждое подергивание плеч, каждый вдох. Но был один аспект, в которым он был абсолютным профаном. Чтение по губам.

«Ее губы».
Кэл на мгновение прикрыл глаза, вспоминая прикосновения этих губ. Нежных словно бархат… тепло ее языка… жар поясницы под его рукой… ее отчаянное упрямство… веснушки на груди… декольте, мало что оставляющее для воображения…

- Доктор Лайтман?
- Что? – едва не гавкнул он на Сару, и она молча указала рукой. По другую сторону от него возникла юная девушка в белой блузке и черных брюках, бардовый фартук опоясывал ее талию.
- Готовы сделать заказ? – спросила она вежливо.
- Неа, ничего не надо, - Кэл отмахнулся от официантки. Взгляд его вернулся к Джилиан, и он наблюдал, как она изящно накрутила пасту на вилку и отправила в рот.

«Этот рот».
Звуки толпы словно растворились в вакууме, пока он, щурясь от тусклого света, вбирал по крупицам микромимику ее лица. И в груди что-то больно кольнуло, когда он увидел, как она смеется.

«Черт возьми!»
А когда он в последний раз заставлял ее вот так смеяться? Или хотя бы улыбаться? Когда он в последний раз испытывал эту светлую радость от того, что скрасил ее день? Когда игривые нотки ее смеха заставляли весь мир уйти на второй план, и он понимал, что мог бы жить в этом моменте вечно, будто ничто иное не имело значения.

Хотя для него в те моменты действительно ничто не имело значения, кроме нее и ее лучистых глаз. Когда в последний раз в его присутствии она так кокетливо пожимала плечами, как делает это сейчас?

Еще один очевидный признак того, что Маркус делает все, как надо.

Прикосновение к руке вернуло Кэла в реальность. Сара смотрела на него растерянно и смущенно.

- Что еще? – гаркнул он раздраженно.
- Так что на счет сделки? – настаивала она.

***


Вечер набирал обороты. Кэл по настоянию Сары сделал заказ. Блюдо так и остыло нетронутым. А пиво, к его большому огорчению, нагрелось.

Но его это мало волновало. Важно было другое. Он должен был знать, как закончится этот ужин, должен был видеть, раскроются ли все карты.

Вечер начался с пустой болтовни и светских бесед за безобидными заигрываниями и перешел к текущему обсуждению недавних событий в их жизнях.

С каждым наклоном головы Фостер, Сара двигалась взад-вперед между ней и Маркусом, так как с ее места ей открывался гораздо лучших обзор на губы Джилиан, чем ее парня. С каждой новой переданной порцией разговора, талант его юной стажерки производил на Кэла все больше впечатления. Постепенно она прочла каждый диалог, будто они сидел за одним столом со сладкой парочкой.

Джилиан и Маркус обсудили недавний взлет и падение рынка, на что она отреагировала притворным интересом. Прошлись по его семье, матери, здоровье которой ухудшалось. Даже поговорили о последней победе «Вашингтон Уизардс», от которой Джилиан поморщилась, и изобразила досаду от того, что они снова не попали в плей-офф.

«Лейкерс, идиот, - мысленно ругался Кэл. - Она болеет за Лейкерс».

Сара со своей стороны замолчала, и Кэл бросил на нее взгляд. Та отправила в рот вилку с пастой и, не спеша пережевывая, покосилась на босса.

- И? – поторопил Кэл.
Девушка с трудом проглотила.
- Они сменили тему.
- И о чем говорят?
В этот раз сглотнула нервно.
- О вас.

Кэл тут же устремил взгляд на Джилиан и заметил разительные перемены в ее чертах. Она откинулась на спинку стула и посмотрела на руки. Кэл понизил голос.
- Что она говорит? – Его слова сильно пропитались грустью.

Сара внимательно считывала, и Кэл видел, как она беззвучно шевелит губами. Затем вдруг пожала плечами и уткнулась в тарелку перед собой, довольно отправляя в рот следующую порцию пасты.

- И? – Терпение Кэла было на пределе. Сара нахмурилась.
- Знаете, не каждый день у нас радуги и единороги.

Кэл озадаченно уставился на нее.
- Что, черт возьми, это значит? – Он прищурился. – Можешь… говорить… по-человечески?

Сара опустила вилку и сложила руки на коленях, понуро свесив плечи.
- Доктор Фостер говорит, что работать с вами было нелегко. Что вы трудный и самовлюбленный человек. Что вы с ней не можете сойтись во мнениях, и она не уверена, сколько еще сможет это терпеть. И… как это она сказала? – Сара запнулась, вспоминая точные слова. – Она сказала, что не хочет испортить вечер разговорами о столь незначительных вещах.

Сара вновь взглянула на Джилиан, и увидела, как та кивает и улыбается Маркусу.
- Еще она говорит, что Сара замечательное приобретение, и она бы посоветовала дать ей… - она покосилась на Лайтмана и, заметив его недоумение, пожала плечами. – Стоило попробовать.

Подали десерт, принесли чек, и вскоре Джилиан подняла свою сумочку. Кэл вдруг обнаружил, что его стажера не было на месте. Он завертел головой по сторонам, пытаясь разглядеть ее среди снующих посетителей.

Маркус встал, застегнул пиджак и помог подняться Джилиан. Она осторожно взяла его под руку, предложенную им, и ответила улыбкой, сильно изменившейся под воздействием вина.

«Дешевого вина», - с горечью подумал Кэл. И снова Маркус прокололся.

Кэл торопливо бросил на стол несколько купюр, оставляя несоразмерно большие чаевые. Он уже собирался уходить, как позади появилась Сара, вернувшись из дамской комнаты.
- Эй, - воскликнула она и глянула в направлении пустого стола Джилиан. Кэл обернулся.
- Что?
- Куда теперь?
Он подошел к ней своей фирменной небрежной походкой и ткнул в нее пальцем.
- Домой. Вот куда.
Заметив у выхода хихикающую Джилиан под руку с Маркусом, она понимающе кивнула.
- Домой. Точно.

Лайтман выпрямился, положив руку на сердце.
- Слово бойскаута.
- Вы никогда не были бойскаутом.
Кэл зыркнул на нее подозрительным прищуром.
- Ты проверяла меня?
Испуганно разинув рот и глаза, она замотала головой:
- Нет, понятия не имею, о чем вы.
Он медленно кивнул, изучая ее.
- Хорошо. Спокойной ночи.
- Езжайте лучше домой, - посоветовала она его удаляющейся спине. Почувствовав на себе тяжелые взгляды парочки, чей ужин они так бесцеремонно прервали, затеяв беседу прямо у их стола, Сара смущенно извинилась и заметила, как Лайтман вышел из ресторана.

***


Шел дождь. Лил как из ведра. Барабанил по крыше его машины, одиноко стоящей на этой пустынной улице, освещенной лишь парочкой фонарей.

Кэл проследил за объектами, стараясь держаться на расстоянии. Действовал скрытно и бесшумно, даже сумел преследовать их с выключенными ходовыми огнями. Он видел, как они пробежали под дождем к ее крыльцу. Как над чем-то вместе смеялись, стоя на верхней ступеньке. Как Маркус протянул руку к ее лицу и убрал в сторону мокрую прядь.

Сквозь капли на стекле он разглядел нервное напряжение на лице Джилиан. Парочка притихла в своем уютном коконе из ночной тьмы и тусклого света от окон квартиры. Внутренности скрутило в тугой узел, и Кэл не обратил внимания на мелькнувшую тень. Прикрыв глаза, он пытался избавится от навязчивых образов, что подкидывало его воображение. Он проклинал их и ненавидел.

- Да, ты издеваешься!
- Эй! – Он подскочил на месте, ударившись головой о дверную стойку. Прищурился и опустил стекло на водительской двери. – Фостер! – Он глянул в сторону ее квартиры, где в дверях одиноко стоял Маркус. – Точно. Ты же живешь здесь.
- Не прикидывайся идиотом, Кэл, - она требовательно посмотрела на него из-под своего огромного зонта. – Что ты здесь делаешь?

Нервно поерзав на сидении, он высунулся к ней через окно, прячась под ее зонтом.
- Просто наслаждаюсь тишиной, дорогая. И ничего более.
- Ты следил за мной? – закипала Джилиан. – Это низко, Кэл, даже для тебя.

Ее слова были полны злобы. Глаза потемнели, теряя свой блеск.

- Ничего подобного, - соврал Лайтман. – Кстати, милый райончик.
- Ты уже бывал здесь.

Он пропустил ее слова мимо ушей, проигнорировал злость в голосе. Опустив голову, посмотрел в сторону входной двери и махнул рукой.
- Эй, привет, Маркус! Доброй ночи, что ли?
Тот покачал головой и скрестил руки на груди.

- У меня просто слов нет. – Оттолкнувшись от машины, Джилиан отвернулась и зашагала к дому.
- Спасибо, детка. Но ты меня еще даже толком не распробовала. – Она обернулась, глазами метая кинжалы в него, прямо сквозь струи дождя. – Что ж, увидимся завтра, - добавил он.
- Езжай домой, Кэл.

Он глубоко вдохнул и моргнул, когда освежающие капли дождя упали ему на лицо.
- Знаешь, я ведь не откажусь от тебя. – Его жалкое оправдание, эгоистичная попытка удержать ее. Лучшее, что у него было на тот момент.
- Ты обманываешься, Кэл. Ничего уже не осталось. – Она так резко отвернулась, что капли вихрем завертелись вокруг нее.

Он смотрел ей вслед, пока она не скрылась в квартире, втащив за собой сложенный зонт, и закрыла за собой дверь.

5. Смена ролей

Он вздрогнул и проснулся от резкого стука в окно. Черный пиджак, заменяющий одеяло, съехал на колени. Кэл потер глаза и выглянул сквозь приоткрытое запотевшее водительское окно.

У машины стоял Маркус с дипломатом в руках. Он не пытался скрыть свой растрепанный вид: волосы мокрые, местами торчком, галстук свободно болтался на шее, рубашка не заправлена в брюки. На нем был вчерашний костюм.

- Черт бы тебя побрал, - проворчал Кэл, распрямляя спину. Откашлялся и облизал пересохшие губы.
- Она хочет поговорить с тобой, - буркнул Маркус грубо и, не дожидаясь ответа, развернулся и ушел.

Кэл взглянул в сторону квартиры Джилиан, сглотнул ком, вставший поперек горла, едва он поймал ее взгляд, и потянул за ручку двери. Она стояла на подъездной дорожке, сложив руки на груди.

Рассветные лучи изо всех сил старались пробиться сквозь тяжелые темно-сизые облака, нависшие над городом. Наступило утро, и тучи расступались, открывая дорогу новому дню. Следы ночного ненастья в виде идеально круглых капелек еще были видны на траве и листьях. Тут и там деревья потихоньку освобождались от своей ноши, осыпаясь серебристым дождем на влажную землю. Аккуратно огибая лужи, Кэл проследовал за Джилиан к крыльцу. Он бесшумно крался позади, прилипнув взглядом к ее бедрам и ягодицам. А она старалась сохранить свою властную позицию в тот момент, грациозно вышагивая в своих красных сабо на высоком каблуке.

Поднявшись на порог, она толкнула дверь и придержала ее, пропуская Кэла внутрь вслед за собой.
- Кажется, я сказала тебе езжать домой, - она первая заговорила, закрывая дверь и поворачивая замок. Руки на мгновение задержались на массивном деревянном полотне.
- Забыл дорогу.
Она вздохнула и небрежно смахнула волосы назад.
- Кэл, ты что, пил вчера?
- Если бы.

Она понимающе кивнула и посмотрела на руки, беспокойно прокручивая тонкое колечко на пальце. Она выглядела уставшей, эмоционально истощенной, и он все гадал, что будет дальше.
- Чаю? – тихо спросила она. Он радостно улыбнулся и скинул ботинки, с уже развязанными после ночевки шнурками.
- Умру, если не выпью чашечку.

Она сняла сабо и стала значительно ниже, и он ощутил странное умиротворение в этом простом моменте. Он не мог припомнить, когда последний раз видел ее без каблуков, видел ее естественный рост. Кэл с улыбкой проследил, как она направилась вглубь квартиры, на кухню.

Его босоногая Джилиан.
Он послушно пошел следом.

Его успокаивало одно лишь ее присутствие, ее обнаженное плечо, скользнувшее в широкий ворот просторной футболки, ее хлопковые штаны, так плотно облегающие бедра и свободно танцующие вокруг ее икр при каждом шаге.

- Что? – спросила она, снимая стеганный чехол с чайника и опуская его носик в белую фарфоровую чашку.
- Ничего, - отозвался он с сонной лаконичностью, усаживаясь на высокий стул за кухонным островом напротив нее. – Просто смотрю.
- Я же просила не делать так, - мягко упрекнула она. – Это жутко.
- Тогда я восхищаюсь.

Она поставила чайник на место и попросила едва ли не шепотом:
- Не надо…
- Длинная ночь?
- Кэл… - она посмотрела на него, протягивая чашку, в голосе звучало предупреждение.
- Ладно.
- Прекрати.
- Хорошо.

Он поднес чашку к губам и сделал большой глоток. Чай обжег горло и двинулся вниз, по пути согревая внутренности. Кэл слегка поморщился, и губы Джилиан дернулись в кроткой улыбке.
- Горячо?
- Угу.
- Чай же.
- Спасибо, - поблагодарил он, облизнув губы и втягивая воздух сквозь зубы. – За него.

Она снова улыбнулась и отвернулась к холодильнику, открывая дверцу.
- Голоден? – поинтересовалась она, заглядывая внутрь.
- Как волк!

Воздух наполнился морозной прохладой, и Кэл спрыгнул со стула. Вздрогнув, Джилиан быстро обернулась.
- Не против, если я приму душ?
- Нет, - ответила она, снова расслабляясь. – Ты знаешь, где что.

Он не спеша побрел по коридору, останавливаясь у третьей двери слева. Пальцы уже были на ручке двери, когда взгляд зацепился за комнату в конце коридора, слегка приоткрытая дверь которой так и манила его.

Просунув голову в щель, он осмотрелся, задержал взгляд на кровати с аккуратно застеленными простынями. Подушки лежали в строго организованном порядке, по размеру, словно на обложке журнала.

Ни следа от ночного гостя.

Засмотревшись, он представил себя на кровати с Джилиан, как их тела двигаются в темноте, руководствуясь лишь слабым светом, проникающим из глубины коридора. Резкие тени мечутся под египетским хлопком, раскачиваются в унисон с рванным дыханием и их стонами.

Языки сплетаются, мелькают среди жарких контуров губ, а он погружается в нее снова и снова, приближая ее к экстазу, к разрядке, так необходимой ей, так страстно желаемой им с той самой секунды, когда он впервые увидел ее соблазнительные формы.

Она бы уцепилась за него, глядя прямо в глаза, и затем обмякла бы в его мускулистых, покрытых татуировками руках.

Она загипнотизировала его, не иначе. Он под действием ее чар.
И теперь она делает ему чай, готовит завтрак. Будто так и должно быть.
И все меняется…

И развернувшись обратно в сторону ванной комнаты, он заметил, что походка его стала более энергичной, улетучилось беспокойство, как пережиток ночи, проведенной в холодном одиночестве.

В ванной не так давно принимали душ: в воздухе еще витал ванильный аромат скраба для тела. Кэл закрыл глаза и медленно вдохнул. Теплый влажный воздух, смешанный с запахом Джилиан. Осведомленность в таких интимных мелочах вдруг приятно удивила его, разливаясь бальзамом на душу.

Фостер как раз переворачивала яичницу, когда Кэл вернулся на кухню и бесшумно подкрался к ней. Она едва из штанов не выпрыгнула, когда он положил ладони ей на бедра, и сковорода задрожала в руке.

- Ты какая-то нервная, - заметил он, потянувшись к тарелке с беконом. Она шлепнула его по руке, не давая стащить хрустящую полоску.
- Желток не зажаривать? – уточнила Джилиан, продолжая переворачивать яйца, не глядя на своего гостя.
- Ты знаешь, как я люблю, - ответил он низким голосом, снова подходя к ней вплотную и вдыхая упоительный ванильный аромат.
- Кэл…
- Что?
- Прекрати.
- Почему? Боишься, что поддашься?
- Я ухожу от тебя.

Прямо и по делу. Он безотчетно отпрянул от нее. Внутри все сжалось, горло сдавило.
- Что...?

Она вскинула руки, нервно жестикулируя. В глазах застыли слезы.
- Я так больше не могу. Я не выдержу. Ты душишь меня, Кэл. – Она прижала руку к груди и глубоко вздохнула. – Я не могу дышать.
- Послушай, милая, - он горько усмехнулся. – Я отстану от Маркуса. Только скажи.
- Уже сказала, Кэл. Я двигаюсь дальше, - она в отчаянии покачала головой, и слезы прорвались, потекли вниз по щекам. – Я делаю это ради себя.

Она наконец посмотрела ему в глаза, и он заметил, что синие глубины затопила печаль. Он сунул руку в карман джинсов, крепко сжимая в кулаке подкладку.
- Куда пойдешь?
Она снова вдохнула сквозь дрожащие губы и постаралась сморгнуть слезы.
- Открылась вакансия, - начала она.
- Что…? – Нахмурившись, Кэл повысил голос, дабы перекрыть раздражающее шипение сковороды – про яичницу-то забыли. – У него? У Маркуса? В этом чертовом ФБР?
- Я нужна им.
- Ты нужна мне!
Она усмехнулась, поджав губы.
- Выходит…
- Ты поэтому это делаешь? - выплюнул он. – Чтобы задеть меня?
- Я объяснила тебе причины.
- Я могу измениться.

Он шагнул в ее сторону, оттесняя к холодильнику. Она уперлась руками ему в грудь.
- Не изменишься. В том-то и проблема.

Он склонялся к ней до тех пор, пока не почувствовал легкое касание ее дыхания на своем лице. Ухватив ее за бедра, он прошептал на ухо:

- Я тебя не потеряю, - пообещал он, прижавшись щекой к ее щеке, ощущая влагу под своей кожей. – Спасибо за чай.

Отпустив ее, Кэл направился к входной двери, ни разу не обернувшись. Он не видел, как она закрыла лицо руками и медленно съехала спиной по холодильнику на пол. Он быстро просунул ноги в ботинки и хлопнул дверью, не услышав ее всхлипов на холодном полу, пока яйца продолжали скворчать и дымить на всю кухню.

***


Где-то в районе полудня Локер заглянул в кабинет Лайтмана и обнаружил, что босс сидит за столом, подперев голову руками. Весь свет в комнате выключен, на столе бутылка скотча и стакан.
- У меня тут исследование, которое просила доктор Фостер, - проговорил он нерешительно.
- Ее нет, - отозвался Кэл, проводя ладонями по щекам и опуская руки. – Давай сюда.

Илай подошел ближе.
- Мне ввести ее в курс дела, когда она придет?
Кэл отрицательно покачал головой:
- Фостер сегодня не будет.
- Нет? – В голосе парня послышалась тревога. – Она говорила, это срочно.
- Ах, да, и найди место для Сары, будь добр, - добавил Лайтман, игнорируя пытливый взгляд Локера.
- Что вы хотите сказать? – удивился тот. – Она получает свой стол?
- Вот именно. Стол.

Сжав руки в кулаки, Илай нервно потопал носком ботинка.
- Может, мне напомнить вам, сколько времени прошло прежде, чем я получил свой собственный стол?
Кэл смерил его тяжелым взглядом:
- Просто сделай, как я говорю. Без пререканий, идет? – Он поднялся с кресла и отвернулся от парня, направляясь в библиотеку. – Я ее должник.

6. Капитуляция

- Что это нахрен такое? – Кэл буквально ворвался в кабинет Джилиан. Полуденное солнце изо всех сил пыталось просочиться сквозь узенькие щелочки жалюзи за ее спиной. Перед ней, расположившись поверх книжных стопок, громоздились открытые картонные коробки.

Джилиан медленно подняла глаза, заранее зная, о каком документе идет речь. Кэл стоял, вытянув перед собой руку с зажатым между большим и указательным пальцами листком бумаги. Он нетерпеливо потряс им в воздухе, наблюдая, как Фостер скользнула в туфли, снова становясь выше, и скрестила на груди руки.

- Это заявление об увольнении, Кэл. Мое заявление, - она подалась чуть вперед. – Полагаю, ты умеешь читать.
- Туше, - ответил Кэл и направился к ней, лавируя между многочисленными коробками, в организованном порядке выстроенными на полу ее бывшего кабинета. В одной из коробок лежали сувениры, фоторамки, статуэтки. Он заметил знакомую ему фотографию Джилиан с матерью. Но когда взгляд упал на другое изображение в рамке, Кэл неосознанно замер. Из недр раскрытой картонной коробке ему улыбались Джилиан с Эмили.

- Собираем вещички?
- Да, - она вздохнула и опустила руки. – Спасибо за наблюдательность, Кэп.
- Я вроде говорил, что ты никуда не уходишь.
- Ухожу. Мне жаль, если ты не можешь с этим смириться. – Она взяла книгу в тяжелом твердом переплете и со злостью швырнула ее в коробку. – Знаешь ли, мне осточертело работать в тени твоего величия. В этом укромном уголке, куда ты меня загнал.

Он лениво и самодовольно улыбнулся. Шагнул ближе, жадно оглядывая ее с головы до ног.
- Я загоню тебя в угол.

Она отошла назад, предупреждая его дальнейшие действия, и встала позади большой коробки.
- Ты мне не нужен, Кэл. И так было всегда.
Он продолжил неторопливо преследовать ее, будто она была добычей, которую он вознамерился заполучить во что бы то ни стало.
- А ты нужна мне, - протянул он. Голос стал тихим, чувственным, слова давались легко и непринужденно, будто он больше не желал скрывать их под маской грусти.
- И я рада, что ты наконец это понял, Кэл. Но уже слишком поздно. – Она напряглась, как струна, когда он наконец нагнал ее, припирая к книжному шкафу. – Я ухожу. Все решено.
- Я не подпишу.
- Уже не важно. – Ее дыхание стало прерывистым, глаза полуприкрылись, когда он прижался к ней пахом. – Я открываю филиал, - заявила Джилиан, пытаясь игнорировать его недвусмысленные авансы. – Буду работать на себя.
- Я не приму твою отставку, - его голос по-прежнему был тихим и тягучим. В ответ она улыбнулась почти до ушей и медленно покачала головой. – Что ты от этого выигрываешь? – Спросил он.
- Не знаю, о чем ты.
- Что-то в этом есть, - заметил он, указывая на ее рот. Он снова прижался к ней и быстро ухватил за локоть, чтобы она не сбежала. Большим пальцем другой руки аккуратно коснулся уголка ее губ.

По телу прошла едва заметная дрожь, стоило ему погладить пальцем кожу, но она упорно не отводила взгляд, не желая давать ему повода.
- Сказала же, ничего, - прошептала она осипшим голосом, мысленно проклиная внутреннее волнение, стараясь утихомирить желание, пробуждающееся внизу живота.

Кэл лишь самодовольно улыбался. Пальцы скользнули с локтя и, поглаживая ее руку, добрались до ладони.
- Видишь ли, - начал он, склонив голову на бок и проводя пальцем по линии ее подбородка, - твои слова говорят одно, а этот рот… - он приблизился к ее лицу, - …говорит нечто иное.
- Думаешь?
Ее дыхание обжигало его губы. Манило своей сладостью.
- Знаю, - протянул он. Вновь поймав ее взгляд, он убрал от нее руки и засунул их в карманы джинсов.
- Хочешь правду? – спросила она с весьма ощутим раздражением, после того, как он отошел от нее. Она все еще ощущала фантомное прикосновение его рук на лице.
- Я весь внимание.

Она нашла взглядом его глаза, изо всех сил стараясь не смотреть на губы, когда он их облизнул.
- Ты меня бесишь.
Он заулыбался во все тридцать два зуба, и она отвела взгляд, который все же спустился на его губы.
- Жестко.
- Зато правда.
- Видишь ли, - он снова подался к ней. – Я думаю, это не так. Ты кое-что упускаешь.

Джилиан прошмыгнула мимо него, задевая плечом. Щеки заметно зарделись. Пряча глаза, она положила еще одну тяжелую книгу в коробку.
- Думай, что хочешь, Кэл, - она взглянула на часы на стене. – Я опаздываю. У меня нет времени на то, чтобы стоять здесь, пока ты пытаешься проанализировать крах наших отношений. – Она потянулась и сняла часы со стены и положила их в другую коробку. – Я сэкономлю тебе время. Причина в тебе.
- Нет никакого краха, дорогая, - он был спокоен и расслаблен. – Ты не уйдешь.

Она подхватила свои вещи и сумочку и посмотрела на него, недоверчиво сузив глаза и нахмурив брови.
- Ты так в этом уверен!
- Да. На все сто.

Усмехнувшись, она отвернулась. И Кэл снова наблюдал, как она удаляется от него, соблазнительно покачивая бедрами.

Она могла поклясться, что в течение нескольких следующих дней то и дело ощущала на себе его взгляд.

***


Теперь каждый раз проходя по коридорам «ЛайтманГрупп», она задавалась вопросом, не последний ли раз она шагает в окружении этих стен, ступает каблуками на этот мраморный пол. Следил ли Кэл за ней из-за угла? Видел ли, как она прошла мимо? Заметил ли изменение в походке, покачивание бедер, предназначавшееся лишь для его глаз?

Она чувствовала его тоскливый взгляд, когда покупала привычный утренний кофе. На нее вдруг накатила непривычная грусть, когда ей пришлось исправить заказ, вычеркнув из него его чай. Она взглянула на руку, в которой держала необходимую сумму для покупки двух напитков. Протянула женщине десятку и с горечью убрала остальное в сумочку.

Куда бы она не шла, она всюду чувствовала на себе его взгляд.

Вечером на парковке для сотрудников. На ярко освещенных улицах округа Колумбии. В ее пригородном районе, когда она проезжала мимо знакомых домов, с мирно спящими в них соседями в своих уютных постелях в объятиях возлюбленных. Она высматривала свет его фар в зеркале заднего вида, беспокоясь не голоден ли он, не следует ли ей пригласить его в дом.

Но когда она оборачивалась в поисках его, его нигде не было.

Даже сейчас, потянувшись за кофейной кружкой с логотипом «ЛайтманГрупп», она не могла не задуматься – последний ли это кофе из этой чашки. Идея с кружками принадлежала ей, в них подавали напитки новым клиентам. Небольшой признак профессионализма, привнесенный ее в их работу. По крайней мере, она так думала.

Его работу, поправила она себя.
Так он ее определяет.

Она дала себе слово, что не сделает этого, но не смогла его сдержать.
Был поздний вечер, когда она направилась к его кабинету, чувствуя, что он там, чувствуя, что может сказать что-то, чтобы избавиться от терзающего ее беспокойства, от чувства вины, мучавшего ее все последние дни в стенах «ЛайтманГрупп».

Кабинет был тихим, пустым и темным, не считая одной лампы, горевшей в библиотеке. Она тихонько направилась в сторону раздвижных дверей, ступая на носочках, чтобы не побеспокоить его. Но просунув голову внутрь, обнаружила, что и библиотека была пуста.

Вздохнув, Джилиан убедила себя, что придется потерпеть вину еще денек. Однажды ему придется выйти из подполья. Им нужно поговорить.

Сдвинув створку двери, она вошла, останавливаясь на одном из дорогих афганских ковров, частично устилающими пол. Без него комната казалась другой: чопорной, лишенной тепла и уюта, которые она всегда ощущала здесь.

Она подошла к небольшой полке, вмещающей некоторые из его предметов коллекционирования: фотография сборной Англии по футболу 1966 года, модель Aston Martin DB6 Volante шестьдесят восьмого года, и фотография Кэла с Эмили.

Джилиан взяла фоторамку, ближе разглядывая снимок. Счастливые лица заставили ее улыбнуться: Кэл обнимал Эмили, шутливо захватив ее за шею и взъерошив ей волосы.

Она нащупала пальцами что-то на обратной стороне рамки, какую-то глянцевую бумагу. Развернув рамку в руках, она удивленно округлила глаза.

Там было приклеено единственное фото Джилиан с Софи. Джилиан поднесла ручку малышки к камере, на лицах обеих запечатлено выражение неподдельной радости.

Сердце больно сжалось, стоило воспоминаниям вернуться. Это было поистине счастливое время. Поистине счастливая Джилиан Фостер.

По щекам потекли слезы, и она смахнула их тыльной стороной ладони, возвращая рамку на место.

Она вздрогнула от неожиданного телефонного звонка. Взглянув на дисплей, Джилиан ответила на вызов.
- Привет, Маркус, - ее голос дрожал, и она откашлялась, стараясь вернуть самообладание.
- Джил? Что случилось? – забеспокоился голос на том конце.
- Ничего, - соврала она. – Я в порядке.
После небольшой паузы Маркус продолжил:
- Я думал на счет ужина. Сегодня. Тайская кухня?
Вновь откашлявшись, она направилась к двери, ведущей прямиком в коридор из библиотеки Кэла.
- Знаешь, сегодня я хотела бы остаться дома. – Стук ее каблуков эхом разносился по пустому холлу. – Жду тебя, - заявила она безапелляционно. – Будь голоден.

***


Рывок. Шлепок. Прикосновение. Они распаляли, подогревали ноющее желание скорейшей разрядки. Она улыбнулась, чувствуя, как по телу распространяется знакомая лихорадка, затягивая тугой узел внизу живота, заставляя мир вокруг поблекнуть.

Она толкнулась навстречу, торопливо приподнимая бедра, больше всего на свете желая погрузиться в пучину экстаза. Тело изнывало, находясь на грани, еще чуть-чуть и она отдастся всепоглощающей страсти. Она подняла ноги, обхватывая его за талию, подаваясь бедрами навстречу, смыкая их тела.

Ритм ускорился, догоняя их учащенное сердцебиение, их частые вдохи, заполняющие комнату осязаемой похотью.

Оргазм пронзил ее словно стремительный поток, сбивающий с ног. Руки отпустили его мускулистые плечи и упали на кровать, сжимая простыни в кулаках, пока волны удовольствия снова и снова охватывали ее тело.

- Боже мой, Кэл…

Маркус внезапно застыл над ней, и она уставилась на него во все глаза.
- Что? – спросила Джилиан, хватая ртом воздух.
Его руки подрагивали от нагрузки, и он распрямил локти, отрывая от нее свой липкий живот.
- Что ты сказала?
Она задумалась, часто моргая, разгоняя белую дымку, окутавшую разум.
- Боже мой?
Он быстро вышел из нее, перекатываясь на другую сторону кровати.
- Кэл! – Маркус негодовал, поспешно натягивая боксеры и джинсы. – Ты назвала меня Кэлом.

Она видела, как он наклонился, собирая с пола свои вещи, и пулей выскочил из комнаты, не оглядываясь и ничего больше не говоря. Она задрожала, когда прохладный воздух из открытой двери коснулся ее разгоряченного тела.

Кэл?..
Неужели?

7. Шах

«Всего несколько часов», думала она. Всего несколько часов, и она будет сидеть напротив Маркуса в его любимом ресторане, извиняясь за свою выходку, за внезапную потерю контроля.

Она убеждала себя, что на то должна была быть причина. Причина, по которой она выпалила его имя в порыве страсти.

Кэл…

Наверное, виной всему тот стресс, которому он подверг ее за последние несколько дней. Да, виноваты все эти засиживания в офисе допоздна, и совместный кофе, и телефонные звонки, и беспокойство друг за друга, и все эти «по стаканчику» в баре после работы, и семейные ужины.

Она так часто называла его имя. Так часто он был первым человеком, которого она встречала утром, и последним, с кем она прощалась перед сном.

Был…

Ее охватило угнетающее чувство печали, тисками сдавливая грудь, что становилось трудно дышать. Она убеждала себя, что должна выстоять, должна справиться.
Кэл высасывал из нее Джилиан Фостер. Осушал ее, как вампир.
Маркус давал ей выбор. Позволял ей быть самостоятельной, независимой, той, кем она хотела стать.

А не каким-то безвольным дополнением к Кэлу, бегущим к нему по первому зову. И она видела это на лицах коллег. И клиентов. Она была его карманной куклой, его Фостер, которую можно эксплуатировать, как только вздумается. Лишь одна из пешек в его маленькой игре.

Он никогда не ценил ее, не видел всего того, что она привносила в их союз, всего, что она могла предложить. Слишком увлеченный своей собственной славой от поимки негодяя, он никогда не замечал, что она стояла рядом с ним, помогая, поддерживая.

И когда ее щеки стали гореть, когда клейкая лента закупорила последнюю коробку, и Джилиан поставила ее в аккуратно организованный ряд, подняв взгляд, она обнаружила Кэла, стоящего в дверях, руки в карманах, плечом подпирает косяк в своей лайтмановской манере.

- Похоже, ты уже собралась, - заметил он, отталкиваясь от дверной рамы и проходя внутрь.
- Так и есть.
Если он старался скрыть грусть, замаскировать злость на текущее положение вещей, у него это плохо получалось. Крайне редко ей удавалось увидеть этого неприкрытого Кэла Лайтмана, мужчину, который сейчас обнажал перед ней душу.
- Могу я угостить тебя бокальчиком вина, Джилиан? – спросил он неуверенно. – В память о былых временах.
Ей хотелось ответить «да», подбежать к нему, укрыться в его объятиях и сказать, как она сожалеет. Сожалеет о всех неприятных мыслях, о всей той боли, что ему причиняет. Но вместо этого она мяла и заламывала пальцы, затем смахнула волосы со лба и ответила:
- Не думаю, что это разумно.

И вот оно: едва различимая дрожь в голосе, которая могла рассказать ему правду, выдавала ее, оставляла ее обнаженной перед ним. Она мысленно ругала себя за то, что слишком открылась перед ним. Но что поделать – он мог видеть ее насквозь, если пожелает.

- Подумай еще раз.
- Не могу. Не стану.
- Надо. Позволь мне сводить тебя куда-нибудь. Позволь мне похвастаться тобой.

Он слегка приподнял брови, глядя на нее самым умоляющим взглядом, на какой только был способен. Он загонял ее в угол, а на лице расползалась та самая хитрющая ухмылка, говорящая без слов, он уверен в своей победе, он снова привяжет ее к себе.

Она неосознанно накрутила прядь волос, убирая ее с щеки за ухо. И в следующую секунду ее глаза испуганно расширились, когда она осознала свою ошибку: ее полное разоблачение.

- Пойдем со мной, - его голос стал низким, тягучим, как густая карамель.
- Не пойду.
- А это ложь.
- С чего ты взял?
- Ты бессовестная лгунья, - он продвигался к ней шаг за шагом. – Ты польщена и хочешь пойти.
Он все видел. Он разоблачил ее.
- Что прости? – огрызнулась она.
- Милая, ты все прекрасно слышала. – Он неторопливо приближался, загоняя ее в угол в своей излюбленной манере, к которой она успела привыкнуть. Знал ли он, как легко она попадается в его сети? Замечал ли он, как резко учащается ее дыхание, когда он смотрит на нее?
И так начинается их неизменный танец.
- Почему ты это игнорируешь? – Его голос был глубоким, слова ощутимо заполняли пространство между ними. Его ладони призрачно парили у ее бедер, колени соприкасались.
- Что именно? – прошептала она.
- Этот взгляд твоих глаз. – Он дотронулся пальцем до ее нижней губы. – Этот трепет губ. – Он оттеснил ее к письменному столу так, что ей пришлось упереться руками в столешницу за спиной. – Чего ты хочешь, Джилиан?
- Я не знаю, - едва вымолвила она, и снова эта предательская дрожь в голосе. Он читал ее, как открытую книгу.
- Нет, знаешь.
- Я…
- Просто скажи это.

Ее взгляд упал на его губы, и она почувствовала, как сладко заныло внизу живота, и в тот самый момент ее плечи ощутимо расслабились, впервые за долгое время, будто избавились от непосильной ноши.
- Тебя, - тихо произнесла она. – Я хочу тебя.

Он мгновенно прижался к ее губам, она без стеснения встретила его открытым ртом. Губы припухли и налились кровью, двигаясь в унисон с его губами. Она смаковала ощущение его грубой щетины под своим языком. Она обхватила его за торс, притягивая к себе, и запустила пальцы за пояс джинсов спереди. Прервав поцелуй, Джилиан уперлась влажным лбом ему в плечо и посмотрела вниз на труды своей работы.

Она играла с ним, пробегала пальцами по выпуклости на джинсах и улыбалась, довольная произведенным эффектом.

- Кажется, ты проголодалась, - заметил он, тяжело дыша.
- Как волк.

Джилиан расстегнула его ремень и молнию на джинсах, запуская внутрь свои искусные пальчики. Она быстро нащупала то, что искала, и обхватила его теплой рукой, чувствуя, как он пульсирует в ее ладони.

- А ты? – спросила она, глядя на него снизу-вверх, соблазнительно поблескивая глазами.
- Я? – Он склонил голову, нависая над ее губами, а глаза вбирали изгибы скул. – Так бы и проглотил тебя. И глазом моргнуть не успеешь.

Она легонько сжала его в руке, отчего он обрушился на ее губы. Влажные теплые языки вели борьбу между собой, с каждым разом желая вкусить все больше и больше. Губы смыкались и размыкались, скользили по скулам, обхватывали ушные мочки. Они стонали, тяжело дышали, покачивая бедрами навстречу, пока он не вынул ее руку из штанов. Она уставилась на него непонимающим взглядом, а он молча потянул ее за руку, разворачивая к себе спиной.

- Так что именно ты хочешь?
- Сказала же, - она часто и рвано дышала, - тебя.

Его руки скользнули вдоль ее тела, язык пощекотал мочку уха, и пальцы принялись расстегивать пуговицы на блузке.
- Боже мой, Кэл…
Джилиан закрыла глаза, когда его пальцы встретились с разгоряченной кожей, едва ощутимо касаясь груди, сосков, затвердевших от малейшего прикосновения.

Он целовал ее шею, играя с ней, поддразнивая. Он расстегнул последнюю пуговицу и, проведя языком по шее, одним движением стянул блузку с ее плеч. Следом расстегнул черный кружевной бюстгальтер и потянул за бретельки вниз. Он позволил ему упасть на пол рядом с ранее брошенной блузкой, и одним быстрым движением снял свою футболку, отправляя ее в ту же кучу одежды.

Кэл крепко обнял Джилиан, обхватывая ладонями ее груди и прижимаясь к ее спине. Жар ее тела вкупе с каждым рванным вдохом, срывающимся с ее губ, будоражили и все сильнее разжигали в нем страсть.

- Здесь и сейчас, - прошептала она, откидываясь назад на него, и, приоткрыв глаза, встретила его взгляд. Ее руки змейкой прошмыгнули за спину, поглаживая его через ткань джинсов.

Он закрыл глаза и, приоткрыв рот, шумно выдохнул, когда она снова нырнула пальцами внутрь штанов.

Кэл выпустил ее грудь и не спеша провел пальцами вниз вдоль ее тела, чувствуя, как она дрожит от предвкушения. Медленно он задрал ее юбку, оставляя ее кольцом болтаться на талии.

Он довольно заулыбался, когда она нетерпеливо потерлась об него, пока его пальцы блуждали вдоль резинки кружевных стрингов.

- Давно бы так, - проговорил он быстро и подтолкнул ее вперед на стол.
Опустившись, она оперлась на руки, задрожав от контакта обнаженной груди с прохладной стеклянной столешницей. Вспотевшие горячие ладони оставляли после себя влажные разводы на стекле. И она довольно застонала, когда он, опустившись на колени позади нее, потянул вниз трусики. Он медленно спускал их по ее ногам, запоминая каждый дюйм кожи, каждый соблазнительный изгиб…

Она проснулась от нежного прикосновения к ее плечу, от легкого потрясывания.
- Джилиан… - позвал ее тихо Кэл и взял за руку.

Она лежала, свернувшись калачиком, на своем длинном офисном диване, подтянув ноги к груди. Она повернула к нему голову, неуверенно моргнув, разгоняя остатки реалистичного сна.

- Ох, - поморщилась Джилиан, доставая руку из-под головы. Пошевелила пальцами, возвращая чувствительность в отлежавшую конечность. Облизала пересохшие губы.
- Приятный сон? – поинтересовался Кэл, присаживаясь на маленький кофейный столик перед ней.
- Да, - ответила она честно. – Даже не помню, как отключилась.
- Наверное, здорово устала. – Он оглядел кабинет, задержавшись глазами на пустых книжных полках и запакованных картонных коробках. Затем опустил взгляд на руки, ожидая, пока она сядет. – Похоже, ты уже собралась.

Джилиан не ответила сразу. Сначала тоже оглядела комнату, подмечая, какой она стала чужой и незнакомой. Белые пустые полки сверкали отраженным светом. А голоса эхом отскакивали от пустых стен.

Она быстро потерла лицо руками, заправила прядь волос за ухо.
- О Боже, - она развернула часы на запястье и прищурилась. – Который час?
- Пять пятнадцать.
- Черт, - выругалась она виновато. – Я опаздываю.
- Снова Маркус? – спросил Кэл.
Джилиан бросила на него взгляд, отчетливо слыша в его голосе неприкрытую грусть.
- Да, - ответила она, шустро обувая туфли. Поднялась на ноги, пошатнувшись, и поправила юбку. Быстро подошла к столу и наклонилась за сумочкой, лежавшей на его пустой поверхности. На мгновение замялась, когда перед глазами возникли яркие образы из ее недавнего сна: ее потные ладони, скользящие по стеклянной столешнице, бедра, упирающиеся в его пах.

Она обернулась, но не смогла взглянуть на него, боясь, что он все поймет, прочтя по смущенному румянцу на ее щеках.
- Это своего рода извинение.

Кэл быстро поднялся и направился к ней, ступая еле слышно.
- Что он натворил на этот раз? – спросил он, зло стиснув зубы.

Она перевела дыхание и посмотрела на его руки, когда он засунул их в карманы джинсов. Именно эти руки могли бы удержать ее, подарить ей крепкие объятия, исцелить ее. В этих руках она могла бы позволить себе расслабиться. Эти руки смогли бы заставить ее забыть о прошлом и о завтрашнем дне.

Если только…

- Не он, а я, - ответила она, прогоняя ненужные мысли.
Он с любопытством склонил голову на бок.
- Милая, это за что же такое ты могла бы извиняться?
Коротко вздохнув, она неловко улыбнулась.
- Ты и представить себе не можешь.
- У меня богатое воображение.

Она поджала губы, стараясь скрыть усмешку.
- Уверена, так и есть.
Он посмотрел на нее как-то подозрительно, внимательно изучил ее лицо и нахмурился.
- Что это?
- Ничего.
Он шагнул в ее направлении, вынуждая ее отступить назад – прелюдия к их любимой игре.
- Что? – настаивал он.
- Просто мне…
Она не могла закончить предложение. Не могла признаться, что ей срочно нужно в душ. Желательно холодный душ…

***


Он мог смотреть на нее часами. Наблюдать за сменой выражений ее лица. Особенно ему нравилось, как отражалось счастье в ее глазах, мимических морщинках, изгибе губ. Он мог бы раствориться в тех моментах, когда ее улыбка озаряла мир вокруг. Он любил такие моменты. Счастье было к лицу его Джилиан Фостер, подходило ей куда больше того представления, свидетелем которого он стал.

Он стоял, подпирая плечом стену рядом с лифтом, сосредоточенно наблюдая разворачивающуюся перед ним сцену. Даже окружающие его звуки, казалось, превратились в статичный фоновый шум. Его не так-то легко было заметить в этом потоке людей, наводнивших первый этаж офисного здания. Кое-кто бросал любопытные взгляды в его сторону, удивляясь, чего это он пялится на парочку через весь холл.

Но знали ли они? Могли ли видеть боль в его глазах? Замечали ли, как он из последних сил сдерживается, чтобы не побежать к ней? Спасти ее? Стать ее рыцарем в сверкающих доспехах?
Он наблюдал за пылкой ссорой любовников. Движения ее рук говорили о разочаровании и удачно подтверждались мимикой лица. Она крепко сжала кулаки, что даже костяшки побелели, что выдавало силу ее эмоций.

Джилиан Фостер была настолько очевидно поглощена ссорой, что совершенно не контролировала свои эмоции, выставляя все напоказ. Эта пылкость и порывистость так отличали ее от привычной ему сдержанной Джилиан.

Наконец-то рушится связь? Теперь она отпустит его?

Она провела рукой по волосам и потянулась к груди Маркуса. Он оттолкнул ее руки. Она ловила его взгляд, пытаясь оправдаться, но он все время отворачивался. Она проигрывала эту битву. И весьма стремительно.

Маркус начал отступать, шаг за шагом направляясь к большим вращающимся дверям.
- Маркус, пожалуйста! Дай мне объяснить!

Крик Джилиан выдернул Кэла из созерцательной задумчивости.
Маркус остановился, покачал головой и отвернулся. Он толкнул вращающиеся двери и исчез в водовороте людей.

Джилиан устало провела ладонями по лицу и, будто чувствуя его прожигающий взгляд, повернулась к Кэлу лицом. Он не шелохнулся, видя, как в ее глазах закипает ярость. Поджав губы и зло сверкнув глазами, она быстро зацокала каблуками по мраморному полу. Приблизившись к нему, она резко развернулась и направилась в сторону пожарной лестницы.

Кэл оставил свой пост и побрел за ней, толкая дверь, которая уже успела закрыться за ней.
- Джилиан! – позвал он, и его голос эхом отскочил от бетонных стен. Он отчетливо слышал каждый стук ее каблуков по ступенькам, слышал, когда она достигла пролета. – Джилиан! Подожди! – рявкнул он громче.

Перепрыгивая через ступеньку, он почти догнал ее, но она ускорила шаг, успев крикнуть ему:
- Оставь меня в покое, Кэл!

Он вслушивался в стук ее каблуков. Кажется, он уже близко. Еще один пролет, и он точно ее догонит. Но затем он вдруг услышал ее вскрик, и, выругавшись, она упала на ступеньке прямо перед ним.

Он взбежал к ней в мгновение ока, подхватил за талию и помог усесться на ступеньке.
- Черт, черт, черт! – снова выругалась Джилиан, а Кэл потянулся к ее правой ноге, которую она выпрямила перед собой. Он аккуратно стянул с ее ступни кожаную туфлю-лодочку с открытым носом. Внимательно осмотрел лодыжку и колено, на котором виднелся порез с проступающей кровью. Затем заглянул ей в лицо и заметил, с какой печалью она смотрит на туфлю в его руке. Он нахмурился.

- Черт, только не это, - воскликнула она, и глаза тут же наполнились слезами. Она потянулась и забрала у него туфлю. Тогда-то он и понял, в чем причина ее горьких слез: лакированная кожаная лодочка… с болтающимся сломанным каблуком.

8. Мат

- Боже мой, лодыжка, - заныла Джилиан.
Она даже не успела ни о чем подумать, а ее слова едва успели эхом отразиться от стен, как Кэл быстро засунул ее туфлю в карман и подхватил ее на руки.

Казалось, он без особых усилий поднимается по лестнице, прижимая ее к себе. Казалось, у него даже дыхание не сбилось, когда он наконец достиг пролета их этажа.

- Кэл, прошу тебя, - прошептала она, отстраняясь. – Опусти меня, пожалуйста.
Что подумают сослуживцы? Как они отнесутся к ней, увидев на руках Кэла, как он легко переносит ее через порог офиса, который он создавали вместе?

Будто услышав ее мысли, он осторожно опустил ее на пол. Встав на здоровую ногу, Джилиан держала вторую на весу, с благодарностью опираясь на Кэла, пока он помогал ей пройти сквозь тяжелые двери их офиса.

- Боже мой! – послышался взволнованный голос Анны, когда они тихонечко ковыляли мимо приемной «ЛайтманГрупп».
- Анна, лед, - приказал Кэл, поддерживая Джилиан, пока та прохромала в сторону его кабинета. – Поживей, пожалуйста.

Фостер быстро оказалась в его библиотеке. Он усадил ее на викторианскую кушетку, стоящую у стены, накидал на один конец подушек и настоял, чтобы она откинулась на них.

Он невесомо коснулся ее коленки, затем заскользил ладонями вниз по ноге к ноющей лодыжке и внимательно осмотрел ее.
- Кэл, я в порядке, - вздохнула Джилиан, когда он приподнял ее ноги, чтобы подложить под них подушку. Анна просунула голову за дверь и посмотрела на пострадавшую.
- Как она?
Кэл забрал у нее лед и, вернувшись к Джилиан, ответил:
- Спасибо.
- Я в порядке, - отозвалась Фостер и вздрогнула, когда пакет со льдом коснулся ее кожи. – Просто подвернула ногу.

Анна словно примерзла к двери, обхватив пальцами тонкую створку.
Кэл взглянул на секретаршу со своего места у подножия кушетки.
- Анна, спасибо, - повторил он, но в этот раз за словами скрывался безмолвный приказ.
Глаза девушки испуганно расширились, и, послушно кивнув, она испарилась.

Джилиан улыбнулась, снова взглянув на Кэла.
- Серьезно, - она перевела дыхание. – Это перебор. Я в порядке.
- Мне судить. – Он убрал пакет, и окружающий воздух быстро согрел ледяную кожу.
- Клянусь. Все хорошо.
Его пальцы осторожно прошлись по лодыжке. Затем он нежно обхватил ее ступню раскрытой ладонью.
- А здесь?
- Отлично.

Теперь уже обе руки скользили по ее ноге. Кончики пальцев коснулись кожи по обе стороны икры.
- Здесь? – его голос заметно понизился.
- Да, - она задержала дыхание. – Хорошо, - откашлялась. – Я в порядке.
Руки достигли коленки, большие пальцы очертили красную царапину.
- Здесь? – Он поймал ее взгляд.
Она медленно сглотнула, и ей показалось, что этот звук был слышен даже в соседней комнате.
- Вообще-то, немного болит.
- Правда?
Она кивнула.
Кэл тихо опустился на колени, ладони сдвинулись обратно на голень. Удерживая ее взгляд, он наклонился и поцеловал ее колено. Его губы будто на мгновение дольше задержались на ее коже, и она прикрыла глаза, когда руки снова поползли вверх.

Он отстранился и заметил, что ее дыхание стало более поверхностным, а веки, затрепетав, опустились. Руки жаждали обследовать каждый дюйм ее тела, но вместо этого ласкающим движением вернулись на лодыжки. Осторожно он приподнял ее ступни и, убрав подушку, уселся на кушетку, разместив ее ноги у себя на коленях.

Она открыла глаза и медленно вздохнула, завороженная теплотой в его глазах.

Ледяная вода капнула с пакета и, прокатившись по коже, повисла на лодыжке. Заметив каплю, Кэл машинально облизал губы. Он аккуратно подставил палец и смахнул ее, прежде чем она успела упасть ему на колено. Взгляд побежал выше по ее ногам, вбирая каждый изгиб, лаская голень, колено, нежность кожи которого он до сих пор ощущал на губах.

Все это навсегда останется в его памяти.

Он не стал поднимать взгляд, не стал искать позволения в ее глазах, когда его пальцы бережно заскользили по ее гладкой коже. Он воспользуется моментом и насладится им по полной. Даже если потом его пальцы будут горевать об утрате, когда придется разорвать контакт.

Молочно-кремовая, нежная, он не мог оторвать глаз. Она чувствовала, как от его прикосновения по телу распространяется тепло, заряды электричества, которые будто перетекали из его глаз на ее плоть.

Словно чудо. Сон наяву. Медленно текли секунды, будто заполняя собой тишину комнаты. И она теряла над собой контроль. Он наконец-то обуздал ее.

Но какое это будет иметь значение? Видел ли он, какую слабость в ней пробуждали его пальцы, медленно продвигающиеся по внутренней стороне бедра все выше и выше? Чувствовал ли он ее внутренний жар? Замечал ли, как каждая клетка ее тела тянулась к нему, словно управляемая некоей непостижимой силой?

В этом и был ответ. Ясный как день.

Поэтому она сдалась. Уступила силе притяжения, и почувствовала, как ее захватывает чувство, зарождающееся внизу живота. Она отпустила гордость и позволила дрожи охватить ее тело. Пусть он это видит. Пусть видит ее.

- Возьми меня, - попросила она тихо, и ее голос задрожал от необузданных эмоций, пронизывающих ее тело. Она моргнула, и он заметил, как ее глаза горят желанием.
В ответ он ничего не сказал, даже не кивнул утвердительно. Лишь провел руками вниз по ее ногам и придержал ступни, выбираясь из-под них.

Она подумала, он уходит от нее, и мысленно проклинала свою гордыню, проклинала себя за то, что потратила столько времени впустую прежде, чем сдаться на его милость. И теперь он уходит от нее.

Однако его губы растянулись, и она увидела явную радость на его лице. Похоже ему нравилось то, как она беспомощно тонула в лаве страсти, которую он в ней вызывал.

- Кэл…
Она поднялась с подушек, и он тут же склонился, обхватив ее щеку левой рукой. Посмотрел на ее рот, провел пальцем по нижней губе. И Джилиан послушно разомкнула губы и прикрыла глаза, очарованная нежностью его прикосновения, теплотой его глаз. Внезапно он убрал руку и отошел.

Она открыла глаза и увидела, что он направляется к двери, примыкающей к набитому прохожими коридору.
- Кэл…

Он обернулся, прикладывая указательный палец к губам, а другой рукой повернул замок на двери. Затем прошел к противоположной стене, не разрывая зрительного контакта с Джилиан, и запер дверь, ведущую в его кабинет, надежно защищая их от непрошенных посетителей.

Он медленно направился к ней, и она почувствовала, как у нее начинают гореть щеки, а румянец постепенно спускается на грудь.
Интересно, она еще не дымится от желания?

Он разместил колено между ее ног и навис над ней.
Ей казалось, единственными звуками в комнате были ее рваное дыхание и скрип кожаной обивки под руками.

Он поднял драгоценный кулон, который она носила на шее, и покрутил его между пальцев, радуясь просто тому, что теперь ему позволено это сделать. Аккуратно опустил его обратно на грудь, но руку не убрал, завороженно провел тыльной стороной пальца по верхней части груди, виднеющейся в разрезе блузки.

- У вас затруднено дыхание, доктор Фостер, - сообщил он, голос глубокий, напряженный.
- Вот как? – хрипло удивилась она. – Лишь доктор Фостер?
Он улыбнулся, не размыкая губ, провел кончиками пальцев по виску.
- Джилиан… - Он словно пропел ее имя. – Джил, ты чертов наркотик. – Подобная откровенность застала ее врасплох, и у нее перехватило дыхание. – Я будто потерян. И не могу дышать без тебя. – Он погладил ее подбородок, глядя прямо в глаза. – Мне не справиться, если тебя не будет рядом. Я не могу делить тебя с кем-то, Джилиан. Ты должна быть моей. – Он еще больше приблизился к ее лицу. – И другого я не приемлю.

Она с облегчением и радостью встретила его губы. Мысли о ноге растаяли на задворках сознания, стоило их языкам коснуться друг друга. Локти ослабели, и она снова опустилась на подушки. По венам струилось жгучие желание, и она теряла контроль, отдаваясь на волю легкомыслию. Она была податлива в его руках, открыта и обнажена перед ним.

Он медленно отстранился, и она почувствовала, как дикий голод снова притягивает ее к нему. Она подняла голову с подушки, и сама поцеловала его. Обхватила его лицо руками, подтянула к себе. Пальцы зарылись в волосы.

Он снова отодвинулся, порождая в ней стон разочарования. Жадно оглядел ее тело, и она инстинктивно подалась ему навстречу бедрами.
- Как нога? – спросил он.
Она улыбнулась, не сводя глаз с его губ.
- Какая еще нога?

9. Эндшпиль

- Нужно показать ее врачу, - прошептал Кэл, когда ее губы добрались до его шеи. Он прикрыл глаза, смакуя оставшийся на губах ее вкус, ее аромат, полностью окруживший его. Она поглощала его, дюйм за дюймом, пока язык плавно скользил по шее.
Но этого было мало, его неутолимая жажда требовала больше.
- Говорю же, она в порядке, - уверяла Джилиан и снова увлекла его в поцелуй. Их губы с легкостью танцевали этот танец любви, будто репетировали его уже тысячу раз. Каждый из них знал шаги, умел укладываться в ритм.

Джилиан совершенна, а его руки будто созданы для того, чтобы восхвалять ее фигуру. Они идеально обхватывали ее грудь, с легкостью поддерживали за талию, с жадностью впивались в бедра. Она жаждала, чтобы он исследовал каждый дюйм ее тела, предъявил права на все, что она отдавала ему.

Она прогнулась в пояснице и посмотрела на его руку, словно умоляя ту, начать действовать. Прикрыв глаза, она простонала:
- Теперь уж не останавливайся.
Однако его руки не пошевелились, он лишь пристально смотрел на нее сверху-вниз.
- Кэл…
- Да, детка?
- Какого черта ты ждешь?

Он улыбнулся и, все еще раздумывая над ответом, свел брови на переносице.
- Ты чертовски хороша, - произнес он искренне. – Мне хочется упиваться тобой и смаковать.
- У тебя было на это достаточно времени, - заявила она. – Теперь, Кэл Лайтман, мне нужна грубая сила. Я хочу, чтобы ты прижал меня к себе. Хочу, чтобы ты взял меня, всю меня, и усмирил эту ноющую боль.

Он медленно победно улыбнулся, обнажая белые зубы.
- Что? – удивилась она.
- Ты даже не знаешь, сколько раз я представлял это. Какой ты будешь…
- И? – Она нырнула пальцами под его футболку, касаясь горячей кожи.
- Ты просто невероятна. – Он чмокнул ее в губы. – Всегда хотел только тебя. С тех самых пор, как…
- Как?
Он не осмелился ответить. Сказать ей, что всегда знал, что она будет его. Что с самой первой встречи между ними пробежала искра.
Так что он просто навалился на нее, увлекая в пылкий поцелуй.

Их вздохи стали чаще, тяжелее и горячее. Языки схлестнулись, руки двигались, гладили, оттягивали одежду, пока он наконец не нащупал пуговицы на ее блузке и не рванул полы в стороны, обнажая красный кружевной бюстгальтер.

- Ты великолепна, Джилиан, - восхитился Кэл и, опустив голову, принялся ласкать. Она тихонько постанывала и прогибалась в пояснице, направляя его от одной груди к другой. Она томно вздохнула, когда он оттянул кружево и обхватил губами сосок.

Ее запах его одурманивал, провоцируя в нем еще большее желание. Ее стоны побуждали его искать новые точки удовольствия, и он нырнул руками под юбку. Его прикосновение вызвало волну мурашек, когда он прошелся по внутренней стороне бедра и наткнулся на еще одно кружево. Он инстинктивно знал, что оно тоже будет красным.

Он осторожно погладил ее через трусики, пока она сама не качнула бедрами ему навстречу. Глядя ей в глаза, он кротко сдвинул кружево в сторону и нырнул пальцами внутрь. Она довольно улыбнулась его прикосновениям и закрыла глаза. Кэл потянулся губами к ее уху.
- Ты моя, - прошептал он, обдавая ее шею горячим дыханием.

Джилиан снова сунула руки под его футболку и одним резким движением стянула ее через голову. Она сдвинулась в сторону из-под него и, перекинув через него ногу, оказалась сверху. Выскользнула из блузки и бросила ее на пол.

В этот оживленный полдень прохожие, размеренно вышагивающие взад-вперед по коридору, добавляли огоньку. Она подтянула юбку вверх, оставляя висеть на талии, и завела руки за спину, чтобы расстегнуть лифчик. Волосы упали на лицо, когда застежки наконец поддались и предмет нижнего белья отправился на пол.

Ей потребовалось бы несколько часов, чтобы описать всю любовь на его лице в тот момент, всю страсть, плещущуюся в его глазах.

Джилиан качнула бедрами, нетерпеливо оседлав его пах поверх джинсов. Он инстинктивно приподнялся, но она уперлась руками ему в грудь, толкая его назад на кушетку. Она продолжила тереться о него, словно танцуя танец живота. Подняв руки, сжала свои груди, затем запустила пальцы в волосы, смахивая их назад. Кэл застонал от удовольствия.

Она все делала правильно. Она идеально ему подходила.
Он быстро сел, схватил ее за бедра и поднялся вместе с ней с дивана. Снова нашел ее губы, и она обхватила его торс ногами. Пока их языки играли друг с другом, а вздохи выдавали обоюдный голод, он, сделав несколько шагов, остановился у наклонной лестницы перед книжным шкафом.

Он усадил ее на ступеньку достаточно высоко и прервал поцелуй. Расстегнул и спустил юбку и трусики вдоль ее длинных ног. Она хихикнула от щекотки, пока он покрывал поцелуями внутреннюю поверхность бедра, и вцепилась в перила лестницы руками, когда он достиг промежности. Она обхватила его голову бедрами, закинув ноги на плечи. Он лизал, дразнил, посасывал, пока она не начала всхлипывать, выкрикивая его имя. Он сжал руками ее грудь, когда она кончила, обхватил пальцами соски и тихонько потянул.

Когда она открыла глаза, он увидел в них блаженное спокойствие, умиротворенность, наполнившую ее тело, которых он давно в ней не наблюдал. Он улыбнулся, довольный собой.

Улыбнувшись в ответ, Джилиан пересела на ступеньку ниже, расстегнула молнию на его джинсах и запустила пальчики внутрь штанов. Спустя мгновение она наклонилась и обхватила его губами. Кэл застонал и медленно толкнулся ей в рот. Затем убрал с лица ее волосы и держал их в кулаке.

Он задвигался быстрее и, чувствуя знакомое потягивание внизу живота, выскользнул из ее рта. Она посмотрела на него, облизывая губы.
- Милая, иди сюда, - он помог ей подняться. Она прижалась к нему, и он снова приподнял ее, оборачивая ее ноги вокруг торса, встал поудобнее, она уперлась руками в перила для поддержки.

Он медленно вошел в нее, заполняя до предела, и быстро подобрал нужный ритм. Книжный шкаф ходил ходуном при каждом толчке. Пара книг упали на пол. Они замерли, оглянулись на шум и лукаво улыбнулись.

- Кэл… - намекнула она.
Он послушно приподнял ее, она быстро обхватила его за шею, и он переместился на пол. Уложив Джилиан на викторианский ковер и чувствуя облегчение в коленях, он стал с силой вдалбливаться в нее. Она по-прежнему обхватывала его ногами, завороженно слушая собственные выдохи, которые он выбивал из нее каждом новым толчком.

- Черт, - застонал он и, склонившись, аккуратно впился зубами ей в плечо. Перед глазами все поплыло. Он чувствовал, что белая дымка экстаза вот-вот накроет его с головой, но стиснув зубы он терпел, оттягивал момент, наблюдая за лицом Джилиан. Ее брови нахмурились и, испустив протяжный стон удовольствия, она прогнулась в спине и его имя сорвалось с ее губ тихим шепотом. Нырнув следом за ней в пучину наслаждений, он обессилено опустился на нее.

Спустя пару мгновений он скатился с нее и лег рядом, уставившись на книги и сувениры, расставленные вдоль деревянных полок.

- Все еще голодна? – улыбнулся он.
Она повернулась к нему, удобно устроившись на его плече.
- Всецело удовлетворена.
Он внимательно посмотрел на нее, убрал прядь мокрых волос со лба за ухо.
- Я бы слушал тебя весь день. Все твои тихие вздохи.
- Мои что?
- Как ты зовешь меня по имени на выдохе.
- По крайней мере, в этот раз не ошиблась, - усмехнулась Джилиан.
- О чем это ты?
- Кэл… - протянула она, смакуя звуки его имени. – Потом расскажу.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/359-38254-1
Категория: Мини-фанфики | Добавил: FoxyFry (23.09.2019) | Автор: FoxyFry
Просмотров: 780 | Комментарии: 7


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 7
0
7 katerina420   (07.10.2019 00:23)
Ух ты! Великолепная история: точная, утонченная, умная, в то же время четкая, захватывающая, и потрясающий перевод, передающий дух героев и атмосферу "Обмани меня"! happy
Не являюсь большим поклонником сериала, но десятка два серий видела, т.е. с героями знакома.
В сериале (в тех сериях, что я смотрела) химия между героями присутствует, но влечение не явное. Здесь же я сгорала от страсти вместе с Кэлом по недоступной Джилиан.
Сериал основан на внимательном изучении и чтении мимики и поведения клиентов/преступников, выяснения, где правда, где ложь. Автору бесподобно удалось передать все тонкости сюжета в фанфике. Прочитала историю с огромным удовольствием, наслаждаясь каждой строчкой! happy
Спасибо за перевод!!!

0
6 FoxyFry   (29.09.2019 22:34)
Обмани меня смотрела лет пять назад, была в диком восторге от этого сериала, а потому была ужасно разочарована, когда узнала, что его закрыли на третьем сезоне. Да, к тому же на самом интересном моменте, относительно развития взаимоотношений этих двоих. Сериал нас жутко растравил и оставил голодными, вот и приходится утолять этот голод фанфиками, которые навсегда останутся фанатским четвертым сезоном))
Эта история, кажется, с лихвой возместила всю нехватку интима между главными героями, а финальный шпиль-виль всецело удовлетворил не только Фостер, но и читателя))
Не смотря на тяжелый характер Лайтмана (его еще часто сравнивают с Хаусом - такой же хамоватый, прямолинейный, хитрый жук), он надежный и верный, за своих родных и близких будет стоять горой, никому в обиду не даст. Особенно, Джиллиан. К ней у него особые чувства. Потому мне кажется, здесь небольшой ООС. Даже не смотря на его излюбленные методы "ведения переговоров", в виде провокации и конфронтации, я верю, что с ней он был бы более мягок и тактичен.
Однако, в качестве долгожданной разрядки для перевозбужденных фанатов данного фандома - этот фанфик то, что надо biggrin
Спасибо за перевод.

0
5 робокашка   (29.09.2019 08:43)
Мне ухаживать некогда. Вы… привлекательны. Я… чертовски привлекателен. Чего зря время терять? biggrin
Когда-то я с увлечением смотрела "Обмани меня" и в состоянии оценить настойчивость и категоричность Лайтмана; он уверен в своей правоте и практически всегда прямолинейно идёт к цели. Тяжёлый дяденька, в характере и в общении smile Фостер - единственная, у кого была бездна терпения для коллеги. И, какой бы профессиональной и сильной не казалась, она хрупкая. А Кэл - что слон в посудной лавке. Здесь он её добился, любит, ценит. Дай бог, чтоб это было надолго...
Спасибо и удачи в конкурсе!

0
4 leverina   (28.09.2019 23:31)
Случайно открыла сначала не сам рассказ, а коменты, и меня заинтересовало определение "марафон приставаний". Поэтому, выудив в инете минимум знаний о первоисточнике, поспешила прочесть.

Это, конечно, фанфик "для своих" - для тех, кто знает и любит конкретных героев в исполнении конкретных актёров и воображает их при чтении. Этого богатого образного удовольствия мне было не дано. Для меня этот фанфик - просто текст, без заранее заданного облика, мимики, пластики, личной истории персонажей.

Но я заглянула в википедию, так что немного в курсе. ГГ - два психолога, он - глава консультирующей фирмы, она - его заместитель. Специализация фирмы - распознавание лжи, так что, выходит, в этом фанфике они в своё условно свободное время занимаются тем же самым: он "читает" её, а она - его.

Это хоть немного объясняет их во всех смыслах близкую дистанцию на протяжении всей истории. Какой смысл всерьёз протестовать против того, что кто-то (мужик) насильственно вторгается в твоё личное (внешнее и внутреннее) пространство, если САМ(А) делаешь это с другими в рабочее время? Исчезает (как-то, знаете ли, забывается) главный аргумент - что так поступать НЕЛЬЗЯ. Что этому МОЖНО сказать чёткое "нет", и тебя услышат. Или что, делая так, надо хотя бы иногда извиняться. Потому что ни ты, ни твои коллеги слова "нет", разумеется, не слышат и за насилие в отношениях с подследственными и прочими допрашиваемыми не извиняются. Не привыкли. Оба ГГ не просто уже неоднократно так ПОСТУПАЛИ с людьми - это их ежедневная работа. Их профессия. Хлеб насущный.

Что вызвало у меня тоску, печаль, ужас, сочувствие - это неспособность ГГ выйти из этого рабочего стиля и переключиться на иное. Профдеформация. Упорная сосредоточенность на ДРУГОМ, на том, чтобы последовательно добивать другого и добиваться своего, давить и доминировать, принуждать и в итоге принудить к чему-то... к откровенности. И - фантастическая дырка в том месте личности, где должна быть СОБСТВЕННАЯ откровенность, способность открыться, отдаться, довериться другому или происходящему, быть собой, радоваться близости, наслаждаться родством душ, просто - жить, легко и свободно дышать.

Активность и целеустремленность в их худшем проявлении.

А так - да, интересная эротическая история. Просто очень специфическая. Однобокая, однообразная. Одновременно богатая и бедная. Герои показали высокий класс - но в крайне узком (и низком) диапазоне сексуальных волн.

Кто-то из парочки Маркс-Энгельс, не помню кто из них, сказал: "Если ты влюбился, но не можешь добиться ответного чувства - ну чо ты за сопляк такой". Вот герой и показался мне достойным последователем этих бородатиков. И героиня тоже - типо раз он начал меня добиваться, то добьётся же. От слова "добьёт".

0
3 tess79   (28.09.2019 21:44)
Даже не слышала никогда об этом фандоме, так что абсолютно беспристрастно... этот герой меня пугает Налицо маниакальные замашки. Все эти зажимания явно несогласной (хотя бы в озвучивании) женщины по углам, да еще и на рабочем месте... и это там, где даже за косой взгляд можно нарваться на обвинении в домогательстве? Чувак, однако, бесстрашен biggrin Но он хотя бы честен. А вот Джил вообще не понятна. Физически тяготеет к мужчине, который активно "за" и свободен, но сопротивляется wacko Что мешает то ей? Ни мужа, ни детей не замечено. Принципы? wacko Не, ну я-то конечно вообще не особо понимаю как можно воспылать чувствами к мужчине, который не просто навязчив, а болеет манией преследования, но она ж пылает! tongue Возможно "базовых" знаний не хватает, но герои не впечатлили совершенно. Однако текст хорош, так что переводчику пятерка wink Спасибо за историю!

0
2 Валлери   (28.09.2019 12:12)
Фандома не знаю от слова совсем, и автор этой истории не даёт никакой предыстории, просто вводит в кусок сюжета, не объясняя, кто эти герои, кем они работают, какие у них отношения. Даже как они выглядят.
Что такое часто упоминаемый Куб, я тоже не поняла.
Принципиально ничего не стала гуглить, потому что автор всё-таки хоть немного должен объяснять читателю, о ком он пишет. Понадеялась, что пойму по мере чтения,но увы. Из истории я так и не смогла сделать вывод, чем занимаются герои, кто они по профессии, но поняла, что в сериале/фильме, видимо, у них напряжённые, окрашенные сексом отношения, почему то не переходящие в большее. Почему? Почему героиня так сильно избегала ухаживаний героя? Что привело к подобным отношениям? И почему в финале она все-таки сдалась? Почему не сдалась раньше, раз им ничего не мешало?
Отчасти, видимо, поэтому у истории мало комментариев - текст длинный, но непонятный, практически сюжет - это марафон приставаний, это очень сложно воспринимать, не зная персонажей.
А жаль - переводчик постарался на славу, текст читается замечательно, так что все мои претензии относятся к автору, который пренебрег "фандомными" деталями.

0
1 Танюш8883   (25.09.2019 19:10)
Несмотря на фееричные и жаркий финал, для меня эта история достаточно пугающая. Невольно представляешь насколько беззащитно обнаженной должна была чувствовать себя Джиллиан под взглядом Кэла. Каждый вздох, движение, поза, изменение цвета кожи, всё для него является источником информации о внутренних переживаниях. Никакой возможности укрыться или утаить свои мысли и чувства. Наглая манера буквально загонять Джиллиан в угол, выглядит просто пугающей.А учитывая, что он наблюдал за ней даже когда она об этом не подозревала, создаёт впечатление настоящей охоты. В своих преследованиях он даже не стесняется использовать подчинённую ему сотрудницу. И в конечном итоге Кэл буквально загнал её, как животное, так что травмировав ногу Джиллиан больше не может убегать. Его маниакальная настойчивость в достижении цели не может не настораживать. Какие ещё потребности захочет реализовать человек с такими возможностями и одержимостью. Спасибо за перевод)

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями