Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1636]
Мини-фанфики [2723]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4860]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15280]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14629]
Альтернатива [9095]
СЛЭШ и НЦ [9103]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4498]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав апрель

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Отверженная
Я шла под проливным дождём, не думая даже о том, что могу промокнуть и заболеть. Сейчас мне было плевать на себя, на свою жизнь и на всех окружающих. Меня отвергли, сделали больно, разрушили весь мир, который я выдумала. Тот мир, где были только я и он. И наше маленькое счастье, которое разбилось вдребезги.

Ледяное сердце
В далеком королевстве, сотканном из сверкающего льда, жила семья, никогда не знавшая любви. Раз в году, когда дыхание зимы достигало человеческих королевств, ледяной король мог ненадолго покинуть страну, чтобы взглянуть, как живут люди. Но у каждого желания есть цена…
Рождественская сказка.

Игры судьбы
Что если кто-то, обладающий неограниченными возможностями, решит вмешаться в судьбу человека? А если ставкой в этой игре служит твоя любовь, твоя жизнь?..
Смогут ли Эдвард и Белла снова быть вместе? Что им придётся преодолеть на пути к своему счастью?

Эсме. Рассвет
Мой дорогой и любимый сын решился на важный шаг – связать себя узами брака с любимой. Вся семья с предвкушением отнеслась к предстоящему торжеству. Но после мы поняли, что счастье не дается нам так просто. По возвращении молодых из свадебного путешествия на нас обрушились неожиданные новости. Теперь семье грозила новая опасность, обрушившись на нас, будто ночь...

Предчувствие рассвета
Элис не помнит, кто спас ее от убийцы и по чьему решению она стала вампиром, ее человеческая жизнь стерлась из памяти. Но что если тот, кого она видит в своем будущем и ждет, и спаситель из прошлого - один и тот же?

Серьезный проступок
Эдвард Каллен — горячий школьный хоккеист. Белла Свон — застенчивая старшеклассница. Они восхищались друг другом издалека, но пришло время наконец встретиться. Смогут ли они справиться с угрозой из его прошлого? Ни одно доброе дело не остается безнаказанным...

Реверс
…Леа вспомнила плавно летящие хлопья в мягком свете фонарей. Когда это было? Меньше суток назад. А кажется, что в другой жизни. В той жизни у Леа была работа, дом и любимый муж. Но вот ее ли это была жизнь?..

В плену у страха
Белла - известная телеведущая. Джеймс - опасный маньяк, который положил глаз на Беллу... Кто сможет ее спасти, не испугавшись взглянуть в лицо опасности?



А вы знаете?

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваша любимая сумеречная актриса? (за исключением Кристен Стюарт)
1. Эшли Грин
2. Никки Рид
3. Дакота Фаннинг
4. Маккензи Фой
5. Элизабет Ризер
Всего ответов: 517
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

History Proceeds. Часть 3. Превозмогая боль. Глава 1. Часть 1. Беспокойные сердца

2021-7-29
18
0
History Proceeds / История Продолжается


Часть 3. «Превозмогая боль»


I. Беспокойные сердца


С течением времени Усаги не полегчало, однако она пыталась взять себя в руки и с новыми силами отправиться в свой первый учебный день в высшем учебном заведении. С неспокойным сердцем девушка вошла в эти двери и едва ли поняла, куда ей нужно идти, прежде чем старый друг не окликнул ее и не помог разобраться с расписанием, нужным этажом и факультетом. Мотоки был добр и великодушен, после чего скрылся из виду, а Усаги приступила к собственному знакомству с территорией университета. Отбросив, наконец, нечаянные страхи, девушка успела завязать несколько знакомств, попеременно получая от мужского коллектива восхищенные взгляды и посвистывания. Не понимая, чем заслужила столь ненужное внимание, Усаги хмурилась и фыркала, пока случайно в коридоре не наткнулась на пару новеньких студенток, таких же, как и она, по случаю оказавшихся с ней в одном потоке. Однако эти две девушки были абсолютными противоположностями, что не могло не насторожить Усаги, но не сильно повлияло на ее дружбу с ними.

Если Даниэль казалась добрейшей души человеком и почти такой же жизнерадостной, как и Усаги, то к Анеел стоило бы сразу присмотреться, а не любезничать и верить направо и налево всему, о чем она говорила, однако принцесса Луны на данный момент не слишком стремилась заострять на этом внимание. Если честно, Усаги и сама не ведала, как справится со всем, что ей предстояло и предстоит. Она пыталась найти в себе мужество смотреть в будущее с поднятой головой, но всегда, когда ей казалось, что она в этом преуспела, на ее плечи будто бы ложился некий тяжелый груз, и каждый раз это происходило в стенах университета. Словно посторонняя сила не позволяла ей расслабиться либо сосредоточиться хоть на чем-то, в конце концов, даже от проблем не удавалось уйти. В груди дико стучало сердце, когда глаза встречались с черными омутами одной из ее новых подруг.

- Ты слишком тихая сегодня, Усаги, - бросила Анеел, когда они втроем вместе с Даниэль сидели в столовой университета, приходя в себя после очередных пар физики. – У тебя ничего не случилось?
- Я… - молвила блондинка, пытаясь подобрать нужные слова, но всякий раз, когда ее глаза встречались с Анеел, по ее позвоночнику бежал холодок, но Усаги было грех жаловаться, ведь теперь эти двое едва ли не стали ей ближе, чем школьные друзья. Принцесса давно уже никого из них не видела, потому что исполняла пожелание Мамору – не видеться с ними, как и просьбу самих девочек – не попадаться им на глаза. Конечно, боль после той встречи никуда не ушла, но Усаги затолкала ее как можно глубже и улыбалась натянутой улыбкой, когда к ней обращались люди. Новая жизнь оказалась не столь радостной, да и учеба не столь легкой и интересной. – Разве в моей жизни может произойти что-то новое? По-моему, мой мозг просто не в состоянии переварить все эти графики и уравнения, - выдавила блондинка, откусывая от шоколадного батончика.

- Разве ты не мечтала посвятить свою жизнь звездам? – прыснула Анеел, и ее глаза странно блеснули, словно бы она ухмылялась, но распознать сей факт было практически невозможно. Что такого было в этой девушке, что Усаги не могла никак понять?
- Мечтала, но стоит оглянуться назад, и я понимаю, что, наверное, это просто не мое.
- Не можешь сосредоточиться на учебе? – поинтересовалась Даниэль, внимательно слушая Усаги и делая вывод, что та просто устала. – А ты не пробовала решать проблемы по мере их поступления, а не бросать все в одну корзину?

- Я два с половиной месяца пытаюсь понять себя, свое окружение, и какого черта тут делаю… - рыкнула Усаги, сминая в руке обертку от шоколадки.
- Мне кажется, ты запуталась в серых буднях, - изрекла Даниэль, качая головой.
- А мне кажется, что ты преувеличиваешь, - произнесла Анеел, крутя в руках наполовину допитую чашку с кофе. – Ты ищешь проблему на пустом месте.
- Почему ты так говоришь? – нахмурилась блондинка, не совсем понимая свою сокурсницу.
- Начнем с того, что оценки у тебя вполне хорошие, успеваемость не хромает, а парни в тебе души не чают, чем не мешало бы воспользоваться, - ответила Анеел, и они с Даниэль захихикали как школьницы, когда увидели на щеках Усаги румянец.
- Я сто раз… - начала было принцесса, но Анеел скорчила рожицу, чем остановила ее речь и заставила закатить глаза.

- Знаю, знаю, твой ненаглядный брюнет-шестикурсник, принц с синими глазами, который целыми днями слышит от мужского населения университета, как ты хороша, а есть ли у нее парень, Боже, ее длинные ноги сводят меня с ума, ах, блондинка, я просто с ума по тебе схожу… Ха, ха, ха… - протараторила девушка и зашлась смехом вместе с Даниэль, пока Усаги кусала губу и делала вид, что ей все равно, что о ней говорят окружающие. Правда состояла лишь в том, что она все время переживала за Мамору, которому в последнее время было нелегко. И дело даже не в речах глупых ребят, которые не могли пропустить ни одной юбки, а ему ведь приходилось мириться с их разговорами и перешептываниями за спиной о некой длинноногой нимфе, что ходит по этим коридорам, хотя Усаги знала, что ее возлюбленный не ревнив в этом плане и будет пропускать мимо ушей ненужную информацию. Честно, ее мало волновал весь этот бред, что о ней придумывали злые языки, хотя раздражающими они были до ужаса. Вот уже которую неделю Мамору усердно писал диплом, с головой уйдя в завершающую стадию учебы, что стала наисложнейшей в его жизни как никогда. Практически все свое свободное время молодой человек посвящал собранию и обработке информации. Он так далеко углубился в недра своей будущей специальности, что практически перестал чувствовать себя адекватным человеком. Сон с перерывами, еда от случая к случаю. В университете он проводил каждый божий день, а остальное время тратил на компьютер и книги, что, вероятно, могло напугать даже Ами.

Усаги была в состоянии по пальцам пересчитать, сколько раз они виделись с Мамору за все время семестра, однако она мало что могла поделать в сложившейся ситуации. Порой ей даже приходила на ум дикая мысль – будто бы ее отец каким-то образом и впрямь мог повлиять на окончание университета молодого человека. Возможно, всему виной сговор, но девушке не хотелось верить в такой исход событий, поэтому она надеялась, что каждый студент проходит настоящий ад, когда выпускается из учебного заведения. Не радужно думать о собственном столь кошмарном последнем курсе, но кто сказал, что Усаги вообще окончит университет? Сама она уже не видела себя в астрономии.

- Перестаньте лезть в мои отношения с Мамору. И чем вам далась моя личная жизнь? Своей бы лучше занялись, - процедила Усаги, кипя от злости на своих подруг, которые теперь постоянно над ней подшучивали, чем раздражали. Словно бы Рей вернулась.
И каждый раз, когда ей вспоминались девочки-воительницы, сердце Усаги екало, но она отбрасывала хандру и заглушала в себе эти мысли. Мучить себя прошлым она будет только дома, а не на глазах у половины университета.

- Хм… - протянули две студентки, щурясь и обмениваясь взглядами.
- Ты бы сходила как-нибудь к нему, а то, погляжу, так скоро с цепи сорвешься, дорогуша, - резко проговорила Анеел, и Усаги едва не подавилась воздухом. – Нужно думать о своем женском здоровье, а по тебе видно, как давно у вас не было секса.

- Какого черта? – едва не поперхнувшись, вскрикнула блондинка, и несколько любопытных пар глаз повернулись в ее сторону, отчего девушке стало стыдно, и она с трудом сдержала порыв вцепиться Анеел в горло. – Не лезь в мою жизнь! – Усаги встала и ударила ладонями по столу.
- Но это же правда, я как лучше хочу, - изрекла Анеел, делая невинный взгляд, однако Усаги больше не хотела продолжать этот разговор и ринулась прочь, покидая стены столовой. Именно в дверях она столкнулась лицом к лицу с Мотоки, Мамору и еще двумя студентами, вероятнее всего, с их потока. Вдобавок ко всему, с ее лица еще не сошла краска, поэтому для каждого из парней увидеть краснеющую привлекательную девушку стало неимоверным развлечением после изнуряющей пары лекций и семинаров.

- О, Усаги, рад тебя видеть, - произнес Мотоки, ловя девушку за плечи, а то бы она врезалась либо в него, либо поздоровалась с дверным косяком.
- Добрый вечер, юная леди, - в один голос выпалили два парня, находящихся за спиной друга, и молниеносно оценили внешний вид Усаги, что вновь ей не слишком понравилось. «Ты – женщина, тебе нужно привыкнуть к этому» - раздался в голове голос Анеел, но девушка не хотела чувствовать себя как кусок мяса на выставке.

- Привет, Усаги, - изрек Мамору и закатил глаза, ибо видел, как его сокурсники практически истекали слюнями при виде его возлюбленной, чувствовавшей себя не в своей тарелке. С одной стороны, он жутко ревновал, но хоронил в себе это собственническое чувство, а с другой, они с Усаги через столько всего прошли вместе, разве есть смысл сомневаться в ее преданности? Любовь девушки, что готова пожертвовать ради тебя жизнью, это святое, и слушать похотливые мысли других мужчин о ней… неприятно, гнусно и непристойно. Это не заслуживает внимания. Однако каждый раз ловить на себе завистливые взгляды, ощущать кожей это жгучее чужое желание и представлять со слов, как великолепна эта красавица в постели, порой становилось невыносимым. Мало ему было проблем с дипломом и преподавателями, так еще нужно было подавлять в себе странные ощущения, коих раньше он не испытывал. То ли так тяжело было учиться в одном университете с собственной девушкой, то ли она и действительно была так хороша, как все говорили, хотя в этом Мамору и правда не сомневался, но с каждым разом становилось все тяжелее игнорировать одно и сосредотачиваться на другом. Возможно, ему действительно стоило расслабиться, но так трудно это сделать и последовать словам друга.

- Мотоки, Мамору… эмм… Здравствуйте, - заикаясь, изрекла Усаги, переведя взор на каждого из присутствующих, и чуть снова не подавилась, когда на нее сзади набросилась Анеел, что будто бы впервые увидела молодых людей, с которыми обязана была то ли познакомиться, то ли обменяться любезностями. Честное слово, Анеел словно сочетала в себе все качества Рей, Макото, Минако и Ами, вместе взятых. Те вели себя в присутствии мужчин точно так же. Если бы не что-то зловещее в этой девушке, Усаги подумала бы, что Анеел дана ей свыше, как замена лучших подруг.
- А вот и твой принц пожаловал, Усаги! – громко проговорила Анеел, обнимая Усаги за шею, на что та нахмурилась и тут же сбросила руки напавшей со своих плеч. – Как раз подвернулась возможность, чтобы уединиться…

- Слышишь, какого черта, дамочка? – завопила блондинка, отталкивая от себя навязчивую девицу, которая улыбалась, подмигивая мальчикам. Она вела себя непринужденно и раскованно, чем ввела в ступор даже парней, хотя недолго они бездействовали.
- Я могу быть сегодня вашим принцем, Усаги, - спохватился высокий рыжий парень и взял девушку под руку, и та даже пикнуть не успела, как к ней с другой стороны присоединился второй, которого она даже впервые видела.
- Если вы не против, я бы тоже составил вам компанию, - изрек кудрявый шатен, и будто бы случайно его ладонь оказалась на спине принцессы, а через мгновение поползла ниже, чего девушка не намерена была терпеть. Стиснув зубы, Усаги начала выворачиваться из надоедливых объятий, но тут чьи-то пальцы коснулись ее щеки, вследствие чего терпение лопнуло.
- А ну, лапы убрали… - рыкнула блондинка, оттолкнув недругов в стороны, которые потеряли дар речи, не понимая, откуда в столь слабой на вид и невысокой девушке столько физической силы. Или они и вправду ее так разозлили?

Мотоки не смел и слова вставить, когда стал свидетелем молчаливого обмена взглядами Усаги и Мамору, что на миг источали нежность друг к другу, а через мгновение эта незримая связь словно разорвалась, и наступила мертвая тишина. Девушка убежала, оставив молодого человека в ступоре.
- И ты еще рыцарем… ой, прости, принцем назвался? – бросила Анеел, скрещивая руки на груди, и Мамору резко к ней повернулся, чтобы столкнуться с чернотой угольных глаз, словно зовущих его куда-то. Что это? Странное и до боли знакомое чувство.

- Ты еще кто такая? – пробурчал юноша, но, нахмурившись, развернулся и уверенным шагом рванул за любимой девушкой. Ему не слишком хотелось разговаривать со странной персоной, назвавшей его принцем, да и продолжать бессмысленный разговор о неуместной ревности при сокурсниках тоже не являлось правильным. Мотоки хотел было окликнуть друга, но смолчал, когда и его порядком стало раздражать хихиканье парней, для которых Усаги была всего лишь очередной юбкой, и они не видели проблемы в обыкновенном флирте с полунамеками на нечто неуместное с занятой девушкой. А защищать ее стало для молодого человека таким же важным, как и разобраться в прошлой их с Макото встрече, после которой он до сих пор чувствовал себя как не в своей тарелке. Шатенка изменилась на его глазах, как внешне, так и в поведении, в ее очах промелькнул недобрый огонек, и из жизнерадостной девушки Макото превратилась в свирепую гарпию. С тех самых пор они больше не общались, хотя парень неоднократно пытался встретиться, навести мосты и сдвинуться с мертвой точки в столь запутанных отношениях. Однако во всех начинаниях молодому человеку не улыбалась удача, и он зуб давал, что причина всех его проблем крылась под самым носом.

Обернувшись к даме, некогда назвавшей Мамору принцем, Мотоки заострил внимание на ее внешности и пришел к выводу, что уже где-то видел эту каштановолосую незнакомку, но не мог вспомнить где. Отчего-то даже присутствовать с ней в одном помещении было тяжело, и юноша сглотнул, когда девушка перевела на него свой удивленный взор.
- Что? – бросила она, выгибая бровь. – А говорят, мужчины умнее женщин, чушь! – закончив фразу, Анеел завела к потолку глаза и, развернувшись, собиралась уйти, но Мотоки остановил ее, хотя уже пожалел, что открыл рот.

- Мы с вами знакомы? – поинтересовался он, и мороз побежал по коже, когда он понял, что остался с этой девушкой один на один, а остальные двое его сокурсников куда-то благополучно удрали.
- Это вряд ли, мальчик… - так холодно ответила Анеел, и Мотоки сразу понял, что они никогда не станут с ней лучшими друзьями. Да даже простого «здравствуйте» не скажут друг другу при встрече. Девушка явно показывала, что не питает к мужчине никаких положительных чувств и даже не собирается тратить на него ни капли своего драгоценного времени.

- Не больно и хотелось… - пробурчал Мотоки себе под нос и скрылся в коридоре, скорее уходя прочь от неприветливой девушки, с которой сдружилась Усаги. И как только ее угораздило связаться с такой недружелюбной и ледяной особой. Возможно, она и была красива, что подстегивало мужчин обратить на нее внимание, но инстинкт самосохранения тут же при малейшем контакте твердил им развернуться и бежать от девушки сломя голову, нутром ощущая опасность. Поэтому как бы великолепно эта шатенка не выглядела снаружи, ее внутренний мир отпугивал людей. Удивительно, как с ней сошлась Усаги. Вероятно, все дело в отсутствии веками проверенной дружбы и взаимной любви. Порой кажется, что учеба занимает каждую минуту свободного времени, и на обычную жизнь не остается времени. Мотоки прекрасно понимал Усаги и помнил свой первый курс, но по тем временам он не был влюблен, а крепкую дружбу водил только с Мамору, и никаких проблем их общение не вызывало. Так почему сейчас все так изменилось? Стал другим он сам или они оба слишком повзрослели?

Пока Мотоки задавался вопросами, Мамору торопился нагнать Усаги, однако она не лучшую выбрала погоду, чтобы сбежать от него. Только кто он такой, чтобы так думать, поскольку позволил едва знакомым парням приставать к собственной девушке. Возможно, он посчитал, что те решили просто подурачиться, и не стал вмешиваться, но с другой стороны, чем он думал и где был, ведь его самого раздражало чрезмерное внимание к его первокурснице с длинными золотыми локонами. Слышать о том, как она хороша, льстило молодому человеку, но порой мужчины заливали за края и придумывали невесть что, отчего его собственнические чувства брали верх, и он злился. Злился, но про себя. Мамору, как мог, старался напоказ не демонстрировать, что было у него на сердце, концентрируясь только на учебе, ведь та с каждым днем становилась только тяжелее. Конечно, он знал, что так будет, но не думал, что кто-либо станет вставлять ему палки в колеса и молча ненавидеть. То ли это просто черная полоса не давала сделать лишнего глотка воздуха, то ли и впрямь темные силы вознамерились свести их с Усаги с ума. Тем не менее, юноша старался окончить университет достойно, чтобы далее попробовать себя в магистратуре, если получится, а для этого предстояло еще пройти и бакалавриат. Как он справится со всеми своими планами, если жизнь подкидывает ему новых проблем, лишая самого дорогого?

Грех так думать, но Мамору порой даже смел предполагать, что мистер Цукино и вправду мог быть способен заняться его будущим и сделать все возможное, чтобы он не добился того, о чем мечтал. Отец Усаги грозился отнять его мечту, прибыльную работу, которая стала бы залогом его безоблачного будущего с любимой девушкой, но, если он не защитит диплом и провалит выпускные экзамены, никакого повышения квалификации ему уж точно не видать, как и уверенности в себе. Молодой человек просто обязан был твердо стоять на ногах, дабы его жена ни в чем не нуждалась. А для этого необходимо было из кожи вон лезть, чтобы не только стать достойным своей возлюбленной в глазах ее отца, но и не ударить в грязь лицом перед преподавателями. А они, в свою очередь, считают парня чуть ли не лучшим студентом университета с перспективой выбиться в люди и занять высокое положение в обществе. Конечно, Мамору не стремился к абсолютному совершенству и не желал стоять на пьедестале, чтобы им восхищались другие, но он уже давно возвел себе планку стать кем-то большим, нежели просто принцем, от которого якобы зависела судьба человечества. Первым делом мужчина обязан был думать о той, которую хотел сделать своей. Дать ей лучшую жизнь и защищать от любых бед, обеспечивать и любить до конца своих дней, а, чтобы возлюбленная ни в чем не нуждалась, должен был выучиться, иметь свое дело и не думать о том, как бы в очередной день заработать больше денег. Мамору хотел быть куда большим, нежели ему пророчил мистер Цукино.
Если порой учеба занимала все его мысли, а каждая минута являлась бесценной, чтобы тратить ее зря, сердце мужчины по-прежнему было предано Усаги. Она выступала единственной во всех смыслах, может он просто не уделял ей много времени в последние дни, ограждая себя от излишне эмоциональных проявлений чувств. Подавляя в себе окрыляющую любовь, Мамору подавлял и силу, коей они обладали, будучи вместе. А пока возлюбленные находятся порознь, они уязвимы, и грех злу этим не воспользоваться. Скрепя сердце молодому человеку не хотелось размышлять в таком ключе.

- Усаги, - раздавалось в его голове, как зов к любимой девушке, с которой Мамору не желал портить отношения из-за каких-то глупых неурядиц. Он бежал за ней по тротуару, который некоторое время назад припорошило снегом. Ноябрь вроде бы еще осенний месяц, но зима полноценно начинала вступать в свои права, и нынешняя погода удручала, потому что на улице стало чертовски холодно. Мамору старался не обращать внимания на холодную температуру, а сосредоточиться на девушке, что убежала от него довольно далеко, а сейчас брела под тихим снегопадом в сторону дома. Удивительно, как скоро она оказалась здесь, но один ее задумчивый вид и сгорбленные плечи в один момент отрезвили Мамору, и он перестал задумываться о скорости спринтера, коей обладала Усаги. Хотя вряд ли, будучи в расстроенных чувствах, девушка вообще бы вспомнила о своих возможностях и долге воина за добро.

- Прости… - прошептал Мамору, нагнав, наконец, возлюбленную и крепко прижав ее к своей груди. Усаги едва не вскрикнула от испуга, когда чьи-то руки обвились вокруг нее, но расслабилась, когда ощутила знакомое тепло.
- Мамору, - протянула она, закрывая глаза и позволяя себе проникнуться моментом, поскольку уже давно ей не было так спокойно и хорошо, как в данную минуту. Если буквально только что она чувствовала себя расстроенной и обиженной на своего парня, то их взаимное притяжение и объятия вернули ей умиротворение. Возможно, Усаги даже не злилась, а просто оказалась удручена мужским равнодушием, коим Мамору явно не владел, а на деле словно стал сам не свой. Быть может, случилось что-то, чего она не знала, а он хорошо скрывал. Но тогда почему разрешил незнакомцам вести с ней столь интимные беседы?

- Я хочу извиниться, что повел себя как дурак, - произнес брюнет, ощущая в руках теплое маленькое тельце девушки, на губах которой уже зарождалась маленькая улыбка. – Конечно, я не в восторге, что на мою девушку положила глаз половина мужского населения университета, и я совсем не понимаю, что случилось со мной в дверях столовой. Прости меня, вероятно, я так заучился, что перестал нормально соображать, - выпалил молодой человек, и Усаги повернулась к нему лицом, чтобы заглянуть в искренние синие глаза и коснуться ладонями лица, которое она так давно не видела.

- Я скучала… все эти недели. Мне так тебя не хватало, - проговорила Усаги, и Мамору прижал ее к себе еще крепче, пока возлюбленные не соприкоснулись носами, вследствие чего их губы встретились. Долгая разлука сделала свое дело, отчего двое влюбленных растворились в поцелуе, теряясь друг в друге под тихое падение пушистых снежинок этим опустившимся на город вечером.
Каким образом ребята оказались в проеме между домами, куда не доходил даже свет фонарей, они и сами не поняли, делая акцент лишь на пробудившемся желании, что атаковало их горящей стрелой. Сладкие поцелуи манили, аромат духов кружил голову, а руки вспоминали изгибы любимого человека, согревая и заставляя сердце гулко стучать в груди.
- Боже, Мамору, - с трудом выговорила Усаги, откидывая голову к стене, пока губы Мамору выводили узоры на ее шее, а пальцы нещадно сминали одежду, касаясь эрогенных зон девушки, вследствие чего у нее задрожали ноги. - Я хочу тебя. Так сильно, - слова вырвались со стоном, и молодой человек на мгновение пришел в себя, смущенный обстановкой вокруг, но Усаги не позволила ему остыть, а только сильнее прижалась к губам, целуя глубоко и безудержно. Руки обняли возлюбленного за шею, а ноги уже оказались на его талии, если бы не чужое покашливание, раздавшееся совсем рядом, которому было суждено остановить это горячее безумие среди холодной осенней погоды.

- Друзья мои, вы совсем из ума выжили? – процедила Анеел, уперев руки в бока и строгим взглядом буравя влюбленную парочку. Мамору покраснел, в то время как Усаги никак не могла отдышаться, поправляя на себе одежду и прическу. – Я, конечно, понимаю, что вы давно не виделись, но, прошу вас, не делайте это здесь.
- Ты что, следила за нами? – выпалил Мамору, вместе со своей девушкой выходя из-за углубления между домами, хотя, с другой стороны, был рад, что их прервали, а то бы он уже не смог остановиться. Противиться Усаги было практически невозможно ни тогда, ни сейчас, и оказалось, что чем больше они не видятся, тем сильнее к ней рвется его душа, пусть он даже и подавляет в себе эти чувства. Однако кем бы ни была эта девушка, новая подруга Усаги, при виде нее внутри Мамору образуется пустота и дикое желание увести свою любимую прочь, тем самым защитив от нее. Не ясно, откуда и чем вызваны столь странные ощущения, но молодому человеку явно не нравилось чувствовать себя словно подопытная крыса под черным взором таинственного коршуна.

- Делать мне больше нечего, - бросила Анеел, скорчившая недовольное лицо. - Я искала Усаги, чтобы она не в одиночестве шла домой, а то зимой по тёмным улицам бродит множество нехороших парней, - закончила шатенка с явной ухмылкой на лице, и от Мамору это не укрылось, как и от Усаги, чье лицо покрылось румянцем.
- Анеел, не стоило. Со мной все в порядке, - изрекла блондинка, хватая Мамору за руку, поскольку видела, что у него уже была приготовлена речь, но девушка не желала сейчас выяснять отношения, будь то с подругой или кем бы то ни было еще. – Мамору проводит меня.
- Думаешь, это хорошая идея? – выпалила Анеел с округлившимися глазами. – Отец убьет тебя, если увидит его на пороге дома. Уж лучше тебе пойти со мной, - произнесла шатенка, резко хватая Усаги за запястье, и как только она это сделала, приблизившись к паре, и принц, и принцесса ощутили слабость в ногах, смешанную с тяжестью в сердце. Мамору не слишком понравилось необъяснимое ощущение и, скрипя зубами, он выдернул руку Усаги из захвата Анеел, применив недюжинную силу, ибо ее хватка напоминала не только тиски, но и кусочки льда. Отчего ладони этой девушки были столь холодны? Зима приближалась, вот и весь ответ?.. или?

- Что ты себе позволяешь? Не лезь в наши личные дела, девушка! – выплюнул молодой человек, и Усаги от удивления даже приоткрыла рот, ведь столь давно не видела, чтобы Мамору так громко на кого-то повышал голос. Он не позволял себе с неуважением относиться к кому-либо, и в крайних случаях его можно было вывести из себя, но на данный момент волны злости так и сотрясали воздух, вводя принцессу в ступор. Не рассчитав силу, Мамору крепко стиснул ее запястье, однако она не стала бы жаловаться, если бы не проследила за взглядом Анеел, которая однозначно способна была подмечать каждую деталь, будто читая чужие мысли или ощущая эмоции.

- Ослабь хватку, идиот. Ты ей руку сломаешь, - рыкнула шатенка, и Усаги вдруг поняла, кого напомнили ей эти двое. Харуку и Сейю, которые на протяжении всего знакомства не выносили друг друга и готовы глотку перегрызть, лишь бы не встречаться, даже по долгу службы. Если с теми все было ясно, то, что происходило сейчас, девушка не могла объяснить и понять. Как из добродушных людей Мамору с Анеел внезапно превратились в двух врагов, и она ли стала тому виной? С каких пор Усаги даже слова не могла вставить, а только лишь способна наблюдать с открытым ртом за происходящим?
- Ты мне не нравишься, и вообще… не лезь к Усаги, ей и без тебя проблем хватает, - выпалил Мамору, отпустив свою девушку, и та, спохватившись, вмиг начала разнимать ребят, поскольку почувствовала, что еще чуть-чуть, и беды не избежать.

- Эй, спокойно, - хриплым голосом проговорила блондинка, теперь уже своими пальцами вцепившись в руки Мамору, чтобы оттащить его подальше от Анеел. Словно электрический ток проник под ее кожу, а перед глазами заплясали разнообразные картинки далекого прошлого, стоило ей встретиться с чернотой этих таинственных глаз. – Я не хочу, чтобы вы ссорились, - прошептала Усаги, буквально вибрируя от желания разорвать этот контакт, от которого кровь стыла в жилах. Однако она сделала невозможное и развернулась, чтобы взглянуть на Мамору. Именно там девушка искала спасение, но молодой человек не спешил смотреть на нее, все его внимание по-прежнему было сконцентрировано на Анеел. Его пугало то чувство, что он неожиданно стал испытывать к этой незнакомке. В одно мгновение мужчина был к ней безразличен, а в другое – она заставляла кипеть его кровь, и не в хорошем смысле, а в плохом. Одно ее присутствие нервировало и волновало, лишало возможности сопротивляться и буквально рвало душу на части. Мамору совсем перестал соображать и что-либо слышать, и лишь когда оказался на порядочном расстоянии от Анеел, сумел обрести контроль над своими мыслями и встретиться с обеспокоенным взглядом Усаги.

- Мамору, что с тобой такое? – вопрошающе смотрела на него девушка, по-прежнему держа молодого человека за руки, которые тоже стали ледяными как некогда у Анеел.
- Со мной все в порядке, - угрюмо ответил Мамору и вновь скосил глаза в сторону, ища там свой ненавистный объект, но Усаги не позволила ему более отвлекаться и попыталась поцеловать юношу, когда он отстранился от нее. – Почему ты защищаешь ее? – нахмурился он, требуя немедленного ответа, но едва ли был способен сам понять вопрос, который только что задал.
- Что? – выпалила блондинка, недоумевая, в какое русло угодил разговор, потому что она абсолютно не могла понять, какими словами или поступками защищала свою подругу. – О чем ты говоришь? – изрекла она, чувствуя на себе как холодный взгляд своего возлюбленного, так и тот, что был устремлен ей в затылок.

- Ты издеваешься, или я не ясно выражаюсь? – рыкнул парень, и в его глазах Усаги заметила то самое презрение, которое она ощущала кожей, однажды узрев в битве против королевы Берилл. Именно Темного Эндимиона девушка боялась вспоминать и не желала больше возвращаться мыслями в прошлое, поэтому отбросила мимолетное ощущение и коснулась руки молодого человека в надежде понять, что с ним такое происходит.
Едва ли сие прикосновение можно было назвать долгим, поскольку рука Усаги неожиданно оказалась в захвате ее отца, появившегося неизвестно откуда. Блондинка даже пискнуть не успела, когда от удивления приоткрыла рот и чуть ли не впала в ступор. Плохо дело, если они попались на глаза Кенджи, а он ясно выразился, чтобы Мамору ни на шаг не подходил к его дочери. Усаги ощутила, как земля уходит у нее из-под ног, когда взоры ее отца и парня встретились, не суля происходящему ничего хорошего.

- И снова ты… крутишься возле моей дочери, - процедил Кенджи, по-прежнему держа Усаги за руку, словно полицейский держит преступника, которого он только что поймал за совершением преступления. Наверняка, если бы была возможность, он бы сковал девушку наручниками и насильно усадил в свою машину. – Я устал повторять, что, если не хочешь проблем, оставь ее в покое.

- Вы не можете указывать мне, что делать, - зло выпалил Мамору, переводя взгляд с Усаги на Кенджи. Только что он чувствовал примесь ненависти и негодования по отношению к Анеел, а тут масла в огонь стал подливать родитель возлюбленной, которого они даже не заметили. Видимо, мужчина находился в салоне своего автомобиля и куда-то держал свой путь, когда именно в это время и в этом месте ему встретились те, кого он жаждал развести. – Я взрослый мужчина и вряд ли похож на человека, с которым Усаги будет несчастна. Мы уже с вами имели некогда подобный разговор, и я сказал, что не оставлю девушку, которую люблю, что бы вы мне не говорили. Нельзя просто запретить любить! – неясная усталость вмиг обрушилась на Мамору, став камнем преткновения его защитной речи. Он больше не хотел спорить с отцом Усаги и что-то ему доказывать, поэтому просто взглянул на девушку и улыбнулся ей уголками губ. Она ответила ему тем же и одними устами прошептала: «уходи».
- Мне начинает надоедать, что вы постоянно вместе. Надо с этим что-то делать, - произнес Кенджи, смотря вслед удаляющемуся Мамору, который с ним даже не попрощался. Никакой учтивости и уважения к старшим, - пронеслось в голове у мужчины и, потянув дочь за собой, усадил ее едва ли не грубо в автомобиль с включенным зажиганием. Так торопился, что даже дверь машины не закрыл. – Что мне еще сделать, чтобы ты его бросила? – риторически проговорил Кенджи, выезжая на дорогу, ведущую в сторону дома. Он не смотрел на Усаги, но ясно видел, что она находилась в замешательстве и не смотрела на отца, предпочитая поглядывать в окно.

- Папа, ты никак не можешь повлиять на наши отношения, - тихо ответила девушка, и на ее лице отразилась усталость, ведь доказывать свою правоту она больше не желала, а защищать или обвинять кого бы то ни было ей также не особо хотелось. Смирно сидя на переднем сидении автомобиля рядом с водителем, Усаги перебирала в мыслях ситуацию, в которой Мамору, чего греха таить, напугал ее, выглядя совсем не так, как она привыкла. Что могло послужить причиной, что ее возлюбленный стал так похож на того, как она хотела стереть из памяти. Она не выдержит, если и он, как и ее лучшие подруги, станет для нее чужим. Возможно, тут как-то повлияла ссора? Или Анеел?

Постойте, когда появился отец, нас было трое. Так куда же делась Анеел, ведь ее не оказалось рядом, когда Мамору ретировался, перестав ругаться с Кенджи. Усаги ощутила беспокойство, а не поджидает ли сейчас ее однокурсница ее же парня где-то за углом, чтобы продолжить перепалку, окончательно добив парня. Возможно, Анеел не стала бы так унижаться, да и с Мамору им лучше не видеться после такого. Но как она смогла испариться так незаметно?

~♦~


Неделя прошла как одно мгновение, и погода на улице испортилась окончательно. Снег шел чуть ли не каждый день, покрывая белыми хлопьями газоны и тротуары. Горожане кутались в пальто да теплые куртки, стараясь как можно меньше передвигаться по городу. Солнце изредка баловало жителей Токио яркими лучами, а те, что успевали пробиться сквозь тучи, совсем не грели. Ноябрь почти сдавал бразды правления, подготавливая людей к вторжению декабря, а зима в этом году обещала быть морозной и снежной. Никакой радости не сулила перспектива замерзнуть и не наслаждаться вечерними прогулками, как обычно происходило летом при теплой погоде.

Сейя каждый раз ловил себя на мысли, что начинает хандрить, стоит ему высунуть нос на улицу. То ли куртка была не столь теплой, то ли настроение у парня находилось не на высоте. И от столь хмурого постоянства ему грозила простуда, а болеть сейчас просто было не вариантом. Тайки периодически подтрунивал над ним, что брат не выкладывается полностью на работе и совсем отбился от рук, витая где-то в облаках и ища предзнаменования появлению новых врагов. Зло никуда и никогда не денется, а на остальную жизнь не стоит закрывать глаза. Конечно, Тайки понимал, что унимать бдительность никак нельзя, в любой момент может случиться нечто страшное, как произошло с Усаги в той водяной сфере, когда практически все оказались бессильны и чуть не потеряли принцессу. Войны всегда обязаны быть начеку, иметь стратегию и план на момент атаки, но так как из них мало кто знал, что на самом деле происходит, не стоило рвать на себе волосы от неизвестности. От того, что организм не выдержит, и ты сляжешь с болезнью, миру не поможет. Ятен так вообще фыркал, когда речь заходила о новом враге, а уж тем более об Усаги. Она выступала для парня как красная тряпка для быка. Ятен не слишком жаловал девушку, ибо она выступала безответным объектом желания его брата. Иногда он даже жалел, что они вернулись на Землю со своей планеты, потому что чувства Сейи никуда не делись, их не вылечить временем, а видя страдания брата, парень впадал в бешенство. Но к слову сказать, он и не слишком-то пытался облегчить его муки, не предпринимая никаких попыток, чтобы помочь парню, а только его поучая. Вдобавок ко всему, Ятен до конца так и не смог еще понять, что значит любить так отчаянно, как Сейя любит Усаги. Принцесса Метеор была его светом, но это совершенно другое чувство и не идет оно в сравнение со всепоглощающей жаждой обладания и невинностью первой любви.

- Тут чего-то не хватает… - пробормотал Ятен, слушая их с братьями очередную попытку подобрать к новой, еще не оконченной и едва начатой песне, музыку. Парень бренчал что-то на гитаре, тщательно вдумываясь и краем уха стараясь попасть в ноты, покуда пальцы Тайки создавали мелодию на синтезаторе.
- Я пойду выпью кофе, - зевая, проговорил Сейя, отодвигаясь от стола на крутящемся стуле. Он с трудом пытался написать песню, но слова так и не складывались в строчки. В последнее время молодому человеку было трудно сосредоточиться на чем-то, а уж тем более писать о любви, с которой у того имелись проблемы. В жизни парня музыка играла важную роль, и коли в жизни трудно выговориться, в песне можно рассказать о наболевшем. Иногда они писались как по заказу, но иногда каждую рифму приходилось выжимать из себя с трудом. Конечно, о несчастной любви сочинялось куда проще, что, несомненно, не нравилось Ятену и Тайки. Мол, сколько уже можно, ведь в любой песне Сейи можно было увидеть правду его жизни. К удивлению, музыка и слова о мучительном чувстве нравились слушателю, словно весь мир сошел с ума в попытке найти свою половинку, но не быть с ней вместе.

- Не более одной чашки, а то кофеин в последнее время пагубно на тебя влияет, - выпалил Ятен, отрываясь от своего музыкального инструмента.
- Да, мамочка, - бросил вдогонку Сейя, направляясь к выходу и зная, что в ответ услышит до боли знакомое фырканье.
- Сейя, я серьезно, ты и так спишь на ходу, а с несколькими чашками кофе превратишься в ходячего зомби, и песня так и не останется незавершенной. Еще одну я не хочу класть на полку, - блондин очень хотел, чтобы работа их музыкального коллектива шла как по маслу, но изо дня в день что-то не клеилось. Хоть он и воспитывал все время брата, однако тот должен был сам принять для себя решение, работать дальше или уйти в творческий отпуск. А это могло пагубно сказаться на их карьере певцов.

- В последнее время мне кажется, что здесь можно просто оставить красивую музыку, не стоит забивать ее ненужными словами, - ответил Сейя, покидая комнату. Ятен же вновь фыркнул и протяжно вздохнул, откидываясь на диване. Тайки же улыбнулся, наблюдая за противостоянием своих братьев. Он редко занимал чью-то позицию и практически не встревал в их спор, предпочитая находиться в стороне от происходящего. Он мог посочувствовать в чем-то и поделиться своей точкой зрения, однако конфликтов избегал.

- Порой мне хочется быть просто музыкантом, - шептал Сейя, следуя прямо по коридору на запах кофе, витавший в воздухе. Буфет располагался этажом ниже и был практически пуст, что парню даже нравилось. Никаких навязчивых поклонников, снующих туда-сюда в поисках знаменитости, чтобы украсть у него автограф или сфотографироваться со звездой. Иногда Сейе хотелось просто побыть одному и насладиться вкусным эспрессо.
- Здравствуй, Сейя, - спустя несколько минут неожиданно мягкий голос раздался над ухом молодого человека, и он едва не обжегся своим напитком, сделав быстрый глоток и осознав, что тот слишком горячий. Отставив чашку, юноша оглянулся и встретился взглядом с прекрасной Мичиру Кайо, которая выглядела прекрасно в расстегнутом темно-синем пальто и трикотажном платье голубоватого оттенка, что было коротким и открывало прекрасный вид на длинные ноги девушки.

- Здравствуй, Мичиру, - ответил Сейя, улыбаясь своей знакомой и приглашая ее присоединиться к нему. – Будешь кофе? – только сейчас молодой человек обратил внимание на кофр, который юная красавица держала в руках. – Ты здесь по делам?
- Иногда я даю уроки скрипки, - с улыбкой протянула Мичиру, присаживаясь за стол рядом с Сейей и осторожно кладя свой музыкальный инструмент рядом на мягкое сидение. Официант тут же оказался подле гостьи, принимая ее заказ, и Мичиру попросила принести ей только стакан воды с лимоном. – Как раз сегодня один из таких дней.
- А знаешь, должно быть, это судьба, - выпалил парень, опуская голову на сложенные руки и смотря в упор на девушку, что явно не ожидала столь бурной реакции на свои слова. – Я как раз понял, чего не хватает нашей новой композиции, - проговорил Сейя, не сводя глаз с кофра Мичиру. Девушка практически видела, как в голове друга крутятся шестеренки, ведь такую же картину часто представляла собой Харука, когда ее разум посещала эдакая мысль, и она тут же бежала ее реализовывать.

- Ты хочешь использовать звучание моей скрипки в новой песне «Трех Звезд»? – поинтересовалась Мичиру, молча принимая из рук официанта принесенный заказ, в то время как Сейя уже вовсю строил планы. По крайней мере, так было похоже, и девушка не знала, радоваться ли ей вновь или же напрочь отказаться. Некогда она уже выступала вместе с группой, и это было здорово, но пробовать вновь, возвращаться к старому, вряд ли это правильно, да и Харуке точно не понравится перспектива видеть Сейю рядом.
- Да, хочу. Мне кажется, получится то, что надо. Я уже вижу перед собой, как мы все играем, и мелодия окутывает слушателей, унося их в легкий и грациозный танец. - Сейя рассказывал столь эмоционально, что Мичиру не могла не улыбнуться. – Ты могла бы сыграть здесь какую-то мелодию, которую часто исполняешь?

- Здесь? – удивилась Мичиру, допив стакан лимонной воды и ощутив себя не в своей тарелке. Одно дело играть в специальном зале, другое – в буфете, хоть и не многолюдном на данный момент. – Почему я должна играть в буфете? Меня выгонят отсюда, как только я достану скрипку.
- Ерунда, - нахмурился Сейя, оглядывая небольшое помещение, где сидело всего три человека. И они не обращали никакого внимания на двух собеседников, собравшихся заняться постижением прекрасного. – Никто и не заметит, - улыбнулся молодой человек, и Мичиру не поверила не единому его слову.
- Ты мастер шутить, знаешь, - проговорила девушка, складывая руки в замок и вскидывая вверх бровь. - Мне нравится работать в тандеме, когда звучат несколько скрипок, звук потрясающий и хочется играть и играть. К тому же, ты уже и так ее слышал, нечего просить меня о том, чего не будет.
- Тогда можно позвать одного из твоих учеников, уверен, он не откажет, - изрек Сейя, подмигивая девушке, и она с улыбкой покачала головой. Юноша редко пользовался своей популярностью, а тут он явно намекал на нее, что лидеру группы «Три Звезды» вряд ли кто откажет в просьбе. К слову сказать, Сейе даже в голову не пришло, что этот ученик мог уже давно уехать домой, покинув студию, где они сейчас находились.

- Сомневаюсь, что она задержалась здесь. Наш урок кончился минут двадцать назад. И повторюсь, я не буду играть в буфете, Сейя, - проговорила девушка, допивая стакан лимонной воды. Сейя же насупился, но спорить не стал, однако тут же присвистнул, когда в буфет вошла девушка с розовыми волосами, и в руках она тащила идентичный, как у Мичиру, кофр. Удача сегодня была на его стороне, и упускать такой шанс парень не намеревался.

- Да ты шутишь, - выпалила Мичиру, оглядываясь туда, куда смотрел Сейя, и поверить не могла, что ее подопечная оказалась там, где быть совсем не должна. Мало того, эта девушка казалась простушкой и забывчивой временами, но со слухом и скрипкой у нее проблем не возникало. Это несказанно радовало, а ведь за безнадежного ученика Мичиру не взялась бы, хотя жаль, что девушка получала не музыкальное образование, а училась вместе с Усаги на физическом факультете в университете Токио. Она впитывала знания как губка и являлась хорошей ученицей, вплоть до владения инструментом, ведь в ее девичьих руках скрипка обретала новую жизнь. Вместе с Мичиру они звучали настолько хорошо, что даже Харука заслушивалась. А ведь так было не всегда, поскольку, когда девочки начинали, розововолосая красавица мало что еще умела и свою виртуозность приобрела исключительно под руководством великой скрипачки, которая всегда была ей рада, но не в данный момент.

- Мисс Кайо, хорошо, что вы еще здесь, я совсем забыла сказать, что не смогу присутствовать на нашем следующем занятии в субботу. Так сложились обстоятельства. Мы сможем перенести урок на другой день… - на одном дыхании проговорила девушка, вошедшая в буфет, и стоило ей увидеть Мичиру, как она ринулась к ней, не сразу заметив, что та сидела не одна, а в компании известной звезды. Конечно, Сейю было сложно не узнать, и подопечная воина Нептуна сразу же стихла, как только поняла, что вмешалась в чужой разговор, к тому же с самим лидером популярной группы. – Простите, я, наверное, помешала, - выпалила она, мило покраснев, что не укрылось от Сейи, и это его немного раззадорило. На уме у парня, скорее всего, была какая-то шутка, или еще хуже, он мог просто якобы приударить за девушкой, поэтому Мичиру сразу же суровым взглядом дала ему понять: не лезть к ее ученице со своими мужскими штучками, унять свой пыл и притормозить.

- Даниэль, конечно, мы все можем перенести, ничего страшного, - сказала Мичиру, поднимаясь с места и намереваясь сбежать из буфета, пока Сейя не выпалил чего-нибудь лишнего. Соглашаться играть на скрипке в буфете, да еще с Даниэль, ей совсем не хотелось, к тому же, тут уже было куда больше трех человек.
- А ты разве не представишь меня своей протеже? – улыбаясь, прошелестел молодой певец, намереваясь все-таки воплотить свою идею в жизнь и никуда не отпускать девушек.
- Меня зовут Даниэль, - робко представилась девушка, смущенная под пристальным взглядом парня, который выглядел слишком привлекательно, чтобы заинтересоваться ей.
- Сейя, очень приятно, - произнес Воин, поднимаясь из-за стола и целуя новой знакомой руку. Мичиру едва не закатила глаза, когда Даниэль чуть не задохнулась, а Сейя выглядел похлеще мартовского кота. Если он загорелся какой-то идеей, то просто так не отступится. – Вы давно занимаетесь с Мичиру?
- Около полугода, но мне еще так далеко до совершенства. Чтобы догнать мисс Кайо, стоит еще многому научиться, - на одном дыхании выговорила девушка, и Мичиру очень удивилась, что та не стала заикаться или попросту не забыла все слова. Слабый пол обычно дар речи терял при виде знаменитости, а уж Сейя Коу был завидным женихом и слишком популярным певцом, чтобы юные вертихвостки могли оставить его в покое. Конечно, молодой человек уже давно не обращает на женщин никакого внимания, ибо его закрытое сердце принадлежит только одной хозяйке – Усаги, которая отчаянно влюблена в другого. Мучениям парня конца и края нет, но он изо всех сил скрывает свою боль за маской, что исчезает довольно редко.

- Вскоре ты вполне можешь составить мне конкуренцию, не стоит занижать свои способности. Твоя «Аве Мария» совершенна, ты даже Харуку чуть не довела до слез, - изрекла Мичиру, подбадривая Даниэль, что не укралось от Сейи. Он заинтересовался еще больше желанием услышать этих девушек вместе.
- Да неужто? Разве Харука что-то понимает в музыке? – прыснул парень, закатывая глаза, ведь их с воином Урана обоюдная любовь росла с каждым днем. Они как кошка с собакой ненавидели друг друга. Мичиру же с обоими ладила и не понимала, как долго еще будет продолжаться эта детская враждебность, которая никому не приносила пользы. Возможно, камнем преткновения выступала Усаги, но иногда казалось, что у истоков находилось нечто большее.
- Не начинай, - бросила Мичиру, махая рукой в сторону губ молодого человека, и он тут же поменял тему, запрыгивая на своего любимого конька.
- Мичиру, ты же обещала сыграть… - заныл Сейя, и у Мичиру рот открылся от его наглости, поскольку теперь Даниэль придется все объяснять, поведать о том, чего не было, о чем этот распрекрасный юноша привирает.

- Сыграть? Я люблю слушать мисс Кайо, - обрадовалась Даниэль, введшая в ступор своего учителя и сыгравшая на руку молодому певцу. Мичиру явно надеялась отказаться от дурацкой затеи играть в буфете, и Даниэль должна была поддержать ее, но неужто обаяние Сейи сыграло ему на руку, а студентка наивно повелась на это.
- Слышишь, Мичиру? Даниэль согласна. Осталось дело за тобой. А я вам аккомпанирую… на этой гитаре, - произнес Сейя так быстро, что девушки почти не поспевали за его мыслями, пребывая то ли в ступоре, то ли какой-то эйфории. В буфете, оказывается, сидело несколько гитаристов, и парень с уверенностью выпросил у одного из них музыкальный инструмент, чтобы помочь своим дамам не струсить, а воплотить в жизнь его желание. Каким образом Сейя все это успевал, было загадкой, но Мичиру сама от себя не ожидала, что поведется на его уловки и окажется в самом центре буфета со скрипкой и смычком в руках. Рядом находилась Даниэль, тоже обескураженная происходящим, но, смотря на Сейю, набиралась смелости и уверенности, что у нее все получится, и музыка потечет, стоит только этого захотеть.

- Я что, и в самом деле подписалась на это… - пробурчала Мичиру, занимая годами выработанную позицию для игры на скрипке. Даниэль вторила ее движениям, готовясь извлекать ноты из ее любимого музыкального инструмента. – Только никакой «Авы Марии», Даниэль, давай попробуем исполнить «Felichita». Сегодняшнее ее исполнение тебе далось намного лучше, чем предыдущее. Один припев и половина куплета, просто слушай музыку, - сказала девушка и закрыла глаза, стараясь скрыться от посторонних глаз, чтобы они с Даниэль звучали синхронно и не отвлекались на место, в котором их заставляли играть.

- Между прочим, как «Аве Марию», так и итальянскую «Felichita» знает весь мир, поэтому не думай, что я с ней не справлюсь, - пробурчал Сейя, показав Мичиру язык, который она естественно не заметила. И только маленькая лукавая улыбочка выдала ее с головой, однако стоило трем инструментам и душам сойтись в прекрасном звучании, как все их перепалки отошли на второй план, оставив лишь волшебную музыку и ощущение полета в высоте над облаками.
«Felichita» от Аль Бано и Ромины Пауэр без слов тоже была шедевром, как и в своем первом исполнении. Сейя в который раз понял, что чутье его не обмануло, и работа с Мичиру - именно то, что ему было нужно. Возможно, повторить тот первый фурор не выйдет, но необходимо стремиться к совершенству, а не любить скрипку нельзя, тем более, когда она находится в руках такой великолепной девушки, способной выразить музыкой нежность.

Мичиру с Даниэль не ожидали, что под занавес их музыкального произведения весь буфет разразится громкими аплодисментами. Никто и не заметит, слова Сейи говорили обратное, и даже Мичиру слегка покрылась румянцем от столь громких оваций. Даниэль так вообще скрылась в тени своей преподавательницы, не желая больше и секунды играть на скрипке. Хоть и случившееся привело ее в трепет, но находиться в центре внимания девушка никогда не любила, поэтому, густо покраснев, поспешила ретироваться из буфета, стремглав попрощавшись с Мичиру и Сейей. Вслед ей летели посвистывания и аплодисменты, но Даниэль просто не могла справиться со свалившейся на нее любовью публики, ведь скрипкой занималась только для самой себя в свободное от учебы время. Ни родители, ни она сама не пророчили юной красавице музыкальную карьеру, и то, что она словно в прошлой жизни имела профессию скрипачки, никак не повлияло на ее решение пойти изучать астрономию и звезды. Музыка только для души, но не для работы на всю жизнь, она должна приносить лишь спокойствие и умиротворение. А когда это становится тяжким трудом, теряется искра и волшебство пропадает.

- Я был прав, скрипка создана для тебя. И вы с Даниэль смотрелись восхитительно, жаль, она так быстро убежала, - произнес Сейя, посмотрев на выход из буфета, где только что скрылась девушка. Ему понравилось это милое создание, но все мысли по-прежнему были сконцентрированы лишь на Мичиру. – Она родом из Франции?
- Ты всерьез увлекся моей протеже или тебе действительно нужна помощь в создании музыки? Ты просто подлиза, и не скрываешь этого, - с легким смешком выдала девушка, поражаясь настроению парня, который выглядел таким угрюмым, когда она только вошла в буфет и увидела его кислое выражение лица. А сейчас он весь вибрировал от предвкушения, его глаза горели, а улыбка не сходила с лица.
- Я просто уже вижу, какие ноты играешь ты, а какие я… вступают ребята… и эти то плавные, то резкие движения… из стороны в сторону… я вижу, как она движется, - шептал молодой человек с закрытыми глазами, при этом жестикулируя руками, и Мичиру едва не рассмеялась, и сбитая с толку, и пораженная таким нетерпением написать очередную музыкальную композицию. Кто движется? Куда? Боже, на каких облаках он летает?

- По-моему, ты замечтался, раз уже грезишь о Даниэль. Это ее ты увидел в своем видении? – улыбаясь, проговорила воин Нептуна, лишая Сейю удовольствия и дальше витать в своих грезах.
- Сейчас мне важна ты. Пойдем со мной, - резко выпалил молодой человек, хватая Мичиру за руку и следуя по наитию в студию, где его ждали братья. Девушка едва успела подняться из-за стола и схватить кофр, чтобы поспеть за парнем, так отчаянно тянущим ее за запястье.
- Ты знаешь, что это называется похищением? Ты монополизируешь мое время, - сказала воин Моря, смотря в спину другу, и, если честно, она уже начала побаиваться, что Харука начнет скоро искать ее, потому что занятие с Даниэль закончилось давным-давно, а самой преподавательницы все нет и нет дома. Если блондинка встретится с Сейей, ничем хорошим это не закончится. Однако и отказать лидеру «Трех Звезд» она уже не слишком-то и хотела.

Увидев в дверях Мичиру, Тайки с Ятеном пришли в негодование. С одной стороны, они не были рады незваному гостю, с другой – каждый из них являлся воином, защитником, и отношения между собой хоть и были натянутыми, но все старались держать себя в руках и не затевать ссор. Увидев в руках Мичиру скрипку, Тайки понял, зачем брат привел сюда эту девушку: поскольку в прошлый раз их обоюдная игра принесла свои плоды, возможно, в этот будет то же самое. Сейя с уверенностью, что все получится, показал подруге наброски, которые уже успел сделать. Впитав нужную информацию как губка, Мичиру взяла первую ноту, и стоило музыке политься, как не только Сейя, но и остальные пришли в восторг. Синтезатор, ударные, скрипка – в совокупности получилось великолепное произведение.
Спустя некоторое время то, что привиделось Сейе, было исполнено, и вновь всякий раз, когда начинала звучать скрипка, он видел перед собой плавные движения девушки, что танцевала для него. Можно лишь догадываться, о ком грезил молодой человек.

Мелодия (Прим. автора: понимаю, что это плагиат, использовать в тексте чужую музыку, но я не могла удержаться. Слишком красивое исполнение, и оно как раз подходит под описание) окутывала, и те несколько слов, которые все-таки звучали в ней, не портили картину, а лишь украшали ее.
Поблагодарив Мичиру за неоценимую помощь, ребята простились с ней, наконец, вздохнув свободно, что этот день не прошел зря, как остальные. Сегодня они плодотворно поработали, хоть Сейя и привлек для этого «шпиона». Ему же было все равно, он полностью выложился, поэтому лег спать пораньше, по-прежнему проигрывая в голове созданную музыку.

~♦~


У Усаги от длительного сидения за учебниками болела шея, поэтому всякий раз она ее то потирала, то делала движения из стороны в сторону, чтобы получить хоть толику облегчения. Однако ничего не помогало избавиться от ощущения, что пора сворачиваться и двигаться в сторону дома. Засиживаться допоздна в библиотеке ей порядком надоело, но домашнее задание само собой не сделается, поэтому приходилось корпеть и мучиться, а вдобавок еще и спички вставлять в глаза. День неуклонно шел к завершению, лучи солнца плясали на стенах и деревянных столах, зайчики бегали то там, то тут, но Усаги смогла отвлечься от книги, лишь когда солнечный свет заставил ее зажмуриться и глубоко вздохнуть, оторвавшись от чтения. Именно этот момент Мамору выбрал для того, чтобы захлопнуть надоедливый учебник и, склонившись над девушкой, поцеловать ее в макушку.
- Здравствуй, красавица, - нежно протянул юноша, и Усаги плавно задрала голову, чтобы улыбнуться своему возлюбленному. Тот мило чмокнул ее в нос, и девушка засмеялась.
- Ты знаешь, что отвлекаешь меня, - лукаво проговорила блондинка, видя, как Мамору уверенно начинает собирать ее вещи, понимая, что он что-то задумал.
- Знаю, - выпалил брюнет, и его улыбка заинтриговала Усаги, однако она не имела права расслабляться, пока не выполнит до конца свое задание, поэтому резко остановила молодого человека, на что тот нахмурился.

- Подожди, я не могу уйти, пока все не закончу. Ты же понимаешь, как важно не упустить ни одной детали, иначе потом все мои старания пойдут коту под хвост, - сказала девушка и ощутила, как руки Мамору притягивают ее за талию к его телу. Усаги вскинула брови, но впилась взглядом в парня, не понимая его действий.

- Ты видела сегодня свои глаза? Они красные, - блондинка почти решила отгородиться от желанных, но неправильных на данный момент объятий, хотя она вряд ли имела власть над мужчиной, который мог элементарно спутать ей все карты. - Первый признак того, что надо заканчивать на сегодня с учебой и отдыхать, - ответил молодой человек тоном, не терпящим возражений. И блондинка поражалась тому, кто сейчас стоял перед ней. Тот Мамору, который скрупулезно корпел над каждой бумажкой, или тот, в кого он превратился, вкусив радость близости с противоположным полом. Если к первому Усаги в принципе привыкла, то второй выступал искусителем и не имел права так себя вести, соблазняя ее нарушить собственные правила. Отнюдь, девушка и сама была бы не прочь все бросить и делать то, что хочется, но ведь потом начнется череда проблем, справляться с которыми под час бывает слишком трудно. Трепать нервы, воюя с отцом, скоро станет привычкой, кошмарной и очень неприятной, а отставание в познании материала, что снабдил Усаги преподаватель, пойдет ей самой только в минус.
- Отдыхать? А что это такое? – Усаги протяжно вздохнула и коснулась лбом груди Мамору, чувствуя его тепло и размеренный стук сердца. Молодой человек едва ли собирался ответить, ибо резко, но нежно, приподнял Усаги за подбородок и соединил ее губы со своими. Не имея ни малейшего желания останавливаться, мужчина грубо захватил ее в плен страстного поцелуя, разжигая ощущение страсти и неистовства просто потеряться друг в друге. Стоило ли говорить об ответственности в этот момент, но жар двух тел быстро распространился от сердца до кончиков пальцев, сметая все некогда поставленные преграды.

- Ты давно любовалась на закат? – с трудом переводя дыхание, проговорил Мамору, когда сумел оторваться от девушки, по-прежнему крепко держа ее в объятьях. Глаза Усаги не открывала, ощущая, как подушечки теплых пальцев касаются ее полноватых губ, ставших красными от поцелуя. Сердце дико стучало, и казалось, что его стук отдавался эхом в ушах, делая невозможным попытку вновь обрести разум.

- Закат? – прошептала Усаги, представляя себе картину прекрасного пляжа, плеска морских волн, пения чаек, безоблачного неба и яркого солнца, склонившегося к горизонту. – Очень давно.
- Хочу увидеть его с тобой еще раз, - изрек Мамору, и более юная принцесса не сопротивлялась. Порой ей и в самом деле хотелось вновь стать обычной девчонкой и наслаждаться жизнью, не думая о том, что будет завтра. Она желала прожить этот день так хорошо, чтобы потом можно было с радостью вспомнить его и снова окунуться в добрые воспоминания.

Схватив сумку со сложенными вещами Усаги и наспех надев верхнюю одежду, ребята бросились наутек из библиотеки университета, минуя пролеты лестниц и удивленные взгляды студентов под хорошее настроение, полное улыбок и радости от совместного времяпрепровождения. Легкой походкой пара пересекла центральный вход со сквером, оказавшись на стоянке автомобилей, где они с легкостью отыскали машину Мамору и, сев внутрь, помчались навстречу солнцу, держась за руки.
Усаги нажала на кнопку включения радио на приборной панели, и салон автомобиля затопила песня I Cugini Di Campagna – Bella Da Morire, ставшая залогом уверенности в правильности выбора. Выбора в пользу маленькой вылазки на свежий морской воздух.

На улице было холодно, но, оказавшись на пляже вместе, Мамору с Усаги не думали о таких мелочах, что сильный ветер обдувал лицо, а руки начинали краснеть и обветриваться. Они улыбались, прижимаясь друг к другу, ловя моменты близости, кружились по замерзшему песку, смеясь, смотрели вдаль за горизонт и нежились под лучами вечернего солнца. Тяготы серых будней отошли на второй план, и мысли исчезли, оставив людям легкость и равнодушие к окружающему миру.
- Все-таки это прекрасное зрелище, смотреть, как заканчивается день, закрывается одна дверь и открывается другая. Боже, как прекрасен этот мир… - крикнула Усаги, и ее звонкий голос эхом распространился вокруг, лавируя между плеском волн и удаляясь в небеса.
Ладонь Мамору коснулась ее руки, стараясь согреть, и, ведомая третьим чувством, девушка прильнула к молодому человеку, более не желая отпускать его. Один томный взгляд, неуверенное движение и сладость мгновения, соединившись, создали влюбленным момент, ставший само собой разумеющимся.
Закат находился вдали, и морская гладь принимала яркое светило в свой глубокий плен, тогда как мужчина и женщина таяли друг в друге, более не отвлекаясь на красоту момента. Салон автомобиля принял разгоряченные тела пары в свое объятье, став для них укромным пристанищем и ложем для дарования взаимных ласк.

На задворках сознания играла ненавязчивая песня Элтона Джона – Единственная, но никто не вникал в ее смысл, лишний раз стараясь не тратить время впустую. Ни о каком удобстве и речи не шло, когда Усаги забралась в машину на водительское место, а Мамору ласкал ее губами за ушком, пока руки раскладывали переднее сиденье, а голова упиралась в крышу транспортного средства, вследствие чего небольших ударов лбом и затылком было не избежать. Мимолетные смешки, осторожные хаотичные движения, расстегнутое пальто, снятые джинсы, влажное нижнее белье - никогда еще занятие любовью не становилось столь спонтанным и крайне неудобным.
Мамору обнимал свою девушку крепко и в то же время трепетно – так, как она всегда любила и таяла в сильных мужских объятьях. Усаги изгибалась, впадая в разгоряченное удовольствие, и в какие-то моменты ей казалось, что в салоне стало неимоверно жарко. Работал радиатор отопления, и стекла запотели, пока два человека внутри становились едины, познавая бога и уносясь за облака. Девушка сжимала в пальцах то волосы возлюбленного, то края верхней одежды, лежащей под ними, и лишь ладонь, со скользящим звуком съехавшая по запотевшему стеклу, привлекла на миг внимание Мамору, поэтому он уверенно взял Усаги за руку и скрестил их пальцы, после чего она затерялась в переполненности чувств еще больше.

Стоны заполнили пространство, покуда влажные тела синхронно скользили, создавая между собой необходимое трение. Влюбленными глазами Мамору заглянул в синие озера своей принцессы, убирая с ее лица слипшиеся пряди волос. Он все еще не покинул ее лона, уменьшая амплитуду движений, пока просто не замер, зная, что именно в данный момент они составляли одно целое, о чем грезится лишь в далеких мечтах. Ведь когда-нибудь они должны стать одним целым, превратившись в мужа и жену. Усаги дрожала под крепким телом мужчины, ощущая слабую толику ноющей, но приятной боли, растекавшейся от низа живота до коленей. Она с трудом переводила дыхание, ловя ртом воздух, пока ее лица касались неимоверно легкие поцелуи. Распахнув глаза, девушка встретилась с пристальным взглядом Мамору.

- Люблю тебя, - прошептал он, даря ей целомудренный поцелуй, и в этих двух словах звучала неподдельная искренность.
- И я тебя люблю, - так же откровенно ответила блондинка, уютно устроившись на плече родного мужчины, когда им все-таки пришлось разъединиться. Прижавшись к груди Мамору, Усаги едва ли не замурлыкала, когда возлюбленный стал медленно выводить рукой узоры на ее спине. Девушка чувствовала уют и покой, а в последнее время они были так редки. – Как давно мы с тобой вот так лежали и просто наслаждались моментом? – проговорила воин Луны, смотря в одну точку и не обращая внимания на слабые лучи солнышка, исчезавшие за окном автомобиля. День подходил к концу, что свидетельствовало о скоротечности времени и о том, что паре скоро опять предстояла разлука.
- Согласен, сейчас мы видимся не часто, но от того эти моменты и становятся запоминающимися. Они так дороги моему сердцу, - произнес Мамору, утопая носом в густых волосах девушки и вдыхая их необыкновенный аромат.

- Как ты думаешь, мой отец никогда не сможет принять тебя? - тихо и с ноткой грусти спросила Усаги, но, скорее всего, это был риторический вопрос, потому что принц не сразу сообразил, как на него ответить. И стоило ли вообще отвечать, потому что понять Кенджи никто из них не был в состоянии, а докапываться до истины себе дороже, ибо станешь куда более серьезным врагом. Усаги отчаянно хотела, чтобы отец встал на ее сторону и более не препятствовал их встречам с Мамору, но стоило лишь подумать о неприятном разговоре, объяснении причин и мольбах понять влюбленных, как становилось не то что дурно, а даже страшно.

- Не слишком правильная тема для разговора в данный момент, не находишь? – с приторной и вялой улыбкой проговорил молодой человек, держа в объятьях обнаженную женщину, с которой он доселе общался языком объятых пламенем тел. Конечно, он много думал о Кенджи и его ненависти к их встречам с Усаги, однако не мог и представить, что однажды они с ним будут на одной стороне. На данном этапе все было сложно и настолько запутанно, что копаться в корнях сей злости и обид казалось невозможным. Мамору отчаянно хотел знать причину, отчего его так недолюбливают, и мог ли он как-то исправить столь неприятный конфуз, но добиваться правды от человека, который на дух его не переносит, не имело место быть в ближайшее время. Сделать только хуже в порядке вещей, а лучше быть так и не могло, поэтому момент истины, когда встанут все точки над «I», оттягивался все дальше. – Стоит ли сейчас нам говорить о нем, когда мы и так видимся от случая к случаю? Я предпочитаю только твою компанию.

- Но мы не можем все время закрывать глаза на правду, - заговорила Усаги иным тоном, подчеркнув значимость того, что царило в ее мыслях. – Вокруг нас происходит столько всего плохого…
- …поэтому так прекрасны моменты, которые мы проводим вдвоем, - закончил за девушку Мамору и увидел ее нахмуренное личико, вследствие чего понял, насколько сильно блондинку волновала перспектива справиться с навалившимися на нее проблемами. – Я понимаю, милая, как тебе неуютно. Твой отец ненавидит меня и вставляет палки в колеса, но я верю, что мы справимся, - проговорил он, нежно касаясь ладонью предплечья Усаги, когда та немного приподнялась и села, обхватив колени руками. Золотые волосы заструились по ее плечам волнами, создав в салоне автомобиля ощущение весны, перемешанное вкупе с заходящими лучами осеннего солнца.
- Не только он наша проблема, - сказала Усаги, отвернувшись от парня в сторону морской глади, чтобы просто почувствовать себя свободной и в безопасности, оказавшись наедине с природой, которая порой поражала своей красотой и многогранностью. Тихая бездонная гладь поражала воображение, унося вдаль от невзгод, а бескрайний небесный простор уводил далеко ввысь, и девушка мечтала стать свободной.

- Тебя волнуют девочки? Понимаю, что попросил не видеться с ними, но ни с одной из них твои пути так и не пересеклись более? – поинтересовался Мамору, понимая, насколько сильно Усаги скучает по своим подругам, и как безудержно она хочет разобраться в том, что случилось тогда в храме Хикава. Их всегда было пятеро, и если хотя бы одной не доставало, другие чувствовали себя как не в своей тарелке. Узы дружбы, связующие Усаги с воинами внутренних планет, так просто не могли разорваться, а значит, некая огромная сила породила в их отношениях брешь и вывела из строя каждую по одной. Что бы это ни сулило в будущем, но ничем хорошим закончиться не могло точно. Здесь, как и в ситуации с Кенджи, узнать истину было опасно, и Мамору не мог рисковать, он не мог позволить Усаги узнать все самой, вновь залезть в это осиное гнездо, чтобы, возможно, не выбраться из него невредимой.

- Помимо отца и девочек, есть нечто такое, что сводит меня с ума, когда я начинаю об этом думать, - проговорила девушка нейтральным тоном, и Мамору насторожился, внимательно слушая свою возлюбленную, что сейчас казалась такой хрупкой и маленькой. – Не могу до конца разобраться, что за сила противостоит нам в последнее время, ведь врагов, под чьим гнетом страдает наша психика и настроение, я не могу припомнить. Может, я сошла с ума, но иногда мне кажется, что мое собственное отражение в зеркале со мной разговаривает. Так надменно… и оно абсолютно уверено, что сломает меня, лишит тех, с кем я могла бы представлять угрозу.

- Я тоже не могу понять чувств, что испытываю, когда вспоминаю атаку на загородный дом, а впоследствии ссору с воительницами, которых словно подменили. Там присутствовала некая сила, и, честно скажу, что-то она напоминает… и мне даже страшно предположить что, - произнес Мамору и заметил, как задрожала Усаги, поэтому вновь обнял ее и притянул в свои объятья. Девушка боялась увидеть того, кто скрывался за отражением в зеркале, кто таился под капюшоном, напавшим на них в загородном доме, и чем больше думала о собственном страхе, тем больше придумывала себе небылиц. А ведь если эта сила была такой огромной и безжалостной, требовалось неимоверное количество усилий, дабы найти внутри себя крупицы похожей мощи.

- Может ли этот кто-то быть из моего далекого прошлого… - произнесла блондинка, вспоминая слова то ли своего отражения, то ли чьего-то голоса в мыслях, что твердил о невозможности сопротивляться ему и о том, что наградит Усаги страданиями. Но разве она мало страдала за все свои восемнадцать лет? – Он знает, что я принцесса Луны, знает, на какую мозоль надавить, чтобы стало страшно. И я не пойму, почему… - девушка едва ли чувствовала себя сильной, прокручивая в голове недавние события, но ведь злу-то это как раз и на руку.

- Каждый из нас знает, кем он был в прошлой жизни, но, согласен, что известно о той жизни совсем немного, - проговорил Мамору, стараясь согреть объятиями свою возлюбленную, но при этом смотрел, не моргая, в потолок автомобиля, копаясь в памяти и не находя нужного ответа. – Четыре генерала Земли, обещавших хранить верность наследному принцу, Берилл, сошедшая с ума от обладания мной и Луной. Поскольку мы были вновь рождены здесь, то живем земной жизнью, а не прошлой, и Бог знает, что было там… много тысяч лет назад, когда два королевства не смогли сосуществовать друг с другом. На самом деле, я понятия не имею, откуда взялась огромная темная энергия, Металия, с помощью которой Берилл стала чудовищем, и склонила на свою сторону большую часть жителей Земли.
- Я не могу с уверенностью сказать, что все, с чем мы столкнулись в последнее время, дело рук Темного Королевства, - выпалила Усаги, подскочив на месте и пристально заглянув в глаза Мамору. Тот перевел свой обеспокоенный взор на нее. – Невозможно помнить то, чего не помнишь. И это всего лишь были мои домыслы.

- Однако, все может быть, ни в чем нельзя быть уверенным. Мы победили Металию, Берилл и генералов Земли в этой жизни, но, если бы вернуться к истокам, - изрек молодой человек, но Усаги не дала ему договорить, накрыв теплые губы своими. Мамору даже немного удивился, с каким напором девушка набросилась на него, практически отрезав все пути к отступлению. Жар мгновенно распалил обоих, и уже никакие мысли о далеком прошлом не терзали ребят настолько сильно, насколько обуревала их испепеляющая страсть.

На улице медленно стал падать снег, опускаясь на землю крупными пушистыми хлопьями, и Усаги не могла не улыбнуться, как их приятный вечер, где они встретили закат, сменился зимними сумерками, принесшими с собой толику зимы. В салоне автомобиля было тепло, по радио звучали Fancy – Flames of the Love, и обратная дорога домой казалась легкой и не предвещавшей какой-либо грусти. То ли пара и правда провела вместе достаточное количество времени, чтобы на душе стало спокойнее, то ли всему виной оказался сам по себе хороший вечер, который им обоим в подарок преподнесла сама судьба. Усаги чувствовала себя счастливой, покидая теплые объятья Мамору и целуя его на прощание, и он сам воодушевился новыми свершениями, проведя это недолгое время со своей любимой девушкой. Наверное, стоит почаще им так спонтанно встречаться, чтобы эмоции били через край до поздней ночи, а сны видели лишь друг о друге.

Возможно, в это снежное и темное время суток молодому человеку и пришла в грезах белокурая девица в белоснежном платье, о которой он думал всю дорогу домой. И даже в душе, а после лежа на прохладных простынях, он мечтал о ней, вспоминая нежную кожу, аромат золотых волос, перепутавшихся в его пальцах, когда она тяжело дышала, а он просто потерялся в ней. Любя ее так сильно, он первоначально был нежен, и лишь поддавшись силе зверя внутри себя, понимал, что где-то мог перегнуть палку и причинить девушке боль, но она не жаловалась, когда соединялась с ним в единое целое. Мало того, она больше раскрепощалась, отдаваясь ему, истошно крича и моля о скорейшем освобождении, которое настигало их, лишая границ и смывая остатки мыслей. Оставляя лишь чувства на грани кончиков пальцев.

С приятными нотками послевкусия от прошедшей встречи Мамору погрузился в сон, в то время как Усаги, тоже недолго пребывающая в эйфории, отбросила от себя все негативные мысли и с неприсущей самоуверенностью зареклась более не бояться собственного страха. Держа нос по ветру, девушка посмотрела на себя в зеркало, распустила длинные волосы, расчесала их, не теряясь в закутках памяти, как обычно бывало, и лишь когда часы пробили одиннадцать вечера, поняла, что стоит скорее принять душ и отправиться на боковую, чтобы встретить новый день с новыми силами.
С радостью запрыгнув под теплое одеяло, девушка закуталась в него как в кокон и, бросив последний взгляд на тихо падающий снег за окном, сомкнула веки, чтобы оказаться в объятьях Морфея. Там, где ее ждал не слишком приятный сюрприз.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/201-13761-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: LanaLuna11 (15.09.2018) | Автор: LanaLuna11
Просмотров: 806 | Комментарии: 14


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА






Всего комментариев: 14
1
10 RouzKallen   (04.01.2019 23:38) [Материал]
ААААААААА Господи! свершилось! Новая глава!!!! урааааа biggrin biggrin
Для начала, огромноое спасибо за главу! cool biggrin
Боже.. Мамору, сириосли?? просто что ты творишь?!
И эти новые "подруги! Усаги... что-то там не чисто, уж это 10000% правда. dry
момент воссоединения и страстных обнимашек мммм...будоражит просто)) Но кайфоломщица...уууу... злая тетка! у САМОЙ ПАРНЯ НЕТ...ТАК И НАШИМ ГОЛУБКАМ МЕШАЕТ.
Бедный Сейя.. cry cry cry

0
13 LanaLuna11   (08.01.2019 00:27) [Материал]
Привет. Давай топай на форум cool
Мамору, что? Ты давай выражайся поконкретней.

0
14 LanaLuna11   (08.01.2019 00:27) [Материал]
Хаха да я такая плохая biggrin biggrin biggrin

1
9 Alin@   (10.10.2018 07:46) [Материал]
Отец Усаги сильно взъелся на Мамору. У той девушки слишком ангельское имя, но видать душа не такая. Много странностей. Видать не такая простая девушка.

Мне казалось что у влюбленных была не одна ночь, чтобы лучше познать друг друга?

Когда же Усаги встретит бывших коллег? Ибо не представляю их врозь.

0
11 LanaLuna11   (08.01.2019 00:26) [Материал]
Анеел и впрямь не простая wink

0
12 LanaLuna11   (08.01.2019 00:26) [Материал]
Ну, сколько у них было ночей... им видней biggrin

1
4 Dunysha   (17.09.2018 13:23) [Материал]
С возвращением!!!! Теперь придётся сначала все перечитать чтоб восстановить в памяти

0
6 LanaLuna11   (17.09.2018 19:20) [Материал]
Я кстати, когда писать села, прочитала все заново. Сама забываю cool

1
1 nefelim   (16.09.2018 21:54) [Материал]
Ураааа))) новая главка наконец то )))

1
2 LanaLuna11   (16.09.2018 22:17) [Материал]
Сама в шоке. Это только половинка главы. Вторая будет попозже. Сколько же сил вложено в нее wink

1
3 nefelim   (17.09.2018 12:18) [Материал]
половина? surprised ну это муз у тебя видимо решил сразу с компенсацией сработать хддд
это видно))) пусть силы и не кончаются)))

1
5 LanaLuna11   (17.09.2018 19:20) [Материал]
О да) Решила не все сразу, а то снова ждать-ждать tongue
49 страниц, красота))
О Боже, дай мне сил biggrin

1
7 nefelim   (18.09.2018 11:02) [Материал]
ну лично я готова даже ждать-ждать happy

0
8 LanaLuna11   (21.09.2018 20:30) [Материал]
Твои слова да Богу в уши smile



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]