Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1647]
Из жизни актеров [1616]
Мини-фанфики [2466]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [79]
Конкурсные работы (НЦ) [2]
Свободное творчество [4687]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2368]
Все люди [14919]
Отдельные персонажи [1454]
Наши переводы [14196]
Альтернатива [8954]
СЛЭШ и НЦ [8732]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4286]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Топ новостей июля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (16 июня - 31 июля)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»

Бумажная любовь
Эдвард стеснительный и робкий парень, который страдает заиканием и вынужден терпеть насмешки окружающих. Его сестра, красавица Розали всегда готова придти на помощь и встать на защиту любимого брата. Неизвестно, что в итоге получилось бы из этой истории и наступил бы в ней какой-либо просвет, но однажды новенькая студентка опровергла все ожидания и просто заговорила с ним, не обращая никакого вним...

Не разбивай моё сердце
Сюжет подсказала песня Unbreak My Heart Toni Braxton. Розали/Эммет.

Паутина
Порой счастье запутывается в паутине лжи, и получается липкий клубок измен, подстав, предательств и боли.
История о Драко и Гермионе от Shantanel
Завершена!

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!



А вы знаете?

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Мой Клуб - это...
1. Робстен
2. team Эдвард
3. Другое
4. team Элис
5. team Джаспер
6. team Джейк
7. team Эммет
8. team Роб
9. team Кристен
10. team Тэйлор
11. team Белла
12. team Роуз
13. антиРобстен
14. team антиРоб
15. антиТэйлор
Всего ответов: 8877
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Глубокие реки текут неслышно. Вторая глава

2018-8-18
4
0
– 2 –

Приглушенное мигание часов на стене извещало о тридцати минутах шестого.

В полумраке очертания Нуит сплавлялись с темнотой кельи¹. Искусственно созданная ею тень ложилась холодным компрессом на сплошной, ноющий ушиб тела. Это остужало лихорадку под кожей и усмиряло лихорадку разума. Девушка присела на кровать, где постель была убрана доведенными до автоматизма движениями. Раз-два. За исключением нескольких личных вещей, в келье будто не обитала ни одна живая душа.

Одинокий луч между плотными серыми гардинами на металлических люверсах пронизывал маслянистую тьму. Побелевшие руки стискивали аспидно-черный конверт. В нем блэк-лист с тремя именами и кодами-аутентификаторами. Нуит нерешительно крутила его, открывала и запечатывала клейкую ленту обратно.

Снова.

Она не могла отложить конверт, от которого исходил щекочущий ноздри запах древесины, смешанный с ядовито-сладким дымом. Не-святая колебалась, словно ее сомнения важны: раз она держит его в руках, значит, еще размышляет над тем, возьмется ли за свой первый серьезный Процесс Согласия².

В противном случае, если она оставит его на столе, значит, дороги назад нет.

Это какая-то бессмыслица.

Накануне, принимая конверт, девушка задохнулась от возмущения, а после начала долгий путь к принятию того, что она должна провернуть. Нуит сожалела, что стала орудием неумолимого закона посева и жатвы для заблудших душ.

Это действо, которое повторялось опять и опять, днями, неделями, месяцами без перерыва. Но жалость слабо тешила Нуит, потому как была отражением страха, притаившегося под ней злодеем-провокатором.

Не-святая превосходно знала устав. Отказ от выполнения долга приводил к тому, что задание передавали жнецу, который его выполнит. Беспринципно и немедленно. Хладнокровно, как Адамас, например.

Ей же останется последняя спица в колеснице. Голод и дополнительная сессия трансмутогена³. После чего переформатированная Нуит отойдет еще дальше от нынешнего образа мыслей, от чувствительности и человеческого сострадания, что незаметно вытравливали из девушки, как недостойные или патологические проявления.

Ее прошлое боязливо подрагивало за облачным маревом. Заглядывая под чертежи правил и моральных устоев на сессиях с психотерапевтом, специально нанятым для новобранцев, она видела лишь углы и линии, раздавленные толщей воды. Час от часу не легче. Неизвестно, хватит ли ей кислорода и смелости, чтобы достичь ненастоящего дна и узреть сокрытое под ним.

Шестое чувство не-святой не доверяло памяти, избавившейся от части себя.

Приблизительно семь с половиной миллиардов людей располагало своим прошлым и опиралось на него, как на костыли, чтобы увидеть призрак будущего. В их бездонных карманах всегда хранились неопровержимые аксиомы, субъективное познание себя, своих целей и стремлений, всего, что оседало в фундамент «Я». И пыльная конструкция выдерживала бесчисленное множество падений, не трескаясь в сердечнике. А как должен чувствовать себя человек, не предполагающий, совокупность чего он собой представляет?

Нуит с досадой обнаружила этот пробел недавно, когда бывший патрон, ее первый патрон Маргерит, дала ей легкую на первый взгляд работу. От девушки требовалось подыграть Фавиану, увлечь его подопечную любострастным звучанием «райского желания», чтобы попрактиковаться. Конечно, не-святой удалось разбудить в себе жнеца, который жаждал цветных ощущений, был голодным до чужих переживаний и впитывал все, до чего мог дотянуться. Однако прожорливое Альтер-эго было чуждым ей, как чуждо незнакомое имя.

Задания Гильдии, которые Нуит получала до сегодняшнего сандалового конверта, были ситуациями нестабильными, в них требовалось преодолеть себя, переступить через ментальные запреты и отрицание, даже иметь дело со стариками или детьми. С ними Процесс Согласия отнимал слишком много драгоценного времени, ведь дети бывают крайне логичны, особенно рожденные миллениалами⁴.

Посетивший девушку момент личностного кризиса зажег истинно человеческую по своей пугливой природе мысль. Ей просто хотелось закрыться в келье и не выходить. Относительный покой существовал только в убежище, где она не слышала других не-святых, не ощущала их колебания, которые буквально разрезали и кроили пространство. Лишь отсутствие резонанса, лишь полумрак – вот чего она хотела.

***

Киллар проснулся за полчаса до блэклайна, словно бы не-святой имел привычку вставать по расписанию, сверившись с рассветом. К слову сказать, расписаний он не придерживался никогда, даже в скучную бытность человеком. Все когда-то были людьми.

Не живые и не мертвые.

Загадочное стечение обстоятельств показало Киллару то измерение, в котором мужчина по-прежнему цеплялся за все земное, что при жизни доставляло ни чем не объяснимое удовольствие и не раздумывая ни секунды, он принял удел жнеца. Хотя легкое похмелье в этот перечень не входило.

Во рту ощущалась сухость бесплодной пустыни, ладони покрылись сеточкой облазившей кожи. Терпимая ломота грелась в мышцах, несмотря на то, что патрон не двигался. Это состояние было очень близко к похмелью, если бы он был способен упиться до смерти.

Непонятный рывок из дрейфа сновидений дезориентировал его. Ревизор долго не мог сопоставить обрывки мыслей, подсвеченных развратно-алыми фейерверками, и понять, где нашел себя. Его проницательному мозгу понадобилось пару минут для восстановления калейдоскопа событий предыдущего дня.

Киллар провел рукой по обнаженному телу и постели, ощущая ангельскую мягкость белья. Настолько мягкой постель бывает только в борделях, согласился мужчина со своей гипотезой. В комнате он был не один, вопреки тому, что по обратную сторону плотно закрытых век он не ощущал явного человеческого присутствия.

Аэсар Аякс шумно пил капучино, восседая на одноногом стуле.

Председатель Гильдии не-святых совершал проверку отчетности на портативном экране, подмигивающем светло-голубым. Как всегда, полон сил и энергии – его жесты были темпераментными, выверенными. Открыв бутылку белого вина, Аякс отодвинул маленькую чашку, смотревшуюся так, словно была взята из детского фарфорового набора – тем не менее, антикварного и безмерно дорогого, – и налил игристое в соответствующий бокал на высокой ножке. Утреннее солнце лизнуло обнаженную грань стекла, тесануло по глазам проснувшегося и наблюдающего за ним Киллара.

В гротескном павильоне Дома Радости, инкрустированном тяжеловесной мебелью XIV века на беломраморных полах, высокими арками с лепниной и греческими колоннами, они были единственными пришедшими в себя после ночного мероприятия.

Ревизор прекрасно помнил количество выпитого, а также количество кокаина и экстази. От них лицо лишалось чувствительности и застывало онемевшей маской с улыбкой, от которой всем становилось не по себе.

Дурманный дым пьяных бесед о бизнесе, круглый стол в глубине Дома Радости в комнате с прозрачными и тонированными снаружи стенами, за которыми происходила настоящая вакханалия. В дикой оргии пол задействованных героев и актеров не являлся вопросом, он был решением.

Паутину влажных прикосновений, ощущаемую им на себе, пока речь неторопливо шла о недвижимости на спорных территориях, дележке пограничных зон и характеристике наблюдателей-осьминогов, посиневшие от потустороннего холода и граней экстаза извивающиеся губы, руки, ноги, тела – он помнил все.

Пытаясь подняться с обещающей блаженство постели, Киллар, подобно Атланту, испытал на себе всю тяжесть мира. Возраст давал о себе знать, несмотря на улучшения, для которых он везде находил время. Что чувствовал Аэсар, мужчина даже не хотел себе представлять. Тот по обыкновению был погружен в рабочий процесс, словно киборг без необходимости спать или есть: гораздо больше машина, нежели существо из плоти. Председатель выжимал свои улучшения, дарованные корпорацией не-святых, чтобы быть уверенным в их действенности и стоимости. И это умозаключение было слишком тяжелым для столь раннего часа.

– Утро доброе, Киллар, – сидя спиной к пробудившемуся, будто у него появилась пара глаз на поседевшем затылке, обратился Аэсар Аякс.

– Добрейшее, – скрипучим голосом ответил Ревизор.

– Кофе с молоком или Совиньон-блан? Здесь ничего достойней нет, то бишь не осталось.

– Другие варианты есть? Можно просто дорожку шириной с разделительную полосу?

– Да, – согласился председатель, вняв предложению Киллара, – пожалуй, это выровняет твое бедственное положение. Надо позвать Адриано, – и замолчал, предоставляя Киллару самостоятельно заняться этим. В переводе с языка Аэсара Аякса это значило, что Адриано необходимо откопать, где бы тот ни был и что бы ни делал, незамедлительно.

– Или довольствоваться игристым, – предположил не-святой. – Деток бы выгулять сегодня, как ты считаешь?

– Под твою ответственность, Кил. Сомневаюсь, что кто-то из них хоть что-то понимает в развлечениях. Сделай все как всегда.

Киллар изогнул бровь, привставая. Проведи он все как всегда – и о П-рейде, перспективах и притоке с него можно забыть до конца года. Это будет true kill⁵ для всех. Гильдия никогда не скупилась на торжества для подчиненных, на которых каждый упивался своим превосходством перед остальными. Кто-то спасался от одиночества, кто-то от ощущений, кто-то прятался от времени.

Почти как люди, не-святые клялись своим богам и своим идолам, продавая уже не души, а то, что оставалось в черно-белом мире вокруг них и что было у них в руках. Без совести, без сомнений – ничего личного и лишнего.

– Не прямо как всегда, ты понял, о чем я. Эй! – седовласый председатель позвал показавшегося в арочном проеме одного из мальчиков упомянутого Адриано.

Прозрачный, как привидение, и нагой: на нем не было лица и одежды. Казалось, ему около восемнадцати-девятнадцати, но впечатление таяло, стоило юноше приблизиться. Худощавое тело было изможденным, белая пудра забилась в жирные поры и складки у ассиметричных губ. От него несло сексом. Киллар брезгливо отвернулся и, натянув черные брюки со стрелками, встал.

– Где Адриано? Мы собираемся уходить. Позови его, – требовательно приказал Аякс.

– Они слишком напуганы, особенно девушка, – между прочим добавил Киллар, надевая измятую рубашку. – Как там ее?

– Я могу напомнить тебе, – с расстановкой сказал его собеседник.

Аэсару Аяксу было более по душе давать наставления, нежели слушать отговорки. Именно так он воспринимал все, что фильтровалось им из услышанного.

– Если ты возьмешься за дело… К слову, оно почти гиблое после того, что здесь натворили Маргерит и ее Рэйхарт… А ты за него возьмешься, потому что сейчас я никому не могу передать данный разгром. Ты уполномочен делать все, что сочтешь нужным, без моего разрешения. Я не буду вмешиваться, мне нужно лишь одно. Результаты, Киллар. Результаты. Без них любое слово – бред. Не представляю, каким образом ты это сделаешь, но я доверю их тебе, а дальше мы поглядим.

– Понял, Аэсар.

– Ее зовут Нуит. Отдает чем-то североафриканским, египетским, не так ли? Когда мне показывали досье, я запомнил наличие психо-биоспособностей. Она была астрологом, шаманом, целителем… – черти что, сейчас не припомню в точности. На первой встрече, конечно, опростоволосилась. Не представилась мне, а сделала вид, что мы с ней давние знакомые. Кивнула, – председатель рассмеялся. – Вероятно, перенервничала, однако психосоматика там присутствует, неплохая. Я так полагаю. Цециллия, ты знаком с ней, противоположного мнения. Наша бронзовая царица смешанных кровей говорит, что девочка – слабая. Разберись сам.

– С парнями сложностей не возникнет. Я привычно обработаю их, постепенно втянутся, но девчонка… Она потерянная, сказал бы я. Сколько у меня времени на все про все?

В комнату вплыл, нет, заструился Адриано. Томно, будто за его спиной шел эскорт из баснословно дорогих шлюх, а сам он ступал по лепесткам тошнотворно пахнущих роз. Китайское кимоно, расшитое побегами зеленого бамбука и парящими по белой атласной ткани журавлями, было наброшено на голое тело. Ни грамма стыда не скользило на широкоскулом лице, свидетельствовавшем о том, что мгновением ранее мужчина видел заброшенные миры в своих экзотично-затертых снах. Выбритый затылок, виски и шапка темных волос были нетронуто уложенными. С этими ребятами всегда так. Каким бы ни было состояние, выглядят они, точно сию секунду будут проводить закрытый аукцион для богатеев.

Адриано Луиджи нес серебряную пластину с кредитной картой и пиалой из богемского хрусталя. Весь его вид кричал, что он несет лекарство от всех известных болезней, панацею для просвещенных.

– Новая партия божественной гармонии, до нее мы не успели добраться, милые мои, – он услужливо водрузил поднос на барную стойку с черными разводами мраморных вен.

– Какие планы на сегодня? – уточнил Аэсар.

Адриано легким движением пальцев раскрошил содержимое пиалы, с помощью кредитки превращая его в сыпучий песок. Четко разделил на четыре одинаковые линии, будто молитвы к четырем архангелам или всадникам апокалипсиса.

– После вашего «вуду-буду» приезжайте к нам, – с плутовской улыбкой сказал Адриано. Его китайский халат почти распахнулся, но мужчина не спешил исправлять это. – Устроим прием на авторской выставке, мальчики сыграют театр теней и абсурда, определим прехорошенького инвестора и-и-и..

– Тогда вечером я организую выход в свет для братьев наших меньших, а сейчас надо поднять всех на блэклайн, – бросил Ревизор, перебивая лепет Адриано. Его усталость никуда не испарилась, просто притупилась и опустила плоскую пасть с безжизненными глазами. Он мог бесконечно отрубать головы огромной гидре своего неудовлетворенного желания, но на месте одной вырастало еще три.

– Киллар, даю тебе несколько месяцев, чтобы поднять рейд. В противном случае у меня не будет другого выхода и я удовлетворю требование о проведении зачистки, выставленное желающими занять их места. Потенциальных исполнителей, сам знаешь, как нестреляных собак, особенно после ухода Маргерит. Те, у кого закончился срок, не станут бесконечно кусать костяшки…

– С богом, – ответил не-святой и наклонился к серебряному блюду, чтобы с жадностью вдохнуть эликсир спокойствия и бодрости.

***

На горизонте сахаром и кварцем занимался день.

Холодные кобальтовые тени залегали вдоль домов старого квартала под мостовой глыбой. Тьма забиралась в кладку крепостных стен, что виднелась внизу, под кирпичного цвета черепицей до следующей ночи. Звуки суеты спали вместе с людьми.

И Фавиан тоже предпочел бы находиться в постели. Утро для него было чем-то вроде малого ада, который, бледнея, становился чистилищем дня. Жнец с трехдневной щетиной небрежно облокотился на металлические поручни и глотал кофе, не различая вкуса. Отрешенный Фавиан не замечал, что это была вторая чашка крепкого и сводящего зубы американо.

Им не надо было спать по двенадцать часов. Не-святые не нуждались и в человеческой пище, если быть с собой откровенными. А привычка вроде как брала свое.

Столетия на службе Гильдии превращались в дни. Едва ли не каждый не-святой имел такие вещи, либо делал такие вещи, по которым в нем могли бы почувствовать человека. И они успешно занимались самообманом, твердя, что это лишь для убедительности перед подопечными.

Это была игра, в которой, заговорщицки условившись, участвовал каждый из них, не сильно забивая голову. Хотя Фавиан предполагал, что все как раз наоборот: эти привычки позволяли жнецам словно бы проводить поминальную службу по тому, чего они были лишены в не-святой шкуре.

То пресное чувство, когда не распознаешь и капли вкуса, догадываешься, что ты неуязвим для истощения, соседствующего с повторной смертью, а твой организм выносливее вечной мерзлоты, – вот в чем коренился суеверный страх коснуться некоего дна и понять: это и есть конец чего-то, что раньше называлось жизнью и однозначно ею не было. Не для них.

Были и такие, кто начинал искать смысл в ином. Карта поисков становилась фотоальбомом с портретными снимками, от которых внутри что-то переворачивалось и шевелилось.

Как у Маргерит и Рэйхарта, бросивших П-рейд, обретя близость витальных сил друг в друге. Взяли и ушли.

Будто это так же легко сделать, как посмотреть, не отводя взгляда, на распятое в зените солнце. Потому Фавиан ощущал себя загнанным браконьерами зверьем, которое тычут носом в нечто неприемлемое. Фавиан и не догадывался, что Нуит порой испытывает то же самое чувство.

Как дворового, побитого пса Маргерит и ее возлюбленный Рэйхарт подобрали Фавиана в отчаянный, мрачный период его существования. Они избавили не-святого от вечно преследующего по пятам голода, залечили физические раны, те отголоски серьезных травм, возникших вследствие старого предательства, о чем он упорно держал язык за зубами. И теперь Восхождение. В которое его патрон со своим любовником пустились, как герои в приключенческий роман. Это стало для него зудящим напоминанием, еще одним предательством, добавленным на давний счет.

Не-святой оглянулся, выискивая своих коллег, опасаясь, что скомпрометировал себя. Победившие его чувства были написаны на мужественном лице.

Периметр штаб-квартиры ощерился к нему пустотой и мертвенностью. Только неоновый экран вспыхивал и тускнел голубыми огнями в ждущем режиме до прихода Цецилии. В голове жнеца с глазами цвета темного янтаря установилось затишье.

До тех пор, пока его внимание не привлек лимузин, припарковавшийся у стеклянного здания Гильдии. Из него вышло три человека. Двух из них Фавиан узнал сразу – седые волосы Аэсара Аякса и темную фигуру Ревизора. Третьего, облаченного во все черное, форму не-святых, он с удивлением обнаружил весело хохочущим и выбирающимся с первого пассажирского сидения.

Джеральдина.

Скрытое наблюдение Фавиан посчитал очень любопытным. Опытные рассуждения понеслись привычными расчетами по наезженным колеям событий, которые сулило увиденное им. Интересной ремаркой было и то, что ни одно из них не вписывалось в проведенный вчера блэклайн. Председатель, Ревизор и белобрысый Джеральдина ни словом, ни взглядом не обменялись при всем сборище. Впрочем, это не его ума дело, вновь напомнил себе Фавиан, лезть слишком глубоко в пасть ночному животному.

Он возвратился в теплоту и обнаружил угрюмую Нуит в штабе. Она определила и заняла удачное для обзора местечко на офисном диване, послушно ожидая высшие чины. В строгих черных брюках со стрелками и в тон подобранном кашемировом пуловере с квадратным вырезом не-святая была бесшумна и опасна.

– Привет! Как спалось? – все еще находясь под впечатлением от увиденного, спросил Фавиан. Жнец не предвидел каким ледяным будет ее ответ.

– Не спалось. Не разговаривай со мной.

– В смысле? – Фавиан по-мужски озадаченно потер щетинистый подбородок. Он оглядел себя: вдруг причина реакции девушки зависела от его выбора одежды? Фавиан предпочел тренировочный костюм подбешивающей официальной форме.

– Полчаса. Пожалуйста, дай мне полчаса и не доставай меня, – бросила Нуит, направляясь к кофе-автомату.

Девушка уронила с колен черный конверт и, продолжая заправлять измельченным концентратом устройство, только заметила его на голом, плиточном полу. Не-святая закрыла глаза и вздохнула, решаясь, словно для ее нового задания наконец-то отыскалось правильное место.

– Как скажешь. Это было данью любезности и ни к чему тебя не обязывало. Инквизиторы приехали, вот что я собирался сказать, – с Фавиана слетела веселость, находя замену в глухо рокочущем негодовании.

В обезличено-белом коридоре пентхауса вновь зазвучали знакомые мужские шаги.

[1] Келья (здесь) – помещение, в котором живет жнец, личная комната.
[2] Процесс Согласия – договоренность между жнецом и человеком.
[3] Трансмутоген – вещество, вызывающее болезненную трансформацию.
[4] Миллениалы – поколение Y, рожденные после 1981 года, встретивших новое тысячелетие в юном возрасте, характеризуется, прежде всего, глубокой вовлеченностью в цифровые технологии.
[5] True kill в переводе с английского «истинное убийство».

_________________________________

A/N: Долгожданная вторая глава, мои дорогие читатели! Больше Киллара, больше Фавиана и больше Нуит. Думаю, повествование говорит само за себя, как и мысли, а также поступки героев.
Благодарю вас за прочтение и внимание к Глубоким рекам!
С нетерпением ожидаю ваших комментариев и отзывов на форуме (ссылка указана в источнике)!


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/304-37661-3
Категория: Свободное творчество | Добавил: orchids_soul (29.01.2018) | Автор: Виктория Янковская
Просмотров: 332 | Комментарии: 14 | Теги: глубокие реки текут неслышно, Глава вторая


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 14
+1
13 Алиса8740   (29.03.2018 13:36)
Спасибо за главу!

0
14 orchids_soul   (02.04.2018 14:21)
Благодарю за прочтение и комментарий главы! wink

+1
11 ★Texas_City★   (17.03.2018 11:52)
Большое спасибо дорогому за продолжение.
Если я правильно поняла то главными героями романа являются : Нуит , Киллар и Фавиан.
Трудно поверить, что они все когда-то были людьми, по мне они до сих пор кто осознанно а кто нет сохраняют в себе помять о том было, когда продолжалась их земная жизнь: привычки,пристрастия и даже плотские утехи вплоть до употребления наркотика, который называют живительным эликсиром.

0
12 orchids_soul   (19.03.2018 17:55)
Большая благодарность дорогому читателю за то, что двинулись со мной далее! wink
Я бы не назвала их главным треугольником романа, хотя, конечно, речь может идти о нарождении привязанностей, но все немного глубже. Роман сосредоточен также на моментах становления героев, о том, как они приходят к своим взглядам и решениям, как претворяют их в жизнь.
О живительном эликсире, это так, красиво-литературно об кокаине biggrin biggrin biggrin

+1
9 Natavoropa   (01.02.2018 14:30)
Мне стало немного жаль Нуит, она действительно потерянная, такое ощущение, что вместе с открытым конвертом должна решится и ее судьба.
Спасибо. smile

0
10 orchids_soul   (05.02.2018 13:37)
Ее судьба начала свое движение раньше, когда она поняла, что стала не-святой, когда проснулась в центре восстановления. После этого всего пошло по... biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin
Благодарю за прочтение, Наташа!

+1
4 terica   (30.01.2018 20:03)
Цитата Текст статьи ()
Нуит сожалела, что стала орудием неумолимого закона посева и жатвы для заблудших душ – действа, что повторялось опять и опять, днями, неделями, месяцами без перерыва.

Полагаю, она добровольно стала Не - святой или превратилась в жертву каких -то непреодолимых обстоятельств...
Замкнутый круг - нельзя проявлять сострадание и сожаление к обреченным душам, эмоциями и энергией которых насыщаещься, забирая эти души. И сомнения присутствуют..., возможно, как у любого новообращенного.
Интересно, а вот оргии в Доме Радости устраивались только для высших чинов Гильдии, типа Председателя и Ревизора? Наверное, алкоголь, наркотики и служители борделя не для рядовых членов Гильдии...
Поднять рейд..., это, надо полагать, добавить работы жнецам. увеличить количество несчастных, заблудших душ...
Большое спасибо за потрясающее продолжение.

0
6 orchids_soul   (30.01.2018 21:30)
Дорогая Таня, этот вопрос, словно красная нить, идет сквозь всю историю. И она, обещаю, будет внушительной насколько может быть человеческая жизнь!
Как ты видишь даже на примере выписанных мною развлечений для высших эшелонов Гильдии.
Благодарю за твои мысли и догадки, убеждена, что ты найдешь больше ответов, чем я могу сейчас дать в новых главах, которые постараюсь добавлять без больших задержек.

+1
3 ValenTyna   (30.01.2018 19:59)
Спаибо за главу! Всё больше информации. И столько вопросов еще. Но пока не буду будоражить тебя. Лучше уж сама по ходу чтения буду разбираться. Так интересней. biggrin

+1
5 orchids_soul   (30.01.2018 21:13)
Судя по твоему комментарию, глава действительно вызвала множество вопросов и эмоций! Благодарю за прочтение!

+1
7 ValenTyna   (31.01.2018 22:05)
Не буду лезть, как говориться, "наперед батька". biggrin Ведь всему своё время. wink

0
8 orchids_soul   (01.02.2018 13:03)
Какая ты понимающая, прелесть моя biggrin biggrin biggrin

+1
1 Cheshka   (30.01.2018 17:20)
Да они не-святые ого-го какие, вакханалия пороков прям.
Спасибо за главу, ужасно интересно и интригующе, Викуль!

+1
2 orchids_soul   (30.01.2018 17:52)
Благодарю, Натулечка, за первый комментарий под главой!
Ага, дяди знают как можно веселиться в бренном мире biggrin

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: