Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1647]
Из жизни актеров [1616]
Мини-фанфики [2466]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [79]
Конкурсные работы (НЦ) [2]
Свободное творчество [4687]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2368]
Все люди [14919]
Отдельные персонажи [1454]
Наши переводы [14196]
Альтернатива [8954]
СЛЭШ и НЦ [8732]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4286]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Топ новостей июля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (16 июня - 31 июля)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Набор в команды сайта
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию две важные новости.
1) Большая часть команд и клубов сайта приглашает вас к себе! В таком обилии предложений вы точно сможете найти именно то, которое придётся по душе именно вам!
2) Мы обращаем ваше внимание, что теперь все команды сайта будут поделены по схожим направленностям деятельности и объединены каждая в свою группу, которая будет иметь ...

Прикосновение одиночества
Эдвард переезжает в уединенную усадьбу в штате Орегон, стремясь к изоляции, чтобы оправиться от травмирующего события. Однако случайная встреча с прекрасной, но печальной соседкой вызывает озабоченность за нее. Могут ли эти два сломленных человека помочь друг другу исцелиться?

Не разбивай моё сердце
Сюжет подсказала песня Unbreak My Heart Toni Braxton. Розали/Эммет.

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel

Семь апрельских дней
Они не изменились, да и суть их проблем осталась прежней.
Гермиона Г.|Драко М.
Angst|Romance


От команды переводчиков ТР, ЗАВЕРШЕН

Я тебя не прощу никогда
Ты был моим лучиком солнца, сам того не замечая привязывая меня к себе. Ты был моим воздухом… Воздухом, который резко выкачали из легких. Я ждала тебя, а ты не пришел. Ты предал меня, оставив о себе на память запись на автоответчике и разбитое сердце…



А вы знаете?

...что теперь вам не обязательно самостоятельно подавать заявку на рекламу, вы можете доверить это нашему Рекламному агенству в ЭТОМ разделе.





...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Как часто Вы посещаете наш сайт?
1. Каждый день
2. По несколько раз за день
3. Я здесь живу
4. Три-пять раз в неделю
5. Один-два раза в неделю
6. Очень редко
Всего ответов: 9995
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Глубокие реки текут неслышно. Восьмая глава

2018-8-18
4
0
– 8 –

Обучение новым стандартам – предмет, при отсутствии гуманитарных навыков, не из легких. Для него не будет достаточным выделить три или четыре лекции по шестьдесят философски-приторных, оторванных от реальности минут в неделю.

Оптимисты с улыбкой бодхисатв на морщинистых, будто ставших черепашьими лицах провозглашают «стакан наполовину полон», даже перечисляя скромные алименты. Несломленные.

Пессимисты, выплачивающие бессрочные ипотеки и кредиты за неиссякаемый поток машин, улучшенные комфортабельные дома с белым деревянным заборчиком, инновационные мыслящие телефоны, живущие сами по себе, упрямствуют: мыльный стакан наполовину пуст.

В совершенном мире потребительских услуг под золотым колесом фортуны головами Сфинкса, Обезьяны и Крокодила¹ благополучно разложили пожитки реалисты. Эти смыслят почти все о нерентабельности и о том, что стакан всегда полон: в нем 50% воды и 50% воздуха.

Если бы только люди говорили правду, если бы… Да вот они только и знают, что, как заведенные, повторяют, словно действительно являются родственниками приматов, не прочувствовав ее предназначения, скандируют программу, придуманную теми, кому она сверхъестественно выгодна, сглатывая едкую смесь волшебной микстуры, ни на йоту не задумываясь и считая, что познали всего в меру, – пора вышагивать дальше, подтягивая знамя чужого озарения выше головы. Туда, откуда явились в здешнюю реальность.

Святой бред, угомонитесь. Изменение – это мощнейший, подчас неожиданный, еще мало обмозгованный тычок в ссутуленную от страха спину, когда вы стоите на скалистом утесе в ожидании первых исцеляющих лучей светила просвещения. Довольно бесцеремонный вывод из состояния хрупкого равновесия, хрустальной невовлеченности высокогорного эдельвейса в разреженном воздухе. И с какой стороны, с какой высоты и угла ни посмотри – есть два очевидных варианта, как принимать дымящуюся пищу изменений. К сожалению, в школах и к этому не приспосабливают. Те, кто усваивают правила игры раньше – управляют другими, наловчившись водить наивных плебеев за нос.

И многоликая жизнь – в своих рассуждениях Киллар выделял это протяженное во времени существование не только для людей, но и для почти-людей с ясным пренебрежением, словно курсивом, как если бы мысли могли быть написаны на внутреннем проекторе мозговых извилин, – осклабившись, подтверждает это умозаключение целыми семью миллиардами прямоходящих примеров гомо сапиенс, исследованиями британских ученых и антропологических институтов, которым не видеть конца и края, как льдисто-огненным кругам реинкарнации, притянутым к ядру одного небесного тела.

Словно пропуская бусины на отполированных четках зеркальной бесконечности, Ревизор устанавливал, что варианты не ограничены заземленным числом «два». Быть или не быть. Да или нет. Белое или черное. Количество альтернатив эпохально больше, усиленное обстоятельствами, уплотненное тем образом проживания человеком условного этапа в среднестатистических н-цать лет.

Неподдельная инвариантность инвариантностей, и всего лишь для легкости, гребаной легкости, чтобы его не размело по узорчато-бархатным стенам шелковичным жмыхом, наш эгоистический разум сводит многообразие, различие и бездонность к обтесанному радикальному выбору, будто бы в киноленте о спасателях: быть героем или быть жертвой.

В который раз мужчина подумал – они не нюхали пороха. К такому выводу склонялось уже твердое заключительное мнение Ревизора. Проявив, будто лакмусовой бумагой, демонов и ангелов во всей прелести заурядных натур на вечернем выступлении, отныне Киллар обозначил направление компаса. Его излюбленный метод, безотказно приведенный в действие именно благодаря тому, что порок и разгул гнездились в каждой душе, принес обильные плоды самовыражения жнецов. Разбитые приличия черепушками битого веджвуда валялись под ногами, когда бледные лица сияли алчностью, жаждой власти, ревностью к тому, чтобы отнять и присвоить себе. Себе. Себе.

Сработал, как гильотина, – чисто. Головы упали в одну корзину. Приемом попустительства, как самым заточенным из арсенала Гильдии, пользовались и другие имитаторы – Киллар знавал их по именам и званиям, вы еще будете иметь честь знакомства с ними – и при следующей разводке не-святые признают однажды испробованную на них уловку, как знакомый привкус яда на кончике языка.

Изысканный средневековый ресторан вовлек гостей в уединенную атмосферу, подействовал обволакивающе, как любовно орудует старый добрый херес на голодный желудок или сигара после плотного обеда, изобиловавшего как минимум пятью блюдами помимо десерта. Неподвижно-дубовые столы, увенчанные скатертями цвета слоновой кости с тяжелыми золоченными подсвечниками, печальными островами пустовали в ожидании посетителей.

Заведение с непримечательным названием, как это принято в Европе, очередное «У Фридриха» или «У Карла», также заполняло своеобразную нишу в подземном городе среди романских катакомб, соседствуя с ночными клубами и бутиками для избранных, провожая до дверей с витражным стеклом свой неторопливый век вне времени, как недосягаемый и глухой старец в забытом доме для престарелых. Лично принимая участие в рокировке гостей таким образом, чтобы Нуит и Адамас сидели напротив пожилой семейной пары, патрон и Фавиан заняли свободные места по краям длинного прямоугольного стола с начищенными до блеска столовыми приборами. Старинная мебель заскрипела по деревянным половицам прошлого столетия. Киллар заметил про себя странную любовную тягу к местам, располагающимся под землей, что вызвало усмешку на свежевыбритом лице. На других лицах калейдоскопом замирали секундные выражения, словно надписи поверх витрин: любопытство и неуверенность переливались в напускное веселье, осторожность, умеренность, подозрительность.

Умение молчать и выдерживать молчание – одно из самых драгоценных в тонком деле, равно как и в искусстве рыбака, томящегося негой проливающихся минут.

В каменных нишах и колонах, упиравшихся в круглые готические своды, были зажжены массивные канделябры, распространяя мягкий свет свечей и едва уловимый аромат воска. Визуальная и обонятельная идиллия была рассчитана до мелочей, как если бы это были мелочи и детали, из которых собирали космический корабль в подземной засекреченной лаборатории NASA. Для любителей прекрасного нельзя было составить натюрморт сильнее затрагивавший струны гедонизма.

В подземном царстве не было ни души, кроме странной процессии и обслуживающего персонала, ставшего навытяжку, завидев не-святых. Смертные обладали кое-какой информацией о жнецах и о том, что скрывается под темными одеждами, как под покровами ночи, и знаком Гильдии, литым из серебра.

Поделись кто скудными познаниями, словно снимая плащ невидимости с верхушки айсберга и преподнося некоему эзотерическому обществу наподобие тевтонского ордена, розенкрейцеров или достославно, печально известным каменщикам-массонам, смельчак получил бы солидный куш и проходной билет в закулисье мира великих, где сливки снимают золотыми и серебряными ложками. Это приравнивалось бы к потенциальной возможности, одному к шести, будто в заряженном единственной пулей пистолете, в один из зимних вечеров оказаться на месте гостей, которых с утонченным велеречием обхаживали не-святые, приплюсовав к списку потерю памяти, ориентиров, части души и все прочие прелести знакомства со служащими Гильдии.

Вероятно, то, что у Аэсара Аякса все было оговорено, подхвачено и подвязано на уровне экономики и политики, сообщало жнецам долю чрезмерной, почти soprannaturale² самоуверенности и убежденности в своем правом деле, которую вполне можно было охарактеризовать проще. Уверенность не-святых была уверенностью бабочки, попавшейся в сети паука: она предугадывает, какая кончина ее ожидает. Так и не-святые, бросив трепыхаться, взбивать крыльями ядовитые испарения, чтобы не увязнуть еще глубже, наблюдали со стороны за тем, как новые и новые души попадали в липкие, смазанные обещаниями сети.

Мышление вида неспособности что-то изменить, невозможности изменений в целом, если быть точным, – ни для себя, ни для кого-то другого, а уж тем более не для тех, чей Код-Аутентификатор вложен в сандаловый конверт, – делало жнецов будто бы паралитиками и душевнобольными, совершенно такими же винтиками системной махины, какими являются инженеры и научные деятели.

Отступные, которые оплачивала громадная сеть, наброшенная железным лассо на вечно пребывающую в сомнениях общественность, были довольно щедры, чтобы сподручники из мира обывателей не терзались малодушным предательством и внезапными идеями о том, чтобы вскользь раскрыть те крохи информации, которой доверено было обладать.

Благо, что на каждого, кто имел допуск, хранилось персональное досье. Если прецеденты и случались, то человеческая память вдруг истончалась, будто пергаментная бумага, а нарушителей попросту пускали в расход, как подопытный материал для обучения и практики новобранцев Гильдии. Поэтому люди, заботящиеся о своих семьях и кредитах, предпочитали не рубить ветку, на которой сидят, ибо это было бы проявлением величайшего кретинизма. Тупость, неопрятность с крепким ароматом разящего пота, безалаберность – тот упадок разумности и цивилизованности, за который стоило бы гуманно убивать.

Три звонка, оповещающих об окончании антракта, прозвучали в неясной установившейся тишине, и начался второй акт спектакля Ревизора.

Присутствующие прежним составом: Адамас, трепетно ухаживающий за Нуит, не сумевшей скрыть призрачную неловкость, поддразнивающий их Фавиан, семейная чета и Киллар.

Итальянский уют, словно окно в солнечную страну посреди холода выхолаживающего декабря, заставлял бьющиеся сердца оттаивать быстрее. Оттаивать до глубины доверия, что было совершенно необходимо Киллару. Он беспечно улыбался, не забывая о своих намерениях ни на минуту, этим же подспудно настраивая не-святых на волны собственного внушения, которому его обучила одна привлекательная ведьма несколько лет назад в одном из маленьких европейских городков, что принято считать уютными.

Нуит чувствовала его стремление вычурным фарфоровым молоточком, бьющим по стеклянной стене в единственной и правильно обозначенной точке слабости в надежде, что непрочная поверхность изойдет мелкой сетью трещин, чтобы после раскрошиться чуть ли не на ошеломленных глазах. Не было сказано ни слова, не сделано ни намека на главную цель, приведшую настоящую и поддельную семейные пары в сей теплый, атмосферный уголок свободы.

Зажженные свечи опустили расслабляющий полог, окутывали избытком уюта, приближенного к домашнему, и развязывали языки наравне с пузатыми бокалами и приятно распространяющимся ароматом вина. Некоторые темы для не-святых оставались запретными, как было принято и в приличных кругах: политика, секс, религия. Значит, почти все, что двигало жизнью, от чего зависела и на чем созидалась благопристойная жизнь, было запрещено для обсуждения в самой реальности жизни. Парадокс, который у людей высшего толка вызывал пренебрежительную улыбку и вынужденные кивки головой.

Иногда беседы поворачивают на виражи опасных дорог со скользким асфальтом весьма неожиданно, будто среди белого дня падает непроглядная мгла. Искусство вести диалог похоже на искусство изучения лабиринта: шагая среди пролетов, идентичных, словно близнецы, лишь один ритор предусматривает направление дороги – какой идти, где повернуть.

Ловкий златоуст закрывает любую лазейку, незаметные проходы, пока не направит ведомого или ведомых к тому выходу, который ему и был необходим с самого начала.

Это партия игры в шахматы на словах, поединок, где средством защиты и средством нападения служит остро наточенная мысль.

Когда за столом собирается внушительное количество не-святых, беседа приобретает опасно балансирующую насыщенность помимо воли, цирковая арена задерживает сердцебиение, наблюдая снизу за акробатом, шествующим по натянутому канату.

Никто не имеет права оступиться или вступить под софиты раньше другого, попытаться поддержать, чтобы выбраться из непредвиденной ситуации. Медлительно катящийся камень, оброненный Сизифом у долгожданной вершины горы, вдруг оказался под ногами Адамаса.

– У нас тоже нет детей, – поведал участливо Адамас, притягивая девушку, сидевшую рядом, в свои объятия вполне по-человечески. Словно Нуит в самом деле была спутницей его жизненных невзгод. Не-святая замерла, как если бы прикоснулась к вулканической лаве, – испытывая непостижимый шок, затем осмысливая то, что ощутила в ту минуту, когда между двумя телами не было и дюйма расстояния. Она не смела выдохнуть, чтобы стряхнуть наваждение. Ее коллега слегка приоткрыл рот, проницательно сканируя сеньоров, подталкивая к откровенной беседе, которая уняла бы неловкость и отчужденность первой встречи этим переходом на темы, подразумевающие взаимное откровение.

– Вы не волнуйтесь, – впервые подав голос за столом, заговорила женщина. Пожилая дама обращалась непосредственно к Адамасу и смотрела в упор на него. Небольшая, словно бы птичья головка с заметной проседью, возвышаясь на шее также усыпанной морщинами и складками сухой бледной кожи, склонилась набок в понимающем кивке. Нуит воспользовалась моментом всеобщей сосредоточенности на миссис Овечке, чтобы вытолкнуть из себя выдох, исторгшийся жалобным всхлипом. Как нельзя более удачно при обсуждении столь деликатного вопроса, якобы имеющего к ней отношение. – Такое случается, случается повсеместно в наше неспокойное время. Еще и радиация, экология, но вы еще молодые, у вас вся жизнь впереди. У вас еще может все получиться.

– Но сколько раз мы пробовали, вы даже представить себе не можете, – почти искренне негодовал Адамас. – Я сам иногда задумываюсь: если не суждено, значит, не суждено.

– А вы обвенчаны? – с лукавым блеском оценивающих глаз, спросил пожилой мужчина.

– Проверялись бесконечное количество раз – и я, и моя дорогая жена, – стальной захват пальцев на плече Нуит стал крепче, стимулируя дорогую жену принять участие в душещипательной теме, затрагивающей нежные аккорды женской души, недоступные мужчинам от рождения. Из культурного оцепенения, завладевшего Нуит, едва девушка уловила направление беседы, стыдливо покраснев, ее вывел смешок Фавиана, сдерживавшегося изо всех сил. От его дыхания пламя свечи затрепетало. Девушка и сама без чужой помощи была на пороге истерического смеха, готового излиться из нее с минуты на минуту. От резкой смены эмоций ее правильное лицо зарделось.

– Нет, мы всего три… – Нуит вопросительно зыркнула на Адамаса. Итак, месяц сойдет за год. Знакомство за женитьбу. Она почти не солгала. – Три года женаты.

– Это не порядок, молодые люди. А как же церковь? Все, что в нас есть человеческого, – ложь. Превознося свои заслуги, человек ставит себя выше Господа нашего Бога. Я взял с собой несколько книг, почитайте на досуге. Возможно, захотите причаститься и…

– Сын моей сестры, – его супруга ловко остановила сумбурный поток разглагольствования, – наш племянник и наследник. Для него мы сделаем все, что возможно в нашем положении, ведь нам не так много осталось. Толковый мальчик, правда, чего греха таить, подверженный соблазнам в виду своей активности. С горем пополам закончил среднее обучение, узкоспециализированный колледж. Как раз в то время сестра отдала богу душу. Тяжелое было время, однако он никогда не был для нас бременем. Я тщательно выбирала учебное заведение, как если бы он был моим собственным сыном. Его бы к вам на работу, – переменив слезливое выражение лица на простодушное, женщина заискивающе вперилась в не-святых.

– Как вам повезло! – встрял Киллар, тем самым ставя ударение на последнем слове, разрубая невидимый гордиев узел. Это была единственная фраза, сказанная патроном за все время, проведенное в укромном ресторанчике. Коршуном он наблюдал за разыгрывающимся шоу со своего края стола, будто из-за призрачной границы иного, загадочного мира.

– А нам, видимо, стоит продолжать пытаться.

– Пути Господни неисповедимы. Бог забирает, и бог дает, – подтвердила женщина.

Смех безжизненно обмер на губах Нуит. Полотно реальности поплыло перед сине-серыми глазами, и единственное, что она могла воспринимать, так это антрацитово-черные зрачки Киллара, которые неожиданно расширились, разбушевались, превратившись в бездонную пропасть.

Это не было сравнимо ни с одним из приступов, атаковавших Нуит до этого странного дня.

Глядя впереди себя, Нуит отчетливо ощущала, что находится в ресторане, в знакомом окружении, и вместе с тем она смотрела на плоскую картину виденного откуда-то изнутри, словно происходящее отражалось на сверкающем электромагнитном экране. Ее скомкало в маленькую точку, которая нашла свое пульсирующее место где-то в центре раздраженного видением мозга. Не-святая наблюдала со стороны и одновременно понимала, что является частью, а быть может и связующим звеном реальности. Изображение дробилось микрочастицами, уродливыми микропикселями, словно на разбитом мониторе, и сколько бы Нуит ни пыталась протянуть руку – она не смогла бы дотронуться до этого бушующего на ветру занавеса.

Что это?

Где она?

Кто она?


Ее вытащили из этого состояния вполне бесцеремонно. Словно за волосы.

Не-святая вновь была в захвате крепких рук Адамаса, зычно раскатывающего плотный ком мужского смеха над сексистской шуткой Фавиана. Он, словно камнепад, сошедший в кряжистом ущелье, разносился над головой Нуит, вторя беззаботному смеху людей, который был вовсе не беззаботным. Неужели они настолько глупы, чтобы не заметить тот факт, что Адамас и Нуит одеты в черные одежды, как и Киллар? Девушка не верила этому обстоятельству, видя, как исчезает вино между слегка приоткрытых тонких губ пожилой миссис. О том, что не-святая пережила несколькими мгновениями ранее, не подозревал никто, отнеся задумчивость молодой женщины на ускользающий и явственно интимный для столь широкого собрания предмет проблемы бесплодия.

День, этот стремительный и оживленный брат ночи, продолжался, шел, нагоняемый полуднем. Солнце неохотно обратилось в сияющее ничто, слабо различимое в муссе жидких облаков. За окном, устилая брусчатку и трамвайные колеи, по которым загрохотал первый рейс, примиряюще кружил белый-белый снег. Тянуло в сон.

[1] Отсылка к Таро Тота, Алистера Кроули. 10 Аркан – Колесо фортуны – изображает золотое колесо, на котором зафиксированы три фигуры, как символы трех миров.
[2] в переводе с итальянского «сверхъестественный, сверхъестественная».

_________________________________

A/N: Восьмая глава - done!
Мало разговоров, зато мыслей хватает. Мутная парочка эти бабушка и дедушка, правда?
Большая, безмерная, космическая благодарность тем, кто читает эту фантастически-жизненную историю и делится со мной своими мыслями, догадками, даже одними вопросами wink
С нетерпением ожидаю ваших комментариев отзывов здесь и на форуме (ссылка указана в источнике)!


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/304-37661-6#3504638
Категория: Свободное творчество | Добавил: orchids_soul (29.07.2018) | Автор: Виктория Янковская
Просмотров: 117 | Комментарии: 8 | Теги: глава восьмая, глубокие реки текут неслышно, фантастический роман


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 8
+1
5 ValenTyna   (03.08.2018 18:10)
Спасибо большое за эту информативную и интригующую главу!

0
8 orchids_soul   (04.08.2018 11:38)
Благодарю, Тиночка, надеюсь, следующая глава и разгул Киллара *спойлер* тебе понравятся biggrin

+1
4 terica   (01.08.2018 17:40)
Киллар составил свой беспроигрышный план и "обозначил направление компаса"...
Цитата Текст статьи ()
Его излюбленный метод, безотказно приведенный в действие именно благодаря тому, что порок и разгул гнездились в каждой душе, принес обильные плоды самовыражения жнецов

Цитата Текст статьи ()
Его излюбленный метод, безотказно приведенный в действие именно благодаря тому, что порок и разгул гнездились в каждой душе, принес обильные плоды самовыражения жнецов

И ведь , действительно, порок и низменные инстинкты присутствуют в каждой душе ( как безусловные рефлексы), их можно загнать глубоко и закрыть на тяжелый засов, занять свою жизнь достойными и привлекательными событиями, но перед слабыми, мятущимися душами соблазн будет всегда..., и как просто с помощью жнецов выпустить его наружу...
Бабушка с дедушкой так просто попали в расставленные сети и так быстро пошли на поводу Не- святых, значит, вполне достойные экземпляры для использования...
Большое спасибо за замечательное продолжение. Читаю и поражаюсь - столько интересных философских размышлений...

0
7 orchids_soul   (04.08.2018 11:38)
Есть такое понятие как добродетель, оно было популярно прежде, но сейчас утратило популярность.. а зря. Правда, я говорю в данный момент не как автор, но тоже как читатель и как зритель, наблюдающий современный мир. Эта история пишется не только для того, чтобы открывать людям глаза, но и для того, чтобы они учились видеть, что во всем есть сила и знание, даже в чем-то плохом. Зависит от того как ее используешь.
Благодарю за прочтение, дорогая!

+1
1 Cheshka   (31.07.2018 12:24)
Благодарю за главу, познавательно! Вот же Киллар тактик cool Нуит в отличие от резвящегося Адамаса сложновато входит в колею, пока по-прежнему неловко себя чувствует, особенно в этом спектакле.

+1
2 orchids_soul   (01.08.2018 11:52)
Ахаха, быстро читала твой коммент и прочла "Килларик" вместо "Киллар тактик"... и подумала: WTF??? Наташе он не нравился ведь biggrin biggrin biggrin
Благодарю за прочтение!

+1
3 Cheshka   (01.08.2018 12:24)
О не, никакого Килларика cool

+1
6 orchids_soul   (04.08.2018 11:35)
Хорошо-хорошо) happy

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями







Материалы с подобными тегами: