Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1686]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2600]
Конкурсные работы [13]
Конкурсные работы (НЦ) [2]
Свободное творчество [4816]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2396]
Все люди [15119]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14415]
Альтернатива [9019]
СЛЭШ и НЦ [9038]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4361]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей января
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за январь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Сердце трудно понять
Сёстры Блэк выбрали три совершенно разных линии жизни, любви, ненависти и всего, что заключено между этими двумя чувствами.

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Город, где живут воспоминания
Только отпустив прошлое, получаешь счастливое настоящее...
...Я простила Чарли и поняла его мотивы. Все мы люди и совершаем ошибки, никто не идеален. Я благодарна отцу за то, что он заставил меня посмотреть на жизнь и свое появление на свет иначе. За то, что привел меня снова в Форкс к Эдварду.

Ай... больно, ай...
Это ода любви. Любви, которая бывает лишь раз в жизни, да и то не у всех. Любви, которая звучит в каждом биение сердца, навеки поселяется в мыслях, невыразимой нежностью искрится на кончиках пальцев. Эта история - ода любви, потеряв которую, мы теряем себя.

Мужской поступок
Что есть настоящий мужской поступок?

Четверть века спустя...
Четверть века спустя их жизни вновь пересеклись...

Его Инфернальное Величество
Он старше её на четырнадцать лет. Он – известный рок-музыкант, поющий о жестокости любви и смерти. Она – вчерашняя школьница из крошечного городка. Он называет себя монстром, а её – Белль. Но их история – это не новая сказка о Красавице и Чудовище. Совсем даже не сказка… Эта история о том, что любовь бывает разной, и ей вовсе не требуются красивые слова и пафосные фразы.

Серебряные озёра
В этих местах не идет снег. Точнее, Эммет ни разу не видел, когда бы он шел. Не видел, как падают и кружатся снежинки, но по утрам сугробы опять были пушисты, свежи и манящи, будто за те несколько часов, что он спал, прошел мощный снегопад.



А вы знаете?

... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какие книги вы предпочитаете читать...
1. Бумажные книги
2. Все подряд
3. Прямо в интернете
4. В электронной книжке
5. Другой вариант
6. Не люблю читать вообще
Всего ответов: 462
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


ГОЛОСОВАНИЕ В ПРЕМИИ TWILIGHT RUSSIA 2019



Дорогие друзья!
Авторы, переводчики и читатели!
Настало время выбрать лучших из лучших!

Тема для обсуждения здесь:

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ТЕМА


Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Глубокие реки текут неслышно. Пролог

2020-2-27
4
0
На мосту, одевшись в ночь, стояла убийственная тишина. Несуразная конструкция этого сооружения громадной лавкой нависала над спящим городом. Семьдесят-восемьдесят метров чистого безумия: только две опоры и железобетонная перекладина, соединяющая два холма старого и нового районов.

Враждебный свет лэд-ламп не растекался – он рвал сырую темноту проезжей части и тротуара, отгрызая ее по кусочкам. Атмосфера здесь всегда ощущалась не самой дружелюбной, и, если на следующий день кто-то читал в газетах, что подросток совершил прыжок, сразу вспоминал проклятое место. По Праге гуляли толки, что в процессе возведения моста здесь погибло несколько рабочих, упав прямо в бетонные опалубки, залитые свежим цементом. Водители такси и ночных автобусных туров предпочитали объезжать это сооружение окольными дорогами. Между собой люди называли его Мостом Самоубийц.

В этот поздний, волчий час вдоль одного из стеклянных барьеров медленно плелся мужчина. Его плечи и спина поникли, напоминая собой знак вопроса, согнутый чужой волей; глаза тревожно исследовали территорию, пытаясь найти самое уязвимое и непродуманное архитекторами соединение металлических балок, через которое можно было бы перелезть трехметровые заслонки.

Всего пару месяцев назад из-за участившихся случаев суицида местные власти установили за ограждениями моста дополнительную защиту. Что гнало сюда людей, подстегивало прийти, никто не знал. Возможно, тем, кто потерял надежду, когда-то нравилось любоваться вечерними огнями Золотой Праги, разливавшими тепло по мощеным улицам. Возможно, они переживали здесь что-то светлое и прекрасное. Или же взбирались на высшую точку, где мир, казалось, лежит на распростертой ладони, стоит лишь ее протянуть, чтобы посмотреть на него в последний раз.

С противоположной стороны моста появилась тонкая фигура в черном. Поначалу мужчине показалось, что это шутка его сознания, нарисованный грифельным карандашом силуэт. Тьма на тьме. Фигура приближалась, и мужчину не оставляла странная мысль, что позади девушки – а это несомненно была женщина, – бежит свора черных гончих, из ноздрей которых распространяется удушливо-ядовитый пар.

Он выпрямился и непринужденно перенес вес тела на локти, упершись в боковую часть моста. Покрасневшие от холода пальцы лежали на поручнях тихо, как присмиревшие в клетке птицы. Никто не должен узнать о его намерениях. Правда, мужчине даже в голову не пришло, что его исследования могут быть записаны уличными камерами и автомобильными видеорегистраторами.

Когда девушка подошла на расстояние вытянутой руки, он поспешно отвернулся, глянув себе под ноги, затем перевел взгляд на прогрохотавший вниз по Острчилово ночной трамвай. Или же хотел так сделать, только не смог. Не смог прекратить таращиться на неожиданно повстречавшуюся ему живую душу.

Она шла подавшись вперед, из-под черного капюшона виднелись светлые волосы и плотно сжатые бледные губы. На ней был широкий черный плащ с поясом, белые руки спрятаны в карманах. Он видел белые полоски ее кожи, незащищенные от промозглого холода и контрастировавшие с угрюмым цветом одежды – они буквально резали глаз своей белизной.

Нуит прошла мимо него, опустив голову. С той стороны моста, откуда она появилась, в этот момент послышались смешки и крики. Группа парней развязно ступила на Мост Самоубийц. Мужчина заметил, что незнакомцы о чем-то громко заспорили, указывая пальцами на него. Обрывки фраз, долетавшие до него, убедили мужчину в другом. Чехи говорили о девушке.

– Hezká holka[1], – крикнул один из них, растягивая слова.
Будущий самоубийца замялся. Он понятия не имел, что делать, и обернулся, надеясь, что девушка скрылась в глубине парка, тянущегося за мостом. В минуту из преступника он стал героем, терзаемый чувством гражданского долга. Каково же было его удивление, когда он увидел ее рядом с собой.

– Я постою здесь немного? – тихо спросила Нуит, кладя тонкую красивую ладонь на поручень возле него.

– Х-хорошо, – чуть заикаясь, ответил мужчина.

Четыре чеха прошли мимо них, будто не заметив. Смех уподоблял их своре гиен.

– Вы поздно прогуливаетесь, – решился сказать он.

Молодые люди по-прежнему шутили друг над другом и передавали из рук в руки початую бутылку Божкова[2], запивая ликер кока-колой. Двое обнимались на ходу и даже поцеловались, не стесняясь общества друзей. Компания резко замолкла, заслышав вой сирен, разорвавший тишину пустого проспекта.

После десяти часов вечера шуметь, устраивать драки, мешать умиротворенному отдыху обычных людей – другими словами, нарушать общественный порядок – запрещалось. Отступление от негласного правила грозило вполне обычными последствиями, среди которых была возможность провести веселую ночь за решеткой в отделении местной полиции.

– Они бы меня не тронули.

– Не будьте такой уверенной.

– Возьму себе на заметку, на будущее, – почти шепотом произнесла девушка. – А что вы здесь забыли?

– Не спалось, – виновато улыбнулся мужчина, потирая затылок, чтобы создать видимость усталости.

Больших усилий это не потребовало. Бессонные недели и навязчивые идеи покончить с собой проложили мятые борозды морщин на сорокалетнем лице.

Впервые за несколько минут он посмотрел прямо на нее, отбросив неловкость. С юного лица на него устремился чистый, незамутненный взгляд. Глаза Нуит напоминали о чем-то синем, волнующемся, полноводном. Зрачки серебрились, словно прозрачная галька в солнечный день на берегу мирной реки. Девушка действительно была безмятежна, как штиль, ни тени беспокойства о том, чем бы закончилось знакомство с пьяной компанией.

Виноватая улыбка так и застыла на губах мужчины, пока он разглядывал ее, забывшись.

– Не верю, – сказала девушка так, что он засомневался, действительно ли услышал ее голос или же в недрах черного капюшона прошелестела мысль.

Мужчина пожал плечами.

Они стояли молча, ловя дыхание Праги и ее жителей, выскальзывавшее сквозь неплотно закрытые окна и каминные трубы домов в стиле модерн, прибившихся к земле далеко внизу, под мостом.

– Я хотел прыгнуть, – внезапно ответил мужчина. Налившиеся синевой жилы подрагивали на шее, виднеясь в вороте расстегнутой куртки. Нуит понимающе кивнула.

Произнеся вслух три слова, бывший суицидник ощутил покой. Исчезла точившая его изнутри тревога, будто от того, что он просто сказал об этом, разделил свою боль и намерения с кем-то и был в ответ услышан. Ему не хотелось, чтобы его переубеждали или насильно призывали к спокойствию. Он осознал, что больше не собирается прыгать.

– Чего ты хочешь больше всего? – внезапно нарушив благотворное молчание, спросила девушка. Она повернулась к нему всем телом, что мягко вписывалось в пространство ночи и антураж моста, словно неотъемлемая часть экспозиции, набросанная быстрой рукой чертежника. Только ее лицо противоречило мягким линиям тела, стало острым, точно осколки стекла разбитой картинной рамы. Каждая черта в нем покалывала, принуждая разорвать зрительный контакт.

Ее вопрос напоминал обычный вопрос кассирши в маркете – будете брать пакет или нет? – но от чего-то мужчина вздрогнул. Интонация голоса была загадочной, слишком интимной.

– Вернуть утраченное. Обрести то, чего у меня никогда не было, – развел он руками, не чувствуя холода. Где-то на востоке небо посветлело.

– Как все люди, – сухо уточнила Нуит, не спрашивая.

– Как все люди, – эхом последовал ответ.

Мужчина опустил голову, касаясь лбом холодного металла, ощущая боль и горькое удовольствие, к которым привык. Его разум заледенел и опустел.

Стылый мрак над ним постепенно разглаживался. Нуит видела, что эфирное тело мужчины перестает дребезжать. Тонкий звук вибраций перестал походить на комариный писк рядом с ухом, и не-святая задумалась, внешне не подавая виду, на каком отрезке пути стоит ее подопечный.

Пятый или восьмой Круг второго Цикла, определила она навскидку.

– Я согласен.

Он не продолжил фразой «что бы ты ни предложила». Что-то в ночном воздухе подсказывало – нет смысла говорить о своих желаниях, рассуждать и пояснять. Возможно, то, как она смотрела на него, видя больше, чем он говорил или сознавался себе. В нем появилась уверенность, совершенно необычная, ни разу в жизни не испытанная, – она подарит ему желаемое, она в силах создать то, к чему он стремился и в чем разочаровался, спустя многие годы.

– По рукам, – сказала Нуит.

Длинная тонкая ладонь с матовыми ногтями нашла его обессиленные покрасневшие пальцы. От ее рукопожатия повеяло заиндевевшим холодом, словно от прикосновения к стальной конструкции, которая пришла в движение. Он ждал, когда девушка протянет ему маленький пакетик с чудодейственным средством или бог весть что другое.

Он еще раз скользнул по ней взглядом и пришел к заключению, что не мог бы представить ее в офисе, за столом, усеянным кипой бумаг. Она больше всего подходила к описанию продавца счастья.

Только в следующий момент мужчина ощутил – что-то происходит. Сине-серые глаза девушки вспыхнули серебром, ослепляя, будто дальний свет на встречной полосе.

Нуит сделала глубокий вдох. Тяжелой волной ее вневременное тело отделилось от физического, расширилось и растянулось, как одежда, снятая с великана. Казалось, в его прозрачном коконе можно утонуть и захлебнуться, не найдя выхода. Энергия переливалась через края, ломала законы физики и пространства, а затем поглотила мужчину, навалившись на него и стирая в пыль.

Последнее, что он увидел, – странная подвеска на груди Нуит. Круглая с двумя линиями подвеска из черненого серебра на черной ткани.

Когда видение схлынуло, не-святая расправила плащ и запахнулась, зябко поежившись. Она была одна. Мост безразлично уходил в обе стороны, соединяя старый и новый город. Небо теплело рассветом, его пересекал вялый след утреннего рейса.

Она не успела сделать и двух шагов, как ощутила прилив тошноты. Капюшон, словно каменный колокол, стал давить на виски, оковал затылок. Паника накрыла ее; из ушей, глаз, носа и рта заструилась алая человеческая кровь. Испытывая беспредельный ужас, Нуит безболезненно и тихо истекала кровью. Не-святая провалилась в нечто темное, отдающее рдяным. Оно наплывало и наплывало, очень густое и первобытное, отчего нельзя было сделать вдох, стряхнуть наваждение или вскрикнуть.

Нуит хотела произнести хоть слово, позвать на помощь других – не-святая знала, чувствовала спиной, что они наблюдают из темноты, – но ужас, сковавший ее, не позволял. На корне языка затанцевал привкус металлического пепла, как последняя нота, после которой, она знала, случится непоправимое.
Как жаль, действительно жаль, что ее не предупреждали об этом.

[1] - Прекрасная девушка! (чеш.)
[2] Божков/ Bozkov – марка чешского рома


От автора:
Я вновь вернулась к написанию этой истории. Она слишком значима для меня, чтобы незаконченной пылиться в столе. Поэтому встречайте обновленные Реки! Буду с нетерпением ждать ваших комментариев и отзывов, новый взгляд на наших героев очень даже стоит этого!


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/304-37661-1
Категория: Свободное творчество | Добавил: orchids_soul (14.02.2020) | Автор: Виктория Янковская
Просмотров: 68 | Комментарии: 6 | Теги: глубокие реки текут неслышно, Пролог


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 6
+1
5 Танюш8883   (21.02.2020 19:55) [Материал]
Ну, попробуем ещё раз. В прошлый раз было увлекательно. Спасибо за пролог)

0
6 orchids_soul   (Вчера 15:33) [Материал]
Благодарю за прочтение и комментарий! Да, давайте попробуем вместе biggrin

+1
3 Marishelь   (18.02.2020 22:40) [Материал]
Очень интриующий пролог, Викуша, спасибо! smile

0
4 orchids_soul   (21.02.2020 17:16) [Материал]
Благодарю, Мариша, за то, что пришла и прочитала, несмотря на то, как давно я ничего не публиковала happy

+1
1 Aelitka   (16.02.2020 01:10) [Материал]
Ура! Вика, не новость, а настоящий подарок. Обновлённый пролог очень по душе

0
2 orchids_soul   (17.02.2020 10:16) [Материал]
Благодарю, Алена! Твой приход - такой приятный сюрприз happy

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями







Материалы с подобными тегами: