Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1657]
Из жизни актеров [1623]
Мини-фанфики [2497]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [20]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4730]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2387]
Все люди [14999]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14230]
Альтернатива [8968]
СЛЭШ и НЦ [8798]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4337]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (16-30 сентября)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Tempt My Tongue
Кровожадный вампир Эдвард Кален имеет всего одну цель в своем бессмысленном существовании – потерять девственность с человеком. Он не остановится не перед чем, чтобы соблазнить незнакомых девушек, встречающихся на улице. Но может ли он насладиться телом девушки, не убивая ее?

Edward's Eclipse
Для истинных фанатов Эдварда. Полное проникновение в глубины сердца, ума и души любимого Эдварда Каллена, попавшего в водоворот событий "Затмения".

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Клуб Критиков открывает свои двери!
Самый сварливый и вредный коллектив сайта заскучал в своем тесном кружке и жаждет свежей крови!

Нам необходимы увлекающиеся фанфикшеном пользователи, которые не стесняются авторов не только похвалить, но и, когда это нужно, поругать – в максимальном количестве!

И это не шутки! Если мы не получим желаемое до полуночи, то начнем убивать авторов, т.е. заложников!

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Дом мечты
Белла покупает новый дом в Форксе, но многие уверены, что в нём обитают привидения. Правда ли это или результат богатого воображения?

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"



А вы знаете?

... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Каким браузером Вы пользуетесь?
1. Opera
2. Firefox
3. Chrome
4. Explorer
5. Другой
6. Safari
7. AppleWebKit
8. Netscape
Всего ответов: 8447
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Глубокие реки текут неслышно. Глава 10

2018-12-10
4
0
– Это вы? Но как? – не-святая была крайне озадачена.

Оторопевшая девушка могла бы поклясться, что впервые в своем новом воплощении созерцает столь пьяного субъекта, ибо на человека привязавшийся к ней походил отдаленно.

Нет, не выпившего. Скорее всего, здесь была бы уместна иносказательная, образная ассоциация, иначе как описать ту бледность и сухость песчаных дюн пустыни Дахна, залегшей в тенях мужского лица, нервический ускользающий взгляд и легкое пошатывание, словно Киллар проверял почву осыпавшейся земли у края пропасти, запрокинув голову к небосводу.

Не-святая еще не осознавала, что ее вечернему плану пришел бесславный конец, как только она оставила позади фестиваль вина, разошедшийся по набережной.

Девушка покинула новых подопечных раздумывать над предложением жнецов. Это была семейная чета со странностями, которой со скрипом давался поиск взаимопонимания, чего тут говорить о более возвышенных категориях, даже после смерти.

По пути к Гильдии не-святая четко распределила свободные часы на спокойный сон в своей келье и прочтение записей, сделанных на тренинге, – у нее появилось несколько идей, которые она перекатывала в голове, будто бы припоминая, боясь упустить из виду.

Если бы ее окликнули на улице, будь это просто какой-то знакомый – что маловероятно опять же в ее теперешней уединенной жизни, оторванной от прежнего и ныне чуждого ей мира, – она поразилась бы меньше. Убитый винными парами и бог знает чем еще – девушка выудила из памяти предположение о некоторых пристрастиях элиты, – перед нею, лицом к лицу стоял тот, кто занимал вторую после председателя ступень в Гильдии Не-святого союза, и его особа требовала к себе внимания.

Патрон не отпускал ее предплечья в высокой кожаной перчатке до локтя, сильно сжав побелевшие пальцы – словно металлические прутья сомкнулись вокруг ее руки.

– Пойдем со мной, – приказал он. Не дожидаясь ответа, мужчина потащил не-святую в чернеющий зев преисподней, из которой прежде вывалился, наконец-то добравшись до вершины лестничного туннеля.

Настороженный взгляд Нуит исследовал мужчину с ног до поседевшего от снега темени. Она сомневалась в правильности услышанного. Как назло, улица была пуста, словно стадион, обедневший после футбольного матча – всеми забытый и брошенный на произвол судьбы.

Розовато-желтыми мириадами чугунные фонари сбрызгивали обветшалые стены домов, повидавших фашистскую оккупацию и парад легализации марихуаны, приуроченный к первой неделе мая. По другую сторону, жалобно моргнув, обесточилась вывеска «L…». Витрины азиатских магазинчиков, которые обычно держали вахту дольше остальных гастро-маркетов, темнели за густыми решетками первых этажей.

Где-то далеко, очень далеко разбивался о волнорез ночи шум суетливой возни. Как старший брат, не стремящийся укладываться спать, город ждет, пока задремлет самый стойкий оловянный солдатик и после встанет самым первым на рассвете, до того, как кто-то подаст признаки пробуждения, опередив его. Древний, он всегда впереди, сурово и почти ласково подгоняет отстающих, отставших и отсталых.

– Не спрашивай ни-че-го, пойдем, – настоятельно припечатал Киллар.

Вместе с не–святой он вернулся на прежнее место, не вызвав удивления в изгнанниках подземных пенат.

Благо в размягченном мозгу еще не совсем сдался на милость абсента тот сектор, который напоминал Киллару, как надо двигаться, как вести себя в спонтанной ситуации, подобной этой. Как некая резервная инструкция, которая включалась вместо аварийного генератора. Да, он сумел привести ее сюда. Это хорошо. Хорошо. Затем последовал вполне естественный вопрос – зачем он сделал это?

Вяло подошедшая официантка, она же барменша, полуспросила-полупромычала, что они будут пить. Ибо чем-то еще занять себя в этом заведении было немыслимо. Киллар властно ответил за двоих.

– Я не могу употреблять алкоголь, пока посещаю сессии, – запротестовала Нуит, стягивая перчатки. Верхнюю одежду, черный кожаный жилет, она снимать не спешила. – Вы же знаете.

– Что за ерунду ты несешь? Все тебе разрешается. Даже так, принесите не по одному, как я сказал вначале, а пять. Три выпьет она, – поправил себя Киллар, указывая на не–святую. После чего до девушки дошло, что пререкания грозят ей удвоением дозы наказания. Ревизор не привык сдаваться.

– Мне станет плохо.

Даже с такого ничтожного расстояния, поверх разделявшего их, словно протока Ла-Манша, потемневшего стола, Киллар мог ощутить тот запах, по которому он узнал ее прохладе и ледяной сырости вопреки. Искренность и простота ее поведения, не замутненные жеманством или притворством, обезоруживали. Подступиться к человеку, у которого все, включая каждую реакцию на любое его движение, написано на лице, чье тело реагирует, словно обнаженная струна цитры, – как это сделать спокойно, аккуратно, чтобы не спугнуть?

Включаясь в игру покорения, где оба предугадывают эпилог, делать ходы легче – скользя по льду, оставляя следы от лезвий, поддерживая друг друга и давая подсказку для следующего пируэта: где закончил один, там продолжит другой. Но она… нет, нет же.

– Нет, тебе будет отлично! – воскликнул Киллар. – На начальном этапе трансформации новичкам запрещают выпивать, потому что спиртное ослабляет реакции, замедляет процессы в рецепторах не только физических, но и эфирных, если можно так сказать. Болезненность снижается, как и ее эффективность в перерождении тканей. Сознание очищается не полностью, в нем остаются тени, текстуры, – медленно проговорил патрон, чтобы не заплутать в словах.

– Боюсь, после этого я могу стать зависимой, – с печальным смешком ответила Нуит. Многие злоупотребляли этим откровением, она замечала подобное раньше, а кое-что слышала и от Фавиана.

Если существует легкий способ избавиться от боли, почему бы не прибегнуть к нему раз-второй. А потом уже жнец добавляет кофе в коньяк, не наоборот, и, чтобы поддержать беседу с подопечными, не обходится без спасительного глотка из фляги. Когда боль от трансформации стихает, исчезает сама причина, которую черной краской затушевывал алкоголь, не-святой пьет для того, чтобы заполнить эфир, убить время на службе вечности. Потому что он движется из ниоткуда и движется в никуда.

– Давай выпьем, – Киллар пододвинул два шота к девушке. Он обрел твердое намерение выйти из преисподней в большей степени неживым, чем мертвым. Эта мысль вынудила его усмехнуться. Налившимися кровью глазами он, не проронив ни мгновения, следил за тонкими пальчиками Нуит, обхватившими предложенный напиток в замороженном стекле. – Это Бетон, не бойся. Тоник, смешанный с травяной настойкой старины Бехера.

– За успех прошедшей недели и завершенный Процесс?

– За успех, – подтвердил Киллар, поджигая и выпивая свое пойло.

Семь дней с гастролями унизительного спектакля двух семейных пар остались позади. Ревизор с рвением, которое не наблюдал в себе давно, уговорил мистера и миссис Овечку поделиться тем, за что старики цепко хватались. Оказалось, что у женщины действительно забирать было практически нечего, что и вывело Киллара из себя, но об этом догадывалась лишь Цецилия, принимавшая его отчет, и никто более из членов П-рейда. Хотя это уже совсем другая история…

Спертый сумрак, который томился и настаивался в подземелье годами, все никак не мог подступиться и сомкнуть волны над пепельно-светлой головой. Волосы девушки были распущены, прячась в широком вороте водолазки и слегка выбиваясь оттого, что Нуит осматривалась по сторонам, несомненно находя бар местом жалким, в которое никогда не войдет надежда.

В женских волосах, как в сексуальном терроре или оружии, всегда есть что-то такое, что заставляет протянуть руку и сжать холодный метал, чтобы узнать его тяжесть и вес в своей руке; намотать пепельные пряди, сжав пальцы в кулак – бережно и неистово, – и потянуть их обладательницу на себя, как снять с предохранителя.

Сквозь дымку глухих разговоров, сдвигавшуюся, стоило кому-то громко выдохнуть или закурить раздирающие горло дешевые сигареты, попирая запрет на курение, ревизор всматривался в глубинную сущность не-святой. Сейчас его никто не отвлекал, мысли его были освобождены от неправдоподобности.

Киллар заново вспоминал, воскрешая прикосновение к ее коже, улавливал отклик ее тела. Аромат, притаившийся на будто заточенных стрелах ключиц, спускавшийся ниже во впадинку между грудями, облепивший ее матово-белую спину. Интересно, она будет пахнуть так же, когда он смешает ее пот со своим под эхо стонов и воздыханий с каждым планомерным рывком внутрь нее, чтобы добраться, добраться до…

Не надо быть слепцом, чтобы осознавать другими органами чувств, что эта девочка пробудила в нем вожделение, но говорить об этом вслух – значит, признавать ее изначальную, примитивную, точно первозданную власть над ним.

Киллар же был из тех мужчин, что умалчивали о желаемом, в то время как вены горят дьявольским пламенем, вплоть до того, пока долгожданная вещь не окажется в личном распоряжении. И лишь в бесхитростной темноте уединения он мог выразить восхищение своим обладанием в нечетких формулировках странных фраз. И где же хваленая бесполость, безликость? Наставления не-святых уступали, потому как не могли быть победителями в сражении с природным инстинктом. Верхний мозг знает обо всем и дальше больше, но в нижнем мозге серого вещества нет.

– Я знаю, что ты недавно стала не–святой. Сейчас трудно разобраться, не так ли?

– Сам механизм по-прежнему для меня является тайной, как.. как всемирный заговор, – Нуит откинулась на прямую деревянную спинку скамьи. – Я пыталась выведать у Цецилии, у остальных – но все знают ровным счетом столько же, сколько и я. Сложно быть новичком в мире, где все выверялось на протяжении веков задолго до появления тебя.

– Считаешь, что, узнай ты, где было начало начал, это в чем-то облегчило бы твои страдания? – Киллар, предчувствуя, что ему предстоит с ней разговаривать, хотя он с удовольствием занялся бы кое-чем другим, и для того, чтобы сохранить остатки своего апломба, еще не потерянного окончательно, уперся локтями в стол и соединил пальцы обеих рук. Его взгляд ударился об опустевшие шоты, одиноко стоявшие на замасленной поверхности.

– У меня ощущение, что я не на своем месте, только и всего.

– С таким настроем ничего не выйдет, ты заранее обрекаешь себя на поражение.

– Некоторые вещи даются мне труднее, чем остальным, – спокойно проговорила она, закусывая бледные губы. Девушка вовсе не хотела жаловаться, а смело констатировала факт, который подкреплялся чувством, шедшим из ее внутреннего, рассеянного пылью ощущения. – Я буквально, бог не даст мне соврать, насилую себя, когда начинаю вступать в Процесс Согласия. Это считается в пределах нормы?

Патрон поморщился при упоминании о боге. Это совсем не та степь, в которую он хотел бы углубиться сейчас – словно сидеть и за чашечкой черного чая обсуждать логарифмы, абстрактную алгебру и квантовую физику. На языке вертелись привычные увещевания, которые Киллар готов был опробовать на ней. Однако, вспомнив о ее реакции несовместимости с пиритеоном, помедлил.

– Причина в сопротивлении, а быть может, в идее, что ты выше этого.

– Неправда. То, о чем вы говорите, имеет свое название – это высокомерие. Я никогда…

– Разве? Послушай, ты мне нравишься, и у тебя неплохие задатки, глубокий взгляд на события, в чем я убедился, слушая тебя на блэклайнах. Ты умеешь преподносить свои мысли и замечаешь многое из того, что обычно глаза упускают. Не достает только умения всеми этими разрозненными дарованиями пользоваться.

Она молчаливо встретила его выпад.

– И что такое норма, в твоем понимании?

Еще один шот Киллар пододвинул в ее направлении, одновременно наблюдая за сменой эмоций на лице и в эфирном, вневременном теле не-святой. Выжидая минуту, мужчина кивнул, вновь поджег и выпил свою порцию В-56, понуждая девушку следовать его примеру.

– Брось, пройдет пара–тройка десятилетий, мы встретимся в этом баре, и ты скажешь, что у тебя был великолепный учитель. Мы выпьем эту же дрянь и пойдем ко мне в номер.

– О чем вы? – нахмурилась Нуит. Действительно, все, что болело и затяжно ныло, унялось под воздействием этих волшебных смесей, которыми он потчевал ее, и Нуит ощутила себя чуть свободней, чуть уверенней. Она задала риторический вопрос, сознавая, что Киллар пропустит его мимо ушей, не удостоив и взгляда. Но девушка предпочитала услышать, правдивы ли слухи, из первых уст. Не может же быть, что он, именно он, развлекался со всеми новообращенными. Да и сколько воды утекло с тех пор, когда эти слухи зародились и стали блуждать, словно вирус, между жнецами. Ей нужно было попросту знать, надо ли обороняться от него. Еще и от него.

– Если ты завтра не сумеешь заполучить обоих подопечных, которыми занимаешься на этой неделе, можешь не появляться передо мной.

– Н-но, – задрожал ее голос. Значит, даже при всем нежелании быть жнецом она страшится потерять, что имеет. Как занятно. – …ведь это одна из первых моих, по-настоящему моих, миссий. Они уже мертвы, как же я смогу?

– Как сможешь, так и получится. Меня это абсолютно не беспокоит. П-е-й, – точно его подменили, Киллар указал девушке на второй шот. – Что ты будешь делать и как. Я хочу видеть результат, так же, как Аэсар. То есть председатель Аякс. Приезд в вашу дыру нарушил все, и ваше обучение… я занимаюсь им только благодаря его личной просьбе.

– Я не знаю…

– Девочка, молись, чтобы я последний раз слышал от тебя подобное.

Киллар удвоил свое наказание как минимум три раза. В таком, по правде сказать, свинячьем пьянстве он находил особый вид утешения, отмщение самому себе за те действия, что он творил над другими людьми, принуждая их, закрывая пути к отступлению, будучи олицетворением великого зла для тех личностей, которые ищут его в нем, как в источнике своих бедствий. Он всегда соглашался на то, что ему предлагали. А эта девочка совсем неправильно подгадала момент, чтобы подвернуться, и вызвала несвоевременные мысли и желания, которые он добивался упокоить под тоннами ликера, тоника и абсента.

Следующим мгновением его злость перескочила на самого себя. Выпил он безмерно много для того, чтобы закончить этот вечер достойным отступлением в апартаменты, где претворил бы свои греховные, темные желания и наваждение, что беспамятно накрывало в ее присутствии, в реальность. Но если ему и было суждено совершить это, то гораздо, гораздо позже.

Венцом из света и вельветовой тьмы он различал лишь белое лицо, словно на иконе эпохи проторенессанса в потускневшей позолоте и серебре, и белевшие на столе беззащитные запястья, такие тонкие, что он мог переломить их, сжав одной рукой. В той стадии опьянения, на которой прочно остановился и сбалансировался Киллар, она чудилась мужчине сотканной из дыма, северного сияния, мерцающего в ночи планктона, огней Дивали¹, вспышек камеры обскура и искусства теней.

Не-святая, утвердился он после этого вечера и ее простодушной жалости, сумеет выжить, только когда он будет к ней жесток и нежен одновременно. По трезвости это решение было самодостаточным, не мстительным. О, он знал эту порядочную породу, которая дрессировалась лишь одним способом. На ее шелковой алебастровой коже Киллар не оставит ни единого следа, ни уродливого шрама, но внутри по окончании его стажировки она будет словно закаленная сталь. Хрусталь снаружи, скрывающий острое лезвие внутри.

От его сосредоточенного взгляда, погруженного в нее и сквозь нее, Нуит ощутила подступающий к горлу ужас. Казалось, Киллар был весь в себе, но нет, он был весь в ней. Почти осознанно девушка чувствовала прикосновения мужчины, как если бы таким взглядом ее пронизывали, прошивали, пробовали. Незамедлительно пришли на ум мысли «кровь» и «плющ». Как это было связано – невдомек.

Чтобы ослабить благоговейный страх, что он почуял в ней, Киллар подхватил девушку и разболтанно направился к выходу, поддерживая ее за тонкую талию. Шатался он, словно на шарнирах, слабо чертил амплитуду шагов, отсюда и вопрос был спорный: кто кого поддерживает на самом деле.

После полуночи было еще морозней и еще тише. До пентхауса несколько минут пешей прогулки под молочно-серой хмарью. Под мостом уже собирались клубы предутреннего тумана. У него в руках вновь было то податливое женское тело, затянутое в черный цвет, спрятанное и скрытое ото всех. Соблазн был так близок, так досягаем, он сокрушал рассудок…

И вдруг это желанное тело исчезло.

Оглянувшись, Киллар увидел, что Нуит восседает на заснеженном тротуаре, будто остановилась прилечь и передохнуть. Ревизор вполне мог повалиться сверху – ноги едва держали его, – но, стоически сохранив равновесие, помог разразившейся серебристым смехом не-святой подняться и оправиться от пьяного падения.

– Какая ты маленькая еще. А я ведь превосходно умею ждать.

Когда ревизор закончит с ней, когда это неизбежно произойдет, ему придется быть сверхосторожным во всем, а прежде всего в мыслях, словах и действиях. Думай, прежде чем подумать. И пожелать.

[1] Дивали – главный индийский и индуистский праздник, отмечается как «Фестиваль Огней» и символизирует победу добра над злом. В знак этой победы повсеместно зажигаются свечи, бумажные фонарики, огни и фейерверки.

_________________________________

A/N: Здравствуйте, мои дорогие! С наступлением осени вас!
Сижу я здесь, слушаю Карлу Моррисон и добавляю новую главу.. и это просто счастье. И вот что я скажу, счастье для меня не в последней главе и финальной точке, а здесь и сейчас, в процессе и в вас.
С нетерпением очень-очень ожидаю ваших комментариев, отзывов здесь и на форуме (ссылка указана в источнике)!



Источник: https://twilightrussia.ru/forum/304-37661-1
Категория: Свободное творчество | Добавил: orchids_soul (02.09.2018) | Автор: Виктория Янковская
Просмотров: 225 | Комментарии: 6 | Теги: фантастический роман, глава десятая, глубокие реки текут неслышно


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 6
+1
5 ValenTyna   (20.09.2018 08:02)
Привет, Викуля! Прочла главу уже неделю как, но отписаться пришла только сейчас. Каюсь. Иду на форум. wink

0
6 orchids_soul   (28.09.2018 14:36)
Иди сюда, буду шлепать по попе biggrin

+1
3 terica   (05.09.2018 21:03)
Мне понравилось.... второе лицо в Гильдии Не- святого союза - "Убитый винными парами и бог знает чем еще"...
Похоже, Нуит почти в ступоре. увидеть Ревизора а самом неприглядном состоянии - "ничто человеческое ему не чуждо"..., Киллар намерен споить искреннюю и "добропорядочную" девушку... и наконец - то разглядеть ее "глубинную сущность", он понимает - как сильно его тянет к этой Не- святой и даже осознает ее власть над ним..., все же ее необычное мышление и прямота так притягательны...
Киллар намерен выдрессировать ее по своему замыслу и ,конечно, затащить в свой номер...
Интересно, а способен ли этот прожженный лицедей на серьезные чувства?
И очень - очень интересно - как становятся не- святыми?
Такое классное, красочное описание...
Большое спасибо за потрясающее продолжение.

0
4 orchids_soul   (06.09.2018 10:38)
Благодарю за прочтение и красочный комментарий!
Да, возможно события развиваются и не ахти как быстро, однако мне нравится то неторопливое течение, которое приобретает эта история.
Киллар очень неоднозначный персонаж, его нельзя как Нуит сразу отнести к "хорошим ребятам". Даже с Фавианом в этом плане было бы полегче.
Танечка, благодарю, моя дорогая еще раз! Очень приятно, что не забываешь обо мне!

+1
1 Cheshka   (03.09.2018 16:15)
Думай, прежде чем подумать. И пожелать.
О да! Благодарю за главу-обратную сторону Киллара))

+1
2 orchids_soul   (03.09.2018 16:20)
Обратные стороны есть практически у всех... Благодарю за прочтение!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: