Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1648]
Из жизни актеров [1616]
Мини-фанфики [2466]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [79]
Конкурсные работы (НЦ) [2]
Свободное творчество [4687]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2368]
Все люди [14920]
Отдельные персонажи [1454]
Наши переводы [14196]
Альтернатива [8955]
СЛЭШ и НЦ [8740]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4288]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Топ новостей июля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (16 июня - 31 июля)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Секс-машина
В 2029 году Белла Свон, инженер био-механик, создала идеальную машину для «Уитлок Робототехникс». Мейсен может быть кем или чем угодно… но кем его хочет видеть Белла?

Нежность
Невероятно красивая и трагичная история о любви. Рассказ состоит из нескольких писем, каждое из которых преисполнено настоящей, ничем не прикрытой, нежностью.

EQUILIBRIUM (Равновесие)
Фандом: «Звездные войны». Пейринг: Кайло/Рей. Рейтинг: от PG-13 до NC-17. Сборник новелл.
Пусть прошлое умрет. Убей его, если потребуется. Только так можно стать хозяином судьбы...

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Такая разная Dramione
Сборник мини-переводов о Драко и Гермионе: собрание забавных и романтичных, нелепых и сказочных, трогательных и животрепещущих приключений самой неоднозначной пары фандома.
В переводе от Shantanel

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

140 символов или меньше
«Наблюдаю за парой за соседним столиком — кажется, это неудачное первое свидание…» Кофейня, неудачное свидание вслепую и аккаунт в твиттере, которые в один день изменят все.



А вы знаете?

...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
На каком дизайне вы сидите?
1. Gotic Style
2. Breaking Dawn-2 Style
3. Summer Style
4. Breaking Dawn Style
5. Twilight Style
6. New Moon Style
7. Eclipse Style
8. Winter Style
Всего ответов: 1901
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Глубокие реки текут неслышно. Четвертая глава

2018-8-21
4
0
– 4 –

Прощание с Домом Радости было окутано легким английским духом.

Выдержанным кивком Аэсар Аякс снял с себя обязательство по обмену любезностями и перенес церемониал на Киллара, правую руку председательского кресла. Позаботиться о маленьком подарке для гостей, завернутом и поспешно сунутом в накладной карман ревизорского костюма, было вполне в характере Адриано.

Аякс полный сил направился к лимузину, поджидавшему на людном перекрестке. Натертый до блеска, заглушенный автомобиль стоял на углу мощенной площади и односторонней дороги, образуя пробку. В темном проеме бесшумно опущенного окна появилось знакомое бледное лицо с кругами под светло-голубыми глазами и платиновые волосы. Внешний вид Джеральдины без слов говорил о замечательно проведенном вечере и просто оставлял желать лучшего.

***

Элитные апартаменты Ревизора походили на скромные кельи для сотрудников рейда монохромным декором: непритязательные серые тона, тяжелые, мышиного цвета шторы на металлических люверсах от высокого потолка до плиточного пола, письменный стол темного дерева на изогнутых ножках в стиле ампир, кованные торшеры и замаскированные светодиоды, исходящие ванильным светом.

Второй заход из четырех дорожек панацеи вернул не-святому бодрость. Киллар основательно подготавливался к выезду. Не-святой зажал ноздрю и хищно вдохнул, не оставляя и тени белых улик на антикварном письменном столе.

Луиджи, тощие манекенщики с пустыми физиономиями и треп об инвесторах-толстосумах на одной манерной тональности испарились из сознания Ревизора сухим льдом. Он не сказал бы точно, с каких именно пор эти вещи воздействуют на него слабее.

Черные расщелины зрачков на кремниево-серой радужке выхватывали абрисы стен, диагоналей, полукружий. От обстановки его апартаментов веяло аскетизмом. В затуманенной и одновременно проясненной тесноте черепной коробки было полным-полно всякой всячины вроде мыслей-миражей, ведь он должен был о чем-то думать. Должен – мягко сказано, однако плененный наркотиком разум не фиксировался на чем-то конкретном.

Ему было мало. Его все порядочно достало.

Киллар уверял себя, что затея со спасением рейда может быть увлекательной. Это заполнит тоскливый пробел его ссылки, как жидкий бетон принятия заполняет резервуар терпения. Ведь фактически то, что происходило и есть самая настоящая ссылка. Не бывает так, чтобы великая честь не оборачивалась великим отчаянием. Председателю Аяксу не удалось напустить пыли ему в глаза, какие бы усилия тот ни прикладывал.

Новый патрон был бесстрастен к детям, повешенным на него в качестве хвостов или шпионов. И будь последняя мысль о слежке правдой, Киллар бы абсолютно не удивился. Сотни экземпляров – и амбициозных, и беспутных, и истеричных, и невежественных – перевидал Киллар на своем веку. Если кто-то задевал мужчину за живое то лишь на дозволенной им глубине, словно разрешенной частоте приема радиосигнала.

Негласный устав Гильдии создал так называемую биржу интриг и сплетен. Словно многоуровневая паучья сеть или пчелиные соты, биржа разрасталась тем сильнее, чем ее пытались вырвать с корнями из глубоких недр.

Имя и состояние дел Киллара перебивались на слуху даже среди только присоединившихся членов корпорации, которые и вовсе не знали мужчину в лицо. То и дело случались недоразумения, когда один из новичков принимался твердить Киллару о скотских, аморальных поступках некоего Ревизора, продолжая вереницу побасенок и глупых, наивных небылиц, в ответ получая тонкую полуулыбку с тех губ, с которых слетали слова одобрения взамен слов порицания.

Жнецы считали, что цель существования Ревизора: взять авторитет высшей власти в алчные руки, протянутые к председателю – настоящая тайна, преступление века. Киллар беззвучно рассмеялся, качая опущенной головой из стороны в сторону, будто в такт мелодии, радующей его слух и слышимой им единственным.

Итак, ему надлежит расшевелить, включить, открыто дать понять, если важно, на личном примере показать, в чем неприкосновенное удовольствие бытия избранных, не так ли? Рано или поздно они подсядут, непременно подсядут. Вовлекаемые в зависимость от новизны, пронзительно-острого блаженства эмоций тех, которым дарят сокровенное исполнение призрачных мечтаний, пусть даже договорная цена за кощунственный бартер подходит к весу на грамм бессмертной души.

Незнание не освобождает от ответственности.

Здравый смысл намекал, что задуманное не встретит препятствий и загвоздок, годных протиснуться под тонкую кожу и загноиться в мягких тканях. Проверка на умение держать себя, не выходить из штампованного образа, быть лицом и солдатом Гильдии, которую не-святые прошли на блэклайне, сцепив зубы,– и все-таки жнецы остались на местах, никто не ушел, – вызывала тень уважения. Но быть захваченными без боя, оказаться введенным в полутемные катакомбы психологии влияния с завязанными глазами!

Да, идет к тому, что Киллару предстоит быть беспощадным учителем для девочки, но двое парней... Память воскресила будто высеченные из бледного камня лица Адамаса и Фавиана: одного крепко сложенного северянина с холодным нутром и льдистым взглядом, и второго с перманентно скучающим видом, остывшего на три четверти человека. Парни справятся, должны справиться, по их части работы это основное положение.

Приспосабливайся и бери, сколько сумеешь взять, чтобы унести то, до чего дотянешься.

Делай, что можешь, с тем, что имеешь, там, где ты есть сейчас¹.


Джеральдину, как действующую единицу, жнеца Не-святого Союза, он и вовсе не позиционировал. Маленький жнец не дотянет до окончания года, Ревизор милостиво рассчитал отведенное тому время до сентября. Увядшие, солнцем обожженные листья покровом золота и ржавчины укроют мокрую землю над тщедушным телом, которое едва ли без последствий справилось с трансформацией. Его сердце не вынесет истощения, уже сейчас жизненных сил не-святого оставалась толика, воровато одолженная у других членов рейда.

Донести это до Аэсара – подобно апперкоту с его резким выпадом снизу-вверх, а вот женщины издревле сильнее мужчин, так повелось, размышлял он.

Чего им стоит выплюнуть на свет ребенка, прожить отмерянное, тщательно скрывая внутреннюю истеричку, подвергаясь обманчивому воздействию луны и гормональным циклам.

Сухой ладонью Киллар будто стряхнул застывшую глиняную маску с лица, бегло прошелся по своей партнерше. По своему восприятию, той женщины, что получила обязанность быть союзником, преданно прикрывать его спину в обмен на подкисленную элитарность и престиж. Бесцветный облик высокой, худосочной женщины – в ней было нечто от Клеопатры, влюбленной в Антония, с четкой линией каре над острыми плечами, – рассеялся клубами едкого, белесого дыма от сигары.

Как паук из архаической мифологии, придерживаясь средневековых мерок и стереотипных предубеждений, Ревизор не вступал в деловые отношения с женщинами-жнецами по той причине, что ему перепадали отходы, объедки шефства других патронов. Таких обучать, как заново плавить, бессмысленно.

Растянувшись в постели, которая понадобится лишь как удобное место для медитаций, перед ищущим мысленным взором мужчина увидел совсем другую женщину. Новую обитательницу и персонажа ревизорских чертогов разума.

Душа, претерпевающая изменения. Она вообще ни черта не смыслит, а эти ее загнанные глаза. Если в достаточной мере приложить те усилия и знания, которые он терпеливо добывал, как добывают алмазы, из Нуит выйдет что-то путное. Он заставит ее понять.

На письменном столе из темного дерева слабо моргал электромагнитный экран с личными досье служителей П-рейда. Киллар подошел ознакомиться с каждым, стараясь не упустить ни предложения.

Кто и зачем сочинял легенды для жнецов, Ревизор даже не предполагал. Это была пришедшая из внешнего мира традиция, скромная дань идеалам и перфекционизму. Его собственная легенда, написанная емко и лаконично, хранилась в базовом архиве с открытым доступом для не-святых, словно какой-то код-аутентификатор обычного человека.

По описанию было очевидно, что дело Цецилии составлялось до учреждения электронного ведения документации. Урезанное электронное резюме с убогими описаниями, в некоторых смехотворные ошибки, будто бы… будто бы она была автором собственной биографии. Киллар уделил ей особенное внимание – патрон рейда приходится не-святой непосредственным босом. Но в женщине с каскадом бронзово-медных волос ниже пояса помимо телесной привлекательности он узрел и нечто другое, тяготеющее, к чему взгляд возвращался вновь и вновь, словно к промасленной бумаге с оплывшим воском.

Он слышал о ней. Бледная рука потянулась к початой бутылке Егермейстера с благородной эмблемой оленя на темно-зеленом стекле. Черный манжет рубашки контрастировал с цветом его кожи, которая некогда была чуть смуглой и золотистой. Мужчина плеснул жидкость в бокал с толстым двойным дном и фирменной гравировкой, добавил два куска льда. Открыв на экране фотографию Цецилии, уловил обворожительные детали ее внешности под типичной чернотой униформы: покатые плечи с прямыми, выдающимися стрелами ключиц, уточенный верх с маленькой грудью и несколько непропорциональную нижнюю часть туловища, крутые бедра и сильные икры легкоатлета, крепко упирающегося в опору под ногами.

Вечернее солнце с медлительностью звезды гасло в горизонте. Крыши, будто свернутые на верхушках невысоких домов чешуйчатые гигантские змеи, отходили ко сну. Шпили средневековых башен, окислившийся металл которых отливал нефритовыми разводами, устремлялись в небо со всеми оттенками мерзлого фиолетового, шафранового-желтого и синего, реющего на недосягаемой высоте.

Призрачное тепло, как напоминание, мутнело за угрюмым дневным светом. Холод, спутник темноты, пока несмело распускал свои цепенящие руки, раскрывая приветственные объятия навстречу ночи.

Не-святые равнодушны к обжигающему холоду севера и утомляющему июньскому зною. Жнецы находятся и действуют в пространстве изменчивом, словно направление циклона, динамичном, постоянно расширяющемся, ретроградном и вновь поступательном, как эхо подпространства, в шаге, в миллиметре, во вдохе от физического мира, осязаемого другими органами чувств.

Это тот пласт мира, который объединяет и разделяет остальные миры, нестираемая основа основ, будто некий шифр, заполняющий выемки и арки, исходный код восприятия. Закрыв глаза, его могут услышать, почувствовать, коснуться на краткое мгновение даже люди.

Не-святые как улучшенный вид представителя человечества своим вневременным, эфирным телом сжимают время, место и звук. В будущем каждый член социального общества встанет перед выбором: пройти улучшения, расплодив наследие Гильдии в дальние уголки, в которых теплится жизнь, или исчезнуть, не оставив после себя и мокрого места. Намеренно или нет, однако человечество двигалось к этому, совершая то, что не совершить не в силах.

Для Киллара превосходство являлось не только спасением во многих, противоречивых смыслах, которые вырвали его из бренности. Благодаря корпорации и случаю, сведшему с Аэсаром Аяксом, он воспринимал как улучшение, как преимущество любое вмешательство в естественный ход событий, изначальную синхроничность процессов.

Подозрительно сощуренные глаза Цецилии глядели на него с фосфоресцирующего экрана, будто улавливая, какие честолюбивые мысли вынашивает этот мужчина в полу-медитативном трансе. Приторные, кротко стиснутые губы, подведенные алым, кривились улыбкой, от которой за сотни миль несло лицемерием. Она красива.

Она и порочна. Киллар усмехнулся тем особым образом, свойственным только ему, залпом опрокидывая в себя янтарный залив Егермейстера, плескавшийся в бокале от одной прозрачной стенки к другой. Поэтому сегодня он сыграет с ней в соблазнение. Идти и искать то, что далеко положили, – не в его стиле.

Уходя размеренной походкой того, кто не умеет торопиться, кто презирает безмозглую суетливость, Ревизор не позаботился о выключении света – и зачем? – без остатка погрузившись в нежное и колкое, словно легкая иглотерапия, наслаждение, которое предшествовало охоте на живца и завладело согревшимися нервами. Жертва выбрана.

***

Терпкое облако парфюма с нотками бергамота и можжевельника возникло в коридоре несколько раньше самого Фавиана. Жнец был не в духе. Он задержался и то ли случайности, то ли по привычке ударил два раза в дверь соседней кельи. До слуха мужчины различимо донеслось быстрое движение по ту сторону, однако матово-синее свечение активированного блокирования замка мерно двигалось по периметру двери: погасло-вспыхнуло, погасло-вспыхнуло.

Нуит поспешно выскользнула к нему с плащом на изгибе руки, как обычно, в черном. Все, что было на ней, едва отличалось от мрачных одеяний Гильдии, особенно вкупе с длинной серебряной цепочкой, увенчанной круглым символом, приковывающим взгляды смертных к ее груди.

Не-святая извинилась, увлекая за собой Фавиана, безучастного к чему-либо, кроме его прямых интересов, если таковые он уберег до этой циничной эпохи. Парень, мужчина, юноша, кем бы он ни был, Фавиан до странного походил на поврежденные наручные часы. Защитное стекло с ранящими осколками исчезло, но сам циферблат остался цел и невредим, стрелки продолжали свой соразмеренный бег по кругу в тенетах извечного цикла дня и ночи.

– Все готовы? Куда мы пойдем? – спросила Нуит, надевая плащ. Кожаные полы доставали ей до голени и развевались угольным шлейфом непроницаемого тумана, когда девушка делала шаг вперед.

– Я не знаю. Откуда мне знать? У меня было другое блюдо в меню на вечер. – Эта вылазка подпортила жнецу планы на первоклассный ужин из аппетитных форм и пухлых губок.

– Блюдо? Какое блюдо? – не-святая посмотрела на него с явным непониманием, раздражавшим ее коллегу по рейду.

Фавиан и Нуит вошли друг за другом в открытый лифт, единственный из шести, что спускался на подземный уровень. Девушка продолжила прихорашиваться возле зеркальной панели. Отзвуки быстро сменяющихся этажей сквозь стеклянную поверхность плавно и бесшумно скользили по ее алебастровому лицу, напоминая тени от жалюзи на старых черно-белых снимках. Боковым зрением она изучала потерянного в мыслях, словно в воду опущенного жнеца. Фавиан оставил ее вопрос без ответа. Не-святая попытала удачи вновь.

– Тебе удалось подготовить заданное?

– Черт, – вырвалось у него. – Совсем выветрилось из головы. А ты как? Сделала?

Улыбнулась Нуит несколько разочарованно и виновато. На минуту залегшая под ее выразительными глазами синева стала явственней, словно что-то выпило из нее токи жизни, будто некая монотонная, жаждущая масса подводила не-святую к истощению.

– И что ты написала? – даже изумляться вслух Фавиану было лень. Этот порок подчинил его безвозвратно.

Как же, за то время, что он знал и видел Нуит в действии, жнец порядком усвоил, что девушке присуща крайняя исполнительность. Она искала ее вернее смерти, пусть на практике в работе с подопечными ей недоставало опыта и знаний всего набора отмычек не-святых. Она словно пряталась за своим умением, бесконтрольным собирательством информации, которая вряд ли когда пригодится, не в этой унылой жизни. А поскольку застряли они здесь надолго, то, скорее всего, никогда.

– Как я выгляжу? – почти выпалила Нуит, расправляя полы длинного плаща, под которым был черный же комбинезон.

Материал его был столь плотным, упругим и текучим, напоминая латексную кожу, что облекал каждую мышцу тела Нуит, каждый изгиб и каждую выступающую косточку. К описанию ее вида следовало бы прибавить, что девушка более раздета, нежели одета. Фантазия сгибалась в немом оцепенении, поскольку все можно было додумать по тому, как черная материя, будто второй, эластичный покров, в который хотелось погрузить жадное прикосновение, обтягивала ее тело.

– Хорошо, выглядишь хорошо, – согласился Фавиан с рассеянностью того, кто думает о совершенно другом, кто чувствует нависший над шеей топор. Он чувствительно ощутил на мгновение дуновение ветерка и острие над затылком. Его чрезвычайно озаботило то, будет ли наказание символичным.

Фавиану, как и другим жнецам, была еще неизвестна та изощренность, с которой Киллар находил правильное применение талантам и страхам своих подчиненных, ведь голь на выдумку хитра. Ревизор использовал то, что посчитает нужным, выудив из сознания жнеца, – иногда для профилактики, иногда ради собственной потехи, чтобы поглядеть, на что способно воображение и изобретательность его экспериментальных образчиков.

Слабый шанс узнать, как все-таки Нуит подошла к выполнению задания, не увенчался успехом. Порой ее женская изворотливость была изворотливостью угря, не желавшего оказаться под наточенным ножом мясника, и создавала девушке почин.

Паркинг обдал не-святых сыростью замкнутого помещения и спертым воздухом, жженым ароматом дизеля. Рядом с лимузином, на котором рейд собрался выехать в ночь шабаша, Адамас выглядел, словно выутюженная, распрямленная фигура, животное иной породы, чем сверкающие боками притаившиеся железные скакуны. Из всех Фавиан сразу опознал черный лимузин как утреннего гостя, на котором приехал председатель вместе со свитой, и нахмурился.

– Джеральдина здесь?

– Кто? – спросил темный жнец. – По-твоему я подрабатываю ясновидящим?

Черная рубашка натянулась на бугрившихся мышцах широкой груди. Под закатанными рукавами на предплечьях виднелись следы ожогов, которые по приближении оказались шрамами от выведенных татуировок. Список вещей, занимавших Адамаса, был крайней узок и ограничивался его собственной персоной. В списке приоритетов жнеца Джарельдина являлся никому не нужным государством, крохотной страной третьего мира.

– Кто-то еще поедет с нами?

– Без понятия, – ответил Адамас. – Поехали. Все имеет свое начало.

[1] Знаменитая цитата Теодора Рузвельта.

_________________________________

A/N: Главу пришлось опять подождать biggrin
Прощу прощения, много времени занимает именно редакция написанного материала. Как говорил Хемингуэй: пиши пьяным, редактируй трезвым biggrin НО, на деле получается сами понимаете как, из-за размера глав, которые растут словно на дрожжах, когда есть о чем написать и о чем подумать в голове персонажей. Надеюсь, эта история по-прежнему интересна вам, как она интересна мне!
С нетерпением ожидаю ваших комментариев и отзывов на форуме (ссылка указана в источнике)!


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/304-37661-1#3477371
Категория: Свободное творчество | Добавил: orchids_soul (04.05.2018) | Автор: Янковская Виктория
Просмотров: 181 | Комментарии: 8 | Теги: четвертая третья, фантастический роман, глубокие реки текут неслышно


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 8
+1
5 terica   (07.05.2018 19:13)
Ревизор , кажется, и ни отличается ничем от властьимущих Не-святых - тот же Дом Радости и дорожки панацеи.... но он обладает непомерным честолюбием, он основательно готовится к зачистке во спасения рейда... Джеральдине готовится роль на выбывание, Нуит будет главной ученицей, Цецилия - соблазненной, по его замыслу Адамс и Фабиан справятся с основной частью работы...
Цитата Текст статьи ()
Итак, ему необходимо расшевелить, любым известным способом включить, подключить, открыто дать понять, если важно, на личном примере показать, в чем неприкосновенное удовольствие бытия избранных, не так ли? Рано или поздно они подсядут, непременно подсядут.

Киллар готов к воплощению всех своих замыслов...
Большое спасибо за невероятно- потрясающее продолжение, каждый раз поражаюсь удивительному замыслу необычной истории, так талантливо воплощающейся в слова, предложения, новые главы.
Обязательно попозже зайду на Форум.

0
6 orchids_soul   (08.05.2018 11:47)
Власть имущие любят всем распределить роли, да только будет так в действительности? Пойдет все по сценарию?
biggrin
Танечка, благодарю за прочтение и чудесный комментарий, как всегда, наполненный теплотой и любовью!

+1
2 Cheshka   (05.05.2018 18:11)
Благодарю за шикарную главу! Никогда не перестану восхищаться, потому что каждая глава ровная по силе воздействия и до ужаса интересная=)

+1
4 orchids_soul   (06.05.2018 17:20)
Натулечка, благодарю! Ты каждый раз говоришь столь приятные слова на счет этой работы, что я уже запуталась (может мне стоит так и продолжать, по главе в месяц публиковать, чтобы слаще казалось продолжение?!) - ты словно снова и снова по-новому открываешь Глубокие реки! biggrin biggrin biggrin

+1
7 Cheshka   (20.05.2018 11:24)
А можно все-таки по две главы? Не настаиваю, но ооочень хочется)))

0
8 orchids_soul   (21.05.2018 12:33)
Что бы ты понимала, я уже шестую главу редактирую biggrin

+1
1 ValenTyna   (05.05.2018 10:35)
Спасибо за долгожданную новую главу!

0
3 orchids_soul   (06.05.2018 17:18)
Работа над пятой уже кипит! wink

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями







Материалы с подобными тегами: